Статья 'Влияние религиозности человека на интенсивность переживания им зависти' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Влияние религиозности человека на интенсивность переживания им зависти

Бескова Татьяна Викторовна

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра правовой психологии, судебной экспертизы и педагогики, Саратовская государственная юридическая академия

410056, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Вольская, 1

Beskova Tatiana Viktorovna

PhD in Pedagogy

professor of the Department of Legal Psychology, Forensic Enquiry and Pedagogics at Saratov State Law Academy

410056, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Vol'skaya, 1

tatbeskova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8701.2019.4.30439

Дата направления статьи в редакцию:

03-08-2019


Дата публикации:

16-09-2019


Аннотация.

Предметом исследования является зависть как социально-психологическое отношение личности, сопровождающееся комплексом негативных эмоций, осознанием своего более низкого положения, желанием прямо или косвенно нивелировать выявленное превосходство, которое реализуется в последовательном социальном поведении. Негативные последствия зависти проявляются на интраиндивидном, межличностном, ингрупповом и межгрупповом уровнях, что актуализирует поиск многоуровневых механизмов ее регуляции (социальных, социально-психологических и психологических). В данном исследовании внимание сосредоточено на оценке духовных механизмах в регуляции зависти, а именно на влиянии различных компонентов религиозности человека на уровень и интенсивность ее переживания. Основным методом исследования выступил метод психологического тестирования. Был использован ряд психодиагностических методик: «Методика исследования завистливости личности» (Т.В. Бескова); опросник «Проявления зависти и ее самооценка» (Т.В. Бескова); вопросы для оценки религиозности (из опросника «Влияние социального капитала на экономические представления» (А.Н. Татарко, Н.М. Лебедева)); «Шкала персональной религиозности» (Р. Яворски). В исследовании принимали участие 145 человек, относящих себя к православной культуре, но имеющих разный уровень и валентность православной религиозности. Впервые осуществлено эмпирическое исследование влияния различных компонентов религиозности человека на переживание им зависти. Показано, что на снижение уровня зависти существенное влияние оказывает валентность религиозности, а не декларируемый респондентами ее уровень, а также такой компонент персональной религиозности как «религиозные практики, характеризующий ее поведенческий компонент. Влияние иных параметров и компонентов религиозности на зависть имеет либо несущественный характер, либо отсутствует.

Ключевые слова: зависть, зависть-неприязнь, зависть-уныние, предметы зависти, механизмы регуляции, религиозность, уровень, валентность, компоненты религиозности, влияние

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научно-исследовательского проекта «Социально-психологическая структура, детерминанты и механизмы регуляции зависти», проект № 18-013-00134 А

Abstract.

The subject of the research is envy as a socio-psychological attitude of a person accompanied with a number of negative emotions, realisation that someone's position is worse than that of others, desire to directly or indirectly to level out that superiority which is realized in certain continuous social behavior. Negative consequences of envy show off at intra-individual, inter-personal, intergroup and intragroup levels. This actualizes the search for multilevel mechanisms of regulation of envy (social, socio-psychological and psychological). In her research Beskova focuses on the evaluation of spiritual mechanisms in the process of regulation of envy, in particular, the influence of different components of religiosity on the level and intensity of envy. The main research method is the method of psychological testing. The author has used a combination of tests, in particular, Personal Envy Inventory offered by T. V. Beskova, Envy and Self-Evaluation of Envy Questionnaire (T. V. Beskova), questions to assess religiosity (from the inventory 'Influence of Social Capital on Economic Consequences' (A. N. Tatarko, N. M. Lebedeva), and Personal Religiosity Scale (R. Yavorsky). The research involved 145 respondents who believed themselves to be Orthodox but demonstrated different level and valency of Orthodox religiosity. For the first time in the academic literature the author has carried out empirical research of the influence of different elements of religiosity on his or her feeling of envy. The results of the research demonstrate that religious valency has a significant influence on the level of envy (opposed to the level of religiosity declared by an individual) and so does a special element of personal religiosity called 'religious practices as behavioral component of religiosity. The influence of other parameters and elements of religiosity on envy is either insignificant or null. 

