по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакционный совет > Редакция > AGRIS
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Сельское хозяйство
Правильная ссылка на статью:

Сельскохозяйственные учреждения в странах Западной Европы в XIX в.: диалог государства и общества
Пыльцина Марина Викторовна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра теории и истории государства и права, Воронежский государственный аграрный университет

394087, Россия, г. Воронеж, ул. Мичурина, 1

Pyltcina Marina

PhD in History

Docent, the department of Theory and History of State and Law, Voronezh State Agricultural University

394087, Russia, g. Voronezh, ul. Michurina, 1

pmvistoria@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом проведенного исследования является становление и дальнейшее развитие в странах Западной Европы центральных аграрных ведомств и самодеятельных общественных организаций аграрного типа, их взаимодействие по разрешению общенациональных сельскохозяйственных проблем. Автор отмечает, что обострившиеся проблемы в аграрном секторе экономики в XIX в. обусловили необходимость установления конструктивного диалога между властью и гражданским обществом. На примере Пруссии, Австрии и Франции рассматриваются субъекты аграрной деятельности, дается характеристика их организационно-правового статуса. В ходе исследования применялись исторический и сравнительный методы, которые позволили провести анализ сложившейся системы управления сельским хозяйством в западноевропейских странах. Подчеркивается, что модернизация аграрной сферы в рассматриваемых странах способствовала укреплению институтов гражданского общества. Делается вывод о том, что российское правительство при проведении общегосударственной аграрной политики, ориентированной на сотрудничество и согласованность действий государственных и общественных сельскохозяйственных учреждений, широко заимствовало сельскохозяйственный опыт стран Западной Европы.

Ключевые слова: сельское хозяйство, Германия, Австрия, Франция, история, Россия, Министерство земледелия, сельскохозяйственные общества, общественная инициатива, аграрная политика

DOI:

10.7256/2453-8809.2017.4.26703

Дата направления в редакцию:

08-07-2018


Дата рецензирования:

28-06-2018


Дата публикации:

21-08-2018


Abstract.

The subject of the study is the formation and further development in Western European countries of central agrarian departments and amateur social organizations of the agrarian type, their interaction in resolving national agricultural problems. The author notes that the aggravated problems in the agrarian sector of the economy in the XIX century necessitated the establishment of a constructive dialogue between the authorities and civil society. Subjects of agrarian activity are considered in the example of Prussia, Austria and France, and their organizational and legal status is described.In the course of the research, historical and comparative methods were used, which allowed an analysis of the current agricultural management system in Western European countries.It is emphasized that the modernization of the agrarian sphere in the countries under consideration has contributed to strengthening the institutions of civil society. It is concluded that the Russian government has widely borrowed the agricultural experience of the countries of Western Europe in carrying out a national agrarian policy, oriented to cooperation and coherence of actions of state and public agricultural institutions.

Keywords:

Ministry of Agriculture, Russia, history, France, Austria, Germany, agriculture, agricultural societies, public initiative, agrarian policy

XIX в. в истории Западной Европы зачастую описывается с позиций анализа завершения промышленной революции и оценки первых последствий переворота индустриального производства. Это действительно важно – в целом, европейские государства этой эпохи представляли собой индустриальные экономики со стабильной динамикой производства и интенсивным развитием хозяйства. Однако от взгляда многих исследователей ускользает, казалось бы, достаточно очевидное влияние промышленного переворота на земледелие, привлечение интеллектуального и финансового капитала к интенсификации аграрно-производственного прогресса и рационализации труда, эффективность кооперации институтов государственной власти и общественных организаций, действующих прежде всего в некоммерческих интересах.

Именно проблема истории взаимодействия государственных и общественных структур в аграрной сфере стран Западной Европы, являясь сложной и многоаспектной, по нашему мнению, недостаточно отражена в отечественной историко-правовой науке. А между тем, зарубежный опыт создания правительственных учреждений и самоорганизации граждан, которым принадлежала главная роль в выработке стратегии развития сельского хозяйства в стране, широко заимствовался российским государством на протяжении всего XIX столетия. Подчеркнем, что согласно энциклопедическому словарю Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона (издание 1890-1907) под географическим термином «Западная Европа» понималась территория, расположенная западнее российской границы, не включая Балканы [10].

