Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Базилика как социокультурный феномен
Бармина Надежда Игоревна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра музееведения и культурологии, Уральский федеральный университет

620083, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, пр. Ленина, 51, каб. 415

Barmina Nadezhda Igorevna

PhD in History

Docent, the department of Musicology and Culturology, Ural Federal University

620083, Russia, Yekaterinburg, Prospekt Lenina 51, office #415

nbarmina08@mail.ru
Левченко Илья Евгеньевич

кандидат философских наук

доцент, кафедра прикладной социологии, Уральский федеральный университет

620083, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, пр. Ленина, 51, каб. 328

Levchenko Ilya Evgenevich

PhD in Philosophy

Docent, the department of Applied Sociology, Ural Federal University

620083, Russia, Yekaterinburg, Prospekt Lenina 51, office #328

ilevchenko08@mail.ru
Аннотация. Объектом исследования является базилика как социокультурный феномен. Она выступает в качестве одной из уникальных архитектурных форм, олицетворяющих собой гармонию красоты и утилитарности. Подробно рассматривается эволюция светской базилики, последовательно выступающей в качестве жилого дома, судебного и финансово-экономического здания. В процессе «христианизации» базилики производилась адаптация архаической символики. В исполнении фресковых росписей и создании мозаичных напольных панно применялись технологические методы и приемы античного искусства, но они были наполнены библейским содержанием. Таким образом, предметом изучения является процесс трансформации светского сооружения в христианский храм. Методологической основой исследования являются теория архитектуры, социология пространства и архитектуры, социология культуры и религии, социология города, позволяющие раскрыть многогранность феномена базилики. Проведенное исследование позволило выявить прагматику и символику трансформации базилики из светского сооружения в культовое здание. В результате изучения авторы приходят к выводам о сложном механизме сакрализации архитектурного пространства, его адаптации к потребностям христианизации населения и эффективного использования в период торжества новой государственной религии.
Ключевые слова: архитектура, социальное пространство, социология, дом басилея, светская базилика, христианская базилика, функции базилики, древнегреческая базилика, древнеримская базилика, культовое сооружение
УДК: 316.733
DOI: 10.7256/2310-8673.2016.4.21355
Дата направления в редакцию: 08-12-2016

Дата публикации: 14-12-2016

Abstract. The object of this research is basilica as a sociocultural phenomenon. It represents one of the unique architectural forms, which epitomizes the harmony of beauty and utility. The authors thoroughly examine the evolution of secular basilica that sequentially manifests as a residential, judicial, and financial-economic building. During the process of “Christianization” of basilica, we could observe the adjustment of the archaic symbolic. The technological methods of ancient art, filled with the Biblical content, were implemented in mural paintings and creation of the mosaic floor. Thus, the subject of this research is the transformation process from a secular construct into the Christian temple. The methodological basis of this work consists in the following concepts, which allow revealing the multifacetedness of the phenomenon of basilica: theory of architecture; sociology of space and architecture; sociology of culture, religion; sociology of city. The conducted research determined the pragmatics and symbolic of the transformation of basilica from the secular construct to religious building. The authors make a conclusion on the complex mechanism of sacralization.

Keywords: Ancient Greek basilica, functions of basilica, Christian basilica, secular basilica, mural painting, sociology, social area, architecture, Ancient Roman basilica, religious building

Введение

В условиях «религиозного возрождения» современной России представляется необходимым обращение к анализу архитектурного наследия христианства – базилике и ее функциональных особенностей. Социокультурное исследование трансформации светского сооружения в сакральное здание позволяет выявить объективные факторы, способствовавшие развитию этого процесса.

В Древности базиликальное строительство было распространено во многих регионах мира. В нашей стране сохранились немногочисленные памятники этого типа, и они требуют к себе бережного отношения как уникальные образцы христианской цивилизации, которые могут стать достопримечательностями, привлекающими внимание специалистов, паломников и туристов.

Методология

Пространство социума и его культуры наглядно преобразуется, благодаря вещным творениям людей. По мнению М. Р. Савченко, архитектурный тип можно толковать «как определенный способ овладения природой, как особую форму человеко-пространственной деятельности, культурно выделенную, институализированную и закрепленную пространственно» [1, с. 97].

В. Ф. Федоров и И. М. Коваль указывают, что «восприятие символических значений архитектурного пространства является условием иной бытийно-смысловой организации реальности, соотносимой:

а) со структурой личности, ее потребностями, интересами, ценностями;

б) с идеалами, целями, ценностями социальных групп (субкультур);

в) с общей картиной мира, структурой и возможной направленностью изменений бытия» [2, с. 109-110].

С социологической точки зрения, «социальное пространство — это множество людей, позиции которых соотносительны, ане множество позиций как таковых» [3, с. 189]. По образному замечанию А. Вебера, «зодчество есть формирование и концентрация пространства для определённых целей и определённых душевных содержаний, возникающих из данного чувства жизни» [4, с. 365-366]. М. Б. Вильковский обосновано полагает, что «архитектура служит для нас источником вдохновения, средством социализации, самоидентификации и развития личности» [5, с. 17].

