по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Геронтологическая специфика цветовых предпочтений, связанных с выбором цвета фасада жилого дома
Грибер Юлия Александровна

доктор культурологии

профессор, Смоленский государственный университет

214000, Россия, Смоленская область, г. Смоленск, ул. Пржевальского, 4

Griber Yulia Alexandrovna

Doctor of Cultural Studies

professor of the Department of Social Studies and Philosophy at Smolensk State University

214000, Russia, Smolenskaya oblast', g. Smolensk, ul. Przheval'skogo, 4

y.griber@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Самойлова Татьяна Аркадьевна

кандидат технических наук

доцент, кафедра информатики, Смоленский государственный университет

214000, Россия, г. Смоленск, ул. Пржевальского, 4

Samoylova Tatyana Arkadyevna

PhD in Technical Science

Docent, the department of Informatics, Smolensk State University

214000, Russia, g. Smolensk, ul. Przheval'skogo, 4

tatsamoilova24@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Объектом исследования являются цветовые предпочтения – субъективные и коллективные цветовые симпатии, выражающиеся в определенном ранжировании основных цветов и их оттенков. Цель статьи заключается в том, чтобы (1) изучить механизмы связанных цветовых предпочтений пожилых людей в ситуации, когда цвет рассматривается как часть фасада жилого дома, (2) определить степень влияния на их решения колористики существующих построек и (3) сравнить абстрактные и связанные цветовые выборы пожилых людей с цветовыми предпочтениями людей более молодого возраста. Метод исследования – эксперимент, в котором приняли участие 20 пожилых людей в возрасте от 61 до 72 лет (средний возраст 64,95; 6 мужчин, 14 женщин). Основной вывод проведенного исследования заключается в том, что механизм цветовых выборов пожилых людей принципиально отличается от поведения более молодых участников эксперимента. Абстрактные цветовые предпочтения в разных возрастных группах заметно различаются по тону. В связанных выборах пожилых респондентов преобладают умеренные и светлые оттенки. Холодные оттенки выбираются более часто, чем теплые. В отличие от более молодых участников эксперимента, цветовые решения пожилых людей не согласуются с группой оттенков стимулов.

Ключевые слова: цвет, цветовые предпочтения, абстрактные цветовые предпочтения, связанные цветовые предпочтения, пожилые люди, геронтологическая специфика, колористика, цвет архитектурного фасада, выбор цвета, цветовой дизайн среды

DOI:

10.7256/2310-8673.2018.3.28178

Дата направления в редакцию:

28-11-2018


Дата рецензирования:

28-11-2018


Дата публикации:

28-11-2018


Публикация подготовлена в рамках поддержанного РФФИ научного проекта № 18-411-670002 «Социокультурная специфика цветовой коммуникации в пожилом и старческом возрасте».

Abstract.

The object of this research is the color preferences – subjective and collective color affinities that are expressed in certain arrangement of the basic colors and their hues. The goal of this work lies in examining the mechanisms of the matching color preferences of the senior citizens in situation when the color is viewed as part of the facade of residential building; determining the degree of impact of coloristics of the existing buildings upon their solutions; comparing the abstract and matching color choices of senior citizens with the color preferences of younger people. The experiment involved 20 senior citizens in the age between 61 and 72 (average age 64.95; 6 males and 14 females). The main conclusion of the conducted research lies in the statement that the mechanism of color choice among senior citizens differs drastically from the preferences of younger participants of the experiment. The abstract color preferences in various age groups significantly vary in tone. In the matching choices of senior respondents prevail the soft and light shades. Cold colors are selected more often than warm. Unlike younger participants of the experiment, color solutions of senior citizens do not accord with the shade groups of stimuli.

Keywords:

gerontological peculiarities, elderly, object color preferences, abstract color preferences, color preferences, color, coloristic, color of architectural facade, color choice, environmental color design

Введение

Изучение влияния цвета на физиологические и психические процессы человека и исследование цветовых предпочтений – субъективных или коллективных цветовых симпатий, выражающихся в определенном ранжировании основных цветов и их оттенков – представляют собой важные и актуальные темы социологии города и психологии восприятия.

В современной литературе принято различать абстрактные цветовые предпочтения (в этом случае речь идет о предпочтении цветных образцов) и связанные цветовые выборы (когда цвет рассматривается как часть какого-то объекта – архитектурного фасада, предмета интерьера, одежды) (см. подробнее: [1]).