Практика использования зарубежного сельскохозяйственного опыта начала активно формироваться еще в XVIII в., начиная с реформ Петра I, каждая из которых, в той или иной степени, использовала зарубежный опыт. Это замечание относится и к области сельского хозяйства (растениеводства, животноводства, производства новых орудий труда, технологий и других).

Однако только со времени учреждения в 1837 г. Министерства государственных имуществ использование зарубежного, преимущественно западноевропейского опыта, стало частью государственной политики в области «земледельческого промысла», приобрело определенную плановость и целеполагание. Так, в обязанности Ученого комитета как структурного подразделения Министерства государственных имуществ входило «… следовать вообще за ходом государственного хозяйства в Европе, в теоретическом и практическом отношении …» [4, № 10834]. Более того, стремясь получить высококвалифицированные кадры, указом от 19 февраля 1841 г. лицам, «получившим в чужих краях специальные познания по части сельского хозяйства» и подкрепленных соответствующим аттестатом, предоставлялась возможность занимать должности в Министерстве государственных имуществ, минуя деятельность в губернских учреждениях [5, № 14290].

В 1861 г. Министерство государственных имуществ командировало в страны Западной Европы В. И. Вешнякова, служащего указанного ведомства. Результаты своей поездки В. И. Вешняков изложил в объемном труде «Обзор сельскохозяйственных учреждений в Англии, Франции, Бельгии, Голландии, Германии и Италии» (1866 г.) [1]. В зарубежном опыте привлекали не только практики организации и ведения сельского хозяйства, но и вопрос взаимоотношений правительств (их министерств и ведомств) и организованной общественной инициативы.

В Пруссии выразителями местных сельскохозяйственных нужд до середины XIX в. являлись сельскохозяйственные союзы и агрономические общества, функционирующие обособленно друг от друга, а потому и работающие малоэффективно. По мере увеличения их количества возникли новые формы объединения – провинциальные Сельскохозяйственные союзы как связующее звено между центральной администрацией и местными земледельцами. В их состав входили члены местных союзов и обществ. В свою очередь провинциальные Союзы имели своих представителей в центральном Сельскохозяйственном союзе, состоящем при Министерстве сельскохозяйственных дел. К концу 1880-х гг. таких провинциальных союзов насчитывалось 33 [9, с. 15], а обществ сельского хозяйства в 1906 г. – 20 тыс. [2, с. 95].

Еще одной важной формой объединения прусских сельских хозяев отдельной местности стали сельскохозяйственные съезды, которые, как представляется, можно отнести к подвижным сельскохозяйственным обществам. Первый такой съезд собрался в 1837 г. по вопросам защиты интересов земледельческого класса, трансляции аграрных знаний мелким и средним собственникам, устранения или преодоления отсталости производительных сил в сельском хозяйстве. Такие съезды со значительным числом сельских хозяев и без малейшего формализма созывались раз в год попеременно в различных городах Германии. Политические процессы, приведшие к созданию единой Германии, и популярность сельскохозяйственных съездов обусловили формирование на их базе в 1872 г. Конгресса немецких сельских хозяев. Его заслуга состоит в том, что он имел значительное влияние на администрацию и формирующееся аграрное законодательство. Таким образом, сложившаяся в аграрной сфере система общественных учреждений стала площадкой автономного решения конкретных проблем вне зависимости от институтов политической власти.

Учитывая, какое значение имело земледелие для экономики страны (благоприятно складывающаяся конъюнктура на мировом хлебном рынке в 1850-69-е гг., развитие земледелия на научной основе, повлиявшее на повышение урожайности основных сельскохозяйственных культур, дали толчок развитию пищевой промышленности и увеличению германского экспорта), центральное аграрное ведомство в Пруссии появилось значительно раньше, чем в других европейских странах – в 1848 г. Впоследствии во всех континентальных государствах появятся центральные правительственные учреждения; и только два государства отказалось от учреждения высших центральных административных управлений по сельскому хозяйству – Голландия и Англия.