При изучении эволюции базилики методологически важен вывод, сделанный П. Бурдьё: дом - это микрокосм, организованный в соответствии с теми же оппозициями, которые организуют универсум [6, с. 528]. Вместе с тем, мир дома, взятый в его целостности, оказывается с остальным миром в отношении оппозиции, основания которой совпадают с основаниями, организующими как внутреннее пространство дома (оппозиция между миром женской и мужской жизни), так и остальной мир и – шире – все сферы существования.

Г. Зиммель подчеркивал: «…зодчество использует и распределяет тяжесть материи и ее способность нести груз сообразно возникающему только в душе плану… Это – самая высокая победа духа над природой» [7, с. 227].

Как справедливо отмечает Р. Коллинз, «дуализм священного и мирского как базовое различие, которое составляет содержание всех религиозных верований, соответствует чередованию двух способов социальной организации. Значительную часть времени общество находится в дисперсном состоянии; люди решают свои земные задачи – едят, потребляют, следуют своим практическим интересам и заботам» [8, с. 442-443]. Однако на смену этим дисперсным временам приходят времена сбора, когда люди объединяются в группы и участвуют в религиозных обрядах, как правило, проводимых в храмах.

М. Вебер выделил ряд черт, присущих храмам [9, с. 23]:

1) они возвышаются над всеми другими зданиями;

2) они воздвигаются по законам формирующей стиль стереотипизации архитектурной задачи;

3) они служат раз и навсегда установленным целям;

4) они соответствуют магически проверенным архитектурным формам.

Базилики, как правило, размещались в урбанизированном пространстве. Город можно рассматривать как предметно-территориальную форму интеграции социальных структур и коммуникативное пространство, характерными чертами которого выступают:

1) социокультурная гетерогенность;

2) интенция на разнообразие и инновацию;

3) личностное измерение пространства [10, с. 19].

Таким образом, методологической основой данного исследования являются теория архитектуры, социология пространства и архитектуры, социология культуры и религии, социология города, позволяющие раскрыть многогранность феномена базилики.

При анализе эволюции базилики использовались исторический, системный, структурно-функциональный и семиотический подходы.

Обзор источников и литературы

Греко-римские базилики не сохранились и известия о них мы находим в письменных и вещественных источниках античного периода. Среди них: художественные произведения (например, «Одиссея» Гомера), исторические сочинения (например, «Сравнительные жизнеописания» Плутарха) и архитектурные трактаты (например, «Десять книг об архитектуре» Витрувия).

Специфика архитектурных форм базилики изучалась историками архитектуры (Н. И. Брунов, А. И. Комеч, М. И. Максимова, О. Шуази). Значительный вклад в анализ генезиса и развития христианской базилики внесли дореволюционные (например, Н. В. Покровский) и современные (например, Л. А. Беляев) специалисты по церковным древностям.

Особенности базиликальных памятников получили освещение в работах зарубежных археологов (G. Downey, W. B. McDaniel, V. Müller). Базилики Таврики рассматриваются в публикациях крымских археологов (Н. И. Бармина, О. И. Домбровский, И. А. Завадская, А. Л. Якобсон).

Однако специального социокультурного исследования проблемы трансформации светской базилики в христианский храм осуществлено не было. В рамках данной статьи предполагается раскрыть специфику базилики как социокультурного феномена и его эволюцию.

Древнегреческая базилика

В истории мировой культуры известно несколько уникальных архитектурных форм, олицетворяющих собой гармонию красоты и утилитарности. Одной из таких форм является базилика (греч. βασιλική — царский дом).

Как жилое помещение она появляется в ранний период истории Древней Греции. В произведениях Гомера подробно описан дом басилея. Сообщается, что царский быт отличался простотой, Одиссей принимал непосредственное участие в строительстве жилища и в изготовлении мебели. Однако, известно, что здание украшалось колоннами и каменными порогами, оно выделялось среди других построек своей высотой и, возможно, имело два этажа. Особое значение придавалось укреплениям, обеспечивавшим безопасность от внешнего врага [11, с. 198-199].

Дом басилея делился на три части (рис. 1):

1) «продомос» (др.-греч. Πρόδομος - перед домом) - внутренний двор, по сторонам которого располагались комнаты для гостей. Здесь же размещались бани, ручные мельницы, кладовые и высокая спальня, посреди двора стоял алтарь Зевса;

2) «мегарон» (др.-греч. μέγα - большой + ρον - зал) — удлиненное прямоугольное строение с входом, находившимся в торце здания. Это был, так называемый, главный зал, устройство которого включало два ряда деревянных колонн, деливших внутреннее пространство на три части и поддерживавших высокий потолок из сосновых балок. Мегарон не имел окон, но в его центре находился очаг, вокруг которого собирались мужчины для пиршеств и развлечений. Неслучайно, эта часть получила дополнительное обозначение – «домос» (др.-греч. δομος - дом).

