Статья 'Социальное конструирование туристической привлекательности российских городов.' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Социальное конструирование туристической привлекательности российских городов.

Рогач Ольга Владимировна

кандидат социологических наук

доцент, Российский государственный социальный университет

129226, Россия, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, 4, оф. 1

Rogach Olga Vladimirovna

PhD in Sociology

Senior Educator, the department of Management and Administrative Control, Russian State Social University

129226, Russia, g. Moscow, ul. Vil'gel'ma Pika, 4, of. 1

rogach16@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2019.3.30412

Дата направления статьи в редакцию:

30-07-2019


Дата публикации:

30-09-2019


Аннотация.

Предметом исследования является российский опыт социального конструирования туристической привлекательности территорий. Объектом исследования выступают практики участия местных жителей в роли конструкторов туристских дестинаций; преимущества и последствия конвертации социального капитала местного сообщества в новые рабочие места, городскую инфраструктуру, новые социальные связи и символические блага. Автором подробно рассматривается мультипликативный эффект участия местного населения в процессах формирования туристической привлекательности территории, определяются преимущества и риски инициации процесса социального конструирования. Особое внимание уделяется анализу взаимозависимых отношений местных жителей, обеспечивающих целостное позиционирование территории как привлекательной для туристов. Эмпирическая база исследования представлена следующими городами: Москва, Великий Устюг, Мышкин, поселок городского типа Джубга. Ведущим методом исследования послужил традиционный анализ документов. В целях верификации результатов исследования применялся метод наблюдения и метод анкетного онлайн-опроса на платформе-Google. Основными выводами исследования стали тезисы о мультипликативном эффекте участия местного населения в социальном конструировании (формирование и наполнение профессионально-структурной сети, развитие предпринимательства, креативных кластеров и пр.). Особым вкладом автора в исследование темы является определение необходимости конструирования главного смыслового ядра (символического статуса города), вокруг которого будут формироваться социальные взаимодействия местных жителей. Такой подход обеспечивает возможность проектирования линейки взаимосвязанных туристских продуктов/услуг, функционирующих в смысловой связке друг с другом.

Ключевые слова: туризм, туристическая привлекательность, туристская дестинация, социальное конструирование, социальное управление, местное население, местная власть, социальный капитал, город, социальные сети

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-011-00565 "Взаимодействие ключевых субъектов местных сообществ в целях повышения туристической привлекательности российских территорий: ограничения, ресурсы и технологии развития»

Abstract.

The subject of this research is the Russian experience of social construction of tourism attractiveness of the territories. The object of this research is the practices of participation of the local residents in designing tourist destinations; advantages and consequences of the conversion of social capital of the local society into job opportunities, urban infrastructure, new social relations and symbolic goods. The author meticulously examines the multiplicative effect of involvement of the local population in creating formation of tourism attractiveness of the territory; reveals the advantages and risks of initiating the process of social construction. Particular attention is given to the analysis of interdependent relations of the local citizens that ensure holistic positioning of the territory as attractive for tourists. The empirical foundation for this research includes the following cities: Moscow, Veliky Ustyug, Myshkin, and Dzhubga. The leading research method is the traditional document analysis. For verification of research results, the author applies the methods of observation and questionnaire-based online survey on the Google platform. The main conclusions consist in the theses on multiplicative effect of the involvement of local population in social construction (formation and content of the professional-structural network, development of entrepreneurship, creative clusters, etc.). The author’s main contribution into this study lies in determining the need for structuring the conceptual row (symbolic status of the city), around which would develop social interactions between the local residents. Such approach allows creating the range of interrelated tourist products or services functioning in conceptual connection with each other.

Keywords:

local government, local resident, social management, social construction, tourist destination, tourist attractiveness, tourism, social capital,, city, social networks

Введение. Современные тренды управления развитием внутреннего туризма иллюстрируют возможность социального конструирования туристической привлекательности городских и сельских поселений. Социальное конструирование будучи элементом социального управления, представляет собой инструмент воздействия на социальную реальность с целью утверждения в ней новых смыслов и значений. Доминирование идей кооперации и солидаризации способствует формированию социокультурного поля – ситуаций взаимодействия, номинированных в определенном социальном пространстве-времени, и удовлетворяющих актуальные потребности местных жителей. С этой точки зрения привлечение местного населения в качестве конструкторов туристских дестинаций обеспечивает сохранение аутентичности культурно-исторических объектов, генерирование инноваций в туристском продукте.

Анализ источников по проблеме исследования. В исследованиях современных авторов индустрия туризма рассматривается как ключевой драйвер социально-экономического развития регионов [9;20]. Поэтому вопросы формирования туристической привлекательности отдельных городов и сельских поселений остаются на сегодняшний день в числе наиболее актуальных [16; 17]. Вместе с тем в научной литературе анализ традиционных факторов формирования туристической привлекательности городов, как правило, ограничен экономическим подходом [5], узость которого особенно видна в условиях недостатка средств в местных бюджетах, отсутствия у местных чиновников возможности опираться на финансовые и инвестиционные механизмы формирования туристической привлекательности [12;18].

В сложившихся условиях отсутствия у местных властей достаточных экономических ресурсов развития туристической привлекательности территорий, возможности привлечения местных жителей к социальному конструированию туристских дестинаций приобретает особое значение [2]. Современные исследования, проведенные в развитых странах, выводят на первый план вопросы определения роли социального капитала в развитии индустрии внутреннего туризма [7]; изучение условий солидаризации и кооперации местных жителей [4], снижения взаимного отчуждения власти и общества [11]; определение специфики самоорганизации местного населения, его включения в процессы социального управления [13], активизации участия граждан в коллективных социальных практиках [19]. Среди зарубежных исследований процессов социального конструирования туристической привлекательности территорий вызывают интерес работы, посвященные изучению: отношения местных жителей к развитию туризма [14]; практикам развития у местных жителей туристического синдрома [15]; определение параметров для оценки социального капитала и совершенствования коллективных действий в туризме [21].

