Статья 'О проактивном совладающем поведении' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

О проактивном совладающем поведении

Ерзин Александр Игоревич

кандидат психологических наук

доцент, кафедра клинической психологии и психотерапии, Оренбургский государственный медицинский университет

460000, Россия, г. Оренбург, ул. Советская, 6

Erzin Alexander Igorevich

PhD in Psychology

Docent, the department of Clinical Psychology and Psychotherapy, Orenburg State Medical University

460000, Russia, g. Orenburg, ul. Sovetskaya, 6

alexerzini@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0425.2013.1.274

Дата направления статьи в редакцию:

29-10-2018


Дата публикации:

1-1.2-2013


Аннотация.

В статье рассмотрены теоретико-методологические основания феномена проактивного копинг-поведения. По мнению автора, в современной психологической науке больший акцент в исследованиях данной области делается на изучение традиционных копинг-стратегий, являющихся реактивными (адаптивными), то есть направленными на совладание с актуальными стрессовыми событиями. В то же время в отечественной психологии недостаточно данных о функционировании и роли в адаптации другого типа совладающего поведения – проактивного копинга. В статье проведен сравнительный анализ основных типов копинг-стратегий. Проанализированы функции и ключевые компоненты проактивного совладающего поведения. Представлена модель проактивного копинга. Автор полагает, что одной из тенденций развития современной отечественной психологической науки в ближайшее десятилетние станет именно исследование личностных ресурсов проактивного совладающего поведения.

Ключевые слова: проактивность, проактивное поведение, совладающее поведение, проактивный копинг

УДК:

159.943.8

Abstract.

The article is devoted to theoretical and methodological grounds of the phenomenon of proactive coping behavior. According to the author, modern psychological researches are mostly focused on studying traditional coping strategies representing reactive (adaptive) behavior aimed at coping with actual stressful events. At the same time  Russian psychology doesn't have enough data concerning functioning and the role of other coping behavior, proactive coping, in the process of adaptation.The author of the article carries out a comparative analysis of the main types of coping strategies. Functions and key components of proactive coping behavior are analysed. The model of proactive coping is presented. The author believes that research of personal resources of proactive coping behavior will become one of development tendencies in the modern Russian psychology during the next decade.

Keywords:

coping behavior, proactive behavior, proactivity, proactive coping

Реактивные и проактивные копинг-стратегии

Теме совладания со стрессовыми ситуациями посвящено множество работ как в отечественной [1-4], так и в зарубежной [6-7, 11-15] психологии и психиатрии. Большинство исследователей фокусируют свое внимание на проблеме копинг-стратегий, а также способов, с помощью которых они способны смягчить тяжесть стрессовых воздействий на личность и поддерживать качество жизни человека на достаточно высоком уровне. Ранее копинг понимался исключительно как феномен «реактивности» (в данном случае понимается пассивная адаптация индивида к стрессовым условиям); стратегии совладания, согласно такому представлению, используются уже после того, как человек пережил стресс. В последнее десятилетие феномен копинга трактуется как нечто существующее и развивающее задолго до наступления стрессового события. Все чаще стратегии совладания рассматриваются с точки зрения позитивного влияния на многие сферы жизни индивида. Идея о том, что копинг оказывает позитивное воздействие на личность, связывается с подчеркнутой ролью позитивного убеждения человека в поддержании и сохранении собственного телесного и психического здоровья (Taylor, Kemeny, Reed, Bower, и Gruenewald, 2000). Проактивное копинг-поведение, таким образом, содержит в себе позитивный смысл борьбы со стрессовой ситуацией. Тема проактивного совладания фокусируется, прежде всего, на улучшении качества жизни, тем самым отвечая на запросы позитивной психологии (Seligman и Csikszentmihalyi, 2000).

Есть несколько причин полагать, что позитивные представления личности оказывают существенное влияние на благополучие и здоровье человека. К примеру, такие представления, как уверенность в будущем и активное стремление к развитию, определенно, служат психологическими факторами хорошего физического состояния. Люди, обладающие самоуважением и убеждением в собственной способности контролировать свою судьбу, нередко объективно выглядят более здоровыми [9]. Положительные эмоциональные состояния индивида зачастую тесно связаны с благополучными межличностными отношениями. Уверенные в себе и оптимистичные люди нередко имеют бо льшую социальную поддержку со стороны окружающих, они лучше мобилизуются в стрессовых ситуациях [14]. Кроме того, лица с достаточно развитыми личностными ресурсами, включая ощущение субъективного контроля, высокую самооценку и оптимизм, более вероятно будут использовать именно проактивные копинги, позволяющие максимально снизить психологические потери в результате стресса [5].

