Статья 'Особенности субъектности подростков, употребляющих психоактивные вещества' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Особенности субъектности подростков, употребляющих психоактивные вещества

Фролова Юлия Игоревна

аспирант, Алтайский государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61

Frolova Iuliia Igorevna

post-graduate student at Altai State University

656049, Russia, Altai Region, Barnaul, Lenin's str., 61

juvelina_free@mail.ru
Кайгородова Надежда Захаровна

доктор биологических наук

профессор, Алтайский государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61

Kaigorodova Nadezhda Zakharovna

Doctor of Biology

professor at Altai State University

656049, Russia, Altai Region, Barnaul, Lenin's str., 61

kaigorodova56@gmail.com
Каширский Дмитрий Валерьевич

доктор психологических наук

профессор, заведующий кафедрой, Алтайский государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61

Kashirskii Dmitrii Valer'evich

Doctor of Psychology

professor, head of the department at Altai State University

656049, Russia, Altai Region, Barnaul, Lenin's str., 61

psymath@mail.ru

DOI:

10.7256/2409-8701.2017.2.22141

Дата направления статьи в редакцию:

28-02-2017


Дата публикации:

27-04-2017


Аннотация.

В статье представлены результаты исследования особенностей субъектности подростков, находящихся на стационарном лечении в наркологическом диспансере из-за употребления психоактивных веществ, и подростков, не состоящих на учете у врача нарколога. Предметом исследования являются особенности субъектности у подростков, употребляющих психоактивные вещества. Цель проведенного нами исследования заключалась в изучении субъектности подростков, употребляющих психоактивные вещества. При этом следует заметить, что в русле культурно-исторической трактовки субъектности данная проблема в психологии рассматривается впервые.Исследование проводилось на базе круглосуточного отделения для лечения детей и подростков КГБУЗ «Алтайский краевой наркологический диспансер» и в общеобразовательных школах г. Барнаула. Выборку исследования составили 172 подростка. Метод исследования – тестирование с помощью методики «Субъектность» М.В. Исакова. Данный опросник позволяет диагностировать следующие параметры или показатели субъектности: ответственность, свобода, общая рефлексия, рефлексия выбора, контроль и общий показатель субъектности. Сделан вывод о том, что субъектность подростков–пациентов наркологического диспансера характеризуется неравномерностью развития её компонентов и имеет ряд особенностей, по сравнению с подростками, не употребляющими психоактивные вещества. Подростки, употребляющие психоактивные вещества, менее активны в ситуации выбора, более импульсивные, чаще делают случайный выбор и переходят к действию без дополнительных размышлений. У школьников, не состоящих на учете у врача-нарколога, субъектность имеет более сбалансированную структуру, они чувствуют себя более свободными, готовы справляться с жизненными трудностями и действовать исходя их своих позиций и системы ценностей, в отличии от пациентов диспансера. Программы первичной профилактики для школ, будут более эффективными, если будут способствовать созданию условий для развития субъектности школьников.

Ключевые слова: субъектность, подростки, психоактивные вещества, ответственность, свобода, рефлексия, контроль, наркология, реабилитация, школьники

УДК:

159.9.075

Abstract.

The present article presents the results of studying subjectiveness features of teenagers curing from alcohol or drug addiction at hospitals as well as teenagers who are under supervision of substance abuse professionals. The subject of the research is the subjectiveness features of teenagers abusing psychoactive substances. The aim of the research is to study subjectiveness of teenagers abusing psychoactive substances. Noteworthy that this problem is viewed in terms of cultural and historical interpretation for the first time in psychological literature. The research was carried out in a 24-hour hospital division for children and teenagers at Altai Regional Drug Abuse Hospital an schools of Barnaul. 172 teenagers participated in the research. The research methods included testing using the Subjectiveness Inventory offered by M. Isakova. The questionnaire allows to diagnose the following parameters and indicators of subjectiveness: responsibility, freedom, overall self-reflection ability, reflection over choice, self-control and total subjectiveness indicator. The authors conclude that the above mentioned teenagers' subjectiveness is characterised with its components development disparity and has a number of singularities compared to teenagers who do not abuse psychoactive substances. Teenagers abusing psychoactive substances are less active in situations when they have to choose between alternatives, more impulsive, make random choices more frequently and proceed to actions without giving it an additional thought. School students who are not under supervision of substance abuse professionals demonstrate a better balanced structure of subjectiveness, and feel freer and ready to deal with life difficulties and act according to their views and values unlike hospital patients. As a conclusion, the authors undertline that preventive measures will be more effective if they create conditions for developing school children's subjectiveness.

