Статья 'Теоретические аспекты влияния явления «пост-правда» на когнитивную сферу личности' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Теоретические аспекты влияния явления «пост-правда» на когнитивную сферу личности

Султанова Ирина Викторовна

кандидат психологических наук

доцент кафедры психологии Севастопольского государственного университета

299012, Россия, г. Севастополь, ул. Истомина, 12, кв. 19

Sultanova Irina Viktorovna

PhD in Psychology

Docent, the department of Psychology, Sevastopol State University

299012, Russia, g. Sevastopol', ul. Istomina, 12, kv. 19

IVSultanova@sevsu.ru
Орлова Татьяна Евгеньевна

ассистент кафедры психологии Севастопольского государственного университета

299012, Россия, г. Севастополь, ул. Истомина, 31, кв. 25

Orlova Tat'yana Evgen'evna

Postgraduate student, the department of Psychology, Sevastopol State University

299012, Russia, g. Sevastopol', ul. Istomina, 31, kv. 25

zhukovka-alex@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8701.2020.3.32674

Дата направления статьи в редакцию:

20-04-2020


Дата публикации:

08-05-2020


Аннотация: Предметом исследования является воздействие информационной среды на психику людей. В настоящее время объем информации, доступной человеку, во много раз превышает способность человека к ее усвоению. Возникающая информационная перегрузка приводит к нервному истощению, к ухудшению памяти, потере концентрации внимания, стрессу. Тем самым создаются благоприятные условия для негативного влияния политики «пост-правды» на личность, ее сознание, восприятие картины мира, систему отношений и мировоззрения. Политика «пост-правды», используя инструменты рациональности, обращает их против рационального мышления человека. Воздействуя на эмоции и обращаясь к личным убеждениям, «пост-правда» не отвергая факты, и еще больше усиливает предрассудки человека. Изложенное обусловливает актуальность исследования теоретических аспектов влияния явления «пост-правда» на когнитивную сферу личности. Методология исследования объединяет методы исследования фундаментальных психологических механизмов и закономерностей происхождения и функционирования психики человека; методы общепсихологического исследования; методы исследования психических процессов, сознания и личности; методы когнитивной психологии; технологии исследования познавательных процессов и общения в компьютерных сетях. Основным выводом проведенного исследования является то, что в условиях информационной перегрузки и дефицита времени на анализ человек совершает необдуманные поступки, основываясь на своем прошлом опыте, а противостоять «пост-правде» возможно путем развития умения мыслить критически, давать оценку, учиться анализировать и формировать собственное мнение на те или иные явления и события, происходящие в мире.


Ключевые слова: пост-правда, психологическая безопасность личности, критическое мышление, медиакомпетентность личности, массовый человек, психология личности, когнитивная сфера личности, когнитивная психология, информационное воздействие, информационная перегрузка

Abstract: The subject of this research is the impact of information environment upon people’s psyche. Currently, the volume of information accessible to human vastly exceeds the ability to digest it. The emerging information overload leads to nervous exhaustion, worsening of memory, lapse of attention concentration, and stress. Thus, there are created favorable conditions for negative influences of the policy of “post-truth” upon personality, mentality, perception of the world, and system of relationship. Using the instruments of rationality, the policy of “post-truth” turns them against rational thinking of a person. Affecting emotions and referring to personal beliefs, “post-truth” enhances stigmatization not even denying the facts. The research methodology combines the methods of fundamental psychological mechanisms and patterns of the origin and functioning of human psyche; methods general psychological research; methods of studying mental processes, mentality and personality; methods of cognitive psychology; technologies of examination of cognitive processes and communication in computer networks. The main conclusion consists in the statements that in the conditions of information overload and time deficit for analysis, a person makes hasty decisions based on his previous experience; while “post-truth” can be countered only through the development of the ability of critical thinking, giving assessment, learning to analyze and form own opinion regarding events ongoing in the world.



