по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Вопросы выявления и сохранения национальной идентичности в архитектуре Сибири (на примере Республики Хакасия)
Лемытская Дарья Евгеньевна

кандидат архитектуры

доцент, кафедра Архитектурного проектирования, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Сибирский федеральный университет»

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, пр. Свободный, 82, ст.6, каб. 5-29

Lemytskaya Daria

PhD in Architecture

Docent, the department of Architectural Engineering, Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, pr. Svobodnyi, 82, st.6, kab. 5-29

dar6499@yandex.ru

Аннотация.

Предметом исследования настоящей статьи является проявление национальной политики в архитектуре Сибири. Объект исследования – архитектура городов Республики Хакасия (на примере города Абакана). Хронологические границы исследования - с момента установления советской власти до 1950-х годов. Цель исследования – на основе изучения национальной политики, проводимой властями в регионах страны советского периода, выявить объекты архитектуры с проявлением национальной специфики, представляющие собой ценность и являющиеся перспективными для сохранения как объекты культурного наследия. В статье подробно рассматриваются такие аспекты темы как проявление политики «коренизации» во всех сферах культурно-бытовой жизни советского общества, развитие национального самовыражения в архитектуре страны в соответствии с национальной политикой, проводимой властями. В исследовании использованы историографический анализ и натурное обследование застройки городов одной из национальных автономий России. Применены историко-эволюционный и сравнительно-типологический метод при изучении национальной политики, проводимой в СССР, и взаимодействия национального своеобразия с архитектурой в контексте истории архитектуры страны, а также методики определения историко-культурной ценности объектов. Научная новизна исследования заключается в выявлении методов и средств отражения национальной специфики объектов архитектуры национальных территорий СССР. Установлено, что политика «коренизации» выражалась в архитектуре созданием объектов с национальной спецификой методами «стилизации» и «формообразования». Выявлен наиболее интересный архитектурный объект – жилой дом специалистов в городе Абакане, обладающий национальными чертами, являющийся уникальным и ценным для рассматриваемой территории (Республики Хакасия). Результаты исследования могут быть использованы при изучении архитектуры национальных территорий.

Ключевые слова: архитектура, национальная архитектура, архитектура СССР, синтез искусств, историко-культурное наследие, наследие, малые города, малые народы, национальная самоидентификация, коренизация

DOI:

10.7256/2310-8673.2018.4.28041

Дата направления в редакцию:

01-12-2018


Дата рецензирования:

16-11-2018


Дата публикации:

03-12-2018


Abstract.

The subject of this research is the manifestation of national policy in Siberian architecture. The objects is the urban architecture of the Republic of Khakassia (on the example of the city of Abakan). Chronological boundaries of the research include the moment of establishing the Soviet regime until 1950’s. Based on studying the national policy conducted by Soviet government in the regions, the author sets the goal to determine the architectural objects with manifestation of national specificity, which are important as the objects of cultural heritage. The article meticulously reviews such aspects of the topic as the policy of indigenization in all spheres of cultural life of the Soviet society, development of national self-expression in architecture in compliance with the national policy conducted by the government. The author applies the historiographical analysis and field studies of urban development of one of the national autonomies of Russia; historical-evolutionary and comparative-typological method for analyzing the national policy pursued in USSR; interaction between national distinctness and architecture in the context of the history of architecture of the country; as well as methods of discovering the historical-cultural value of the objects. The scientific novelty consists in determination of the methods and means of reflecting national specificity of architectural objects of the national territories of USSR. It is established that the policy of indigenization was expressed in creating the objects with national specificity, using the methods of stylization and morphogenesis. The residential building in Abakan with national features is considered the most attractive and unique architectural object in the territory of Khakassia. The results of this work can be used in studying architecture of the national territories.

Keywords:

heritage, historical and cultural heritage, synthesis of arts, the architecture of the USSR, national architecture, architecture, lesser town, small people, national identity, indigenization

В современном мире важнейшими геополитическими задачами многонациональной страны являются обеспечение целостности, единства, и наряду с этим сохранение национальной идентичности народов. В условиях глобализации, препятствующей национальной самоидентификации, развитие национального языка, отражение национальной культуры народа в литературе, искусстве, архитектуре являются первоочередными задачами, направленными на поддержание национальной безопасности и становление национального самосознания.

