Статья 'Криминальная деятельность обвиняемых в особо тяжких преступлениях в контексте нарушений мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Криминальная деятельность обвиняемых в особо тяжких преступлениях в контексте нарушений мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности

Старосельцева Ольга Владимировна

доцент, кафедра клинической психологии, Алтайский государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61

Starosel'tseva Ol'ga Vladimirovna

Docent, the department of Clinical Psychology, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 61

kuznetsova_olga.1988@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8701.2020.3.32973

Дата направления статьи в редакцию:

22-05-2020


Дата публикации:

18-06-2020


Аннотация.

Предметом данного исследования является криминальная деятельность обвиняемых в особо тяжких преступлениях с различными нарушениями мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности. В статье рассмотрено содержание понятия "регуляция деятельности". Уделяется внимание особенностям регуляции деятельности на целевом и мотивационном уровнях у лиц, обвиняемых в особо тяжких преступлениях. Проанализированы основные характеристики криминальной деятельности лиц, обвиняемых в особо тяжких преступлениях, при различных нарушениях мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности. В исследовании показано, что для обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений характерно нарушение регуляции деятельности на целевом и мотивационном уровнях.     Выборку составили 20 мужчины в возрасте 20-58 лет, средний возраст – 37,7 лет, находящиеся в данный момент на судебной психолого-психиатрической экспертизе. В качестве группы сравнения выступили 24 мужчины с социально нормативным поведением, никогда не привлекавшихся к уголовной ответственности. Для исследования мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности использованы следующие методики: методика «Смыслообразование» (модификация методики М.М. Коченова) и психологический анализ материалов уголовных дел. Установлено, что обвиняемые в совершении особо тяжких преступлений чаще, чем испытуемые нормативной группы, были неспособны адекватно соотносить субъективные моменты деятельности с объективно существующими условиями актуальной действительности, самостоятельно организовывать процесс целеполагания, эффективно осуществлять функцию контроля. Также выявлены основные характеристики криминального поведения при нарушении мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности. Научной новизной исследования является описание характеристик криминального поведения лиц, обвиняемых совершении особо тяжких преступлений при различных нарушениях мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности. Полученные результаты могут быть использованы для решения вопросов судебно-психологической экспертизы, а также в ходе коррекционной работы с лицами, склонными к противоправному поведению.

Ключевые слова: особо тяжкие преступления, судебная психолого-психологическая экспертиза, криминальная деятельность, деятельность, регуляции деятельности, мотивационный уровень регуляции, целевой уровень регуляции, цель, мотив, мотивация

Abstract.

The subject of this research is criminal activity of the accused in grave crimes in with various disorders in motivational and target levels of regulation of activity. Content of the concept of “regulation of activity” is reviewed. Attention is paid to the peculiarities of regulation of activity at the target and motivational levels among persons accused in grave crimes. The author analyzes the key characteristics of criminal activity in the context of various disorders in motivational and target levels of regulation of activity. The sampling involved 20 men aged from 20 to 58, average age 37.7 years, who are currently under the forensic psychological and psychological expertise. As a contrast, the survey involved a group of 24 men with socially normative behavior, who have never been held criminally liable. It is established that those accused in grave crimes more often were incapable to adequately correlate the subjective moments of activity with the objectively existing circumstances of actual reality, independently organize the process of goal-setting, and efficiently exercise the control function. The author also determined the key characteristics of criminal behavior in terms of disturbance of motivational and target levels of regulation of activity. The scientific novelty consists in the description of characteristics of criminal behavior of the persons accused in grave crimes with various disorders in motivational and target levels of regulation of activity. The obtained results may be used for solution of the questions of forensic psychological expertise, as well as in the course of correctional work with persons prone to unlawful behavior.

Keywords:

motivational level of regulation, regulation of activity, activity, criminal activity, forensic psychological and psychological examination, especially serious crimes, target level of regulation, goal, motive, motivation

Введение

Актуальность вопросов профилактики и коррекции криминального поведения является на сегодняшний день очень высокой. Одним из направлений коррекционной работы с лицами, склонными к криминальному поведению, является регуляция деятельности, которая нередко находится у данной категории людей на низком уровне. Крайне важной является также проблема диагностики регуляции психической деятельности преступной личности. Неслучайно, что оценке регуляции деятельности уделяется большое внимание при проведении судебной психолого-психиатрической экспертизы [6, 13, 29, 30].

Теоретический анализ понятий «регуляция», «произвольная регуляция» показывает, что часто авторами в них вкладывается различный смысл. В самом общем понимании «регуляция» рассматривается как управление поведением, деятельностью вообще. К. А. Абульханова-Славская [1] основной функцией психической регуляции считает обеспечение соответствия действий человека отражаемой им действительности. С. Л. Рубинштейн [26] выделял побудительную регуляцию, которая связана с предметом потребности, побуждает к действию и определяет его направленность, и исполнительную регуляцию, которая приводит действие в соответствие с условиями среды. Н. К. Корсакова указала на то, что эти два типа регуляции связаны с первым и третьим блоком головного мозга (по А. Р. Лурия) [11].

В работах А. Р. Лурия мы можем встретить два понимания термина «регуляция» [18, 20]. Во-первых, в общем смысле, как ведущего компонента управления поведением человека. И во-вторых, как одной из частных функций, участвующих в управлении наряду с программированием и контролем. С этой точки зрения под регуляцией можно понимать процесс, выполняющий общую координирующую функцию, связанную с инициацией, пролонгированием и остановкой деятельности.

По мнению Ю. В. Микадзе, второй более узкий смысл понимания «регуляции», является более предпочтительным, так как широкое понимание сохраняет недифференцированность содержания понятия «регуляция» [21]. Ю. В. Микадзе предлагает определять регуляцию как свойство активности субъекта, определяющее инициирование произвольной и непроизвольной деятельности, а также взаимодействие компонентов входящих в состав выполняемой деятельности, и окончание деятельности. Помимо этого автор выделяет следующие функции регуляции [21]: инициация деятельности на основе мотивов и окончание деятельности, координирование всех операциональных компонентов деятельности, пролонгирование деятельности, которое происходит на основе оценки ее результатов и определение соответствия их ожиданиям.

