по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Последняя летняя резиденция императора Николая II: роль инженерной инфраструктуры в формировании комплекса «Нижняя дача» в парке «Александрия» в Петергофе
Ужгеренас Мария Петровна

доцент, кафедра архитектурного проектирования, Институт архитектуры и дизайна, ФГАОУ ВО "Сибирский федеральный университет"

660 041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, пр. Свободный, 82А, корпус № 24А,, ауд. 6-17

Uzhgerenas Mariya Petrovna

Docent, the department of Architectural Engineering, Institute of Architecture and Design, Siberian Federal University

660 041, Russia, Krasnoyarsk, Prospekt Svobodnyi 82 A, building #24 A, office #6-17

uz-gera31@mail.ru

Аннотация.

В статье рассматривается вопрос о сохранении объекта культурного наследия «Нижняя дача» в г. Санкт-Петербург (г. Петергоф, парк Александрия, д. 11). С 2003 г. проводятся работы по обследованию и изучению объектов последней по периоду строительства царской резиденции. В ходе разведочных архитектурно-археологических исследований обнаружены остатки подземных инженерных коммуникаций водоотведения, выполненные из керамических труб. Данная находка подтверждает предположения о том, что строительство комплекса зданий на нижней террасе парка в прибрежных условиях мелководья и весенних паводков было возможно при условии решения ряда инженерных и экологических задач. В данном исследовании применен системно—структурный метод при изучении архивных фондов, содержащих графические материалы проектной и исполнительной документации, фотографии, письма, пояснительные записки, а также счета на материалы и выполненные работы. Результатом исследования является выявление роли инженерной инфраструктуры в формировании и развитии архитектурного комплекса «Нижняя дача» — как главный аргумент к обоснованию ее историко-культурной ценности и необходимости сохранения. Летняя резиденция императора Николая II (1868–1918) с благоустроенной и уединенной территорией, расположенной у самой воды, с постройками, обладающими повышенным бытовым комфортом и раскрытием видовых перспектив на пространство залива, была любимой загородной резиденцией царской семьи. Здесь родились три дочери Николая II и сын цесаревич Алексей. Несмотря на то, что «Нижняя дача» не являлась парадной резиденцией и предназначалась для семейного отдыха императора, с ней связаны многие знаменательные события в жизни России.

Ключевые слова: Петергоф, парк Александрия, объект культурного наследия, Нижняя дача, архитектор Томишко, подземный керамиковый водопровод, прибрежная территория, архивные дела, канал, гавань

DOI:

10.7256/2310-8673.2018.1.24891

Дата направления в редакцию:

05-01-2018


Дата рецензирования:

03-12-2017


Дата публикации:

25-01-2018


Abstract.

This article examines the question regarding the preservation of the object of cultural heritage “Lower Dacha” in Saint Petersburg (town of Petergof, Alexandria Park). In the course of architectural and archeological explorations, have been discovered the remnants of the underground engineer communications of sewerage through ceramic pipes. Such discovery confirms the assumption that the construction of buildings at the lower terrace of the park in the riverine conditions of shallow water and spring flowage was possible in terms of solving a number of engineering and ecological tasks. The article applies the system-structural method of studying the archival funds that contain geographical materials of engineering and executive documentation, photo images, explanatory notes, as well as bills for construction supplies and executed services. The result of the research lies in determination of the role of engineering infrastructure in establishment and development of the architectural complex “Lower Dacha” – as the basic document to justification of its historical and cultural values and need for its preservation. Despite the fact that it was not the primary residence of the Emperor Nicholas II, but rather the favorite country retreat of the family, signifying the birth of three daughters of the Emperor and the crown prince Alexey, it symbolizes multiple remarkable memories and events in the history of Russia.

Keywords:

underground clay water pipe, architect Tomishko, Lower Dacha, object of cultural heritage, Alexandria Park, Peterhof, riverine territory, archives, channel, harbour

Введение

Объектом исследования является летняя резиденции императора Николая II, расположенная в прибрежной северо—восточной части парка Александрия. На основании Постановления Правительства Российской Федерации № 527 от 10.07.2001 комплекс построек включен в Единый государственный реестр как объект культурного наследия федерального значения с наименованием «Нижняя дача»: Главный дом; Домик служебный; Домик Швейцарский; Кухня; Ледник, Ограда с воротами; Караулка у ворот ограды по адресу: Санкт—Петербург, г. Петергоф, парк Александрия, д. 11 (далее — Нижняя дача). Комплекс Нижней дачи сформировался к началу XX в. и дополнил перечень дворцовых комплексов «Фермерского» и «Коттеджа», объединенных общей территорией с историческим наименованием «Собственная Ее Императорского Величества дача Александрия». Комплекс предназначался для длительного проживания семьи императора в летнее время и в таком качестве использовался до 1915 г. [1, с. 262—263]. Территория дачи «Александрия» с дворцами и подсобными строениями до 1917 г оставалась частным владением императорской семьи Романовых. После национализации имущества царской семьи жилое здание дворца Нижней дачи наделяется общественной функцией и используется в качестве историко—бытового музея. С 1937 по 1941 гг. в здании дворца и в зданиях служебного назначения размещались ведомственные дома отдыха, здравницы и санатории [3, 4]. В годы Великой Отечественной войны, когда Петергоф был оккупирован немецкими войсками, территория Нижней дачи превращена в мощный узел береговой противодесантной обороны [2]. Подвергаясь обстрелам и бомбардировкам, ее строения к концу войны находились в аварийном состоянии. В послевоенные годы их состояние продолжало ухудшаться и в 1960-х гг. в целях обеспечения безопасности посетителей парка, аварийные здания Нижней дачи были снесены. Сохранились лишь домик Швейцарский, построенный в 1909 г. и караулка с воротами и оградой. От разрушенного здания дворца сохранились руины с фрагментами стен цокольного этажа, от зданий кухни, служебного дома и ледника стались только фундаменты [1, с. 266].