Мегарон использовался как жилые покои и «публичное» пространство - басилей встречался в нем с воинами для решения вопросов о войне и мире, принимал послов. При этом сформировался двухколонный портик и закрытое преддверие главного зала. Так, во дворце города Тиринфа было возведено трехступенчатое возвышение (к востоку от очага), на котором помещалась фигура божества или царский трон [12, с. 208-209];

3) женская половина дома, куда можно было попасть из мужского зала. В этой части дома, как сообщал Гомер, проводила большую часть времени Пенелопа.

7. Заключение - Архитектура Древней Греции периода архаики: основные этапы эволюции. Понятие ордера и основные элементы.

Рис. 1. План базилики архаического периода (реконструкция)

Источник:http://yandex.ru/images/search?img_url

Со временем власть наследственного царя была заменена властью выборного должностного лица, носившего двойной титул – архонт (др.-греч. ἄρχων — начальник) - басилевс. Первые архонты управляли единовластно, позднее их функции были разделены и были учреждены должности: архонт-жрец, архонт-воевода и архонт-судья. Развитие полиса привело к тому, что архонт-судья не успевал справляться с возраставшим объемом дел, поэтому ему стали выбирать шесть помощников. Таким образом, появилась коллегия девяти архонтов, управлявших Афинами в течение года [13, с. 33].

При Перикле в Афинах активно осуществлялось строительство новых религиозных и общественных сооружений. В 446 г. до н. э. была возведена «базилика стоя» (др.-греч. βασιλική στοά). Понятие «стоя» означало наличие в этой постройке колонн в качестве обязательных элементов [14]. «Базилики стоя» стали местом проведения судебных заседаний, здесь проходил прием жалоб истцов и предварительное дознание. Архонт сидел на трибунале (лат. tribunal – место для судьи), около него размещались надзиратели и глашатай, объявлявший время для проведения прений. В непосредственной близости к трибуналу должны были находиться обвиняемые и обвинители. Визави по отношению к архонту располагались судьи, количество которых менялось [15, с. 75].

В результате того, что архонт вершил суд на площади «базилика стоя» приобрела такую же четырехугольную и продолговатую форму, как и агора. Архонту для исполнения должностных обязанностей необходимо было служебное место, им стала своеобразная ниша - апсида (др.-греч. ἁψῖδος — свод), которая, как правило, создавалась полукруглой формы. Базилика в отличие от других открытых портиков перекрывалась стропилами, покоившимися на колоннах и высоких стенах центрального нефа (лат. navis – корабль). Здание имело два входа: на южной стороне располагался главный портал, на западной - другой. Помимо судебных, базилика выполняла и иные функции – в ней отправлялись торжественные обряды и заключались торговые сделки [16, с. 169; 17, с. 98; 18, с. 377].

Анализ базилик стоя показывает, что их формы и функции определились в классический период истории Греции. Как здание базилика эволюционировала от царского дома к сооружению, где проводились судебные разбирательства и торги. Была также разработана система колоннад, при строительстве которых использовался новый материал – мрамор, они возводились в определенном ордере: дорическом (например, в Элиде), ионическом или коринфском (например, в Аттике).

Древнеримская базилика

Считается, что ощутимое греческое влияние на римскую культуру началось в период цензорства Марка Порция Катона Старшего. По его распоряжению в 184 г. до н. э. было начато строительство первой базилики в Риме, что вызвало немалое сопротивление. Работы осуществлялись за счет казны на месте лавок в нижнем конце форума, позади курии. Здание получило название «Порциева базилика» [19, с. 394]. Впервые в Риме появилось крупное сооружение, которое предназначалось для собраний деловых людей и проведения судебных заседаний.

Высокий уровень правовой культуры римлян, их приверженность к юридическим процедурам обусловили строительство спустя пять лет на той же северо-восточной стороне форума еще одной базилики, получившей имя в честь одного из ее строителей Марка Эмилия Лепида [20] (рис. 2).

Рис. 2. Эмилиева базилика (схема)

Источник: http://ancientrome.ru/publik/art/arch/rome/img/basilica-aemilia.gif

Несмотря на трудоемкость и затратность, строительство базилик продолжалось, и новая глава в истории античных базилик связана с приходом к власти Октавиана Августа. Марк Витрувий Поллион, автор знаменитого сочинения по теории архитектуры, посвященного Августу, детально рассматривает специфику строительства базилик. С его точки зрения, места для базилик должны примыкать к форуму и находиться на теплой стороне, чтобы торгующие зимой не подвергались неприятностям непогоды. Обязательно соблюдение пропорций для базиликальных сооружений, базилика должна иметь три вида нефов – один центральный и два боковых. В декоративном оформлении зданий следует использовать разнообразные мраморные детали - колонны, архитравы, фризы, карнизы и др. Апсида или трибуна должна быть полукруглой формы, перекрытие – стропильным: «Сверх прогонных балок над каждой капителью помещены расположенные в качестве подпорок столбики. Над ними наложены прогонные балки» [21, с. 125-127].

