Статья 'Особенности восприятия жизненного пути пожилыми людьми с опытом переживания геронтологического насилия ' - журнал 'Педагогика и просвещение' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Педагогика и просвещение
Правильная ссылка на статью:

Особенности восприятия жизненного пути пожилыми людьми с опытом переживания геронтологического насилия

Боженкова Ксения Алексеевна

аспирант, кафедра Психотерапии и психологического консультирования, Национальный исследовательский Томский государственный университет

634050, Россия, Томская область, г. Томск, ул. Ленина, 36, оф. 634000

Bozhenkova Kseniya Alekseevna

post-graduate student of the Department of Psychotherapy and Psychological Counselling at National Research Tomsk State University

634050, Russia, Tomskaya oblast', g. Tomsk, ul. Lenina, 36, of. 634000

bozhenkova.k@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0676.2020.2.32416

Дата направления статьи в редакцию:

14-03-2020


Дата публикации:

21-03-2020


Аннотация.

Настоящая работа направлена на выявление особенностей восприятия жизненного пути пожилыми людьми с опытом переживания геронтологического насилия. Обнаружено, что одним из способов изучения личности является рассмотрение уникальности ее жизненного пути. Поэтому в рамках исследования были рассмотрены следующие показатели событийно-содержательной структуры жизненного пути: продуктивность воспроизведения жизненных событий, продуктивность воспроизведения событий различной степени субъективной значимости, среднее время ретроспекции и антиципации, частота встречаемости различных типов и видов жизненных событий Общее количество респондентов, принявших участие в исследовании - 277. Для выявления особенностей восприятия жизненного пути была использована методика «Психологическая автобиография» Е.Ю. Коржовой, анкета (П.В. Пучков), направленная на выявление геронтологического насилия, в которой ответы на вопрос о том, каким действиям насилия подвергались респонденты, разделили выборку на основную – 204 чел. – с опытом переживания геронтологического насилия и контрольную – 73 чел., с отсутствием таких переживаний Особенности субъективной картины жизненного пути у лиц пожилого возраста с опытом переживания геронтологического насилия определяются узостью значимых переживаний при воспроизведении образов жизненного пути, слабой дифференцированностью событий, большей удаленностью (ретроспекция) событий в прошлое, ограниченностью построения будущего, преобладанием типов жизненных событий, связанных с личностно-психологическими изменениями и изменениями социальной среды, психологическое содержание которых позволяет предположить, что эмоциональные состояния, как значимые индикаторы удовлетворения потребностей, могут являться регуляторами поведения пожилых людей с переживанием геронтологического насилия в отличие от не переживающих его, у которых личностно-психологические события связаны с реализацией конкретных целей.

Ключевые слова: геронтологическое насилие, пожилые люди, жизненный путь, автобиография, жизненные события, ретроспекция, антиципация, качество жизни, социальная среда, переживания

Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ, проект 17-36-00014 «Геронтологическое насилие в структуре жизненного мира пожилых людей»

Abstract.

This work is aimed at determination of peculiarities of life path perception by older people who have experienced gerontological abuse. One of the methods of studying personality lies in consideration of the uniqueness of a life path. Therefore, within the framework of this research the author examines the following indicators of event-meaningful structure of a life path: productivity of reproduction of life events; efficiency of reproduction of the events of various level of subjective significance; average time of retrospection and anticipation; frequency of occurrence of different types of life events.. For identification of the peculiarities of life path perception was used the method of “Psychological autobiography” of E. Y. Korzhova, questionnaire of P. V. Puchkov aimed at detection of gerontological abuse. The study involved 277 respondents: 204 persons who have experienced gerontological abuse, and 73 persons without such experience. The specificities of subjective picture of a life path among older people who have gone through gerontological abuse are defined by narrowness of meaningful experiences in reproducing images of the life path, weak differentiation of events, retrospection of events into the past, close mind with regards to building the future. Prevalence of the types of life events associated with personality and psychological changes and transformations of social environment, which psychological content suggests that emotional states, as the important indicator for satisfaction of needs, can become the regulators of behavior of older people who experienced gerontological abuse, unlike older people with no such experience, whose personality and psychological events are related with realization of particular goals.

Keywords:

quality of life, anticipation, retrospection, life event, autobiography, life path, older people, gerontological violence, social environment, experiences

Одним из сильнейших стрессоров в пожилом возрасте является переживание геронтологического насилия (Э.К. Турдубаева 2007; Л.А. Гаязова, 2007; Я.Ю. Горфан, С.Н. Ениколопов, 2014; Kong, J., Easton, S.D., 2019; Adib, M., Esmaeili, M., 2019).

Геронтологическое насилие рассматривается, как противоправное действие и действие, расходящееся с общепринятыми в данном обществе социокультурными нормами, социальными образцами поведения в отношении пожилых людей, результатом которого является нанесение им физического, морального, психологического, экономического вреда, ограничивающего пожилых людей в выборе и возможностях приемлемого уровня жизни [12].

Важным для исследования является положение о том, что одним из способов изучения личности является рассмотрение уникальности ее жизненного пути, в основе периодизации которого могут стать конкретные (биографические) события, в которых социальные явления и психофизиологические процессы переживаются самой личностью [1].