Изучение истории Нижней дачи, ведется на основании архивных и археологических исследований. При подготовке в 1940 г. первичного паспорта для парка «Александрия», внесенного в список памятников согласно постановлению Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета № 207 от 20 мая 1935 г. исследования по истории дворцов проводил А. В. Шеманский. Ранее под его авторством выпущены путеводители, посвященные музейным экспозициям, разместившимся в зданиях дворцов Александрии [3, 4]. Архитектурно—археологические изыскания объектов на территории Нижней дачи проводил С. Ю. Каргапольцев в 2003 и в 2005 гг.. Его исследования касались состояния канала и бухты для шлюпок, а раскопки участка аллейной сети сада, наряду с общими промерами корпусов дворца, показали полное соответствие реальной ситуации с той, что отражена на исторических планах, что весьма важно при проведении реставрационных работ [5]. Этапам формирования комплекса посвящена научная работа Е.В. Бойцовой, в которой уделяется внимание архитектурному облику дворца и ансамблю зданий в целом, а также делаются выводы о том, что в инженерном отношении дача отвечала последним технологическим достижениям конца XIX века. При ее строительстве были применены новейшие системы отопления и вентиляции, подведен водопровод с устройством подачи горячей и холодной воды, проложена канализация, действовала телефонная связь [6]. В материалах по созданию музейной экспозиции «Оптический телеграф», подготовленных З.Б. Тихонравовой уделяется внимание описанию телеграфной башни, построенной на этой территории в 1833 г. и расположенных рядом с ней подсобных строений [52]. История освоения территории побережья, архитектурные направления, повлиявшие на образ дворца Нижней дачи, а также знаменательные события, происходившие в его стенах, излагаются в работе Д. С. Никитиной [20]. Материалы исследований археологической экспедиции 2012–2013 гг. на территории Нижней дачи представлены в работе С. А. Семенова, И. А. Гарбуза, и И. И. Еремеева. Археологические работы заключались в комплексном обследовании архитектурных сооружений и исторического ландшафта парка на территории Нижней дачи, с целью получения информации о первоначальной планировочной структуре участка, уточнения исторического рельефа, местоположения и габаритов утраченных зданий и сооружений, конструктивных особенностей дорожных покрытий, определения состояния фундаментов построек для проведения последующих реставрационных мероприятий. В результате проведенных исследований: создан опорный план участка работ, выполненный по историко-архивным и библиографическим исследованиям путем перевода исторических планов в современный масштаб; определены местоположения утраченных объектов (кухни, домика служебного и ледника); зафиксирована мощность культурного слоя и особенности каменных фундаментных конструкций всех объектов комплекса; выявлены остатки подземных инженерных коммуникаций водоотведения, связанных с периодом функционирования комплекса Нижняя дача, ­ определено точное местоположение центральной ливневой трубы [7]. В монографии В. Г. Исаченко, посвященной зодчим Санкт—Петербурга XVIII­-XX вв. представлено творчество А. О. Томишко (1851-1900) [8]. Архитектура загородных особняков рассматривается в работах Е. А. Борисовой и А. Л. Пунина [9, 10].

Исследования по Нижней даче в основном рассматривали этапы формирования комплекса зданий и сооружений и историю строительства отдельных объектов. Ранее не рассматривались проблемы, возникшие при освоении прибрежной территории и их влияние на архитектурные и инженерные решения при строительстве Нижней дачи. Автором этой статьи делается предположение, что здания дачного комплекса и его благоустроенная территория могли быть востребованными только при условии эффективной работы инженерных сооружений и систем.

Это позволяет утверждать, что инженерные системы, обеспечивающие комфортные условия проживания в зданиях комплекса и поддерживающие благоприятные экологические условия на прибрежной территории являются неотъемлемой частью объекта культурного наследия, они обладают историко—культурной ценностью и могут быть отнесены к предметам охраны.

Определение роли инженерной инфраструктуры в освоении территории и формировании комплекса Нижняя дача является целью данного исследования. В ходе изучения архивных источников и материалов натурных исследований необходимо выявить критерии для оценки роли инженерных систем и этапы в освоении прибрежной территории.

В данном исследовании при изучении архивных фондов, содержащих графические материалы проектной и исполнительной документации, фотографии, письма, пояснительные записки, а также счета на материалы и выполненные работы, применен системно—структурный метод. Предметом исследования является история идей, проблем, проектов, формирования и развития инженерной инфраструктуры комплекса Нижняя дача.

Российский государственный архив хранит дела о строительстве Нижней дачи в парке «Александрия». Сооружение комплекса зданий велось по распоряжению Министерства Императорского двора (МИД). Затраты на строительство оплачивались из кассы Министерства по ассигнованиям Кабинета Его Императорского Величества на основании требований главного строителя и архитектора А. О. Томишко, с приложением обосновывающих сумму документов. «Для освидетельствования в техническом отношении строительных материалов и исполняемых работ на месте постройки» на объект назначался ревизор—техник. В структуре Кабинета Его Императорского Величества делопроизводством о строительных и ремонтных работах по дворцам, зданиям учреждений МИД по городам придворного ведомства (Гатчина, Петергоф, Царское Село) занимался хозяйственный отдел. Архивные дела хозяйственного отдела, отражающие ход строительства комплекса, содержат счета на оплату работ и строительных материалов, а также служебные записки и письма, содержащие информацию о ходе строительных работ на Нижней даче. В архиве Государственного музея-заповедника «Петергоф» хранятся графические материалы проектной и исполнительной документации, материалы исследований, фотографии разных лет [1, с. 266—267].

Данная работа выполнялась в составе разработки проектной документации по сохранению объекта культурного наследия в 2016-2017 гг. Разработчиком проекта является ООО «Сибирское архитектурное бюро» (г. Красноярск), которое выполняет проектные работы с учетом ранее разработанной документации ФГУП «Институт по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация» (г. Москва), в сотрудничестве с проектными организациями Санкт—Петербурга.

Первый этап освоения территории

Прибрежная территория парка Александрия, на которой расположился комплекс построек Нижней дачи имеет давнюю историю освоения. В начале XIX в. эта часть побережья, еще не занятая строениями, уже использовалась в ирригационной системе канав, проложенных поперек парковых дорог. Поверхностные воды, собираемые с территории нижней террасы парка, направлялись в Финский залив по канаве, проходящей через этот участок [16]. Сюда же, кроме воды из пруда, спускались стоки из зданий, расположенных на верхней террасе Александрии [17, 18]. В 1833 г. здесь на возвышенной и открытой в залив площадке возводится четырехэтажная башня оптического телеграфа. «Её строительство было связано с устройством телеграфного сообщения между Санкт—Петербургом и Кронштадтом. Согласно предписанию императора Николая I, здание было возведено деревянным и соответствовало готическому стилю других строений Александрии» [6, с. 43, 10]. Рядом выстроен одноэтажный дом для дежурных и хозяйственные постройки. К месту этих построек вдоль границы имения с верхней террасы парка прокладывается дорога [19]. Освоение прибрежной территории потребовало устранения проблем связанных с её подтоплением. По особому распоряжению Николая I (1796-1855) в 1834 г. вдоль береговой линии у телеграфной башни сооружается откос из крупного булыжного камня, который должен стать защитой от наводнений и натиска льда в зимнее время. Камни располагают с учетом придания откосу естественного вида [20].