Keywords:

self-reflection, psychological freedom, responsibility, psychoactive substances, teenage, subjectiveness, control, drug abuse treatment, rehabilitation, schoolchildren

Актуальность исследования обусловлена современным состоянием российского общества, в котором увеличивается количество детей и подростков, употребляющих психоактивные вещества (ПАВ), растет число наркоманов и количество преступлений, совершаемых под воздействием наркотиков, алкоголя. Современная школа уже не является безопасной средой свободной от психоактивных веществ. Современные синтетические наркотики все чаще распространяются рядом со школами и в самих учебных заведениях.

Согласно официальной статистике показатель числа зарегистрированных в Алтайском крае подростков, злоупотребляющих наркотическими ПАВ с вредными последствиями, возрос на 31,4% в 2014г. к уровню 2013г. и составил 267,65 на 100 тыс. подросткового населения (172 чел., 2013г. –203,7 на 100 тыс. подросткового нас. или 132 чел.), что превышает уровень РФ на 50,9%.

Эти данные вызывают большую тревогу и требуют разработки новых эффективных профилактических и реабилитационных программ, учитывающих психологические особенности современных школьников. При этом есть основания полагать, что основу этих программ должна составить линия по развитию субъектности подростков, проявлениями которой являются ответственность, самостоятельность, инициативность, рефлексия и умение делать выбор. Вероятно, несформированная и/или несбалансированная субъектность является фактором риска употребления психоактивных веществ школьниками.

Проблема субъектности личности в психологии ставилась при решении многих задач в контексте разных направлений исследовательской и практической работы. Идея субъектности получила развитие в зарубежной (А. Адлер, А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм и др.), и отечественной (Л.C. Выготский, С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, Г.Г. Кравцов, Б.Г. Ананьев, A.B. Петровский, В.А. Петровский и др.) литературе. Изучены отдельные теоретико-методологические аспекты и механизмы развития субъектного потенциала личности (A.B. Брушлинский, Е.И. Исаев, Е.А. Сергиенко и др.), становление подростка как субъекта учебной деятельности (Л.И. Божович, В.И. Слободчиков, A.A. Горбунов, В.Т. Кудрявцев и др.); психолого-педагогические условия развития субъектной позиции учащихся и особенности ее проявления (Г.А. Вайзер, H.A. Жесткова и др.). [1, 3, 4] Становление субъектности определяет развитие личности, по мере того, как подросток в учебной и других видах деятельности овладевает компонентами субъектности.

Мы рассматриваем субъектность с позиций культурно-исторического подхода, в русле которого проблема субъектности ставилась Л.С. Выготским в контексте проблемы развития личности, сознательного овладения человеком собственным поведением через интериоризацию культурных знаков. Так, Л.С. Выготский говорил о личности, как о «социальном в нас», о самосознании, возникающем в процессе культурного развития. Личность созидается вместе с высшими психическими функциями и охватывает единство поведения, которое отличается признаком овладения [9]. Таким образом, Л.С. Выготский придавал особое значение в становлении субъектности опосредствованию деятельности идеальными формами культуры и отмечал, что там, где человек чувствует себя источником поведения и деятельности, он поступает личностно.

Данные положения являются основаниями для понимания субъектности в школе Л.С. Выготского. Продолжая традиции культурно-исторической методологии, М.В. Исаков рассматривает субъектность как высшую психическую функцию и описывает её основные признаки. Как всякая высшая психическая функция субъектность соответствует её основным признакам: системности, социальности, орудийности и произвольности. Субъектность в культурно-историческом подходе – это определенный уровень овладения человеком культурными средствами, создающими особые формы поведения и видоизменяющими деятельность психических функций. Чем больше таких средств у субъекта, чем лучше он ими пользуется, тем выше его субъектность. [5] Развивая идеи Л.С. Выготского, Г.Г. Кравцов считает, что субъектность относится к внутренним измерениям личностного пространства. По его мнению, субъектность опосредует самоосуществление личности, что позволяет ей быть субъектом конкретной деятельности, субъектом определенных отношений, субъектом направленного волеизъявления; возможности сознательного установления «границ» компетентности и ответственности для определенной активности в сфере интересов, в которой человек утверждает себя как субъект. [7]

