по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Влияние религиозности человека на интенсивность переживания им зависти
Бескова Татьяна Викторовна

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра правовой психологии, судебной экспертизы и педагогики, Саратовская государственная юридическая академия

410056, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Вольская, 1

Beskova Tatiana Viktorovna

PhD in Pedagogy

professor of the Department of Legal Psychology, Forensic Enquiry and Pedagogics at Saratov State Law Academy

410056, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Vol'skaya, 1

tatbeskova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является зависть как социально-психологическое отношение личности, сопровождающееся комплексом негативных эмоций, осознанием своего более низкого положения, желанием прямо или косвенно нивелировать выявленное превосходство, которое реализуется в последовательном социальном поведении. Негативные последствия зависти проявляются на интраиндивидном, межличностном, ингрупповом и межгрупповом уровнях, что актуализирует поиск многоуровневых механизмов ее регуляции (социальных, социально-психологических и психологических). В данном исследовании внимание сосредоточено на оценке духовных механизмах в регуляции зависти, а именно на влиянии различных компонентов религиозности человека на уровень и интенсивность ее переживания. Основным методом исследования выступил метод психологического тестирования. Был использован ряд психодиагностических методик: «Методика исследования завистливости личности» (Т.В. Бескова); опросник «Проявления зависти и ее самооценка» (Т.В. Бескова); вопросы для оценки религиозности (из опросника «Влияние социального капитала на экономические представления» (А.Н. Татарко, Н.М. Лебедева)); «Шкала персональной религиозности» (Р. Яворски). В исследовании принимали участие 145 человек, относящих себя к православной культуре, но имеющих разный уровень и валентность православной религиозности. Впервые осуществлено эмпирическое исследование влияния различных компонентов религиозности человека на переживание им зависти. Показано, что на снижение уровня зависти существенное влияние оказывает валентность религиозности, а не декларируемый респондентами ее уровень, а также такой компонент персональной религиозности как «религиозные практики, характеризующий ее поведенческий компонент. Влияние иных параметров и компонентов религиозности на зависть имеет либо несущественный характер, либо отсутствует.

Ключевые слова: зависть, зависть-неприязнь, зависть-уныние, предметы зависти, механизмы регуляции, религиозность, уровень, валентность, компоненты религиозности, влияние

DOI:

10.25136/2409-8701.2019.4.30439

Дата направления в редакцию:

03-08-2019


Дата рецензирования:

03-08-2019


Дата публикации:

16-09-2019


Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научно-исследовательского проекта «Социально-психологическая структура, детерминанты и механизмы регуляции зависти», проект № 18-013-00134 А

Keywords:

envy, envy-hostility, envy-despondency, objects of envy, regulatory mechanisms, religiosity, level, valency, components of religiosity, influence

Зависть, независимо от исторического этапа развития общества и его формации, неизбежно присутствует в отношениях между людьми, нанося определенный вред, как объекту зависти, так и самому ее субъекту. Эффекты зависти весьма разнообразны и могут проявляться на разных уровнях: межличностном (нарушение общения [10] и асоциальное поведение [11]); интраиндивидном (личностные деструкции и психосоматические нарушения [9]); ингрупповом (моббинг [6, с. 76]) и межгрупповом (способы групповой компенсации неблагоприятного исхода социального сравнения ингруппы с аутгруппой схожи со способами, используемыми на межличностном уровне субъектами зависти). Иначе говоря, зависть вне зависимости от ее уровня проявления может детерминировать нарушения коммуникации между субъектами отношений, конфликты и другие негативные явления, что обуславливает значимость поиска механизмов ее регуляции.

Полагаем, что механизмы регуляции зависти также образуют разноуровневую систему: от социальных (представляющих собой способы преобразования тех общественных условий, которые в наибольшей степени способствуют формированию зависти) до психологических и социально-психологических (психологической защиты, копинг-стратегий, ценностных и духовных механизмов). Анализ литературы по теме исследования дает нам основание говорить о фрагментарности разработки проблемы регуляции зависти в психологической науке и сосредоточенности вокруг обсуждения психологических защит субъекта зависти. Однако большинство механизмов психологической защиты работают на подсознательном уровне, ограждая человека «от осознания негативных духовно-нравственных свойств и состояний» [8, с. 13], и приводя «к нарушениям его духовно-психологического и психофизического здоровья» [8, с. 13].