По своему первоначальному назначению башня прослужила до пятидесятых годов XIX в., когда на смену оптического пришел электромагнитный телеграф и для нового вида связи в 1857-1858 гг. на территории Александрии у Санкт—Петербургской дороги было построено каменное здание нового телеграфа. В 1859 г. старая башня была принята от телеграфного ведомства в ведомство Дворцового управления и до начала 80-х гг. XIX в. служила в летнее время помещением для береговой охраны [6, с. 43].

Таким образом, на начальном этапе освоения исследуемой территории этот участок побережья использовался для вывода в залив стоков ирригационной системы нижней террасы парка и канализационных стоков с верхней террасы. Прокладка дороги с верхней террасы парка и укрепление береговой линии залива путем возведения откоса из крупного булыжного камня было связано со строительством башни оптического телеграфа и сезонными подтоплениями, застроенного участка. Инженерные сооружения на данном этапе выполняли самостоятельные не связанные между собой функции.

Второй этап освоения территории

В 1882 г. петергофский управляющий генерал-майор Арапов предложил отреставрировать башню, но император Александр III (1845-1894) в ответ на это предложение выразил намерение башню разобрать и на освободившемся месте выстроить «новую каменную в роде башни на Ольгином острове». Проектирование павильона ¬ башни на месте обветшавшего строения и составление сметы было поручено архитектору Петергофского дворцового правления Э. Л. Гану. Проект был представлен, но, видимо, не получил одобрения [6, с. 43]. Для продолжения этой работы был приглашен ревизор технической отчетности и контроля Министерства Императорского двора, адъюнкт—профессор Императорской Академии художеств, академик архитектуры А. О. Томишко, (1851-1900), который разработал два варианта проекта [20]. Первый вариант был представлен проектом небольшого здания летнего павильона в романтическом стиле, характерном для большинства построек Петергофа [10]. Второй вариант, принятый к исполнению, разрабатывался как дворец¬дача для длительного проживания в летнее время. В основных чертах он повторял архитектурный замысел первого варианта, увеличившись по высоте — основной четырехэтажный объем здания акцентирован шестиэтажной башней, увенчанной четырехскатной крышей со шпилем (рис. 1).

Рис. 1. Второй вариант проекта Нижней дачи в Александрии, арх. А. Томишко, 1882 г. Вид со стороны парка. Западный фасад. Разрез. Источник: Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП­—1299ар.

Церемония закладки здания состоялась 20 июля 1882 г. тогда же и определено его назначение — «дворец для Государя Наследника Николая Александровича». Руководство строительством новой царской резиденции было возложено на архитектора А. О. Томишко. Строился дворец в течение трех лет, с 1882 по 1885 гг. Строительный сезон длился с мая по ноябрь [6, с. 44, 45]. В ходе строительства дворца происходила корректировка первоначального проекта и увеличение объектов проектирования и строительства. Летом 1883 г. Томишко представил на утверждение проект двухэтажного дома для размещения кухни и комнат обслуживающего персонала и проект одноэтажной караулки, размещаемой у въездных ворот. Несмотря на то, что здание дворца было приближено к краю укрепленного берега, мелководье залива не позволяло в полной мере воспользоваться соседством открытых водных пространств. В соответствии с рекреационным и романтическим замыслом использования прибрежной территории, к устройству предполагался и был одобрен императором проект канала с оградительными молами и гаванью для шлюпок для осуществления лодочных прогулок по заливу [6, с. 47]. В ходе строительства, территория дачи расширялась и благоустраивалась. Живописная сеть дорог и тропинок объединила все постройки побережья. Часть водоотводящего канала, проходившего по территории дачи, через который осуществлялся сток воды с нижней террасы парка и из пруда, находившегося перед Коттеджем, была заключена в трубу и засыпана. Участок насыпи дополнил благоустроенную территорию дачи, через него была устроена проезжая «шоссированная» дорога [21], (рис. 2).

Рис. 2. Общий план части прибрежного участка парка Александрии с Новым дворцом, служебными постройками и караулкою. Арх. А. Томишко, 1883 г. Источник: Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП­—1258ар.

Инженерная конструкция подземной сточной трубы, в которую были заключены стоки водоотводящего канала, состояла из двух частей и на ее пути сооружались два деревянных колодца. От колодца, расположенного у входа стоков канала в подземное русло и до колодца устроенного перед прибрежной «шоссированной» дорогой проложена деревянная сточная труба, а далее под дорогой и до Финского залива проложена чугунная труба диаметром в 1 аршин (71,12 см.). К этой же сточной системе были подключены здания дворца и кухни. Выпуски канализационных сетей, выполненные из чугунных труб, были проложены до выгребов, устроенных в газонах, а далее от выгреба здания кухни до сточного канала, и от выгреба дворца до выпуска подземной сточной трубы в залив. Водопроводная сеть была проложена с верхней террасы парка до запорного крана, размещенного на газоне у южного фасада дворца [22]. К концу 1885 г. строительство комплекса построек в прибрежной части Александрии было завершено. Освящение дворца было назначено на 16 июня 1886 г. Дворец был возведен на каменном фундаменте. Облицовка цоколя и замковые камни были сделаны из финского розово—красного гранита, нижний этаж облицован серой путиловской плитой, стены сложены из красного кирпича и отделаны высококачественным облицовочным кирпичом желтого и терракотового цветов. Полихромный кирпич различной конфигурации и размеров был привезен из Силезии [6, с. 45]. Главным фасадом дворец обращен на север, к морю выходила нарядная двухмаршевая лестница. Официальный вход во дворец располагался со стороны южного фасада, выходившего на прибрежную дорогу, вдоль которой расположились все постройки и караулка, у которой дорога перекрывалась железной оградой и воротами главного въезда со стороны Знаменки. Пилоны ворот были облицованы декоративным кирпичом и завершались железными коваными фонарями. Створки ворот украшали кованые узоры с гербами Петергофа. Кроме кухни и караулки на территории дачи был построен каменный однокамерный ледник и сарай [6, с. 47]. Единство комплекса подчеркивалось не только общностью стилистического решения, но и сходством архитектурных приемов, и идентичностью деталей декоративной отделки каменных зданий. Постройки имели характерные крыши с сильным выносом и карнизами на резных деревянных кронштейнах, их стены были облицованы чередующимися рядами кирпича желтого и красно-коричневого цвета. Неосуществленным остался проект канала и гавани для шлюпок. В последующие годы, в течение долгого времени, дворец на берегу моря использовался в качестве гостевого домика [6, с. 47,48], (рис. 3).