Повседневный опыт и проведенные исследования убеждают в том, что связанные с объектами цветовые предпочтения будут различаться в зависимости от типа объекта и, как правило, не будут совпадать с абстрактным любимым цветом: предпочтительный цвет машины будет одним (здесь наиболее популярными являются темные цвета [2, 3]), а ковра или предметов мебели – совершенно другим [4]. Достаточно непопулярный в абстрактных выборах коричневый цвет часто указывается в качестве предпочтительного для ковровых покрытий или мягкой мебели [2, c. 423-425]. И наоборот, довольно популярный при оценке цветовых образцов насыщенный красный крайне редко выбирается для мебели, что скорее всего объясняется тем, что этот цвет по-другому воспринимается и оценивается на площади с большими размерами [4, c. 393-411].

Таким образом, для каждого из типов объектов участники выбирают «уместные» цвета, набор которых для разных объектов существенно различается как по количеству, так и по качеству возможных вариантов.

Наиболее ощутимо существующие обычаи и культурно-обусловленная «уместность» влияют на цветовые предпочтения при оформлении городских объектов, размещенных в открытом пространстве. Здесь гораздо большее значение имеют уже не цветовые предпочтения сами по себе, а отношения между окрашенным фасадом здания и окружающими постройками [5].

Вместе с тем анализ современного состояния исследований в области социологии и психологии цвета показывает, что в подавляющем большинстве существующих на сегодняшний день работ цветовые предпочтения и цветовосприятие традиционно изучаются применительно к несвязанным с предметами цветовым образцам (см., напр.: [6-8]. При этом даже в таком ключе геронтологические особенности цветовосприятия людей старшего возраста затрагиваются лишь в компаративных исследованиях и встречаются крайне редко (см., напр.: [9]). Анализ специфики связанных цветовых выборов у людей пожилого возраста до сих пор отсутствует.

Цель статьи заключается в том, чтобы (1) изучить механизмы связанных цветовых предпочтений пожилых людей в ситуации, когда цвет рассматривается как часть фасада жилого дома, (2) определить степень влияния на их решения колористики существующих построек и (3) сравнить абстрактные и связанные цветовые выборы пожилых людей с цветовыми предпочтениями людей более молодого возраста.

Материал и методы

Палитра эксперимента

Исследование проводилось методом эксперимента, инструментарий которого был апробировал в 2010-2011 годах в ходе кросс-культурного исследования в Японии (N=21) [10] и России (N=21) [11, 12].

Цветовая палитра эксперимента была разработана на основе системы PCCS (Practical Color Coordinate System), предложенной Japan Color Research Institute в 1964 году. Стандартный цветовой круг системы PCCS разделен на 24 тона (рис. 1 слева ). Оттенки объединены в 17 групп (рис. 1 справа ), которые различаются светлотой (вертикальная ось) и насыщенностью (горизонтальная ось).

Рис. 1. Цветовой круг (слева)

и группы оттенков (справа) системы PCCS

В палитру эксперимента были включены 96 оттенков: по 12 тонов (вертикальный ряд) из восьми групп (горизонтальный ряд) (табл. 1 ). Тон и группа каждого оттенка кодировались с помощью традиционных обозначений системы PCCS (табл. 2 ). Такая структура инструментария позволила проанализировать полученные данные сразу в нескольких направлениях, группируя оттенки по тону, светлоте и насыщенности.

