по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Переосмысление новых практик возведения городских памятников в постсоветской Армении
Атанесян Гарик

аспирант, кафедра Культурологии, Ереванский Государственний Университет

0069, Армения, г. Ереван, ул. Гоголя, 38

Atanesyan Garik

Post-graduate student, the department of Culturology, Erevan State University

0069, Armeniya, g. Erevan, ul. Gogolya, 38

atanesyangarik@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье рассматриваются механизмы возведения новых городских памятников на территории постсоветской Армении и процессы переосмысления их эстетического значения в преобразовании городских символических ландшафтов. Возведения новых памятников до сих пор продолжают приветствоваться гражданами Армении, и не удивительно, что городские власти продолжают активно устанавливать новые статуи по всей территории страны, также утверждая все предложения благодетелей по установке новых памятников, разрешая им отредактировать символические пространства постсоветской Армении. На основе рассмотрения памятников, возведенных благодетелями на территориях постсоветских городов Армении, утверждается, что за последние годы мемориальный ландшафт страны был преобразован и на физическом, и на символическом уровне. Посредством методов наблюдения и интервью уточняется специфика восприятия новых памятников деятелями искусства и жителями городов постсоветской Армении. Появление новых памятников, возведенных по усмотрениям благодетелей и предпринимателей начало вызывать критику со стороны специалистов и общественности, которые сравнивают эти статуи с могильными памятниками. Жители постсоветских городов Армении опасаются, что при продолжении такой практики, города страны скоро будут заполнены низкокачественными статуями и могильными памятниками, главным виновником чего считая городских властей, которые продолжают утверждать все предложения по возведению памятников по всей территории Армении.

Ключевые слова: статуя, памятник, монумент, городские власти, могильный памятник, городской ландшафт, общественность, благодетель, критика, установка памятника

DOI:

10.7256/2310-8673.2018.3.26375

Дата направления в редакцию:

23-05-2018


Дата рецензирования:

23-05-2018


Дата публикации:

24-05-2018


Abstract.

This article examines the mechanism of erection of the new city monuments in post-Soviet Armenia, as well as the reconsideration processes of their aesthetic significance in transformation of the urban symbolic landscapes. The residents of Armenia continue to welcome the erection of new monuments, thus the city authorities actively install the new statues across the country, approving all propositions of benefactors to rearrange the symbolic space of post-Soviet Armenia. Having examines the monuments erecter by benefactors in the cities of post-Soviet Armenia, it is stated that over the recent years the memorial landscape was transformed on both, physical and symbolic levels. Using the methods of observation and interview, the author clarifies the specificity of perception of the new monuments by the creative community and residents of the Armenian cities. The appearance of new monuments erected at the discretion of benefactors and entrepreneurs started to draw criticism of the experts and public that compare these statues with the tombstones. The residents of post-Soviet Armenia fear that in terms of continuing such practice, the cities will be filled with low-quality statues and tombstones, this blaming the city authorities that remain to approve all propositions on erection of monuments across the country.

Keywords:

criticism, benefactor, society, cityscape, gravestone, city authorities, monument, memorial, statue, monument erection

В последние годы СССР и первые годы независимости Армении, несмотря на контроль мемориальной политики со стороны советских властей, армянская общественность возвела множество памятников по всей территории Армении посвященных жертвам Карабахской войны, Спитакского землетрясения и героям армянской освободительной борьбы прошлых лет. В последующие годы памятники, посвященные также локальным авторитетам, отдельным гражданам, были поставлены во дворах, на улицах и даже на площадях различных городов постсоветской Армении, без согласования с властями. Однако, все эти символические изменения в общественных местах городов не могли произойти без участия городских властей, представители которых участвовали при открытии этих монументов, де-факто давая им официальный статус [1, С. 31-32].

Активная деятельность армянской общественности по возведению памятников в городах Армении в последние годы СССР и первых годах независимости осталась позади и с конца 1990-х годов перешла под контроль городских властей, которые начали следить и контролировать осуществляемые изменения в городских символических ландшафтах, и являются доминантным субъектом установления памятников в постсоветской Армении [1, С. 33-34].