Рис.3. Нижняя дача в Александрии до перестройки, 1890-е гг.

Источник: Архив ГМЗ «Петергоф», ПДМП­­—2410фд.

Второй этап освоения связан с желанием использовать привлекательные природные качества этой территории и приспособить ее для размещения объектов царской резиденции с комфортными условиями проживания. С этой целью на исследуемой территории возводится здание дворца, акцентированное башней, которая придавала ему романтический облик и служила видовой площадкой, возводятся подсобные здания кухни и караулки. По территории прокладываются водопроводные и канализационные сети, а открытая сточная канава, проходящая по участку новостроек, направляется в подземное русло и в него же сливаются стоки от вышеназванных зданий.

Появление зданий, инженерных сооружений и увеличение нагрузки на существующую канализационную систему не повлияли на работу природных очистительных систем. На этом этапе инженерные сооружения, объединенные в общую систему, создавали и поддерживали комфортные условия эксплуатации зданий и благоприятную для отдыха среду на прибрежной территории.

Третий этап освоения территории

Следующий этап формирования комплекса Нижней дачи, был связан с изменившимся государственным и семейным положением Николая Александровича. Уютный дворец на побережье, уединенная и защищенная от любопытства посторонних лиц территория понравились молодой чете. Осенью 1895 г. Николая II принял решение о расширении существующего здания дворца. Проектирование пристройки было поручено архитектору А. О. Томишко. Проектом предполагалось с южной стороны дворца построить трехэтажный каменный корпус и соединить его с дворцом теплым переходом¬галереей. Переход устраивался над проездной аркой. Проект пристройки разработан в материалах и конструкциях аналогичных существующему дворцу [23, 24].

В начале октября 1895 г. Кабинет Его Императорского Величества уведомляет Томишко, о том, что на него возлагаются обязанности строителя нового корпуса дворца и ему предоставляется право определять условия договоров с подрядчиками, поставщиками материалов, а также с рабочими. Оплата работ и материалов будет производиться на основании его требований с приложением «оправдательных документов» [25].

Строительство пристройки к новому дворцу предлагалось осуществить в два строительных года с завершением к маю 1898 г. Планируемый объем пристройки был соизмерим с объемом существующего дворца. Кроме работ по расширению дворца планировалось увеличение служебных помещений, проекты которых еще предстояло разработать [26]. Строительный сезон предполагалось начинать в марте и заканчивать в конце октября.

Одновременно с пристройкой к дворцу осуществлялась реализация планов по возведению канала для выхода прогулочных шлюпок на глубину залива. Разработка проекта гавани для шлюпок была поручена архитектору Петергофского дворцового правления А. И. Семенову [27]. После долгого выбора к реализации был утвержден проект шлюпочной гавани с устройством дамб длиной 150 саженей (более 300 м.) и канала между ними. Строительные работы, которые выполняло Морское ведомство, предполагалось завершить в 1898 г. Непосредственным исполнителем был назначен инженер-полковник Еремеев [28]. В мае второго строительного года пристройка к дворцу с переходной галереей была «окончена вчерне», а в апреле были составлены планы дополнительных работ. В соответствии с полученным заданием, архитектор А. Томишко представил Его Величеству чертежи переустройства и увеличения дворца, кухонного флигеля и караулки для офицера у ворот [29, 30]. Так же был представлен проект трехэтажного дома для служащих с башнею для размещения бака, устраиваемого для водоснабжения всех зданий и проект ледника [31].

Проект генерального плана, представленный для утверждения, определял местоположение новых объектов и разбивку дорожек на застраиваемой местности. После рассмотрения чертежей и проектов император выразил их одобрение и желание «скорейшего осуществления всех запланированных работ», чтобы закончить их к весне 1898 г. В докладной записке от 22 августа 1897 г. о ходе работ Томишко пишет: «как видно на прилагаемой копии, из Высочайше одобренного генерального плана, задача, возложенная на меня осенью 1896 года, в настоящее лето почти удвоилась» [32], (рис.4).

Рис. 4. Генеральный план Нижней дачи. Арх. А. О. Томишко. 1897 г.

Источник: Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП­—1261ар.

В летний сезон 1897 г., когда строительные работы идут одновременно на 4-х объектах возникли проблемы с подземным каналом, в который кроме воды из пруда спускались стоки из зданий, расположенных на верхней террасе Александрии. Участок канала, выполненный в 1882-1885 гг. в виде деревянной сточной трубы был заполнен «черным осадком, дающим себя знать в жаркие, мелководные дни». Для устранения этой проблемы деревянная сточная труба была заменена «чугунною магистралью (аршинного диаметра), с затворами для ее прочистки. В эту магистраль планировалось сводить все стоки новых зданий». Для того чтобы исключить застойные явления в канале, А. Томишко принимает решение об использовании дождевой воды для его дополнительной промывки. С этой целью он устраивает ливневую канализацию «подземными керамиковыми трубами», в которую собирает дождевые осадки с крыш зданий и направляет их в канал [32, 33]. Водосточные оцинкованные трубы с приемными и сливными воронками, установленные на фасадах зданий соединялись «в землю полуциркульными коленьями» с «керамиковыми (гончарными)» трубами ливневой канализации, уложенной в траншеях. «Керамиковый» водопровод собирался из прямых участков труб, «колен» и «двойников». Система ливневой канализации устраивалась от здания дворца, служебного дома и кухонного флигеля [34, 35, 36].

