Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Насильственный экстремизм и индивидуальные факторы радикализации
Манукян Алинэ Романовна

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра государственных и гражданско-правовых дисциплин, Северо-Кавказский институт (филиал), Краснодарский университет МВД РФ

360016, Россия, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Мальбахова, 123

Manukyan Aline Romanovna

PhD in Pedagogy

associate professor of the Department of State and Civil Law Disciplines at North Caucasian Institute (branch) of Krasnodar Unviversity of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

360016, Russia, Kabardino-Balkaria, Nalchik, Mal'bakhov's str. 123

alineromanovna@yandex.ru
Шхагапсоева Мариана Хасановна

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра государственных и гражданско-правовых дисциплин, Северо-Кавказский институт (филиал), Краснодарский университет МВД РФ

360016, Россия, Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Мальбахова, 123

Shkhagapsoeva Mariana Khasanovna

PhD in Pedagogy

associate professor of the Department of State and Civil Law Disciplines at North Caucasian Institute (branch) of Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

360016, Russia, Kabardino-Balkaria, Nalchik, Mal'bakhov's str. 123

marianash@yandex.ru
Аннотация. Достижение успеха в борьбе с экстремизмом невозможно без понимания его причин и условий возникновения. Решение задачи профилактики и квалификации экстремистских проявлений требует понимания генезиса и сущности насильственного экстремизма и его детерминант. В статье проводится анализ индивидуальных факторов риска радикализации. Исходя из данной цели в статье изучено понятие насильственного экстремизма и радикализации; рассмотрены различные модели радикализации, существующие в литературе; обозначены основные причины и условия, влияющие на радикализацию. С использованием системного подхода и сравнительного анализа имеющейся литературы, синтеза и логического обобщения полученных результатов в статье уточнено понятие насильственного экстремизма и его признаки, а также выделен комплекс индивидуальных и контекстуальных факторов риска радикализации. Использование результатов исследования в процессе профессионально-психологической подготовки сотрудников правоохранительных органов будет способствовать более глубокому пониманию причин насильственного экстремизма, и как следствие, совершенствованию мер профилактической деятельности. Выводы, сделанные в статье, могут быть учтены при разработке программ профессиональной подготовки работников полиции, отдельных курсов и их комплексов.
Ключевые слова: экстремизм, терроризм, насильственный экстремизм, радикализация, факторы риска, контекст, окружающая среда, индивидуальные факторы, предотвращение, профилактика
DOI: 10.7256/2409-8701.2016.6.20852
Дата направления в редакцию: 25-10-2016

Дата публикации: 01-11-2016

Abstract. It is impossible to successfully fight extremism without understanding the causes and reasons of why it is originated. In its turn, in order to deliver preventive measures and qualify extremist acts it is necessary to understand the genesis and nature of violent extremism and determinants of violent extremism. The present article provides an anaylsis of individual radicalization factors. For this purpose the authors of the article consider definitions of violent extremism and radicalization, view various models of radicalization described in literature, and outline the main causes and conditions that influence the process of radicalization. By using the systems approach and the method of comparative analysis for analyzing relevant academic literature, methods of synthesis and logical generalization of obtained results, the authors clarify the definition of violent extremism, describe indicators of violent extremism and define a set of individual and contextual factors of radicalization risks. The results of the research can be used in the process of professional psychological preparation of law-enforcement officers which can contribute to a better understanding of the causes of violent extremism and, as a consequence, improvement of preventive measures. Conclusions made by the authors during their research can be taken into account when preparing programs of professional training of police officers as well as particular courses and lectures. 

Keywords: risk factors, context, environment, individual factors, prevention, preventive measures, radicalization, violent extremism, terrorism, extremism

Экстремизм является одной из самых обсуждаемых научным сообществом проблем в последние несколько десятилетий. Различные проявления экстремизма представляют реальную угрозу национальной безопасности.

