Статья 'О взаимосвязях коммуникативной компетентности и коммуникативной флексибильности с коммуникативной креативностью' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

О взаимосвязях коммуникативной компетентности и коммуникативной флексибильности с коммуникативной креативностью

Осипова Татьяна Юрьевна

кандидат психологических наук

доцент, Кузбасский региональный институт повышения квалификации и переподготовки работников образования

650065, Россия, Кемеровская область, г. Кемерово, пр. Ленина, 152 Б

Osipova Tat'yana Yur'evna

PhD in Psychology

associate professor of the Kuzbass Regional Institute of Advanced Training and Retraining of Educators

650065, Russia, Kemerovskaya Oblast' oblast', g. Kemerovo, ul. Pr. Lenina, 152 B, kv. 13

tgosip@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Костина Татьяна Михайловна

старший преподаватель, Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, Кемеровский институт (филиал)

650023, Россия, Кемеровская область, г. Кемерово, пр. Октябрьский, 46

Kostina Tat'yana Mikhailovna

senior lecturer at Kemerovo Institute, branch of Plekhanov Russian University of Economics

650023, Russia, Kemerovo Region, Kemerovo, Oktyabrsky's prospect 46, ap. 29

tgosip@mail.ru

DOI:

10.7256/2409-8701.2017.2.22598

Дата направления статьи в редакцию:

06-04-2017


Дата публикации:

27-04-2017


Аннотация.

Объектом исследования является коммуникативная креативность личности, предметом - влияние на уровень коммуникативной креативности коммуникативной компетентности и коммуникативной флексибильности. В статье проанализированы подходы как к изучению флексибильности, так и коммуникативной креативности, сформировавшиеся в отечественной психологии и педагогике.Большинство авторов указывают на то, что проявления креативности вообще и креативности в общении в частности не возможно без наличия компетентности и гибкости, но не приводят данных об их взаимосвязях и взаимозависимости. В ходе диагностического эксперимента были использованы следующие методики: опросник «Техника общения» (на основе шкалы «Техника общения» Н. Д. Твороговой, 1992) в вариантах самооценки и групповой оценки личности; полупроективная методика «Конфликтные ситуации» (на основе стимульного материала «Методики рисуночной фрустрации» С. Розенцвейга, 1944); «Томский опросник ригидности (ТОР): шкалы Актуальной ригидности (АР), Преморбидной ригидности (ПМР), Шкала реальности (ШР), и созданная на основе шкалы АР шкала Флексибильность в общении (ФО) Г. В. Залевского (1993г.) и авторская методика «Креативность в общении» в вариантах самооценки и групповой оценки личности. Особым вкладом авторов является выявление трех групп испытуемых по признаку выраженности коммуникативной креативности и их характеристика с учетом уровней флексибильности и коммуникативной компетентности. Полученные данные можно использовать при разработке программ по совершенствованию коммуникативной компетентности до уровня творческого решения сложных ситуаций, возникающих в процессе общения.

Ключевые слова: Креативность коммуникативная, Флексибильность коммуникативная, Компетентность коммуникативная, Ригидность, Мотивация в общении, Шаблоны поведения, Коммуникативное поведение, Креативность, Индивидуальный подход, Флексибильность

УДК:

159.9:316.77

Abstract.

The object of the research is the communicative creativity of personality and the subject of the research is the influence of communicative competence and communicative flexibility on the level of communicative creativity. The authors of the article analyze approaches to studying flexibility and communicative creativity that have been developed in Russian psychology and teaching. The majority of researchers point out that it is impossible to be creative in general and to be creative in communication in particular without being competent and flexible, however, nobody provides any data about the relation between these phenomena. In the course of a diagnostic experiment the authors have used the following methods: Communication Technique (based on the Communication Technique Scale by N. Tvorogova, 1992), semi-projective test 'Conflict Situations' (based on the Rosenzweig Picture-Frustration Test, 1944), Tomsk Rigidity Inventory (TRI), in particular, Actual Rigidity Scale, Premorbid Rigidity Scale, Reality Scale, and Communicative Flexibility Scale based on the Actual Ridigity Scale by G. Zalevsky (1993) as well as the authors' Communicative Creativity Method designated to evaluate communicative creativity and their description taking into account the levels of flexibility and communicative competence. Data obtained during the research can be used to develop programs aimed at improving communicative competence to the level of creative solution of difficult situations that may arise in the process of communication. 

Keywords:

flexibility, individual approach, creativity, communicative behavior, patterns of behavior, motivation in communication, communicative competence, rigidity, communicative flexibility, communicative creativity

О взаимосвязях коммуникативной компетентности и коммуникативной флексибильности с коммуникативной креативностью

Осипова Татьяна Юрьевна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра менеджмента, Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова,

Кемеровский институт (филиал); Российский государственный профессионально-педагогический

университет в г. Кемерово; кафедра управления, экономики и правового регулирования в образовании,

Кузбасский региональный институт повышения квалификации и переподготовки работников

Образования

tgosip@mail.ru

650065, Россия, Кемеровская область, г. Кемерово, ул. Пр. Ленина, 152 Б, кв. 13

Костина Татьяна Михайловна

старший преподаватель, кафедра менеджмента, Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова,

Кемеровский институт (филиал)

k-tm@mail.ru

650023, Россия, Кемеровская область, г. Кемерово, ул. Пр.Октябрьский, 46, кв. 29

Аннотация. Объектом исследования является коммуникативная креативность личности, предметом - влияние на уровень коммуникативной креативности коммуникативной компетентности и коммуникативной флексибильности. В статье проанализированы подходы как к изучению флексибильности, так и коммуникативной креативности, сформировавшиеся в отечественной психологии и педагогике. Большинство авторов указывают на то, что проявления креативности вообще и креативности в общении в частности не возможно без наличия компетентности и гибкости, но не приводят данных об их взаимосвязях и взаимозависимости. В ходе диагностического эксперимента были использованы следующие методики: опросник «Техника общения» (на основе шкалы «Техника общения» Н. Д. Твороговой, 1992) в вариантах самооценки и групповой оценки личности; полупроективная методика «Конфликтные ситуации» (на основе стимульного материала «Методики рисуночной фрустрации» С. Розенцвейга, 1944); «Томский опросник ригидности (ТОР): шкалы Актуальной ригидности (АР), Преморбидной ригидности (ПМР), Шкала реальности (ШР), и созданная на основе шкалы АР шкала Флексибильность в общении (ФО) Г. В. Залевского (1993г.) и авторская методика «Креативность в общении» в вариантах самооценки и групповой оценки личности. Особым вкладом авторов является выявление трех групп испытуемых по признаку выраженности коммуникативной креативности и их характеристика с учетом уровней флексибильности и коммуникативной компетентности. Полученные данные можно использовать при разработке программ по совершенствованию коммуникативной компетентности до уровня творческого решения сложных ситуаций, возникающих в процессе общения.

Ключевые слова: флексибильность, ригидность, коммуникативная флексибильность, креативность, коммуникативная креативность, коммуникативная компетентность, мотивация в общении, индивидуальный подход в общении, шаблоны поведения, коммуникативное поведение.

DOI: 10.7256/2409-8701.2016.3.19549

Введение

Наибольший вклад в изучение коммуникативной креативности внесён педагогической наукой (У. В. Кала, В. А. Кан-Калик, Н. А. Ложникова, А. В. Мудрик и др.). В психологии изучение длительное время ограничивалось в основном декларативно-описательным подходом и теоретическими заключениями. Поэтому до сих пор не достаточно четко определено содержание явления, слабо изучена связь с другими свойствами личности и аспектами (например, в мышлении, эмоциональной сфере), виды, уровни, особенности генезиса, практически отсутствуют надежные и валидные методы диагностики.

Рядом авторов (А. А. Бодалёв, У. В. Кала, Н. Е. Кузьмина, Е. В. Цуканова) был проведен теоретический анализ экстра - и интраличностных определяющих развития коммуникативной креативности. В качестве таковых отмечены: опыт общения (имеющийся у индивида репертуар поведения), личностные особенности, позволяющие изменять шаблоны поведения (какие именно, не уточняется) и особенности мотивации.

Обзор литературы

Опираясь на анализ зарубежных теорий, Л. Б. Ермолаева-Томина в качестве факторов, определяющих природу креативности выделила три группы явлений: 1. природные задатки и индивидуальные особенности; 2. все формы влияния социальной среды; 3. характер и структура деятельности [29]. Большинство отечественных авторов также разделяют эту позицию.

В психологической науке существует ряд подходов к изучению креативности (Таблица 1).

Таблица 1

Основные научные направления по изучению креативности

Содержание понятия «креативность»

Представители направления

Объект изучения и результативность исследований

1.Аналогично понятию «творчество»

М. Ферсон (1963), К. Тейлор (1964), Д. Тейлор (1963).

Характеристики продукта: количес-тво, качество, значимость. Как пока-зал ряд исследований, большинство таких экспертных оценок фиксируют лишь продуктивность работы испы-туемых. Более того, творения и откры-тия, не оцененные современниками как выдающиеся, в последствии чаще всего оказываются таковыми. К настоящему времени направление закрыто.

2.Творческие способности:

а) в перцептивной сфере;

б) в интеллектуальной сфере (интеллектуальная одаренность).

а) Гарднер, Виткин и др.

б) Г. Айзенк, Д. Векслер,

Л. Термен и др.

б) После получения нулевой корреля-ции между факторами креативности и интеллекта (Н. Коган, М. Воллах (1965)) не развивается, хотя понима-ние креативности как интеллектуа-льной одаренности встречается в ли-тературе [46].

3.Творческое мышление

Уоллес (1926), Симпсон (1922), Гилфорд (1963, 1966), Торранс (1962), Медник (1962), М. Рор-бах, Де Боно и др.

Стадии, типы и уровни, стили, барьеры, личностные корреляты [67]. Гилфордом и Торрансом созданы батареи вербальных и образных тестов. Разработаны программы развития творческих способностей Р. Крачфилдом, П. Торрансом, Де Боно, Осборном, Гордоном. В отечественной науке аналогичных им практически нет.

4. Свойство личности, имплицитно присущее ей и принимающее разные формы (в науке, искус-стве, политике, военном деле, в поведении, в повседневной жизни и т.д.). Как таковых твор-ческих способностей нет.

Гольдштейн (1939), К. Роджерс (1959) и Н. Роджерс (1990), А. Маслоу (1959), Р. Мей (1959), К. Тэйлор, К. Кокс, Э. Роу и др.

Мотивации и ценности, личностные черты. Сравнение характерологи-ческих, эмоциональных и коммуника-тивных качеств креативных и некреа-тивных индивидуумов (Кэттел, 1963; Голлан, 1962; Мак Киннон, 1965; Мадди, 1965). Барроном и Вельшем созданы тестовые методики [67], Э. Шостромом (POI,1964;POD) [68, с. 509-513].

В русле каждого из них разработаны методики развития творческих способностей (например, в мышлении: Р. Крачфилд, Е. П. Торранс, Эдвард Де Боно и др.) [12, с. 40] и изучены условия развития креативной личности (А. Маслоу, К. Роджерс, Я. Л. Морено и др.) [44, с. 125].

Подводя итог, отметим, во-первых, отсутствие единой концепции креативности. В работах сохраняется тенденция, отмеченная Т. В. Галкиной: «исследователи часто абсолютизируют какие-то одни показатели (способности или личностные качества) и игнорируют другие. Тем самым креативность рассматривается как многофакторный, но не как целостный объект» [13, с. 149-150].

Во-вторых, степень изученности различных аспектов креативности очень неравномерна. Наряду с наиболее интенсивно исследуемыми перцептивно-когнитивной и личностной сферами, единичны исследования поведенческих, эмоциональных и коммуникативных проявлений.

В третьих, гибкость рассматривается большинством представителей всех подходов к изучению креативности как неотъемлемая составляющая дивергентного мышления, личностный коррелят самоактуализирующегося (креативного) индивидуума, особенность творческого поведения. Также отмечается, что ригидность является барьером, мешающим творческому процессу.

Наконец, гораздо меньшее число авторов обращают внимание на то, что опыт личности в каком-либо виде деятельности, её знания и эрудиция связаны с креативностью.

С этих позиций мы обратились к изучению такого аспекта, как проявление креативности в межличностном общении (коммуникативной креативности).