Традиционное зодчество развивалось в параллели с профессиональной архитектурой, вне исторических архитектурных стилей и направлений. Национальная архитектура есть порождение и прямое отражение культуры и религии, природных и климатических факторов, повседневного быта народа. Выражение национальной специфики в архитектуре, всегда вызывало споры зодчих о том, какими методами и средствами можно этого достичь.

Отношение традиций и инноваций в архитектуре рассматривались ведущими специалистами теоретиками и практиками в различные временные периоды и затронули практически все страны. Но в связи с частой сменой стилей и направлений вопросы национальной самоидентификации в архитектуре и освоения традиционного наследия стали особо актуальными в ХХ веке. Симбиоз традиций и современной архитектуры рассмотрены в работах Ethel S. Goodstein [1] – на примере Канады, Yasser Mahgoub [2] – на примере архитектуры Кувейта, архитектура Японии и Индии в работе Harpreet Mand [3]. Проблемы национального самовыражения в архитектуре Польши советского периода разобраны в публикации Jose M. Faraldo [4].

Национальные традиции в архитектуре СССР отдельных регионов и в общем контексте исследованы в трудах Аскарова Ш. Д. [5], Иконникова А. В. [6, 7, 8], Яралова Ю. С. [9, 10], освещены в работах, Астафьевой-Длугач М. Л. [10], Косенковой Ю. Л. [11], Хан-Магомедова С. О. [12], в публикациях Аитова Р. Р. [13], Искандарова М. М. [14, 15], Михайлова А. Ю. [15], Надыровой Х. Г. [13], Халитова Н. Х. [13].

В подавляющем большинстве научных работ, затрагивающих СССР, исследованы и описаны национальные союзные республики. При этом специфика архитектуры национальных субъектов, в частности Сибири, изучена недостаточно. Специальных статей и публикаций, освещающих эти вопросы, практически нет.

В 1920–1930-е годы советской властью проводилась политика «коренизации» в национальных регионах страны, в основе которой лежали идеалы, провозглашенные в «Декларации прав народов России» [16]. Целью коренизации было укрепление советской власти (в противовес политике «русификации» царской России) за счет политизации национального населения и привлечения в партийные организации; создание территориальных национальных автономий; развитие и популяризация национальных языков; создание национальных образовательных учреждений. [17]

При реализации кампании «коренизации» выявился ряд существенных недостатков – избыток национальных кадров и их консолидация, ведущая к разногласиям в партийном аппарате; ущемление русского населения, межнациональные конфликты и другие. К концу 1930-х гг. были приняты меры для ее прекращения и постепенному переходу к «русификации» (реорганизация национальных районов и национальных сельсоветов; преобразование национальных воинских частей; переустройство национальных школ и другое). [18]

Политика «коренизации» затронула все сферы общественной жизни: политическую, экономическую, социальную, духовную. В области культуры отразилась развитием национальных традиций в литературе, музыке, декоративно-прикладном искусстве. Реализовывалась в архитектуре, через создание объектов в «национальном стиле».

В настоящей статье рассматриваются вопросы освоения традиционного национального наследия в России советского периода до 1950-х гг.

Целью исследования является выявление объектов архитектуры, которые имеют проявление национальной специфики, представляющие собой ценность и перспективны для сохранения.

Задачи исследования:

1. проанализировать развитие национального самовыражения в архитектуре страны в соответствии с национальной политикой проводимой властями в СССР;

2. определить методы и средства выражения национальной специфики в архитектуре;

3. выявить архитектурные объекты с проявлением национальной специфики.

Предмет исследования – проявление национальной политики в архитектуре Сибири.

Объектом настоящего исследования является архитектура одной из национальных автономий России – Республики Хакасия.