По мнению К.В. Костенко образ прожитой, настоящей и предстоящей жизни находит свое отражение в субъективной картине жизненного пути (СКЖП) личности [8]. Проделан ряд исследований событийно-временных характеристик СКЖП личности (Абульханова К.А., Ахмеров P.A., Головаха Е.И., Кроник А. А., Ковалев В.И., Логинова H.A., Нуркова, В.В., Регуш Л.А. и др.), представлен теоретический анализ современных исследований субъективной картины жизненного пути личности [7], временных перспектив и ориентации личности [11], особенностей представлений личности о своем прошлом и будущем, временного континуума жизненного самоосуществления человека [9], жизненных перспектив личности [6], представлены результаты эмпирического исследования качественных особенностей временной перспективы личности при различных типах актуального смыслового состояния [3], особенностей дисбаланса между субъективной важностью различных сфер жизни и распределением времени и усилий, его связи с субъективным благополучием и зависимости от особенностей психологической саморегуляции [14], изучена временная перспектива личности пожилых людей, проживающих в условиях социальной изоляции [15], определено содержание жизненного пути в представлении женщин в период поздней взрослости [10].

Следует отметить, что исследования проводились преимущественно на людях молодого и среднего возраста. СКЖП пожилого человека и ее связи с различными аспектами жизни личности, например, с переживанием геронтологического насилия, не нашли достойного отражения в науке. Л.А. Гаязова утверждает, что в силу индивидуальных различий не все люди в одинаковой степени восприимчивы к насилию [4]. Личностные качества, которые активизируются под воздействием ситуации риска и являются психологическими предпосылками превращения личности в жертву. Распространение получило изучение феномена психики человека, состоящего в способности личности сохранять психологическое благополучие и, в некоторых случаях, используя полученный негативный опыт, развиваться в сторону укрепления психологического ресурса сопротивляемости трудным жизненным ситуациям [там же].

В связи с этим в современных психологических исследованиях на первый план выходит так называемая «жизненная» проблематика – анализ развития человека во времени жизни, получившая обозначение «психология жизненного пути». В работах большинства исследователей прямо или косвенно отмечается, что субъективная картина жизненного пути является одним из ведущих факторов, детерминирующим успешность включения в социальную жизнь общества, определяющим направление эффективного самоопределения, саморазвития и самореализации личности в течение ее жизненного пути [13].

Для людей пожилой возраста существенным является резкое изменение структуры и психологического времени [16]. Авторы Е.И. Головаха, А.А. Кроник утверждают, что «с возрастом, и особенно старением, человек все глубже и острее переживает течение времени, и проблема времени, его быстротечности приобретает большое значение» [5]. Только психологическое будущее с его перспективами и программами, позволяет развиваться личности в поздний период жизни [16].

Несмотря на серьезность проблемы, следует особо подчеркнуть, что до настоящего времени никаких отдельных психологических исследований по заявленной теме не проводилось, что определяет актуальность авторского осмысления проблемы насилия над пожилыми людьми. Важно отметить, что изучение субъективного жизненного пути пожилых людей с опытом переживания геронтологического насилия представляет интерес с точки зрения определения комплексных и дифференцированных методов профилактики геронтологического насилия и психологической помощи пожилым людям.

Для выявления особенностей восприятия жизненного пути пожилыми людьми была использована методика «Психологическая автобиография» Е.Ю. Коржовой. Показателями событийно-содержательной структуры жизненного пути являются: продуктивность воспроизведения жизненных событий, продуктивность воспроизведения событий различной степени субъективной значимости, среднее время ретроспекции и антиципации, частота встречаемости различных типов и видов жизненных событий.

Сравнение показателей продуктивности воспроизведения жизненных событий в контрольной и основной группах с помощью U-критерия Манна – Уитни выявило следующие значимые различия (таблица 1).

Таблица 1 - Средние значения продуктивности воспроизведения испытуемыми различных категорий жизненных событий у респондентов в основной и контрольной группе

События

Количество событий

Достоверность различий по U-критерию Манна – Уитни между группами

основная группа

контрольная группа

Общее количество

Радостные

Грустные

151,30

149,97

148,36

104,62

108,34

112,84

0,000*

0,000*

0,000*

Прошедшие

Радостные

Грустные

150,27

148,80

146,87

107,50

111,61

117,00

0,000*

0,001*

0,005*

Будущие

Радостные

Грустные

146,70

144,04

143,22

117,49

124,90

127,20

0,005*

0,06

0,05

Примечание − статистически достоверное различие на уровне значимости при p< 0,005.

Показатели общего количества событий, а также количество радостных и грустных событий значимо больше в основной группе, что может указывать на более широкий круг значимых переживаний респондентов основной группы по сравнению с респондентами контрольной группы. Количество прошедших как радостных, так и грустных событий значимо больше представлено также в основной группе респондентов. В то же время отсутствуют значимые различия по количеству будущих радостных и грустных событий между основной и контрольной группами, показатели которых в количественном отношении меньше по сравнению с данными ряда исследований [1, 7]. Более низкие показатели свидетельствуют о более узком круге значимых переживаний.

В задачи исследования наряду с определением количества событий входила и оценка «веса» событий, позволяющая определить значимость для человека данного события по сравнению с другими (таблица 2).