В 1878 г., исходя из обозначенных компетенций, ведомство было переименовано в Министерство сельского хозяйства, государственных имуществ и лесов с разделением на департаменты. Министерство осуществляло административный надзор за всеми сельскохозяйственными учреждения страны. Его отличало малочисленность личного состава, простота административного механизма, незначительное вмешательство в хозяйственную жизнь населения. При Министерстве на правах совещательного органа был образован Сельскохозяйственный совет, состоящий из членов, избираемых на три года провинциальными сельскохозяйственными союзами, и из членов, назначаемых министром. При этом необходимо подчеркнуть, что их соотношение составляло 19 и 9 соответственно. В противоположность французской административной модели прусский Сельскохозяйственный совет возглавлялся не министром, а выборным председателем из состава Совета.

«С целью дать сельским хозяевам корпоративную организацию, заботиться о сельскохозяйственных интересах подведомственного им округа, способствовать развитию как сельского хозяйства вообще, так и учреждений, имеющих в виду его преуспеяние, поддерживать правительство в его стремлениях к улучшению положения сельского хозяйства посредством сообщений и отзывов» законом 1894 г. были учреждены Сельскохозяйственные палаты [10]. Последние учреждались на основе местных Положений постепенно. Общими условиями для лиц, избираемых уездными собраниями в состав Сельскохозяйственных палат сроком на 6 лет, являлись:1) занятие не менее 10 лет любой должности в сельскохозяйственных обществах, товариществах или кредитных учреждениях; 2) уплата поземельного налога. Расходы на содержание Сельскохозяйственных палат покрывались из сумм, формируемых за счет плательщиков поземельного налога с увеличением его ставки на 0,5%.

Авторитет Сельскохозяйственных палат в вопросах сельского хозяйства вряд ли мог быть оспариваем. Постепенно сложилась практика консультации правительства по всем аграрным вопросам с Сельскохозяйственными палатами, лоббирующими различные сельскохозяйственные интересы и активно взаимодействующими друг с другом и государством.

В целом же, следует указать, что подвижническая деятельность общественной агрономии в Пруссии, а затем и Германии способствовала экономическому прогрессу и значимому положению в области сельского хозяйства среди западноевропейских стран.

На более или менее схожих принципах была построена система управления сельским хозяйством в Австрии. Проводниками политики Министерства земледелия служили сельскохозяйственные союзы, на которые возлагались заботы об улучшении сельского хозяйства в отдельных местностях. Одновременно с усилением и расширением власти сельскохозяйственных союзов в аграрной сфере, ослаблялся правительственный контроль над ними. Для разрешения отдельных сельскохозяйственных вопросов широко привлекались и местные правительственные учреждения. При этом решающие функции в определении сельскохозяйственной политики с 1866 г. принадлежали Министерству земледелия. Австрийское правительство, отличающееся определенным либерализмом в проведении сельскохозяйственной политики, помимо общего руководства сельским хозяйством брало на себя лишь такие задачи, которые могли быть выполнены общественными организациями менее успешно. Все же остальные сельскохозяйственные задачи должны были входить в самостоятельную сферу общественных организаций аграрного типа.

Во Франции начало управления сельским хозяйством было положено в XVI в., когда государство пыталось вводить ограничительные или поощрительные меры на производство отдельных сельскохозяйственных культур. Начиная с XVIII в. сельское хозяйство впервые официально было обозначено как сфера государственного управления. «К концу XIX столетия во Франции сложилась устойчивая тенденция к конструктивному диалогу между обществом и властью, который прошел исторически длительный путь своего становления и направленный на стабилизацию социально-экономических отношений и усовершенствование системы управления сельским хозяйством» [7, с. 802]. Развитие аграрного сектора экономики Франции в XIX в. во многом зависело от деятельности самодеятельных общественных организаций – сельскохозяйственных обществ, численность которых к 1892 г. достигла 360, в т. ч. 210 по сельскому хозяйству вообще и 150 по отдельным отраслям сельского хозяйства [9, с. 16]. Другой формой гражданского участия в сельскохозяйственной жизни стали 700 земледельческих комиций, а на уровне департаментов – Сельскохозяйственные палаты. Организация последних, тесно взаимодействующих с комициями и сельскохозяйственными обществами, свидетельствовала о постепенной централизации аграрных общественных учреждений в стране. Достигшие широкого развития и распространения французские общественные организации аграрного типа постепенно стали залогом динамичного развития аграрного сектора, выразителями нужд местного населения, свидетельством народной экономической самодеятельности.