В связи с отметим, что нуждается в детальном обсуждении мнение В. М. Розина [22], полагающего, что в Древности теории архитектуры в современном понимании не было, и она появляется лишь в Новое время.

Как бы то ни было, именно при Августе строительство общественных зданий приобрело государственное значение и возводимые сооружения, за исключением некоторых структурных особенностей, соответствовали тому идеалу, который был предначертан Витрувием. Таким образом, период принципата стал временем расцвета римской архитектуры, на развитие которой значительное влияние оказали греческие образцы.

Однако римлянам не было присуще слепое копирование эллинских шедевров [23]. В эпоху правления династии Юлиев-Клавдиев, особенно после пожара, устроенного Нероном и разрушившего большую часть домов на нижней части площади, форум украсился новыми великолепными зданиями. Восстановленные базилики по-прежнему сохраняли свое назначение, оставаясь общественными зданиями, местом гласных судов и торговли, совмещая в себе функции ратуши и биржи.

Французский историк П. Гиро указывал, что план римских базилик представлял собой продолговатый прямоугольник, разделенный внутри себя двумя или четырьмя параллельными рядами колонн или столбов, на три или пять нефов. Задняя стена базилики часто имела форму полукруглой апсиды, где устраивалось место судьи. Здание базилики было иногда открыто или окружено стенами. Над ними устраивался свод, обыкновенный потолок или сволок, бревна которого были видны [24, с. 447-449].

Археологи выяснили, что позднеримские базилики внутри и снаружи поражали посетителей обилием драгоценных материалов и разнообразием художественных произведений. Щедрость властителей позволяла зодчим удовлетворять их тщеславие, возводя великолепные сооружения. Одним из величественных сооружений Рима являлась базилика Максенция и Константина (рис. 3).

Рис. 3. Базилика Максенция и Константина в Риме (схема)

Источник: http://c1038.r38.cf3.rackcdn.com/group1/building1399/media/media_31130.jpg

Исследователи, базируясь на находке здесь монеты с именем Максенция, пришли к выводу, что ее строительство было начато предшественником Константина императором Максенцием и завершилось после его поражения. Можно согласиться с Н. И. Бруновым [25, с. 381-384], считавшим, что Максенций был сторонником восстановления и обновления старой традиционной римской культуры и язычества, и эта тенденция нашла яркое выражение в огромной базилике, которую он начал строить на старом республиканском форуме между храмом Венеры и Ромы и форумом Веспасиана.

Ученый также отмечал, что эта базилика имела принципиальное отличие от других римских базилик, которое заключалось в особенностях сводчатого перекрытия центрального нефа. Он полагал, что эта базилика по технике своего строительства примыкала к столичным сводчатым зданиям II–III вв. Ее конструкция на столбах и сквозной характер массы базилики свидетельствовали о стремлении к большой инженерно-конструктивной изощренности, непосредственно связанной с ростом значимости замкнутого внутреннего пространства. Как и прежде, базилика сохраняла светский характер и полифункциональность.

При этом римские базилики к III–IV векам н. э. обрели оригинальные формы. Они могли иметь различные размеры, строились по разным проектам, отличались друг от друга спецификой перекрытий (стропильные или сводчатые) и количеством нефов (от одного до пяти) и апсид [26, с. 682].

Эти базилики были построены как общественные сооружения на форумах за счет государства. С одной стороны, они удовлетворяли утилитарные потребности римлян, с другой, являлись обязательным архитектурным дополнением облика форума [27, с. 180]. Кроме того, в городе осуществлялись и частные постройки базилик, которые входили в общий дворцовый ансамбль.

К последнему периоду истории Древнего Рима базилика как тип архитектурного сооружения уже вышла за пределы Италии и распространилась на территории всей империи.

Христианская базилика

Известно, что дохристианские сакральные сооружения считались обиталищем божеств. Обычно люди молились и приносили жертвы во дворе, перед входными вратами, внутрь же допускались только служители. Исторически христианский храм был отчасти преемником синагоги, служившей домом собрания, молитвы, проповеди и чтения Слова Божия. Однако после того как «Слово стало плотью и обитало с нами» (Ин 1, 14), восприятие понятия «храм» христианами изменилось. Он стал местом, где вокруг вечно пребывающей Святыни собираются люди - «народ Божий», Церковь [28, с. 13-14].

Следует учитывать, что на первых этапах своего существования христианство не ставило перед собой задачи создания оригинальных культовых зданий. С трудом «пробиваясь» к душам заблудших, оно старалось использовать уже давно сложившиеся архитектурные и художественные формы. Но в результате поступательного усиления христианства церковь перешла к созданию собственных религиозных сооружений. Огромный поток неофитов потребовал изменения характера проповеди. Для решения этой проблемы «старая» архитектура подходила лишь отчасти. Ее необходимо было «наполнить» христианским содержанием, которое бы осмыслялось и ощущалось новообращенными во всей его интеллектуально-эмоциональной полноте.