Keywords:

cognitive psychology, cognitive sphere of personality, psychology of personality, mass person, media competence, critical thinking, psychological safety of personality, post-truth, informational impact, information overload

Умение личности мыслить критически ценилось во все времена, а век цифровых информационных технологий подобный стиль мышления стал просто жизненно необходим. Если раньше большой объем знаний люди получали из реального мира, сегодня — из мира виртуального. Коммуникационная модель «от многих – многим», существующая с помощью социальных сетей, видеохостингов и мессенджеров позволяет различным индивидам обращаться к массовым аудиториям, минуя институты власти и массовых медиа. Непрерывный поток альтернативной или просто лживой информации, негативно воздействуя на эмоциональную сферу личности, не дает ей право рефлексировать, анализировать, делать выводы.

Формулировка цели статьи, ее актуальность.

В 2016 году редакция Оксфордского словаря английского языка назвала словом года термин «пост-правда», в котором он понимался как обозначение или отношение к обстоятельствам, в которых объективные факты меньше влияют на формирование общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям [2]. Вместе с тем, в 2017 году составители уже другого словаря английского языка «Collins Dictionary» признали словом года словосочетание «фейковые новости». Словарь дает следующее определение этому термину: «ложная, зачастую сенсационная информация, распространяемая под видом новостных сообщений» [12]. Официальное признание этих понятий расценивается как тренд массовой культуры, где утрата смыслов привела к тому, что альтернатива истине усреднилась, сгладилась и стала условной.

Российский политолог С.Г. Чугров считает, что «пост-правда» – это не ложь, не фейк, не миф, а некая особая квазиреальная среда благоприятная для такого рода «псевдоновостей». Главное, чтобы она соответствовала двум условиям: эмоциональному настрою потребителя информации и политическим целям коммуникатора. То есть неважно, произошло событие или нет – ведь оно могло бы произойти [11].

Получила признание в научных кругах и несколько другая интерпретация «пост-правды», объясняющая присутствие в термине приставки «пост-»: это «альтернативная правда», которая следует за фейковыми сенсационными новостями, вызвавшими взрыв эмоций у публики, а через некоторое время в СМИ появляется «пост-правда». Но она, как отражение или подобие правды, выходит на сцену, когда первичная информация уже потеряла свою актуальность, и «страсти улеглись» [7].

В эпоху пост – правды практически многие мировые СМИ, ссылаясь на анонимные источники, блогеров, зачастую некомпетентных именитых спикеров поднимают пост информационную волну на то или иное событие.

Наиболее образно эпоху «пост-правды» описал почти 40 лет назад французский философ– постмодернист Жан Бодрийяр: «Как восхитительна [belle] была информация в эпоху истины! Как восхитительна была наука в эпоху реального! Как восхитительна была объективность в эпоху объекта! Как восхитительно было отчуждение в эпоху субъекта!» [1].

Бурный рост числа источников и объемов информации, доступной для аудитории, способствует распространению так называемого информационного перенасыщения. Уменьшается доля содержания (особенно в сегменте общественно-политической проблематики), предполагающего линейное – последовательное – восприятие, опирающееся на причинно-следственные связи как необходимый элемент рационального осмысления событий и явлений [5].

Таким образом, примитивизация фактов делает невозможным зрителю/слушателю/читателю проводит собственной анализ получаемой информации.

По мнению Ф.И. Шаркова, размывание границ жесткой стратификации привело к появлению в современном обществе массового человека. Такой субъект внушаем, меньше думает, принимает за веру все, что ему говорят окружающие. Он обладает общими установками, ценностями, ориентациями, мотивами, подвижными проявлениями массовых настроений. Он является продуктом информационного общества, которое имеет свойство самосохранения и в этом контексте создает «информационного человека» в качестве залога адаптации [10].

Псевдоновости или вводящая в заблуждение информация, сегодня стремительно распространяются в социальных сетях как некая истина, и это беспокоит не только политиков, экспертов в области СМИ, но и педагогов и психологов. Особенно наглядно экспансия дезинформации и фейковых новостей проявилась во время пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 [14]. В период неопределенности и социальной нестабильности, когда официальная информация стала вопросом личных предпочтений, растиражированная ложь и фейки привели к появлению нового термина в обществе – «инфодемии» [11]. Заведомо ложное информация, некомпетентные мнения о новом вирусе стали опаснее для общества, чем сама болезнь.