Исследование проведено на основе историографического анализа и натурном обследовании застройки городов Хакасии (на примере города Абакана). В работе использованы историко-эволюционный и сравнительно-типологический метод при изучении национальной политики, проводимой в СССР и взаимодействия национального своеобразия с архитектурой в контексте истории архитектуры страны. Применены методики определения историко-культурной ценности объектов по «шкале оценок».

В период 1920–1930-х гг. советской властью поднимались проблемы освоения традиций в архитектуре, но единого подхода к выражению национальной специфики не было. Существовали различные творческие организации, с кардинально противоположными точками зрения на то, какой должна была быть архитектура новой страны. Течения архитектуры авангарда, отвергавшие преемственность архитектуры прошлого, одновременно существовали с национально стилизованной архитектурой. [9, с. 25-35]

В национальных регионах с «богатыми строительными традициями» (Кавказ, Средняя Азия, Украина) были проявления национальной темы в архитектуре, представляющие собой «эклектическую смесь местных традиционных форм с элементами готики, классицизма, романской архитектуры и т.д.». [12] В архитектуре Средней Азии использовались традиционные формы периода Тимуридов (XI–XV), для Среднего Поволжья (Татарская республика) – период поздней Волжской Булгарии (XIII–XIV), для Азербайджана – эпоха Ширвана (XV), для Грузии – период царицы Тамары и Давида Строителя (XII–XIII). [15, с. 96]

Наряду с существованием удачных примеров использования национального наследия были примеры с явно выраженным диссонансом. Также архитекторами часто использовался «менее опасный» метод соединения народного орнамента с классической архитектурой «для осуществления требований об отражении "национальной формы"». [18, с. 290-291]

В регионах, где строительная культура, не была столь развита (районы с кочевым населением, или где национальная архитектура не имела ярко выраженных форм и представлена в основном жилыми и хозяйственными постройками) применяли традиционные формы для «формообразования новой национальной архитектуры» с учетом климатических, ландшафтных факторов и культурно-бытовых традиций. Так, например, в журнале Архитектура СССР 1933 г., архитектором В. Калмыковым, были предложены жилые дома для оседающих кочевников в Киргизской республике, разработанные на основе традиционного жилища – юрты. Также сделаны попытки разработать новый тип для данного региона – многоэтажные жилые дома, учитывающие климатические, географические и социально-бытовые факторы. Предложены концепции новых планировочных структур для поселений, спроектированные с восточной спецификой организации уличных пространств (рис. 1а, 1б, 1в). [19]

Интересны проекты жилища для городов Средней Азии 1931 г. архитекторов В. Лаврова, В. Попова, где в новых типах жилья были учтены особенности быта и архитектурно-планировочных традиций региона (рис. 1г). Экспериментальный проект блокированных домов с применением местных строительных материалов (солома, камыш), для безлесных районов Казахстана, разработанный в 1929-1930-х гг. архитекторами А. Буниным и М. Кругловой (рис. 1д, 1е). [12]

а) 1 б) 2 в) 6

г) 3 д) 4 е) 5

Рис. 1. а – проект жилых домов для оседающих кочевников в Киргизской республике, макет, архитектор В. Калмыков, 1933-1934 гг.; б – проект многоэтажного жилого дома для оседающих кочевников в Киргизской республике, макет, архитектор В. Калмыков, 1933-1934 гг.; в – проект жилых домов для оседающих кочевников в Киргизской республике (фасады, планы, разрезы, аксонометрия), архитектор В. Калмыков, 1933-1934 гг.; г – проект жилища для городов Средней Азии, жилой дом – тип № 2 (планы первого и второго этажей, разрез жилой ячейки), архитекторы В. Лавров, В. Попов, 1931 г.; г – проект блокированных домов для безлесных районов Казахстана (аксонометрия), А. Бунин, М. Круглова, 1929-1930 гг.; д – проект блокированных домов для безлесных районов Казахстана (план, разрез, торцевой фасад), А. Бунин, М. Круглова, 1929-1930 гг.

Таким образом, проявление национальной специфики в архитектуре в 1920–1930-х гг. условно можно разделить на «стилизацию» с использованием традиционных форм и национального декоративного искусства (орнамента) в рамках основного архитектурного стиля и «формообразование» новой национальной архитектуры, ориентированной на климатические, природно-географические, культурные и социально-бытовые факторы региона.