По мнению Н. В. Покровского [29], на формирование христианской базилики повлияли икосы (греч. Οἶκος – дом) — разновидность столовых помещений в античном доме. Они имели форму продолговатого четырехугольника и украшались колоннами в два ряда, возвышавшиеся один над другим; средний неф в некоторых из них был выше и шире боковых; другие имели, вероятно, и полукруглые ниши для установки статуй.

Модификация базилики из светской в христианскую стала возможной благодаря мифосимволизму архитектуры. Контур базилики уже соответствовал символической системе первых христиан. Она в своем внешне суровом обличии олицетворяла гору – пространство, где развертывались сюжеты ветхозаветной и евангельской истории [30]. «Гора» в христианстве получает значение места богооткровения, избавления, учения, просвещения, жертвы и спасения. С ней связана символика одухотворения, более того, аскетизм базилики ассоциировался с рубищем Христа, в котором он принял смерть.

Однако главное внимание продолжатели дела Спасителя уделили внутреннему пространственному решению базилики, которое уже во многом отвечало требованиям церкви. В процессе «христианизации» базилики производилась адаптация архаической символики. Храм как небесный корабль приобрел новый смысл корабля Града Божия, плывущего по волнам истории. Богатство красок фресок и мозаик напоминает о райских кущах Царства Небесного, нефы базилики становятся ковчегами спасения. Одним из важных отличий христианской базилики от светской стало появление в восточной части здания апсиды, которая в архитектурном отношении приобретала либо форму полукруга, либо создавалась в виде трех, реже пяти, граней. Три грани соответствовали Троице, пять граней «складывались» из образов Иисуса Христа и четырех евангелистов (рис. 4).

Рис. 4. Схема плана и интерьера раннехристианской базилики

Источник: http://totalarch.ru/sites/default/files/via/roma/678.jpg

Кроме того, апсида, внутри которой расположился алтарь (лат. altus — высокий), получила дополнительное значение. Она выполняла функцию «пещеры» - символа столь значимого в истории христианства: в ней Христос родился и умер, в ней раннехристианская церковь проводила свои собрания и совершала свои погребения. Но при этом доминантой учения, привлекшем сердца миллионов, служит сюжет победы над смертью, одержанной Христом. Логика сочетания «жизнь – смерть – жизнь» способствовала появлению в алтаре престола как Гроба Господня. Сам храм также выступает в качестве престола.

Христианская трактовка базилики была развита и на пластически-пространственном уровне: престол, оказавшись напрямую связанным с подпрестольным углублением - символом устройства и освящения храма, получил дополнительное значение «ядра» сакрального здания в целом. Другой вектор, направленный от престола вверх по координате, символизирует восхождение в гору. В конечном итоге, определилось и главное - «символически-энергетическое» - предназначение апсиды как «горизонтального указателя» пути к престолу.

Для христианской базилики чрезвычайно важно было символически отразить значение Троицы. В поперечном измерении выделялись:

1) нартекс (греч. νάρθηξ — ларчик, шкатулка), предназначенный для оглашенных;

2) «церковь» – центральная часть здания, где размещалась паства;

3) алтарь как «святая святых» наряду с солеей (лат. solum — ровное место, основание) и амвоном (др.-греч. ἄμβων — выступ, возвышение) были отгорожены от «церкви» алтарной преградой для проведения акта богослужения священнослужителями.

Продольный разрез обозначался, как правило, тремя, реже – пятью нефами.

Следовательно, континууму христианского храма была присуща ритмика особого социокультурного членения, олицетворявшего единое целое организации идеального мира [31, с. 5-27].

Процесс превращения базилики в истинный «храм Божий» востребовал дополнительные меры по художественному переоформлению внутреннего интерьера. В исполнении фресковых росписей и создании мозаичных напольных панно применялись технологические методы и приемы античного искусства, но они были наполнены христианским содержанием. «Зрелищность» библейской драматургии преследовала цель не столько воплотить эстетически выдержанный художественный идеал, сколько наглядно донести до аудитории воплощение христианских постулатов.

Христианские базилики IV-V вв. отличались особой монументальностью и пышностью декоративного убранства. Эти сооружения включали крещальню и ряд дополнительных церковных построек, они становились центром архитектурного ансамбля. Предписания Никейского собора 325 г. перечисляют постройки, обязательные для повседневной жизни в паломническом комплексе: атриум должен быть окружен зданиями, чтобы доставить пищу и пристанище пилигримам; необходимо помещение для епископа, сады, портики и колоннады [32, с. 63 (прим.)].

Конец IV-VI вв. стал периодом стабилизации базилики как первоначальной формы христианского храма. Это время открыло пути к рождению местных вариаций базиликального типа, разработанного в Риме и Константинополе.