Методологические координаты. Эмпирической базой исследования послужили следующие города России: Москва, Великий Устюг, Мышкин, поселок городского типа Джубга. Выбор объектов исследования обусловлен необходимостью дифференцированного подхода к изучению опыта привлечения местных жителей к процессам социального конструирования туристической привлекательности территорий. Дифференциация проведена по следующим основаниям: размер городского поселения, приближенность к крупным транспортным (водным) артериям, наличие статуса курортной зоны. Автором в процессе исследования использован комплекс общенаучных методов: анализ, сравнение, обобщение, типологизация и пр. Ведущим методом исследования послужил традиционный анализ документов (научной литературы, информационных и статистических источников). В целях верификации результатов исследования применялся метод наблюдения.

Для уточнения полученных материалов исследования использовался метод анкетного опроса жителей городов из первоначальной выборки: Москва (N=65), Великий Устюг (N=27), Мышкин (N=31), поселок городского типа Джубга (N=18). Анкеты были получены путем онлайн-опроса на платформе-Google. Половозрастной состав респондентов по городам не имеет существенных расхождений и варьируется в следующих интервалах: средний возраст опрошенных в образце составил 30.15 лет с диапазоном 23-41 год. Были опрошены преимущественно жители женского пола (61.8%). Наименьшее расхождение по полу наблюдается в выборке по городу Москве (58.5% - женщин, 41.5% - мужчин). Доминирование доли женщин в выборочной совокупности может рассматриваться как ограничение данного исследования, что требует уточнения в дальнейших исследованиях поднимаемой проблематики.

Результаты исследования. Наиболее ярким примером социального конструирования туристической привлекательности территории, который получил сегодня широкую известность, является опыт города Мышкин (Ярославская область), в котором за счет активизации взаимодействий социальных акторов был осуществлен значительный прорыв в развитии индустрии внутреннего туризма. Взаимозависимость позиций местных жителей в пространстве туристской деятельности обеспечили генерализацию социального капитала местного сообщества, который был конвертирован в новые рабочие места, городскую инфраструктуру, новые социальные связи и символические блага.

Социальное конструирование туристической привлекательности города Мышкин обеспечило создание «географического мифа», который может быть интерпретирован как символическая надындивидуальная реальность, надстраиваемая над отдельными территориями и связанная с манипулированием смыслами, которые приписываются этим территориям в массовом сознании. Город Мышкин – это город-сказка, яркий пример концептуализации фольклорных персонажей (мышь) с привязкой к конкретной территории. Для развития туристической привлекательности города были задействованы такие социальные силы, как образование, литература, средства массовой информации, которые способствовали аутентификации образа «города-сказки» в глазах будущих потребителей. Под действием экономических механизмов к работе по социальному конструированию территории в качестве «туристской дестинации» стали подключаться как отдельные представители местного сообщества, так и их организованные объединения, занятые в разных формах обоснования аутентичности будущих брендов, функционирующих в смысловой связке друг с другом. Так как целевая аудитория «города-сказки» - это семьи с детьми, то линейка взаимосвязанных туристских продуктов и услуг города Мышкин включает в себя сеть инфраструктурных и досуговых объектов семейного профиля: детские и семейные кафе, культурно-развлекательные фестивали, ярмарки и пр. В результате турист «обязан» потребить весь комплекс туристских продуктов и услуг, чтобы подтвердить/охватить существующий географический миф. Таким образом, работает эффект «снежного кома».

Привлечение местных жителей в качестве конструкторов туристической привлекательности территории обеспечивает порождение палитры впечатлений, которые могут быть капитализированы в «товаре» и «услуге» для всестороннего удовлетворения потребностей туристов. Примером может служить взаимосвязь между социальными акторами, которые популяризуют туристические маршруты в городе Мышкине (рекламируют, распространяют информацию в социальных сетях и пр.), точками обслуживания туристов (гостиницы, кафе, музеи, культурно-развлекательные ярмарки/фестивали) и местными жителями, которые предлагают туристам свою повседневность как туристский продукт, отражающий аутентичность города-сказки. «Капитализация повседневности» может иллюстрироваться в изготовлении, продаже сувениров и предметов народного помысла, демонстрации традиционного уклада и быта, гостеприимном и дружелюбном отношении к туристам.

В Мышкине получили развитие такие народные промыслы, как деревообработка, гончарное производство, изготовление валенков, - все это позволило превратить мышь, а за ней и другие атрибуты русской народной сказки в товар для туристов. Реализация сувенирной продукции обеспечивает доход отдельным представителям местных сообществ или бизнес-структурам, а также приносит экономическую прибыль и распределяется между бюджетами местного и регионального уровня. Можно предположить, что улучшение социально-экономического климата также способствует привлечению инвесторов и капиталов крупных предпринимателей. Таким образом, при минимальных транзакционных издержках вокруг объекта туристического притяжения создается социокультурное поле (набор социокультурных символов, отражающих единую смысловую связку деятельности социальных акторов), которое притягивает к себе разнообразных стейкхолдеров туристского пространства.

Согласно проведенному опросу, 96.8% респондентов из города Мышкин позитивно оценивают изменения городской среды как следствие от развития внутреннего туризма. Каждый второй респондент отметил, что именно формирование внутренних туристических потоков позволило городу избежать упадка, деградации культурно-исторического потенциала. Респондентами отмечается их прямое или косвенное участие в создании/продвижении туристских продуктов или услуг: 35.5% респондентов являются предпринимателями (имеют свой ресторанный или сувенирный бизнес), 48.4% - задействованы в показе достопримечательностей Мышкина, встрече туристов, путешествующих по водной транспортной артерии, принимают участие в культурно-развлекательных ярмарках и фестивалях. Для 51.6% респондентов развитие в городе внутреннего туризма послужило причиной смены области своей профессиональной деятельности.