Решении о возведении памятников и монументов на территории Республики Армении принимаются на уровне региональных властей, которые обладают полномочиями утвердить или отклонить предложении о новых памятниках и монументов, исходящие от конкретных лиц или групп. Любая общественная организация или гражданин РА вправе обратиться в городской совет с предложением об установке нового памятника в любом городе страны. С идеями установки новых монументов большего всего выступают руководители или работники муниципалитетов городов страны. Таким образом, возведение нового памятника или монумента на территории любого города с неизбежностью касается мемориальной политики городских властей постсоветской Армении.

Памятники в постсоветской Армении являются одной из наиболее популярных форм коммеморации. Установка памятников сопровождаются церемониями открытии, которые часто проводятся с большой роскошью и торжественностью. Возведение любого нового памятника также подразумевает дальнейшую заботу об этих строениях. Все это, конечно, требует определенных финансовых затрат, которые являются роскошью для большинства Армянских городских общин у которых ограниченные бюджеты. И, несмотря на это обстоятельство, многочисленные новые памятники продолжают появляется в общественных местах постсоветских городов Армении.

Установка памятников в основном используется муниципальными властями в качестве демонстрации эффективности деятельности этих институтов. Очевидно, что сооружение общественных здании, парков, мест времяпрепровождении являются гораздо более дорогостоящими и длительными проектами, чем установки памятников. Кроме того, возведения памятников почти всегда приветствуются со стороны жителей постсоветских городов Армении и воспринимаются как положительные изменения в городских ландшафтах. Следовательно, муниципальные власти всех городов страны не только утверждают почти все предложения об установках новых памятников, но и сами являются инициаторами возведении новых памятников. Однако, эта мания возведения новых памятников и практика утверждения всех предложении связанных с установками монументов последних лет способствовали снижению качества новых памятников возведенных на территориях постсоветских городов Армении.

Так, например, в 2016 году в городском парке города Капан, на юге страны, были установлены работы молодых скульпторов города. Эти статуи были интерпретированы местными известными скульптурами как работы каменщиков. Однако мнения этих скульпторов не были учтены и все памятники были окончательно установлены в центре Капана. Наш респондент, присутствовавший на заседании мэрии, когда обсуждался вопрос установки этих памятников, рассказал, что один из скульпторов был недоволен решением разместить его работу на окраине города. По словам нашего респондента, члены совета ответили, что в советские годы не каждому скульптору доводилось видеть свои работы в городских пространствах Армении, и что он должен быть благодарен, что его работу вовсе устанавливают на территории города.

Таким же образом, работы учеников столичной музыкальной школы имени Чайковского были установлены рядом с школой на улице Кохбаци, в центре города, вызвав серьезную критику и со стороны специалистов и жителей Еревана. Многие критиковали факт установки низкокачественных работ учеников на одной из главных улиц города, а не на территории школы, указывая на то, что произведения такого качества не имели права появляться в публичном пространстве Еревана, претендуя стоять рядом с другими гениальными памятниками города. Не удивительно, что в публичном дискурсе центр города все еще продолжает сохранять свою символическую важность [8].

Следует отметить, что городские власти постсоветской Армении поощряют возведение различных памятников в публичных местах городов, и из за того, что благодетели на средства которых устанавливаются памятники, почти всегда обещают улучшить территории прилегающие к памятникам, построить места времяпрепровождения, установить родники, что всегда приветствуется жителями городов и повышает рейтинг городских властей. Следовательно, даже если муниципальные власти отказываются устанавливать памятники за счет городского бюджета, они не отказываются от идеи возведения памятников в целом. Они ищут и находят другие источники финансирования. Например, в октябре 2017 г., мэр Гюмри, второй по величине города страны, заявил об установке 12 памятников в центре города. Как признался мэр Гюмри Самвел Баласанян, он сам лично попросил президента Армении профинансировать проект и получил положительный ответ. Однако, жители города возмутились этим решением, указывая на то, что Гюмри до сих пор полностью не был восстановлен после Спитакского землетрясения 1988 года, в городе много нерешенных вопросов и ограниченный бюджет, а мэр города просит денег на установку памятников.