В отечественной юридической психологии интерес к регуляции и организации криминальной деятельности реализовался в несколько другом ракурсе, нежели чем в зарубежных исследованиях. Были описаны нарушения регуляции деятельности при различных расстройствах: шизофрении (Б. В. Зейгарник [8]; И. И. Кужуховская [9]; М. М. Коченов [10]; Ю. Ф. Поляков [24]), алкоголизме (Б. С. Братусь [3], Б. В. Зейгарник [2]), психопатии (В. В. Гульдан [4]; Б. С. Братусь [2]), травмах головного мозга (А. Р. Лурия [17, 19]), нарушениях психического развития (В. В. Лебединский [15]) и др.

В этих исследованиях активно реализуется подход, который основывается на системном анализе уровней регуляции деятельности (Е. Г. Дозорцева [5], М. М. Коченов [10], В. Н. Кудрявцев [12], И. А. Кудрявцев [14], Н. А. Ратинова [25], Ф. С. Сафуанов [27, 28] и др.). Согласно деятельностному подходу выделяются такие иерархические уровни регуляции деятельности: мотивационный, целевой, операциональный (А. Н. Леонтьев [16]; Б. В. Зейгарник, Б. С. Братусь [7]).

Е. Г. Дозорцева говорит о внутреннем потребностном состоянии или внешнем побуждении как о мотивационных механизмах детерминации поведения. Если на первый план выходит внутренняя мотивация, то ситуация является лишь благоприятным условием для совершения противоправных действий. В таком случае снижается возможность прогнозирования действия, характерна направленность не на результат, а на процесс действия. Если мотивация является внешней, действия регулируются ситуативной мотивацией и характеризуются направленностью на результат [5].

Е. Г. Дозорцевой в рамках деятельностного подхода описаны уровни организации деятельности [5]: 1) мотивационный (уровень смысловой, уровень реализации мотива); 2) целевой (уровень целевой установки, достижения цели); 3) операциональный (уровень операциональной установки, решения задачи); 4) уровень психофизиологических механизмов реализации установки.

В работе Е. Г. Дозорцевой выделены также этапы регуляции деятельности [5]. Первым этапом является восприятие проблемной ситуации и определение ее типа, а также формирование образа «потребного» будущего. На втором этапе происходит принятие решения, в ходе которого реализуется прогнозирование, выбор цели и средств ее достижения. На последнем третьем этапе происходит исполнение, реализация решения.

Н. А. Ратинова говорит о следующих иерархических уровнях регуляции деятельности: 1) личностно-смысловой уровень (поведение реализуется как развернутая произвольная деятельность); 2) уровень относительно целесообразных действий (дезорганизация структуры деятельности); 3) уровень отдельных операций, динамических стереотипов (уровень «аварийного реагирования») [25].

Ф. С. Сафуановым [27], О.Ю. Михайловой [22; 23] развивается идея многофакторного подхода к детерминации криминальной агрессии.

В работах О. Ю. Михайловой [22, 23] предложиено четыре уровня детерминации сексуально агрессивного поведения: ситуативный (отношения «субъект-ситуация»), психофизиологический (проявление специфического функционального состояния), ценностный (система личностных ценностей), рефлексивный (системное свойство личности, обусловленное особенностями ее самосознания). По мнению О. Ю. Михайловой, каждый из этих уровней является сложной подсистемой.

Ф. С. Сафуанов выделяет четыре этапа взаимодействия личности с социальной средой: личностный, мотивационный, целевой, операциональный [27]. К первому личностному этапу относятся ценности личности, социальные установки, как высшее звено регуляции. Мотивационный этап, как предпосылка для осуществления волевой регуляции, состоит из способности привести в соответствие субъективные (внутренние) моменты внешним условиям окружающей среды, которые существуют объективно. Целевой этап является предпосылкой для смысловой регуляции деятельности. На этом этапе происходит процесс целеполагания, то есть планирования и принятия решения. Операциональный этап отвечает за реализацию принятого решения. Он является основой для реализации произвольной регуляции. Именно на операциональном этапе происходит выбор способа достижения поставленной на предыдущем этапе цели и учет личностных и ситуативных факторов ходе коррекции поведения.

Целью проведенного нами исследования является выявление особенностей криминального поведения обвиняемых в особо тяжких преступлениях с различными нарушениями мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности.

Материалы исследования.

Проведенное нами эмпирическое исследование выполнено на базе отделения судебно-психиатрических экспертиз Алтайской краевой клинической психиатрической больницы имени Ю. К. Эрдмана. В исследовании участвовали лица, обвиняемые в совершении особо тяжких преступлений и направленные на комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Выборку составили 20 мужчин в возрасте 20-58 лет, средний возраст – 37,7 лет, обвиняемые в совершении особо тяжких преступлений против жизни и здоровья и против половой неприкосновенности несовершеннолетних. В соответствии с экспертным решением, 100% подэкспертных были признаны вменяемыми в отношении инкриминированного деяния. В качестве группы сравнения были отобраны 24 мужчины, никогда не привлекавшиеся к уголовной ответственности и характеризующиеся социально нормативным поведением.

Методы исследования.

- Методика «Смыслообразование» (модификация методики М. М. Коченова).

Для изучения мотивационного и целевого уровня регуляции деятельности нами была модифицирована экспериментальная методика М. М. Коченова, направленная на изучение процесса целеобразования. С помощью данной методики мы ожидаем получить данные о степени целенаправленности деятельности испытуемых. В ходе обследования респондентам предлагают составить фигуры из кубиков Кооса по рисункам-образцам. Тестовый материал состоит из 9 кубиков, стороны которых окрашены в красный и белый цвета. Испытуемому предлагают 10 карточек с образцами фигур, которые могут быть построены из 4 или 9 кубиков Кооса. Задания имеют возрастающую трудность. Фигуры различаются по степени сложности. Выполнив простую фигуру из 4 кубиков, испытуемый получает 1 балл, а за успешное построение сложной фигуры из 9 кубиков – 3 балла. Цель эксперимента заключается в том, чтобы набрать 6 баллов, уложившись в 3 минуты. При этом испытуемый свободен в выборе заданий. В ходе проведения исследования оценивались выраженность ориентировочного этапа, факт выбора наиболее или наименее выигрышных заданий, самоотчет о мотивации выбора заданий, интерес к исследованию в целом или к отдельным заданиям, доминирующая мотивация в исследовании (уложиться в 3 минуты и выполнить инструкцию, доказать свою интеллектуальную состоятельность, выполнить понравившиеся задания), спонтанные высказывания, общее время выполнения задания.