Согласно полученным данным, респонденты оценивают свою роль в конструировании туристической привлекательности города в таких эпитетах, как: «ключевая», «значимая», «ведущая». По мнению опрошенных, без участия местных жителей не представляется возможным обеспечить привлечение достаточного количества туристов. Об это говорит 83.8% опрошенных. В свою очередь, 16.2% респондентов полагают, что ключевая роль в социальном конструировании туристической привлекательности отведена местным властям, которые имеют необходимые ресурсы и инструменты развития индустрии туризма. Примечательно, что вне зависимости от того, кто является ведущим актором социального конструирования, его основой должны стать идеи «солидаризации», «доверия», «социального партнерства». Данное мнение поддерживают 93.5% опрошенных.

Полученные результаты также демонстрируют наличие определенных ограничений в привлечении местных жителей к социальному конструированию туристической привлекательности города. Это связано с наличием определенных опасений у жителей по поводу возможных рисков от присутствия туристов на их территории: загрязнение благоустроенных пространств, агрессивность туристов или их недружелюбное отношение (отношение к местным жителям как к обслуживающему персоналу, отношение клиент-продавец). Согласно опросу, для местных жителей моложе 30 лет не свойственно связывание своих жизненных и карьерных траекторий исключительно со сферой туризма. Для тех из них, кто не видит возможности заняться предпринимательской деятельностью, доминантное представительство туристического сектора в экономике города становится ограничением для реализации альтернативных векторов социального конструирования городского пространства. Вместе с тем исследование показало, что с привлечением местных жителей к решению вопросов развития туристической привлекательности территории, респонденты ощутили свою причастность к успеху позиционирования города как туристской дестинации, ощутили свою принадлежность к общей идее, свой вклад в формирование символической ценности города. Об этом в той или иной мере говорят все опрошенные.

Таким образом, преимуществом социального конструирования туристической привлекательности территории может рассматривается возможность формирования символической ценности места в результате социальных взаимодействий местных жителей. Так, туристическая привлекательность территории, выступая объектом социального конструирования, поддается планированию смыслового наполнения социокультурного поля, от которого в значительной степени зависит степень популяризации в местном сообществе идей солидаризации, кооперации и доверия. Рассмотрим пример города Великий Устюг (Вологодская область). Смысловым ядром, вокруг которого начали образовываться устойчивые социальные сети устюжан, стала идея «исконной русскости», которая воплотилась в производстве соответствующих туристских продуктов и услуг.

Процессы активизации и наращивания социального капитала устюжан берут начало в 90-х годах, когда происходит деформация традиционных стратегических точек роста российских территорий, а промышленность и производство в целом находятся в кризисном состоянии. При активной поддержке органов власти представители местных сообществ были включены в процессы формирования туристической привлекательности территории, взяв на себя ряд социально значимых функций. Привлечение местных жителей к социальному конструированию туристической привлекательности города Великий Устюг обеспечило диссеминацию его имиджа. В качестве набора социокультурных символов, отражающих единую смысловую связку деятельности социальных субъектов стал бренд «Великий Устюг — Родина Деда Мороза», который можно встретить в том числе и на продуктовых товарах.

Главная достопримечательность Великого Устюга — это Вотчина Деда Мороза, которая расположена в нескольких километрах от города. Такое территориальное размещение позволяет включить в социальную сеть жителей, которые заняты транспортным обслуживанием. Кроме того, данный маршрут весьма популярен у туристов, что создает возможность разместить вблизи «поселения» Деда Мороза ряд инфраструктурных объектов: гостиницы, точки питания, организации, занимающиеся показом достопримечательностей. Показ – демонстрация объектов туристического притяжения является сегодня одним из наиболее результативных механизмов формирования у туристов позитивных впечатлений, так как обеспечивает визуальное подкрепление ожиданий путешествующего человека, возможность включиться и физически, и эмоционально в процесс потребления туристского продукта/услуги. Участие местных жителей (например, гидов, экскурсоводов, таксистов) в показе достопримечательностей иллюстрирует процесс конвертации социального капитала в экономический: продажа турпутевок, билетов на экскурсионное обслуживание, развитие транспортных систем и гостиничного бизнеса за счет притока туристов. Таким образом, социальное конструирование привело к формированию и качественному наполнению профессионально-структурной сети города, в виду прогрессивного роста рабочих мест на всех этапах производства туристского продукта или услуги. Кроме того, на примере устюжан можно проследить синкретизацию образования и туризма, что связано с потребностью в подготовке квалифицированных кадров, имеющих навыки работы с туристами.

Иллюстрацией экономических последствий социального конструирования туристической привлекательности города становится расширение доли предпринимательского сектора [5]. При этом, устойчивость бизнес-сообщества обеспечивается его ориентацией на поддержание и транслирование смыслового наполнения социокультурного поля местного сообщества. Так устойчивость социальный сетей, в которые включены представители бизнес-структур подкреплены спросом туристов на изделия местных мастеров народного промысла, продукты сувенирного производства с тематическим «сказочным» колоритом. В работах А.А. Чернега приводится пример частичной переориентации ювелирного завода «Северная чернь» в Великом Устюге под потребности туристов, посещающих вотчину Деда Мороза [13]. Одним из ключевых направлений производства, обеспечивающего трансляцию социокультурных смыслов местного сообщества, является изготовление на заводе украшений, внешне напоминающих «морозные узоры». При этом можно предположить наличие взаимного влияния как социокультурного поля на потребительские предпочтения туристов, так и туристского спроса на определенные продукты и услуги, которые трансформируют символическое наполнение социокультурных полей местного сообщества.

Социальное конструирование туристической привлекательности Великого Устюга побудило и учреждения культуры адаптироваться к туристическому мейнстриму. Местные музеи приобрели более надежный статус в туристическом пространстве города, обеспечив материализацию сказочного бренда, его визуальное представление в объектах показа. Муниципальные учреждения культуры, а также городские пространства общего пользования обеспечили необходимую платформу для организации деятельности представителей местного сообщества.