Первым же шагом на пути к регуляции зависти, по мнению Н. В. Дмитриевой [5, с. 241], должно быть ее осознание человеком, признание ее присутствия у себя, что полностью согласуется с христианской традицией преодоления грехов . Этот сложный путь последовательно включает в себя осознание, раскаяние, покаяние и искупление. Согласно христианскому религиозному мировоззрению, зависть включена в список семи смертных грехов, которые верующий человек должен всячески искоренять в себе («если в наше сердце закрадывается зависть, нужно бороться с ней всеми силами» [7]). Отметим, что под грехом (с греч. – промах, минование цели) в религиозной этики понимается «всякое отступление от заповедей Божьих и нарушение закона Божия делом, словом, помышлением» [8, с. 28].

Итак, целью настоящего исследования является оценка эффективности духовных механизмов регуляции зависти посредством выявления характера влияния различных компонентов религиозности на ее переживание человеком.

В качестве диагностического инструментария использовались следующие методики:

1) «Методика исследования завистливости личности» (Т.В. Бескова) [1], диагностирующая выраженность у человека зависти-неприязни и зависти-уныния, отличающихся между собой как в эмоциональном, так и поведенческом плане;

2) опросник «Проявления зависти и ее самооценка» (Т.В. Бескова) [3, с. 310-311], измеряющий уровень зависти к различным предметным сферам;

3) вопросы для оценки религиозности (из опросника «Влияние социального капитала на экономические представления» (А.Н. Татарко, Н.М. Лебедева)) [12], посредством которых измеряется уровень и валентность (степень позитивности) религиозности;

4) «Шкала персональной религиозности» (Р. Яворски), включающая в себя четыре измерения: вера, моральность, религиозные практики и религиозное «Я» [13].

В исследовании принимали участие 145 человек, из которых 44,8% мужчин и 55,2% женщин в возрасте от 18 до 53 лет (Mx=29,6, Mo=25, Md=22). Все респонденты относят себя к православной культуре, при этом имеют разный уровень и валентность православной религиозности.

На первом этапе эмпирического исследования был осуществлен анализ распределения респондентов по уровню и валентности их религиозности. Анализ данных показал следующее (табл. 1).

Таблица 1

Уровень религиозности (%)

Валентность религиозности (%)

Атеист

11

Неприязнь

8

Безразличен к религии

12,4

Безразличие

44

Допускаю существование высших сил

38,6

Уважение

68

Верующий человек

33,1

Радость, любовь

22

Верую и соблюдаю обряды

4,9

Большое счастье

3

Сравнивая результаты уровня и валентности религиозности, представляется возможным констатировать, что в их распределениях такие меры центральной тенденции как мода и медиана одинаковы (Mo=3, Md=3), однако средние величины отличаются между собой на уровне статистической значимости (t=2,172, р<0,01). Еще более серьезные различия наблюдаются между их асимметриями и эксцессами.Если распределение валентности религиозности близко к нормальному распределению (асимметрия (0,039) и эксцесс (0,076) меньше своих стандартных ошибок), то распределение уровня религиозности имеет существенные различия с распределением Гаусса (As=-0,27, Ex=-0,52). В последнем случае мы имеем дело с правосторонней асимметрией и плосковершинным эксцессом, что свидетельствует о преобладании в выборке более высоких значений уровня религиозности, а также о более низкой встречаемости средних значений, нежели при нормальном распределении.

Таким образом, в распределении значений по уровню религиозности испытуемых существует значительный сдвиг в область более высоких значений, тогда как в распределении уровня валентности (степени позитивности религиозной идентичности) подобных сдвигов не наблюдается. Возможно, это связано с тем, что второй вопрос анкеты («с каким чувством у вас ассоциируется ваша религия?») приводит респондентов к более глубокой рефлексии собственной религиозности, чем первый («как вы оцениваете уровень своей религиозности?»).

На втором этапе исследования нами анализировалась взаимосвязь различных компонентов религиозности респондентов с уровнем их зависти и ее видами (табл. 2).

Таблица 2

Взаимосвязь составляющих религиозности с завистью

Религиозность

Зависть

Религиозность

Шкала персональной религиозности

Уровень

Валент-ность

Вера

Мораль

Религиоз. практики

Религиоз. «Я»

Зависть-неприязнь

-0,060

-0,182*

0,059

0,144

0,007

0,075

Зависть-уныние

-0,077

-0,201*

-0,025

-0,031

-0,195*

-0,033

Интегр. показатель зависти

-0,073

-0,205*

0,015

0,054

-0,110

0,018

Примечание: * – уровень значимости 0,05.