Главными источниками финансирования установки памятников в общественных местах городов также являются благотворители и предприниматели. Примечательно, что городские власти, готовы принять все предложения этих людей и привлечь их средства, чтобы улучшить городские ландшафты Армении. Наши наблюдения показали, что почти все памятники, возведенные в городском ландшафте постсоветской Армении, способствуют улучшению хотя бы небольшой площади вокруг них и влияют на появление скамей, ночного освещения и развитие другой городской инфраструктуры. Все эти изменения в городских пространствах приветствуются жителями и положительно влияют на рейтинг городских властей. Не случайно установка некоторых памятников совпадает с проведением избирательной кампании городских властей, что предполагает, что местные власти могут использовать ее в качестве политической технологии. Среди многочисленных памятников устанавливаемых предпринимателями, большинство посвящены жертвам Геноцида армян и Арцахской войны [9]. Эти памятники появляются во всех городах и деревнях Армении, способствуя также восстановлению или появлению парков и аллей.

Стоит отметить, что для городских властей не всегда важно, соответствует ли принятий для установки памятник эстетическим критериям. Следовательно, в следствии утверждения предложении благотворителей об установке памятников на городских пространствах постсоветской Армении появляются низкокачественные памятники и монументы, которые почти всегда критикуются со стороны специалистов и обычных граждан. Большинство этих памятников являются безвкусными работами или плохими дубликатами могильной скульптуры.

Появление таких памятников главным образом связано с распространением памятников-родников. Памятники-родники установленные в советские годы жертвам Великой Отечественной войны [4, С. 107] и родники возведенные после 1988 г. в память о жертвах Спитаксого землетрясения и Арцахской войны имеют определенные черти свойственные могильным памятникам. В последние 20 лет памятники-родники получили широкое распространение так как установка этих памятников не контролировалось со стороны городских властей и до сегодняшнего дня продолжают оставаться без всякого контроля. Более того, в последние годи памятники-родники посвященные локальным авторитетам и отдельным гражданам стали появляться не только в отдельных дворах, но и на главных улицах и даже на центральных площадях городов Армении [3, С. 51].

Разные предприниматели, локальные авторитеты и благотворители, силами которых устанавливаются многочисленные памятники по всей территории постсоветской Армении заказывают памятники у скульптурой по своим усмотрениям и вкусу. В результате, большинство этих работ воспринимаются и интерпретируются специалистами и гражданами как могильные мемориалы. Таким образом, различные люди и группы могут изменять городские символические ландшафты постсоветской Армении при помощи возведения памятников, соответствующих их «вкусам» и предпочтениям.

Так, например, в 2013 г. на территории Гошаванка, армянского средневекового монастырского комплекса XII-XIII веков который расположен в селе Гош, на севере Армении, был установлен памятник мыслителю, литературному и общественному деятелю и священнику Мхитару Гошу. Памятник Гоша был возведен силами и на средство благодетеля Антона Мерабяна, кто и заказал памятник по своему рассмотрению и только после того как статуя Гоша была готова, он обратился к местным властям для установки монумента на территории Гошаванка. Вскоре, статуя Гоша был сравнен с могильным памятником.

Памятники возведенные в Гюмри, посвященные Ш. Азнавуру и М. Мкртчяну, также были сравнены с могильными мемориалами. Скульптура великого шансонье Ш. Азнавура была установлена вне конкурса под аркой, воздвигнутой до Спитаксого землетрясения на территории одного из площадей города на средства одного из локальных предпринимателей. Она также вызвала почти единодушное непризнание. Образ великого шансонье, может, и пришелся по вкусу заказчика, но не понравился горожанам и худсовету [5, С. 360]. На пьедестале памятника присутствуют типичные символы вечности, которые встречаются на надгробных камнях установленных в городских кладбищах страны. Типичным надгробным камнем является и памятник посвященный великому советскому актеру Мгеру Мкртчяну, который был установлен силами одного из местных авторитетов.