Таблица 2 - Средний «вес» событий, указанных респондентами в основной и контрольной группах

«Вес» событий

Основная группа

Контрольная группа

Достоверность различий по U-критерию Манна – Уитни между группами

Общий

Прошедшие

Будущие

150,77

149,62

146,47

106,10

109,34

118,14

0,000*

0,000*

0,000*

Примечание − статистически достоверное различие на уровне значимости при p< 0,005.

«Вес» указанных событий (прошедших и будущих) у респондентов основной группы выше, чем у респондентов контрольной группы. То есть жизненные события находят больший эмоциональный отклик у лиц с опытом переживания геронтологического насилия, указывая, вероятно, на их большую восприимчивость и чувствительность к разного рода событиям.

При выявлении степени влияния (значительное, умеренное, малое) жизненных событий (рисунок 1) обнаружено, что на респондентов основной и контрольной групп указанные ими жизненные события оказывали значительное влияние, т.е. можно предположить, что многие респонденты обеих групп слабо дифференцируют события по степени их влияния, отмечается тенденция в крайних градациях «желательность – нежелательность».

Рисунок 1. Средние значения показателей продуктивности воспроизведения респондентами событий различной степени субъективной значимости в основной и контрольной группах

Обнаружено, что крайние оценки значимости характерны для прошедших грустных и радостных событий в обеих группах. Однако в будущих грустных событиях при доминировании высокой степени значимости событий появляется дифференциация событий на мало - и умеренно значимые события в обеих группах (рисунок 2), то есть будущие грустные события у некоторых респондентов становятся более дифференцированными по степени их значимости, появляется оценка планируемых событий как малозначимых.

Рисунок 2. Средние значения показателей продуктивности воспроизведения респондентами будущих грустных событий различной степени субъективной значимости в основной и контрольной группах

Изучение времени ретроспекции и антиципации событий указывает на представления респондентов об удаленности событий в прошлое и будущее, что позволяет оценить степень фиксации на определенных событиях и их модальности, их связь с настоящим и будущим, значимость прошлого, настоящего или будущего. Среднее время ретроспекции и антиципации событий у испытуемых в группах респондентов представлено в таблице 3.

Таблица 3 - Среднее время ретроспекции и антиципации событий у респондентов в основной и контрольной группах

События

Основная группа

Контрольная группа

Достоверность различий по критерию Манна – Уитни между группами

Прошедшие

13,5

8,4

p=0,001

Будущие

2,3

1,9

Примечание − статистически достоверное различие на уровне значимости при p< 0,005.

В обеих группах средний показатель ретроспекции значимо выше, чем средний показатель антиципации, что может свидетельствовать о большей значимости прошлого опыта в своей жизни. Будущие события носят краткосрочный характер. При сопоставлении степени удаленности событий в прошлое и будущее между группами были выявлены значимые различия ретроспекции. Для респондентов основной группы характерна значимо большая удаленность событий в прошлое по сравнению с контрольной группой. В антиципации жизненных событий не выявлено значимых различий.

Событийно-содержательные особенности субъективной картины жизненного пути в основной и контрольной группах определялись по частоте встречаемости различных типов (таблица 4) и видов жизненных событий (таблица 5).

Таблица 4 - Частота встречаемости различных типов жизненных событий у респондентов основной и контрольной групп

Типы жизненных событий

Частота встречаемости

основная группа

контрольная группа

1

Биологический тип

281

85

2

Личностно-психологический тип

255

65

3

Тип событий, относящихся к изменениям социальной среды

237

61

4

Тип событий, относящихся к изменениям физической среды

28

9

Система представлений у респондентов в основной и контрольной группе о типах жизненных событий имеет как сходства, так и различия (таблица 4). Общим является то, что первое место по частоте встречаемости занимает биологический тип, в основном за счет событий, касающихся рождения детей и внуков. На втором месте – события личностно-психологического типа, связанные с выбором жизненного пути, личностными изменениями в течение жизни. Затем следуют изменения социального типа, то есть события, связанные с изменением социальной среды. Эти события характеризуют особенности социальной адаптации.

Таблица 5 - Частота встречаемости различных видов жизненных событий

у респондентов в основной и контрольной группах

Виды жизненных событий

Частота встречаемости, %

основная группа

контрольная группа

1

Родительская семья

39,2

22,8

2

Брак

54,4

40,9

3

Дети

94,1

66,2

4

Место жительства

21,0

16,8

5

Здоровье

34,3

10,8

6

Я

57,8

38,5

7

Общество

11,7

6,02

8

Межличностные отношения

23,0

18,07

9

Материальное положение

7,8

15,6

10

Учеба

15,6

20,4

11

Работа

23,5

14,4

12

Природа

13,7

1,2

Наиболее часто встречаемыми видами жизненных событий для респондентов обеих групп являются «Дети», «Брак», «Я».

Таблица 6-Средние значения типов событий, указанных респондентами в основной и контрольной группах

Тип событий

Основная группа

Контрольная группа

Достоверность различий по критерию Манна – Уитни между группами

I тип

Биологический

143,70

125,88

p= 0,08

II тип

Личностно-психологический

146,59

117,79

p= 0,000*

III тип

Изменение физической среды

139,35

138,01

p= 0,83

IV тип

Изменение социальной среды

148,41

112,69

p = 0,001*

Примечание − статистически достоверное различие на уровне значимости при p < 0,005.