Результаты обзора литературы позволяют обозначить три подхода к определению коммуникативной креативности (далее – КрК). Первый – это совокупность творческих способностей, делающих процесс общения ещё более успешным (Н. Е. Кузьмина, 1996); второй – это творческое отношение к общению (У. В. Кала, 1982); третий – характеристика особого типа личностей (В. Л. Леви, 1980).

Мы рассматриваем коммуникативную креативность как интегративное личностное качество, способность к творчеству в общении. При наличии соответствующей мотивации, оно позволяет личности проявить творческое отношение к общению. На основании высокого уровня развития характеристики возможно выделить особый тип личностей – «гениев общения» (В. Л. Леви, 1980) или «мастеров общения» (В. Н. Куницына, 1991).

Исходя из определения креативности вообще, коммуникативный её аспект заключается в способности пластично и адекватно изменять переставший быть продуктивным опыт общения, а также в создании новых целей, оригинальных средств и способов взаимодействия (нового опыта), «выходя за пределы» барьеров, стереотипов, установок, принципов и привычек.

Таким образом, КрК проявляется как: - осознание и преодоление барьеров и стереотипов, установочных и поведенческих шаблонов;

- пластичная модифицикация репертуара коммуникативного поведения сообразно ситуации и партнеру(-ам) посредством: а) перекомбинации известных элементов приёмов, способов, тактик; б) создания новых целей и средств общения. В итоге личность способна выдвинуть и реализовать разнообразные варианты действия, оригинальна и конструктивна в решениях, быстро и легко отказывается от неадекватных стратегий в общении, гибка в использовании стилей и ролевом поведении, может стать лидером;

- импровизационность, спонтанность и свобода личностного самовыражения в общении и создание условий, способствующих самораскрытию партнера.

Результатом проявления КрК является достижение наибольшей успешности общения, посредством творческого преобразования субъектом объекта и процесса (или субъектами друг друга и процесса) общения, а именно временных, пространственных его характеристик, целей и средств взаимовоздействия партнеров, достижение диалогичности, снятие эмоциональной напряженности, недопущение или выход из неконструктивных отношений с наименьшими затруднениями, подбор и изменение тактик и стратегий поведения с новым иили трудным партнером, освоение новых ситуаций взаимодействия и достижение более гуманных отношений.

Межличностное общение по характеру более креативогенно, чем ролевое, поскольку менее жестко связано с шаблонами и стереотипами поведения. Проблемные ситуации в общении (возникают при рассогласовании целей и способов их достижения, вызывают эмоциональный дискомфорт и напряжение, ведут к нарушению взаимоотношений) стимулируют реализацию креативных способностей. Однако их проявление возможно, например, и на стадии целеполагания. Особую выразительность и значение приобретают креативные способности в процессе психотерапевтического общения.

В историческом плане именно эта способность привела к современному богатству коммуникации. Это объясняется тем, что креативные действия фиксируются только в памяти участников взаимодействия и в дальнейшем входят в их коммуникативный репертуар, передаваясь через поколения. Данные обстоятельства создают препятствия при изучении явления.

Большинство авторов (А. А. Бодалёв, У. В. Кала, В. А. Кан-Калик, Н. Е. Кузьмина, Е. В. Цуканова и др.) отмечают, что, во-первых, опыт общения и имеющийся репертуар поведения, психологические знания о себе и других способствуют развитию креативно - коммуникативных умений, во-вторых, немаловажную роль играют личностные особенности, позволяющие изменять поведенческие шаблоны (какие именно, не уточняется), в-третьих, решающее влияние оказывают особенности мотивации личности.

Обратимся к рассмотрению названных условий развития коммуникативной креативности.

Понятие «условия» выражает «отношение предмета к окружающим его явлениям, без которых он существовать не может, обстановку в которой данное явление или процесс возникают, существуют и развиваются» (См. об этом «Философский словарь», с. 497-498). Таким образом, влияние среды (в т. ч. воспитание) и особенности деятельности могут рассматриваться как внешние условия (деятельностно-средовые), стимулирующие проявления креативности. Одновременно задатки и индивидуальные особенности играют роль внутренних (психологических) условий, создающих креативогенную среду.

Мы рассматриваем коммуникативную компетентность и коммуникативную флексибильность в качестве психологических условий появления, существования и развития коммуникативной креативности. Ценностно-мотивационные особенности личности усиливают их влияние.

В отечественной психологической науке явления, относящиеся к «способности индивида эффективно взаимодействовать с окружающими в системе межличностных отношений», до середины восьмидесятых годов обозначались как «социально-психологическая компетентность» [62, с. 375].

Впоследствии ряд авторов и, в первую очередь, Л. А. Петровская и Ю. Н. Емельянов как синонимы использовали понятия «коммуникативная компетентность» и «компетентность в общении» [25-26, 51-52]. Это положение закреплено в «Словаре социально-психологических понятий. Коллектив. Личность. Общение» [37, с. 34].

С середины шестидесятых и до настоящего времени изданы обобщенные работы, монографии, освещающие различные составляющие проблемы коммуникативной компетентности. Наиболее плодотворными стали публикации Л. А. Петровской (1982, 1987, 1989), Ю. М. Жукова (1987, 1990), Ю. Н. Емельянова (1983, 1985, 1987, 1991), В. В. Девятко (1990). Педагогическая наука также проявила интерес к проблеме - были проведены исследования компетентности в общении учителей и учащихся (В. А. Кан-Калик, 1987; А. А. Леонтьев, 1979; А. В. Мудрик, 1979, 1984, 1986). В настоящее время ученые уделяют больше внимания прикладным аспектам формирования и развития коммуникативной компетентности у врачей-педиатров, политических лидеров, руководителей, будущих и молодых учителей, молодых офицеров, старшеклассников и библиотекарей.

Понятие «коммуникативная компетентность» (далее – КК) определяется авторами весьма различно. Это - «знание процедуры общения» [41], «владение языком, умение ориентироваться в объекте общения для создания прогностической модели его поведения, эмпатия, личностные характеристики (адекватная самооценка, социальная направленность) самого субъекта общения» [65, с. 85-87], «способность к ориентации» [5, с. 310; 61, с.9] или «ориентированность в различных ситуациях общения» [37, с. 34; 64, с. 10], «система внутренних ресурсов, необходимых для построения эффективного коммуникативного действия в определенном кругу ситуаций межличностного взаимодействия» [30], а также «сложное, многомерное образование…в самом широком смысле это компетентность в межличностном восприятии, межличностной коммуникации, межличностном взаимодействии» [51, с. 26-47].

Мы разделяем позицию Ю. Н. Емельянова, подчеркивавшего, что КК есть «уровень сформированности межличностного опыта, т. е. обученности взаимодействию с окружающими, который требуется индивиду, чтобы в рамках своих способностей и социального статуса успешно функционировать в данном обществе (тождественно воспитанности)» [25, с. 65]. При этом «уровень обученности взаимодействию» (межличностный опыт) - это обязательно развивающаяся, в значительной мере осознаваемая, а не итоговая характеристика [26, с. 6].

Коммуникативная компетентность создает базу для развития креативности, так как при недостатке коммуникативных знаний и техники общения, эмпатических и саморегуляционных умений, возможности модификации имеющегося опыта общения весьма ограничены. Креативность отсутствует на уровне элементарных знаний и навыков общения, а в структуре вторичной КК она - необходимый элемент. Следовательно, явление КК шире по отношению к феномену коммуникативной креативности, включает его в себя.

С другой стороны, значительная компетентность иногда может выступать препятствием к творческому процессу, что отмечал в своих работах, например, Элтьер [52]. На наш взгляд это происходит при недостатке у личности ресурсов к пересмотру и изменению своего опыта или низкой флексибильности.

Как показал анализ литературы, понятие «флексибильность» и содержание явления наиболее часто определяются путем сравнения с противоположным полюсом континуума - ригидностью, гораздо реже через сопоставление с кругом близких по значению терминов. Наконец, незначительное число работ посвящено самостоятельному рассмотрению феномена.

Рассматривая содержание флексибильности как «не-ригидности», мы сталкиваемся с проблемой терминологической многозначности последней. Еще в 1956 году Кэттел приводил около пятидесяти определений ригидности.

Подробный и глубокий терминологический анализ был осуществлен Г. В. Залевским в ряде работ [32-33]. Поэтому мы будем исходить из предложенного им определения: «Ригидность - это сложное многомерное свойство (или состояние) личности, проявляющееся в трудности коррекции программы поведения в целом или её отдельных элементов в связи с объективной необходимостью и разной степенью осознания и принятия этой необходимости. Ригидность сочетает в себе содержательную и формально-динамическую стороны. Пропорции между ними определяются уровнем подструктуры в общей организации личности – доля содержательной увеличивается от психодинамической к психосоциальной; для формально-динамической характерна обратная тенденция» [33].

Помимо обозначения дефиниций, проблема флексибильности «кровными узами» связана с изучением и других сторон феномена ригидности.

Так, продолжает обсуждаться вопрос об истоках ригидного поведения. Психоаналитическая традиция (З. Фрейд, К. Юнг, А. Адлер) и классические зарубежные теории (Х. Вернер, К. Гольдштейн, А. С. Лачинс, К. Левин, О. Харви и Х. Шродер) корни явления ищут в неблагополучном развитии и особенностях структуры личности. В отечественной психологии ригидность связывают с различными свойствами нервной системы (Аллагулов, В. В. Белоус, Г. В. Залевский, П. Ф. Малкин и др.). Грузинская школа Д. Н. Узнадзе (Г. А. Нижарадзе, Н. Н. Чавчавадзе, Д. А. Чарквиани и др.) анализировала ригидность в связи с типологическими особенностями фиксированной установки [48].

Принципиально иной подход предлагают Г. В. Залевский и М. С Роговин [32-33, 56]. Исходя из структурно-уровневой концепции анализа психических явлений, ригидность предложено рассматривать через структуру действия - как жесткое сращение цели действия и средств её достижения. Авторами выделены два варианта ригидного действия: 1. Доминирование уровня средств, проявляющееся в их фиксирогенности и неадекватности. При возможной адекватности целей выбираются неадекватные (привычные, автоматизированные, ранее эффективные) средства. Например: трудность в изменении отношения к другому человеку, предпочтение решения проблем уже испробованными средствами. 2. Доминирование фиксированной неадекватной (нелепой) цели. Цель неизменна, несмотря на её несоответствие ситуации, что проявляется, начиная с перебора многих средств, при неизменности цели и до сведения всех средств к одному. В поведении это - невозможность отказаться от давно задуманного при всей очевидности его недосягаемости [32-33, 53, с. 203-211].

Значительное число зарубежных и отечественных авторов ставят под сомнение существование единой общей черты ригидности и различают мотивационный, когнитивный, аффективный и поведенческий аспекты (Сattel a., Tiner, Fischer, Guilford et al., Г. А. Нижарадзе). В когнитивной ригидности, в свою очередь, выделяют объективационный (неспособность индивида увидеть проблему в ситуации её содержащей) и инсайтный подвиды (недоразвитие функции постижения) [48].

Считаем, что более плодотворно понимание явлений ригидности и флексибильности, как «сквозных» свойств личности, проявляющихся на разных структурных уровнях и характеризующих определенные типы - «ригидных» и «флексибильных» личностей, предложенное Г. В. Залевским. Данные свойства могут присутствовать у других типов людей в разных секторах психики и в различной широте спектра проявления.

Значительность экстенсивного и интенсивного распространения ригидности в структуре личности свидетельствует о её психическом неблагополучии, соответственно, снижении адаптивных возможностей или дезадаптации вообще (Kunkel, 1976; Г. В. Залевский, 1993; В. Г. Морогин, 1991; Е. А. Рождественская, 1988 и др.). Обратим внимание на то, что при нервно-психической патологии, прежде всего «ригидируется» эмоционально-аффективная сфера личности. Наибольшие трудности больные испытывают в межличностных отношениях (их изменении, установлении новых контактов, расширении круга знакомств, при необходимости изменения ролевого поведения) и когнитивной сфере (в т. ч., отказ от неплодотворных способов решения проблем или поиск новых) [27, 33].

В целях нашей работы важно рассмотреть ещё один аспект проблемы – особенности общения, присущие ригидным личностям.

