Психолог
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Психолог" > Содержание № 09, 2013
Выходные данные сетевого издания "Психолог"
Номер подписан в печать: 1-10.8-2013
Учредитель: Даниленко Василий Иванович
Издатель: ООО <НБ-Медиа>
Главный редактор: Спирова Эльвира Маратовна, доктор философских наук
ISSN: 2409-8701
Контактная информация:
Выпускающий редактор - Зубкова Светлана Вадимовна
E-mail: info@nbpublish.com
тел.+7 (966) 020-34-36
Почтовый адрес редакции: 117465, Москва, Россия, ул. Генерала Тюленева, 31/1-210.
Библиотека журнала по адресу: http://www.nbpublish.com/library_tariffs.php

Содержание № 09, 2013
Психология развития
Мордас Е.С. - Эффекты депривации и особенность игры у младенцев детского дома c. 1-17

DOI:
10.7256/2306-0425.2013.9.10654

Аннотация: Особенности развития детей в условиях депривации. Связь переживаний эмоционального дефицита и реакции на неодушевленные предметы. Игрушка как объект, демонстрирующий особенности интеллектуального, эмоционального, личностного развития. Стадии развития реакции на игрушку у детей, воспитывающихся в семье и детей из детского дома: ранние стадии (визуализация, осязание) и дифференцированное поведение. Трудности освоения взаимодействия с игрушкой у младенцев из детского дома. Связь депривационной ситуации развития и нарушение баланса комфорта-дискомфорта. Что дезорганизует Эго ребенка и способствует развитию регресса. Нехватка материнской заботы непосредственным образом связана с нарушением игровой деятельности младенцев детского дома. Теоретический анализ психоаналитических взглядов на проблему депривации Дж.Боулби, Р.Шпиц, А.Фрейд, С.Провенс, М.Малер и др. Объектные отношения играют центральную роль в развитии ребенка. Не принятие ребенка, отвержение, разлука (потеря) с матерью психологически рассматривается как травма, порождающее острое переживание горя, сохраняющееся в течение долгого периода времени. Сама ситуация потери может быть представлена как вмешательство в развитие ребенка. Вмешательство приводит к задержке развития, его искажению и дезинтегрирует в целом личность ребенка. Ребенок, перенесший психическую депривацию, попадает в группу риска детей с возможностью развития психических и соматических нарушений. Нехватка соответствующего баланса между переживаниями дискомфорта и комфорта препятствует установлению следов памяти объекта и его постоянного катексиса. Из-за недостаточного катексиса человеческого объекта, нарушается смещение к неодушевленным объектам, что выступает в качестве эффектов депривации, может наблюдаться в детской игре детей.
Вершинные состояния духа
Шеркова Т.А. - Дух жизни древнеегипетского бога Тота: юнгианский аспект c. 18-50

DOI:
10.7256/2306-0425.2013.9.86

Аннотация: В статье рассматриваются аспекты бога познания, мудрости, космического равновесия, проводника в мир мертвых Тота. Он сопоставляется с древнегреческим Гермесом. Каждый из аспектов божества анализируется в контексте аналитической психологии К. Г. Юнга. Основной акцент делается на параллелизме мифологических представлений и психологических понятиях. В частности, связанных с ключевыми экзистенциальными феноменами: жизни и смерти, добра и зла, их отражении в древних инициациях и эмпирических исследованиях в психологии.
Философия и психология
Щупленков Н.О., Щупленков О.В. - Субъектность как интегральная психо-философская характеристика человека c. 51-82