В отличие от юридического или политического подхода, который может быть сфокусирован на противодействии криминализации распространения лжи в Интернете, психология направлена на изучение и развитие метакогнитивных навыков личности, а также обеспечение ее психологической защиты. Под психологической защищенностью понимается относительно устойчивое положительное эмоциональное состояние, согласованное с осознанием индивидом возможности удовлетворения своих главных потребностей, а также уверенность в собственных прав независимо от в любой ситуации [6].

Следовательно, психологическая защита позволяет личности полноценно развиваться, вовремя адаптироваться к социальным изменениям, корректировать свое поведение для удовлетворения действующих социальных институтов. В контексте психологической защиты А.В. Петровский отмечает значение внутренних оценок, убеждений и идеалов личности, а Ю.А. Шерковин говорит о «барьерах» в виде имеющихся в сознании аудитории социальных установок, сформированных мнений, привычек, предрассудков и т.д. П.М. Якобсон рассматривает «эмоциональный барьер» на пути внешних воздействий, который является выражением симпатий личности, ее пристрастий; вместе с тем Е.Л. Доценко отмечает влияние семантических и смысловых барьеров [6].

По мнению А.В. Фёдорова, эффективно противостоять негативному влиянию медиапространства помогает медиакомпетенность личности, которую он рассматривает как совокупность мотивов, знаний, умений, способностей (показатели: мотивационный, контактный, информационный, перцептивный, интерпретационный/оценочный, практико-операционный/деятельностный, креативный), способствующих выбору, использованию, критическому анализу, оценке, созданию и передаче медиатекстов в различных видах, формах и жанрах, анализу сложных процессов функционирования медиа в социуме [9].

При формировании психологической безопасности личности многие российские и зарубежные исследователи выделяют главный критерий – критичность мышления. Под этим термином понимается способность человека изучать ситуации с разных точек зрения; ставить под сомнение такие вещи, как предположения или культурные предубеждения; оценивать источники информации, выявлять закономерности и противоречия, чтобы прийти к обоснованным выводам.

Американский психолог Д. Халперн рассматривает критическое мышление как целенаправленную активизацию психической активности для решения конкретной когнитивной задачи [8]. Другие зарубежные исследователи данного направления Н. Дауд и З. Хусин утверждают, что критическое мышление есть сознательное усилие с целью отделения правдивых утверждений от неправдивых. По мнению Р Энниса критическое мышление является логичным и обоснованным рефлексивным мышлением, сосредоточенным на принятии решения [4].

Израильские психологи Д. Канеман и А. Тверски установили, что человеческое поведение следует двум различным патерам:

- «системе 1», которая позволяет человеку действовать быстро и эмоционально;

- «системе 2», ответственной за рациональные, медленные и рефлексивные действия и мысли.

Пока человек бодрствует, работают обе системы: первая — автоматически, а вторая — находится в комфортном режиме минимальных усилий. «Система 1» является частью биологии человека и выполняет важные задачи, когда необходимо быстро реагировать на чрезвычайные ситуации, но она может вызвать негативные последствия, беря на себя управление «системой 2». По мнению Д. Канемана, когда людям не хватает информации, «система 1» работает как «машина для поспешных выводов». Это происходит потому, что она «радикально нечувствительна как к качеству, так и к количеству информации, которые вызывают впечатления и интуиция» [3].

Следовательно, когда человек в состоянии неопределённости или не имеет достаточно времени для оценки рисков, он совершает необдуманные поступки, основываясь на своем прошлом опыте. Большинство людей пассивно воспринимают вводящую в заблуждение информацию, не имея стимулов для ее критического анализа. Этому способствует каскад доступной информации, когда человек видит несколько сообщений на одну и ту же тему, его мышление использует это как кратчайший путь к доверию [13].