Ригидность эмоциональной и мотивационной сфер учителя является одной из причин возникновения психологических барьеров, когда он неспособен или не желает понять и принять личность ученика – партнера по общению, отмечает А. И. Выражемская [11].

Стремление ригидных индивидуумов к установлению и поддержанию соответствующего их представлениям порядка в семье и на работе является причиной нарушений отношений в этих сферах [21].

Вывод, сделанный В. С. Агеевым, еще более категоричен: «Ригидность, стереотипность в оценках и восприятии ближнего, происходящая из-за подмены механизмов межличностного восприятия межгрупповыми – всегда означает деструкцию нормального человеческого общения» [1, с. 184].

Ригидность может проявляться не только как свойство личности, но и как её состояние (ситуативная ригидность). Еще Л. С. Выготский (1934) отмечал, что ригидность повышается в ситуациях, где возможности субъекта недостаточны. Большинство авторов определяют эти ситуации как эмоциогенные, стрессовые, вызываемые и ведущие к повышению тревожности, фрустрированности, страха, связанные с неуспехом личности (Ф. Д. Горбов, 1964; Т. А. Немчин, 1966 и др.).

К таковым можно отнести конфликты и проблемные ситуации в общении. Ф. М. Бородкин и Н. М. Коряк считают, что поскольку ригидные не способны считаться с окружающими, понимать иную точку зрения, то они в полной мере являются конфликтогенными личностями, «трудными партнерами по общению». При этом в самооценке они интерпретируют свою негибкость и упрямство как упорство и настойчивость, гордятся принципиальностью [8, с. 108]. Эту позицию разделяет О. В. Решетникова, отличая «конфликтных личностей ригидного типа» [40] (характеристики в Таблице 2).

Таблица 2

Личностные особенности, связанные с ригидностью

Авторы (источники)

Личностные особенности, связанные с ригидностью

1.Р. Браун, Кауэн, П. Олерон, С. Андръё [34].

2. А. С. Кондратьева, А. У. Хараш [39,66].

3.В. А.Бакеев, Г. В. Залевский, В. Ф. Сафин и др. [33].

4. Powell, А. С. Кондратьева [39].

5. Scodel, Mussen, Jacoby [33].

6. Eysenck, Г. В. Залевский, Т. В. Корнева, Р. Майли [33].

7. Г. В. Залевский [33].

8. Eysenck, О. В. Калинова [34].

9. Т. Адорно, Г. Олпорт, М. Рокич [34].

10. Н. Н. Обозов [49].

11. Е. А. Джагинов [21].

12. О. В. Решетникова [40].

1. Эгоцентрическая мотивация.

2. Некомпетентность в профессиональной деятельности и межличностных отношениях.

3. Внушаемость.

4. Податливость манипулирующей коммуникации.

5. Пониженная межличностная сенситивность.

6. Повышенная интравертированность.

7. Неадекватность самооценки.

8. Нетерпимость и осторожность в неопределенных ситуациях.

9. Авторитарный стиль общения, руководства, воспитания, подверженность влиянию социальных предрассудков.

10. Конформизм.

11. Неудовлетворенность отношениями в семье и на работе.

12. Подозрительность, завышенная самооценка, требует подтверждения своей значимости; часто не учитывает изменения ситуации и обстоятельств, прямолинейность и негибкость; с большим трудом принимает во внимание точки зрения окружающих, не очень считается с их мнением; выражение почтения со стороны окружающих воспринимает как должное; недоброжелательность воспринимает как обиду; низкая самокритичность; болезненная обидчивость, повышенная чувствительность по отношению к реальной или мнимой несправедливости.

Изучавшая состояние ригидности при решении трудных задач, М. И. Володарская утверждает, что оно отрицательно сказывается на преодолении трудностей, способствуя неадекватности реагирования, деструктивности поведения и временной дезадаптивности [10].

Отметим, что определенная степень ригидности должна присутствовать и присутствует в структуре личности, поскольку она участвует в работе её защитных механизмов, оказывая стабилизирующее воздействие, например на процесс мотивации [47]. По данным Г. В. Залевского, «умеренноригидных» среди здоровых людей – 53,3%, а «высокоригидных» – 44,3% [27, 33].

Второй путь раскрытия содержания явления флексибильности лежит в рассмотрении системы близких понятий.

Наиболее часто ригидности противопоставляется гибкость [91, 150, 152, 225], пластичность и эластичность [59, 69], мобильность [54-55], вариативность или вариабельность [24].

Гибкость. Рассматривается как свойство отдельных структур (когнитивной, мотивационной, эмоциональной и т. д.) и характеристика личности в целом.

Спектр определений гибкости очень широк. Это - умение «под напором опыта переоценивать систему ценностей» (Rogers, 1951); учиться на «горьком опыте своих неудач» (Sullivan, 1953, О. В. Кербиков, 1971) [9, 33]; «отсутствие стереотипности в восприятии» (А. У. Хараш, 1976) [60, 66]; «способность к продуцированию новых идей» в мышлении (Дж. П. Гилфорд 1950, 1959, 1963, 1966); «возможность перестройки привычных действий» в соответствии с меняющейся действительностью, «оригинальный подход к анализу ситуаций их переосмысление, преодоление «барьера прошлого опыта» (З. И. Калмыкова, 1975); «способность к перестройке информационной системы человека по мере накопления получаемой информации» (Т. И. Ронгинская, 1987); «преодоление ригидности точного знания, оценка идей отдельно от их источников, полиаспектность видения мира, толерантность к различным стратегиям поиска и желания активно участвовать в решении проблемных задач (Д. Фелкерс и Ф. Смит, 1961).

Проявления гибкости в общении чаще всего рассматриваются зарубежными [71] и отечественными авторами как важный признак эффективного (творческого, демократического, диалогического, доброжелательно-деловитого, властно-спокойного, оптимального, гармоничного и т.п.) стиля. Который, в свою очередь, определяет успешность руководства, воспитания, общения (И. П. Волков, А. И. Гончаров, Ю. Н. Емельянов, Е. С. Кузьмин, Н. А. Ложникова, С. А. Рябченко, Е. Г. Самещенко, А. Л. Свенцицкий и др.).

Стилевые особенности поведения индивидуума рассматриваются с позиции двух подходов – личностного и ситуативного. Соответственно в русле первого подхода гибкость стиля общения детерминирована свойствами личности [2, 42, 45, 60]. Она проявляется как способность: - «выбирать различные способы общения, более отвечающие ситуации; отсутствие стереотипности» [15, 33]; - «легко схватывать и разрешать возникающие проблемы и конфликты [35, 43] и «изменять содержание действий или «социальных умений», добиваясь соответствия ситуации» [15, 50].

В ситуативном подходе к детерминантам стиля добавляются особенности как партнеров по общению, так и ситуации.

Так, Т. Е. Аргентова различает гибкий, ригидный и переходный стили общения по критерию степени адекватности системы средств и способов общения целям, задачам, условиям ситуации, межличностным отношениям в группе, индивидуальным особенностям партнеров и стилям их общения [6]. Таким образом, она одной из первых применила содержание понятий ригидности и гибкости к характеристике процесса общения, вопреки традиционному пониманию их как личностных качеств.

Приведем для сопоставления описание поведения индивидуумов, имеющих указанные стили общения (Таблица 3) [6, с. 43-45].

Как видим, гибкость определяется автором аналогично адекватности и вариативности владения средствами и способами общения.

Таблица 3

Характеристика стилей общения

Название стиля

Характеристики общения

Гибкий

Ригидный

Переходный

Адекватное использование системы средств и способов общения: понимает особенности партнера, хорошо ориентируется в ситуации общения, имеет адекватную самооценку и оценку партнера, способен сдерживать неприемлемые и проявляет необходимые чувства и эмоции, создает обстановку, необходимую для достижения целей, располагает к сотрудничеству или, при необходимости, к конфликту, подбирает формы обращения к партнерам, соответствующие их психологическим особенностям, а также формы высказываний, доступные интеллектуальному уровню собеседника и его целям, интонация, мимика и жесты соответствуют смыслу и содержанию высказываний, умеет произвести нужное впечатление (понравиться, внушить страх, вызвать жалость, сочувствие и т.д.), использует эффективные способы воздействия (грубая угроза, дружеский совет, просьба, четкое требование и т. д.), находит соответствующие формы убеждений (логические построения, ссылка на авторитеты, внушение), способен найти компромиссные решения, оптимальные пути преодоления конфликтных ситуаций, неопределенности во взаимоотношениях.

Слабая ориентированность в ситуации общения, необъективная оценка себя и других: не склонен и неспособен анализировать свое и чужое поведение, часто не понимает и не чувствует отношения к себе и эмоционального состояния партнера, не понимает (понимает неправильно) подтекст общения, плохое самообладание, подверженность влиянию настроения, не способен учитывать индивидуальные, половозрастные особенности других, их культурно-образовательный уровень и статус, мысли излагает в неприемлемой для партнера форме, интонация, жесты и мимика значительно расходятся с текстом высказывания, не может произвести нужное ему впечатление и использовать эффективные средства и способы влияния, в конфликтной ситуации не учитывает свои возможности и возможности партнера, не убедителен.

Сочетание гибкости в одном слагаемом общения и жесткости в другом (например, при гибком понимании ситуации не адекватно используются способы и средства общения), а также при большой вариативности средств и способов общения использование их непоследовательно или противоречиво.

Как личностную способность рассматривают явление Р. Бэндлер и Дж. Гриндер. Её сущность состоит в варьировании индивидуумом своего поведения в зависимости от оценки обстоятельств и реакций партнера, а в общении - в изменении тактики. Наличие способности определяется достижением понимания партнером ваших намерений. «Быть гибким – значит иметь несколько выборов (от трех до пяти) и использовать их, … пробовать разные варианты до тех пор, пока не получится», - заключают авторы [8-9].

Итак, коммуникативная гибкость есть необходимое условие, определяющее процесс изменения целей, средств и способов, тактик в общении. В результате этой перестройки личность приводит в соответствие с ситуацией и особенностями партнеров свой коммуникативный репертуар.

Так как процесс общения ограничен во времени, а эмоциональное состояние и поведение его участников не остается стабильным, поэтому проявления гибкости в коммуникативном аспекте содержат динамический показатель – быстроту или беглость изменений. Считаем, что гибкость в общении - это способность оперативно использовать свой опыт.

Пластичность. Ряд исследователей трактует данное понятие широко – как свойство психики и/или нервной системы человека. Однако большинство авторов рассматривают его в качестве одного из свойств темперамента, функция которого заключается в адаптации организма к изменяющимся условиям деятельности.

С. В. Калашников и Г. В. Залевский считают, что анализ пластичности должен происходить как в формально-динамическом (особенность нервных процессов), так и в содержательном (способность к изменению социальных установок, отношений и т. п.) аспектах [33].

Содержание понятия включает в себя два параметра изменений: 1. скорость (например, перехода от одного стереотипного способа умственного или практического действия к другому, изменений уровня притязаний, социальных установок) [33, 59]; и 2. легкость (например, переключения с одной программы поведения на другую, приспособления человека к изменяющимся условиям жизни) [69]. Возможно также включение в содержание «стремления к разнообразию форм предметной деятельности» [4, 59] и «гибкости, отсутствия косности привычек, суждений, поведения» [45, 69]. Следовательно, как пишет Г. В. Залевский: «Возможно, также использовать его (понятие) как синоним флексибильности или как один из вариантов термина» [33, 72].

В. М. Русалов выделил особый тип пластичности – социальный, как результат преломления темпераментального свойства в сфере коммуникации. Это «степень легкости переключения в процессе общения с одного человека на другого, склонность к разнообразию коммуникативных программ, разнообразию количества готовых (неосознаваемых, импульсивных) форм социального контакта» [6, с. 62].

Внешние проявления высокого уровня социально - пластичного поведения могут быть основными (быстрые и даже мгновенные ответы, легкое включение в разговор, импульсивность, множество новообразований и грамматических нарушений, обилие речевых элипсов, телеграфный стиль) и дополнительными. К последним относят живую мимику, множество движений руками [70, с. 415].

Мы разделяем эту позицию. Уточним, что на наш взгляд, пластичность в первую очередь отражает легкость изменений (целей, средств и способов общения), которая, в свою очередь, обеспечивает их скорость.

Мобильность. Это понятие редко рассматривается в ракурсе общения.