Keywords:

components of religiosity, valency, level, religiosity, regulatory mechanisms, objects of envy, envy-despondency, envy-hostility, envy, influence

Зависть, независимо от исторического этапа развития общества и его формации, неизбежно присутствует в отношениях между людьми, нанося определенный вред, как объекту зависти, так и самому ее субъекту. Эффекты зависти весьма разнообразны и могут проявляться на разных уровнях: межличностном (нарушение общения [10] и асоциальное поведение [11]); интраиндивидном (личностные деструкции и психосоматические нарушения [9]); ингрупповом (моббинг [6, с. 76]) и межгрупповом (способы групповой компенсации неблагоприятного исхода социального сравнения ингруппы с аутгруппой схожи со способами, используемыми на межличностном уровне субъектами зависти). Иначе говоря, зависть вне зависимости от ее уровня проявления может детерминировать нарушения коммуникации между субъектами отношений, конфликты и другие негативные явления, что обуславливает значимость поиска механизмов ее регуляции.

Полагаем, что механизмы регуляции зависти также образуют разноуровневую систему: от социальных (представляющих собой способы преобразования тех общественных условий, которые в наибольшей степени способствуют формированию зависти) до психологических и социально-психологических (психологической защиты, копинг-стратегий, ценностных и духовных механизмов). Анализ литературы по теме исследования дает нам основание говорить о фрагментарности разработки проблемы регуляции зависти в психологической науке и сосредоточенности вокруг обсуждения психологических защит субъекта зависти. Однако большинство механизмов психологической защиты работают на подсознательном уровне, ограждая человека «от осознания негативных духовно-нравственных свойств и состояний» [8, с. 13], и приводя «к нарушениям его духовно-психологического и психофизического здоровья» [8, с. 13].

Первым же шагом на пути к регуляции зависти, по мнению Н. В. Дмитриевой [5, с. 241], должно быть ее осознание человеком, признание ее присутствия у себя, что полностью согласуется с христианской традицией преодоления грехов . Этот сложный путь последовательно включает в себя осознание, раскаяние, покаяние и искупление. Согласно христианскому религиозному мировоззрению, зависть включена в список семи смертных грехов, которые верующий человек должен всячески искоренять в себе («если в наше сердце закрадывается зависть, нужно бороться с ней всеми силами» [7]). Отметим, что под грехом (с греч. – промах, минование цели) в религиозной этики понимается «всякое отступление от заповедей Божьих и нарушение закона Божия делом, словом, помышлением» [8, с. 28].

Итак, целью настоящего исследования является оценка эффективности духовных механизмов регуляции зависти посредством выявления характера влияния различных компонентов религиозности на ее переживание человеком.

В качестве диагностического инструментария использовались следующие методики:

1) «Методика исследования завистливости личности» (Т.В. Бескова) [1], диагностирующая выраженность у человека зависти-неприязни и зависти-уныния, отличающихся между собой как в эмоциональном, так и поведенческом плане;

2) опросник «Проявления зависти и ее самооценка» (Т.В. Бескова) [3, с. 310-311], измеряющий уровень зависти к различным предметным сферам;

3) вопросы для оценки религиозности (из опросника «Влияние социального капитала на экономические представления» (А.Н. Татарко, Н.М. Лебедева)) [12], посредством которых измеряется уровень и валентность (степень позитивности) религиозности;

4) «Шкала персональной религиозности» (Р. Яворски), включающая в себя четыре измерения: вера, моральность, религиозные практики и религиозное «Я» [13].

В исследовании принимали участие 145 человек, из которых 44,8% мужчин и 55,2% женщин в возрасте от 18 до 53 лет (Mx=29,6, Mo=25, Md=22). Все респонденты относят себя к православной культуре, при этом имеют разный уровень и валентность православной религиозности.