Однако в общественных и правительственных кругах того времени господствовало утверждение о том, что «одних агрономических обществ еще недостаточно для развития сельского хозяйства в государстве … Поэтому во всех европейских государствах организуются особые правительственные учреждения для удовлетворения нужд сельского хозяйства» [6, с. 38]. Кроме того, мировой экономический кризис 1870-х гг., охвативший многие европейские государства, неурожайные 1878 – 1879 гг. обусловили проведение во Франции административной реформы, выразившейся в учреждении в 1881 г. Министерства земледелия.

Данному аграрному ведомству надлежало выступить «в роли покровителя и объединителя разрозненных действий отдельных учреждений и лиц» [7, с. 799], вступить в открытую дискуссию с представителями общественности о необходимости создания «совместного управления» и изменения вектора развития аграрных отношений. Благодаря инициативе Министерства земледелия, изменялся правовой статус Сельскохозяйственных палат. Отныне они должны были «укреплять связь между государственной властью и гражданским обществом», стать неотъемлемым фактором управления сельским хозяйством во Франции.

Таким образом, в XIX в. взаимодействие между обществом и институтами власти в Пруссии, Австрии и Франции особо активно развивалось в аграрной сфере. Проведенный сравнительный анализ сельскохозяйственных учреждений этих государств свидетельствует об их определенной схожести, как по своей организации, так и по преследуемым ими целям. Ни одно из рассмотренных выше государств не обошлось без центральных правительственных учреждений по сельскому хозяйству, и ни одна система управления сельским хозяйством не отказалась от участия в ней организованных общественных сил. Установление правильного соотношения между всеми участниками сельскохозяйственной политики могло привести к плодотворным результатам лишь в том случае, если обеспечивалась возможность проявления и развития самодеятельности всего хозяйствующего населения.

Многие из проведенных реформ способствовали совершенствованию механизма государственного влияния на сельскохозяйственное производство различных государств, а также оставили след в аграрной истории России. Так, по примеру западноевропейских государств Министерство земледелия и государственных имуществ, учрежденное в России в 1894 г., при проведении общегосударственной аграрной политики [3] находилось в тесном контакте с самодеятельными общественными организациями аграрного типа, число которых в 1895 г. достигло 114 и 49 отделов [8, с. 124].

Эти и другие примеры служат подтверждением того, как прежде всего в силу внутренних, объективно обусловленных причин, а так же под влиянием изучаемого зарубежного опыта, происходило дальнейшее развитие российской государственной политики в области сельского хозяйства, совершенствование ее нормативно-правовой основы, выстраивалось сотрудничество правительственных сельскохозяйственных учреждений и организаций с общественной инициативой с целью преодоления архаизмов, косности и рутины отечественной земледельческой культуры.