Отмечено, что в поведении и общении мобильность связана с чрезмерной общительностью, недостатком самостоятельности и уверенности в своей правоте, склонностью к необдуманным поступкам [54-55].

А. Б. Добрович различает «мобильный» и «ригидный» типы характеров, обладание каждым из которых затрудняет общение с партнерами.

Манера общения «мобильного» включает в себя: - легкость переключения внимания с других занятий на общение; - быстрое, но поверхностное включение в контакт; - недостаточную устойчивость, легкую отвлекаемость внимания; - быструю и торопливую речь; - высокую мимическую подвижность; - нетерпеливость в ожидании ответа партнера («если реплика длинная, то вставляет слово или междометие, иногда пытается окончить фразу за вас»); - неряшливость стиля высказываний (пропускает слова, не заканчивает предложений или «закругляет их»); - разнообразие тем общения; - способность порождать множество идей о разрешении проблем, легко предлагая и отвергая их; - легкость выхода из контакта («не взыскателен в отношении форм и ритуалов свертывания общения»). Автор признает обусловленность мобильности особенностями нервных процессов и одновременно подчеркивает, что такие черты в характере закрепляются воспитанием [16-20, 22].

Мобильность в коммуникативной сфере также отражает способность личности к легким и быстрым изменениям репертуара своего общения.

Эластичность. Вариабельность (вариативность). Термины подробно рассмотрены Г. В. Залевским [33]. Исследователь считает вполне корректным их использование как синонимов иили вариантов «флексибильности» (там же).

Как было отмечено выше, психическая флексибильность (flexibility) редко становится предметом самостоятельного изучения.

Дж. Реефишем представлен пока единственный список личностных черт, необходимых для ситуаций изменения. Личность флексибильна, если в конкретной ситуации проявляет в достаточном объеме и развитые не ниже среднего уровня: 1. отсутствие скованности, экстравертированность и социальную открытость; внимание к людям, разговорчивость, быстрый темп, оригинальность, спонтанность, независимость; 2. отсутствие рутинности, адаптивность, терпимость к изменениям, беспорядку и неопределенности;

3. способность к самоутверждению, сострадание несчастным и слабым; требовательность, откровенность, эгоцентричность, своекорыстность;

4. отсутствие навязчивостей и персеверативных тенденций; 5. отсутствие тревожности и чувства вины; надежность, эмоциональность, высокое развитие, подвижность [28-29, 32].

Мы, вслед за Г. В. Залевским понимаем под личностной флексибильностью сложное многомерное свойство (или состояние) в основе которого лежит способность к изменению, модификации поведения и установок, позволяющая личности активно ответить на изменение обстоятельств. Оно сочетает в себе содержательную и формально-динамическую стороны. Соотношение между ними определяется аналогично ригидности (см. выше).

Коммуникативная флексибильность (флексибильность в общении) (ФК) есть преломление «сквозного» свойства в область человеческих контактов. Она проявляется в легкости, беглости и точности коррекции личностью своего коммуникативного опыта в связи с объективной необходимостью (ситуативные условия и особенности партнеров) и её стремлении разнообразить и варьировать средства, тактики и способы общения.

Согласно структурно-уровневому анализу, в основе ФК лежит гармоничная и эластичная связь между целями общения и средствами к их достижению, при которой эти уровни достаточно легко и быстро приводятся индивидуумом в соответствие с реальностью. На уровне средств флексибильная личность способна адекватно использовать имеющийся их набор, на уровне целей – отказаться от недостижимых, нелепых, устаревших. Это определяет высокую «адаптоспособность» личности и адекватность её общения и поведения.

Гибкость мышления и восприятия является одним из основных признаков когнитивной креативности (Дж. П. Гилфорд, Е. П. Торранс, С. Медник, М. Рорбах, В. Н. Козленко, С. И. Макшанов и Н. Ю. Хрящева, Я. А. Пономарев и др.). Т. И. Ронгинская даже определяет креативность в мышлении как полную аналогию гибкости [3, 58].

Изучая общение, некоторые исследователи рассматривают гибкость практически как синоним креативных способностей (А. И. Гочаров, Н. А. Ложникова, С. А. Рябченко, Е. Г. Самещенко, и др.). И. Г. Дубов пришел к выводу, что данные, полученные методом кластерного анализа, позволяют соотнести понятие «флексибильная личность» как с характеристиками «пластичная» и «вариативная», так и «творческая» [24, с. 103-104].

Мы разделяем позицию Г. В. Залевского, в том, что термины гибкость, пластичность, мобильность (см. выше) должны рассматриваться как синонимы или варианты понятия «коммуникативная флексибильность», поскольку все они отражают динамику и содержание изменений (беглость, легкость, разнообразие, преодоление стереотипов) в процессе взаимодействия.

В результате проведенного теоретического анализа проблемы, мы рассматриваем коммуникативную флексибильность как основу коммуникативной креативности (далее – КрК), то есть «необходимое условие, предпосылку» её проявления и развития [См. об этом «Философский словарь», с. 345]. Соответственно понятие «коммуникативная флексибильность» шире, чем «коммуникативная креативность».

Во взаимосвязи явлений коммуникативной компетентности и флексибильности отметим следующие стороны.

Во-первых, чтобы общение состоялось и принесло удовлетворение его участникам с компетентностью, развитой как на первичном, так и вторичном уровнях, должна сочетаться флексибильность (как личностное свойство и/или состояние). А. И. Гончаров приводит следующие данные: «У успешных в общении гибкость наблюдается в 53,1% случаев, а у неуспешных ригидность оценивается в 62,5%» [14-15].

Высокая степень выраженности флексибильности при недостатке коммуникативных знаний, навыков и умений у личности приводит к неудовлетворенности процессом взаимодействия. Так из описания «мобильного» партнера по общению (А. Б. Добрович, 1987) ясно, что такой человек воспринимается партнерами как плохо воспитанный и неадекватный в общении.

Во-вторых, богатство и широкий спектр репертуара средств и способов взаимодействия позволяют проявить гибкость в общении, а знание психологии людей, способности к эмпатии и саморегуляции – придают адекватности лучшее качество. Кроме того, наличие обширного опыта общения снижает стресс-фактор в новых или неопределенных ситуациях контакта, что усиливает коммуникативную флексибильность как состояние личности [39, 66]. Таким образом, явление (и понятие) коммуникативной компетентности содержательно шире и включает в себя явление (и понятие) коммуникативной флексибильности.

В-третьих, развитое интегративное свойство адекватно реагировать на изменение ситуации общения (ФК) в сочетании со способностью творчески преобразовывать процесс взаимодействия позволяют личности быть максимально успешной в общении, создавая и поддерживая высокий уровень компетентности в контактах (вторичная КК).

Направленность на творчество и отношение к другому человеку как к наивысшей ценности, по - мнению большинства авторов (А. Маслоу, К. Роджерс, А. А. Бодалев, У. В. Кала, В. Н. Козленко и др.) составляют важнейшие особенности ценностно-мотивационной сферы креативных личностей. Как было отмечено ранее, в основе флексибильности лежит гармоничная и эластичная связь между целями общения и средствами к их достижению, причем уровень целей является приоритетным. Исходя из этого, считаем, что ориентация личности преимущественно на ценности-цели в общении позволяет ей проявлять больше гибкости, пластичности, эластичности и т.п. в процессе взаимодействия, чем создаются дополнительные условия для развития и проявления её креативных способностей.

Как ранее было отмечено, проявления креативности в общении, по мнению большинства авторов, обуславливаются также личностными особенностями (какими именно не указывалось), позволяющими адекватно изменять шаблоны общения и поведения. Считаем, что наличие у индивидуума флексибильности вообще и коммуникативной в частности, делает его способным к любого рода переменам.

Результаты изучения взаимосвязей коммуникативной компетентности, коммуникативной креативности и флексибильности

Для изучения корреляционных зависимостей коммуникативной компетентности, флексибильности и креативностью в общении использованы данные 111 – ти испытуемых, в т. ч. в экспериментальной группе - 57 человек (мужчин - 45, женщин -12), а в контрольной – 54 человека (мужчин - 41, женщин – 13), возраст 18-20 лет.

Здесь и в дальнейшем коэффициенты корреляции вычислялись по программе EXEL 7.0. В таких случаях и при n>50 для определения показательности коэффициента рекомендуют использовать критерий Z.

Z = /r / n-1, (1)

где r – коэффициент корреляции, n – величина выборки.

Для заданного уровня значимости р вычисляется величина р* = 1-2р 2. По таблице определяется Z критическая равная р*. Если Z > Z критич., то коэффициент корреляции значим [31, 38, 63, с. 369].

Как показал анализ литературы, результаты изучения влияния полового деморфизма на проявления креативности весьма немногочисленны. Так, отмечено что выраженность её когнитивного аспекта у мальчиков 8-9 лет (младшие школьники из школы для одаренных детей) значительно превосходит показатели на выборке девочек. А. В. Ассовская, Л. А. Цветкова, Т. Г. Яничева объясняют этот факт различием в способах адаптации детей к школе [7].

Изучение гендерных различий в показателях флексибильности показывает преобладание у мужчин низкого уровня в психосоциальной сфере, а у женщин – как состояния в экстремальных ситуациях [33, с. 173-188].

В нашем исследовании влияние полового деморфизма на проявления коммуникативной креативности, компетентности и флексибильности не выявлено. Уровня статистической значимости достигли различия в самооценке испытуемых с тенденцией её завышения у мужчин. Поэтому в дальнейшем при анализе наблюдаемых значений влияние полового деморфизма не рассматривалось.

Для определения характера и тесноты связей между показателями коммуникативной креативности, компетентности и коммуникативной флексибильности был проведен корреляционный анализ. Полученные значения представлены в Таблице 4.

Таблица 4

Матрица интеркорреляций показателей коммуникативной креативности, коммуникативной компетентности, флексибильности, коммуникативной флексибильности

Свойство (методика)

Коммуникативная креативность (КРК)

Коммуникативная креативность (ГОЛ)

Компетентность коммуникативная:

а) («Техника общения», ГОЛ)

0,16*

0,76**

б) (та же, самооценка)

0,34**

0,37**

в) («Конфликтные ситуации»)

0,36**

0,07

Ригидность (шк. АР, ТОР)

-0,4**

-0,06

Ригидность (шк. ПМР,ТОР)

-0,39**

-0,25**

Флексибильность коммуникативная (шк. ФО, ТОР)

0,21*

0,02

Креативность коммуникативная:

а) («Креативность в общении», ГОЛ)

0,21*

----

б) (та же, самооценка)

0,33**

0,32**

Примечание: * - значимо p<0,05; ** - значимо p<0,01.

Представленные результаты позволяют констатировать наличие тесных отрицательных связей коммуникативной креативности (КрК) (самооценка испытуемого) с показателями личностной ригидности в актуальном и предыдущего возрастных этапах (шкалы АР, ПМР из ТОР) (р<0,01). Менее сильна, хотя и значима положительная связь с показателем коммуникативной флексибильности (шкала ФО из ТОР) (р<0,05). Обнаружены положительные зависимости значений коммуникативной креативности с показателями коммуникативной компетентности (1. техника общения в групповой взаимооценке (опросник «Техника общения», ГОЛ) (р<0,05); в самооценочном варианте и 2. количество решений по полупроективной методике «Конфликтные ситуации») (р<0,01).

Индикаторы креативности в общении, измеренные посредством методики ГОЛ, положительно связаны с самооценкой по этой же методике; групповыми оценками и самооценкой техники общения (р<0,01). Эти данные подтверждают наше предположение о детерминированности креативных проявлений личности в общении коммуникативной компетентностью (КК) и флексибильностью (ФК).

Также получена тесная корреляция с показателем личностной ригидности (преморбидной) (р<0,01). Поскольку шкалы ПМР и АР связаны на этом же уровне значимости (r=0,66), можно констатировать наличие косвенной связи между актуальной личностной флексибильностью и коммуникативной креативностью, оцененной группой.

На 5 % уровне достоверности выявлена связь показателей коммуникативной креативности, полученных различными способами: по самооценочной тестовой процедуре (тест «КРК») и групповой оценке личности (опросник «Креативность в общении», ГОЛ). Это подтверждает результаты других исследований [43] о способности участников межличностного общения достаточно распознавать креативное поведение партнеров, а также косвенно подтверждает валидность теста.