Проактивное копинг-поведение представляет собой многоплановую стратегию совладания опережающего характера. Проактивный копинг объединяет в себе внутриличностные процессы регуляции собственной жизни человека, а также саморегулируемое достижение цели.

Необходимо отметить, что в традиционном понимании копинг-стратегии рассматриваются как реактивные копинги, поскольку они применимы лишь к тем стрессовым события, которые уже произошли; их целью всегда является компенсация потерь или вреда. Проактивные копинг-стратегии более ориентированы на будущее.

Другим отличием реактивного копинга от проактивного является то, что первый направлен на управление риском, в то время как второй – на процесс целеполагания (Schwarzer, 1999). С проактивным копинг-поведением личность обладает способностью предвидеть, спрогнозировать ту или иную ситуацию. Такие люди видят риск, предполагаемые потери и благоприятные возможности в будущем, но они не расценивают их как угрозу, вред или тяжелую потерю. Вернее сказать, они воспринимают любые трудности повседневной жизни как возможности побудительного характера. Проактивное поведение – это, в первую очередь, целевое управление, а не меры по снижению риска.

Мотивация проактивного совладающего поведения имеет более позитивную окраску, чем традиционный копинг, поскольку такое поведение основано на понимании происходящих событий как побуждающих и стимулирующих, в то время как реактивный копинг базируется на оценке риска, то есть внешние последствия всегда оцениваются негативно - как угроза.

Функции (типы) стратегий совладания

Результаты исследований подтверждают мультифункциональность копинг-стратегий (Greengass, 2002). Ранее концептуальная модель копинг-поведения концентрировала свое внимание на эффективности копингов в процессе снижения уровня дистресса, нередко не учитывая наличие других функций, выполняемых стратегиями совладания. Согласно Шварцеру (Schwarzer, 2000), подобные поведенческие стратегии должны рассматриваться в четырех аспектах и, соответственно, выполнять четыре функции.

Реактивный копинг часто определяется как усилия личности, направленные на противодействие стрессовым раздражителям, которые уже воздействуют на человека. В случае, когда стрессовые события уже наступили, реактивные копинг-стратегии направляются либо на компенсацию психофизиологических потерь, либо на смягчение вреда травмирующего события. Этот тип копинг-поведения зачастую и становится предметом современных исследований.

Предупреждающее копинг-поведение – это личностные ресурсы, направленные на надвигающуюся угрозу. Индивид сталкивается с кризисным событием, которое определенно должно наступить в ближайшем будущем. В данном случае, существует риск того, что ожидаемое событие впоследствии нанесет ущерб здоровью, и человек стремится управлять этим кажущимся риском. Ситуация расценивается индивидом как неизбежная предстоящая угроза. Функция копинга в данном случае заключается в разрешении актуальных проблем с помощью возрастающих усилий, получения помощи от близких людей или иных ресурсов. Данный тип копинг-поведения участвует в решении вопроса о том, предупреждать угрозу или бороться с ней.

Под профилактическим копингом понимаются меры по созданию общих резистивных ресурсов, редуцирующих тяжесть стрессовых последствий, которые должны произойти, а также уменьшающих вероятность наступления стрессовых ситуаций. При профилактическом копинге люди сталкиваются с кризисными событиями, которые в равной степени могут как произойти, так и не произойти в отдаленном будущем. Такой тип копинг-поведения предусматривает управление риском, но в этом случае риск явно не выражен.

Проактивное совладающее поведение включает меры по созданию общих ресурсов, которые способствуют достижению поставленных целей, а также направлены на личностный рост. Ресурсы личности включают копинг-стратегии, личностные черты (такие, как уверенность в собственных силах), а также социальную поддержку. Перечисленные ресурсные состояния человека позволяют ему более эффективно справляться со стрессовыми ситуациями. Представления об этих ресурсах были заложены Hobfoll в его Теории сохранения ресурсов (ТСР) [10]. Hobfoll полагал, что люди трудятся, чтобы накапливать ресурсы, которых у них не было ранее, поддерживать те ресурсы, которые был добыты, защищать те, что находятся под угрозой, а также воспитывать и развивать новые ресурсы в себе, чтобы они более эффективно использовались [10]. Согласно этой теории, стресс может интерпретироваться либо как обстоятельства, которые представляют угрозу для существующих ресурсов личности, либо актуальную ресурсную утрату, требующую мобилизации индивида.