Согласно проведенному исследованию, 81.5% опрошенных устюжан готовы принимать участие в социальном конструировании туристической привлекательности своего города. Для многих респондентов индустрия туризма рассматривается как возможность найти для себя рабочее место, улучшить условия и качество свой жизни (было отмечено 70.4% респондентов). Материалы исследования свидетельствуют, что 2/3 респондентов полагают необходимым привлечение местных жителей к формированию туристической привлекательности в виду их активной роли при взаимодействии с туристами на основе проектов социального партнерства, субсидирования социальных инициатив. При этом количество респондентов, разделяющих идеи солидаризации, доверия, дружелюбия при построении социальных взаимодействий между представителями местных сообществ и туристами несколько ниже, чем в Мышкине – 74.1%, что может быть связано с более тревожным отношением местных жителей к рискам развития туризма.

Муниципальные образования, имеющие выход на речные и морские побережья (например, муниципальные образования, входящие в состав Краснодарского края), изначально находятся в более благоприятном положении для развития своей туристической привлекательности. Однако для таких территорий свойственна высокая конкуренция за туриста при частом отсутствии развитого инфраструктурного профиля туристского сектора. На примере поселка городского типа Джубга, имеющего статус курортной зоны (Туапсинский район Краснодарского края), можно увидеть практику социального конструирования согласно модели sharing economy. Это экономическая модель, учитывающая сезонность туристического потока. Например, в так называемый сезон актуализируется практика сдачи жилья туристам, в том числе благоустроенных квартир местных жителей. Значимость sharing economy заключается в инициации процесса социального конструирования согласно ценностям добрососедства, эффективного использования местными жителями индивидуальных ресурсов. Благодаря такому подходу, представители местных сообществ фактически становятся микропредпринимателями.

Однако перспективность развития в курортном городе социальных взаимодействий на доминирующих идеях гостеприимства возможна только при соблюдении ряда условий: культивирования доброжелательных отношений между местными жителями; нивелирования экологических угроз от развития туристского сектора; эффективного управления местной туристской инфраструктурой [8]. В муниципальных образованиях, имеющих схожие черты с курортным поселком Джубга (малочисленность, центрирование общественной жизни вокруг индустрии туризма, однотипность предоставляемых туристских услуг, отсутствие дополнительных производственных мощностей), достаточно острая конкуренция среди местного населения, которая сопровождается как негативными эмоциями, так и практическими действиями по переманиванию туристов. Подобные практики нарушают социальные связи между соседями и проявляются в защитно-оборонительной реакции, дистанцировании от коллективных действий и целей. Кроме того, стремление туристов выйти из своего привычного мира в поиске новых впечатлений, может нарушать спокойствие местных жителей, которые опасаются посягательств на свой жизненный уклад, транспортных и экологических проблем [3].

Согласно проведенному исследованию, все опрошенные были задействованы в сфере туризма своего курортного поселка. Указанное обстоятельство определило признание респондентами высокой значимости участия местных жителей в процессах социального конструирования туристической привлекательности их территории. На это указали 88.9%. В свою очередь, 11.1% опрошенных посчитали, что не могут оказать существенное влияние на развитие внутреннего туризма, ссылаясь на доминирующую роль местных властей. В указанной доле респондентов наиболее высоко представительство жителей, которые высказывают недоверие к действиям властей, не считают эффективным участие в проектах социального партнерства или иных социальных инициативах. Для респондентов – представителей молодежного сегмента выборки, участие в практиках социального конструирования туристической привлекательности не представляется желаемой жизненной или карьерной траекторией. По их мнению, жизнь в курортных поселках не оставляет возможности для развития альтернативных секторов экономики, что во многом определят отток местных жителей с этих территорий.

Вместе с тем, зоной своего социального конструирования местные жители видят структуру взаимодействий между представителями местного сообщества, когда один из участников взаимодействия, рекламирует/привлекает туристов к другому местному жителю. Например, у кого лучше остановиться отдыхать, где лучше питаться и пр. При этом местные жители ждут в свой адрес ответного дружелюбного жеста. Несмотря на такие отношения добрососедства для 83.4% респондентов свойственна конкуренция за «обеспеченного туриста», каждый второй из них сталкивался с завистью своих соседей, нарушением договоренностей.

Справедливо заметить, что практики отчуждения не являются доминирующими среди местного сообщества. Специфика интеракции туристов и местных жителей в курортных поселках/городах России создает несколько траекторий социального конструирования: траектория солидаризации (объединение отдельных представителей местных жителей и/или бизнес-структур в целях формирования линейки взаимосвязанных туристских продуктов и услуг); траектория индефферентности (когда местные жители не готовы нести индивидуальную ответственность за развитие туристского сектора или не связывают свой жизненный сценарий с туризмом); траектория отчуждения, о которой было сказано выше. Есть основания полагать, что при активной поддержке местных властей будет преобладать возможность доминирования первой траектории социального конструирования. Это связано с тем, что развитие индустрии туризма в целом или конструирование отдельной туристической достопримечательности в частности, предполагает необходимость устойчивых взаимодействий стейкхолдеров [6].

Приведенные выше примеры, иллюстрируют возможности социального конструирования туристической привлекательности российских городов, которые находятся на водной транспортной артерии, что создает возможность обеспечения организованного туристического потока. В отличие от курортных городов и поселков другие малые и средние города России отличаются иным опытом. Потребность в визуализации (которая сегодня становится базовым модусом культуры повседневности), в тиражировании «фотографируемых мест» в социальных сетях сталкивается с объективными проблемами российской действительности. В частности, последние 30 лет инфраструктура большинства малых и средних городов России функционирует за счет эксплуатации активов, доставшихся в наследство от Советского Союза, что позволяет говорить о высокой степени износа основных фондов и, как следствие, их кризисном состоянии [10]. Многолетнее недофинансирование отрасли, отсутствие конкурентной среды и экономических стимулов обусловили доминирование типовой архитектуры и массовой застройки, что способствовало унификации российских территорий, утрате культурного разнообразия. Новые объекты туристского притяжения не вписаны в историческую застройку, зачастую находятся в значительном удалении друг от друга и от коммерциализированных общественных пространств [1]. Большинство экскурсионных маршрутов центрируется вокруг религиозных сооружений (монастыри, церкви).