Основываясь на исследованиях М.В. Исакова, мы понимаем субъектность как устойчивую интегральную личностную характеристику, состоящую из 5 ключевых взаимосвязанных компонентов: ответственность, свобода (личная автономия), общая рефлексия, рефлексия выбора, контроль. [6] Первая составляющая субъектности, являющаяся ключевой, это ответственность как готовность субъекта брать на себя ответственность за свою деятельность, её планирование, прогнозирование последствий, осуществление деятельности и её результат. Вторая составляющая субъектности - свобода (личная автономия) как готовность субъекта считать себя источником активности в своей жизни, готовность справляться с жизненными трудностями и действовать исходя их своих позиций и системы ценностей, а не под влиянием внешних факторов; самостоятельность и активность субъекта в принятии решений. Третий компонент - общая рефлексия как склонность субъекта занимать рефлексивную позицию к своей жизни. Четвертый компонент - рефлексия выбора как склонность субъекта проявлять активность в ситуации выбора, обдумывать его, давать себе время для принятия решения. Пятый компонент - контроль как готовность субъекта контролировать своё поведение и деятельность, управлять своей жизнью, опираясь на внутренние критерии, используя культурные средства.

По мнению М.А. Щукиной подростковый возраст является сензитивным для развития субъектности. Именно в этом возрасте происходят наиболее решающие изменения в развитии субъектности личности, определяющие индивидуальную структуру субъектности. [10]

Цель проведенного нами исследования заключалась в изучении субъектности подростков, употребляющих психоактивные вещества. При этом следует заметить, что в русле культурно-исторической трактовки субъектности данная проблема в психологии рассматривается впервые.

Предметом исследования являются особенности субъектности у подростков, употребляющих психоактивные вещества.

Эмпирическая база и выборка. Исследование проводилось на базе круглосуточного отделения для лечения детей и подростков КГБУЗ «Алтайский краевой наркологический диспансер» и в общеобразовательных школах г. Барнаула. Выборку исследования составили 172 подростка. Среди них: 86 пациентов наркологического диспансера из них: 46 мальчиков и 40 девочек в возрасте от 12 до 17 лет, 86 школьников 7-11 кл. школ г. Барнаула, не состоящих на учете у врача-нарколога: 46 мальчиков и 40 девочек в возрасте от 12 до 17 лет.

Метод исследования тестирование с помощью методики «Субъектность» М.В. Исакова. Данный опросник позволяет диагностировать следующие параметры или показатели субъектности: ответственность, свобода, общая рефлексия, рефлексия выбора, контроль и общий показатель субъектности.

В таблице представлены средние значения (М) выраженности компонентов субъектности у респондентов, а также значимые различия между группами.

Выраженность компонентов субъектности, М

Компоненты субъектности

Школьники

N=86

Пациенты диспансера

N=86

Школьники

Пациенты диспансера

12-15 лет

N=51

16-18 лет

N=35

12-15 лет,

N=51

16-18 лет,

N=35

Ответственность

80.75

+-17,16

78.03

+-17,16

78,8

+-18,3

83,6

+-15,1

75,68

+-17,5

81,45

+-17,5

Свобода (автономия)

61.38*

+-10,06

57.77*

+-10,36

59,17*

+-10,7

64,6*

+-8,11

54.9*

+-9,67

61,97*

+-10,0

Общая рефлексия

50.43

+-8,28

52.96

+-10,41

48,49*

+-8,33

53,25*

+-7,45

52,6

+-11,4

53,48

+-8,84

Рефлексия выбора

33.69*

+-6,40

31.13*

+-7,52

32,74

+-6,07

35,08

+-6,69

30,03

+-6,78

32,7

+-8,32

Контроль

55.6

+-8,30

54.53

+-8,19

54,5

+-9,38

57,2

+-6,2

52,9*

+-8,70

56,91*

+-6,82

Общий показатель субъектности

231.44**

+-34,59

221.48**

+-35,12

225,23*

+-36,9

240,48*

+-28,9

213,52

+-33,3

233,08

+-34,9

*выделены достоверные различия между группами р≤0,05,

** выделены различия на уровне тенденции р=0,063

На уровне тенденции выявлены различия между группами респондентов по сформированности субъектности (t=-1,87,p=0,063). Среднее значение в группе пациентов (М=221,48) меньше, чем у школьников (М=231,44). Это говорит о том, что у подростков-пациентов наркологического диспансера процесс становления субъектности протекает более медленно. Пациентам диспансера труднее делать самостоятельный осознанный выбор, труднее спрогнозировать его последствия и отвечать за них. Они в меньшей степени ощущают себя авторами своей жизни, чем школьники не состоящие на учете у врача нарколога.