- Психологический анализ уголовных дел.

На основе анализа литературы нами были выделены наиболее существенные признаки для проведения психологического анализа уголовного дела. Целью данного анализа являлось составление наиболее полного представления о личности преступника и характере совершенных им действий. Были выделены следующие категории для анализа:

· Анкетные данные, содержащие социально-демографические характеристики обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений;

· Данные о вовлеченности обвиняемого в криминальную субкультуру;

· Предкриминальное поведение (формирование умысла, заблаговременное приготовление орудия преступления, выбор орудия преступления, вид развратных действий, поиск соучастников преступления, выбор места атаки, метод привода жертвы, характер отношений с потерпевшим, обдумывание преступной деятельности по сокрытию следов преступления).

· Собственно криминальный период (наличие алкогольного или наркотического опьянения в момент совершения преступления, наличие свидетелей при совершении преступления, комплекс фиксированных действий, ритуализация, клиширование, двигательные автоматизмы, время совершения преступления, продолжительность периода преступления, применение инструментальной либо экспрессивной агрессии, выбор места освобождения жертвы).

· Посткриминальный период (деятельность по сокрытию следов преступления, признание степени собственной вины в правонарушении, раскаяние в содеянном, выработка стратегии защиты и следование ей, последовательность даваемых показаний, поведение в ситуации задержания, привлечение на свою сторону свидетелей, возвращение на место совершения преступления, место оставления жертвы).

- Математико-статистические методы (χ2-критерий Пирсона).

Результаты и их обсуждение

Нами были разработаны эмпирические индикаторы сохранности и нарушения мотивационного и целевого уровней регуляции.

Сохранность мотивационного уровня регуляции деятельности в эксперименте проявляется в том случае если мы наблюдаем выраженность следующих эмпирических индикаторов: способность к формированию мотива экспертизы, заинтересованность в результатах выполнения заданий, интерес к последствиям исследования, адекватность эмоций успеха-неуспеха. Нарушение мотивационного уровня проявляются в формальном выполнении заданий, неадекватности эмоций успеха-неуспеха, снижении интереса к экспериментальной ситуации, нежелании корректировать допущенные ошибки.

Сохранность целевого уровня регуляции деятельности в эксперименте выражается в способности к усвоению инструкции (цели), удержание этой цели в ходе выполнения задания, стремлении корректировать ошибки с учетом инструкции. Нарушение целевого уровня регуляции деятельности можно констатировать при плохом усвоении инструкции, утере ее в ходе выполнения задания, ограничении способности к опосредованию поведения целями.

Исследование мотивационного и целевого этапа регуляции деятельности проводилось с помощью методики «Смыслообразование». Основные результаты выполнения методики представлены в табл. 1.

Таблица 1

Основные результаты выполнения методики «Смыслообразование» обвиняемых в совершении особо тяжких преступления в сравнении с нормативной группой

Основная группа

Группа сравнения

χ2

р

Ориентировочный этап

Ориентировочный этап выражен

6

0

20,63

0,0001

Ориентировочный этап не выражен

18

22

30,17

0,0001

Выбор задания

Самые простые

6

10

16,36

0,003

Займут меньше времени

0

6

16,36

0,003

Случайный выбор

0

4

16,36

0,003

Те, которые больше понравились

6

2

16,36

0,003

Затруднялись ответить

12

0

16,36

0,003

Мотивация

Мотивация выполнить задание за 3 минуты

12

20

7,84

0,02

Мотивация показать свою интеллектуальную состоятельность

6

2

7,84

0,02

Мотивация выполнить отдельное задание

6

0

7,84

0,02

Спонтанные высказывания

Спонтанные высказывания отсутствуют

6

22

20,63

0,0001

Отмечает сложность задания

6

0

20,63

0,0001

Прочие спонтанные высказывания (подбадривание, стремление получить поддержку)

12

0

20,63

0,0001

Общее время выполнения задания

Менее 3 минут

12

18

3,04

0,081

Более 3 минут

12

4

3,04

0,081

Примечание: Основная группа – лица, обвиняемые в совершении особо тяжких преступлений, Группа сравнения – лица с нормативным поведением, χ2 – статистика хи-квадрат Пирсона, p – уровень значимости.

В основной группе, в сравнении с группой нормы, был чаще не выражен ориентировочный этап выполнения методики (р≤0,0001). Испытуемые основной группы чаще, чем респонденты группы сравнения, сразу приступали к выполнению первого попавшегося, случайного задания, не анализируя их. Еще одной отличительной чертой основной группы при выполнении методики «Смыслообразование» можно назвать то, что у них реже, чем у респондентов группы сравнения, наблюдалась мотивация уложиться при выполнении задания в 3 минуты (р≤0,02) (мотивация заданная инструкцией). Испытуемые, обвиняемые в совершении особо тяжких преступлений, чаще были не способны самостоятельно контролировать время выполнения задания, а также изменять свое поведение и выбор заданий в зависимости от успешности их выполнения. Они чаще, чем респонденты группы сравнения, не преследовали цель, данною экспериментатором (выполнить задание за 3 минуты), а старались доказать свою интеллектуальную состоятельность, выбрав заведомо слишком сложные для них задания, или выполнить те задания, которые изначально им понравились. Все вышесказанное испытуемые, составившие основную группу, часто пытались компенсировать, организовав свою деятельность с помощью внешних спонтанных высказываний (р≤0,0001). Они вслух отмечали сложность задания, подбадривали себя, просили поддержки и помощи у экспериментатора, но все это не улучшало результатов их деятельности в эксперименте. В итоге 50% испытуемых основной группы, в отличие от группы нормы, с заданием не справлялись, либо для этого им требовалось более 3 минут (р≤0,081).

Полученный результат позволяет сделать вывод о нарушениях целевого уровня регуляции деятельности у группы обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений. Они чаще оказывались не способны самостоятельно организовывать процесс целеполагания, не могли удерживать цель в ходе выполнения задания, что приводило к утере ее, а также не стремились корректировать ошибки с учетом инструкции.

Также у группы обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений был нарушен мотивационный уровень регуляции деятельности. Представители этой группы в сравнении с группой нормы чаще оказывались неспособными адекватно соотносить субъективные моменты деятельности с объективно существующими условиями окружающей актуальной действительности, чаще были не заинтересованы в результатах выполнения методики в целом, а лишь ситуативно проявляли интерес к отдельным заданиям. Испытуемые основной группы чаще формально выполняли задание, не проявляли интереса к последствиям исследования.