Выводы.

Таким образом, в современном мире информационная среда оказывает значительное воздействие на психику людей. Несоизмеримо большой объем информации во много раз превышает способность человека к ее усвоению. Информационная перегрузка приводит к нервному истощению, к ухудшению памяти, потере концентрации внимания, стрессу. Все это благоприятные условия для негативного влияния политики «пост-правды» на личность, ее сознание, восприятие картины мира, систему отношений и мировоззрения. Хотя политика «пост-правды» использует инструменты рациональности, такие как анализ и синтез, однако обращает их против рационального мышления человека. Воздействуя на эмоции и обращаясь к личным убеждениям, «пост-правда» не отвергая факты, и еще больше усиливает предрассудки человека. Следовательно, противостоять «пост-правде» возможно путем развития умения мыслить критически, давать оценку, учиться анализировать и формировать собственное мнение на те или иные явления и события, происходящее в мире.

Библиография
1.
Бодрийяр, Ж. Фатальные стратегии / Ж. Бодрийяр. М.: РИПОЛ классик, 2017. 288 с.
2.
Зинченко, Ю.П. Психологическая безопасность личности и общества в современном информационном пространстве / Ю.П. Зинченко, Л.А. Шайгерова, Р.С. Шилко // Национальный психологический журнал. 2011. № 2(6). С.48-59.
3.
Канеман, Д. Думай медленно... решай быстро / Д. Канеман. М.: АСТ, 2013. 656 с.
4.
Климанова, А.В Зарубежный опыт исследования критического мышления / А.В. Климанова // В сборнике материалов VII Всероссийской научно-практической конференции «Интегративный подход к психологии человека и социальному взаимодействию людей: векторы развития современной психологической науки». М., 2017. С. 61-64
5.
Назаров, М.М. Политическая коммуникация в обществе постправды: граждане и доверие к информационным источникам / М.М. Назаров // Власть. 2020. Т. 28. № 1. С. 105-114
6.
Нарциссова, С.Ю. Психология безопасной коммуникации / С.Ю. Нарциссова. М.: Издательство МНЭПУ. 2016. 267 с.
7.
Стратегические коммуникации в цифровую эпоху / Под ред. Л.С. Сальниковой. М.: Издательский дом «НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА», 2019. 300 с.
8.
Халперн, Д. Психология критического мышления / Д. Халперн. СПб.: Питер, 2000. 512 с.
9.
Федоров, А.В. Медиаобразование: вчера и сегодня / А.В. Федоров. М.: Информация для всех, 2009. 234 c
10.
Шарков, Ф.И. Визуализация политического медиапространства / Ф.И. Шарков // Полис: Политические исследования. 2016. № 5. С. 99
11.
Инфодемия COVID-19: как распознать фейковую новость. Юлия Воробьёва. [Электронный ресурс] / Вести. Наука. 2020. Режим доступа https://www.vesti.ru/doc.html?id=3250686 [дата обращения – 12.04.2020].
12.
Collins English Dictionary. Definitionof 'fakenews. [Электронныйресурс] Режим доступа https://www.collinsdictionary.com/dictionary/english/fake-news. [дата обращения – 12.04.2020].
13.