Неблагоприятные погодные условия осени 1897 г. выявили новые проблемы территории. При наводнении затопило большую часть строительной площадки и для устранения этих явлений было принято решение о подсыпке привозным грунтом ее низменных участков [37]. Весной 1898 г. работы на пристройке к дворцу находятся в заключительной стадии, завершаются работы по перестройке кухонного флигеля, а строительство служебного дома проходит в ускоренном темпе с целью завершить его к намеченной дате вчерне. В начале апреля 1898 г. на запрос Министра Императорского Двора, барона Фредерикса о ходе работ и сроках их окончания, архитектор А. Томишко сообщает о неблагоприятной экологической ситуации в заливе, сложившейся из-за строительства гавани для шлюпок и канала между дамбами: «В прибрежной части взморья, в сторону Знаменки, образовался застой воды, который вследствие незначительной глубины и болотистого дна, выделяет летом вредные испарения. К тому же в это место издавна сведены стоки с верхней части имения Александрия и её зданий, особенно вредным оказывается сток из верхней кухни трубою» [37, 38].

При выяснении причин и виновников создавшейся ситуации Томишко дает пояснения по устройству канализационной системы комплекса дачных строений. Сточные воды из ванн, клозетов и кухонь поступают в выгребы, устроенные у зданий, а затем в осадочные колодцы и уже отфильтрованными вытекают в залив [39]. Так выгреб перед пристройкой дворца был выполнен из сосновых досок, овальной формы, 3 аршина длиной, 2 аршина шириной с перегородкой и чугунной крышкой и такой же решеткой [40].

В переписке с Морским Ведомством А. Томишко предлагает варианты решения этой проблемы путем устройства пропусков в дамбе, для естественной циркуляции воды или «устройство трубы, отводящей упомянутые стоки примерно на 250 сажень (более 500 м.) от берега, где имеется значительная глубина» [37, 38]. Техническим комитетом Морского Ведомства принимается предложение об устройстве пропусков в дамбе и о разработке проекта прокладки «отводной трубы» от стоков главной кухни, Коттеджа и прочих зданий верхней террасы Александрии, которая поручается инженеру—полковнику Еремееву, строителю новой гавани у дворца. Проект был одобрен техническим комитетом, но средств на его реализацию ведомство ранее не предусматривало и по этой причине обратилось в Кабинет Его Императорского Величества с просьбой об оказании содействия [28]. Разъяснения и справки, подготовленные архитектором А. Томишко, о том, что укладка «труб на морском дне составляет специальность военно—морских инженеров и техников», оказались напрасными. В конце апреля 1898 г. А. Томишко был уведомлен о том, что хозяйственный отдел Кабинета Его Императорского Величества «в виду необходимости скорейшего окончания работ по приведению в должный порядок местности около Нового Дворца, приказал: работы по прокладке этой трубы возложить на Ваше Превосходительство, предоставить Вам войти в ближайшее по этому предмету соглашение со строителем гавани или другим лицом и принять расходы на суммы Министерства Императорского Двора, включив в общую сумму расходов по постройке Нового Дворца» [41].

Для определения направления, в котором следует производить отведение стоков существующих труб в залив, 28 апреля 1898 г архитектор А. Томишко проводит совещание, на которое приглашает тех, кто знаком с местными условиями, среди них: генерал-майор Д. С. Плешко, смотритель имения Александрия архитектор Л. И. Семенов, смотритель садов и дорог, садовник К. Гауклер. Наиболее целесообразным признается отведение стоков в залив трубою в сторону Знаменки, «откуда эти стоки не будут попадать уже к берегу дворца и к купальням». В связи с тем, что окончание строительных работ по дворцу намечено на 15 июня, Томишко немедленно приступает к укладке труб по морскому дну. В дополнение к устройству ливневой канализации, которая собирает воду с крыш «подземными керамиковыми трубами» для промывки «сточной» трубы, Томишко решает подключить к ней центральный бак водоснабжения на 1300 ведер, чтобы в засушливое время «спускать этот запас чистой воды по 2 раза в день» [42].

Работы по укладке отводных труб от залива по двум линиям производились днем и ночью с 5 мая по 4 июня. По морскому дну в сторону Знаменки на глубине «до 2 аршин» укладывались две «сточные» трубы, одна из них чугунная диаметром 20 дюймов, длиною 94 сажени, другая деревянная «с осмолкой внутри, с железными хомутами» длиной 101 сажень. В начале и в конце деревянной трубы и вначале чугунной трубы устраивались колодцы, выполненные из шпунтованных свай. При укладке забивались временные сваи, к ним крепились щиты, для ограждения места работы от воды, рылись траншеи, забивались постоянные анкерные сваи, удерживающие «сточные» трубы на глубине, затем траншеи забивались глиной и тщательно утрамбовывались [43], (рис.5).

Рис. 5. План Нижней дачи, прилагаемый к докладной записке А.Томишко об окончании работ, 1898 г. Источник: РГИА. ф. 468. оп. 15. д. 961. Л. 96

В отчете об окончании работ от 24 мая 1898 г., к которому «для ясности» прилагался план, А. Томишко описывает выполненные работы и указывает даты их завершения. «Наружные леса во всех зданиях сняты, фасады почти окончены. Как и планировалось ранее, к 15 июня должны быть окончены работы на пристройке к дворцу (II) и на самом дворце (I а), а также на кухонном флигеле (III). К этому же сроку завершится отведение стоков от берега трубами по направлению МN и AN, а также устройство дорог и сада по новой планировке около зданий. Служебный трехэтажный дом (IV) с шестиэтажной башней, который был построен за 7 месяцев, к заселению не готов. В леднике (V) также выполнены не все работы. Пристройка для офицеров охраны в караулке (VI) отложена на осень» [44]. В летний сезон 1898 г. продолжается укладка водопроводных труб фирмы Ф. Сан¬Гали в траншеи глубиною в 3 аршина, сооружаются колодцы, выгребы, прокладываются сточные трубы. Работники вышеназванной фирмы устанавливают в башне служебного дома распределительный железный бак на 1300 ведер воды для обеспечения водой всех построек Нижней дачи [45]. К водопроводным сетям, выполненным из чугунных асфальтированных напорных труб, были подключены не только жилые дома, но и ледник с тремя отделениями. В одном из отделений ледника был предусмотрен «рыбный бассейн», выполненный из железного остова и стекол. Напорные и отводные водопроводные трубы были проведены к подъемной машине гидравлического лифта, установленного в парадной прихожей пристройки к дворцу [46, 47]. К 15 июня 1898 г. помещения дворца и кухни были подготовлены для въезда царской семьи, которая на время строительства в 1896­-1897 гг. летние месяцы проводила в Фермерском дворце [6, с. 50]. Строительные работы и работы по благоустройству территории комплекса Нижней дачи были завершены к 1900 г. (рис.6).