Результаты использования методики «Конфликтные ситуации» демонстрируют как наличие, так и отсутствие связей с коммуникативной креативностью. Это объясняется полупроективным характером метода и тем, что количество предложенных испытуемым решений ситуаций зависит не только от уровня компетентности в общении и флексибильности, но и от степени добросовестности испытуемого при выполнении задания. Тем не менее, использование методики, как источника уникальной качественной информации, необходимо.

В целом полученные данные указывают на то, что коммуникативную компетентность и коммуникативную флексибильность можно рассматривать в качестве условий развития креативности в общении и, что оказание развивающего воздействия на КК и ФК неизбежно приведет к росту коммуникативной креативности.

Однако мы предполагаем, что проявления творческих способностей в общении детерминируются этими личностными качествами при развитии их не ниже среднего уровня. С целью проверки данного предположения по результатам использования каждой методики (исключая шкалу «Ценности общения» и «Опросник саморазвития») были выделены группы испытуемых с низкими, средними и высокими показателями. Последние две составили объединённую группу. Результаты корреляционного анализа с данными по коммуникативной креативности представлены в Таблице 5.

Сопоставляя полученные данные, можно констатировать, что низкая оценка партнёрами (одногруппниками) техники общения отдельных индивидуумов значимо связана с низкими результатами по тесту «Креативность коммуникативная» (КРК) (р<0,05). Вероятно, низкокомпетентное поведение точнее осознается как самой личностью, так и одногруппниками. Тогда как индивидуумы, получившие групповые оценки техники общения не ниже среднего уровня, склонны давать менее согласованные оценки собственной креативности в направлении их занижения (р<0,1).

Таблица 5

Значимые корреляционные связи всех групп значений коммуникативной компетентности (КК), личностной флексибильности, коммуникативной флексибильности (ФК) с коммуникативной креативностью

Свойство

(методика)

Креативность коммуникативная

Тест «Креативность коммуникативная, КРК

Опросник «Креативность в общении», ГОЛ

Опросник «Креативность в общении», самооценка

Коммуникативная компетентность:

А) Опросник «Техника общения», ГОЛ)

n=79 /n=23/

0,16*

__________

0,38**

0,41***

_________

0,47**

нет

_________

нет

Б) (тот же, самооценка)

n=81 /n=22/

0,24** __________

нет

0,18* _______ нет

0,25 **

______

0,42 **

в) (Конфликтные ситуации)

n=76 /n=30/

0,22**

_________

0,44***

нет

________

нет

0,17*

_______

нет

Ригидность

а) (шкала АР, ТОР) n=78

/n=23/

-0,3*** __________

нет

нет

_________

нет

нет

______

нет

Флексибильность коммуникативная (шк. ФО, ТОР)

n=74 /n=25/

0,3***

_________

нет

нет

________

нет

нет

______

нет

Прим. 1) Над чертой приведены коэффициенты корреляции объединенной группы средних и высоких значений КК, Фл., ФК. Под чертой - низких значений аналогичных показателей. 2) * значимо p<0,1; ** значимо p< 0,05; *** значимо p<0,01. 3) В скобках объём выборки групп с низкими показателями.

При повышении групповых оценок техники общения растут и групповые индикаторы креативности, а при низких значениях они понижаются, причем данная зависимость теснее при средних и высоких значениях (р<0,01) и слабее в группе с низкими показателями КК. Оценка испытуемыми своего уровня техники общения как среднего и высокого на статистически достоверных уровнях связана с данными по коммуникативной креативности, полученными с помощью различных методик. И напротив, низкая самооценка этой составляющей коммуникативной компетентности связана только с низкими значениями КрК, что скорее отражает устойчивость оценки личности своих особенностей общения.

Коммуникативная компетентность, оцениваемая по параметру количества решений проблемных ситуаций в общении (методика «Конфликтные ситуации»), на низком уровне коррелирует с креативностью в общении только по данным теста КРК. В группе же высоких значений данная связь подтверждается и в сопоставлении с самооценочным вариантом методики «Креативность в общении».

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют более в пользу предположения об обусловленности коммуникативной креативности компетентностью в общении среднего и выше уровней развития.

Корреляционные связи коммуникативной креативности, как с личностной ригидностью в целом, так и проявлениями флексибильности в сфере общения носят характер соответственно обратной и прямой зависимости. Поэтому можно утверждать, что средний и ниже среднего уровень ригидности обуславливает повышение значений креативности, тогда как подобной зависимости в группе высоко флексибильных личностей не наблюдается.

Далее по результатам ответов на тест «Креативность коммуникативная» (КРК) были выделены группы: А - Низкокреативных (10-13 баллов); Б - Среднекреативных (14-18(19) баллов); В – Высококреативныхв общении испытуемых (19(20)-22(23) баллов) (в скобках даны значения для контрольной группы).

Таблица 6

Корреляций низких значений показателей коммуникативной креативности с данными по коммуникативной компетентности, ригидности, коммуникативной флексибильности

Свойство (методика)

Креативность коммуникативная (тест КРК) n=25

Компетентность коммуникативная:

а) («Техника общения», ГОЛ)

- 0,25

б) (та же, самооценка)

0,3

в) («Конфликтные ситуации»)

0,22

Ригидность

(шкала АР, ТОР)

0,39**

Флексибильность коммуникативная

(шкала ФО, ТОР)

- 0,28

Креативность коммуникативная:

а) («Креативность в общении», ГОЛ)

- 0,07

б) (та же, самооценка)

0,36*

Прим. * значимо p<0,1; ** значимо p<0,5; остальное – не значимо

Охарактеризуем каждую из этих групп. Группа А. Низкокреативные (23%).

Достоверная прямая связь обнаружена с ригидностью, на уровне тенденции - с самооценкой коммуникативной креативности. Групповые оценки как компетентности в общении, так и креативности не достигли уровня статистической значимости и получили отрицательные значения. Исходя из этого, считаем, что помимо действительно низкокреативных испытуемых в данную группу попали лица с неадекватной оценкой (заниженной) собственного коммуникативного поведения. Испытумые данной группы обладают недостаточными знаниями в области межличностного общения, имеющийся у них уровень развития коммуникативных умений и навыков не позволяет выдвигать и реализовывать многообразные варианты техник общения. Характеризуются высокой ригидностью (p< 0,05).

Группа Б. Среднекреативные (51%).

Средний уровень выраженности креативных проявлений в сфере общения коррелирует со всеми показателями коммуникативной компетентности. Значимого уровня достигает данная зависимость с самооценкой техники общения (p<0,05); групповые оценки этого показателя и способность к вариативности в решении проблемных ситуаций достоверно связаны. Положительная значимая корреляция обнаружена с показателями как актуальной, так и преморбидной личностной флексибильности, а также с коммуникативными аспектами первой (p<0,05).

Таким образом, индивидуум со средним уровнем развития коммуникативной креативности имеет запас знаний, умений и навыков общения (начать и поддержать контакт, высказывать свои мысли с учетом личностных особенностей собеседника, включаться и продуктивно участвовать в групповой деятельности, уметь выслушать и т.п.), обладает эмпатией и навыками саморегуляции в контактах, доброжелателен и тактичен, с хорошими манерами. Однако он не всегда способен найти дополнительные варианты поведения, особенно в эмоционально напряженных ситуациях (конфликты, нехватка времени и т.п.).

Оценки, данные его коммуникативным способностям партнёрами по общению, совпадают с его самооценкой, что указывает на реализацию этих знаний и умений в межличностном общении. Так же он обладает умеренно выраженной флексибильностью, позволяющей адекватно и гибко изменять своё мнение, отношение, оценки и планы, преодолевать барьеры и стереотипы. Эти особенности поведения были присущи испытуемым и на предшествующих возрастных этапах (преморбидная ригидность).

Партнёры по межличностному общению (в нашем эксперименте – члены академической группы) способны выступать в роли экспертов по оценке среднего уровня развития КрК (p<0,05). Отсутствие значимых связей между данными теста КРК и самооценкой уровня креативности в общении, подтверждает уже установленную на группе низкокреативных тенденцию к большему разбросу в показателях самооценки. Этот эффект может быть устранен или наличием контрольных шкал, отсеивающих недостоверные результаты (как в тесте КРК) или предварительной проверкой значений личностной самооценки каждого испытуемого. Данные представлены в Таблице 7.

Группа В. Высококреативные (26%).

Полученные корреляционные зависимости в группе высококреативных в общении индивидуумов приведены в Таблице 8. Тенденции прямой достоверной связи обнаружены с групповыми оценками техники общения и количеством найденных решений проблемных ситуаций, а также флексибильностью в общении. Это позволяет утверждать, что достижение личностью этого уровня КрК обусловлено как развитой коммуникативной компетентностью, так и высоким уровнем коммуникативной флексибильности.

Таблица 7

Корреляций средних значений показателей коммуникативной креативности с данными по коммуникативной компетентности, личностной ригидности, коммуникативной флексибильности

Свойство (методика)

Креативность коммуникатив-ная (тест КРК) n=52

Компетентность коммуникативная:

а) («Техника общения», ГОЛ)

0,22*

б) (та же, самооценка)

0,28**

в) («Конфликтные ситуации»)

0,21*

Ригидность актуальная

(шкала АР, ТОР)

- 0,26**

Ригидность преморбидная

(шкала ПМР, ТОР)

- 0,28**

Флексибильность коммуникативная

(шкала ФО, ТОР)

0,24**

Креативность коммуникативная:

а) («Креативность в общении», ГОЛ)

0,26**

б) (та же, самооценка)

0,17*

Прим. * значимо p<0,1; ** значимо p< 0,05.

В отличие от индикаторов техники общения, разброс оценок коммуникативной креативности, данных экспертами-одногруппниками оказался очень большим. Видимо, возможности определения значительных проявлений креативности у другого лица ограничены уровнем квалификации эксперта. Так, А. М. Пертайтите пришла к выводу, что оценка высоких креативных способностей партнера зависит от собственных творческих особенностей эксперта и его индивидуальных представлений о признаках креативного поведения другого лица [36].

В обсуждаемой группе не выявлены значимые корреляционные связи между высоким уровнем креативности по тесту КРК и самооценкой как техники общения, так и творческости по опроснику «Креативность в общении». Такой же эффект мы наблюдали и в группе А. Очевидно, что при изучении низко- и высококреативных в общении индивидуумов необходимо отсеивание из этих групп лиц с неадекватно заниженной и/или завышенной самооценкой.

Обнаружено также отсутствие взаимосвязей с личностной флексибильностью как на данном, так и предшествующем возрастных этапах, при наличии корреляции с актуальной флексибильностью именно в сфере общения. Видимо, средний уровень креативности более обусловлен флексибильностью вообще, а высокий – именно способностями к пластичному поведению в межличностных контактах.

Нами был проведен также качественный анализ ответов на задания полупроективной методики «Конфликтные ситуации» с целью определения различий в стратегиях и средствах коммуникативного поведения высоко- и низкокреативных испытуемых.

Отметим, что на задание № 6 менее всего было получено нулевых ответов, так как изложенная ситуация релевантна жизненному опыту практически каждого студента.

Таблица 8

Корреляций высоких значений показателей коммуникативной креативности с данными по коммуникативной компетентности, личностной флексибильности, коммуникативной флексибильности

Свойство (методика)

Креативность коммуникативная

(тест КРК) n=26

Компетентность коммуникативная:

а) («Техника общения», ГОЛ)

0,36*

б) (та же, самооценка)

0,21

в) («Конфликтные ситуации»)

0,34*

Ригидность актуальная (шкала АР, ТОР)

0,14

Ригидность преморбидная (шкала ПМР, ТОР)

0,13

Флексибильность коммуникативная (шкала ФО, ТОР)

0,33*

Креативность коммуникативная:

а) («Креативность в общении», ГОЛ)

0,06

б) (та же, самооценка)

0,13

Прим. * значимо p<0,1.

Анализу были подвергнуты только редко встречающиеся и одновременно продуктивные способы разрешения ситуаций. В них устанавливалось процентное соотношение ответов, принадлежащих высоко- и низкокреативным испытуемым.

Карточка № 13. Высококреативные чаще предлагали в качестве способа воздействия уговоры и убеждения (33% против 5%); предпринимали попытки разжалобить (100%) и напугать (44% против 6%), а также возмутиться (67%). Они склонны были «повоспитывать» (50% против 7%). Низкокреативные выбирали обращение к начальнику или поиск других людей, способных решить важный вопрос (43% против 15%), а также отказ от решения проблемы (41% против 24%).