Данные результаты показывают, что у школьников 12-18 лет в обеих группах субъектность имеет несбалансированную структуру. Основываясь на исследованиях Е.Н.Волковой, Н.И. Дунаевой, И.А.Серегиной, можно сделать вывод о том, что для развития субъектности в данном возрасте необходим баланс выраженности всех компонентов субъектности. У респондентов более развиты такие компоненты субъектности как ответственность, свобода и контроль; менее развита - рефлексия выбора. Это позволяет говорить о том, что в ситуации обучения в средних и старших классах школьники склонны считать себя источником активности, учатся принимать на себя ответственность за свои поступки и контролировать результаты. Недостаточное развитие рефлексии выбора может свидетельствовать о том, что школьники, скорее, склонны переходить к действию без лишних размышлений, чем проявлять активность на этапе выбора в противовес импульсивному или случайному выбору.

Наиболее развитым компонентом субъектности у школьников 13-18 лет выявлена ответственность. Среднее значение в целом по выборке (М=79,39) соответствует среднему уровню развития данного компонента. Полученный результат говорит о том, что у респондентов существует готовность к осуществлению активности, направленной на планирование и на реализацию собственных планов, а также на внесение коррективов в собственные планы. Также существует некоторая устойчивость по отношению к препятствиям, возникающим в процессе осуществления намеченных планов, готовность исправлять собственные ошибки. Значимых различий между группами по данной шкале не выявлено. Также достоверных различий не выявлено между подростками и юношами в обеих группах. Это подтверждает то, что ответственность как психологическое образование формируется в подростковом возрасте. К.Н. Поливанова результатом развития в подростковом возрасте считает ощущение подростком себя в качестве творца, автора и связывает это с ответственными действиями. [8] В.В. Башев считает новообразованием подросткового возраста ответственное действие и выделяет его структуру, согласно которой в подростковом возрасте можно говорить об ответственности как о создании собственных замыслов, идей и желания воплощать эти идеи в реальность. Однако истинно ответственные действия подросток совершить не может, т.к. еще не имеет необходимых ресурсов или психологических средств. Более полная структура ответственности образуется в юношеском возрасте, в процессе подготовки к поступлению в вуз, когда помимо замысла школьнику нужно составить программу подготовки, план своих действий, реализовывать нужные действия, отчитываться за свои действия и получить результат (поощрение или наказание). Социальная среда старшеклассника способствует развитию интернальной ответственности, а не только экстернальной ответственности как в более раннем возрасте, когда задачи инициировались и контролировались взрослыми (родителями, учителями). В.В. Башев описал логику становления ответственного действия: от внешней ответственности к внутренней; от коллективной к индивидуальной; от объективной к субъективной ответственности. Интернальная ответственность у подростков и юношей формируется в тех ситуациях, когда они сами являются авторами замыслов и отвечают за их реализацию. [2,3]

При сравнении подгрупп школьников–пациентов наркологического диспансера (N=86) и обычных школьников (N=86) по данному тесту при помощи t-критерия Стьюдента значимые различия были выявлены по шкалам свобода (t=-2,31; р≤0,02) и рефлексия выбора (t=-2,40; р≤0,01). Причём показатели по всем шкалам более высокие в группе школьников, кроме шкалы общей рефлексии.

Такой компонент субъектности как свобода (личностная автономия) у школьников-пациентов наркологического диспансера (М=57,77) достоверно ниже, чем у обычных школьников (М=61,38). Подростки, не состоящие на учете у врача-нарколога, чувствуют себя более свободными, чем пациенты диспансера. Это может свидетельствовать о том, что у школьников этого возраста уже имеется представление о том, что они сами могут определять ход собственной жизни, а также готовы к поиску и реализации тех видов активности, которые кажутся им наиболее интересными или ценными. Общественная и учебная жизнь школьников предоставляет им большой выбор и реализацию своих возможностей через принятие решений. В то время как у пациентов диспансера уже есть негативный опыт употребления психоактивных веществ равного нарушению закона в этом возрасте. Выбор нарушения действующих норм – это тоже свобода выбора. Такой выбор говорит о недостаточной нормативной регуляции поведения, о том, что пациенты диспансера в силу возрастных и личностных особенностей не могут в полной мере управлять своим поведением, прогнозировать и отвечать за последствия своих действий в необходимой степени. И вследствие этого оказались на лечении в круглосуточном стационаре, где их лечение и обучение организовано, а деятельность регламентирована правилами, которые им нужно выполнять. Л.Б. Филонов подчеркивает, что поисковое поведение характерно для подростков. В индивидуальных беседах с пациентами наркологии у них было выявлено желание «псевдосвободы», т.е. желание строить свою жизнь на основании своих собственных критериев, по своим правилам, сочетающееся с переоценкой своих возможностей. Также значимые различия выявлены между подростками и юношами в обеих группах (1 группа – школьники t=-2.53, р≤0,01; 2 группа – пациенты t=-3.28, р≤0,02), т.е. с возрастом личностная автономия возрастает.