В свою очередь в крупных городах России (например, Москва) приватизация публичных пространств, ограждение частной собственности и застройка исторического центра высотными домами оказывают отрицательное влияние на восприятии горожанами идей солидаризации (данные идеи разделяют только 53.8% респондентов). Согласно проведенным исследованиям, в крупных городах более высокий уровень отчуждения жителей от местных властей, недоверия к проектным инициативам органов власти, практикам социального партнерства [11]. Только 20% респондентов принимали участие в практиках социального конструирования туристической привлекательности отельных публичных пространств города. Для остальной части респондентов, ключевыми препятствиями для объединения индивидуальных ресурсов в рамках взаимодействий между социальными акторами одного местного сообщества становятся: «нехватка свободного времени» (93.4%), «нежелание присутствия туристов на их территории» (27.7%), «неверие в коммерческих успех подобных практик» (43.1%). По мнению респондентов, крупные города и Москва в частности, имеют перегруженную инфраструктуру, значительное присутствие «приезжих», которые не заинтересованы в развитии города, а скорее являются потребителями его благ. Данные опасения разделяют 92.3% респондентов. Вместе с тем, по мнению опрошенных, правильно организованные туристические потоки могут стать экономической основой развития городского пространства (50.8%), поддержки инфраструктурного профиля города (53.8%), тиражирования его культурно-исторической ценности (44.6%). Таким образом, в России пока еще не накоплен значительный опыт социального конструирования туристической привлекательности крупных городов, но все же следует отметить позитивные практики социального конструирования отдельных публичных пространств.

Конструирование публичного пространства в Москве, как правило, затрагивает различные элементы центральной части города, повышения качества городской среды: ремонт фасадов зданий, уборка и украшение улиц, благоустройство улиц, парков и площадей, открытие кофеен и магазинчиков, учитывающих нужды и потребности туристов, благоустройство зоны для проведения различных представлений, выставок, выступлений музыкантов и артистов. По мнению 64.4% респондентов, публичные пространства становятся центром притяжения индивидуальных ресурсов представителей местных сообществ; создают необходимые условия для самовыражения и коммуникаций между людьми крупных городов (49.2%). Согласно проведенному опросу, при наличии успешных примеров государственного субсидирования или грантовой поддержки местных инициатив, проектов государственно-частного и муниципально-частного партнерства в сфере туризма, 40% опрошенных согласились бы принять участие в социальном конструировании туристической привлекательности города.

При высоком уровне интеграции, представители творческих профессий образуют креативные кластеры – сообщества творчески-ориентированных микропредпринимателей, которые взаимодействуют между собой на замкнутой территории в целях производства и тиражирования культурно-духовной продукции. Креативные кластеры способствуют привлечению туристов, благодаря их встроенности в структуру экономики впечатлений, возможности предложить путешественнику туристский продукт, обладающий аутентичными чертами местной культуры и традиций. Креативные кластеры запускают новые форматы продвижения туристских продуктов и услуг, привнося в городскую среду практическое воплощение идей кооперации, солидаризации и гостеприимства. 80% опрошенных позитивно оценивают практики формирования креативных кластеров. Данные респонденты рассматривают творческие коллективы, микропредпринимателей и активных представителей местных сообществ как драйверов развития туристической привлекательности города.

Выводы. Резюмируя представленные выше положения, можно сделать заключение, что туристическая привлекательность городов выступает объектом социального конструирования. Привлечение местных жителей в качестве конструктов нового смысла и значения территории как туристской дестинации имеет мультипликативный эффект. Наблюдается синкретизация образования и туризма, формирование и наполнение профессионально-структурной сети, развитие предпринимательства, в том числе развитие народного промысла и профессиональных навыков местных мастеров, изготовление сувенирной продукции, активный рост туристской инфраструктуры, формирование творческих инициативных групп, создание благоприятного инвестиционного климата, улучшение качества городской среды. Кроме того, участие местных жителей в планировании смыслового наполнения социокультурного поля города создает устойчивый базис для социального обмена и взаимодействий между населением одной территории.

Анализ практик социального конструирования туристической привлекательности российских городов свидетельствует о необходимости определения главного ядра, вокруг которого будут формироваться социальные сети. Такой подход обеспечивает возможность проектирования линейки взаимосвязанных туристских продуктов/услуг, функционирующих в смысловой связке друг с другом, и, как следствие, формирование взаимозависимых отношений социальных субъектов, обеспечивающих целостное позиционирование территории как привлекательной для туристов.