Достижение успеха в борьбе с экстремизмом невозможно без понимания его причин и условий возникновения. Решение задачи профилактики и квалификации экстремистских проявлений требует понимания генезиса и сущности всех видов экстремизма и его детерминант. Насильственный экстремизм является многофакторным и чрезвычайно разнообразным явлением и не может быть детерминирован только одной переменной. Для развития и расширения экстремистских движений и пополнения их рядов новыми последователями, необходимо действие совокупности факторов, в т.ч. факторов индивидуальной радикализации, выявление которых может помочь выработке эффективных целевых мероприятий в рамках национальных программ профилактики терроризма и экстремизма.

В данной статье на основе сравнительного анализа результатов существующих в отечественной и зарубежной литературе исследований детерминации насильственного экстремизма, радикализации (дерадикализации) предпринимается попытка анализа и обобщения индивидуальных факторов риска радикализации. В основу исследования положен системный подход, который вносит вклад в поиск интегративного подхода к проблеме насильственного экстремизма и позволяет учесть выводы не только психологии, но и экономики, социологии, права, антропологии.

Насильственный экстремизм и радикализм

В то время как терроризм, империализм, расизм, антисемитизм, фашизм, коммунизм и другие подобные понятия имеют семантическое ядро, которое по крайней мере частично объясняет использование конкретной идеологической парадигмы для объяснения их значения, понятие «экстремизм» такого ядра не имеет, что в определенной степени затрудняет его дефиницию. Тем не менее, в существующей литературе под экстремизмом в широком смысле чаще всего понимается «[...] деятельность (убеждения, отношения, чувства, действия, стратегии) далекая от ординарных (общепринятых)» [5] или «склонность и приверженность личности или группы к крайним взглядам или действиям» [1, с. 31].

Оценивая современный уровень развития науки в области исследований теории и практики экстремизма, следует отметить, что единого мнения по вопросу понимания сущности насильственного экстремизма не сложилось. Термин «радикализация» часто используется для описания процесса, посредством которого человек становится террористом или насильственным экстремистом. Насильственный экстремизм и радикализация — понятия, которые часто используются как взаимозаменяемые [11]. Это представляется неверным. Несмотря на то, что радикальность взглядов является преобладающей характеристикой поведения террориста, эта «идеология или точка зрения» не обязательно «ведет к акту насилия (экстремизму)» [12, с. 51]. Насильственный экстремизм – это убеждения и действия людей, которые поддерживают или используют насилие для достижения идеологических, религиозных или политических целей. Это понятие, очевидно, включает в себя терроризм, другие формы насилия по политическим мотивам и некоторые формы общинного насилия. Все формы насильственного экстремизма, независимо от того, какова их мотивация, направлены на осуществление перемен посредством страха и запугивания [10].

Все выше приведенные характеристики, определяющие насильственный экстремизм, одновременно позволяют сделать вывод о факторах риска радикализации.

Факторы радикализации

Радикализация — это процесс, обусловленный рядом достаточных предпосылок и условий. Концепция радикализации еще очень нова; большинство исследований на эту тему относятся к последнему десятилетию XXI в. Большая часть литературы (особенно западной) посвящена исламистской радикализации (европейцев), подробно описывает радикализацию и вербовочный процесс. В числе причин и условий радикализации, которые могут в итоге привести к насильственную экстремизму, исследователи выделяют факторы микро-, мезо- и макро-уровня [3, 8, 11, 13].

1. Микро-уровень, т.е. индивидуальный уровень, включает, например, проблемы идентичности, неудавшейся (социальной, но не только) интеграции, чувства отчуждения, дискриминации, депривации, униженности, испытываемые человеком, маргинализация часто в сочетании с негодованием и желанием мстить за неудовлетворенность своим социальным статусом (положением);

2. Мезо-уровень, т.е. уровень среды жизнедеятельности конкретного человека — социальная среда, «подпитывающая» процесс радикализации (семья, близкие родственники, соседи, рабочее окружение);

3. Макро-уровень, отражающий роль государства и общества в стране и за рубежом, радикализация общественного мнения и партийной политики, социальная напряженность, отношения к меньшинствам, низкий уровень качества жизни, материальная неудовлетворенность, приводящие к мобилизации и радикализации недовольных граждан, деятельность которых впоследствии может принять форму экстремизма.