В архитектуре уже к началу 1930-х гг. окончательно утвердились течения «новой новаторской архитектуры», в первой половине 1930-х годов произошел резкий разворот на освоение классического наследия, во многих регионах наблюдался процесс запаздывания и стилизованные объекты имели место быть до 1950-х гг.

Благодаря политике «коренизации» была организованна национальная административно-территориальная единица – Хакасская автономная область (1930-1991). Национальная политика 1920-1930-х гг. дала большое развитие для региона и хакасского народа, задействовав все сферы жизни общества.

Проявление политики «коренизации» в архитектуре не было значительным. Вследствие того, что Хакасия – регион с полукочевым укладом жизни национального населения. Национальная строительная культура не имела «богатых строительных традиций» и была преемственной – перенявшей русскую, а затем и советскую архитектурные школы. Выражение национальной тематики в архитектуре Хакасии осуществлялось через декоративный подход – синтез советской архитектуры с традиционным наследием. Не учитывались региональная специфика – не проектировались объекты с использованием характерных традиционных принципов формообразования, отвечающих культурно-бытовым традициям и социально-психологическим факторам народа. [20]

При натурном исследовании и изучении проявления национальной специфики в архитектуре городов Республики Хакасия, был выявлен объект – жилой дом специалистов, построенный в Абакане. Дом специалистов – эклектичный объект неоклассики, включающий в себя национальные черты – единственный пример отражающий проявление проводимой властями политики «коренизации».

Жилой дом специалистов формирует перекресток главного бульвара с одной из центральных улиц города, является элементом площади и сквера Дома социалистической культуры. Был запроектирован в 1939–1940-х годах Красноярской проектной конторой крайкомхоза, архитекторы В. А. Климушин, А. Ф. Лыткин (разработка фасадов). [21]

В архитектурном оформлении жилого дома было принято «своеобразное и несколько новое решение, допущен элемент орнамента и ряд других деталей, отражающих национальную культуру Хакасии»1. При разработке проекта авторам «ставилось в вину смешение стилей» и излишнее использование орнамента. Несмотря на критику проекта и ряд замечаний экспертно-технического совета (архитекторы В. А. Соколовский, С. Г. Дриженко, А. М. Миронов) относительно национального колорита, жилой дом был построен.

Дом специалистов возводился в две очереди. Первая очередь – угловая секция, выходящая на главный бульвар. Фасад с тремя эркерами с шатровыми завершениями имеет оформление национальным хакасским орнаментом. Во вторую очередь возводилась фронтальная секция, фасад которой «не должен был остаться без обработки»2. Но был построен в простых формах, не имеющий декоративного оформления с национальными мотивами, только шатровые завершения эркеров (рис. 2).

а) специалистов б) Рисунок 13 в) Starozhily-nazyvayut-eto

г) главный фасад с обводкой д) боковой фасад с обводкой е) Типовой этаж дом специалистов

Рис. 2. а – ситуационная схема в структуре города; б – дом специалистов в Абакане, фото 1950-х гг.; в – современная фотография; г – фасад дома специалистов по проспекту имени Ленина (обмерный чертеж); д – фасад дома специалистов по ул. Вяткина (обмерный чертеж); ж – план типового этажа.

Жилой дом специалистов, является отражением политики «коренизации» в Хакасии. Иллюстрирует методы работы проектировщиков в национальных автономиях через «декоративный подход», в регионе, где не было «глубоких традиций» строительной культуры, а архитектура была преемственной.

Проведена научная экспертная оценка объекта (жилой дом специалистов) по методике определения историко-культурной ценности на основе формализованной методики «шкалы оценок» [22, 23]. Получена средневзвешенная оценка – 3,1 – высокий показатель историко-культурной ценности объекта.