На первом этапе эмпирического исследования был осуществлен анализ распределения респондентов по уровню и валентности их религиозности. Анализ данных показал следующее (табл. 1).

Таблица 1

Уровень религиозности (%)

Валентность религиозности (%)

Атеист

11

Неприязнь

8

Безразличен к религии

12,4

Безразличие

44

Допускаю существование высших сил

38,6

Уважение

68

Верующий человек

33,1

Радость, любовь

22

Верую и соблюдаю обряды

4,9

Большое счастье

3

Сравнивая результаты уровня и валентности религиозности, представляется возможным констатировать, что в их распределениях такие меры центральной тенденции как мода и медиана одинаковы (Mo=3, Md=3), однако средние величины отличаются между собой на уровне статистической значимости (t=2,172, р<0,01). Еще более серьезные различия наблюдаются между их асимметриями и эксцессами.Если распределение валентности религиозности близко к нормальному распределению (асимметрия (0,039) и эксцесс (0,076) меньше своих стандартных ошибок), то распределение уровня религиозности имеет существенные различия с распределением Гаусса (As=-0,27, Ex=-0,52). В последнем случае мы имеем дело с правосторонней асимметрией и плосковершинным эксцессом, что свидетельствует о преобладании в выборке более высоких значений уровня религиозности, а также о более низкой встречаемости средних значений, нежели при нормальном распределении.

Таким образом, в распределении значений по уровню религиозности испытуемых существует значительный сдвиг в область более высоких значений, тогда как в распределении уровня валентности (степени позитивности религиозной идентичности) подобных сдвигов не наблюдается. Возможно, это связано с тем, что второй вопрос анкеты («с каким чувством у вас ассоциируется ваша религия?») приводит респондентов к более глубокой рефлексии собственной религиозности, чем первый («как вы оцениваете уровень своей религиозности?»).

На втором этапе исследования нами анализировалась взаимосвязь различных компонентов религиозности респондентов с уровнем их зависти и ее видами (табл. 2).

Таблица 2

Взаимосвязь составляющих религиозности с завистью

Религиозность

Зависть

Религиозность

Шкала персональной религиозности

Уровень

Валент-ность

Вера

Мораль

Религиоз. практики

Религиоз. «Я»

Зависть-неприязнь

-0,060

-0,182*

0,059

0,144

0,007

0,075

Зависть-уныние

-0,077

-0,201*

-0,025

-0,031

-0,195*

-0,033

Интегр. показатель зависти

-0,073

-0,205*

0,015

0,054

-0,110

0,018

Примечание: * – уровень значимости 0,05.

Таким образом, если уровень религиозности , определяемый у себя респондентами, не имеет связей с завистью, то валентность их религиозности , напротив, отрицательно коррелирует как с интегративным показателем зависти, так и с двумя ее разновидностями (завистью-неприязнью и завистью-унынием). Иначе говоря, простое отнесение человека себя к различным группам по критерию его отношения к православной религии (от убежденного атеизма до верования с соблюдением религиозных обрядов), никаким образом не влияет на уровень его зависти к превосходящим в чем-либо другим. В тоже время глубокая рефлексия своих религиозных чувств (в диапазоне от неприязни к религии до большого счастья от принадлежности к ней) статистически значимо влияет на переживание субъектом зависти. Чем больше человек чувствует радость, любовь и счастье от своей принадлежности к религии и соприкосновения с Богом, тем меньшую зависть к другим он испытывает. Причем это касается как зависти-неприязни, со свойственными ей негативными эмоциями (раздражение, злость, негодование) и активными поведенческими действиями, направленными на Другого, так и зависти-уныния, направленной, в первую очередь, на «поедание» самого себя и переживание отчаяния, подавленности, уныния и разочарования. Можно предположить, что при отнесении себя к той или иной группе (по критерию своего отношения к религии) человек не всегда разделяет свою принадлежность к православной культуре или же собственно к православной религии, тогда как при рефлексии своих религиозных чувств присутствует более точное понимание своего отношения и принадлежности к православию.