Wardle, C. Fake news. It’s complicated. [Электронный ресурс] / FirstDraft. 2017. Режим доступа https://firstdraftnews.com/fake-news-complicated [дата обращения – 12.04.2020].
14.
Skopeliti, С. How mental health subreddits are coping with the coronavirus infodemic [Электронный ресурс] / FirstDraft 2020. Режим доступа https://firstdraftnews.org/latest/how-mental-health-subreddits-are-coping-with-the-coronavirus-infodemic/ [дата обращения – 12.04.2020].
References (transliterated)
1.
Bodriiyar, Zh. Fatal'nye strategii / Zh. Bodriiyar. M.: RIPOL klassik, 2017. 288 s.
2.
Zinchenko, Yu.P. Psikhologicheskaya bezopasnost' lichnosti i obshchestva v sovremennom informatsionnom prostranstve / Yu.P. Zinchenko, L.A. Shaigerova, R.S. Shilko // Natsional'nyi psikhologicheskii zhurnal. 2011. № 2(6). S.48-59.
3.
Kaneman, D. Dumai medlenno... reshai bystro / D. Kaneman. M.: AST, 2013. 656 s.
4.
Klimanova, A.V Zarubezhnyi opyt issledovaniya kriticheskogo myshleniya / A.V. Klimanova // V sbornike materialov VII Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Integrativnyi podkhod k psikhologii cheloveka i sotsial'nomu vzaimodeistviyu lyudei: vektory razvitiya sovremennoi psikhologicheskoi nauki». M., 2017. S. 61-64
5.
Nazarov, M.M. Politicheskaya kommunikatsiya v obshchestve postpravdy: grazhdane i doverie k informatsionnym istochnikam / M.M. Nazarov // Vlast'. 2020. T. 28. № 1. S. 105-114
6.
Nartsissova, S.Yu. Psikhologiya bezopasnoi kommunikatsii / S.Yu. Nartsissova. M.: Izdatel'stvo MNEPU. 2016. 267 s.
7.
Strategicheskie kommunikatsii v tsifrovuyu epokhu / Pod red. L.S. Sal'nikovoi. M.: Izdatel'skii dom «NAUChNAYa BIBLIOTEKA», 2019. 300 s.
8.
Khalpern, D. Psikhologiya kriticheskogo myshleniya / D. Khalpern. SPb.: Piter, 2000. 512 s.
9.
Fedorov, A.V. Mediaobrazovanie: vchera i segodnya / A.V. Fedorov. M.: Informatsiya dlya vsekh, 2009. 234 c
10.
Sharkov, F.I. Vizualizatsiya politicheskogo mediaprostranstva / F.I. Sharkov // Polis: Politicheskie issledovaniya. 2016. № 5. S. 99
11.
Infodemiya COVID-19: kak raspoznat' feikovuyu novost'. Yuliya Vorob'eva. [Elektronnyi resurs] / Vesti. Nauka. 2020. Rezhim dostupa https://www.vesti.ru/doc.html?id=3250686 [data obrashcheniya – 12.04.2020].
12.
Collins English Dictionary. Definitionof 'fakenews. [Elektronnyiresurs] Rezhim dostupa https://www.collinsdictionary.com/dictionary/english/fake-news. [data obrashcheniya – 12.04.2020].
13.
Wardle, C. Fake news. It’s complicated. [Elektronnyi resurs] / FirstDraft. 2017. Rezhim dostupa https://firstdraftnews.com/fake-news-complicated [data obrashcheniya – 12.04.2020].
14.
Skopeliti, S. How mental health subreddits are coping with the coronavirus infodemic [Elektronnyi resurs] / FirstDraft 2020. Rezhim dostupa https://firstdraftnews.org/latest/how-mental-health-subreddits-are-coping-with-the-coronavirus-infodemic/ [data obrashcheniya – 12.04.2020].