В целом национальная политика проводилась во всех национальных субъектах страны, затрагивая различные сферы жизни общества. Практическое выражение национальной специфики в архитектуре регионов было различным. Даже повсеместно распространенный единый архитектурный стиль, в национальных республиках приобретал региональные черты. Кроме качественных характеристик архитектурных объектов, различны и подходы к методам выражения национальной специфики, через стилизаторство или формообразование. Также выявлено «запаздывание» в удаленных регионах. Возведение объектов с национальной спецификой, начатое на волне «коренизации», велось значительно позднее окончания кампании, вплоть до 1950-х гг.

В настоящей статье рассмотрены процессы национальной самоидентификации в советской архитектуре в зависимости от национальной политики, проводимой государством. Установлено, что проявление национальной темы в архитектуре отвечало политическому заказу; существовало в целом два направления – «стилизация» (включая декоративный подход) и «формообразование» (создание новой национальной архитектуры).

Проявление политики «коренизации» в архитектуре Хакасии было реализовано только через декоративный подход методами и средствами «синтеза искусств». В ходе исследования городов Республики Хакасия выявлен один из ярких эклектичных примеров с элементами национальной темы – жилой дом специалистов в городе Абакане. Объект является уникальным для региона, имеет проявление национальной темы хакасского народа, отражает специфику своего времени и является ценным и перспективным для сохранения.

Результаты данного исследования могут быть применимы как пример для выявления архитектурных объектов в других национальных субъектах, отражающих национальную и региональную специфику, с целью сохранения национальной идентичности народов и их культуры.

Примечания

1. «Национальный архив», Республика Хакасия, г. Абакан. Ф. Р-344. Оп. 1. Д. 9. Л. 79-80 об.

2. «Национальный архив», Республика Хакасия, г. Абакан. Ф. Р-344. Оп. 1. Д. 9. Л. 25-26 об.