Таким образом, если уровень религиозности , определяемый у себя респондентами, не имеет связей с завистью, то валентность их религиозности , напротив, отрицательно коррелирует как с интегративным показателем зависти, так и с двумя ее разновидностями (завистью-неприязнью и завистью-унынием). Иначе говоря, простое отнесение человека себя к различным группам по критерию его отношения к православной религии (от убежденного атеизма до верования с соблюдением религиозных обрядов), никаким образом не влияет на уровень его зависти к превосходящим в чем-либо другим. В тоже время глубокая рефлексия своих религиозных чувств (в диапазоне от неприязни к религии до большого счастья от принадлежности к ней) статистически значимо влияет на переживание субъектом зависти. Чем больше человек чувствует радость, любовь и счастье от своей принадлежности к религии и соприкосновения с Богом, тем меньшую зависть к другим он испытывает. Причем это касается как зависти-неприязни, со свойственными ей негативными эмоциями (раздражение, злость, негодование) и активными поведенческими действиями, направленными на Другого, так и зависти-уныния, направленной, в первую очередь, на «поедание» самого себя и переживание отчаяния, подавленности, уныния и разочарования. Можно предположить, что при отнесении себя к той или иной группе (по критерию своего отношения к религии) человек не всегда разделяет свою принадлежность к православной культуре или же собственно к православной религии, тогда как при рефлексии своих религиозных чувств присутствует более точное понимание своего отношения и принадлежности к православию.

Что же касается корреляций зависти со шкалами методики персональной религиозности (Р. Яворски), то здесь также наблюдаются не столь однозначные результаты. Лишь один из компонентов персональной религиозности («религиозные практики») обратно коррелирует с одним из видов зависти, а именно с завистью-унынием. То есть, на первый план в данном случае выходит поведенческий компонент религиозности, касающийся не только и не столько религиозных убеждений и чувств, а сколько ее поведенческих проявлений (посещение церкви, молитвы, совершенствование религиозных знаний). Говоря другими словами, именно воцерковленный человека «защищен» от зависти-уныния, от переживания досады, обиды, грусти и уныния в связи с успехами Другого. Однако отсутствие других взаимосвязей компонентов персональной религиозности с завистью порождает множество вопросов, ответы на которые найти не так просто. Предположим, что при отсутствии поведенческого компонента религиозности, воцерковленности человека, его вера имеет несколько поверхностный характер и не защищает его от такого греха как зависть. Вероятно, именно осуществление религиозных практик и характеризует человека как истинно верующего, старающегося соблюдать все основные христианские заповеди, одна из которых гласит: «Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что есть у ближнего твоего» [4, с. 195-196]. Краткая формулировка этой заповеди – «не завидуй».

Третий этап эмпирического исследования был посвящен выявлению взаимосвязей разных составляющих религиозности с завистью к различным предметным сферам. Изначально нами сопоставлялись результаты взаимосвязей уровня и валентности религиозности с предметной завистью.

Как уровень, так и валентность религиозности оказывают значительное влияние на снижение зависти к материальному достатку Другого (r=-0,186, р<0,05; r=-0,261, р<0,01), его профессиональным и учебным успехам (r=-0,209, р<0,05; r=-0,214, р<0,05), интеллекту и способностям человека (r=-0,245, р<0,01; r=-0,226, р<0,01), а также его положительным личностным характеристикам (r=-0,196, р<0,05; r=-0,169, р<0,05). Но влияние положительной валентности религиозности, в отличии от ее уровня, оказывает дополнительное влияние на нейтрализацию зависти к разного рода социальным успехам Другого. Чем более позитивные чувства к религии испытывает человек, тем в меньшей степени у него проявляется зависть к карьере другого человека (r=-0,220, р<0,01), его социальному статусу (r=-0,216, р<0,05), его популярности и похвале значимым человеком (r=-0,178, р<0,05), а также к его возможностям путешествовать (r=-0,266, р<0,01). Таким образом, в очередной раз мы удостоверяемся, что валентность религиозности, оказывает более существенное влияние на искоренение такого христианского греха как зависть, чем декларируемый самими респондентами уровень их религиозности.