Далее нами были проанализированы особенности криминальной деятельности обвиняемых в особо тяжких преступлениях при различных вариантах нарушения мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности.

Выраженность или не выраженность ориентировочного этапа выполнения методики «Смыслообразования» мы можем отнести к характеристикам целевого этапа регуляции деятельности. Испытуемый, впервые знакомясь с новой деятельностью (конструирование фигур из кубиков Кооса), осуществляет поиск адекватных инструкции мишеней (целей) деятельности. В нашем исследовании обвиняемые в особо тяжких преступлениях с отсутствием выраженного ориентировочного этапа выполнения методики «Смыслообразование», сразу приступающие к выполнению первого попавшегося задания без ориентировки в них, то есть не способные к формированию адекватных целей на начальном этапе деятельности чаще имели такую характеристику криминальной деятельности как раскаяние в содеянном (р≤0,043) (Таблица 2). С другой стороны те испытуемые, которые были способны к полноценной ориентировки в задании и соответственно как результат выбору адекватной цели, соответствующей инструкции, чаще не раскаивались в содеянном (р≤0,043). Можно сделать вывод, что их выбор совершения криминальной деятельность был более осознанным и продуманным, что приводило к отсутствию раскаяния в совершенном преступлении.

Таблица 2

Характеристики криминальной деятельности обвиняемых в особо тяжких преступлениях при различной степени выраженности ориентировочного этапа выполнения методики «Смыслообразование»

Ориентировочный этап

χ2

р

Не выражен

выражен

Раскаяние в содеянном

не раскаивается

частота

7

4

4,09

0,043

ожидаемая частота

8,8

2,2

раскаивается

частота

9

0

ожидаемая частота

7,2

1,8

Примечание: χ2 – статистика хи-квадрат Пирсона, p – уровень значимости.

Такой феномен как «смена выбранного задания» при выполнении методики «Смыслообразование» заключается в том, что испытуемый изначально определив стратегию поведения в исследовании (выбрав цель деятельности), столкнувшись с трудностями, меняет эту стратегию (выбирает другую цель), и также относится к характеристикам целевого этапа регуляции деятельности. При наличии феномена «смены задания» для обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений характерна такая характеристика криминальной деятельности как полное признание вины (р≤0,024) (Таблица 3). Те испытуемые, которые были не склонны к смене стратегии в ходе исследования (могли удерживать цель, несмотря на трудности), чаще признавали вину частично, что, скорее, являлось разумным компромиссом со следствием.

Таблица 3

Характеристики криминальной деятельности обвиняемых в особо тяжких преступлениях при наличии или отсутствии такого феномена как «смена задания» в ходе выполнения методики «Смыслообразование»

Смена задания

χ2

р

отсутствует

присутствует

Признание степени вины

Не признает

частота

4

1

7,5

0,024

ожидаемая частота

4

1

Частичное признание

частота

10

0

ожидаемая частота

8

2

Полное признание

частота

2

3

ожидаемая частота

4

1

Примечание: χ2 – статистика хи-квадрат Пирсона, p – уровень значимости.

Выбор выигрышного или не выигрышного задания относительно конечной цели, заданной экспериментатором является характеристикой целевого этапа регуляции деятельности. Неспособность выбрать выигрышные задания относительно цели исследования была более характерна обвиняемым, совершившим преступления против половой неприкосновенности (р≤0,008). Также они чаще совершали преступления в какой-либо изолированной от окружающих зоне, например в квартире (р≤0,043) (Таблица 4). Обвиняемые же в преступлениях против жизни и здоровья в исследовании чаще были способны выбрать выигрышные относительно достижения цели, поставленной экспериментатором, задания (р≤0,008). При этом они чаще совершали преступления там где в данный момент находилась жертва (р≤0,043).

Таблица 4

Характеристики криминальной деятельности обвиняемых в особо тяжких преступлениях при выборе выигрышной или невыигрышных заданий в ходе выполнения методики «Смыслообразование»

Выбор выигрышного задания

χ2

р

не выигрышные

выигрышные

Характер криминальной деятельности

Преступления против жизни и здоровья

частота

5

9

7,01

0,008

ожидаемая частота

7,7

6,3

Преступления против половой неприкосновенности

частота

6

0

ожидаемая частота

3,3

2,7

Выбор места атаки

Жертва была там

частота

7

9

4,09

0,043

ожидаемая частота

8,8

7,2

Изолированная зона (квартира)

частота

4

0

ожидаемая частота

2,2

1,8

Примечание: χ2 – статистика хи-квадрат Пирсона, p – уровень значимости.

Таким образом, нарушения целевого этапа регуляции деятельности оказались преимущественно связанными с характеристиками посткриминального периода (полное признание виды, раскаяние в содеянном) и совершением преступлений против половой неприкосновенности.

Мотивация участия в выполнении методики «Смыслообразование» является характеристикой мотивационного этапа регуляции деятельности. Респонденты, способные к адекватному формированию мотива экспертизы и мотивации релевантной инструкции (уложиться в выполнении задания в 3 минуты) преимущественно имели следующие характеристики криминальной деятельности: совершали преступление в темное время суток (р≤0,056), освобождали жертву только в случае ее активного сопротивления или побега (р≤0,008) (Таблица 5). То есть можно сказать, что они были готовы «идти до конца». Эти преступники выбирали, как правило, ночное время для совершения криминальной деятельности, когда вероятность того, что кто-то им помешает была максимально низка, а отступали только в силу объективной невозможности справиться с сопротивлением жертвы. Тем обвиняемым в особо тяжких преступлениях, которые были не способны сформировать мотивацию участия в исследовании релевантную инструкции, заданной экспериментатором (демонстрировали отсутствие мотивации участия в эксперименте, мотивацией являлось стремление доказать свою интеллектуальную состоятельность или выполнить отдельные понравившиеся задания), были характерны такие характеристики криминальной деятельности как совершение преступления в светлое время суток (р≤0,056), прекращение преступных действий с появлением свидетелей, оставление тела жертвы на месте преступления, перемещение тела туда где его не обнаружат (сокрытие) (р≤0,008).