Каждый из трех уровней анализа приближает нас к ответу на вопрос о социально-психологических причинах радикализации. При этом, несмотря на то, что факторы макро - и мезо-уровня традиционно признаются играющими значительную роль в радикализации взглядов, риск радикализации в первую очередь обусловлен индивидуальными (или личностно-психологическими) характеристиками. Так, исследователями предложены различные модели, отражающие поэтапный процесс радикализации. Одна из моделей разработана Джошуа Синаем в 2012 году [2]. Синай траекторию радикализации разделяет на три отдельные фазы: (I) радикализационная, (II) мобилизационная (форма активного участия) и (III) действие (т.е. терроризм). Для фазы радикализации Синай выделяет шесть групп факторов, однако, личные (индивидуальные) факторы, такие как «…когнитивная готовность, которая принимает форму искания расширенных прав и возможностей религиозной или политической идеологии, способной разрешить проблемы индивида» [там же]. Аналогичных взглядов на причины радикализма придерживается и ирландский исследователь Магнус Рэнсторп [4].

Индивидуальные факторы радикализации

Не существует каких-либо особых индивидуальных характеристик человека (типажа), которые гарантированно приведут к его радикализации. Также, как солдат может стать военным преступником, воинствующий активист может стать экстремистом и террористом. Учитывая разнообразие контекстов экстремизма, неудивительно, что нельзя создать какой-то один социально-психологический портрет экстремиста, подходящий для всех его видов. Тем не менее, существуют попытки классификации социальных портретов потенциальных террористов. Так, П. Нессером предложены 4 социальных портрета исламистских экстремистов: легальные и нелегальные мигранты, политические беженцы, европейцы, обращенные в ислам, а также люди, имеющие преступный опыт и наркотическую зависимость [9, с. 327]. Некоторые из них вовлекаются в экстремистскую деятельность из-за идеологии и поиска острых ощущений. Причиной радикализации других является накопленные личные обиды, проблемы и разочарования. Многие экстремисты были привлечены родственниками и друзьями- вербовщиками террористических организаций. Норвежский исследователь Тор Бьорго разработал классификацию типов участников групп, участвующих в групповых протестных актах, связанных с применением насилия: 1. «идеологические активисты» ((а) лидеры, движимый политической идеологией), б) ветераны, (в) образцы для подражания (ставленники лидера)); 2. «попутчики» ((а) искатели дружбы, идентичности и защиты, (б) нуждающиеся в личностном росте, изменениях в жизни; 3. социально- разочарованны молодые люди ((а) имеющие личный опыт дискриминации или других обид, (б) имеющие уголовное прошлое, маргиналы). Эта типология позволяет сделать вывод, что различные типы личностей радикализируются и присоединяются к экстремистским группам, руководствуясь самыми разными мотивами.

В результате анализа различных подходов, представленных в различных исследованиях, нами были обобщены различные индивидуальные и контекстуальные факторы риска радикализации (таблица 1).

Таблица 1

Потенциальные индивидуальные и контекстуальные факторы риска радикализации

Риск-фактор

Последствия для конкретной личности

Индивидуальные факторы

Конфликт идентичности

Тяготеет к сильной групповой идентичности, которая может разрешить этот конфликт.

Отсутствие смысла жизни

Может быть вовлечен в систему убеждений, которая имеет целью дать ответы на имеющиеся вопросы.

Желание повысить личный статус

Ищет возможность проявить себя, чтобы быть «героем, смелым и сильным».