Библиография
1.
Ethel S. Goodstein Contemporary architecture and Canadian national identity // American Review of Canadian Studies. 2009. V. 18. № P. 127-159. DOI: 10.1080/02722018809480922
2.
Yasser Mahgoub Architecture and the expression of cultural identity in Kuwait // The Journal of Architecture. 2007. V. 12. № 2. P. 165-182. DOI: 10.1080/13602360701363486
3.
Harpreet Mand Asia: identity, architecture and modernity // The Journal of Architecture. 2013. V. 18. № 1. P. 59-78. DOI: 10.1080/13602365.2012.751801
4.
Jose M. Faraldo Medieval socialist artefacts: Architecture and discourses of national identity in provincial Poland, 1945-1960 // Nationalities Papers the Journal of Nationalism and Ethnicity. 2001. V. 29. № 4. P. 605-632. DOI: 10.1080/00905990120102110
5.
Аскаров Ш. Д. Регион — пространство — город. М.: Стройиздат, 1988. 200 с.
6.
Иконников А. В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. в 2 т. Том 1. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 655 с.
7.
Иконников А. В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. в 2 т. Том 2. М.: Прогресс-Традиция, 2002. 671 с.
8.
Иконников А. В. Историзм в архитектуре. М.: Стройиздат, 1997. 560 с.
9.
Яралов Ю. С. Национальное и интернациональное в советской архитектуре. М.: Стройиздат, 1971. 352 с.
10.
Астафьева-Длугач М. Л., Яралов Ю. С. Самобытность и национальные особенности в советской архитектуре. М: Знание, 1976. 48 с.
11.
Косенкова Ю. Л. Среднеазиатский город глазами архитекторов сталинской эпохи // Архитектура сталинской эпохи: опыт исторического осмысления / Российская академия архитектуры и строительных наук. Научно-исследовательский институт теории и истории архитектуры и градостроительства. Сост. и отв. ред. Ю. Л. Косенкова. М., 2010. С. 201-226.
12.
Хан-Магомедов С. О. Архитектура советского авангарда. Проблемы формообразования. Мастера и течения. М.: Стройиздат, 1996. 709 с. URL: http://www.alyoshin.ru/Files/publika/khan_archi/khan_archi_1_000.html
13.
Халитов Н. Х., Аитов Р. Р., Надырова Х. Г. Концепция поддержки и развития национального своеобразия в архитектуре Татарстана. Краткое содержание документа // Известия КГАСУ (Казань). 2012. № 2 (20). С. 49-63.
14.
Искандаров М. М. Поиски региональной идентичности архитектуры // Новый Уральский строитель. 2012. № 5 (118). URL: http://www.nus-ural.ru/archive/2012/5/423/773/
15.
Михайлов А. Ю., Искандаров М. М. Национальная версия советского неоклассицизма в Казани: проблемы формулирования национальной архитектуры в СССР в 1920-1950-е годы // Культура и искусство. 2012. № 6. С. 94-101. URL: https://www.academia.edu/28229817/
16.
Декларация прав народов России // Большая советская энциклопедия / Под ред. А. М. Прохорова. 3-е издание. в 30 т. Том 8. М.: Советская энциклопедия, 1972. 592 с.
17.
Лю Сяньчжун Плюсы и минусы политики «коренизации» СССР // Ойкумена. 2014. № 1. С. 41-49. URL: http://ojkum.ru/arc/2014_01/2014_01_05.html
18.
Советские нации и национальная политика в 1920-1950-е годы // М.: Политическая энциклопедия. Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2014. 686 с. URL: http://r.donnu.ru/jspui/bitstream/123456789/2229/1/istoriya%20stalinizma.pdf
19.
Бунин А., Калмыков В. Жилище для оседающих кочевников Кирреспублики // Архитектура СССР. 1933. № 5. С. 22-27.
20.
Лемытская Д. Е. Поиск национальной самоидентификации в архитектуре Хакасии (К постановке проблемы) // Архитектон: известия вузов. 2014. № 2 (46). URL: http://archvuz.ru/2014_2/14
21.
Лемытская Д. Е., Слабуха А. В. Архитектурно-пространственное развитие города Абакана в 1920–1960 годы // Архитектон: известия вузов. 2012. № 1 (37). URL: http://archvuz.ru/2012_1/17
22.
Слабуха А. В. Установление историко-культурной ценности объектов архитектурного наследия (часть 1): организационно-методические проблемы // Человек и культура. 2016. № 6. С. 1-8. DOI: 10.7256/2409-8744.2016.6.20712. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_20712.html
23.
Слабуха А. В. Установление историко-культурной ценности объектов архитектурного наследия (часть 2): критерии и метод в современной экспертной практике // Человек и культура. 2016. № 6. С. 9-22. DOI: 10.7256/2409-8744.2016.6.20767. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_20767.html
References (transliterated)
1.