Таблица 5

Характеристики криминальной деятельности обвиняемых в особо тяжких преступлениях при различной мотивации участия в выполнении методики «Смыслообразование»

Мотивация участия в исследовании

χ2

р

Отсутствует

Уложиться в 3 минуты

Доказать свою интеллектуальную состоятельность

Выполнить отдельные задания

Время совершения преступления

Светлое время суток

частота

1

2

1

3

7,55

0,056

ожидаемая частота

1,1

4,2

0,7

1,1

Темное время суток

частота

2

10

1

0

ожидаемая частота

2

7,8

1,3

2

Выбор места освобождения жертвы

Преступление прервано появлением свидетелей

частота

0

0

0

2

22,39

0,008

ожидаемая частота

0,3

1,2

0,2

0,3

Сопротивление/побег

частота

0

5

1

0

ожидаемая частота

0,9

3,6

0,6

0,9

Жертва не двигалась

частота

3

7

1

0

ожидаемая частота

1,7

6,6

1,1

1,7

Где тело жертвы не обнаружат

частота

0

0

0

1

ожидаемая частота

0,2

0,6

0,1

0,2

Примечание: χ2 – статистика хи-квадрат Пирсона, p – уровень значимости.

Мотивацию выбора заданий также можно отнести к характеристикам мотивационного этапа регуляции деятельности. К адекватной мотивации выбора заданий, исходя из инструкции методики (уложиться при выполнении задания в 3 минуты), можно отнести выбор самых простых заданий или заданий, которые займут наименьшее время. Испытуемые, придерживающиеся данной мотивации, как правило, знакомились с потерпевшим непосредственно перед правонарушением (р≤0,045), и совершали преступление в состоянии тяжелого алкогольного или наркотического опьянения (р≤0,012) (Таблица 6). То есть можно сказать, что причиной совершения преступления у данной группы испытуемых являлось не первичные нарушения мотивационного этапа регуляции деятельности, а дезорганизация деятельности на фоне тяжелого алкогольного или наркотического опьянения. Употребляя алкоголь, они знакомились с потерпевшим, и в ходе уже совместного распития спиртных напитков возникал конфликт, приводящий к совершению преступных действий. Обвиняемы, мотивация выбора заданий которых, не соответствовала цели, заданной экспериментатором (случайный выбор, выбор понравившегося задания, затруднения в ходе формулировки мотивации выбора) были знакомы с потерпевшим давно, а криминальная ситуация возникла под влиянием ситуативных причин, или не были знакомы с потерпевшим вовсе и выбирали жертву исходя из ее внешних данных и возраста (р≤0,045). Также они были трезвы на момент преступления или находились в состоянии легкого алкогольного или наркотического опьянения (р≤0,012). Таким образом, можно сказать, что у данной группы испытуемых нарушения мотивационного этапа регуляции деятельности являлись первичными и, вероятно, являлись одним из факторов, приводящих к совершению преступного деяния.

Таблица 6

Характеристики криминальной деятельности обвиняемых в особо тяжких преступлениях при различной мотивации выбора задания в ходе выполнения методики «Смыслообразование»

Мотивация выбора заданий

χ2

р

Самые простые

Займут меньше времени

Случайный выбор

Затрудняюсь ответить

Понравились

Характер отношений с потерпевшим

Знакомы давно, криминальная ситуация возникла под влиянием ситуативных причин

частота

5

2

6

1

1

21,35

0,045

ожидаемая частота

5,5

1,6

4,7

1,6

1,6

Знакомство непосредственно перед правонарушением

частота

2

0

0

0

0

ожидаемая частота

0,7

0,2

0,6

0,2

0,2

Не знакомы выбирает жертву по физическим данным

частота

0

0

0

0

1

ожидаемая частота

0,4

0,1

0,3

0,1

0,1

Не знакомы выбирает жертву по возрасту

частота

0

0

0

1

0

ожидаемая частота

0,4

0,1

0,3

0,1

0,1

Наличие алкогольного или наркотического опьянения в период совершения преступления

Тяжелое алкогольное опьянение

частота

6

2

3

0

2

19,63

0,012

ожидаемая частота

4,8

1,4

4,1

1,4

1,4

Легкое алкогольное опьянение

частота

0

0

3

0

0

ожидаемая частота

1,1

0,3

0,9

0,3

0,3

нет

частота

1

0

0

2

0

ожидаемая частота

1,1

0,3

0,9

0,3

0,3

Примечание: χ2 – статистика хи-квадрат Пирсона, p – уровень значимости.

Таким образом, нарушения мотивационного этапа регуляции деятельности оказались преимущественно связанными с характеристиками собственно криминального периода (время совершения преступления, выбор места освобождения жертвы, характер отношений с потерпевшим, наличие алкогольного или наркотического опьянения в период совершения преступления).

Выводы:

1. Для обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений по сравнению с группой с социально нормативным поведением характерно нарушение целевого уровня регуляции деятельности в виде трудностей самостоятельной организации процесса целеполагания, трудностей удержания цели в ходе выполнения задания, а также отсутствия стремления корректировать ошибки с учетом инструкции.

2. Для обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений по сравнению с группой с социально нормативным поведением характерно нарушение мотивационного уровня регуляции деятельности в виде затруднений в ходе соотнесения субъективных моментов деятельности с объективно существующими условиями окружающей актуальной действительности, не заинтересованности в результатах выполнения методики в целом, формального выполнения задания, отсутствия интереса к последствиям исследования.

3. При нарушении целевого этапа регуляции деятельности более характерны такие характеристики посткриминального периода как раскаяние в содеянном, полное признание вины, совершение преступления против половой неприкосновенности, совершение преступления в какой-либо изолированной от окружающих зоне, например в квартире.

4. При нарушении мотивационного этапа регуляции деятельности более характерны такие характеристики собственно криминального периода как совершение преступления в светлое время суток, прекращение преступных действий только с появлением свидетелей, оставление тела жертвы на месте преступления, перемещение тела туда, где его не обнаружат (сокрытие), совершение преступлений против давно знакомых лиц под влиянием ситуативных причин, выбор жертвы из числа незнакомых случайных людей по внешним данным и возрасту, совершение преступления в трезвом состоянии или в состоянии легкого алкогольного (наркотического) опьянения.