Например, крупные базилики (Западная базилика, Базилика в базилике (рис. 5), Базилики 1932 и 1935 гг., Уваровская базилика и Восточная базилика) были воздвигнуты в Херсонесе, главном административном центре Византийской империи на территории Тавриды. Они были расположены вдоль побережья и поэтому производили на мореплавателей особое впечатление своими размерами и колонными экзонартексами - белоколонные портики перед входом [33; 34; 35]. Впоследствии базилики появились в горных районах полуострова – на Мангупе и Эски-Кермене [36, с. 55-79].

Рис. 5.Базилика в базилике в Херсонесе

Источник: http://sev-tour.ucoz.ua/_ph/8/957246098.jpg

В дальнейшем трансформация базилики способствовала возникновению крестообразных церковных сооружений, затем - купольных православных храмов, монументальных романских соборов и готических костелов.

Выводы

Базилика, появившись в архаической Греции как жилище басилея, преобразовалась в «базилику стоя», пространство которой позволяло реализовать различные социальные функции – гражданские, правовые, политические и экономические. Базилика, перенесенная в Рим, обрела «завершенность» общественных и частных форм, она была воспринята как архитектурный образец в разных регионах Римской державы, позднее ей было уготовано предстать в совершенно ином качестве.

На наш взгляд, в созидании храмового единообразия состояла самая большая трудность при формировании истинно христианского зодчества, принципиально отличавшегося от многоликости языческих капищ. Политика активного миссионерства нуждалась в помещениях, которые в равной степени были бы приняты и поняты в качестве храмов в различных частях становящегося христианского мира. Для решения этой проблемы «старая» архитектура подходила лишь отчасти. Ее необходимо было «наполнить» христианским содержанием, которое бы осмыслялось и ощущалось новообращенными во всей его интеллектуально-эмоциональной полноте.

Именно базилике выпала честь выполнять новую - сакральную - функцию в период становления христианской культуры, определившей последующее развитие средневекового общества. Базилика в большей степени, чем другие языческие сооружения, подходила для решения задач христианизации.

Постепенно базилики распространились не только на Апеннинах и Балканах, но и в Северной Африке, Малой Азии, Крыму и других регионах.