Анализируя взаимосвязи предметной зависти с персональной религиозностью , отметим, что из четырех только два ее компонента имеют отрицательные корреляции с завистью к отдельным предметным сферам – «религиозные практики» и «религиозное “Я”». Чем выше показатели по данным шкалам, тем меньше зависть к карьерным достижениям Другого (r=-0,224, р<0,01; r=-0,276, р<0,001), к социальном статусу человека (r=-0,206, р<0,01; r=-0,240, р<0,01), к его возможностям путешествовать и полноценно проводить свой досуг (r=-0,237, р<0,01; r=-0,167, р<0,05). Что же касается таких компонентов персональной религиозности, как «вера» и «мораль», то в этом случае мы наблюдаем полное отсутствие каких-либо связей с предметной завистью.

Можно сказать, что для нейтрализации зависти к социальным успехам Другого, оказывается недостаточно простого доверия к Богу, веры в его милосердие, готовности согласовывать личный жизненный план с Божьим планом. Борьба с грехом зависти становится эффективной, если верующий человек ощущает гордость и удовлетворение от своей принадлежности к христианству, чувство идентификации с Богом, а также придает большое значение исполнению религиозных практик (регулярно посещает церковь, молится за других, пополняет свои религиозные знания, находит радость в размышлениях на религиозные темы).

По результатам настоящего эмпирического исследования представляется возможным сформулировать ряд выводов.

Уровень и валентность религиозности , являясь ее измерениями, имеют различное распределение в выборке и по-разному влияют на интенсивность зависти. Серьезный сдвиг распределения уровня религиозности в область высоких значений, и, напротив, близость распределения валентности (степени позитивности религиозной идентичности) к нормальному распределению, позволяют предположить, что именно второй показатель, является параметрическим и более точно измеряет религиозность человека, подводя его к глубокой рефлексии своего отношения к религии и Богу. Именно валентность, а не уровень религиозности оказывает решающее влияние на снижение интенсивности зависти, будь то зависть-неприязнь, характеризующаяся агрессивными эмоциями и действиями, направленными на более успешного Другого, или же зависть-уныние, разрушительное действие которой направлено на самого субъекта зависти. Подобная закономерность наблюдается и в отношении предметной зависти: валентность, помимо общих с уровнем религиозности влияний на зависть к отдельным сферам (материальному достатку, профессиональным успехам, интеллекту и личностным качествам), нейтрализует зависть к различного рода социальным успехам человека.

Не все компоненты персональной религиозности оказывают значимое влияние на нейтрализацию зависти. Так снижение зависти-уныния, включающей в себя ряд негативных эмоций, направленных на самого субъекта зависти («подавленность, отчаяние, разочарованность, уныние, пессимизм, ощущение себя несчастливым человеком, у которого отсутствуют надежды и силы на изменение ситуации» [2, с. 93]), происходит не просто у верующего, а только у воцерковленного человека, придающего большое значение религиозным практикам. Иначе говоря, для искоренения зависти-уныния не достаточно наличия у человека религиозных чувств (аффективный компонент) и убеждений (когнитивный компонент). На первый план здесь выходит поведенческий компонент религиозности, характеризующий, по-видимому, истинно верующего человека. Этот же компонент религиозности совместно с компонентом «религиозное “Я”», отражающим глубокую религиозную самоидентификацию человека, способствует снижению зависти к успехам Другого в социальной сфере (карьерным, статусным, досуговым).

Таким образом, на снижение уровня зависти решающее влияние оказывает валентность религиозности и такой компонент персональной религиозности как «религиозные практики». Воздействие же других параметров и компонентов религиозности на зависть носит либо несущественный характер, либо вовсе отсутствует. На наш взгляд, результаты данного исследования расширяют как научные знания по детерминантному комплексу зависти, так и по познанию разноуровневых механизмов ее регуляции.