Библиография
1.
Абульханова-Славская, К.А. Личностные механизмы регуляции деятельности / К.А. Абульханова-Славская // Проблемы психологии личности / под ред. Е.В. Шорохова. − М.: Наука, 1982. – 334 с.
2.
Братусь, Б.С. Аномалии личности / Б.С. Братусь. – М.: Мысль, 1988. − 304 с
3.
Братусь, Б.С. Психологический анализ изменений личности при алкоголизме / Б.С. Братусь. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1974 – 95 c.
4.
Гульдан, В.В. Основные типы мотивации противоправных действий у психопатических личностей / В.В. Гульдан // Вест. МГУ. Сер. 14. Психология. – 1984. – № 1. − С. 31—45.
5.
Дозорцева, Е.Г. Аномальное развитие личности у подростков с противоправным поведением / Е.Г. Дозорцева. М.: ГНЦ ССП им. В.П. Сербского, 2004. − 352 с.
6.
Дьякова, Н.В. Нейропсихологические методы в судебной экспертизе/ Н.В. Дьякова // Материалы III Международной научно-практической конференции «Развитие научного наследия А.Р. Лурия в отечественной и мировой психологии / Под ред. проф. В.А. Москвина. − М.; Белгород: Издательско-полиграфический центр «ПОЛИТЕРРА», 2007. − С. 42.
7.
Зейгарник, Б.В. Очерки по психологии аномального развития личности / Б.В. Зейгарник, Б.С. Братусь — М: МГУ, 1980. — 157 с.
8.
Зейгарник, Б.В. Патопсихология / Б.В. Зейгарник. − М.: Издательство Московского университета, 1986. – 287 с.
9.
Кожуховская, И.И. Нарушение критичности в структуре деятельности / Кожуховская И.И., Зейгарник Б.В. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. — 1978. − № 1. − C. 57-62.
10.
Коченов, М.М. Судебно-психологическая экспертиза / М.М. Коченов. − М., 1977. — 57 с.
11.
Круглый стол «Проблемы и перспективы психологического изучения нарушений произвольной регуляции деятельности». В сб.: Наследие А.Р. Лурии в современном научном и культурно-историческом контексте: К 110-летию со дня рождения А.Р. Лурии/ Сост. Н.К. Корсакова, Ю.В. Микадзе. М.: Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, 2012. − C. 286-327.
12.
Кудрявцев, В.Н. Причинность в криминологии / В.Н. Кудрявцев. − М.: Юридическая литература, 1968. − 175 с.
13.
Кудрявцев, И.А. Особенности регуляции деятельности психопатических личностей смысловыми (мотивационными) установками / И.А. Кудрявцев, Д.С. Сафуанов, Ю.А. Васильева. // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 1985. − № 12. − С. 1837-1842.
14.
Кудрявцев, И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза / И.А. Кудрявцев. — М.: Юрид. лит., 1988. — 224 с.
15.
Лебединский, В.В. Нарушения психологического развития у детей: Учеб. Пособие / В.В. Лебединский. − М.: Изд-во МГУ, 1985. − 167 с.
16.
Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. − 2-е изд. − Москва: Политиздат, 1977. − 304 с.
17.
Лурия, А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга [Текст] / А.Р. Лурия. − 2-е изд., доп. − Москва: Изд-во Московского ун-та, 1969. − 504 с.
18.
Лурия, А.Р. Лобные доли и регуляция психических процессов: нейропсихологические исследования / А.Р. Лурия, Е.Д. Хомская. – М.: Издательcтво Московского университета, 1966. − 740 с.
19.
Лурия, А.Р. Об отношении нейропсихологии к проблеме личности / А.Р. Лурия // Нейропсихология. Тексты. / под ред. Е.Д. Хомской. −М.: Изд во Моск. ун та, 1984. – С. 687-700
20.
Лурия, А.Р. Основы нейропсихологии. Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / А.Р. Лурия. — М.: Издательский центр. «Академия», 2003. — 384 с.
21.
Микадзе, Ю.В. Нейропсихологический контекст понятия «регуляция психической деятельности» / Ю.В. Микадзе // «Медицинская (клиническая) психология: традиции и перспективы. Научное издание. Коллективная монография по проблемам современной медицинской (клинической) психологии, статьи подготовлены к открытию Всероссийской юбилейной научно-практической конференции Москва, 14-15 февраля 2013 / Под общей ред. Н.В.Зверевой, И.Ф.Рощиной. – Москва, 2013. – C. 181-188
22.
Михайлова, О.Ю. Криминальная сексуальная агрессия: экспериментально-психологическое исследование (монография) / О.Ю. Михайлова.-Ростов н/Д.: Изд-во РГУ, 2000. — 138 с
23.
Михайлова, О.Ю. Сексуальная агрессия: норма и социальная патология / О.Ю. Михайлова, С.Б. Целиковский – М.: Изд-во «КРЕДО», 2008. – 200 с.
24.
Поляков, Ю.Ф. Патология познавательной деятельности при шизофрении / Ю.Ф. Поляков. − М.: «Медицина», 1974. – 168 с.
25.
Ратинова, Н.А. Саморегуляция поведения при совершении агрессивно-насильственных преступлений. Дисс. … канд. пед. наук. / Н.А. Ратинова М., 1998. − 229c.
26.
Рубинштейн, С.Л. Бытие и сознание / С.Л. Рубинштейн. − М., Изд-во АН СССР, 1957. − 328 c.
27.
Сафуанов, Ф.С. Психология криминальной агрессии / Ф.С. Сафуанов. − М.: Смысл, 2003. — 300 с.
28.
Сафуанов, Ф.С. Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе: научно-практическое пособие / Ф.С. Сафуанов – М.: Смысл, Гардарика, 1998. – 192 с.
29.
Сафуанов, Ф.С. Нейропсихологическое исследование при судебно-психологической экспертной оценке сделкоспособности. [Электронный ресурс] / Ф.С. Сафуанов, Ю.О. Переправина, А.Д. Черненьков // Психология и право. − 2018(8). № 4. − С. 115-127. https://doi.org/10.17759/psylaw.2018080411
30.
Ситковская, О.Д. Психология уголовной ответственности / О.Д. Ситковская. − М.: Издательство НОРМА, 1998. − 285 с.
References (transliterated)
1.
Abul'khanova-Slavskaya, K.A. Lichnostnye mekhanizmy regulyatsii deyatel'nosti / K.A. Abul'khanova-Slavskaya // Problemy psikhologii lichnosti / pod red. E.V. Shorokhova. − M.: Nauka, 1982. – 334 s.
2.
Bratus', B.S. Anomalii lichnosti / B.S. Bratus'. – M.: Mysl', 1988. − 304 s
3.