Что же касается корреляций зависти со шкалами методики персональной религиозности (Р. Яворски), то здесь также наблюдаются не столь однозначные результаты. Лишь один из компонентов персональной религиозности («религиозные практики») обратно коррелирует с одним из видов зависти, а именно с завистью-унынием. То есть, на первый план в данном случае выходит поведенческий компонент религиозности, касающийся не только и не столько религиозных убеждений и чувств, а сколько ее поведенческих проявлений (посещение церкви, молитвы, совершенствование религиозных знаний). Говоря другими словами, именно воцерковленный человека «защищен» от зависти-уныния, от переживания досады, обиды, грусти и уныния в связи с успехами Другого. Однако отсутствие других взаимосвязей компонентов персональной религиозности с завистью порождает множество вопросов, ответы на которые найти не так просто. Предположим, что при отсутствии поведенческого компонента религиозности, воцерковленности человека, его вера имеет несколько поверхностный характер и не защищает его от такого греха как зависть. Вероятно, именно осуществление религиозных практик и характеризует человека как истинно верующего, старающегося соблюдать все основные христианские заповеди, одна из которых гласит: «Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что есть у ближнего твоего» [4, с. 195-196]. Краткая формулировка этой заповеди – «не завидуй».

Третий этап эмпирического исследования был посвящен выявлению взаимосвязей разных составляющих религиозности с завистью к различным предметным сферам. Изначально нами сопоставлялись результаты взаимосвязей уровня и валентности религиозности с предметной завистью.

Как уровень, так и валентность религиозности оказывают значительное влияние на снижение зависти к материальному достатку Другого (r=-0,186, р<0,05; r=-0,261, р<0,01), его профессиональным и учебным успехам (r=-0,209, р<0,05; r=-0,214, р<0,05), интеллекту и способностям человека (r=-0,245, р<0,01; r=-0,226, р<0,01), а также его положительным личностным характеристикам (r=-0,196, р<0,05; r=-0,169, р<0,05). Но влияние положительной валентности религиозности, в отличии от ее уровня, оказывает дополнительное влияние на нейтрализацию зависти к разного рода социальным успехам Другого. Чем более позитивные чувства к религии испытывает человек, тем в меньшей степени у него проявляется зависть к карьере другого человека (r=-0,220, р<0,01), его социальному статусу (r=-0,216, р<0,05), его популярности и похвале значимым человеком (r=-0,178, р<0,05), а также к его возможностям путешествовать (r=-0,266, р<0,01). Таким образом, в очередной раз мы удостоверяемся, что валентность религиозности, оказывает более существенное влияние на искоренение такого христианского греха как зависть, чем декларируемый самими респондентами уровень их религиозности.

Анализируя взаимосвязи предметной зависти с персональной религиозностью , отметим, что из четырех только два ее компонента имеют отрицательные корреляции с завистью к отдельным предметным сферам – «религиозные практики» и «религиозное “Я”». Чем выше показатели по данным шкалам, тем меньше зависть к карьерным достижениям Другого (r=-0,224, р<0,01; r=-0,276, р<0,001), к социальном статусу человека (r=-0,206, р<0,01; r=-0,240, р<0,01), к его возможностям путешествовать и полноценно проводить свой досуг (r=-0,237, р<0,01; r=-0,167, р<0,05). Что же касается таких компонентов персональной религиозности, как «вера» и «мораль», то в этом случае мы наблюдаем полное отсутствие каких-либо связей с предметной завистью.