Библиография
1.
Бескова Т. В. Методика исследования завистливости личности // Вопросы психологии. № 2. 2012. С. 127-141.
2.
Бескова Т. В. Содержание аффективного компонента зависти // Общество: социология, психология, педагогика. № 10 (54). 2018. С. 89-94.
3.
Бескова Т. В. Социально-психологическая структура и детерминанты зависти. Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 2013. 324 с.
4.
Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. Книга Второзаконие. Глава 5 (21) Минск. 1992. 935 с.
5.
Дмитриева Н. В. Зависть и связанные с ней виды психологических защит // Философия образования. 2009. № 2 (27). С. 234-242.
6.
Дружилов С. А. Моббинг на кафедре вуза в условиях реформирования высшего профессионального образования // Мир науки, культуры, образования. 2011. № 3 (28). С. 74-78.
7.
Игумен Иларион (Алфеев). О зависти // Вы – свет мира. Беседы о христианской жизни. М., 2001. [электронный ресурс]. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ilarion_Alfeev/vy-svet-mira/1_9 (дата обращения: 2.07.2019).
8.
Котенева А. В. Психологическая защита с позиций христианской антропологии: Автореф. дис. … д. психол. наук. М., 2010. 54 с.
9.
Котова И. Б. Зависть как личностный феномен // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов, 25-28 июня 2003 г. в 8-ми томах. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. С. 424-426.
10.
Лабунская В. А. Субъект зависти как субъект затрудненного общения // Северо-Кавказский психологический вестник. 2004. № 2. С. 138-143.
11.
Муздыбаев К. Завистливость личности // Психологический журнал. 2002. Т. 23. № 6. С. 38-50.
12.
Татарко А. Н., Котова М. В., Агадуллина Е. Р., Ефремова М. В. Методика исследования культуры и моделей экономического поведения // Ценности культуры и модели экономического поведения: Научная монография / Под ред. Н. М. Лебедевой, А. Н. Татарко. М.: Издательство «Спутник+», 2011. С. 34-150.
13.
Jaworski R. Psychologiczne badania religijności personalnej // «Zeszyty Naukowe KUL». 1998. №. 41. Р. 80-82.
References (transliterated)
1.
Beskova T. V. Metodika issledovaniya zavistlivosti lichnosti // Voprosy psikhologii. № 2. 2012. S. 127-141.
2.
Beskova T. V. Soderzhanie affektivnogo komponenta zavisti // Obshchestvo: sotsiologiya, psikhologiya, pedagogika. № 10 (54). 2018. S. 89-94.
3.
Beskova T. V. Sotsial'no-psikhologicheskaya struktura i determinanty zavisti. Saratov: Izd-vo Sarat. Un-ta, 2013. 324 s.
4.
Bibliya. Knigi svyashchennogo pisaniya Vetkhogo i Novogo zaveta. Kniga Vtorozakonie. Glava 5 (21) Minsk. 1992. 935 s.
5.
Dmitrieva N. V. Zavist' i svyazannye s nei vidy psikhologicheskikh zashchit // Filosofiya obrazovaniya. 2009. № 2 (27). S. 234-242.
6.
Druzhilov S. A. Mobbing na kafedre vuza v usloviyakh reformirovaniya vysshego professional'nogo obrazovaniya // Mir nauki, kul'tury, obrazovaniya. 2011. № 3 (28). S. 74-78.
7.
Igumen Ilarion (Alfeev). O zavisti // Vy – svet mira. Besedy o khristianskoi zhizni. M., 2001. [elektronnyi resurs]. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ilarion_Alfeev/vy-svet-mira/1_9 (data obrashcheniya: 2.07.2019).
8.
Koteneva A. V. Psikhologicheskaya zashchita s pozitsii khristianskoi antropologii: Avtoref. dis. … d. psikhol. nauk. M., 2010. 54 s.
9.
Kotova I. B. Zavist' kak lichnostnyi fenomen // Ezhegodnik Rossiiskogo psikhologicheskogo obshchestva: Materialy 3-go Vserossiiskogo s''ezda psikhologov, 25-28 iyunya 2003 g. v 8-mi tomakh. SPb.: Izd-vo S.-Peterb. un-ta, 2003. S. 424-426.
10.
Labunskaya V. A. Sub''ekt zavisti kak sub''ekt zatrudnennogo obshcheniya // Severo-Kavkazskii psikhologicheskii vestnik. 2004. № 2. S. 138-143.
11.
Muzdybaev K. Zavistlivost' lichnosti // Psikhologicheskii zhurnal. 2002. T. 23. № 6. S. 38-50.
12.
Tatarko A. N., Kotova M. V., Agadullina E. R., Efremova M. V. Metodika issledovaniya kul'tury i modelei ekonomicheskogo povedeniya // Tsennosti kul'tury i modeli ekonomicheskogo povedeniya: Nauchnaya monografiya / Pod red. N. M. Lebedevoi, A. N. Tatarko. M.: Izdatel'stvo «Sputnik+», 2011. S. 34-150.
13.
Jaworski R. Psychologiczne badania religijności personalnej // «Zeszyty Naukowe KUL». 1998. №. 41. R. 80-82.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"