Bratus', B.S. Psikhologicheskii analiz izmenenii lichnosti pri alkogolizme / B.S. Bratus'. – M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 1974 – 95 c.
4.
Gul'dan, V.V. Osnovnye tipy motivatsii protivopravnykh deistvii u psikhopaticheskikh lichnostei / V.V. Gul'dan // Vest. MGU. Ser. 14. Psikhologiya. – 1984. – № 1. − S. 31—45.
5.
Dozortseva, E.G. Anomal'noe razvitie lichnosti u podrostkov s protivopravnym povedeniem / E.G. Dozortseva. M.: GNTs SSP im. V.P. Serbskogo, 2004. − 352 s.
6.
D'yakova, N.V. Neiropsikhologicheskie metody v sudebnoi ekspertize/ N.V. D'yakova // Materialy III Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Razvitie nauchnogo naslediya A.R. Luriya v otechestvennoi i mirovoi psikhologii / Pod red. prof. V.A. Moskvina. − M.; Belgorod: Izdatel'sko-poligraficheskii tsentr «POLITERRA», 2007. − S. 42.
7.
Zeigarnik, B.V. Ocherki po psikhologii anomal'nogo razvitiya lichnosti / B.V. Zeigarnik, B.S. Bratus' — M: MGU, 1980. — 157 s.
8.
Zeigarnik, B.V. Patopsikhologiya / B.V. Zeigarnik. − M.: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 1986. – 287 s.
9.
Kozhukhovskaya, I.I. Narushenie kritichnosti v strukture deyatel'nosti / Kozhukhovskaya I.I., Zeigarnik B.V. // Vestn. Mosk. un-ta. Ser. 14. Psikhologiya. — 1978. − № 1. − C. 57-62.
10.
Kochenov, M.M. Sudebno-psikhologicheskaya ekspertiza / M.M. Kochenov. − M., 1977. — 57 s.
11.
Kruglyi stol «Problemy i perspektivy psikhologicheskogo izucheniya narushenii proizvol'noi regulyatsii deyatel'nosti». V sb.: Nasledie A.R. Lurii v sovremennom nauchnom i kul'turno-istoricheskom kontekste: K 110-letiyu so dnya rozhdeniya A.R. Lurii/ Sost. N.K. Korsakova, Yu.V. Mikadze. M.: Fakul'tet psikhologii MGU imeni M.V. Lomonosova, 2012. − C. 286-327.
12.
Kudryavtsev, V.N. Prichinnost' v kriminologii / V.N. Kudryavtsev. − M.: Yuridicheskaya literatura, 1968. − 175 s.
13.
Kudryavtsev, I.A. Osobennosti regulyatsii deyatel'nosti psikhopaticheskikh lichnostei smyslovymi (motivatsionnymi) ustanovkami / I.A. Kudryavtsev, D.S. Safuanov, Yu.A. Vasil'eva. // Zhurnal nevropatologii i psikhiatrii im. S.S. Korsakova, 1985. − № 12. − S. 1837-1842.
14.
Kudryavtsev, I.A. Sudebnaya psikhologo-psikhiatricheskaya ekspertiza / I.A. Kudryavtsev. — M.: Yurid. lit., 1988. — 224 s.
15.
Lebedinskii, V.V. Narusheniya psikhologicheskogo razvitiya u detei: Ucheb. Posobie / V.V. Lebedinskii. − M.: Izd-vo MGU, 1985. − 167 s.
16.
Leont'ev, A.N. Deyatel'nost'. Soznanie. Lichnost' / A.N. Leont'ev. − 2-e izd. − Moskva: Politizdat, 1977. − 304 s.
17.
Luriya, A.R. Vysshie korkovye funktsii cheloveka i ikh narusheniya pri lokal'nykh porazheniyakh mozga [Tekst] / A.R. Luriya. − 2-e izd., dop. − Moskva: Izd-vo Moskovskogo un-ta, 1969. − 504 s.
18.
Luriya, A.R. Lobnye doli i regulyatsiya psikhicheskikh protsessov: neiropsikhologicheskie issledovaniya / A.R. Luriya, E.D. Khomskaya. – M.: Izdatel'ctvo Moskovskogo universiteta, 1966. − 740 s.
19.
Luriya, A.R. Ob otnoshenii neiropsikhologii k probleme lichnosti / A.R. Luriya // Neiropsikhologiya. Teksty. / pod red. E.D. Khomskoi. −M.: Izd vo Mosk. un ta, 1984. – S. 687-700
20.
Luriya, A.R. Osnovy neiropsikhologii. Ucheb. posobie dlya stud. vyssh. ucheb. zavedenii / A.R. Luriya. — M.: Izdatel'skii tsentr. «Akademiya», 2003. — 384 s.
21.
Mikadze, Yu.V. Neiropsikhologicheskii kontekst ponyatiya «regulyatsiya psikhicheskoi deyatel'nosti» / Yu.V. Mikadze // «Meditsinskaya (klinicheskaya) psikhologiya: traditsii i perspektivy. Nauchnoe izdanie. Kollektivnaya monografiya po problemam sovremennoi meditsinskoi (klinicheskoi) psikhologii, stat'i podgotovleny k otkrytiyu Vserossiiskoi yubileinoi nauchno-prakticheskoi konferentsii Moskva, 14-15 fevralya 2013 / Pod obshchei red. N.V.Zverevoi, I.F.Roshchinoi. – Moskva, 2013. – C. 181-188
22.
Mikhailova, O.Yu. Kriminal'naya seksual'naya agressiya: eksperimental'no-psikhologicheskoe issledovanie (monografiya) / O.Yu. Mikhailova.-Rostov n/D.: Izd-vo RGU, 2000. — 138 s
23.
Mikhailova, O.Yu. Seksual'naya agressiya: norma i sotsial'naya patologiya / O.Yu. Mikhailova, S.B. Tselikovskii – M.: Izd-vo «KREDO», 2008. – 200 s.
24.
Polyakov, Yu.F. Patologiya poznavatel'noi deyatel'nosti pri shizofrenii / Yu.F. Polyakov. − M.: «Meditsina», 1974. – 168 s.
25.
Ratinova, N.A. Samoregulyatsiya povedeniya pri sovershenii agressivno-nasil'stvennykh prestuplenii. Diss. … kand. ped. nauk. / N.A. Ratinova M., 1998. − 229c.
26.
Rubinshtein, S.L. Bytie i soznanie / S.L. Rubinshtein. − M., Izd-vo AN SSSR, 1957. − 328 c.
27.
Safuanov, F.S. Psikhologiya kriminal'noi agressii / F.S. Safuanov. − M.: Smysl, 2003. — 300 s.
28.
Safuanov, F.S. Sudebno-psikhiatricheskaya ekspertiza v ugolovnom protsesse: nauchno-prakticheskoe posobie / F.S. Safuanov – M.: Smysl, Gardarika, 1998. – 192 s.
29.
Safuanov, F.S. Neiropsikhologicheskoe issledovanie pri sudebno-psikhologicheskoi ekspertnoi otsenke sdelkosposobnosti. [Elektronnyi resurs] / F.S. Safuanov, Yu.O. Perepravina, A.D. Chernen'kov // Psikhologiya i pravo. − 2018(8). № 4. − S. 115-127. https://doi.org/10.17759/psylaw.2018080411
30.