Библиография
1.
Вешняков В. И. Обзор сельскохозяйственных учреждений в Англии, Франции, Бельгии, Голландии, Германии и Италии / В. И. Вешняков. – Санкт-Петербург: Тип. М-ва гос. имуществ, 1866. – 954 с.
2.
Козюк В. В. История экономики и экономической мысли: XX – начало XXI в. / В. В. Козюк. – М., 2011. – 394 с.
3.
Плаксин В. Н. Место и роль властных государственных сельскохозяйственных структур в общем процессе аграрного реформирования российского села / В. Н. Плаксин, Е. А. Сиволапова // Государственная власть и крестьянство в XX – начале XXI века: межд. науч.-практ. конф. – Коломна: Изд-во Коломенского гос. пед. института, 2008. – С. 5-10.
4.
Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. Т. XII – СПб.: Тип. II Отд-ния Собствен. Его Импер. Величества канцелярии, 1839. – 783 с.
5.
Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. Т. XVI – СПб.: Тип. II Отд-ния Собствен. Его Импер. Величества канцелярии, 1842. – 925 с.
6.
Пономарев Н. В. Исторический обзор правительственных мероприятий к развитию сельского хозяйства в России от начала государства до настоящего времени / Н. В. Пономарев. – СПб., 1888. – 421 с.
7.
Пыльцина М. В. Взаимодействие общества и власти в области регулирования аграрных отношений (на примере Франции второй половины XIX в.) / М. В. Пыльцина // Политика и Общество. – 2016. – № 6. – С. 797-802. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.6.15365
8.
Пыльцина М. В. История сельскохозяйственных обществ Воронежской губернии и их влияния на производственную культуру крестьян (конец XVIII-начало XX вв.): дис. канд. ист. наук / М. В. Пыльцина. – Воронеж, 2005. – 208 с.
9.
Труды Императорского Вольного экономического общества. Т. 1. – С.-Петербург: Тип. В. Демакова, 1894. – 191, 82, 6 с.
10.
Энциклопедический словарь. Т. XXIX / Изд. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. – С.-Петербург, 1900. – 467 с.
References (transliterated)
1.
Veshnyakov V. I. Obzor sel'skokhozyaistvennykh uchrezhdenii v Anglii, Frantsii, Bel'gii, Gollandii, Germanii i Italii / V. I. Veshnyakov. – Sankt-Peterburg: Tip. M-va gos. imushchestv, 1866. – 954 s.
2.
Kozyuk V. V. Istoriya ekonomiki i ekonomicheskoi mysli: XX – nachalo XXI v. / V. V. Kozyuk. – M., 2011. – 394 s.
3.
Plaksin V. N. Mesto i rol' vlastnykh gosudarstvennykh sel'skokhozyaistvennykh struktur v obshchem protsesse agrarnogo reformirovaniya rossiiskogo sela / V. N. Plaksin, E. A. Sivolapova // Gosudarstvennaya vlast' i krest'yanstvo v XX – nachale XXI veka: mezhd. nauch.-prakt. konf. – Kolomna: Izd-vo Kolomenskogo gos. ped. instituta, 2008. – S. 5-10.
4.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Sobranie 2-e. T. XII – SPb.: Tip. II Otd-niya Sobstven. Ego Imper. Velichestva kantselyarii, 1839. – 783 s.
5.
Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. Sobranie 2-e. T. XVI – SPb.: Tip. II Otd-niya Sobstven. Ego Imper. Velichestva kantselyarii, 1842. – 925 s.
6.
Ponomarev N. V. Istoricheskii obzor pravitel'stvennykh meropriyatii k razvitiyu sel'skogo khozyaistva v Rossii ot nachala gosudarstva do nastoyashchego vremeni / N. V. Ponomarev. – SPb., 1888. – 421 s.
7.
Pyl'tsina M. V. Vzaimodeistvie obshchestva i vlasti v oblasti regulirovaniya agrarnykh otnoshenii (na primere Frantsii vtoroi poloviny XIX v.) / M. V. Pyl'tsina // Politika i Obshchestvo. – 2016. – № 6. – S. 797-802. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.6.15365
8.
Pyl'tsina M. V. Istoriya sel'skokhozyaistvennykh obshchestv Voronezhskoi gubernii i ikh vliyaniya na proizvodstvennuyu kul'turu krest'yan (konets XVIII-nachalo XX vv.): dis. kand. ist. nauk / M. V. Pyl'tsina. – Voronezh, 2005. – 208 s.
9.
Trudy Imperatorskogo Vol'nogo ekonomicheskogo obshchestva. T. 1. – S.-Peterburg: Tip. V. Demakova, 1894. – 191, 82, 6 s.
10.
Entsiklopedicheskii slovar'. T. XXIX / Izd. F. A. Brokgauz, I. A. Efron. – S.-Peterburg, 1900. – 467 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"