Ethel S. Goodstein Contemporary architecture and Canadian national identity // American Review of Canadian Studies. 2009. V. 18. № P. 127-159. DOI: 10.1080/02722018809480922
2.
Yasser Mahgoub Architecture and the expression of cultural identity in Kuwait // The Journal of Architecture. 2007. V. 12. № 2. P. 165-182. DOI: 10.1080/13602360701363486
3.
Harpreet Mand Asia: identity, architecture and modernity // The Journal of Architecture. 2013. V. 18. № 1. P. 59-78. DOI: 10.1080/13602365.2012.751801
4.
Jose M. Faraldo Medieval socialist artefacts: Architecture and discourses of national identity in provincial Poland, 1945-1960 // Nationalities Papers the Journal of Nationalism and Ethnicity. 2001. V. 29. № 4. P. 605-632. DOI: 10.1080/00905990120102110
5.
Askarov Sh. D. Region — prostranstvo — gorod. M.: Stroiizdat, 1988. 200 s.
6.
Ikonnikov A. V. Arkhitektura XX veka. Utopii i real'nost'. v 2 t. Tom 1. M.: Progress-Traditsiya, 2001. 655 s.
7.
Ikonnikov A. V. Arkhitektura XX veka. Utopii i real'nost'. v 2 t. Tom 2. M.: Progress-Traditsiya, 2002. 671 s.
8.
Ikonnikov A. V. Istorizm v arkhitekture. M.: Stroiizdat, 1997. 560 s.
9.
Yaralov Yu. S. Natsional'noe i internatsional'noe v sovetskoi arkhitekture. M.: Stroiizdat, 1971. 352 s.
10.
Astaf'eva-Dlugach M. L., Yaralov Yu. S. Samobytnost' i natsional'nye osobennosti v sovetskoi arkhitekture. M: Znanie, 1976. 48 s.
11.
Kosenkova Yu. L. Sredneaziatskii gorod glazami arkhitektorov stalinskoi epokhi // Arkhitektura stalinskoi epokhi: opyt istoricheskogo osmysleniya / Rossiiskaya akademiya arkhitektury i stroitel'nykh nauk. Nauchno-issledovatel'skii institut teorii i istorii arkhitektury i gradostroitel'stva. Sost. i otv. red. Yu. L. Kosenkova. M., 2010. S. 201-226.
12.
Khan-Magomedov S. O. Arkhitektura sovetskogo avangarda. Problemy formoobrazovaniya. Mastera i techeniya. M.: Stroiizdat, 1996. 709 s. URL: http://www.alyoshin.ru/Files/publika/khan_archi/khan_archi_1_000.html
13.
Khalitov N. Kh., Aitov R. R., Nadyrova Kh. G. Kontseptsiya podderzhki i razvitiya natsional'nogo svoeobraziya v arkhitekture Tatarstana. Kratkoe soderzhanie dokumenta // Izvestiya KGASU (Kazan'). 2012. № 2 (20). S. 49-63.
14.
Iskandarov M. M. Poiski regional'noi identichnosti arkhitektury // Novyi Ural'skii stroitel'. 2012. № 5 (118). URL: http://www.nus-ural.ru/archive/2012/5/423/773/
15.
Mikhailov A. Yu., Iskandarov M. M. Natsional'naya versiya sovetskogo neoklassitsizma v Kazani: problemy formulirovaniya natsional'noi arkhitektury v SSSR v 1920-1950-e gody // Kul'tura i iskusstvo. 2012. № 6. S. 94-101. URL: https://www.academia.edu/28229817/
16.
Deklaratsiya prav narodov Rossii // Bol'shaya sovetskaya entsiklopediya / Pod red. A. M. Prokhorova. 3-e izdanie. v 30 t. Tom 8. M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1972. 592 s.
17.
Lyu Syan'chzhun Plyusy i minusy politiki «korenizatsii» SSSR // Oikumena. 2014. № 1. S. 41-49. URL: http://ojkum.ru/arc/2014_01/2014_01_05.html
18.
Sovetskie natsii i natsional'naya politika v 1920-1950-e gody // M.: Politicheskaya entsiklopediya. Fond «Prezidentskii tsentr B. N. El'tsina», 2014. 686 s. URL: http://r.donnu.ru/jspui/bitstream/123456789/2229/1/istoriya%20stalinizma.pdf
19.
Bunin A., Kalmykov V. Zhilishche dlya osedayushchikh kochevnikov Kirrespubliki // Arkhitektura SSSR. 1933. № 5. S. 22-27.
20.
Lemytskaya D. E. Poisk natsional'noi samoidentifikatsii v arkhitekture Khakasii (K postanovke problemy) // Arkhitekton: izvestiya vuzov. 2014. № 2 (46). URL: http://archvuz.ru/2014_2/14
21.
Lemytskaya D. E., Slabukha A. V. Arkhitekturno-prostranstvennoe razvitie goroda Abakana v 1920–1960 gody // Arkhitekton: izvestiya vuzov. 2012. № 1 (37). URL: http://archvuz.ru/2012_1/17
22.
Slabukha A. V. Ustanovlenie istoriko-kul'turnoi tsennosti ob''ektov arkhitekturnogo naslediya (chast' 1): organizatsionno-metodicheskie problemy // Chelovek i kul'tura. 2016. № 6. S. 1-8. DOI: 10.7256/2409-8744.2016.6.20712. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_20712.html
23.
Slabukha A. V. Ustanovlenie istoriko-kul'turnoi tsennosti ob''ektov arkhitekturnogo naslediya (chast' 2): kriterii i metod v sovremennoi ekspertnoi praktike // Chelovek i kul'tura. 2016. № 6. S. 9-22. DOI: 10.7256/2409-8744.2016.6.20767. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_20767.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"