Таблица 1

Координаты цветовых стимулов эксперимента в системе CIEL * a * b *

b

dp

lt

m

dk

p

mg

dkg

2:R

L*:63.4

a*:52.4

b*:28.5

L*:39.5

a*:50.7

b*:22.4

L*:72.2

a*:35.6

b*:17.4

L*:55.55

a*:29.6

b*:14.25

L*:27.0

a*:24.7

b*:7.4

L*:82.4

a*:14.3

b*:7.9

L*:57.4

a*:8.35

b*:4.2

L*:21.2

a*:7.8

b*:2.7

4:rO

L*:66.7

a*:47.9

b*:45.6

L*:44.8

a*:44.1

b*:40.6

L*:76.3

a*:30.2

b*:27.5

L*:60.5

a*:27.7

b*:24.95

L*:32.3

a*:28.4

b*:22.2

L*:82.7

a*:13.2

b*:12.4

L*:57.7

a*:8.55

b*:6.5

L*:21.5

a*:7.1

b*:4.5

6:yO

L*:77.9

a*:24.6

b*:69.0

L*:54.2

a*:27.1

b*:57.2

L*:82.2

a*:19.6

b*:46.8

L*:65.45

a*:16.7

b*:35.35

L*:37.1

a*:15.1

b*:29.7

L*:88.1

a*:7.9

b*:20.9

L*:62.2

a*:5.05

b*:10.6

L*:26.2

a*:5.0

b*:7.6

8:Y

L*:86.7

a*:5.1

b*:75.0

L*:62.2

a*:3.8

b*:70.4

L*:86.8

a*:1.4

b*:52.8

L*:71.25

a*:2.2

b*:43.2

L*:44.2

a*:3.9

b*:36.3

L*:92.2

a*:0.2

b*:27.0

L*:62.75

a*:0.55

b*:13.9

L*:25.8

a*:0.5

b*:9.2

10:YG

L*:77.1

a*:-18.8

b*:64.8

L*:51.4

a*:-15.2

b*:53.5

L*:82.0

a*:-14.2

b*:45.4

L*:63.85

a*:-10.6

b*:34.45

L*:38.0

a*:-8.1

b*:28.4

L*:87.6

a*:-8.8

b*:22.8

L*:61.7

a*:-6.15

b*:13.15

L*:25.8

a*:-2.7

b*:7.4

12:G

L*:66.0

a*:-45.5

b*:18.5

L*:42.3

a*:-41.1

b*:15.5

L*:76.5

a*:-35.3

b*:16.3

L*:59.1

a*:-26.05

b*10.35

L*:30.0

a*:-19.9

b*:6.2

L*:83.2

a*:-18.8

b*:9.9

L*:57.45

a*:-10.0

b*:4.75

L*:22.6

a*:-4.9

b*:2.0

14:BG

L*:61.3

a*:-44.7

b*:-7.1

L*:37.3

a*:-37.8

b*:-10.0

L*:70.7

a*:-30.8

b*:-3.1

L*:54.8

a*:-26.0

b*:-5.45

L*:27.5

a*:-17.7

b*:-5.9

L*:81.2

a*:-18.5

b*:-0.4

L*:57.25

a*:-11.15

b*:-1.55

L*:23.0

a*:-5.2

b*:0.0

16:gB

L*:56.9

a*:-29.9

b*:-28.6

L*:32.3

a*:-26.4

b*:-27.7

L*:66.3

a*:-26.1

b*:-19.5

L*:48.35

a*:-18.0

b*:-16,2

L*:24.9

a*:-14.5

b*:-15.6

L*:80.2

a*:-12.8

b*:-6.1

L*:56.4

a*:-8.1

b*:-5.85

L*:20.4

a*:-3.5

b*:-3.8

18:B

L*:52.2

a*:-13.7

b*:-38.0

L*:27.2

a*:-7.0

b*:-37.7

L*:61.3

a*:-11.6

b*:-28.2

L*:43.9

a*:-6.05

b*:-20.25

L*:23.2

a*:-4.3

b*:-20.4

L*:78.1

a*:-6.0

b*:-9.1

L*:52.2

a*:-2.05

b*:-6.75

L*:18.4

a*:-1.2

b*:-4.9

20:V

L*:53.4

a*:10.5

b*:-34.7

L*:26.9

a*:15.0

b*:-33.7

L*:62.5

a*:5.4

b*:-24.3

L*:43.75

a*:66.65

b*:-21.5

L*:20.9

a*:6.1

b*:-17.6

L*:76.3

a*:1.6

b*:-8.5

L*:52.1

a*:1.25

b*:-7.8

L*:16.2

a*:3.1

b*:-5.7

22:P

L*:52.0

a*:31.6

b*:-23.44

L*:25.5

a*:31.3

b*:-23.2

L*:63.5

a*:51.0

b*:-11.9

L*:43.95

a*:17.95

b*:-12.75

L*:20.1

a*:16.6

b*:-11.2

L*:77.4

a*:7.7

b*:-4.4

L*:53.05

a*:5.85

b*:-4.75

L*:16.7

a*:6.6

b*:-5.1

24:RP

L*:59.5

a*:-43.4

b*:4.4

L*:31.4

a*:45.4

b*:-0.6

L*:69.2

a*:31.1

b*:2.3

L*:49.1

a*:27.45

b*:0.7

L*:16.6

a*:23.0

b*:0.9

L*:81.2

a*:10.1

b*:1.7

L*:56.45

a*:7.8

b*:-0.2

L*:21.5

a*:8.0

b*:0.4

Таблица 2

Условные обозначения оттенков

Экспериментальные образцы

Экспериментальные образцы были созданы в редакторе Adobe GoLive 9.0 (см. подробнее: [10-12]) и представляли собой фасады трех расположенных рядом домов. Здания слева и справа выполняли функцию контекста, их цвет задавался компьютером. Дом в центре был не окрашен, его цвет респондент должен был выбрать в расположенной ниже палитре с помощью курсора.