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Данная статья по своему содержанию является обзорно – аналитической. Ее название отражает намерение автора рассмотреть теоретические аспекты влияния явления «пост-правда» на когнитивную сферу личности. Можно сказать, что в данном тексте предлагается критический анализ современных тенденций медиасферы, которые являются, по своей сути, манипулятивными технологиями. Актуальность самой темы несомненна и это связано с тем, что противоречивая массовая информация предъявляет психике человека такие требования по ее переработке, результатом которых является когнитивный диссонанс со всеми вытекающими последствиями.
Еще в самом начале 2000 – х годов в научной печати возникали обоснованные предположения о том, что основными проблемами 21 века будут информационные перегрузки и нервно-психические расстройства здоровья. Автор об этом упоминает в своей статье, отмечая, что «непрерывный поток альтернативной или просто лживой информации, негативно воздействуя на эмоциональную сферу личности, не дает ей право рефлексировать, анализировать, делать выводы». Точнее можно сказать, что ограничивает возможности рефлексировать и т.д. То есть, можно согласиться, что тема исследования актуальна.
Однако, несмотря на наличие в тексте заголовка «Формулировка цели статьи, ее актуальность», цель исследования в статье не сформулирована.
Отсутствуют формулировки предмета, методологии исследования и обоснования его научной новизны. Все это, по-видимому, связано с тем, что эмпирического исследования проведено не было, об этом и в самом тексте ничего не говорится. Но автор достаточно настойчиво и последовательно проводит анализ данных теоретического характера по проблеме манипулирования общественным сознанием. Сведения, которые приведены в тексте, относятся к социально-психологическим закономерностям искажения актуальной информации. Речь идет о пост-правде и фейковых сообщениях как стимулах массовых коммуникаций. Отмечается, что «В эпоху пост – правды практически многие мировые СМИ, ссылаясь на анонимные источники, блогеров, зачастую некомпетентных именитых спикеров поднимают пост информационную волну на то или иное событие». Да, это так. Автор прав. Следует признать, что все явления подобного рода представляются негативными по своему содержанию и отражают общую атмосферу безответственности за искажение информации. Противоречивая «примитивизация фактов делает невозможным зрителю/слушателю/читателю проводит собственной анализ получаемой информации». С этим утверждением также следует согласиться.
Следует отметить, что стиль изложения текста обзорно-аналитический. Автор достаточно компетентно обосновывает свою точку зрения по поводу негативного влияния фейковой информации. Разъясняет психологический механизм ее влияния на массовое сознание и сознание человека.
Структурно данный текст требует доработки в том отношении, чтобы соответствовать логическим представлениям о последовательности изложения материала. В этом тексте явно недостает данных социологического опроса по исследуемой проблеме. Если автор сумеет выполнить доработку таким образом, тогда все станет на свои места.
Содержание текста отражает стремление автора показать механизм развития, условия формирования и закономерности распространения искаженной информации. По существу, данный текст должен быть отнесен к психологии массовых коммуникаций. Например, автор приводит литературные данные о том, что «…эффективно противостоять негативному влиянию медиапространства помогает медиакомпетенность личности, …как совокупность мотивов, знаний, умений, способностей (показатели: мотивационный, контактный, информационный, перцептивный, интерпретационный/оценочный, практико-операционный/деятельностный, креативный), способствующих выбору, использованию, критическому анализу, оценке, созданию и передаче медиатекстов в различных видах, формах и жанрах, анализу сложных процессов функционирования медиа в социуме». Большое внимание уделяется сохранению критичности мышления как базовому свойству личности для обеспечения, в том числе, процессов формирования психологических защит в условиях манипулятивного давления.
Приводятся сведения о том, что израильские психологи Д. Канеман и А. Тверски установили, что человеческое поведение следует двум различным патерам:
- «системе 1», которая позволяет человеку действовать быстро и эмоционально;
- «системе 2», ответственной за рациональные, медленные и рефлексивные действия и мысли». С этим тоже следует согласиться. Только правильно писать «паттерн», а не «патер»
В качестве выводов, автор приводит утверждение о том, что «в современном мире информационная среда оказывает значительное воздействие на психику людей. Несоизмеримо большой объем информации во много раз превышает способность человека к ее усвоению. Информационная перегрузка приводит к нервному истощению, к ухудшению памяти, потере концентрации внимания, стрессу. Все это благоприятные условия для негативного влияния политики «пост-правды» на личность, ее сознание, восприятие картины мира, систему отношений и мировоззрения…. Воздействуя на эмоции и обращаясь к личным убеждениям, «пост-правда» не отвергая факты, и еще больше усиливает предрассудки человека».
Библиографический список соответствует тематике исследования.
Несмотря на актуальность данной темы и ее востребованность читающей аудиторией, следует отметить, что текст статьи требует лишь незначительной доработки. В целом статью можно рекомендовать к опубликованию в научном журнале.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"