Sitkovskaya, O.D. Psikhologiya ugolovnoi otvetstvennosti / O.D. Sitkovskaya. − M.: Izdatel'stvo NORMA, 1998. − 285 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Тема исследования посвящена выявлению «особенностей криминального поведения обвиняемых в особо тяжких преступлениях с различными нарушениями мотивационного и целевого уровней регуляции деятельности». Во всяком случае, именно таким образом сформулирована цель исследования. Актуальность исследования особенностей криминального поведения лиц, обвиняемых в особо тяжких преступлениях, сомнений не вызывает. Это связано с тем, что при проведении психолого-психиатрических экспертиз именно такой категории обвиняемых нередко возникают большие сложности в трактовке экспертных данных по поводу диагностики мотивационных нарушений их поведения. Вот в этом заключается актуальность исследования, судя по названию статьи и цели его исследования. Однако автор почему-то пишет, что «актуальность вопросов профилактики и коррекции криминального поведения является на сегодняшний день очень высокой. Одним из направлений коррекционной работы с лицами, склонными к криминальному поведению, является регуляция деятельности, которая нередко находится у данной категории людей на низком уровне». То есть, при актуализации темы исследования автор обращает свое внимание на значимость коррекционных и профилактических мероприятий в отношении обвиняемых в особо тяжких преступлениях. Это неправильно. Согласиться с обоснованием актуальности исследования, которую приводит автор, не представляется возможным. Кроме того, в тексте не определен предмет исследования. Это не позволяет понять, что автор исследует, на что он обращает внимание. К тому же, название статьи сформулировано таким образом, что из него тоже невозможно понять, на что автор обращает свое главное внимание. В отношении именно этой статьи отсутствие в ней формулировки предмета исследования следует считать принципиальным недостатком. Отсутствие формулировки предмета исследования и не совсем корректное название своей статьи, не позволяют понять по тексту, в чем заключается новизна данного исследования. Тем более, что сам автор ее не сформулировал. При этом целесообразно отметить, что для специалистов в области психолого-психиатрической экспертизы представленные в данной работе сведения новыми не являются. Все то, о чем написано в тексте, давно используется при необходимости обоснования тех или иных экспертных данных. Поэтому так важно, чтобы автор сформулировал свое видение научной новизны исследования. Но это не сделано, что также следует отнести к недостаткам. В отношении методологии исследования особых замечаний не установлено. Автор ссылается на теории, которые так или иначе имеют отношение к пониманию и развитию представлений о регуляции деятельности. Однако некоторые ссылки автора на работы уважаемых классиков психологии не совсем уместны. Речь идет о работах К.А. Абульхановой-Славской, А.Р. Лурия, Н.К. Корсаковой и, тем более, С.Л. Рубинштейна. Прочитав рецензию, у автора сложится принципиальное несогласие с мнением рецензента по этому поводу. Но, чтобы не возникало разногласий, важно конкретно формулировать предмет исследования. Все перечисленные выше авторы криминальной агрессией не занимались и поэтому в качестве методологического обоснования именно этого исследования целесообразно использовать более близкие к предмету исследования теории, концепции или принципы. Стиль изложения текс та научно – исследовательский. Автор приводит данные литературы, показывает организацию и методы исследования, в работе имеется табличный материал. Структура статьи имеет недостатки, которые затрудняют понимание логики самого исследования. Прежде всего, речь идет об отсутствии предмета исследования и формулировки его новизны. Содержание работы свидетельствует о недостаточной продуманности изложения материала. Так, в статье очень много текста, от которого целесообразно избавиться по причине его избыточности. Это почти две страницы о регуляции деятельности, а также большой объем по разъяснению сути методов исследования. При исследовании мотивационной регуляции поведения важно, чтобы методы исследования были валидны и позволяли при необходимости объективизировать выявляемые мотивационные расстройства. Во всяком случае, для экспертной деятельности это имеет первостепенное значение. Но автор использует методы, которые такими качествами не обладают. При этом утверждается, что «Нами были разработаны эмпирические индикаторы сохранности и нарушения мотивационного и целевого уровней регуляции». Какие индикаторы и в чем их смысл? При доработке текста необходимо уточнение и краткое пояснение по этому поводу, чтобы дезактуализировать замечание рецензента. Отмечается, что были использованы «Математико-статистические методы (χ2-критерий Пирсона)». В таблицах приведены критерии достоверности различий. Это только положительно характеризует работу. Но важно, чтобы заголовки таблиц включали количество обследуемых и единицы измерения. Средние значения принято приводить вместе со среднеквадратичными отклонениями. Тогда у рецензента отпадут сомнения в достоверности полученных данных и корректности трактовки полученного материала. По результатам исследования сформулированы выводы, которые в целом отражают его суть. Четвертый вывод должен быть переработан, так как он сложно сформулирован до такой степени, что не совсем понятен его смысл. Может быть это связано с пропуском слов. По тексту встречаются ошибки и опечатки. Библиография включает источники, которые к научным не относятся (№ 20 и 28- пособия). Тематика данной статьи интересна для читающей аудитории, особенно, с учетом того обстоятельства, что такого рода исследований в нашей стране встречается все меньше. Поэтому, несмотря на имеющиеся критические замечания, данная статья вполне может быть доработана и после этого рекомендована к опубликованию в журнале.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"