Желание принадлежать к какой-то общности

Часто присоединяется к различным социальным группам, группам по интересам, ищет дружбы.

Желание изменить жизнь, испытать что-то новое, острые ощущения

Может быть вовлечен в опасные, незаконные и / или насильственные действия.

Перенесенная психологическая травма

Уязвим для влияния тех, кто обещает воздаяние или месть.

Проблемы с психическим здоровьем или эмоциональная нестабильность

Подвержен влиянию со стороны мало знакомых лиц.

Отсутствие знаний о религии и идеологии

Открыты для маргинальных религиозных и идеологических интерпретаций.

Сильные религиозные убеждения

Тяготеет к общению с членами религиозных общин.

Наличие обид

Чаще всего общается с тем, кто обещает решить проблемы и отомстить за нанесенные обиды.

Отсутствие ощущения безопасности

Готовность участия в мероприятиях, которые позволят почувствовать себя в безопасности.

Имея "мы против них" взгляд на мир

Будучи готовы к просмотру тех, кто не свою группу в качестве врагов.

Оправдание насилия или незаконной деятельности в качестве решения личных проблем

Могут быть вовлечены в занятие незаконной деятельностью и оправдывать ее как часть большей миссии (достижения целей).

Опыт преступной деятельности (наличие судимостей)

Легко вступают в организованные преступные сообщества.

Контекстуальные факторы

Стрессоры (напр., семейный кризис, увольнение с работы и т.п.)

Часто обвиняют других в своей ситуации, проблемах.

Социальная дискриминация и несправедливость

Тяготеет к общению с теми, кто обещает воздаяние или месть тем, кто дискриминирует или угнетает их.

Воздействие экстремистских групп, отдельных экстремистов, влияние экстремисткой литературы, просмотр видео и т.п.

Снижение критичности восприятия экстремистской деятельности, рассмотрение насильственных систем экстремистская верований и нарративов, как менее экстремальных.

Члены семьи или лица из ближайшего окружения принадлежат к экстремистским группировкам

Общение с воинствующими экстремистами, непонимание сущности их «экстремальности», снижение критичности восприятия экстремистской деятельности.

Источник: составлено авторами.

Основной вывод, который можно сделать по итогам проведенного анализа: факторы риска, связанные с радикализацией, могут отличаться у отдельных лиц и групп в зависимости от типа системы насильственных экстремистских убеждений и контекста деятельности. Так, например, сильные (идеологические) религиозные убеждения могут стать фактором риска радикализации, приводящей к насильственному экстремизму на почве религиозной, а не светской идеологии. Факторы риска радикализации взглядов лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, могут отличаться от факторов риска радикализации, учащегося учебного учреждения. Важность такого фактора радикализации как «отсутствие участия родителей (семьи) в жизни человека» непосредственно зависит от того, выступают ли они против насильственного экстремизма или оправдывают его.

Сделанные нами выводы коррелируют с результатами исследования, проведенными К. Макколи и С. Москаленко: «есть много путей к радикализации, которые не связаны с идеологией… хотя идеология может быть важной, однако, не единственной причиной оправдания насилия» [7, c. 220]. Люди присоединяются к экстремистским группам в результате ощущения несправедливости и необходимости в той или иной форме политической активности. Они пытаются удовлетворить свои социально-культурные потребности и стремление к социальным связям, вытекающим из вопросов идентичности. К числу основных факторов риска радикализации яляется страхчеловека перед прекращением существования физически, психологически либо духовно. Люди ищут смысл жизни, а экстремистские сообщества обеспечивают их искомой идеологией.

Один фактор риска радикализации может усиливать влияние другого фактора [6, с. 220]. Сильные религиозные убеждения как фактор риска радикализации в значительной степени зависят от наличия другого фактора риска — отсутствие знаний о религии и идеологии. Некоторые факторы риска, например, стремление к новым острым ощущениям, общение со сверстниками, участвующими в экстремистских акциях, а также опыт преступной деятельности (наличие судимостей), как правило, проявляются в совокупности.