Согласно данным, представленным в таблице 6, обнаружены достоверно значимые различия по типам «Личностно-психологический» и «Изменение социальной среды». Так, у респондентов основной группы представлен более широкий спектр различных событий, которые характеризуют особенности их социальной адаптации и личностных изменений, по сравнению с респондентами контрольной группы. Достоверных различий между типами «Биологический», «Изменение физической среды» не обнаружено.

Что касается видов событий, выявлено, что наиболее значимыми видами событий для респондентов основной группы, по сравнению с контрольной группой, являются «Дети» (χ2 = 7,02; p = 0,00), «Брак» (χ2 = 3,80; p = 0,05), «Я» (χ2 = 7, 74; p = 0,00).

Для выявления различий в количестве типов событий разной модальности в психологическом прошлом и будущем был проведен сравнительный анализ встречаемых типов радостных и грустных событий в основной и контрольной группах (таблица 7).

Таблица 7 - Продуктивность воспроизведения образов прошлого и будущего у респондентов основной и контрольной групп

Жизненные события

Количество событий

Достоверность различий по U-критерию Манна-Уитни между группами

Основная группа

Контрольная группа

Прошедшиежизненные события

Радостные

Биологический тип

Личностно-психологический тип

Тип изменения физической среды

Тип изменения социальной среды

148,80

144,33

141,49

139,70

145, 80

111,61

124,10

132,05

137,03

120,01

U=5207,50

U=6358, 00

U=6939,00

U=7302,50

U=6059, 50

0,001*

0,004*

0,34

0,57

0,009*

Грустные

Биологический тип

Личностно-психологический тип

Тип изменения физической среды

Тип изменения социальной среды

146,87

142,56

141,53

139,07

145,17

117,00

129,05

131,52

138,79

121,77

U=5536,50

U=6719,50

U= 6929,00

U=7431,00

U= 6188, 00

0,005*

0,18

0,20

0,93

0,002*

Будущие жизненные события

Радостные

Биологический тип

Личностно-психологический тип

Тип изменения физической среды

Тип изменения социальной среды

144,04

140,28

138,94

139,44

142,12

124,90

135,42

139,16

135,88

130,28

U=6417,00

U=7185,00

U=7434,50

U=7218,50

U=6809,50

0,06

0,40

0,98

0,28

0,13

Грустные

Биологический тип

Личностно-психологический тип

Тип изменения физической среды

Тип изменения социальной среды

143,22

139,90

140,55

138,50

138,08

127,20

136,49

134,67

140,40

141,56

U= 6584,50

U=7263,00

U=7130,00

U=7344,00

U=7259,00

0,05

0,55

0,23

0,09

0,32

Примечание − статистически достоверное различие на уровне значимости при p < 0,005.

Выявлено, что у респондентов основной группы прошедшие радостные и грустные события значимо чаще связаны с биологическим и социальным типами жизненных событий по сравнению с респондентами контрольной группы.

Так, у испытуемых обеих групп биологический тип жизненных событий в большей степени связан с рождением детей, внуков, правнуков. У респондентов с опытом переживанием геронтологического насилия упоминаются события их личного рождения. Жизненные события личностно-психологического типа у респондентов основной группы связаны с получением образования, работой, творческой самореализацией («участие в спортивных мероприятиях», «выступление на сцене», «самодеятельность», «издана моя 1-я книга с моими стихами, песнями»), увлечениями («огород», «рыбалка»), гедонистическими устремлениями («путешествия», «отдых», «поездка на море», «жизнь в деревне, лес, грибы, природа»), значимостью возрастных периодов жизни («школьное время», «годы детства», «студенческая жизнь»), социальным взаимодействием («общение в обществе ветеранов», «встреча с интересными людьми», «первая любовь», «дружба», «знакомство с любимым человеком», «подруга детства», «добрый и душевный муж»), изменениями в жилищных условиях («получение собственного жилья»).

У представителей контрольной группы жизненные события личностно-психологического типа связаны с определенными достижениями, реализацией целей – получение образования, профессиональная состоятельность, положительная социальная самооценка («профессиональная состоятельность», «всеобщее уважение»), результативность деятельности («хороший урожай»), позитивные результаты воспитания собственных детей («состоявшиеся дети», «удачное определение детей в жизни»), с позитивными эмоциональными переживаниями, чувствами («счастливое детство», «ощущение счастья», «влюбленность», «любовь»), с семьей («прогулки с детьми, семьей», «первое слово мама»), с определенными возрастными периодами («хороший класс в школе», «юность», «студенчество»), а также выполнением работы («работа в школе, в колхозе», «командировки»).