Лица, использующие преимущественно проактивные копинги, применяют более конструктивные способы действий и создают возможности для собственного роста. Превентивный (предупреждающий) и проактивный копинги частично проявляются в таких моделях и способах поведения, как повышение квалификации, накопление ресурсов и долговременное планирование [9]. Однако мотивация в данном случае может основываться как на оценке угрозы, так и на оценке возможностей. Именно эти два типа мотивации поведения служат отличительными особенностями предупреждающего и проактивного копинга. Уровень тревожности высок при первом типе копинг-стратегий и достаточно низок при втором (Schwarzer, 2000).

Когнитивные процессы, с помощью которых люди предупреждают стрессовые события, а также действуют заблаговременно, чтобы предотвратить их наступление, тем не менее, могут быть также проактивными. С целью противодействия, ликвидации, редукции или изменения неизбежных стрессовых ситуаций, проактивный копинг может устранять стресс задолго до его наступления. Навыки, связанные с подобным поведением, включают планирование, постановку задач и мысленное моделирование события [5].

В проактивном копинг-поведении следует выделить три основные особенности (согласно Greenglass, Schwarzer, Jakubiec, Fiksenbaum, Taubert, 1999a; Greenglass, Schwarzer, & Taubert 1999b):

1) проактивный копинг объединяет стратегии планирования и предупреждения с регуляцией достижения поставленных целей;

2) проактивный копинг объединяет регуляцию достижения целей с определением и использованием социальных ресурсов;

3) проактивный копинг использует эмоциональное совладание ради достижения поставленных целей.

Важной особенностью проактивного копинга является то, что при данном типе совладающего поведения зачастую используются ресурсы других. Сюда необходимо отнести информационные (инструментальные) и эмоциональные ресурсы, которые порождают другие люди.

Очевидно, каждый человек использует все четыре типа стратегий совладания, в то время как у отдельно взятого индвида существует собственный «арсенал» борьбы со стрессовыми ситуациями, в которых преобладает тот или иной тип копингов. Однако надо заметить, что именно проактивный копинг – это совладающее поведение, основанное на позитивной мотивации, направленное в будущее и использующее, прежде всего, ресурсы самой личности, а также окружения, что позволяет более эффективно справляться со стрессовыми ситуациями или вовсе нивелировать вероятность их наступления.

Социальная поддержка и процессы совладания

Так называемая социальная поддержка используется во взаимодействии с людьми, уже пережившими стресс. Поддержка социума - это важный ресурс, проистекающий из социальных связей (Cohen & Wills, 1985; Greenglass, 1993; Hobfoll, 1988). Социальная поддержка может служить как своеобразной защитой от стрессовых событий, так и непосредственно способствовать улучшению физического и психологического благополучия. Как показывают исследования, обнаружена обратная зависимость между наличием социальной поддержки и тяжелыми последствиями стресса [9]. Стресс действительно может воздействовать на некоторых людей негативно, но те лица, что активно пользуются социальной поддержкой, более стойки к неблагоприятным воздействиям стресса. Однако взгляд на защитный характер этого явления не лишен противоречий. В частности, Cohen и Wills (1985) доказывают, что защитное действие социальной поддержки может быть ограничено такими факторами, как внезапное изменение окружающих условий (в том числе, трансформации в сфере близкого окружения), а также специфичность индивидуального реагирования на стресс.

Поскольку социальная поддержка тесно взаимосвязана со здоровьем личности, необходимым оказывается исследование характера этой взаимосвязи. Согласно Bisconti и Bergeman (1999), исследование социальной поддержки позволит ученым прийти к пониманию тех процессов, которые обеспечивают положительное влияние социальной поддержки на благополучие и здоровье человека. В этой связи необходимым становится концептуальное разграничение между собственно социальной поддержкой (социальные связи) и управлением личностью этой поддержкой в качестве специфического реагирования в стрессовых ситуациях. Социальные связи представляют собой объективную основу социальной адаптации и интеграции индивида с обществом. Социальная интеграция связана как со структурой социальных сетей, так и с их фактическим объемом (количеством связей индивида с другими людьми). Как правило, хорошо адаптированные люди сознают возможность, а также необходимость использования этих связей в трудных, противоречивых ситуациях (Schwarzer, Dunkel-Schetter, & Kemeny, 1994; Schwarzer, Hahn, & Schröder, 1994).