Пары окрашенных домов в каждом из 120 экспериментальных образцов подбирались из одной группы оттенков (b, dp, lt, m, dk, p, mg или dkg). Для каждой группы было создано 15 различных цветовых комбинаций.

Процедура эксперимента

Цветовые предпочтения испытуемых оценивались в доэкспериментальной и экспериментальной ситуациях.

До объяснения задач и процедуры эксперимента участников просили найти среди 96 образцов палитры свои любимые цвета и указать в бланке ответа их номера.

После этого участникам объясняли правила эксперимента, и на мониторе компьютера моделировалась ситуация выбора цвета постройки. Участник видел фасады трех расположенных рядом домов, два из которых уже были окрашены. Сначала ему предлагалось кратко одним или несколькими словами охарактеризовать цветовой пейзаж. Затем он мог выбрать цвет, наведя на него курсор в палитре. Дом окрашивался, и участнику предлагалось оценить сделанный выбор с помощью биполярных семизначных шкал семантического дифференциала (от –3 до +3), в которых качества были заданы вербальными антонимами. Каждый цветовой выбор участники оценивали по пяти признакам:

(1) согласованность с цветом соседних построек;

(2) соответствие получившегося образа представлению;

(3) удовлетворенность сделанным выбором;

(4) сложность выбора;

(5) гармоничность полученного цветового образа.

Цветовые стимулы предъявлялись участникам в случайном порядке. За время исследования каждый участник оценивал все 120 экспериментальных образцов.

Продолжительность эксперимента с одним респондентом составляла от 5 до 12 часов. Компьютерная программа, которая использовалась при проведении исследования, позволяла в любой момент остановить эксперимент и продолжить его в другое время.

Участники

В эксперименте приняли участие 20 пожилых людей в возрасте от 61 до 72 лет (средний возраст 64,95; 6 мужчин, 14 женщин), от которых было получено 2400 валидных цветовых решений.

Эксперимент проводился с каждым участником отдельно, в соответствии с основными биоэтическими правилами на добровольной основе в помещениях Смоленского государственного университета (социологической лаборатории, научно-образовательном центре «ColorLab», Институте третьего возраста), в геронтологическом центре «Вишенки», а также дома у испытуемых.

Для проверки цветового зрения участников использовались цветовые таблицы Е.Б. Рабкина [13].

Экспериментальные образцы предъявлялись в условиях дневного освещения или при лампах дневного света на стационарных компьютерах, ноутбуках и планшетах с диагональю не менее 9.7 дюймов.

Методика обработки данных

Полученные результаты анализировались с применением компьютерных программ и описательной статистики.

Анализ вербальных обозначений, которые участники эксперимента использовали для характеристики пейзажа, проводился с помощью индекса когнитивной значимости.Формулу для расчета этого показателя предложил У. Сутроп [14, c. 263-276], объединив в ней сразу несколько более традиционных для психолингвистического анализа индикаторов (см., напр.: [15-18]):

CSI(i ) = ni / N / mri ,

гдеi обозначает определенное значение;

ni – количество участников эксперимента, которые назвали значение i;

N – общее число участников;

mri – средний ранг значения у ni участников.

Индекс когнитивной значимости удобен тем, что позволяет соединить и проанализировать вместе сразу два источника информации [19]:

(1) относительное число участников, которые указали данное значение, (ni / N);

(2) место, на которое они поставили это значение в своем списке (ранг значения).

Наличие, сила и статистическая значимость линейной связи между показателями оценивались с помощью коэффициента корреляции Пирсона Rxy. Математическая обработка результатов проводилась с использованием программного пакета SPSS 21.0.

Матрица нагрузки шкал по выделенным факторам рассчитывалась для каждой из восьми групп оттенков по пяти признакам.