В 2015 г. на территории парка Багратуняц, в центре Гюмри, на средства предпринимателей был установлен памятник в память о жертвах Геноцида армян. Специалисты и жители города были не довольны памятником. Городские власти заявили, что благодаря установке этого памятника был восстановлен и сам парк. Однако многие жители города и специалисты не были довольны таким подходом, опасаясь, что в таком случае город вскоре будет заполнен плохими, низкокачественными памятниками.

Открытие несколько новых памятников за последние несколько лет вызвало много шума не только среди общественности, но и деятелей искусства, скульпторов и архитекторов и в столице Армении. Многие специалисты и простые жители Еревана считают, что из за возведения многочисленных низкокачественных и «могильных» памятников, столица Армении вскоре превратится в кладбище.

В 2016 г., на территории одного из парков Еревана, прилегающем к улице Бабаджаняна, был установлен памятник герою Советского Союза, генеральному маршалу танковых войск Амазаспу Бабаджаняну. Однако возведение этой статуи вызвало резкую критику общественности [7, С. 25-28]. Памятник маршалу народ сразу окрестил мемориалом криминальному авторитету так как, скульптор данной работы, создавая памятник маршалу, решил усадить Бабаджаняна в кресло. По замыслу автора, маршал сидит в кресле Гитлера, однако такой подход был сравнен с работами могильных памятников в память о криминальных авторитетов, которые встречаются в городских кладбищах.

Предложение родственников советского чиновника Анастаса Микояна об установке его памятника в одном из центральных парков Еревана также вызвало резкую критику специалистов и общественности [10, С. 2-5]. Решение муниципалитета от 30 апреля 2014 года поставить памятник этому политическому деятелю было поддержано единогласно. В качестве памятника родственники Микояна предлагали и даже уже заказали копию его могильного памятника, установленного на Новодевичьем кладбище (еще одна копия установлена в родном селе Микояна Санаине в 2005 году) [6, С. 148].

В 2016 г. скульптурная группа, посвященная футбольной команде "Арарат-73", чемпионам и обладателям Кубка СССР 1973 года, был установлен рядом с ереванским стадионом "Раздан". Монумент был возведен силами и на средства президента Национального олимпийского комитета Армении Гагика Царукяна. Вопрос выбора монумента из многих макетов представленных десятками скульпторами и места установки памятника президент НОК оставил на усмотрение футболистов. В итоге, возведенный монумент был сравнен с работами могильной скульптуры.

Таким образом, многочисленные памятники установленные усилиями отдельных лиц и групп по их усмотрению и вкусу начали изменять городские ландшафты постсоветской Армении при этом вызывая резкую критику со стороны общественности. Специалисты и граждане разных городов страны при этом виновниками распространения этой практики считают городских властей, обвиняя их в превращении городов в кладбищ. Однако, в одном из последних интервью вице-мэр Еревана К. Ареян посоветовал не путать искусство с кладбищенским ремеслом. Ареян считает критику в адрес новых памятников вопросом вкуса, проясняя, что не было ни одного памятника, в отношении которого и деятели искусства, и общественность выразили единогласную положительную оценку [2]. И не смотря на продолжительную критику со стороны деятелей искусств и общественности, городские власти продолжают устанавливать памятники предложенные предпринимателями и благодетелями, «украшая» городские ландшафты постсоветской Армении.

