Психолог
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Психолог" > Содержание № 04, 2014
Выходные данные сетевого издания "Психолог"
Номер подписан в печать: 09-09-2014
Учредитель: Даниленко Василий Иванович
Издатель: ООО <НБ-Медиа>
Главный редактор: Спирова Эльвира Маратовна, доктор философских наук
ISSN: 2409-8701
Контактная информация:
Выпускающий редактор - Зубкова Светлана Вадимовна
E-mail: info@nbpublish.com
тел.+7 (966) 020-34-36
Почтовый адрес редакции: 117465, Москва, Россия, ул. Генерала Тюленева, 31/1-210.
Библиотека журнала по адресу: http://www.nbpublish.com/library_tariffs.php

Содержание № 04, 2014
Философия и психология
Кулагина-Ярцева В.С. - Стейнбок Э.Дж. Особая структура эмоций (перевод В.С. Кулагиной-Ярцевой) c. 1-29

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.4.12971

Аннотация: Цель статьи – исследовать, фундируются ли акты, относящиеся к эмоциональной сфере переживания в объективирующих актах познавания, или имеют свою уникальную структуру и независимы от этих актов. Начало рассуждений по этой проблематике мы находим в гуссерлианской феноменологии.Революционность идей Гуссерля заключалась не просто в открытии интенциональной структуры сознания, но в уникальном феноменологическом подходе, позволившем ему описать способ осмысления того, чем является нечто (бытие предмете) по отношению к силе и границам субъективности. Говоря, что эмоциональные акты фундированы в более первичных интенциональных актах, Гуссерль подразумевает, что эмоции зависят от объективирующих актов, потому что им необходимы характеристики последних, чтобы «необъективирующий акт», представленный в определенном смысле, значил что-то за пределами себя. Определенные эмоциональные переживания, такие, как рассмотренные здесь (доверие), или в более широком смысле, такие, которые относятся к сфере межличностного и к данности личности, не должны пониматься как основанные в объективирующих актах. Хотя это не противоречит базовой структуре «фундирования» у Гуссерля, это противоречит его раннему пониманию эмоций.
Внутренний мир человека
Субботский Е.В. - Экскурсии в зазеркалье: Магическое мышление в современном мире c. 30-73

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.4.12322

Аннотация: В статье рассмотрены вопросы: Что такое магическая реальность? В какие сферы жизни современного человека проникает эта реальность? В чем причина проникновения магической реальности в жизнь современного человека? К каким последствиям может привести такое проникновение? В древности и средневековье доступ к магической реальности обеспечивала религия или альтернативные религии практики: ведовство, колдовство, астрология, алхимия. В эпоху Ренессанса к ним присоединилось искусство. В XIX веке возникло движение спиритуализма, в XX – парапсихология. Наконец в конце XX -- начале XXI века появляются портативные интерактивные формы зрительной репрезентации магической реальности – компьютерные игры и интернет, а широкое распространение индивидуальных электронных дисплеев (ноутбуков, ай-педов, ай-фонов и т.п.) привели интерактивный мир зазеркалья в семью и детскую комнату. Психологические исследования показали, что вера в магический мир у современного человека не исчезла, а ушла вглубь бессознательного. Эта скрытая вера прорастает во все сферы современной жизни: экономику, политику, медицину, мораль, развлечения, образование, даже в физику и науку о мозге. Почему дети «подсаживаются» на игры, в которых они обладают магической силой? Почему рациональные люди часто принимают экономически невыгодные решения? Как получается, что образованный народ может принять мнение политиков, которое противоречит его коренным интересам? Почему в медицине действует эффект плацебо? Откуда у террористов, как во время войны, так и во время мира, такая фанатичная решимость и сила духа? Как возможно, что даже при отсутствии надзора, внутри себя, некоторые люди выбирают добро, а не зло, действуя вопреки собственной выгоде? Почему физиологи называют работу мозга «магией»? Ответ на эти и другие вопросы – в неосознаваемой вере современного человека в сверхъестественное. Новизна: (1) Впервые некоторые феномены в сфере детской игры, политики, экономики, медицины, морали, и науки о мозге рассматриваются в контексте последних психологических исследований магического мышления; (2) Новым является и рассмотрение исторической эволюции доступа человека к магической реальности, а также последствий контакта с этой реальностью для индивида и общества. Выводы: (1) Магическое мышление, в ходе которого могут нарушаться известные законы физики, биологии и психологии, широко практикуется в современном мире в форме развлечений, игр, и других видов деятельности, основанных на воображении; (2) Как дети, так и образованные взрослые, осознанно или неосознанно, верят в возможность сверхъестественного; (3) Эта скрытая вера порождает специфические эффекты в разных сферах жизни: политике, экономике, медицине, моральной сфере, сфере развлечений, даже в сфере науки; (4) Широкое распространение интерактивных электронных дисплеев облегчает доступ современного человека к воображаемому миру сверхъестественного; (5) В результате вероятность воздействия скрытой веры в сверхъестественное на поведение человека возрастает.
Понять человека
Гончарук Е.А. - Э. Фромм и Ж.-П. Сартр о мазохизме: сравнительный анализ c. 74-95