Качественная характеристика силы корреляционной связи между показателями определялась с помощью таблицы Чеддока: связь со значением >0.7 оценивалась как высокая; от 0.5 до 0.7 – как заметная, от 0.3 до 0.5 – как умеренная, от 0.1 до 0.3 – как слабая.

Результаты исследования

Абстрактные цветовые предпочтения

На основе данных, полученных в доэкспериментальной ситуации, оценивались абстрактные цветовые предпочтения пожилых людей.

Почти половина участников эксперимента (47%) выбрали любимые цвета в группе ярких оттенков (b). Четверть респондентов (25%) указали в качестве любимых один или несколько светлых тонов (lt).

Наиболее популярными оказались яркие оттенки красно-фиолетового (b-RP), зеленовато-синего (b-gB), фиолетового (b-P), желто-зеленого (b-YG), желтого (b-Y), глубокий зеленый (dp-G), а также светлые оттенки желтого (lt-Y), зеленого (lt-G) и красного тонов (p-RP, lt-rO, lt-R) (рис. 2 ).

Рис. 2. Наиболее популярные любимые цвета участников

Связанные цветовые предпочтения

Связанные цветовые предпочтения пожилых участников эксперимента значительно отличались от абстрактных. Чаще всего они выбирали для фасада оттенки холодной части спектра – зеленые (G, YG), синие (B) и фиолетовые (V, P, RP). Наиболее часто встречались зеленые оттенки различной светлоты (lt-G; m-G; dk-G), светлые фиолетовые оттенки (p-P; lt-V; lt-P), умеренные красно-фиолетовый (m-RP), желто-зеленый (m-YG), желтый (m-Y) и синий (m-Y) тона (рис. 3 ).

Мы зафиксировали выраженные отличия в предпочтении различных групп оттенков. Наиболее популярными оказались умеренные (m=26%), светлые (lt=23%), бледные (р=17%) и темные тона (dk=12%).

Рис. 3. Связанные цветовые предпочтения

Предпочтение умеренных (m) и светлых (lt) оттенков сохранялось даже несмотря на визуальное «давление» соседних построек, окрашенных в яркие (b), умеренно-серые (mg), бледные (р) тона (рис. 4 ). Темные (dk), темно-серые (dkg) и глубокие (dp) оттенки, в основном, провоцировали выбор умеренных (m) тонов. В контексте, заданном светлыми (lt) фасадами, заметно возрастало количество выборов бледных оттенков (p), которые, скорее всего, использовались в качестве цветовых «синонимов» светлых.

Рис. 4. Корреляции цветовых выборов с хроматическими характеристиками стимулов

Шкалы семантического дифференциала

Анализ распределений средних баллов по каждой биполярной шкале показал, что, выбирая цвет, пожилые люди во всех группах стимулов учитывали, как окрашены соседние постройки (коробчатый график, визуализирующий распределение ответов на вопрос о мотивах выбора, практически полностью расположен в отрицательной части системы координат) (рис. 5 ).

Рис. 5. Распределение средних баллов по биполярным шкалам оценки согласованности с контекстом

Участники эксперимента отметили, что картинка, которую они представляли себе, выбирая цвет среднего фасада, во всех группах оттенков достаточно точно совпала с той, что получилась потом на экране (рис. 6, черный график справа ). В большинстве случаев они остались довольны сделанным выбором (рис. 6, оранжевый график справа ), однако по-разному оценили гармоничность получившегося цветового оформления улицы (рис. 6, серый график справа ). Наиболее гармоничными участникам показались цветовые выборы для образцов с постройками в светлых (lt) и бледных тонах (p). Как наименее гармоничные они оценили выборы для образцов с заданным ярким (b) контекстом.

Сложнее всего пожилым участникам эксперимента оказалось выбрать цвет для дома, соседствующего с постройками, окрашенными в цвета с низкой насыщенностью – темные (dk), бледные (р), умеренно-серые (mg), темно-серые (dkg) (рис. 6, красный график справа ).