Рис. 6. Проект водопроводной сети в Александрии. Арх. Л. Семенов, 1900 г.

Источник: Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП—5122ар.

В дальнейшем происходят незначительные изменения по составу подсобных объектов дачного комплекса и мероприятия по приспособлению и усовершенствованию его инженерных систем. Так в дополнение к существующей водопроводной сети устраивается сеть пожарного водопровода с колодцами для пожарных гидрантов. Во дворе у ледника устанавливается «водоразборная тумба для поливных рукавов». По указанию императора перед фасадом здания устанавливают майоликовую раковину, к которой подводят водопроводную трубу [48]. Проводятся работы по устройству колодцев для запорного и пожарного кранов на существующей водопроводной сети для пользования водой проживающими в Александрии в зимнее время и на случай пожара. Деревянные трубы канализации, с верхней террасы Александрии, меняются на чугунные трубы. Деревянные конструкции колодцев и выгребов заменяются на бетонные. Устраивается бетонная стенка и шлюз на сточной канаве в месте заключения ее в подземную трубу [49, 50, 51].

Третий этап освоения территории связан с увеличением объектов строительства на исследуемом участке и их влиянием на экологию местности. Это повлекло за собой непредвиденные работы по усовершенствованию существующих и строительству дополнительных инженерных систем для обеспечения благоприятных условий функционирования дачного комплекса. Проектное решение об использовании подземного русла сточной канавы, устроенного в 1882­-1885 гг. для канализационных стоков вновь возведенных и реконструированных зданий показало свою несостоятельность в засушливое лето второго строительного сезона. Для устранения неприятного запаха и застойных явлений в трубе была изменена ее конструкция, а для дополнительной промывки к ней подключена подземная ливневая канализация, собирающая воду с крыш, а также центральный бак водоснабжения. На завершающем этапе строительства, когда к заселению готовилось здание дворца, и завершились работы по сооружению гавани для шлюпок и канала, обозначились проектные ошибки, которые создали неблагоприятную экологическую ситуацию уже в заливе. Дамбы канала преградили путь естественной циркуляции воды и в прибрежной части, куда выходили канализационные стоки образовался застой, выделяющий вредные испарения. Для устранения этой проблемы в конструкцию дамб были внесены изменения, путем устройства пропусков для воды. Дополнительно разработаны проекты прокладки двух канализационных труб, отводящих стоки в глубину залива, укладка которых производилась в авральном режиме.

На этом этапе обозначились проблемы, которые не принимались в расчет при проектировании объектов расширения комплекса и повлияли на объемы непредвиденных проектных и строительных работ по сохранению благоприятных условий эксплуатации зданий и экологического равновесия на прибрежной территории. Основная роль в обеспечении этих условий отводилась инженерной инфраструктуре. В результате создания новых инженерных объектов и усовершенствования существующих была создана единая система, успешная работа которой основывалась на создании устойчивых связей и взаимодействии ее основных элементов.

Заключение

Изучение архивных материалов делопроизводства хозяйственного отдела Кабинета Его Императорского Величества за 1895­-1900-е гг. позволяет утверждать, что открытая в залив прибрежная территория, расположенная в северо-восточной части парка Александрия, изначально имела неблагоприятные условия для ее освоения. Подтопление участка и использование этой территории для вывода в залив стоков ирригационной системы и канализационных стоков от зданий, расположенных на верхней террасе парка создавали нагрузку на его экологическую систему. Приспособление этой местности для размещения летней резиденции императора было возможно только при условии сохранения экологического благополучия среды и обеспечения комфортных условий проживания в возводимых зданиях комплекса. Эти условия создавались не только архитектурными, но и инженерно-техническими средствами.

На каждом этапе освоения этого прибрежного участка роль инженерной инфраструктуры возрастала, инженерные системы усложнялись и модернизировались в соответствии с требованиями, предъявляемыми к вновь возводимым зданиям и к самой территории. Природные условия территории заставляли вносить изменения в проекты и разрабатывать нестандартные решения и технические новшества.

На этапе расширения комплекса, связанного со строительством новых объектов, инженерные проблемы повлияли на объемно-планировочное решение служебного дома, которое предусматривало устройство башни для распределительного железного бака. В результате сложившаяся к этому времени силуэтная композиция прибрежной застройки, акцентированная шестиэтажной башней дворца, была дополнена второй доминантой, не уступающей главной по высоте. Ее назначение было обусловлено не только обеспечением потребности в воде трех и четырех этажных зданий, но и созданием необходимых условий для работы гидравлического лифта, а также бесперебойного функционирования системы водоотведения в целом.

Изучение архивных фондов и материалов натурных исследований подтвердило гипотезу о том, что при формировании комплекса Нижняя Дача и освоении прибрежной территории инженерной инфраструктуре принадлежит значительная роль. Инженерные системы не только обеспечивали комфортные условия проживания в зданиях комплекса, но и поддерживали экологическое равновесие природной среды. Архитектор и строитель А. О. Томишко, являясь автором архитектурных образов зданий, разрабатывал и воплощал ряд инженерных решений, обеспечивающих функционирование комплекса в условиях мелководной прибрежной территории. Результаты исследования подтверждают предположения о том, что здания комплекса обеспеченные повышенными условиями комфорта не могут рассматриваться отдельно без учета инженерных сооружений и систем, эффективная работа которых создавала условия, при которых дачный комплекс мог использоваться для проживания и отдыха царской семьи.

Данное исследование дополняет историю формирования комплекса и не входит в противоречие с результатами предыдущих исследований. Полученные сведения позволяют раскрыть проблемы прибрежной территории и понять причины появления тех или иных инженерных решений, повышают степень изученности объекта, что является важным для его сохранения.