Ниже представлена теоретическая модель проактивного совладающего поведения (рис. 1), которая включает в себя такие компоненты , как внутриличностные и внешние (социальная поддержка) факторы, собственно процесс проактивного совладания и результат, который может быть как положительным (удовлетворенность жизнью), так и отрицательным (в форме переживания депрессивного аффекта, физического и психического истощения, раздражительности и пр.).

Рис. 1. Модель проактивного совладающего поведения (согласно Greenglass E., 2002).

Заключение

Таким образом, проактивный копинг – это наиболее оптимальная и эффективная стратегия совладания с тяжелыми, неблагоприятными ситуациями. Главными особенностями проактивной копинг-стратегии являются: направленность в будущее, позитивная мотивация в форме восприятия личностью кризисных ситуаций как возможностей для роста, а также активное использование социальной поддержки (информационной и эмоциональной).

К сожалению, в отечественной психологии еще недостаточно эмпирических данных о функционировании данного феномена, например, при психической патологии или личностной зависимости. Подобная ситуация может объясняться разного рода причинами, в том числе не совсем понятной сосредоточенностью исследователей на традиционных (реактивных) копингах, которые в сравнении с неосознаваемыми механизмами психологических защит (МПЗ), безусловно, являются более эффективными. Тем не менее, в отношении к проактивными копинг-стратегиям реактивные значительно уступают свои позиции.

Можно утверждать, что в современной российской психологической науке уже намечаются предпосылки теоретического и экспериментального осмысления феномена проактивного совладающего поведения. В частности, эта проблема активно изучается Е.С.Старченковой и Н.Е.Водопьяновой [2-3]. Надо полагать, интерес к такому явлению, как проактивное совладающее поведение, в ближайшие годы будет возрастать, поскольку еще наблюдаются многие нерешенные проблемы (как указывалось выше, процесс функционирования проактивного копинга у психически больных). Подобная ситуация формирует фундамент для новых исследований и теоретико-методологического понимания основ проактивных копинг-стратегий.