Рис. 6. Распределение средних баллов по биполярным шкалам оценки соответствия представлению, удовлетворенности, сложности выбора и гармоничности

Корреляция между показателями

Для всех групп оттенков зафиксирована позитивная корреляция между соответствием представлению (2) и удовлетворенностью сделанным выбором (3) (0,2 ≤ R ≤ 0,81, n=300, p<0.0001 все тона), между сложностью выбора (4) и гармоничностью (5) (0,52 ≤ R ≤ 0,79, n=300, p<0.0001 все тона). Для оттенков с высокой и средней насыщенностью (b, dp, lt, m, dk) установлена статистически значимая отрицательная корреляция между согласованностью с цветом соседних построек (1) и гармоничностью (5) (-0,84 ≤ R ≤ -0,35, n=300, p<0.0001) (табл. 3 ; теснота связи обозначена различными градациями серого).

Таблица 3

Статистическая значимость связи между показателями

Психолингвистический анализ вербальных обозначений

Индекс когнитивной значимости позволил ранжировать названные участниками характеристики каждого из типов цветовых сочетаний.Индекс был рассчитан для каждой из характеристик. После этого значения были расположены в порядке убывания и представлены на графике (рис. 7 ).

Рис. 7. Вербальные характеристики различных групп оттенков

Чаще всего участники эксперимента характеризовали изображение, используя различные вербальные обозначения насыщенности и яркости (яркий, светлый , темный ). Достаточно часто встречались также эмоциональные (нежный ), эстетические (ужасный , красивый ) и даже социальные характеристики (пафосный, вызывающий ).

Положительно пожилые участники эксперимента охарактеризовали только две группы фасадов – светлые (lt) и умеренные (m). По их мнению, светлые фасады выглядели ярко, современно, естественно и нежно. Фасады в умеренных тонах показались им современными, естественными, яркими и необычными.

Характеристики цветовых образов в остальных группах стимулов имели выраженную отрицательную коннотацию: яркие оттенки фасадов (b) участники назвали неестественными и аляпистыми, глубокие (dp) – неестественными и негармоничными, бледные (р) – старомодными и блеклыми, умеренно-серые (mg) – старомодными, мрачными и тусклыми, темно-серые (dk) – мрачными, темно-серые (dkg) – мрачными, старомодными, жуткими, унылыми.

Интересно, что пять из восьми групп фасадов (яркие (b), глубокие (dp), светлые (lt), умеренные (m) и темные (dk)) пожилые участники оценили как современные. Все эти группы включали оттенки со средней и высокой насыщенностью (рис. 1 справа ). Три группы оттенков с низкой насыщенностью (бледные (p), умеренно-серые (mg) и темно-серые (dkg)) участники, наоборот, назвали старомодными.

Обсуждение и выводы

В целом проведенный анализ показал, что механизм цветовых выборов пожилых людей принципиально отличается от поведения более молодых участников эксперимента [11, 12].

Во-первых , в обеих возрастных группах эксперимент подтвердил существенные различия между абстрактными и связанными цветовыми выборами. Называя свои любимые цвета, и пожилые, и более молодые участники эксперимента чаще всего выбирали их из группы ярких (b) или светлых оттенков (lt). Однако абстрактные цветовые предпочтения в разных возрастных группах заметно различались по тону. Наиболее предпочтительными тонами пожилых участников эксперимента оказались красно-фиолетовый (24:RP), зеленый (12:G) и зеленовато-синий (16:gB). Среди абстрактных предпочтений более молодых участников доминировали фиолетовый (22:P) и синий (18:B) [11, c. 278].

Во-вторых , в отличие от более молодых участников эксперимента, цветовые решения пожилых людей не были согласованы с группой оттенков стимулов. В то время, как в целом по выборке почти в трети случаев (31,6 %) [11, c. 279] более молодые участники выбирали оттенок для фасада, который они должны были окрасить, из той же группы, что и стимулы, пожилые люди, не давали реакции на такое воздействие. По всей видимости, они просто не замечали, что оттенки соседних домов совпадают по одной из своих характеристик. В частности, на это указывает анализ самооценок совершенных выборов по шкалам семантического дифференциала (рис. 5 ).

В-третьих, в связанных выборах пожилых респондентов заметно преобладали умеренные и светлые оттенки, предпочтение которых сохранялось даже несмотря на визуальное «давление» соседних построек, окрашенных в оттенки из других групп (рис. 4 ). Эти же две группы фасадов пожилые участники эксперимента охарактеризовали положительно вербально (рис. 7 ). По их мнению, светлые, умеренные и некоторые другие оттенки со средней и высокой насыщенностью являются современными, в то время как оттенки с низкой насыщенностью они, наоборот, назвали старомодными. Такое противопоставление, по всей видимости, указывает на то, что у пожилых людей само по себе наличие цвета в жилой архитектуре ассоциируется с новым, прогрессивным этапом в развитии городской колористики, а светлые и умеренные оттенки формируют наиболее комфортную для них цветовую среду.