Таким образом, при исследовании причин насильственного экстремизма необходимо учитывать факторы риска радикализации, зависящие от индивидуальных характеристик конкретного человека. Любое обсуждение вопросов радикализации без учета контекста будет неполным. В центре рассматриваемой модели поведения находится человек, подверженный влиянию различных внешних и внутренних факторов (индивидуальное измерение насильственного экстремизма). В этой связи достижение положительных результатов в сфере противодействия насильственному экстремизму предполагает разработку на государственном уровне специальных программ, направленных на профилактику экстремистской деятельности с учетом факторов микро- и мезо-уровня, принимая во внимание психологический контекст (проблемы идентичности, кризиса и особенности развития личности).

Библиография
1.
Манукян А.Р. К вопросу о политическом экстремизме // Новое слово в науке: перспективы развития. 2015. № 4 (6). С. 31-32.
2.
Синай Дж. Радикализация в экстремизм и терроризм: концептуальная модель // Интелидженсер. 2012. № 19. С. 5-21.
3.
Шхагапсоева М.Х. Воспитание молодежи как противодействие экстремизму // Теория и практика общественного развития. 2014, Вып. 14. С. 121-124.
4.
Center of Excellence. Ran issue paper: The Root Causes of Violent Extremism, 04.01.2016. http://ec.europa.eu/dgs/home-affairs/what-we-do/networks/radicalisation_awareness_network/ran-papers/docs/issue_paper_root-causes_jan2016_en.pdf/.
5.
Coleman P.T., Bartoli А. Addressing Extremism, White Paper. New York: The International Center for Cooperation and Conflict Resolution, Colombia University, p. 1. http://www.tc.columbia.edu/i/a/document/9386_ WhitePaper _2_ Extremism_030809.pdf ; accessed 28 April 2014.
6.
Frazer O., Nünlist С. The Concept of Countering Violent Extremism // CSS Analyses in Security Policy. 2015. № 183, December. http://www.css.ethz.ch/content/dam/ethz/special-interest/gess/cis/center-for-securities-studies/pdfs/CSSAnalyse183-EN.pdf.
7.
McCauley C., Moskalenko S. Friction. How Radicalization Happens to Them and Us. Oxford: University Press, 2011. S. 206-214.
8.
Meines M. Radicalisation and its prevention from the Dutch perspective. Radicalisation in broader perspective // The National Coordinator for Counterterrorism – the Netherlands, Breda: Broese &Peereboom, 2007. S. 35-36.
9.
Nesser Р. Jihadism in Europe after the Invasion of Iraq: Tracing Motivational Influences from the Iraq War on Jihadism in Western Europe // Studies in Conflict and Terrorism. 2006. Vol. 29, No. 4. S. 323-342.
10.
Neumann P. Preventing Violent Radicalization in America: Bipartisan Policy. Center's National Security Preparedness Group, 2011. http://bipartisanpolicy.org/sites/default/files/NSPG.pdf.
11.
Schmid A.P. Radicalisation, De-Radicalisation, Counter-Radicalisation: A Conceptual Discussion and Literature Review // ICCT Research Paper March 2013. https://www.icct.nl/download/file/ICCT-Schmid-Radicalisation-De-Radicalisation-Counter-Radicalisation-March-2013.pdf.
12.
Southers E. Homegrown Violent Extremism. Oxford: Elsevier Inc., 2013.
13.
Striegher J.-L. Violent-extremism: An examination of a definitional dilemma. The Proceedings of [the] 8th Australian Security and Intelligence Conference, held from the 30 November – 2 December, 2015 (pp. 75-86), Perth, Western Australia. http://ro.ecu.edu.au/cgi/viewcontent.cgi?article=1046&context=asi.
14.