Библиография
1.
Савченко М.Р. Архитектура как наука: методология прикладного исследования. М.: Едиториал УРСС, 2004. 320 с.
2.
Федоров В.Ф., Коваль И.М. Мифосимволизм архитектуры. М.: Комкнига, 2006. 208 с.
3.
Филиппов А.Ф. Социология пространства. М.: Владимир Даль, 2008. 285 с.
4.
Вебер А. Избранное: Кризис европейской культуры. СПб.: Унив. кн., 1998. 566 с.
5.
Вильковский М.Б. Социология архитектуры. М.: Фонд «Русский авангард», 2010. 592 с. URL: http://socioline.ru/book/vilkovskij-mb-sotsiologiya-arhitektury
6.
Бурдьё П. Практический смысл / Пер. с франц. СПб.: Алетейя, 2001. 563 с.
7.
Зиммель Г. Избранное: В 2 т. / Пер. с нем. М.: Юрист, 1996. Т. 2. Созерцание жизни. 608 с.
8.
Коллинз Р. Социологическая интуиция: Введение в неочевидную социологию // Личностно-ориентированная социология. М.: Академический проект, 2004. С. 399-603.
9.
Вебер М. Избранное. Образ общества / Пер. с нем. М.: Юрист, 1994. 702 с.
10.
Конспект лекций по курсу «Социология города» / Сост. Пирогов С.В. Томск: Томск. гос. ун-т, 2003. URL: http://booksee.org/book/525820
11.
Гомер. Одиссея / Пер. В.В. Вересаева. М.: Худ. лит-ра, 1953. 320 с.
12.
Павлов Н.Л. Алтарь. Ступа. Храм. Архаическое мироздание в архитектуре индоевропейцев = Altar. Stupa. Temple. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. 360 с. : ил.
13.
Гаспаров М.Л. Занимательная история Греции: Рассказы о древнегреческой культуре. М.: Новое лит. обозрение, 2000. 384 с.
14.
Downey G. The Architectural Significance of the Use of the Words Stoa and Basilike in Classical Literature // American Journal of Archaeology. Vol. 41. No. 2 (Apr.-Jun., 1937). P. 194-211. URL: http://ezproxy.urfu.ru:2093/stable/pdf/498410.pdf
15.
Покровский Н.В. Происхождение древнехристианской базилики: Церковно-археологическое исследование. СПб.: Тип. Ф.Г. Елвонского, 1880. 212 с.
16.
Брунов Н.И. Очерки по истории архитектуры: В 2 т. М.: Центрполиграф, 2003. Т. 2. 541 с.
17.
Максимова М.И. Строительство зданий // Эллинистическая техника. М.-Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1948. С. 57-132.
18.
Шуази О. Всеобщая история архитектуры / пер. с фр. М.: Эксмо, 2012. 702, [1] с., [16] л. цв. ил. : ил.
19.
Плутарх. Сравнительные жизнеописания: В 2 т. М.: Наука, 1994. Т. 1.-Изд. 2-е, испр. и доп. 704 с.
20.
McDaniel W. B. Basilica Aemilia //American Journal of Archaeology. Vol. 32. No. 2 (Apr.-Jun., 1928). P. 155-178. URL: http://ezproxy.urfu.ru:2093/stable/pdf/497580.pdf
21.
Марк Витрувий Поллион. Об архитектуре. Десять книг. Л.: Социально-экономическое изд-во. Ленинград. отд-ие, 1936.-344 с. : ил. С. 125-127.
22.
Розин В.М. Размышления об архитектуре (диалог, инициированный Александром Раппапортом) // NB: Культуры и искусства. 2013. № 5. С. 1-34. DOI: 10.7256/2306-1618.2013.5.9491. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_9491.html
23.
Müller V. The Roman Basilica // American Journal of Archaeology. Vol. 41. No. 2 (Apr.-Jun., 1937). P. 250-261. URL: http://ezproxy.urfu.ru:2093/stable/pdf/498415.pdf
24.
Гиро П. Быт и нравы древних римлян.-Смоленск: Русич, 2002. 574 с. : ил.
25.
Брунов Н.И. Очерки по истории архитектуры: В 2 т. М.: Центрполиграф, 2003. Т. 2. С. 65.
26.
Вейс Г. История цивилизации: архитектура, вооружение, одежда, утварь: Иллюстрированная энциклопедия: В 3 т. М.: ЭКСМО-Пресс, 1998. Т. 1. Классическая древность. 752 с. : ил.
27.
Волошинов А.В. Математика и искусство. М.: Просвещение, 1992. 335 с. : ил.
28.
Мень А. Православное богослужение. Таинство, Слово и образ. М.: СП «Слово», 1991. 191 с. : ил.
29.
Покровский Н.В. Происхождение древнехристианской базилики: Церковно-археологическое исследование. СПб.: Тип. Ф.Г. Елвонского, 1880. 212 с.
30.
Серов С.И. Пространство символики крестово-купольного храма // Человек. 1994. № 5. С. 156-162.
31.
Вагнер Г.К. Искусство мыслить в камне: Опыт функциональной типологии памятников древнерусской архитектуры. М.: Наука, 1990. 256 с.
32.
Беляев Л.А. Христианские древности. 2-е изд. СПб.: Алетейя, 2000. 575 с.
33.
Якобсон А.Л. Закономерности в развитии раннесредневековой архитектуры. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1983. 167, [3] с. : ил.
34.
Домбровский О.И. Фрески средневекового Крыма. Киев: Наукова думка, 1966. 108, [2] с., [6] л. ил. : ил.
35.
Завадская И.А. О происхождении христианской архитектуры ранневизантийского Херсонеса // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии (МАИЭТ). Вып. 8. Симферополь: Таврия, 2001. С. 261-289.
36.
Бармина Н.И. Археология базилик: уч. пособие. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2015. 96, [1] с. : ил.
References (transliterated)
1.