В типе изменения социальной среды наиболее значимыми радостными событиями для респондентов обеих групп явились «вступление в брак», «свадьба», как своя собственная, так и детей, внуков, завершение образования и получение стабильной работы. Далее по частоте встречаемости у респондентов основной группы преобладают события, связанные с личными социальными изменениями (например, «получение звания», «научилась водить машину», «вступила в общество инвалидов», «взяла дочь»), достижениями близких («гордость за детей, внуков», «получение детьми образования», «дочь получила квартиру», «дочь пошла в первый класс»), материальным благосостоянием («домашнее хозяйство, дача», «повышение пенсии», «переселение из землянки в недостроенный дом», «строим дом», «живем в достатке»), поддержанием социальных связей («встреча с родственниками, подругами детства», «поездка к детям»). У представителей контрольной группы встречаются события, связанные с возможностью самореализации («открытие своего предприятия»), материальным благополучием («получение квартиры», «покупка дома», «ремонт квартиры»), позитивными чувствами за достижения близких («дочь пошла в первый класс», «юбилей зятя»), изменением социального статуса («выход на пенсию»).

В типе изменения социальной среды у респондентов основной группы наиболее значимыми грустными прошедшими событиями стали события, которые связаны с межличностными отношениями, – «развод», «конфликты», «предательство», «брак», «измена», «деструктивное поведение мужа», «проблемы с сыном», «жестокое детство». У респондентов контрольной группы социальный тип жизненных событий представлен по частоте встречаемости наименьшим количеством (например, «уход на пенсию», «бытовая неустроенность», «неудачный брак»).

Что касается будущих радостных и грустных событий, то статистически значимых различий по преобладающему типу жизненных событий не выявлено. Так, например, респонденты основной и контрольной групп в биологическом типе жизненных событий чаще ожидают события, связанные с семьей (рождение внуков/правнуков), состоянием здоровья своего и близких («борьба с болезнью», «увидеть здорового внука»). Личностно-психологический тип жизненных событий у респондентов основной группы связан с их социальными устремлениями («увидеть жизнь внуков», «встреча с близкими», «счастья другим», «будущее пусть будет светлым»), личностно значимой деятельностью («хобби», «общественная деятельность», «садоводство»), гедонистическими устремлениями («путешествие», «отдых», «развлечение», «внутренняя гармония», «спокойная старость»), семейным благополучием («сын создал свою семью», «примирение с дочерью», «совместно отмечать праздники»), личной независимостью от кого-либо («жить в полном рассудке», «дольше себя обслуживать», «продолжать работать», «жить свободно без родственников»).

У респондентов контрольной группы в целом картина жизненных событий соотносится с картиной респондентов основной группы, они также отмечают устремления, направленные на получение материальных благ («работа в университете», «улучшение качества жизни за счет увеличения пенсии», «собираюсь обновить машину»). Что касается социального типа жизненных событий, то у респондентов основной группы они связаны с жизнью внуков («окончание учебы», «вступление в брак»); улучшением жилищных условий («получение новой квартиры», «ремонт, «построить дом», «превратить дачу в коттедж»), личным благополучием («познакомиться с хорошей женщиной, полюбить ее»). Респонденты контрольной группы чаще планируют события, связанные с жизнью внуков, но в этих событиях пожилые люди занимают активную позицию («помощь в воспитании внуков»), с созданием комфортных условий жизни («покупка дачи», «погашение ипотечного кредита», «покупка сыном большой квартиры», «ремонт квартиры»), социальным взаимодействием («знакомство с новыми людьми», «поездка на родину»).

Некоторые респонденты с опытом переживания геронтологического насилия не планируют в своем будущем негативных событий, ссылаясь на прошедшие грустные события, которые оставили плохие воспоминания в их жизни («о плохом стараюсь не думать», «плохого хватило, больше не надо»). Другая часть респондентов основной группы среди ожидаемых негативных событий отмечает такие, как «личная болезнь», «смерть» (близких людей, личная); «ухудшение здоровья» (операция, расходы на лечение). Для респондентов контрольной группы чаще встречаются такие негативно окрашенные будущие грустные события, как «смерть» и «потеря здоровья».

В личностно-психологическом типе у респондентов основной группы ожидаются негативные переживания, связанные с потерей коммуникации с миром, отсутствием навыков самообслуживания («боюсь быть беспомощной, обузой», «одиночество», «старость», «страх смерти», «немощь», «потеря работы», «не доживу до 80 лет»), материальным неблагополучием («недостаточно средств»). Респонденты контрольной группы отметили лишь такие будущие грустные события, как «неизбежные потери», «старость», «немощь».

Наименьшее количество предполагаемых будущих грустных жизненных событий приходится на тип изменения социальной среды. Респонденты основной группы отмечают возможные сложности, касающиеся жилищного вопроса («раздел и продажа квартиры», «интернат»); встречаются события, связанные с социальным неблагополучием («минимальная пенсия»). У респодентов контрольной группы негативные события будущего связаны с переживанием возможного помещения в пансионат и минимальной пенсией.

Таким образом, к особенностям субъективной картины жизненного пути у лиц пожилого возраста с переживанием геронтологического насилия можно отнести следующие.

1. Ограниченный круг значимых переживаний в прошлом по сравнению с результатами, полученными на других выборках лиц пожилого возраста, однако значимо более широкий по сравнению с контрольной группой; ограниченность продуктивности будущего и отсутствие значимых различий с контрольной группой.