Нунуев С.М. Радикализация политического ислама в Дагестане: субъекты, институты, новые проявления // Политика и Общество. - 2016. - 8. - C. 1152 - 1162. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.8.19999.
15.
Леденева В.Ю. Межнациональные аспекты и проблемы противодействия экстремизму в современных условиях // Национальная безопасность / nota bene. - 2014. - 2. - C. 207 - 216. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.10785.
References (transliterated)
1.
Manukyan A.R. K voprosu o politicheskom ekstremizme // Novoe slovo v nauke: perspektivy razvitiya. 2015. № 4 (6). S. 31-32.
2.
Sinai Dzh. Radikalizatsiya v ekstremizm i terrorizm: kontseptual'naya model' // Intelidzhenser. 2012. № 19. S. 5-21.
3.
Shkhagapsoeva M.Kh. Vospitanie molodezhi kak protivodeistvie ekstremizmu // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2014, Vyp. 14. S. 121-124.
4.
Center of Excellence. Ran issue paper: The Root Causes of Violent Extremism, 04.01.2016. http://ec.europa.eu/dgs/home-affairs/what-we-do/networks/radicalisation_awareness_network/ran-papers/docs/issue_paper_root-causes_jan2016_en.pdf/.
5.
Coleman P.T., Bartoli A. Addressing Extremism, White Paper. New York: The International Center for Cooperation and Conflict Resolution, Colombia University, p. 1. http://www.tc.columbia.edu/i/a/document/9386_ WhitePaper _2_ Extremism_030809.pdf ; accessed 28 April 2014.
6.
Frazer O., Nünlist S. The Concept of Countering Violent Extremism // CSS Analyses in Security Policy. 2015. № 183, December. http://www.css.ethz.ch/content/dam/ethz/special-interest/gess/cis/center-for-securities-studies/pdfs/CSSAnalyse183-EN.pdf.
7.
McCauley C., Moskalenko S. Friction. How Radicalization Happens to Them and Us. Oxford: University Press, 2011. S. 206-214.
8.
Meines M. Radicalisation and its prevention from the Dutch perspective. Radicalisation in broader perspective // The National Coordinator for Counterterrorism – the Netherlands, Breda: Broese &Peereboom, 2007. S. 35-36.
9.
Nesser R. Jihadism in Europe after the Invasion of Iraq: Tracing Motivational Influences from the Iraq War on Jihadism in Western Europe // Studies in Conflict and Terrorism. 2006. Vol. 29, No. 4. S. 323-342.
10.
Neumann P. Preventing Violent Radicalization in America: Bipartisan Policy. Center's National Security Preparedness Group, 2011. http://bipartisanpolicy.org/sites/default/files/NSPG.pdf.
11.
Schmid A.P. Radicalisation, De-Radicalisation, Counter-Radicalisation: A Conceptual Discussion and Literature Review // ICCT Research Paper March 2013. https://www.icct.nl/download/file/ICCT-Schmid-Radicalisation-De-Radicalisation-Counter-Radicalisation-March-2013.pdf.
12.
Southers E. Homegrown Violent Extremism. Oxford: Elsevier Inc., 2013.
13.
Striegher J.-L. Violent-extremism: An examination of a definitional dilemma. The Proceedings of [the] 8th Australian Security and Intelligence Conference, held from the 30 November – 2 December, 2015 (pp. 75-86), Perth, Western Australia. http://ro.ecu.edu.au/cgi/viewcontent.cgi?article=1046&context=asi.
14.
Nunuev S.M. Radikalizatsiya politicheskogo islama v Dagestane: sub''ekty, instituty, novye proyavleniya // Politika i Obshchestvo. - 2016. - 8. - C. 1152 - 1162. DOI: 10.7256/1812-8696.2016.8.19999.
15.
Ledeneva V.Yu. Mezhnatsional'nye aspekty i problemy protivodeistviya ekstremizmu v sovremennykh usloviyakh // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. - 2014. - 2. - C. 207 - 216. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.10785.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"