Можно сказать, что для нейтрализации зависти к социальным успехам Другого, оказывается недостаточно простого доверия к Богу, веры в его милосердие, готовности согласовывать личный жизненный план с Божьим планом. Борьба с грехом зависти становится эффективной, если верующий человек ощущает гордость и удовлетворение от своей принадлежности к христианству, чувство идентификации с Богом, а также придает большое значение исполнению религиозных практик (регулярно посещает церковь, молится за других, пополняет свои религиозные знания, находит радость в размышлениях на религиозные темы).

По результатам настоящего эмпирического исследования представляется возможным сформулировать ряд выводов.

Уровень и валентность религиозности , являясь ее измерениями, имеют различное распределение в выборке и по-разному влияют на интенсивность зависти. Серьезный сдвиг распределения уровня религиозности в область высоких значений, и, напротив, близость распределения валентности (степени позитивности религиозной идентичности) к нормальному распределению, позволяют предположить, что именно второй показатель, является параметрическим и более точно измеряет религиозность человека, подводя его к глубокой рефлексии своего отношения к религии и Богу. Именно валентность, а не уровень религиозности оказывает решающее влияние на снижение интенсивности зависти, будь то зависть-неприязнь, характеризующаяся агрессивными эмоциями и действиями, направленными на более успешного Другого, или же зависть-уныние, разрушительное действие которой направлено на самого субъекта зависти. Подобная закономерность наблюдается и в отношении предметной зависти: валентность, помимо общих с уровнем религиозности влияний на зависть к отдельным сферам (материальному достатку, профессиональным успехам, интеллекту и личностным качествам), нейтрализует зависть к различного рода социальным успехам человека.

Не все компоненты персональной религиозности оказывают значимое влияние на нейтрализацию зависти. Так снижение зависти-уныния, включающей в себя ряд негативных эмоций, направленных на самого субъекта зависти («подавленность, отчаяние, разочарованность, уныние, пессимизм, ощущение себя несчастливым человеком, у которого отсутствуют надежды и силы на изменение ситуации» [2, с. 93]), происходит не просто у верующего, а только у воцерковленного человека, придающего большое значение религиозным практикам. Иначе говоря, для искоренения зависти-уныния не достаточно наличия у человека религиозных чувств (аффективный компонент) и убеждений (когнитивный компонент). На первый план здесь выходит поведенческий компонент религиозности, характеризующий, по-видимому, истинно верующего человека. Этот же компонент религиозности совместно с компонентом «религиозное “Я”», отражающим глубокую религиозную самоидентификацию человека, способствует снижению зависти к успехам Другого в социальной сфере (карьерным, статусным, досуговым).

Таким образом, на снижение уровня зависти решающее влияние оказывает валентность религиозности и такой компонент персональной религиозности как «религиозные практики». Воздействие же других параметров и компонентов религиозности на зависть носит либо несущественный характер, либо вовсе отсутствует. На наш взгляд, результаты данного исследования расширяют как научные знания по детерминантному комплексу зависти, так и по познанию разноуровневых механизмов ее регуляции.