2. Выявлена большая восприимчивость и чувствительность к разного рода событиям у лиц с переживанием геронтологического насилия, слабая дифференциация событий по степени их влияния у пожилых людей вне зависимости от групп – тенденция оценивать в крайних градациях «желательность – нежелательность». Будущие грустные события у некоторых респондентов становятся более дифференцированными по степени их значимости, появляется оценка планируемых событий как малозначимых.

3. Для респондентов с переживанием геронтологического насилия характерна значимо большая удаленность событий в прошлое по сравнению с контрольной группой. В антиципации жизненных событий не выявлено значимых различий, будущие события носят краткосрочный характер.

4. По иерархии значимости определенных типов событий различия с контрольной группой отсутствуют. При этом у лиц с переживанием геронтологического насилия социальный тип жизненных событий встречается чаще, где наиболее значимыми грустными прошедшими событиями стали события, которые связаны с межличностными отношениями, – «развод», «конфликты», «предательство», «брак», «измена», «деструктивное поведение мужа», «проблемы с сыном», «жестокое детство».

5. Наиболее значимыми видами событий для респондентов основной группы по сравнению с контрольной группой являются «Дети», «Брак», «Я», смысловое содержание которых имеет различие по сравнению с данными контрольной группы.

6. Жизненные события личностно-психологического типа у лиц пожилого возраста с переживанием геронтологического насилия различаются содержательно: они связаны с получением образования, наличием работы, творческой самореализацией, увлечениями, гедонистическими устремлениями, значимостью возрастных периодов жизни, социальным взаимодействием, материальными изменениями. У представителей контрольной группы жизненные события личностно-психологического типа связаны с определенными достижениями, реализацией целей – получение образования, профессиональная состоятельность, положительная социальная самооценка, результативность деятельности, позитивные результаты воспитания собственных детей, с позитивными чувствами и удовлетворенностью жизнью, с семьей, выполнением работы.