В-четвертых , мы зафиксировали гораздо более выраженное преобладание холодных оттенков по сравнению с теплыми среди связанных выборов пожилых участников эксперимента. Отмеченный «перекос» согласуется с недавними выводами Э. Гибсона и его коллег [20], которые считают, что холодные и теплые оттенки выполняют принципиально различные функции в процессе визуального восприятия окружающего пространства. Холодные оттенки, в основном, образуют фон. Теплые – формируют визуальные акценты.

Исходя из этого, холодные оттенки (оттенки фона), которые в нашем исследовании пожилые люди чаще других выбирали для окраски фасада, скорее всего, помогали им реализовать особую функцию: они не только и не столько помогали «вписать» дом, который окрашивали участника эксперимента, в существующий антропогенный контекст, заданный колористикой соседних домов (как это делали более молодые участники эксперимента), сколько использовались для «адаптации» постройки в более широком контексте – окружающей природной среде.

Библиография
1.
Грибер Ю.А. Теория цветового проектирования городского пространства. М.: Согласие, 2017. 178 c.
2.
Holmes C.B, Buchanan J.A. Color preference as a function of the object described // Bulletin of the Psychonomic Society. 1984. No. 22. P. 423-425.
3.
Saito T. Latent spaces of color preference with and without a context: Using the shape of an automobile as the context // Color Research and Application. 1983. No. 8. P 101-113.
4.
Schloss K.B., Strauss E.D., Palmer St.E. Object Color Preferences // Color Research and Application. 2013. No. 38 (6). P. 393-411.
5.
Janssens J. Facade colors, not just a matter of personal taste: A psychological account preferences for exterior building colors // Nordic Journal of Architectural Research. 2001. No. 14. P. 17-21 & 34.
6.
Eysenck H.J. A critical and experimental study of color preference // American Journal of Psychology. 1941. No. 54. P. 385-391.
7.
Palmer S.E., Schloss K.B. An ecological valence theory of human color preference // Proceedings of the National Academy of Science. 2010. No. 107. P. 8877-8882.
8.
Venn A., Schmitmeier H., Venn-Rosky J. Farben der Gesundheit. Das Planungshandbuch für Gestalter im Gesundheitswesen. München: Callwey, 2011. 384 S.
9.
Dittmar M. Changing colour preferences with ageing: a comparative study on younger and older native Germans aged 19–90 years // Gerontology. 2001. No. 47 (4). P. 219-226.
10.
Yoshizawa Y., Hibino H., Koyama S. Color Selection of Architectural Facade Taking into Consideration Surrounding Environment in Japan // IASDR Proceeding, 2007. URL: https://www.sd.polyu.edu.hk/iasdr/proceeding/papers/Color%20Selection%20of%20Architectural%20Facade%20Taking%20into%20Consideration%20Surrounding.pdf (дата обращения: 28.11.2018).
11.
Грибер Ю., Йошизава Й. Доминанты цветовых выборов в городском пространстве (опыт экспериментального исследования) // Известия Смоленского государственного университета. 2011. № 1 (13). С. 270-283.
12.
Грибер Ю.А., Йошизава Й. Компаративный анализ цветовых предпочтений в городских пространствах России и Японии // Известия Смоленского государственного университета. 2011. № 2 (14). С. 362-372.
13.
Рабкин Е.Б. Полихроматические таблицы для исследования цветоощущения. М.: Издатель Ю. М. Сапожников, 2005. 56 с.
14.
Sutrop U. List task and a cognitive salience index // Field method. 2001. Vol. 13, no. 3. P. 263-276.
15.
Davies I.R.L., Corbett G.C. A statistical approach to determining basic color terms: An account of Xhosa // Journal of Linguistic Anthropology. 1994. Vol. 4, no. 2. P. 175-193.
16.
Davies I.R.L., Corbett G.C. The basic color terms of Russian // Linguistics. 1994. Vol. 32, no. 1. P. 65-89.
17.
Davies I.R.L., Corbett G.C., Margalef J.В. Colour terms in Catalan: An investigation of eighty informants, concentrating on the purple and blue regions // Transactions of the Philological Society. 1995. Vol. 93, no. 1. P. 17-49.