DOI:
10.7256/2306-0425.2013.9.10671

Аннотация: В данной статье под «субъектом» понимается человек, носитель таких качеств как автономность, противопоставленность миру как объекту, самодетерминация, активность, внутренняя целостность и неделимость. Строго говоря, такое понимание справедливо лишь для европейской нововременной модели субъекта (или жекартезианской парадигмы субъектности), только в рамках которой и стало возможным появлениетермина «субъект» и приписывание ему привычных нам сегодня значений. В средневековом илиантичном мировоззрении не могло появиться ни такой категории, ни подобной интерпретации человека.Спорным является и соответствие картезианской интерпретации современным тенденциям философской мысли: ведь уже И. Кант своим «коперниканским поворотом» вносит значительные коррективы в эту модель. В ранних работах неклассического периода философствования картезианская модель субъекта подвергается еще более резкой критике. И, наконец, заявление о «смерти субъекта», впервые явным образом сформулированное М. Фуко в работе «Слова и вещи. Археология гуманитарных наук» (1966) и ставшее своего рода лозунгом постмодернистской философии, ставит вопрос об отказе от самой категории «субъект». Итак, каждая историческая эпоха «создает» своего собственного субъекта, наполняя новыми смыслами все ту же картезианскую категорию «субъект». Более того, в «прокрустово ложе» этой категории мы пытаемся втиснуть также представления о человеке, например, эпохи Античности или Средних веков.Таким образом, категория «субъект» лишь с натяжкой может использоваться для характеристики других эпох или культур. Однако, если мы и не можем с полным правом назвать, например, христианина эпохи Средневековья «субъектом» в современном смысле, можем ли мы утверждать, что он вообще не обладал в той или иной мере «субъектными качествами»? Очевидно, нет – пожалуй, это означало бы, что он не был и человеком. Таким образом, вероятно, следует вести речь не о несостоятельности категории «субъект» вообще, но скорее о переносе исследовательского интереса со статичной категории «субъект», фиксирующей конкретный исторический тип «субъекта», на категорию, выражающую определенное качество – «способность быть субъектом». И уже это качество может быть в той или иной степени присущим человеку любой исторической эпохи. В этой роли также может выступить категория «субъектность». Такой подход позволит достаточно корректно отразить историческую динамику категории «субъект», обозначая не самого «субъекта», но степень выраженности определенного качества в разные исторические периодыили в разных культурах.Утверждение о том, что некто обладает качеством «субъектность», не дает никаких указаний на то, о субъекте в каком понимании идет речь. Если же принять допущение, что субъектность является имманентной характеристикой человека, а ее формы (типы, парадигмы) могут изменяться в исторической и географической перспективе, ее можно представить как переменную, номинально присущую любой культуре или эпохе, но фактически принимающую разные значения.
Клиническая психология
Яковлев В.А. - Влияние злоупотребления психоактивными веществами на социальный интелект у пoдрoсткoв c. 83-94

DOI:
10.7256/2306-0425.2013.9.10706

Аннотация: Изучены особенности влияние злоупотребления психоактивными веществами на показатели социального интеллекта у подростков двух групп, различающихся по возрасту (первая группа 14-16 лет, вторая 16-18 лет) и злоупотребляющих психоактивными и наркотическими веществами (среди которых алкогольные напитки, курение анаши, наркотики опийной группы, препараты со стимулирующим эффектом). В исследовании приняли участие подростки мужского пола: 30 человек в возрасте 14-16 лeт и 30 человек - в возрасте 16-18 лет. Продолжительность злоупотребления психоактивными веществами в первой группе составила от одного до двух лет, во второй группе 2-3 года. Исслeдoвaние сoциaльнoгo интeллeктa (СИ) проводилось с использованием "Мeтoдики Дж. Гилфoрдa и М. Сaлливeнa", адаптированной E.С. Михaйлoвoй. Выявлены различия показателей социального интеллекта в исследуемых группах. Установлено влияние потребления наркотиков и психоактивных веществ на социальный интеллект, зависящее от длительности потребления и возраста потребляющих. Особенности социального интеллекта у подростков-наркоманов рекомендуется использовать при разработке для них индивидуальных психотерапевтических и тренинговых программ.
Национальный менталитет
Шажинбатын А. - Основные характеристики личности японца c. 95-164

DOI:
10.7256/2306-0425.2013.9.10693

Аннотация: В статье делается попытка воссоздать социально-исторический образ японца. Отмечаются характеристики представителя данной культуры – статус, социальные функции, ценности и ролевое поведение. Особую роль приобретает в данном случае возможность сравнения европейского человека и японца. В противовес западному человеку выдвигаются такие характеристики японца, как иррационализм, алогичность восприятия. Отдельно анализируются конформность и дисциплинированность, свойственные японцу. Общие черты данного типа увязываются с характером культуры, культурно-исторической традиции. Выделяются доминантные черты японской личности. Используется компаративистская методология. Дан подробный аналитический обзор литературы по теме исследования, включающий работы западноевропейских, американских и японских учёных. Новизна темы связана с общей попыткой современной гуманитарной науки провести сравнение западного и восточного человека, выделить их основные характеристики и таким образом воссоздать образы двух культурных миров. Индивидуализм рассматривается как ценностная установка, ставшая причиной «болезни западной цивилизации». Показаны черты «японской модели развития», опирающейся на групповую ориентацию (в её контекстуалистском понимании).
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"