Результаты проведенных исследований дополнят сведения необходимые при воссоздании утраченных и реставрации сохранившихся объектов комплекса Нижняя дача. В дальнейшем, выполнение натурных исследований инженерных сетей комплекса в целях проведения реставрационных работ позволит изучить их сохранность и возможность дальнейшего использования. Функционирование воссозданных объектов потребует решения инженерных и экологических задач с учетом исторического опыта и современных норм и требований к эксплуатации прибрежных территорий.

Данное исследование имеет научно-практический характер. Изучение архивных фондов дает возможность проследить историю формирования не только комплекса зданий и сооружений Нижней дачи, но его инженерной инфраструктуры. Природные особенности застраиваемой прибрежной территории наряду с привлекательными свойствами имели ограничения и неудобства, которые устранялись созданием специальных инженерных сооружений. Уникальность ряда инженерных решений и способы их реализации раскрывают новые грани творческой биографии А. О. Томишко.

Результаты данного исследования могут быть использованы при натурных обследованиях инженерных сооружений комплекса и дополнены сведениями об их сохранности.

Библиография
1.
Ужгеренас М. П., Приданцева Н. А. Историко-архивные исследования — ключ к пониманию результатов обследования объекта культурного наследия // Обследование зданий и сооружений: проблемы и пути их решения: Материалы VII международной научно-практической конференции / ФГАОУ ВО Санкт-Петербургский политехнический ун-т (г. Санкт-Петербург, 13-14 октября 2016 года). СПб., 2017. С. 262-269.
2.
Кольцов Ю. В. Петергофский десант. СПб.:Гангут, 2010. 310 с.
3.
Шеманский А., Гейченко С. Историко-бытовой музей в Петергофе (большой дворец). Л. 1930. 56 с.
4.
Шеманский А. Петергофские дворцы-музеи. Нижний дворец. Дача Николая II. Л. 1935. 16 с.
5.
Каргапольцев С. Ю., Каргапольцев М. Ю., Бирюкова И. Н. Раскопки в Петергофской Александрии (итоги сезона 2003 года), часть II // Реликвия (Реставрация. Консервация. Музеи). 2004. № 2 (5). С. 52-56.
6.
Бойцова Е. В. Этапы формирования комплекса Нижней дачи в Петергофе // Последние Романовы и императорские резиденции в конце XIX – начале XX века: материалы (VII) научной конференции (г. Санкт-Петербург, 19-20 ноября 2009 года). СПб.: Алес, 2009. С. 42-57.
7.
Семенов С. А., Гарбуз И. А., Еремеев И. И. Исследования территории дворцового комплекса «Нижняя дача» в парке Александрия ГМЗ «Петергоф» в 2012-2013 гг. // Бюллетень Института истории материальной культуры Российской академии наук. Том 5. Охранная археология. 2013. С. 25-48.
8.
Исаченко В. Г. Зодчие Санкт-Петербурга XVIII-XX вв. М.: Центрполиграф, 2010. 416 с.
9.
Пунин А. Л. Архитектура Петербурга середины XIX века. Л.: Лениздат, 1990. 351 с.
10.
Борисова Е. А. Русская архитектура второй половины XIX века. М.: Наука, 1979. 360 с.
11.
Кормильцева О. М., Леонтьев А. Г., Петрова М. А. Успеть поработать для вечности… СПб., 2009. С. 96-97.
12.
Кормильцева О. М. Роль К. Д. Халтурина в развитии послевоенной реставрации // Послевоенная реставрация: век нынешний и век минувший: сборник статей по материалам научно-практической конференции; ГМЗ «Петергоф». СПб., 2010. С. 206-211.
13.
Леонтьев А. Г. К истории формирования принципов и методологии Ленинградской реставрационной школы. События, памятники, биографии // Послевоенное восстановление памятников. Теория и практика XX века: материалы международной научной конференции, 4-5 декабря 2014 года / Гос. ист.-худож. Дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» и др. СПб., 2014. С. 105-130. (С. 117-118).
14.
Кедринский А. А., Колотов М. Г., Ометов Б. Н., Раскин А. Г. Восстановление памятников архитектуры Ленинграда. Л., 1983. 312 с.
15.
Леонтьев А. Г. К истории формирования принципов и методологии Ленинградской реставрационной школы. События, памятники, биографии // Послевоенное восстановление памятников. Теория и практика XX века: материалы международной научной конференции, 4-5 декабря 2014 года / Гос. ист.-худож. дворцово-парковый музей-заповедник «Гатчина» и др. СПб., 2014. С. 105-130. (С. 118-119).
16.
Архив государственного музея-заповедника (ГМЗ) «Петергоф», г. Санкт-Петербург, г. Петергоф. Инв.№ ПДМП-723ар.
17.
Российский государственный исторический архив (РГИА), г. Санкт-Петербург. Ф. 468 (Кабинет Его Императорского Величества МИД). Оп. 15. Д. 960. Л. 215-217об.
18.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 687.
19.
Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП-2165ар.
20.
Архив ГМЗ «Петергоф». Р-469. С. 4, 247.
21.
Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП-735ар.
22.
Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП-1258ар.
23.
Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП-1266ар.
24.
Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП-1300ар.
25.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 960. Л. 3, 3об.
26.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 960. Л. 13, 13об.
27.
Архив ГМЗ Петергоф», ПДМП-964ар.
28.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 50, 50об.
29.
Архив ГМЗ Петергоф», ПДМП-1328ар.
30.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 960. Л. 228, 228об.
31.
Архив ГМЗ «Петергоф», ПДМП-1325ар.
32.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 960. Л. 215-217об.
33.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 68.
34.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 224, 446, 446об.
35.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 962. Л. 490-492.
36.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 963. Л. 185-189об.
37.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 47-48об.
38.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961, Л. 69.
39.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961, Л. 61, 62об.
40.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 960. Л. 249, 249об.
41.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 57
42.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 67, 67об, 68