Библиография
1.
Афанасьева А.Н. Особенности субъективной картины жизненного пути женщины на этапе поздней взрослости // Научные ведомости БелГУ. Серия: Гуманитарные науки. — 2011. — № 24 (95) / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-subektivnoy-kartiny-zhiznennogo-puti-zhenschiny-na-etape-pozdney-vzroslosti (дата обращения: 09.04.19).
2.
Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Психология жизненных ситуаций : учеб. пособие. — М.: Российское педагогическое агентство, 1998. — 263 с.
3.
Вечканова Е. М. Факторная структура модусов временной перспективы личности в контексте переживания актуального смыслового состояния // Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. №395. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/faktornaya-struktura-modusov-vremennoy-perspektivy-lichnosti-v-kontekste-perezhivaniya-aktualnogo-smyslovogo-sostoyaniya (дата обращения: 19.03.2020).
4.
Гаязова Л.А. Личностные особенности пожилого человека, переживающего психологическое насилие в семье // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. — 2007. — № 27 / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/lichnostnye-osobennosti-pozhilogo-cheloveka-perezhivayuschego-psihologicheskoe-nasilie-v-semie (дата обращения: 01.04.19).
5.
Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. – Киев, 1984. – 208с.
6.
Гусакова В. Н, Улько Е. В. Профессиональные установки личности в контексте её жизненных перспектив // АНИ: педагогика и психология. 2019. №3 (28). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/professionalnye-ustanovki-lichnosti-v-kontekste-eyo-zhiznennyh-perspektiv (дата обращения: 19.03.2020).
7.
Змиевская А. А. Современные исследования субъективной картины жизненного пути в отечественной психологии // Logos et Praxis. 2015. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-issledovaniya-subektivnoy-kartiny-zhiznennogo-puti-v-otechestvennoy-psihologii (дата обращения: 19.03.2020).
8.
Костенко К.В. Субъективная картина жизненного пути и удовлетворенность жизнью в позднем возрасте: На материале проживающих в домах-интернатах. Автореф. дисс. …канд. псих. Наук. – Краснодар, 2005. – 35 с.
9.
Логинова И. О. Временной континуум жизненного самоосуществления человека // Вестник КГПУ им. В.П. Астафьева. 2008. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vremennoy-kontinuum-zhiznennogo-samoosuschestvleniya-cheloveka (дата обращения: 19.03.2020).
10.
Озерина А. А., Суворова О. В., Дмитриева Е. Е. Представления о жизненном пути у женщин в поздней взрослости // Вестник Мининского университета. 2019. №1 (26). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/predstavleniya-o-zhiznennom-puti-u-zhenschin-v-pozdney-vzroslosti (дата обращения: 19.03.2020).
11.
Пантелеева В. В., Куприянов С. Н. Взаимосвязь временной перспективы с уровнем личностной и ситуативной тревожности личности // Научен вектор на Балканите. 2019. №1 (3). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimosvyaz-vremennoy-perspektivy-s-urovnem-lichnostnoy-i-situativnoy-trevozhnosti-lichnosti (дата обращения: 19.03.2020).
12.
Пучков П.В. Концептуальные основания превенции геронтологического насилия в современном российском обществе: Автореф. дис. … д-ра социол. наук. — Самара, 2009. — 15 с.
13.
Ральникова И. А., Ипполитова Е. А. Деформация субъективной картины жизненного пути как фактор возрастного кризиса // Известия АлтГУ. 2007. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/deformatsiya-subektivnoy-kartiny-zhiznennogo-puti-kak-faktor-vozrastnogo-krizisa (дата обращения: 17.03.2020).
14.
Рассказова Е. И., Иванова Т. Ю. Распределение времени в структуре психологической саморегуляции: связь с субъективным благополучием // Вестник ЮУрГУ. Серия: Психология. 2016. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/raspredelenie-vremeni-v-strukture-psihologicheskoy-samoregulyatsii-svyaz-s-subektivnym-blagopoluchiem (дата обращения: 19.03.2020).
15.
Сурикова Я. А. Особенности временной перспективы пожилых, проживающих в условиях социальной изоляции // Вестник КРАУНЦ. Гуманитарные науки. 2011. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-vremennoy-perspektivy-pozhilyh-prozhivayuschih-v-usloviyah-sotsialnoy-izolyatsii (дата обращения: 19.03.2020).
16.
Чуева Е.Н. Особенности восприятия жизненного пути в разные периоды зрелости // Вестник КРАУНЦ. Гуманитарные науки. — 2011. — № 2. — С. 101–109.
References (transliterated)
1.
Afanas'eva A.N. Osobennosti sub''ektivnoi kartiny zhiznennogo puti zhenshchiny na etape pozdnei vzroslosti // Nauchnye vedomosti BelGU. Seriya: Gumanitarnye nauki. — 2011. — № 24 (95) / [Elektronnyi resurs]. — Rezhim dostupa: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-subektivnoy-kartiny-zhiznennogo-puti-zhenschiny-na-etape-pozdney-vzroslosti (data obrashcheniya: 09.04.19).
2.
Burlachuk L.F., Korzhova E.Yu. Psikhologiya zhiznennykh situatsii : ucheb. posobie. — M.: Rossiiskoe pedagogicheskoe agentstvo, 1998. — 263 s.
3.
Vechkanova E. M. Faktornaya struktura modusov vremennoi perspektivy lichnosti v kontekste perezhivaniya aktual'nogo smyslovogo sostoyaniya // Vestn. Tom. gos. un-ta. 2015. №395. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/faktornaya-struktura-modusov-vremennoy-perspektivy-lichnosti-v-kontekste-perezhivaniya-aktualnogo-smyslovogo-sostoyaniya (data obrashcheniya: 19.03.2020).
4.
Gayazova L.A. Lichnostnye osobennosti pozhilogo cheloveka, perezhivayushchego psikhologicheskoe nasilie v sem'e // Izvestiya RGPU im. A.I. Gertsena. — 2007. — № 27 / [Elektronnyi resurs]. — Rezhim dostupa: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/lichnostnye-osobennosti-pozhilogo-cheloveka-perezhivayuschego-psihologicheskoe-nasilie-v-semie (data obrashcheniya: 01.04.19).
5.
Golovakha E.I., Kronik A.A. Psikhologicheskoe vremya lichnosti. – Kiev, 1984. – 208s.
6.
Gusakova V. N, Ul'ko E. V. Professional'nye ustanovki lichnosti v kontekste ee zhiznennykh perspektiv // ANI: pedagogika i psikhologiya. 2019. №3 (28). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/professionalnye-ustanovki-lichnosti-v-kontekste-eyo-zhiznennyh-perspektiv (data obrashcheniya: 19.03.2020).
7.
Zmievskaya A. A. Sovremennye issledovaniya sub''ektivnoi kartiny zhiznennogo puti v otechestvennoi psikhologii // Logos et Praxis. 2015. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-issledovaniya-subektivnoy-kartiny-zhiznennogo-puti-v-otechestvennoy-psihologii (data obrashcheniya: 19.03.2020).
8.
Kostenko K.V. Sub''ektivnaya kartina zhiznennogo puti i udovletvorennost' zhizn'yu v pozdnem vozraste: Na materiale prozhivayushchikh v domakh-internatakh. Avtoref. diss. …kand. psikh. Nauk. – Krasnodar, 2005. – 35 s.