18.
Hippisley A.R. Basic blue in East Slavonic // Linguistics. 2001. Vol. 39, no. 1. P. 151-179.
19.
Uusküla M. From Listing Data to Semantic Maps: Cross-Linguistic Commonalities in Cognitive Representation of Colour // Folklore. 2016. No. 64. P. 57-90.
20.
Gibson et al. Color naming across languages reflects color use // PNAS. 2017. No. 114 (40). P. 10785-10790.
References (transliterated)
1.
Griber Yu.A. Teoriya tsvetovogo proektirovaniya gorodskogo prostranstva. M.: Soglasie, 2017. 178 c.
2.
Holmes C.B, Buchanan J.A. Color preference as a function of the object described // Bulletin of the Psychonomic Society. 1984. No. 22. P. 423-425.
3.
Saito T. Latent spaces of color preference with and without a context: Using the shape of an automobile as the context // Color Research and Application. 1983. No. 8. P 101-113.
4.
Schloss K.B., Strauss E.D., Palmer St.E. Object Color Preferences // Color Research and Application. 2013. No. 38 (6). P. 393-411.
5.
Janssens J. Facade colors, not just a matter of personal taste: A psychological account preferences for exterior building colors // Nordic Journal of Architectural Research. 2001. No. 14. P. 17-21 & 34.
6.
Eysenck H.J. A critical and experimental study of color preference // American Journal of Psychology. 1941. No. 54. P. 385-391.
7.
Palmer S.E., Schloss K.B. An ecological valence theory of human color preference // Proceedings of the National Academy of Science. 2010. No. 107. P. 8877-8882.
8.
Venn A., Schmitmeier H., Venn-Rosky J. Farben der Gesundheit. Das Planungshandbuch für Gestalter im Gesundheitswesen. München: Callwey, 2011. 384 S.
9.
Dittmar M. Changing colour preferences with ageing: a comparative study on younger and older native Germans aged 19–90 years // Gerontology. 2001. No. 47 (4). P. 219-226.
10.
Yoshizawa Y., Hibino H., Koyama S. Color Selection of Architectural Facade Taking into Consideration Surrounding Environment in Japan // IASDR Proceeding, 2007. URL: https://www.sd.polyu.edu.hk/iasdr/proceeding/papers/Color%20Selection%20of%20Architectural%20Facade%20Taking%20into%20Consideration%20Surrounding.pdf (data obrashcheniya: 28.11.2018).
11.
Griber Yu., Ioshizava I. Dominanty tsvetovykh vyborov v gorodskom prostranstve (opyt eksperimental'nogo issledovaniya) // Izvestiya Smolenskogo gosudarstvennogo universiteta. 2011. № 1 (13). S. 270-283.
12.
Griber Yu.A., Ioshizava I. Komparativnyi analiz tsvetovykh predpochtenii v gorodskikh prostranstvakh Rossii i Yaponii // Izvestiya Smolenskogo gosudarstvennogo universiteta. 2011. № 2 (14). S. 362-372.
13.
Rabkin E.B. Polikhromaticheskie tablitsy dlya issledovaniya tsvetooshchushcheniya. M.: Izdatel' Yu. M. Sapozhnikov, 2005. 56 s.
14.
Sutrop U. List task and a cognitive salience index // Field method. 2001. Vol. 13, no. 3. P. 263-276.
15.
Davies I.R.L., Corbett G.C. A statistical approach to determining basic color terms: An account of Xhosa // Journal of Linguistic Anthropology. 1994. Vol. 4, no. 2. P. 175-193.
16.
Davies I.R.L., Corbett G.C. The basic color terms of Russian // Linguistics. 1994. Vol. 32, no. 1. P. 65-89.
17.
Davies I.R.L., Corbett G.C., Margalef J.V. Colour terms in Catalan: An investigation of eighty informants, concentrating on the purple and blue regions // Transactions of the Philological Society. 1995. Vol. 93, no. 1. P. 17-49.
18.
Hippisley A.R. Basic blue in East Slavonic // Linguistics. 2001. Vol. 39, no. 1. P. 151-179.
19.
Uusküla M. From Listing Data to Semantic Maps: Cross-Linguistic Commonalities in Cognitive Representation of Colour // Folklore. 2016. No. 64. P. 57-90.
20.
Gibson et al. Color naming across languages reflects color use // PNAS. 2017. No. 114 (40). P. 10785-10790.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"