Карточка № 6. Сделать для них исключение (50% против 23%) будут просить библиотекаря высококреативные испытуемые. Они же предложат подарок (38% против 0%) или сделают комплимент (50% против 0%), попросят у друзей нужные книги (40% против 0%). Обратятся к помощи других людей, кто знает, как поступить в данной ситуации низкокреативные (33% против 0%). Будут удовлетворены тем, что даст библиотекарь и/или уйдут, воспользуются имеющимися знаниями, обратятся к другому библиотекарю, а также будут настаивать на изменении библиотечных правил - эти решения предложены только низкокреативными студентами.

Карточка № 15. В данном случае испытуемые из группы В будут опираться на свои знания или готовиться самостоятельно к экзамену (50% против 13%); постараются выяснить причины поведения партнера (44% против 6%). Только высококреативные предложили в качестве решения «объяснение сложившихся обстоятельств экзаменатору» и «использование шпаргалки». Согласие с тем, что к экзамену конспект будет отсутствовать выразило 25% низкокреативных и только 10% высококреативных студентов. Также первые согласны получить конспект непосредственно перед экзаменом, т.е. фактически быть не подготовленным.

Как видим, в большинстве случаев высококреативные испытуемые стремятся к взаимодействию с окружающими, иногда с долей агрессивности, тогда как у низкокреативных более выражена тенденция избегания трудных ситуаций и свёртывания контактов. Во всех предложенных проблемных задачах зафиксировано преобладание ответов типа: «буду действовать по обстоятельствам», «решение зависит от ситуации и партнера» в группе высококреативных личностей.

Таким образом, проведенный анализ подтверждает, что характерными признаками поведения творческих в общении личностей являются смелость в контактах и способность ориентироваться в общении и на индивидуальные особенности партнеров, и на своеобразие коммуникативной ситуации. Высокую активность вплоть до агрессивности, особенно при защите своего «Я», отмечают у высококреативных индивидуумов В. Н. Козленко [36] и У. В. Кала [23].

Поскольку наличие даже сильных корреляционных зависимостей не раскрывает содержания причинно-следственных связей в изучаемом явлении, на следующем этапе исследования необходимо осуществить формирующий эксперимент.

Библиография

[1] Агеев В.С. Стереотипизация как механизм социального восприятия / Монография: Общение и оптимизация совместной деятельности. Под ред. Г.М. Андреевой, Я. Яноушека. – М: Изд-во Москов. ун-та, 1987. – С.177-188

[2] Адизова Т.М. Социально-психологические особенности личности мастера и стиль руководства производственным коллективом: Автореф. дисс. канд. психол. наук. – Л., 1986

[3] Альтшуллер Г.С. Алгоритм изобретения. – М.: Московский рабочий, 1973. – 296 с.

[4] Андреев В.И. Диалектика воспитания и самовоспитания творческой личности. Основы педагогики творчества. – Изд-во Казанского университета, 1988. – 237с

[5] Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для вузов. – М.: Аспект Пресс, 1997. – 376 с.

[6] Аргентова Т.Е. Стиль общения как фактор эффективности совместной деятельности: Дисс. канд. психолог. наук. – М.,1984. – 182 с

[7] Ассовская А.В., Цветкова Л.А., Яничева Т.Г. Изучение креативности младших школьников// Ананьевские чтения – 97 (90 лет со дня рождения Б.Г. Ананьева). Тезисы научно-практической конференции 28-30 октября 1997 года. – С-Пб, 1997. – С.56-58

[8] Бородкин Ф.М., Коряк Н.М. Внимание: конфликт! – Новосибирск, 1989. – 190 с

[9] Братченко С. Полноценность межличностного общения и критерии её оценки//Б.Г. Ананьев и Ленинградская школа в развитии современной психологии. Тезисы научно-практической конференции 5-6 декабря 1995 года. – С-Пб, 1995. – С.40-41

[10] Володарская М.И. Психическое состояние личности при решении трудных задач. Автореф. дисс канд. пед. наук (по психологии). – М, 1968

[11] Выражемская А.И. Влияние социальных установок учителя на межличностные отношения участников педагогического взаимодействия (учителей и учащихся средних и старших классов). Дисс. канд. психолог. наук. – М, 1995. – 164 с

[12] Галкина Т.В., Алексеева Л.Г. Диагностика и развитие креативности// Коллективная. монография «Развитие и диагностика способностей»/ Отв. ред. В.Н. Дружинин, В.Д. Шадриков. – М.: Наука, 1991. –С.170-178

[13] Галкина Т.В. Психологический механизм решения задач на оценку и самооценку // -Сб-к Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. Под ред. Я.А. Пономарева. – М.: Наука , 1990. – С. 149-159

[14] Гольдентрихт С.С. Творчество как философская проблема// Сб-к ст. Творчество и социальное познание. Под ред. А.М. Коршунова, С.С. Гольдентрихта. – М.: Изд-во Моск. ун-та , 1982. – С.39-56

[15] Гончаров А.И. Стиль общения военного руководителя: его развитие и формирование у курсантов (социально-психологическое исследование на материалах военных училищ МВД СССР): Дисс. канд. психолог. наук. – М., 1991. – 282 с

[16] Гришина Н.В. Я и другие: общение в трудовом коллективе. – Л.: Лениздат, 1990. – 174 с

[17] Гришина Н.В. Если возникает конфликт… Сб-к Психология в управлении. Сост. А.М. Зимичев. – Л.: Лениздат, 1983. – С.37-55

[18] Гурова Л.Л. Когнитивно-личностные характеристики творческого мышления в структуре общей одаренности // Психологический журнал. - 1991. - №6. – Т.12. – С.

[19] Девятко В.В. Социально-психологический тренинг как средство повышения компетентности молодых офицеров в общении с подчиненными : Дисс. канд. психол. наук. – М, 1990. - 241с

[20] Деятельность: теории, методология, проблемы (Над чем работают, о чем спорят философы). – М.: Политиздат, 1990. – 366 с

[21] Джагинов Е.А. Разработка и валидизация методов изучения межличностных отношений у больных перенесших инфаркт миокарда. Дисс. канд. психолог. наук. – М, 1988. – 138 с

[22] Добрович А.Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения: Кн. для учителя и родителей. – М.: Просвещение, 1987. – 207 с

[23] Довгань А.А. Общение как способ развития творческого потенциала личности: Дисс. канд. философ. наук. – Киев, 1985. – 169 с

[24] Дубов И.Г. Влияние личности учителя на личностные проявления учащихся. Дисс. канд. психол. наук. – М., 1985. – 191 с

[25] Емельянов Ю.Н. Учиться мастерству общения. Социально-психологический тренинг руководителей и специалистов: Сб-к « Психология в управлении» Сост. А.М. Зимичев. – Л, 1983. – С.55-72

[26] Тот же. Активное социально-психологическое обучение. – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1985. – 167 с.

[27] Тот же. Теория и практика совершенствования коммуникативной компетентности: Дисс. докт. психол. наук . – Л.,1991. – 403 с.

[28] Тот же. Активные групповые методы социально-психологической подготовки специалистов. Вопросы психологии. – 1985. - №6. – С.88-95

[29] Ермолаева-Томина Л.Б. Проблема развития творческих способностей детей (по материалам зарубежных исследований).// Вопросы психологии. – 1975. - № 5. – С. 166-176

[30] Жуков Ю.М., Петровская Л.А., Растянников П.В. Диагностика и развитие компетентности в общении: Спец. практикум по социальной психологии. – М.:МГУ, 1990. – 104 с

[31] Закс Л. Статистическое оценивание. Пер. с нем. В.Н. Варыгина. Под ред. Ю.П. Адлера, В. Г. Горского. – М.: Статистика, 1976. – 598 с. ил. (Зарубеж. стат. исследования)

[32] Залевский Г.В. Фиксированные формы поведения. – Иркутск: Восточно-Сибирское книжное изд-во, 1976. – 191 с

[33] Залевский Г.В. Психическая ригидность в норме и патологии. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 1993. – 272 с

[34] Калинова О.В. Уровень притязаний студентов педвуза и его взаимосвязь с ригидностью личности. Дисс. канд. психолог. наук. – М, 1986. – 130 с

[35] Кан-Калик В.А. Учителю о педагогическом общении : Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1987. – 190 с

[36] Козленко В.Н. Проблема креативности личности// Сб-к Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. Под ред. Я.А. Пономарева. – М.,1990. – С.131-148

[37] Коммуникативная компетентность. Коллектив. Личность. Общение. Словарь социально-психологических понятий. Под. ред. Е.С. Кузьмина и В.Е. Семенова. – Л.: Лениздат, 1987. – 144 с.

[38] Кон И.С. Психология ранней юности: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1989. – 255 с.: ил. – (Психолог. наука – школе).

[39] Кондратьева А.С. Связь когнитивной компетенции с проявлением внушаемости и ригидности в социальной перцепции. // Вестн. Моск. Ун-та. Сер.14. Психология.-1979.- № 2.- С.24-35

[40] Конфликтные ситуации в библиотечном общении и их разрешение. Методика, тесты, тренинги: Методич. рекомендации. Рос. гос. б-ка; Сост. О.В. Решетникова. – М, 1993. – 99с.

[41] Корнилов А.П. Саморегуляция человека в условиях социального перелома Вопр. психологии. – 1995. - № 5. – С.73 – 79

[42] Котляревский Г.М. Тип личности и предпочитаемый стиль руководства: Дисс. канд. психол. наук. – М., 1993. – 106 с

[43] Кузьмина Н.Е. Социально-психологические аспекты креативности подростков Психология: итоги и перспективы (30 лет фак-ту психологии СПбГУ). Тезисы научно-практической конференции 28-31 октября 1996. Под общ. ред. проф. Крылова А.А. – С-Петербург, 1996. – С.178-180

[44] Лейтц Г. Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Я.Л. Морено. Пер. с нем. Общ. ред. и предисл. Е.В. Лопухиной и А.Б. Холмогоровой. – М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. – 352 с.: ил.

[45] Либин А.В. Стилевые и темпераментальные свойства в структуре индивидуальности человека: Дисс. канд. психолог. наук. – М., 1993. – 198 с

[46] Майер Дж.Д, Карузо Д.Р. и др. Интеллект и черты личности с ним связанные// Р.Ж. Общественные науки за рубежом. Серия 8. Науковедение. – 1990. - №6. – С.97-101

[47] Морогин В.Г. Влияние активности и ригидности на процесс формирования мотивов у больных шизофренией с различными типами адаптации (экспериментально-психологическое исследование). Автореф. дисс. канд. психолог. наук. – М, 1991

[48] Нижарадзе Г.А. Влияние мотивационных факторов на ригидное поведение. Дисс. канд. психолог. наук. – Тбилиси, 1985. – 131 с

[49] Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. - Киев : Изд-во “Лыбидь” при Киев. Ун-те, 1990. – 192 с

[50] Общая психология. Учеб. пособ. для студентов пед. ин-тов. / Под ред. В.В. Богословского и др. 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Просвещение, 1981. – 383 с., ил.

[51] Петровская Л.А. Компетентность в общении. Социально-психологический тренинг. – М.: Изд-во Москов. Ун-та , 1989. – 216 с

[52] Петровская Л.А. Активные методы социально- психологического воздействия на коммуникативные процессы : Общение и оптимизация совместной деятельности. Под ред. Г.М. Андреевой, Я. Яноушека. – М.: Изд-во Москов. ун-та. – 1987. – С.74-85

[53] Пономарёв Я.А. Психология творчества и педагогика. – М.: «Педагогика», 1976. – 280 с. с ил.