Библиография
1.
Атанесян Г. Общество и монументальная политика в последние годы СССР и ранний период независимости Армении // Caucaso-Caspica. Выпуск II. Ереван: изд-во РАУ. 2017. С. 82-89
2.
Ереванские памятники-живые спутники, но пугающие попутчики. http://newsarmenia.am/news/armenia/erevanskie-pamyatniki-zhivye-sputniki-no-pugayushchie-poputchiki-/?sphrase_id=19268
3.
Маргарян Н. О вопросе памятниках-источниках возведенных в общественных местах. Гюмри, 2010. С. 48-53 (на арм. яз.)
4.
Саргсян С. Монументальная Скульптура в Советской Армении. Историко-филологический журнал. № 2-3. Ереван, 1967. С. 95-108 (на арм. яз.)
5.
Шагоян Г. Мемориализация землетрясения в Гюмри // Антропологический форум. № 11. 2009. С. 328-369
6.
Шагоян Г. Ставить ли памятник Анастасу Микояну? Опыт “социальной люстрации” в Армении. Научно-информационный и просветительский центр “Мемориал”. М.: 2014. С.
7.
Atanesyan G. The Newly Unveiled Monument as a Subject of Conflicting Discourses (Political, Public and Aesthetic Interpretations of G. Nzhdeh’s Monument) // Civilization researches. Tbilisi, 2015. pp. 25-28.
8.
Harutyunyan A. State Icons and Narratives in the Symbolic Cityscape of Yerevan // Public Spheres after Socialism. Intellect Bristol. Chicago, 2009. pp. 19-29
9.
Marutyan H. Iconography of Armenian Identity. Vol. 1: “The Memory of Genocide and the Karabagh Movement”, “Gitutyun” Publishing House (Anthropology of Memory 3). Yerevan, 2009. 416 p.
10.
Shagoyan G. Between memory and Memorial: Anastas Mikoyan and ''Social Lustration'' in Armenia // Caucasus analytical digest. No. 80. 2016. pp. 2-5
References (transliterated)
1.
Atanesyan G. Obshchestvo i monumental'naya politika v poslednie gody SSSR i rannii period nezavisimosti Armenii // Caucaso-Caspica. Vypusk II. Erevan: izd-vo RAU. 2017. S. 82-89
2.
Erevanskie pamyatniki-zhivye sputniki, no pugayushchie poputchiki. http://newsarmenia.am/news/armenia/erevanskie-pamyatniki-zhivye-sputniki-no-pugayushchie-poputchiki-/?sphrase_id=19268
3.
Margaryan N. O voprose pamyatnikakh-istochnikakh vozvedennykh v obshchestvennykh mestakh. Gyumri, 2010. S. 48-53 (na arm. yaz.)
4.
Sargsyan S. Monumental'naya Skul'ptura v Sovetskoi Armenii. Istoriko-filologicheskii zhurnal. № 2-3. Erevan, 1967. S. 95-108 (na arm. yaz.)
5.
Shagoyan G. Memorializatsiya zemletryaseniya v Gyumri // Antropologicheskii forum. № 11. 2009. S. 328-369
6.
Shagoyan G. Stavit' li pamyatnik Anastasu Mikoyanu? Opyt “sotsial'noi lyustratsii” v Armenii. Nauchno-informatsionnyi i prosvetitel'skii tsentr “Memorial”. M.: 2014. S.
7.
Atanesyan G. The Newly Unveiled Monument as a Subject of Conflicting Discourses (Political, Public and Aesthetic Interpretations of G. Nzhdeh’s Monument) // Civilization researches. Tbilisi, 2015. pp. 25-28.
8.
Harutyunyan A. State Icons and Narratives in the Symbolic Cityscape of Yerevan // Public Spheres after Socialism. Intellect Bristol. Chicago, 2009. pp. 19-29
9.
Marutyan H. Iconography of Armenian Identity. Vol. 1: “The Memory of Genocide and the Karabagh Movement”, “Gitutyun” Publishing House (Anthropology of Memory 3). Yerevan, 2009. 416 p.
10.
Shagoyan G. Between memory and Memorial: Anastas Mikoyan and ''Social Lustration'' in Armenia // Caucasus analytical digest. No. 80. 2016. pp. 2-5
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"