Библиография
1.
Антохин Е.Ю., Будза В.Г., Байдавлетова Э.Т., Друзь В.Ф., Чалая Е.Б., Бомов П.О. Копинг-поведение у медсестёр психиатрической и соматической клиник // Научно-медицинский вестник Центрального Черноземья. - 2010. - № 39-1., С. 5-14.
2.
Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Субъективные репрезентации организационной культуры и динамика развития психологического стресса // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12: Психология. Социология. Педагогика. - 2008. - № 4., С. 356-363.
3.
Старченкова Е.С. Hесурсы проактивного совладающего поведения // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12: Психология. Социология. Педагогика. - 2012. - № 1. С. 51-61.
4.
Ялтонский В.М. Современные теоретические подходы к исследованию совладающего поведения [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 1. URL: http://medpsy.ru.
5.
Aspinwall, L.G., & Taylor, S.E. (1997). A stitch in time: Self-regulation and proactive coping. Psychological Bulletin, 121, 417-436.
6.
Brannon, Linda; Feist, Jess Health Psychology (7th ed.) (2009). Wadsworth Cengage Learning, p. 121, Taylor, S.E. (2006). Health Psychology, international edition. McGraw-Hill Education, pg. 193.
7.
Carver, C. S.; Connor-Smith, J. (2010). "Personality and coping." Annual Review of Psychology, 61, 679 - 704.
8.
Christensen A.J., ­ Benotch E.G., ­ Wiebe J.S., ­ Lawton W.J. ­ Coping with treatment-related stress: effects on patient adherence in hemodialysis. // J. Consult. Clin. Psychol, 1995, Vol.63. – P.45459.
9.
Greenglass, E. (2002). Chapter 3. Proactive coping. In E. Frydenberg (Ed.), Beyond coping: Meeting goals, vision, and challenges. London: Oxford University Press, (pp. 37-62).
10.
Hobfoll, S. E. (1988). The ecology of stress. Washington, DC: Hemisphere.
11.
Holahan C.J., Moos R.H., Schaefer J.A. Coping, stress-resistance and growth: Conceptualizing adaptive functioning. In M. Zeidner (Eds.) Handbook of coping. Theory, research, applications. N.Y.: Wiley, 1996: 24-43.
12.
Lazarus R.S. Psychological stress and the coping process. N.Y.: McGraw Hill, 1966.
13.
Schwarzer R, ­ Knoll N. ­ Positive coping: mastering demands and searching for meaning. In Comprehensive Handbook of Psychology, Vol. 9, ed. AM Nezu, CM Nezu, PA Geller. – New York: Wiley, 2003.
14.
Taylor, S. E., & Brown, J. D. (1994). Positive illusions and well being revisited: Separating fact from fiction. Psychological Bulletin, 116, 21-27.
15.
Washburn-Ormachea, Jill M.; Hillman, Stephen B.; Sawilowsky, Shlomo S. "Gender and gender-role orientation differences on adolescent's coping with peer stressors." Journal of Youth and Adolesence, 33(1), 31–40.
References (transliterated)
1.
Antokhin E.Yu., Budza V.G., Baidavletova E.T., Druz' V.F., Chalaya E.B., Bomov P.O. Koping-povedenie u medsester psikhiatricheskoi i somaticheskoi klinik // Nauchno-meditsinskii vestnik Tsentral'nogo Chernozem'ya. - 2010. - № 39-1., S. 5-14.
2.
Vodop'yanova N.E., Starchenkova E.S. Sub''ektivnye reprezentatsii organizatsionnoi kul'tury i dinamika razvitiya psikhologicheskogo stressa // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 12: Psikhologiya. Sotsiologiya. Pedagogika. - 2008. - № 4., S. 356-363.
3.
Starchenkova E.S. Hesursy proaktivnogo sovladayushchego povedeniya // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 12: Psikhologiya. Sotsiologiya. Pedagogika. - 2012. - № 1. S. 51-61.
4.
Yaltonskii V.M. Sovremennye teoreticheskie podkhody k issledovaniyu sovladayushchego povedeniya [Elektronnyi resurs] // Meditsinskaya psikhologiya v Rossii: elektron. nauch. zhurn. 2010. N 1. URL: http://medpsy.ru.
5.
Aspinwall, L.G., & Taylor, S.E. (1997). A stitch in time: Self-regulation and proactive coping. Psychological Bulletin, 121, 417-436.
6.
Brannon, Linda; Feist, Jess Health Psychology (7th ed.) (2009). Wadsworth Cengage Learning, p. 121, Taylor, S.E. (2006). Health Psychology, international edition. McGraw-Hill Education, pg. 193.
7.
Carver, C. S.; Connor-Smith, J. (2010). "Personality and coping." Annual Review of Psychology, 61, 679 - 704.
8.
Christensen A.J., ­ Benotch E.G., ­ Wiebe J.S., ­ Lawton W.J. ­ Coping with treatment-related stress: effects on patient adherence in hemodialysis. // J. Consult. Clin. Psychol, 1995, Vol.63. – P.45459.
9.
Greenglass, E. (2002). Chapter 3. Proactive coping. In E. Frydenberg (Ed.), Beyond coping: Meeting goals, vision, and challenges. London: Oxford University Press, (pp. 37-62).
10.
Hobfoll, S. E. (1988). The ecology of stress. Washington, DC: Hemisphere.
11.
Holahan C.J., Moos R.H., Schaefer J.A. Coping, stress-resistance and growth: Conceptualizing adaptive functioning. In M. Zeidner (Eds.) Handbook of coping. Theory, research, applications. N.Y.: Wiley, 1996: 24-43.
12.
Lazarus R.S. Psychological stress and the coping process. N.Y.: McGraw Hill, 1966.
13.
Schwarzer R, ­ Knoll N. ­ Positive coping: mastering demands and searching for meaning. In Comprehensive Handbook of Psychology, Vol. 9, ed. AM Nezu, CM Nezu, PA Geller. – New York: Wiley, 2003.
14.
Taylor, S. E., & Brown, J. D. (1994). Positive illusions and well being revisited: Separating fact from fiction. Psychological Bulletin, 116, 21-27.
15.
Washburn-Ormachea, Jill M.; Hillman, Stephen B.; Sawilowsky, Shlomo S. "Gender and gender-role orientation differences on adolescent's coping with peer stressors." Journal of Youth and Adolesence, 33(1), 31–40.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"