43.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 198, 225.
44.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 94-95, 96.
45.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 158, 436, 436об.
46.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 961. Л. 434.
47.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 962. Л. 281, 287, 287об.
48.
РГИА. Ф. 468. Оп. 15. Д. 962. Л. 564.
49.
Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП-954ар.
50.
Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП-958ар.
51.
Архив ГМЗ «Петергоф». ПДМП-5128ар.
52.
Архив ГМЗ «Петергоф». Р-337а. 113 с.
References (transliterated)
1.
Uzhgerenas M. P., Pridantseva N. A. Istoriko-arkhivnye issledovaniya — klyuch k ponimaniyu rezul'tatov obsledovaniya ob''ekta kul'turnogo naslediya // Obsledovanie zdanii i sooruzhenii: problemy i puti ikh resheniya: Materialy VII mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii / FGAOU VO Sankt-Peterburgskii politekhnicheskii un-t (g. Sankt-Peterburg, 13-14 oktyabrya 2016 goda). SPb., 2017. S. 262-269.
2.
Kol'tsov Yu. V. Petergofskii desant. SPb.:Gangut, 2010. 310 s.
3.
Shemanskii A., Geichenko S. Istoriko-bytovoi muzei v Petergofe (bol'shoi dvorets). L. 1930. 56 s.
4.
Shemanskii A. Petergofskie dvortsy-muzei. Nizhnii dvorets. Dacha Nikolaya II. L. 1935. 16 s.
5.
Kargapol'tsev S. Yu., Kargapol'tsev M. Yu., Biryukova I. N. Raskopki v Petergofskoi Aleksandrii (itogi sezona 2003 goda), chast' II // Relikviya (Restavratsiya. Konservatsiya. Muzei). 2004. № 2 (5). S. 52-56.
6.
Boitsova E. V. Etapy formirovaniya kompleksa Nizhnei dachi v Petergofe // Poslednie Romanovy i imperatorskie rezidentsii v kontse XIX – nachale XX veka: materialy (VII) nauchnoi konferentsii (g. Sankt-Peterburg, 19-20 noyabrya 2009 goda). SPb.: Ales, 2009. S. 42-57.
7.
Semenov S. A., Garbuz I. A., Eremeev I. I. Issledovaniya territorii dvortsovogo kompleksa «Nizhnyaya dacha» v parke Aleksandriya GMZ «Petergof» v 2012-2013 gg. // Byulleten' Instituta istorii material'noi kul'tury Rossiiskoi akademii nauk. Tom 5. Okhrannaya arkheologiya. 2013. S. 25-48.
8.
Isachenko V. G. Zodchie Sankt-Peterburga XVIII-XX vv. M.: Tsentrpoligraf, 2010. 416 s.
9.
Punin A. L. Arkhitektura Peterburga serediny XIX veka. L.: Lenizdat, 1990. 351 s.
10.
Borisova E. A. Russkaya arkhitektura vtoroi poloviny XIX veka. M.: Nauka, 1979. 360 s.
11.
Kormil'tseva O. M., Leont'ev A. G., Petrova M. A. Uspet' porabotat' dlya vechnosti… SPb., 2009. S. 96-97.
12.
Kormil'tseva O. M. Rol' K. D. Khalturina v razvitii poslevoennoi restavratsii // Poslevoennaya restavratsiya: vek nyneshnii i vek minuvshii: sbornik statei po materialam nauchno-prakticheskoi konferentsii; GMZ «Petergof». SPb., 2010. S. 206-211.
13.
Leont'ev A. G. K istorii formirovaniya printsipov i metodologii Leningradskoi restavratsionnoi shkoly. Sobytiya, pamyatniki, biografii // Poslevoennoe vosstanovlenie pamyatnikov. Teoriya i praktika XX veka: materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii, 4-5 dekabrya 2014 goda / Gos. ist.-khudozh. Dvortsovo-parkovyi muzei-zapovednik «Gatchina» i dr. SPb., 2014. S. 105-130. (S. 117-118).
14.
Kedrinskii A. A., Kolotov M. G., Ometov B. N., Raskin A. G. Vosstanovlenie pamyatnikov arkhitektury Leningrada. L., 1983. 312 s.
15.
Leont'ev A. G. K istorii formirovaniya printsipov i metodologii Leningradskoi restavratsionnoi shkoly. Sobytiya, pamyatniki, biografii // Poslevoennoe vosstanovlenie pamyatnikov. Teoriya i praktika XX veka: materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii, 4-5 dekabrya 2014 goda / Gos. ist.-khudozh. dvortsovo-parkovyi muzei-zapovednik «Gatchina» i dr. SPb., 2014. S. 105-130. (S. 118-119).
16.
Arkhiv gosudarstvennogo muzeya-zapovednika (GMZ) «Petergof», g. Sankt-Peterburg, g. Petergof. Inv.№ PDMP-723ar.
17.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv (RGIA), g. Sankt-Peterburg. F. 468 (Kabinet Ego Imperatorskogo Velichestva MID). Op. 15. D. 960. L. 215-217ob.
18.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 687.
19.
Arkhiv GMZ «Petergof». PDMP-2165ar.
20.
Arkhiv GMZ «Petergof». R-469. S. 4, 247.
21.
Arkhiv GMZ «Petergof». PDMP-735ar.
22.
Arkhiv GMZ «Petergof». PDMP-1258ar.
23.
Arkhiv GMZ «Petergof». PDMP-1266ar.
24.
Arkhiv GMZ «Petergof». PDMP-1300ar.
25.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 960. L. 3, 3ob.
26.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 960. L. 13, 13ob.
27.
Arkhiv GMZ Petergof», PDMP-964ar.
28.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 50, 50ob.
29.
Arkhiv GMZ Petergof», PDMP-1328ar.
30.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 960. L. 228, 228ob.
31.
Arkhiv GMZ «Petergof», PDMP-1325ar.
32.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 960. L. 215-217ob.
33.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 68.
34.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 224, 446, 446ob.
35.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 962. L. 490-492.
36.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 963. L. 185-189ob.
37.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 47-48ob.
38.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961, L. 69.
39.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961, L. 61, 62ob.
40.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 960. L. 249, 249ob.
41.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 57
42.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 67, 67ob, 68
43.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 198, 225.
44.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 94-95, 96.
45.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 158, 436, 436ob.
46.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 961. L. 434.
47.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 962. L. 281, 287, 287ob.
48.
RGIA. F. 468. Op. 15. D. 962. L. 564.
49.
Arkhiv GMZ «Petergof». PDMP-954ar.
50.
Arkhiv GMZ «Petergof». PDMP-958ar.
51.
Arkhiv GMZ «Petergof». PDMP-5128ar.
52.
Arkhiv GMZ «Petergof». R-337a. 113 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"