Библиография
1.
Боровских О. Н. Особенности строительства объектов социальной инфраструктуры на современном этапе // Российское предпринимательство. 2015. Т.16. №20. С. 3559-3568. doi: 10.18334/rp.16.20.2001.
2.
Гончарова Н. А. Местное cообщество как ключевой актор туристской дестинации // Вестник Кемеровского государственного университета. 2015. № 2-7. С. 158-163.
3.
Лысикова О. В. Современные туристы и местные жители: социальные практики взаимодействия // Журнал социологии и социальной антропологии. 2011. Т. XIV. № 5 (58). С. 270-277.
4.
Медведева Н. В., Рябова Т. М., Рогач О. В., Фролова Е. В. Социальное партнерство власти и местного сообщества в России: ограничения и направления активизации сотрудничества. Москва, 2018. 130 с.
5.
Полищук Л., Меняшев Р. (2011) Экономическое значение социального капитала // Вопросы экономики. 2011. № 12. С. 46-65. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2011-12-46-65.
6.
Попов С. А., Фомина Л. Л. От теории стейкхолдеров — к реализации концепции общих ценностей // Российское предпринимательство. 2013. № 2. С. 60-65.
7.
Рогач О. В. Консолидация ресурсов местных сообществ как стратегический ориентир устойчивого развития туристической привлекательности российских территорий // Социодинамика. 2018. № 8. С. 7-14. DOI: 10.25136/2409-7144.2018.8.27052 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=27052
8.
Рогач О. В., Темирканова К. И. Ключевые проблемы и риски вовлечения местного сообщества в процессы формирования туристической привлекательности российских территорий // Сборник трудов кафедры менеджмента и административного управления. Москва, 2018. С. 160-168.
9.
Славин В. В. Туристическая привлекательность региона: понятие, содержание, основные принципы формирования // Вопросы управления. 2013. Вып. 1(22). С. 108-113.
10.
Смирнова Т. Л. Тенденции бюджетного финансирования инфраструктуры в России // Экономические отношения. 2019. Том 9. № 3. url: https://creativeconomy.ru/lib/40658
11.
Фролова Е. В. Взаимодействие населения и местной власти: проблемы и новые возможности // Социологические исследования. 2016. № 4 (384). С. 59-64.
12.
Шубаева В. Г., Бурова Н. В. Индикаторы привлекательности региона как туристской дестинации и маркетинговая стратегия ее развития // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. 2012. № 2. С. 124—128.
13.
Чернега А. А. Конвертация ресурсов в капитал в сфере туризма (на примере городов Великий Устюг и Мышкин) // Вестник РУДН. Серия: Социология. 2015. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/konvertatsiya-resursov-v-kapital-v-sfere-turizma-na-primere-gorodov-velikiy-ustyug-i-myshkin
14.
Ambro M. Attitudes of local residents towards the development of tourism in Slovenia: The case of the Primorska, Dolehjska, Gorenjska and Ljubljana regions // Anthropological Notebooks. 2008. No 14.
15.
Franklin A. The Tourist Syndrome. An Interview with Zygmunt Bauman // Tourist Studies. 2003. No 3.
16.
Maxim C. (2016) Sustainable tourism implementation in urban areas: a case study of London, Journal of Sustainable Tourism, 24:7, 971-989, DOI: 10.1080/09669582.2015.1115511
17.
Mellon V. & Bramwell B. (2016) Protected area policies and sustainable tourism: influences, relationships and co-evolution, Journal of Sustainable Tourism, 24:10, 1369-1386, DOI: 10.1080/09669582.2015.1125909
18.
Medvedeva N. V., Kabanova E. E., Rogach O. V., Ryabova T. M., Frolova E. V. Public-private partnership as a means of activating Russian tourism potential. Journal of Environmental Management and Tourism. V. 9. N. 4, p. 832-840. doi: https://doi.org/10.14505//jemt.9.4(28).17.
19.
Moon M. J. (2017) Government-driven Sharing Economy: Lessons from the Sharing City Initiative of the Seoul Metropolitan Government, Journal of Developing Societies, Vol 33, Issue 2, рр. 223 – 243 URL: https://doi.org/10.1177/0169796X17710076
20.
Quinn B. Performing tourism in Venice: local residents in focus // Annals of Tourism Research. 2007. Vol. 34. Issue 2.
21.
Rodriguez-Giron, S., & Vanneste, D. (2019). Social capital at the tourist destination level: Determining the dimensions to assess and improve collective action in tourism. Tourist Studies, 19(1), 23–42. https://doi.org/10.1177/1468797618790109
References (transliterated)
1.