Также достоверные различия между школьниками и пациентами диспансера были выявлены по шкале рефлексия выбора (t=-2,40; р≤0,01). У пациентов наркологического диспансера (М=31,13) результаты по этой шкале значимо ниже, чем у школьников, не употребляющих психоактивные вещества (М=33,69). Вероятно, школьники, употребляющие психоактивные вещества, менее активны в ситуации выбора, более импульсивные, чаще делают случайный выбор и переходят к действию без паузы и дополнительных размышлений. В то время как школьники, не употребляющие психоактивные вещества, проявляют большую активность на этапе выбора, дают себе больше времени на принятие решения, склонны оценивать ситуацию, планировать свои действия и возможные последствия своего выбора.

Ситуация выбора из-за своей неопределенности является сложной даже для взрослого человека не говоря уже о подростке. Выбор – это проблема, которая предполагает дилемму между знакомым и неизвестным, разрешенным и запретным, коллективным и индивидуальным, различными способами действий. Когда подросток попадает в ситуацию выбора употреблять или не употреблять психоактивное вещество, которая в 90% случаев происходит в компании уже употребляющих психоактивные вещества людей, то ребенку сложно сказать нет, сложно оценить все последствия такого поступка в силу недостаточно сформированного ответственного действия и других компонентов субъектности.

Для человека подросткового и юношеского возраста характерно активное экспериментирование с самим собой («игра в себя»). Он проверяет собственные способности в разных сферах: в общении, в любой деятельности. Проверяет свою храбрость, привлекательность, силу воли, и весьма рискованно экспериментирует. Молодой человек поглощён постоянной оценкой самого себя. Он впервые начинает задумываться над тем, какие качества его характера помогают или мешают ему в жизни, старается исправлять себя, не имея порой для этого необходимых знаний, умений и делает это, уже ориентируясь на мнение референтной группы сверстников, а не родителей. Среднее значение всей выборки по шкале «Общая рефлексия» (М=52) как раз свидетельствует о среднем развитии рефлексивных навыков у респондентов.

Достоверных различий между группами по шкале контроля не установлено. Среднее значение по выборке (М=55) соответствует среднему уровню и отражает то, что подростки уверены в том, что они могут контролировать свою жизнь. Вероятно, это может быть связано с переоценкой своих способностей и возможностей, а также с отсутствием жизненного опыта. Средний уровень может говорить о переходном этапе между экстернальным и интернальным локусом контроля, общим ростом ответственности за себя и свою жизнь, о том, что школьники 12-18 лет выстраивают свое поведение с учетом общественных норм и правил. Субъект не растворяется в окружающих стимулах, он осуществляет определенный контроль над своим поведением.

Средний уровень говорит также о балансе между оптимизмом относительно уверенности в том, что жизнь подвластна полному контролю и фатализму и пассивности, когда условия собственной жизни воспринимаются как непреодолимые данности.

В целом, можно сделать вывод о том, что для подростков 12-18 лет характерна несбалансированная структура субъектности. Недостаточное проявление того или иного компонента субъектности нарушает процесс развития личности. Наиболее сложной в данном возрасте является ситуация выбора. Может быть, именно поэтому в этом возрасте и происходят первые пробы психоактивных веществ, т.к. школьники в ситуации предложения употребить психоактивное вещество делают положительный выбор и переходят к действию без лишних размышлений о вредных последствиях.Субъектность подростков–пациентов наркологического диспансера представляет собой системное интегративное качество личности, характеризующееся неравномерностью развития его компонентов, и имеет ряд особенностей, по сравнению с подростками, не употребляющими психоактивные вещества. Ответственность развита на среднем уровне, а остальные компоненты имеют низкий уровень развития, так же как и общий показатель субъектности. В то время как у школьников, не состоящих на учете у врача-нарколога, субъектность имеет более сбалансированную структуру.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что аддиктивное поведение является проявлением слабой субъектной позиции и развитие субъектности подростков, употребляющих психоактивные вещества, будет способствовать повышению уровня реабилитационного потенциала. Программы первичной профилактики для школ, будут более эффективными, если будут способствовать созданию условий для развития субъектности школьников.