Savchenko M.R. Arkhitektura kak nauka: metodologiya prikladnogo issledovaniya. M.: Editorial URSS, 2004. 320 s.
2.
Fedorov V.F., Koval' I.M. Mifosimvolizm arkhitektury. M.: Komkniga, 2006. 208 s.
3.
Filippov A.F. Sotsiologiya prostranstva. M.: Vladimir Dal', 2008. 285 s.
4.
Veber A. Izbrannoe: Krizis evropeiskoi kul'tury. SPb.: Univ. kn., 1998. 566 s.
5.
Vil'kovskii M.B. Sotsiologiya arkhitektury. M.: Fond «Russkii avangard», 2010. 592 s. URL: http://socioline.ru/book/vilkovskij-mb-sotsiologiya-arhitektury
6.
Burd'e P. Prakticheskii smysl / Per. s frants. SPb.: Aleteiya, 2001. 563 s.
7.
Zimmel' G. Izbrannoe: V 2 t. / Per. s nem. M.: Yurist, 1996. T. 2. Sozertsanie zhizni. 608 s.
8.
Kollinz R. Sotsiologicheskaya intuitsiya: Vvedenie v neochevidnuyu sotsiologiyu // Lichnostno-orientirovannaya sotsiologiya. M.: Akademicheskii proekt, 2004. S. 399-603.
9.
Veber M. Izbrannoe. Obraz obshchestva / Per. s nem. M.: Yurist, 1994. 702 s.
10.
Konspekt lektsii po kursu «Sotsiologiya goroda» / Sost. Pirogov S.V. Tomsk: Tomsk. gos. un-t, 2003. URL: http://booksee.org/book/525820
11.
Gomer. Odisseya / Per. V.V. Veresaeva. M.: Khud. lit-ra, 1953. 320 s.
12.
Pavlov N.L. Altar'. Stupa. Khram. Arkhaicheskoe mirozdanie v arkhitekture indoevropeitsev = Altar. Stupa. Temple. M.: OLMA-PRESS, 2001. 360 s. : il.
13.
Gasparov M.L. Zanimatel'naya istoriya Gretsii: Rasskazy o drevnegrecheskoi kul'ture. M.: Novoe lit. obozrenie, 2000. 384 s.
14.
Downey G. The Architectural Significance of the Use of the Words Stoa and Basilike in Classical Literature // American Journal of Archaeology. Vol. 41. No. 2 (Apr.-Jun., 1937). P. 194-211. URL: http://ezproxy.urfu.ru:2093/stable/pdf/498410.pdf
15.
Pokrovskii N.V. Proiskhozhdenie drevnekhristianskoi baziliki: Tserkovno-arkheologicheskoe issledovanie. SPb.: Tip. F.G. Elvonskogo, 1880. 212 s.
16.
Brunov N.I. Ocherki po istorii arkhitektury: V 2 t. M.: Tsentrpoligraf, 2003. T. 2. 541 s.
17.
Maksimova M.I. Stroitel'stvo zdanii // Ellinisticheskaya tekhnika. M.-L.: Izd-vo Akademii Nauk SSSR, 1948. S. 57-132.
18.
Shuazi O. Vseobshchaya istoriya arkhitektury / per. s fr. M.: Eksmo, 2012. 702, [1] s., [16] l. tsv. il. : il.
19.
Plutarkh. Sravnitel'nye zhizneopisaniya: V 2 t. M.: Nauka, 1994. T. 1.-Izd. 2-e, ispr. i dop. 704 s.
20.
McDaniel W. B. Basilica Aemilia //American Journal of Archaeology. Vol. 32. No. 2 (Apr.-Jun., 1928). P. 155-178. URL: http://ezproxy.urfu.ru:2093/stable/pdf/497580.pdf
21.
Mark Vitruvii Pollion. Ob arkhitekture. Desyat' knig. L.: Sotsial'no-ekonomicheskoe izd-vo. Leningrad. otd-ie, 1936.-344 s. : il. S. 125-127.
22.
Rozin V.M. Razmyshleniya ob arkhitekture (dialog, initsiirovannyi Aleksandrom Rappaportom) // NB: Kul'tury i iskusstva. 2013. № 5. S. 1-34. DOI: 10.7256/2306-1618.2013.5.9491. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_9491.html
23.
Müller V. The Roman Basilica // American Journal of Archaeology. Vol. 41. No. 2 (Apr.-Jun., 1937). P. 250-261. URL: http://ezproxy.urfu.ru:2093/stable/pdf/498415.pdf
24.
Giro P. Byt i nravy drevnikh rimlyan.-Smolensk: Rusich, 2002. 574 s. : il.
25.
Brunov N.I. Ocherki po istorii arkhitektury: V 2 t. M.: Tsentrpoligraf, 2003. T. 2. S. 65.
26.
Veis G. Istoriya tsivilizatsii: arkhitektura, vooruzhenie, odezhda, utvar': Illyustrirovannaya entsiklopediya: V 3 t. M.: EKSMO-Press, 1998. T. 1. Klassicheskaya drevnost'. 752 s. : il.
27.
Voloshinov A.V. Matematika i iskusstvo. M.: Prosveshchenie, 1992. 335 s. : il.
28.
Men' A. Pravoslavnoe bogosluzhenie. Tainstvo, Slovo i obraz. M.: SP «Slovo», 1991. 191 s. : il.
29.
Pokrovskii N.V. Proiskhozhdenie drevnekhristianskoi baziliki: Tserkovno-arkheologicheskoe issledovanie. SPb.: Tip. F.G. Elvonskogo, 1880. 212 s.
30.
Serov S.I. Prostranstvo simvoliki krestovo-kupol'nogo khrama // Chelovek. 1994. № 5. S. 156-162.
31.
Vagner G.K. Iskusstvo myslit' v kamne: Opyt funktsional'noi tipologii pamyatnikov drevnerusskoi arkhitektury. M.: Nauka, 1990. 256 s.
32.
Belyaev L.A. Khristianskie drevnosti. 2-e izd. SPb.: Aleteiya, 2000. 575 s.
33.
Yakobson A.L. Zakonomernosti v razvitii rannesrednevekovoi arkhitektury. L.: Nauka, Leningr. otd-nie, 1983. 167, [3] s. : il.
34.
Dombrovskii O.I. Freski srednevekovogo Kryma. Kiev: Naukova dumka, 1966. 108, [2] s., [6] l. il. : il.
35.
Zavadskaya I.A. O proiskhozhdenii khristianskoi arkhitektury rannevizantiiskogo Khersonesa // Materialy po arkheologii, istorii i etnografii Tavrii (MAIET). Vyp. 8. Simferopol': Tavriya, 2001. S. 261-289.
36.
Barmina N.I. Arkheologiya bazilik: uch. posobie. Ekaterinburg: Izd-vo Ural. un-ta, 2015. 96, [1] s. : il.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"