9.
Loginova I. O. Vremennoi kontinuum zhiznennogo samoosushchestvleniya cheloveka // Vestnik KGPU im. V.P. Astaf'eva. 2008. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vremennoy-kontinuum-zhiznennogo-samoosuschestvleniya-cheloveka (data obrashcheniya: 19.03.2020).
10.
Ozerina A. A., Suvorova O. V., Dmitrieva E. E. Predstavleniya o zhiznennom puti u zhenshchin v pozdnei vzroslosti // Vestnik Mininskogo universiteta. 2019. №1 (26). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/predstavleniya-o-zhiznennom-puti-u-zhenschin-v-pozdney-vzroslosti (data obrashcheniya: 19.03.2020).
11.
Panteleeva V. V., Kupriyanov S. N. Vzaimosvyaz' vremennoi perspektivy s urovnem lichnostnoi i situativnoi trevozhnosti lichnosti // Nauchen vektor na Balkanite. 2019. №1 (3). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimosvyaz-vremennoy-perspektivy-s-urovnem-lichnostnoy-i-situativnoy-trevozhnosti-lichnosti (data obrashcheniya: 19.03.2020).
12.
Puchkov P.V. Kontseptual'nye osnovaniya preventsii gerontologicheskogo nasiliya v sovremennom rossiiskom obshchestve: Avtoref. dis. … d-ra sotsiol. nauk. — Samara, 2009. — 15 s.
13.
Ral'nikova I. A., Ippolitova E. A. Deformatsiya sub''ektivnoi kartiny zhiznennogo puti kak faktor vozrastnogo krizisa // Izvestiya AltGU. 2007. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/deformatsiya-subektivnoy-kartiny-zhiznennogo-puti-kak-faktor-vozrastnogo-krizisa (data obrashcheniya: 17.03.2020).
14.
Rasskazova E. I., Ivanova T. Yu. Raspredelenie vremeni v strukture psikhologicheskoi samoregulyatsii: svyaz' s sub''ektivnym blagopoluchiem // Vestnik YuUrGU. Seriya: Psikhologiya. 2016. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/raspredelenie-vremeni-v-strukture-psihologicheskoy-samoregulyatsii-svyaz-s-subektivnym-blagopoluchiem (data obrashcheniya: 19.03.2020).
15.
Surikova Ya. A. Osobennosti vremennoi perspektivy pozhilykh, prozhivayushchikh v usloviyakh sotsial'noi izolyatsii // Vestnik KRAUNTs. Gumanitarnye nauki. 2011. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-vremennoy-perspektivy-pozhilyh-prozhivayuschih-v-usloviyah-sotsialnoy-izolyatsii (data obrashcheniya: 19.03.2020).
16.
Chueva E.N. Osobennosti vospriyatiya zhiznennogo puti v raznye periody zrelosti // Vestnik KRAUNTs. Gumanitarnye nauki. — 2011. — № 2. — S. 101–109.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью «Особенности восприятия жизненного пути пожилыми людьми с опытом переживания геронтологического насилия» Предмет исследования – выявления особенностей восприятия жизненного пути пожилыми людьми. Заявленный предмет отражен в статье. Методология исследования – построена на традиционном подходе, характерном для психологических исследований. Автор применяет короткий обзор литературы, методы исследования различных источников данных, анализа и синтеза, а также интерпретации данных. Обобщение проведено на основе исследований отечественных и зарубежных авторов. Эмпирическое исследование автором представлено. Но оно не отвечает требованиям научных работ, результаты которых представляются в федеральном журнале. Так, автор всё исследование строит на основе одной методики – это «Психологическая автобиография» Е.Ю. Коржовой. Для полноценного отражения темы требуется применение комплекса психодиагностических методик. Кроме того, за бортом статьи остаётся информация о технологии формирования группы – непонятно, по каким критериям отбирались респонденты. В описании упоминается, что сравниваются две группы – контрольная и основная. Здесь также возникают вопросы – принцип формирования и сравнения данных групп, число участников, характеристика выборки и пр. Математическая обработка данных производилась с помощью метода анализа средних значений и метода U-критерий Манна – Уитни. Актуальность представленной статьи не взывает сомнения. Вопросы, связанные с переживанием стрессов пожилыми людьми, с анализом уникальности жизненного пути личности, всегда были в центре психологии как науки и практики. В последние годы в связи с увеличением числа пожилых людей в структуре населения России, данный вопрос приобретает первостепенное значение. Научная новизна исследования прослеживается частично. С одной стороны, автор описывает в теме малоизученный феномен на примере пожилых людей, что ранее не исследовалось в науке в полном объеме. С другой стороны, научная составляющая в работе описана недостаточно. Так, требуется уточнение конструкта. Который исследует автор. Стиль, структура, содержание Работа имеет традиционную структуру – введение, основная часть с обзором литературы и выводы. В основной части автор описывает результаты диагностики испытуемых с помощью методики и представляет эти данные в 7 таблицах и двух графиках. Так, испытуемые сравниваются по показателям: продуктивность воспроизведения испытуемыми различных категорий жизненных событий, частота встречаемости различных типов жизненных событий (биологических, личностных и пр.), частота встречаемости различных видов жизненных событий (брак, дети и пр.). Следует отметить, что изобилие таблиц и графиков не является преимуществом работы. Выбранные типы предоставления данных не содержат качественной информатизации. Например, таблицу 5 целесообразно отразить в вид сравнительной гистограммы, что существенно повысит ее информативность. Выводы строятся на описании множественной информации, представленной в основной части. Стиль работы вполне соответствует требованиям, предъявляемым к научным публикациям. Библиография насчитывает 7 литературных источников, что недостаточно для качественной научной статьи. Литературные данные разнообразные – от статей до монографии, представлены изданием в различные годы, в том числе в 2020 году. Важно усилить контур обзора исследований по заявленной теме и расширить библиографию. Апелляция к оппонентам – статья вызовет интерес и с прикладной, и с теоретической точки зрения. В ней представлен обзор литературы, отражена авторская позиция. Но сам материал требует структурирования, обоснования авторской позиции и применения научного подхода с точки зрения методологи и описания результатов. Выводы, интерес читательской аудитории. Статья в данной тематике может быть интересна для разного круга читателей – психологов, социальных педагогов. Но может быть рекомендована к публикации только после исправления замечаний. Замечания главного редактора от 20.03.2020: автор доработал статью в соответсвтии с требвоаниями рецнезии
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"