[54] Психологический контакт библиотекаря с читателями: Практическое пособие для библиотекаря Рос. гос б-ка ;Сост. О.В. Решетникова. – М:, 1994. – С.36-41

[55] Психология личности: тесты, опросники, методики. Сост. Н.В. Киршева, Н.В. Рябчикова. – М: Геликон, 1995. – С.52-56

[56] Рахматшаева В.А. Быть в гармонии с собой и другими. Методич. пособие по овладению техникой синтонического общения. – Астрахань: Изд-во Астраханского педаг. ин-та, 1993. – 64 с

[57] Роговин М.С., Залевский Г.В. Теоретические основы психологического и психопатологического исследования. – Томск, 1988. – 232 с

[58] Ронгинская Т.И. Изменение системы личностных характеристик в процессе адаптации студентов. Дисс. канд. психолог. наук.: Л,1987. – 136 с

[59] Русалов В.М. Предметный и коммуникативный аспекты темперамента человека Психологический журнал. – 1989 - Т.10. - № 1.—С.10-21

[60] Рябченко С.А. Психологические детерминанты авторитарного и диалогического стилей педагогического общения: Дисс. канд. психолог. наук. – С-Пб., 1994. – 157 с

[61] Соломка П.В. Развитие коммуникативных способностей политических лидеров средствами СПТ: Автореф. дисс. канд. психол. наук. – М., 1992

[62] Социально-психологическая компетентность. Психология. Словарь Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – М., 1990. – С. 375

[63] Статистические методы анализа информации в социологических исследованиях. – М.: Наука, 1979. – 319 с.

[64] Трофимова Г.С. Формирование коммуникативной компетентности у будущих учителей в условиях педагогической практики в университете: Автореф. канд. дисс. пед. наук. – Л, 1990

[65] Хазанова М.А. Исследование факторов, способствующих успешности общения // Сб-к науч. трудов Психолого-педагогические проблемы коллектива и личности.– М.: НИИ ОП АПН СССР, 1978. –С.82-87

[66] Хараш А.У. Гибкость и ригидность реципиента в смысловом восприятии. Смысловое восприятие речевого сообщения (в условиях массовой коммуникации). – М: Наука, 1976. – С.192-198

[67] Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.В. Петухова. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1981. – 400 с.

[68] Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). – СПб.:Питер Пресс, 1997. – 608 с. – (Серия «Мастера психологии»).

[69] Щебетенко А.И. Два опросника структуры нейродинамического и психодинамического уровней интегральной индивидуальности человека (Тест-опросники типов нервной системы и темперамента). – Пермь, 1994

[70] Шевандрин Н.И. Социальная психология в образовании: Учеб. пособие. Ч. 1. Концептуальные и прикладные основы социальной психологии. – М.: ВЛАДОС, 1995. – 544 с.: ил.

[71] Chuwattanakul, Pongsin. Perceived leadership style, style flexibility, and style effectiveness of government hospital administrators in Thailand. Dissertation Abstracts International, vol. 54, no. 11, May 1994. – P.3938- A

[72] Straube, Christian Eric. Career and identity development of creative persons// Dissertation Abstracts International, vol. 51, no. 12, June 1991. – P. 4072 –A

References (transliterated)

[1] Ageyev V.S. Stereotipizatsiya kak mekhanizm sotsial'nogo vospriyatiya / Monografiya: Obshcheniye i optimizatsiya sovmestnoy deyatel'nosti. Pod red. G.M. Andreyevoy, YA. Yanousheka. – M: Izd-vo Moskov. un-ta, 1987. – S.177-188

[2] Adizova T.M. Sotsial'no-psikhologicheskiye osobennosti lichnosti mastera i stil' rukovodstva proizvodstvennym kollektivom: Avtoref. diss. kand. psikhol. nauk. – L., 1986

[3] Al'tshuller G.S. Algoritm izobreteniya. – M.: Moskovskiy rabochiy, 1973. – 296 s.

[4] Andreyev V.I. Dialektika vospitaniya i samovospitaniya tvorcheskoy lichnosti. Osnovy pedagogiki tvorchestva. – Izd-vo Kazanskogo universiteta, 1988. – 237s

[5] Andreyeva G.M. Sotsial'naya psikhologiya. Uchebnik dlya vuzov. – M.: Aspekt Press, 1997. – 376 s.

[6] Argentova T.Ye. Stil' obshcheniya kak faktor effektivnosti sovmestnoy deyatel'nosti: Diss. kand. psikholog. nauk. – M.,1984. – 182 s

[7] Assovskaya A.V., Tsvetkova L.A., Yanicheva T.G. Izucheniye kreativnosti mladshikh shkol'nikov// Anan'yevskiye chteniya – 97 (90 let so dnya rozhdeniya B.G. Anan'yeva). Tezisy nauchno-prakticheskoy konferentsii 28-30 oktyabrya 1997 goda. – S-Pb, 1997. – S.56-58

[8] Borodkin F.M., Koryak N.M. Vnimaniye: konflikt! – Novosibirsk, 1989. – 190 s

[9] Bratchenko S. Polnotsennost' mezhlichnostnogo obshcheniya i kriterii yeyo otsenki//B.G. Anan'yev i Leningradskaya shkola v razvitii sovremennoy psikhologii. Tezisy nauchno-prakticheskoy konferentsii 5-6 dekabrya 1995 goda. – S-Pb, 1995. – S.40-41

[10] Volodarskaya M.I. Psikhicheskoye sostoyaniye lichnosti pri reshenii trudnykh zadach. Avtoref. diss kand. ped. nauk (po psikhologii). – M, 1968

[11] Vyrazhemskaya A.I. Vliyaniye sotsial'nykh ustanovok uchitelya na mezhlichnostnyye otnosheniya uchastnikov pedagogicheskogo vzaimodeystviya (uchiteley i uchashchikhsya srednikh i starshikh klassov). Diss. kand. psikholog. nauk. – M, 1995. – 164 s

[12] Galkina T.V., Alekseyeva L.G. Diagnostika i razvitiye kreativnosti// Kollektivnaya. monografiya «Razvitiye i diagnostika sposobnostey»/ Otv. red. V.N. Druzhinin, V.D. Shadrikov. – M.: Nauka, 1991. –S.170-178

[13] Galkina T.V. Psikhologicheskiy mekhanizm resheniya zadach na otsenku i samootsenku // -Sb-k Psikhologiya tvorchestva: obshchaya, differentsial'naya, prikladnaya. Pod red. YA.A. Ponomareva. – M.: Nauka , 1990. – S. 149-159

[14] Gol'dentrikht S.S. Tvorchestvo kak filosofskaya problema// Sb-k st. Tvorchestvo i sotsial'noye poznaniye. Pod red. A.M. Korshunova, S.S. Gol'dentrikhta. – M.: Izd-vo Mosk. un-ta , 1982. – S.39-56

[15] Goncharov A.I. Stil' obshcheniya voyennogo rukovoditelya: yego razvitiye i formirovaniye u kursantov (sotsial'no-psikhologicheskoye issledovaniye na materialakh voyennnykh uchilishch MVD SSSR): Diss. kand. psikholog. nauk. – M., 1991. – 282 s

[16] Grishina N.V. YA i drugiye: obshcheniye v trudovom kollektive. – L.: Lenizdat, 1990. – 174 s [17] Grishina N.V. Yesli voznikayet konflikt… Sb-k Psikhologiya v upravlenii. Sost. A.M. Zimichev. – L.: Lenizdat, 1983. – S.37-55

[18] Gurova L.L. Kognitivno-lichnostnyye kharakteristiki tvorcheskogo myshleniya v strukture obshchey odarennosti // Psikhologicheskiy zhurnal. - 1991. - №6. – T.12. – S.

[19] Devyatko V.V. Sotsial'no-psikhologicheskiy trening kak sredstvo povysheniya kompetentnosti molodykh ofitserov v obshchenii s podchinennymi : Diss. kand. psikhol. nauk. – M, 1990. - 241s

[20] Deyatel'nost': teorii, metodologiya, problemy (Nad chem rabotayut, o chem sporyat filosofy). – M.: Politizdat, 1990. – 366 s

[21] Dzhaginov Ye.A. Razrabotka i validizatsiya metodov izucheniya mezhlichnostnykh otnosheniy u bol'nykh perenesshikh infarkt miokarda. Diss. kand. psikholog. nauk. – M, 1988. – 138 s

[22] Dobrovich A.B. Vospitatelyu o psikhologii i psikhogigiyene obshcheniya: Kn. dlya uchitelya i roditeley. – M.: Prosveshcheniye, 1987. – 207 s

[23] Dovgan' A.A. Obshcheniye kak sposob razvitiya tvorcheskogo potentsiala lichnosti: Diss. kand. filosof. nauk. – Kiyev, 1985. – 169 s

[24] Dubov I.G. Vliyaniye lichnosti uchitelya na lichnostnyye proyavleniya uchashchikhsya. Diss. kand. psikhol. nauk. – M., 1985. – 191 s

[25] Yemel'yanov YU.N. Uchit'sya masterstvu obshcheniya. Sotsial'no-psikhologicheskiy trening rukovoditeley i spetsialistov: Sb-k Psikhologiya v upravlenii Sost. A.M. Zimichev. – L, 1983. – S.55-72

[26] Tot zhe. Aktivnoye sotsial'no-psikhologicheskoye obucheniye. – L.: Izd-vo Leningr. Un-ta, 1985. – 167 s.

[27] Tot zhe. Teoriya i praktika sovershenstvovaniya kommunikativnoy kompetentnosti: Diss. dokt. psikhol. nauk . – L.,1991. – 403 s.

[28] Tot zhe. Aktivnyye gruppovyye metody sotsial'no-psikhologicheskoy podgotovki spetsialistov. Voprosy psikhologii. – 1985. - №6. – S.88-95

[29] Yermolayeva-Tomina L.B. Problema razvitiya tvorcheskikh sposobnostey detey (po materialam zarubezhnykh issledovaniy).// Voprosy psikhologii. – 1975. - № 5. – S. 166-176

[30] Zhukov YU.M., Petrovskaya L.A., Rastyannikov P.V. Diagnostika i razvitiye kompetentnosti v obshchenii: Spets. praktikum po sotsial'noy psikhologii. – M.:MGU, 1990. – 104 s

[31] Zaks L. Statisticheskoye otsenivaniye. Per. s nem. V.N. Varygina. Pod red. YU.P. Adlera, V. G. Gorskogo. – M.: Statistika, 1976. – 598 s. il. (Zarubezh. stat. issledovaniya)

[32] Zalevskiy G.V. Fiksirovannyye formy povedeniya. – Irkutsk: Vostochno-Sibirskoye knizhnoye izd-vo, 1976. – 191 s

[33] Zalevskiy G.V. Psikhicheskaya rigidnost' v norme i patologii. – Tomsk : Izd-vo Tom. un-ta, 1993. – 272 s

[34] Kalinova O.V. Uroven' prityazaniy studentov pedvuza i yego vzaimosvyaz' s rigidnost'yu lichnosti. Diss. kand. psikholog. nauk. – M, 1986. – 130 s

[35] Kan-Kalik V.A. Uchitelyu o pedagogicheskom obshchenii : Kn. dlya uchitelya. – M.: Prosveshcheniye, 1987. – 190 s

[36] Kozlenko V.N. Problema kreativnosti lichnosti// Sb-k Psikhologiya tvorchestva: obshchaya, differentsial'naya, prikladnaya. Pod red. YA.A. Ponomareva. – M.,1990. – S.131-148

[37] Kommunikativnaya kompetentnost'. Kollektiv. Lichnost'. Obshcheniye. Slovar' sotsial'no-psikhologicheskikh ponyatiy. Pod. red. Ye.S. Kuz'mina i V.Ye. Semenova. – L.: Lenizdat, 1987. – 144 s.

[38] Kon I.S. Psikhologiya ranney yunosti: Kn. dlya uchitelya. – M.: Prosveshcheniye, 1989. – 255 s.: il. – (Psikholog. nauka – shkole).

[39] Kondrat'yeva A.S. Svyaz' kognitivnoy kompetentsii s proyavleniyem vnushayemosti i rigidnosti v sotsial'noy pertseptsii. // Vestn. Mosk. Un-ta. Ser.14. Psikhologiya.-1979.- № 2.- S.24-35

[40] Konfliktnyye situatsii v bibliotechnom obshchenii i ikh razresheniye. Metodika, testy, treningi: Metodich. rekomendatsii. Ros. gos. b-ka; Sost. O.V. Reshetnikova. – M, 1993. – 99s.