Библиография
1.
Бескова Т. В. Методика исследования завистливости личности // Вопросы психологии. № 2. 2012. С. 127-141.
2.
Бескова Т. В. Содержание аффективного компонента зависти // Общество: социология, психология, педагогика. № 10 (54). 2018. С. 89-94.
3.
Бескова Т. В. Социально-психологическая структура и детерминанты зависти. Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 2013. 324 с.
4.
Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. Книга Второзаконие. Глава 5 (21) Минск. 1992. 935 с.
5.
Дмитриева Н. В. Зависть и связанные с ней виды психологических защит // Философия образования. 2009. № 2 (27). С. 234-242.
6.
Дружилов С. А. Моббинг на кафедре вуза в условиях реформирования высшего профессионального образования // Мир науки, культуры, образования. 2011. № 3 (28). С. 74-78.
7.
Игумен Иларион (Алфеев). О зависти // Вы – свет мира. Беседы о христианской жизни. М., 2001. [электронный ресурс]. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ilarion_Alfeev/vy-svet-mira/1_9 (дата обращения: 2.07.2019).
8.
Котенева А. В. Психологическая защита с позиций христианской антропологии: Автореф. дис. … д. психол. наук. М., 2010. 54 с.
9.
Котова И. Б. Зависть как личностный феномен // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов, 25-28 июня 2003 г. в 8-ми томах. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. С. 424-426.
10.
Лабунская В. А. Субъект зависти как субъект затрудненного общения // Северо-Кавказский психологический вестник. 2004. № 2. С. 138-143.
11.
Муздыбаев К. Завистливость личности // Психологический журнал. 2002. Т. 23. № 6. С. 38-50.
12.
Татарко А. Н., Котова М. В., Агадуллина Е. Р., Ефремова М. В. Методика исследования культуры и моделей экономического поведения // Ценности культуры и модели экономического поведения: Научная монография / Под ред. Н. М. Лебедевой, А. Н. Татарко. М.: Издательство «Спутник+», 2011. С. 34-150.
13.
Jaworski R. Psychologiczne badania religijności personalnej // «Zeszyty Naukowe KUL». 1998. №. 41. Р. 80-82.
References (transliterated)
1.
Beskova T. V. Metodika issledovaniya zavistlivosti lichnosti // Voprosy psikhologii. № 2. 2012. S. 127-141.
2.
Beskova T. V. Soderzhanie affektivnogo komponenta zavisti // Obshchestvo: sotsiologiya, psikhologiya, pedagogika. № 10 (54). 2018. S. 89-94.
3.
Beskova T. V. Sotsial'no-psikhologicheskaya struktura i determinanty zavisti. Saratov: Izd-vo Sarat. Un-ta, 2013. 324 s.
4.
Bibliya. Knigi svyashchennogo pisaniya Vetkhogo i Novogo zaveta. Kniga Vtorozakonie. Glava 5 (21) Minsk. 1992. 935 s.
5.
Dmitrieva N. V. Zavist' i svyazannye s nei vidy psikhologicheskikh zashchit // Filosofiya obrazovaniya. 2009. № 2 (27). S. 234-242.
6.
Druzhilov S. A. Mobbing na kafedre vuza v usloviyakh reformirovaniya vysshego professional'nogo obrazovaniya // Mir nauki, kul'tury, obrazovaniya. 2011. № 3 (28). S. 74-78.
7.
Igumen Ilarion (Alfeev). O zavisti // Vy – svet mira. Besedy o khristianskoi zhizni. M., 2001. [elektronnyi resurs]. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ilarion_Alfeev/vy-svet-mira/1_9 (data obrashcheniya: 2.07.2019).
8.
Koteneva A. V. Psikhologicheskaya zashchita s pozitsii khristianskoi antropologii: Avtoref. dis. … d. psikhol. nauk. M., 2010. 54 s.
9.
Kotova I. B. Zavist' kak lichnostnyi fenomen // Ezhegodnik Rossiiskogo psikhologicheskogo obshchestva: Materialy 3-go Vserossiiskogo s''ezda psikhologov, 25-28 iyunya 2003 g. v 8-mi tomakh. SPb.: Izd-vo S.-Peterb. un-ta, 2003. S. 424-426.
10.
Labunskaya V. A. Sub''ekt zavisti kak sub''ekt zatrudnennogo obshcheniya // Severo-Kavkazskii psikhologicheskii vestnik. 2004. № 2. S. 138-143.
11.
Muzdybaev K. Zavistlivost' lichnosti // Psikhologicheskii zhurnal. 2002. T. 23. № 6. S. 38-50.
12.
Tatarko A. N., Kotova M. V., Agadullina E. R., Efremova M. V. Metodika issledovaniya kul'tury i modelei ekonomicheskogo povedeniya // Tsennosti kul'tury i modeli ekonomicheskogo povedeniya: Nauchnaya monografiya / Pod red. N. M. Lebedevoi, A. N. Tatarko. M.: Izdatel'stvo «Sputnik+», 2011. S. 34-150.
13.