Библиография
1.
Абульханова-Славская К.А. Развитие личности в процессе жизнедеятельности // Психология формирования и развития личности / Ред. Л.И. Анцыферова. М.: Наука, 1981. С. 19-44.
2.
Башев В.В. Социальная ситуация развития ответственности в подростковом возрасте // Педагогика развития: замыслы, достижения, возможности: Мат-лы 8-й науч.-практ. конф. Краснояр. гос. ун-т. Красноярск, 2002. С. 65.
3.
Башев В.В. Психологические условия формирования ответственного действия в подростковом возрасте: автореферат дисс. канд. псих. наук: 19.00.13 / Башев В.В. М., 2000. С. 158.
4.
Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе //Вопросы психологии. 1978. № 4. С. 23-34.
5.
Исаков М.В. Субъектность как высшая психическая функция // Современные гуманитарные исследования. 2007. № 6(19). С. 10-12.
6.
Исаков М.В. Субъектность как основа становления профессионализма у студентов вузов. Структура и показатели субъектности // Современные гуманитарные исследования. 2007. № 6. С. 237-242.
7.
Кравцов Г.Г. Психологические проблемы личностно-ориентированного обучения: уч. пособие. М., 2001. С. 76.
8.
Поливанова К.Н. К проблеме ведущей деятельности в подростничестве // Психологическая наука и образование. 1998. № 3-4. С. 20-33.
9.
Словарь Л.С. Выготского / Под ред. А.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2004. 119 с.
10.
Щукина М.А. Особенности развития субъектности личности в подростковом возрасте: атореферат дисс. канд. псих. наук: 19.00.13 / Щукина М.А. Тюмень, 2004. С. 168.
References (transliterated)
1.
Abul'khanova-Slavskaya K.A. Razvitie lichnosti v protsesse zhiznedeyatel'nosti // Psikhologiya formirovaniya i razvitiya lichnosti / Red. L.I. Antsyferova. M.: Nauka, 1981. S. 19-44.
2.
Bashev V.V. Sotsial'naya situatsiya razvitiya otvetstvennosti v podrostkovom vozraste // Pedagogika razvitiya: zamysly, dostizheniya, vozmozhnosti: Mat-ly 8-i nauch.-prakt. konf. Krasnoyar. gos. un-t. Krasnoyarsk, 2002. S. 65.
3.
Bashev V.V. Psikhologicheskie usloviya formirovaniya otvetstvennogo deistviya v podrostkovom vozraste: avtoreferat diss. kand. psikh. nauk: 19.00.13 / Bashev V.V. M., 2000. S. 158.
4.
Bozhovich L.I. Etapy formirovaniya lichnosti v ontogeneze //Voprosy psikhologii. 1978. № 4. S. 23-34.
5.
Isakov M.V. Sub''ektnost' kak vysshaya psikhicheskaya funktsiya // Sovremennye gumanitarnye issledovaniya. 2007. № 6(19). S. 10-12.
6.
Isakov M.V. Sub''ektnost' kak osnova stanovleniya professionalizma u studentov vuzov. Struktura i pokazateli sub''ektnosti // Sovremennye gumanitarnye issledovaniya. 2007. № 6. S. 237-242.
7.
Kravtsov G.G. Psikhologicheskie problemy lichnostno-orientirovannogo obucheniya: uch. posobie. M., 2001. S. 76.
8.
Polivanova K.N. K probleme vedushchei deyatel'nosti v podrostnichestve // Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie. 1998. № 3-4. S. 20-33.
9.
Slovar' L.S. Vygotskogo / Pod red. A.A. Leont'eva. M.: Smysl, 2004. 119 s.
10.
Shchukina M.A. Osobennosti razvitiya sub''ektnosti lichnosti v podrostkovom vozraste: atoreferat diss. kand. psikh. nauk: 19.00.13 / Shchukina M.A. Tyumen', 2004. S. 168.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"