[41] Kornilov A.P. Samoregulyatsiya cheloveka v usloviyakh sotsial'nogo pereloma Vopr. psikhologii. – 1995. - № 5. – S.73 – 79

[42] Kotlyarevskiy G.M. Tip lichnosti i predpochitayemyy stil' rukovodstva: Diss. kand. psikhol. nauk. – M., 1993. – 106 s

[43] Kuz'mina N.Ye. Sotsial'no-psikhologicheskiye aspekty kreativnosti podrostkov Psikhologiya: itogi i perspektivy (30 let fak-tu psikhologii SPbGU). Tezisy nauchno-prakticheskoy konferentsii 28-31 oktyabrya 1996. Pod obshch. red. prof. Krylova A.A. – S-Peterburg, 1996. – S.178-180

[44] Leytts G. Psikhodrama: teoriya i praktika. Klassicheskaya psikhodrama YA.L. Moreno. Per. s nem. Obshch. red. i predisl. Ye.V. Lopukhinoy i A.B. Kholmogorovoy. – M.: Izdatel'skaya gruppa «Progress», «Univers», 1994. – 352 s.: il.

[45] Libin A.V. Stilevyye i temperamental'nyye svoystva v strukture individual'nosti cheloveka: Diss. kand. psikholog. nauk. – M., 1993. – 198 s

[46] Mayyer Dzh.D, Karuzo D.R. i dr. Intellekt i cherty lichnosti s nim svyazannyye// R.ZH. Obshchestvennyye nauki za rubezhom. Seriya 8. Naukovedeniye. – 1990. - № 6. – S.97-101

[47] Morogin V.G. Vliyaniye aktivnosti i rigidnosti na protsess formirovaniya motivov u bol'nykh shizofreniyey s razlichnymi tipami adaptatsii (eksperimental'no-psikhologicheskoye issledovaniye). Avtoref. diss. kand. psikholog. nauk. – M, 1991

[48] Nizharadze G.A. Vliyaniye motivatsionnykh faktorov na rigidnoye povedeniye. Diss. kand. psikholog. nauk. – Tbilisi, 1985. – 131 s

[49] Obozov N.N. Psikhologiya mezhlichnostnykh otnosheniy. - Kiyev : Izd-vo “Lybid'” pri Kiyev. Un-te, 1990. – 192 s

[50] Obshchaya psikhologiya. Ucheb. posob. dlya studentov ped. in-tov. / Pod red. V.V. Bogoslovskogo i dr. 3-ye izd., pererab. i dop. – M.: Prosveshcheniye, 1981. – 383 s., il.

[51] Petrovskaya L.A. Kompetentnost' v obshchenii. Sotsial'no-psikhologicheskiy trening. – M.: Izd-vo Moskov. Un-ta , 1989. – 216 s

[52] Petrovskaya L.A. Aktivnyye metody sotsial'no- psikhologicheskogo vozdeystviya na kommunikativnyye protsessy : Obshcheniye i optimizatsiya sovmestnoy deyatel'nosti. Pod red. G.M. Andreyevoy, YA. Yanousheka. – M.: Izd-vo Moskov. un-ta. – 1987. – S.74-85

[53] Ponomarov YA.A. Psikhologiya tvorchestva i pedagogika. – M.: «Pedagogika», 1976. – 280 s. s il.

[54] Psikhologicheskiy kontakt bibliotekarya s chitatelyami: Prakticheskoye posobiye dlya bibliotekarya Ros. gos b-ka ;Sost. O.V. Reshetnikova. – M:, 1994. – S.36-41

[55] Psikhologiya lichnosti: testy, oprosniki, metodiki. Sost. N.V. Kirsheva, N.V. Ryabchikova. – M: Gelikon, 1995. – S.52-56

[56] Rakhmatshayeva V.A. Byt' v garmonii s soboy i drugimi. Metodich. posobiye po ovladeniyu tekhnikoy sintonicheskogo obshcheniya. – Astrakhan': Izd-vo Astrakhanskogo pedag. in-ta, 1993. – 64 s

[57] Rogovin M.S., Zalevskiy G.V. Teoreticheskiye osnovy psikhologicheskogo i psikhopatologicheskogo issledovaniya. – Tomsk, 1988. – 232 s

[58] Ronginskaya T.I. Izmeneniye sistemy lichnostnykh kharakteristik v protsesse adaptatsii studentov. Diss. kand. psikholog. nauk.: L,1987. – 136 s

[59] Rusalov V.M. Predmetnyy i kommunikativnyy aspekty temperamenta cheloveka Psikhologicheskiy. zhurnal. – 1989 - T.10. - № 1.—S.10-21

[60] Ryabchenko S.A. Psikhologicheskiye determinanty avtoritarnogo i dialogicheskogo stiley pedagogicheskogo obshcheniya: Diss. kand. psikholog. nauk. – S-Pb., 1994. – 157 s

[61] Solomka P.V. Razvitiye kommunikativnykh sposobnostey politicheskikh liderov sredstvami SPT: Avtoref. diss. kand. psikhol. nauk. – M., 1992

[62] Sotsial'no-psikhologicheskaya kompetentnost'. Psikhologiya. Slovar' Pod obshch. red. A.V. Petrovskogo, M.G. Yaroshevskogo. – M., 1990. – S. 375

[63] Statisticheskiye metody analiza informatsii v sotsiologicheskikh issledovaniyakh. – M.: Nauka, 1979. – 319 s.

[64] Trofimova G.S. Formirovaniye kommunikativnoy kompetentnosti u budushchikh uchiteley v usloviyakh pedagogicheskoy praktiki v universitete: Avtoref. kand. diss. ped. nauk. – L, 1990

[65] Khazanova M.A. Issledovaniye faktorov, sposobstvuyushchikh uspeshnosti obshcheniya // Sb-k nauch.trudov Psikhologo-pedagogicheskiye problemy kollektiva i lichnosti.– M.: NII OP APN SSSR, 1978. –S.82-87

[66] Kharash A.U. Gibkost' i rigidnost' retsipiyenta v smyslovom vospriyatii. Smyslovoye vospriyatiye rechevogo soobshcheniya (v usloviyakh massovoy kommunikatsii). – M: Nauka, 1976. – S.192-198

[67] Khrestomatiya po obshchey psikhologii. Psikhologiya myshleniya. Pod red. YU.B. Gippenreyter, V.V. Petukhova. – M.: Izd-vo Mosk. Un-ta, 1981. – 400 s.

[68] KH"yell L., Zigler D. Teorii lichnosti (Osnovnyye polozheniya, issledovaniya i primeneniye). – SPb.: Piter Press, 1997. – 608 s. – (Seriya «Mastera psikhologii»).

[69] Shchebetenko A.I. Dva oprosnika struktury neyrodinamicheskogo i psikhodinamicheskogo urovney integral'noy individual'nosti cheloveka (Test-oprosniki tipov nervnoy sistemy i temperamenta). – Perm', 1994

[70] Shevandrin N.I. Sotsial'naya psikhologiya v obrazovanii: Ucheb. posobiye. CH. 1. Kontseptual'nyye i prikladnyye osnovy sotsial'noy psikhologii. – M.: VLADOS, 1995. – 544 s.: il.

[71] Chuwattanakul, Pongsin. Perceived leadership style, style flexibility, and style effectiveness of government hospital administrators in Thailand. Dissertation Abstracts International, vol. 54, no. 11, May 1994. – P.3938- A

[72] Straube, Christian Eric. Career and identity development of creative persons// Dissertation Abstracts International, vol. 51, no. 12, June 1991. – P. 4072 –A

Библиография
1.
—С.10-21 [60] Рябченко С.А. Психологические детерминанты авторитарного и диалогического стилей педагогического общения: Дисс. канд. психолог. наук. – С-Пб., 1994. – 157 с [61] Соломка П.В. Развитие коммуникативных способностей политических лидеров средствами СПТ: Автореф. дисс. канд. психол. наук. – М., 1992 [62] Социально-психологическая компетентность. Психология. Словарь Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – М., 1990. – С. 375 [63] Статистические методы анализа информации в социологических исследованиях. – М.: Наука, 1979. – 319 с. [64] Трофимова Г.С. Формирование коммуникативной компетентности у будущих учителей в условиях педагогической практики в университете: Автореф. канд. дисс. пед. наук. – Л, 1990 [65] Хазанова М.А. Исследование факторов, способствующих успешности общения // Сб-к науч. трудов Психолого-педагогические проблемы коллектива и личности.– М.: НИИ ОП АПН СССР, 1978. –С.82-87 [66] Хараш А.У. Гибкость и ригидность реципиента в смысловом восприятии. Смысловое восприятие речевого сообщения (в условиях массовой коммуникации). – М: Наука, 1976. – С.192-198 [67] Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.В. Петухова. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1981. – 400 с. [68] Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). – СПб.:Питер Пресс, 1997. – 608 с. – (Серия «Мастера психологии»). [69] Щебетенко А.И. Два опросника структуры нейродинамического и психодинамического уровней интегральной индивидуальности человека (Тест-опросники типов нервной системы и темперамента). – Пермь, 1994 [70] Шевандрин Н.И. Социальная психология в образовании: Учеб. пособие. Ч. 1. Концептуальные и прикладные основы социальной психологии. – М.: ВЛАДОС, 1995. – 544 с.: ил. [71] Chuwattanakul, Pongsin. Perceived leadership style, style flexibility, and style effectiveness of government hospital administrators in Thailand. Dissertation Abstracts International, vol. 54, no. 11, May 1994. – P.3938-A [72] Straube, Christian Eric. Career and identity development of creative persons// Dissertation Abstracts International, vol. 51, no. 12, June 1991. – P. 4072 –A
References (transliterated)
1.
—S.10-21 [60] Ryabchenko S.A. Psikhologicheskie determinanty avtoritarnogo i dialogicheskogo stilei pedagogicheskogo obshcheniya: Diss. kand. psikholog. nauk. – S-Pb., 1994. – 157 s [61] Solomka P.V. Razvitie kommunikativnykh sposobnostei politicheskikh liderov sredstvami SPT: Avtoref. diss. kand. psikhol. nauk. – M., 1992 [62] Sotsial'no-psikhologicheskaya kompetentnost'. Psikhologiya. Slovar' Pod obshch. red. A.V. Petrovskogo, M.G. Yaroshevskogo. – M., 1990. – S. 375 [63] Statisticheskie metody analiza informatsii v sotsiologicheskikh issledovaniyakh. – M.: Nauka, 1979. – 319 s. [64] Trofimova G.S. Formirovanie kommunikativnoi kompetentnosti u budushchikh uchitelei v usloviyakh pedagogicheskoi praktiki v universitete: Avtoref. kand. diss. ped. nauk. – L, 1990 [65] Khazanova M.A. Issledovanie faktorov, sposobstvuyushchikh uspeshnosti obshcheniya // Sb-k nauch. trudov Psikhologo-pedagogicheskie problemy kollektiva i lichnosti.– M.: NII OP APN SSSR, 1978. –S.82-87 [66] Kharash A.U. Gibkost' i rigidnost' retsipienta v smyslovom vospriyatii. Smyslovoe vospriyatie rechevogo soobshcheniya (v usloviyakh massovoi kommunikatsii). – M: Nauka, 1976. – S.192-198 [67] Khrestomatiya po obshchei psikhologii. Psikhologiya myshleniya. Pod red. Yu.B. Gippenreiter, V.V. Petukhova. – M.: Izd-vo Mosk. Un-ta, 1981. – 400 s. [68] Kh''ell L., Zigler D. Teorii lichnosti (Osnovnye polozheniya, issledovaniya i primenenie). – SPb.:Piter Press, 1997. – 608 s. – (Seriya «Mastera psikhologii»). [69] Shchebetenko A.I. Dva oprosnika struktury neirodinamicheskogo i psikhodinamicheskogo urovnei integral'noi individual'nosti cheloveka (Test-oprosniki tipov nervnoi sistemy i temperamenta). – Perm', 1994 [70] Shevandrin N.I. Sotsial'naya psikhologiya v obrazovanii: Ucheb. posobie. Ch. 1. Kontseptual'nye i prikladnye osnovy sotsial'noi psikhologii. – M.: VLADOS, 1995. – 544 s.: il. [71] Chuwattanakul, Pongsin. Perceived leadership style, style flexibility, and style effectiveness of government hospital administrators in Thailand. Dissertation Abstracts International, vol. 54, no. 11, May 1994. – P.3938-A [72] Straube, Christian Eric. Career and identity development of creative persons// Dissertation Abstracts International, vol. 51, no. 12, June 1991. – P. 4072 –A
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"