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.4.13020

Аннотация: В статье предпринят сравнительный анализ феномена мазохизма у неофрейдиста Э. Фромма и экзистенциалиста Ж.-П. Сартра. Показано, что Фрейд усматривал корни мазохизма в тайнах детского психосексуального развития. Фромм как представитель неофрейдизма предпринял попытку радикально изменить этот диагноз. Он пришёл к убеждению, что феномен садизма и мазохизма не столько психоаналитический, сколько социальный феномен. Люди становятся заложниками этого невротического состояния в результате воспитания, социализации и реализации межличностных отношений. Власть растлевает людей. Она заставляет многих стремиться к властолюбию, а других обрекает на унижение и подчиненность. Принципиально другой взгляд развивает Сартр. Он полагает, что мазохизм не столько социальный, сколько антропологический феномен. Власть не может принудить личность к жестокости или подчинению, если это не совпадает с ее экзистенциальным выбором. Сартр создает свою концепцию мазохизма в полемике с Симоной Бовуар, с которой его связывали любовные отношения. Автор использует методы исторической реконструкции проблемы. Это позволяет показать, что мазохизм имеет исторические аспекты. На разных этапах складывались разные версии истоков мазохизма. В статье применены также методы философского постижения человека. Таким образом, феноменология социальности замещается в статье экзистенциальным мышлением. Новизна статьи в том, что проблема мазохизма не сводится только к психологическому аспекту. Впервые в отечественной литературе в историческом аспекте сопоставляются взгляды Фрейд, Фромма и Сартра. В результате показано, что от этапа к этапу осмысление данного феномена становится все более развернутым, ясным и теоретически продуктивным. Экзистенциальная экспертиза характеризуется как наиболее состоятельная.
Профессиональная психология
Кукуев Е.А. - Ригидность субъектов образования c. 96-125

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.4.12796

Аннотация: В статье анализируются результаты эмпирического исследования субъектов образования, проведенного в марте-апреле 2014 года. Выборку составили учителя школ, преподаватели вуза, выпускники школ, колледжа и вуза. Предметом исследования выступила ригидность субъектов образования. Анализируется сопряженность понятий открытость/закрытость – ригидность. Проводится параллель между открытостью человека и его отношением к новациям. На основе дисперсионного анализа делаются выводы о соотношении ригидности педагогов и ригидности обучающихся; исследуется связь ригидности субъектов образования и местности проживания (город/село), ступени образования (школа-колледж-вуз). В качестве диагностического инструментария выступила методика «Томский опросник ригидности Г.В.Залевского» (ТОРЗ). Данная методика позволяет сделать вывод не только о ригидности человека, но и проанализировать ее составные компоненты. В целом анализ проводится по 8 шкалам: 1. Шкала общей ригидности; 2. Субшкала актуальной ригидности; 3. Шкала сенситивной ригидности; 4. Шкала установочной ригидности. 5. Шкала ригидности как состояния. 6. Шкала преморбидной ригидности. 7. Шкала реальности. 8. Шкала лжи. Эмпирическое исследование ригидности субъектов образования позволяет сделать следующие выводы:1. По всем компонентам ригидности (ТОРЗ) получены значимые различия. В частности, у педагогов уровень ригидности выше по четырем компонентам (из шести): общая ригидность (,000); актуальная ригидность (,000); сенситивная ригидность (,010); ригидность как состояние (,000).2. Ригидность субъектов образования не связана с местностью их проживания (город/село).3. Гипотеза о том, что «ригидность выпускников образовательных учреждений не связана со ступенью образования (школа-колледж-вуз)» получила подтверждение частично. То есть, статистически значимые различия между выборками проявились по шкалам: сенситивная ригидность (,043); преморбидная ригидность (,017). При этом, выборка «школьники» по всем шкалам показали самые низкие баллы по компонентам ригидности. Что с одной стороны можно характеризовать положительно: школьники наиболее открыты изменениям, происходящим в их жизни. С другой стороны, ставит вопрос о влиянии послешкольного образования на формировании фиксированных форм поведения.При этом необходимо отметить, что данный анализ рассматривается как первичный. Полученные результаты должны быть положены в формулирование следующих гипотез, а значит и продолжение исследования. Заявляемый системный подход требует анализа феномена открытости в системе взаимосвязанных особенностей человека, что и позволяет приблизиться, в частности, к раскрытию «природы и механизмов инновационного поведения», что особенно важно в системе образования.
Психология чрезвычайных ситуаций
Седых Н.С. - Информационно-психологические способы воздействия в подготовке террористов-смертников c. 126-165

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.4.12912

Аннотация: В статье рассматриваются особенности эксплуатации глобальных коммуникаций в целях развития террористической идеологии и продвижении идей суицидального терроризма, анализируются информационно-психологические способы воздействия, осуществляемого в целях подготовки террористов-смертников. В этой связи автор обращается к вопросу о роли масс-медиа в конструировании социальных знаний и смыслов, рассматривая средства массовой коммуникации как дискурсивную систему, участвующую в производстве и воспроизводстве типизированных значений. В контексте проблематики формирования экстремистского сознания и психологической готовности к суицидальному террору анализируются особенности виртуальной реальности, информационной среды, конструирования медиатекстов, пропагандистские приёмы и методы психологического воздействия, широко используемые для вовлечения молодёжи в терроризм и подготовки смертников. Обозначается необходимость оптимизации информационно-психологического противодействия идеологии экстремизма и терроризма в конкретных социально-исторических условиях. В данном контексте рассматриваются возможности массовой коммуникации в формировании антитеррористических ценностей в российском обществе. Актуализируется вопрос развития педагогической журналистики, призванной формировать социальные ценности, убеждения и воздействовать на мотивационную сферу личности. В контексте проблематики организации информационно – психологического воздействия экстремистами и осуществления соответствующего противодействия также рассматриваются возможности светского и религиозного образования. Актуализируется вопрос о роли психологической науки в развитии информационной культуры и продвижении идей социального диалога, согласия, солидарности.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"