Borovskikh O. N. Osobennosti stroitel'stva ob''ektov sotsial'noi infrastruktury na sovremennom etape // Rossiiskoe predprinimatel'stvo. 2015. T.16. №20. S. 3559-3568. doi: 10.18334/rp.16.20.2001.
2.
Goncharova N. A. Mestnoe coobshchestvo kak klyuchevoi aktor turistskoi destinatsii // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. № 2-7. S. 158-163.
3.
Lysikova O. V. Sovremennye turisty i mestnye zhiteli: sotsial'nye praktiki vzaimodeistviya // Zhurnal sotsiologii i sotsial'noi antropologii. 2011. T. XIV. № 5 (58). S. 270-277.
4.
Medvedeva N. V., Ryabova T. M., Rogach O. V., Frolova E. V. Sotsial'noe partnerstvo vlasti i mestnogo soobshchestva v Rossii: ogranicheniya i napravleniya aktivizatsii sotrudnichestva. Moskva, 2018. 130 s.
5.
Polishchuk L., Menyashev R. (2011) Ekonomicheskoe znachenie sotsial'nogo kapitala // Voprosy ekonomiki. 2011. № 12. S. 46-65. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2011-12-46-65.
6.
Popov S. A., Fomina L. L. Ot teorii steikkholderov — k realizatsii kontseptsii obshchikh tsennostei // Rossiiskoe predprinimatel'stvo. 2013. № 2. S. 60-65.
7.
Rogach O. V. Konsolidatsiya resursov mestnykh soobshchestv kak strategicheskii orientir ustoichivogo razvitiya turisticheskoi privlekatel'nosti rossiiskikh territorii // Sotsiodinamika. 2018. № 8. S. 7-14. DOI: 10.25136/2409-7144.2018.8.27052 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=27052
8.
Rogach O. V., Temirkanova K. I. Klyuchevye problemy i riski vovlecheniya mestnogo soobshchestva v protsessy formirovaniya turisticheskoi privlekatel'nosti rossiiskikh territorii // Sbornik trudov kafedry menedzhmenta i administrativnogo upravleniya. Moskva, 2018. S. 160-168.
9.
Slavin V. V. Turisticheskaya privlekatel'nost' regiona: ponyatie, soderzhanie, osnovnye printsipy formirovaniya // Voprosy upravleniya. 2013. Vyp. 1(22). S. 108-113.
10.
Smirnova T. L. Tendentsii byudzhetnogo finansirovaniya infrastruktury v Rossii // Ekonomicheskie otnosheniya. 2019. Tom 9. № 3. url: https://creativeconomy.ru/lib/40658
11.
Frolova E. V. Vzaimodeistvie naseleniya i mestnoi vlasti: problemy i novye vozmozhnosti // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2016. № 4 (384). S. 59-64.
12.
Shubaeva V. G., Burova N. V. Indikatory privlekatel'nosti regiona kak turistskoi destinatsii i marketingovaya strategiya ee razvitiya // Izvestiya Sankt-Peterburgskogo universiteta ekonomiki i finansov. 2012. № 2. S. 124—128.
13.
Chernega A. A. Konvertatsiya resursov v kapital v sfere turizma (na primere gorodov Velikii Ustyug i Myshkin) // Vestnik RUDN. Seriya: Sotsiologiya. 2015. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/konvertatsiya-resursov-v-kapital-v-sfere-turizma-na-primere-gorodov-velikiy-ustyug-i-myshkin
14.
Ambro M. Attitudes of local residents towards the development of tourism in Slovenia: The case of the Primorska, Dolehjska, Gorenjska and Ljubljana regions // Anthropological Notebooks. 2008. No 14.
15.
Franklin A. The Tourist Syndrome. An Interview with Zygmunt Bauman // Tourist Studies. 2003. No 3.
16.
Maxim C. (2016) Sustainable tourism implementation in urban areas: a case study of London, Journal of Sustainable Tourism, 24:7, 971-989, DOI: 10.1080/09669582.2015.1115511
17.
Mellon V. & Bramwell B. (2016) Protected area policies and sustainable tourism: influences, relationships and co-evolution, Journal of Sustainable Tourism, 24:10, 1369-1386, DOI: 10.1080/09669582.2015.1125909
18.
Medvedeva N. V., Kabanova E. E., Rogach O. V., Ryabova T. M., Frolova E. V. Public-private partnership as a means of activating Russian tourism potential. Journal of Environmental Management and Tourism. V. 9. N. 4, p. 832-840. doi: https://doi.org/10.14505//jemt.9.4(28).17.
19.
Moon M. J. (2017) Government-driven Sharing Economy: Lessons from the Sharing City Initiative of the Seoul Metropolitan Government, Journal of Developing Societies, Vol 33, Issue 2, rr. 223 – 243 URL: https://doi.org/10.1177/0169796X17710076
20.
Quinn B. Performing tourism in Venice: local residents in focus // Annals of Tourism Research. 2007. Vol. 34. Issue 2.
21.
Rodriguez-Giron, S., & Vanneste, D. (2019). Social capital at the tourist destination level: Determining the dimensions to assess and improve collective action in tourism. Tourist Studies, 19(1), 23–42. https://doi.org/10.1177/1468797618790109