Jaworski R. Psychologiczne badania religijności personalnej // «Zeszyty Naukowe KUL». 1998. №. 41. R. 80-82.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью «Влияние религиозности человека на интенсивность переживания им зависти» Предмет исследования – оценка эффективности духовных механизмов регуляции зависти посредством выявления характера влияния различных компонентов религиозности на ее переживание человеком Методология исследования соответствует традиционному подходу к психологическим исследованиям. Обширно и уместно применён метод обзора и анализа литературных данных и исследований по близкой тематике. Так, автор обобщает работы 13 авторов, анализируя представленные в них эффекты зависти, механизмы регуляции зависти и пр. В качестве психодиагностического блока использован пакет общеизвестных валидных и надежных методик: А) для исследования зависти - «Методика исследования завистливости личности» (Т.В. Бескова), опросник «Проявления зависти и ее самооценка» (Т.В. Бескова), Б) для оценки религиозности - «Шкала персональной религиозности» Р. Яворски. Уровень и степень позитивности в религиозности были оценены с помощью части вопросов из опросника А.Н. Татарко, Н.М. Лебедева «Влияние социального капитала на экономические представления». Для статистического анализа данных применены методы оценки средних значений – среднее арифметическое, мода и медиана, а также корреляционный анализ. 145 испытуемых составили вполне репрезентативную выборку, т.к. были отобраны по критериям пола и возраста, а также являются представителями православной культуры, но имеют разный уровень религиозности. Актуальность работы обоснована необходимостью изучения психологического содержания феноменов веры и зависти. Особенно важно это применительно к новым условиям социализации личности. Новизна исследования не прослеживается. Стиль, структура, содержание. Статья достаточно четко структурирована. В ней выделена вводная часть, основная и заключительная части. Во вводной части автор раскрывает актуальность темы, в ней охарактеризованы научные основания исследования, представлены подходы, которых придерживается автор в исследовании. В основной части автор подробно описывает организацию и методы исследования. В эмпирической части работы исследования выраженность у человека зависти-неприязни и зависти-уныния (на уровне эмоций и на уровне поведения), уровень зависти к различным предметным сферам, а также четыре измерения религиозности: вера, моральность, религиозные практики и религиозное «Я». Данные сопровождены таблицами. Но следует отметить, что работы выглядела бы более аргументированной, если бы данные про связь показателей (на основе корреляционного анализа) были представлены не в описательном виде, а в формате таблиц и рисунков. Объемы эмпирических значений, полученных в ходе исследования существенно шире, чем тот материал, который автор отразил в работе. Это не умаляет ценности представленного исследования, но позволило бы автору более достойно и широко продемонстрировать полученные результаты. В заключительной части автор делает короткие, но содержательные и стройные выводы о результатах исследования. Например, ценной является информация о том, что применение религиозных практик существенно и статистически достоверно снижает уровень зависти личности. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к научным статьям. По тексту статьи сделаны ссылки на библиографию. По ходу текста основные положения сопровождаются графическими и наглядными материалами. Стиль работы соответствует требованиям научности. Библиография специализированная, подбор литературных источников является обоснованным. Список литературы содержит 13 источников на русском и английском языке, среди них в основном статьи из журналов и монографии. Следует отметить, что список литературы оформлен без ошибок, в соответствии с требованиями ГОСТа. Апелляция к оппонентам: основные положения работы отражают содержание заявленной темы исследования. Статья рекомендована к публикации, несмотря на незначительные замечания. Выводы, интерес читательской аудитории: Тема весьма актуальна, имеет ценность для психологов, консультантов в области психологии и личностной идентичности. Рекомендуется подготовить вторую часть статьи, т.к. эмпирический материал, полученный автором, существенно шире отражённого в данной публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"