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Исходя из пропагандируемой в начале XX в. теории постиндустриального общества, именно сфера услуг, понимаемая, впрочем, в широком смысле, будет одной из главенствующих на той стадии развития, которая по мнению Д. Белла обеспечит наилучшие условия для повседневной жизни человека. И хотя сегодня многочисленные исследователи – философы, социологи, политологи, экономисты – активно критикуют данные взгляды, тем не менее, очевидно, что в развитых странах мира все большее число людей перемещаются в третичный сектор. Наша страна, особенно в лице крупных городов, Москвы и Санкт-Петербурга, также наглядно показывает переход к новым экономическим моделям. Одной из важнейших ее составляющих является рост туристских практик, причем если в предыдущие десятилетия он зависел от турфирм и туроператоров, то сегодня все чаще люди предпочитают туризм полностью самодеятельный, чему благоприятствует развитие интернет-технологий. Крупнейшие культурные центры сегодня являются местом притяжения десятков тысяч людей, при этом, например, в нашей стране, помимо внешнего туризма вновь возрастает число приверженцев туризма внутреннего. Понемногу уходят те времена, когда российские граждане были знакомы больше с курортами Турции и Египта, нежели с рекреационными зонами своей страны. А между тем помимо познавательной функции для отдельных лиц внутренний туризм способен приносить существенные доходы, наполняя региональные бюджеты и способствуя реставрации объектов культурного наследия, строительства транспортной и гостиничной инфраструктуры. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является социальное конструирование туристической привлекательности российских городов. Автор ставит своей задачей показать данные процессы на примере малых, средних и крупных городов, определить основные проблемы и перспективы, выявить позитивный опыт, а также рассмотреть процессы привлечения местных жителей в качестве конструктов нового смысла. Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступают системный подход, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать процессы социальной конструирования туристической привлекательности на примере отдельных российских городов. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его разносторонность (всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований). К определенным достоинствам работы следует отнести привлечение зарубежной англоязычной литературы. В качестве еще одного положительного момента укажем на наличие краткого анализа литературы, что важно как с научной, так и с просветительской точки зрения. Из привлекаемых автором трудов выделим работы О.Н. Боровских, Н.А. Гончаровой, Е.В. Фроловой, О.В. Лысиковой, в которых рассматриваются различные аспекты формирования социальной привлекательности регионов, в целом, и туристических объектов, в частности. В целом, на наш взгляд, библиография статьи отвечает требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Стиль работы является научным, вместе с тем доступным для понимания не только специалистам, но и всем тем, кто интересуется как процессами социального развития российских регионов, в целом, так и практиками социального конструирования туристической привлекательности, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой исследования. Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней выделяются несколько разделов, в том числе введение и заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «социальное конструирование будучи элементом социального управления, представляет собой инструмент воздействия на социальную реальность с целью утверждения в ней новых смыслов и значений». Автор обосновывает выбор в качестве объектов исследования Москвы, Великого Устюга, Мышкина, а также поселка городского типа Джубга «необходимостью дифференцированного подхода к изучению опыта привлечения местных жителей к процессам социального конструирования туристической привлекательности территорий», при этом данная дифференциация проводится на основе размера городского поселения, приближенности к крупным транспортным (водным) артериям, наличия статуса курортной зоны. В работе показано, что в отличие от малых городов «в России пока еще не накоплен значительный опыт социального конструирования туристической привлекательности крупных городов, но все же следует отметить позитивные практики социального конструирования отдельных публичных пространств». Главным выводом статьи является необходимость в процессе социального конструирования «определения главного ядра, вокруг которого будут формироваться социальные сети», что приводит к «формированию взаимозависимых отношений социальных субъектов, обеспечивающих целостное позиционирование территории как привлекательной для туристов». Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в учебных курсах, так и в рамках реализации стратегий социального конструирования туристической привлекательности российских городов. В то же время к статье есть замечания: 1) Желательно обратившись к методу опроса показать мнение местных жителей рассматриваемых городов по основным вопросам исследования. 2) Следует вычитать текст, устранив отдельные опечатки. Так, у автора значится: «Малые и средние города России отличаются ином опытом» и т.д. 3) Говоря о том, что малые и средние города России обладают иным опытом социального конструирования туристической привлекательности российских городов, в отличие от тех, которые находятся на водной транспортной артерии, автор забывает, что курортные города и поселки сами относятся к категории небольших. Здесь следует переформулировать фразу, указав «другие малые города», «в отличие от курортных городов и поселков» и т.д. 4) В библиографии следует скорректировать отображение сносок 7 и 8. При условии исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Урбанистика».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Автор представил оригинальную статью в журнал «Урбанистика»; в ней он ставит вопрос об исследовании социального конструирования туристической привлекательности российских городов. Следует признать, что данный вопрос актуален для междисциплинарного исследования, может быть интересным для исследователей, разрабатывающих в том или ином аспекте обозначенную проблематику. В то же время в той постановке проблемы, которая обозначена в названии представленного на рецензирование материала, важное значение должны иметь результаты эмпирического исследования, поскольку именно они позволяют верифицировать «социальное конструирование». Между тем характеризуя постановку проблемы, автор статьи полагает, что привлечение местного населения в качестве конструкторов туристских дестинаций обеспечивает сохранение аутентичности культурно-исторических объектов, генерирование инноваций в туристском продукте. Как определено в статье, эмпирической базой исследования послужили следующие города России: Москва, Великий Устюг, Мышкин, поселок городского типа Джубга. Выбор объектов исследования обусловлен необходимостью дифференцированного подхода к изучению опыта привлечения местных жителей к процессам социального конструирования туристической привлекательности территорий. Дифференциация проведена по следующим основаниям: размер городского поселения, приближенность к крупным транспортным (водным) артериям, наличие статуса курортной зоны. Автором в процессе исследования использован комплекс общенаучных методов: анализ, сравнение, обобщение, типологизация и пр. Ведущим методом исследования послужил традиционный анализ документов (научной литературы, информационных и статистических источников). В целях верификации результатов исследования применялся метод наблюдения. Важное место в работе занимает анализ эмпирических данных, который позволил автору статьи придти к выводу, согласно которому наиболее ярким примером социального конструирования туристической привлекательности территории, который получил сегодня широкую известность, является опыт города Мышкин (Ярославская область), в котором за счет активизации взаимодействий социальных акторов был осуществлен значительный прорыв в развитии индустрии внутреннего туризма. Взаимозависимость позиций местных жителей в пространстве туристской деятельности обеспечили генерализацию социального капитала местного сообщества, который был конвертирован в новые рабочие места, городскую инфраструктуру, новые социальные связи и символические блага. Итак, автором были получены данные, позволившие утверждать, что социальное конструирование туристической привлекательности города Мышкин обеспечило создание «географического мифа», который может быть интерпретирован как символическая надындивидуальная реальность, надстраиваемая над отдельными территориями и связанная с манипулированием смыслами, которые приписываются этим территориям в массовом сознании. Как утверждается в статье, город Мышкин – это город-сказка, яркий пример концептуализации фольклорных персонажей (мышь) с привязкой к конкретной территории. Для развития туристической привлекательности города были задействованы такие социальные силы, как образование, литература, средства массовой информации, которые способствовали аутентификации образа «города-сказки» в глазах будущих потребителей. Таким образом, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи? 1. Проведенное исследование показало, что туристическая привлекательность городов выступает объектом социального конструирования. Привлечение местных жителей в качестве конструктов нового смысла и значения территории как туристской дестинации имеет мультипликативный эффект. Наблюдается синкретизация образования и туризма, формирование и наполнение профессионально-структурной сети, развитие предпринимательства, в том числе развитие народного промысла и профессиональных навыков местных мастеров, изготовление сувенирной продукции, активный рост туристской инфраструктуры, формирование творческих инициативных групп, создание благоприятного инвестиционного климата, улучшение качества городской среды. 2. Было установлено, что анализ практик социального конструирования туристической привлекательности российских городов свидетельствует о необходимости определения главного ядра, вокруг которого будут формироваться социальные сети. Такой подход обеспечивает возможность проектирования линейки взаимосвязанных туристских продуктов/услуг, функционирующих в смысловой связке друг с другом, и, как следствие, формирование взаимозависимых отношений социальных субъектов, обеспечивающих целостное позиционирование территории как привлекательной для туристов. Как видим, автор в целом был близок к получению заметных научных результатов, позволивших обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы. Достоинством работы является не только достаточная теоретическая проработка обозначенной темы, но и опора на полученные результаты эмпирического исследования, что позволяет их верифицировать. Таким образом, представленная работа отвечает принципу научности и содержит все атрибуты научно-исследовательской работы. Выводы, сформулированные в статье, согласуются с логикой научного поиска, отвечают цели и задачам исследования, не вызывают сомнений и не имеют очевидных противоречий. Список литературы позволил автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике и обозначить свой независимый и подкрепленный исследовательскими позициями авторский взгляд на обозначенную проблему. Имеются ссылки на 21 источник. В связи с указанным выше полагаю, что рецензируемая статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"