Статья 'Значение лжи для личностного здоровья и личностной патологии' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Значение лжи для личностного здоровья и личностной патологии

Милова Юлия Владимировна

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра психологии и управления персоналом, Частное образовательное учреждение Высшего образования "Южный университет (Институт управления, бизнеса и права)"

344068, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, проспект Михаила Нагибина, 33а/47

Milova Yuliya Vladimirovna

PhD in Pedagogy

associate professor of the Department of Psychology and Human Resources at Southern University (Institute of Management, Business and Law)

344068, Russia, Rostov Region, Rostov-on-Don, Mikhail Nagibin's str., 33a/47

blacksea66@yandex.ru

DOI:

10.7256/2409-8701.2016.4.19919

Дата направления статьи в редакцию:

31-07-2016


Дата публикации:

01-09-2016


Аннотация.

Предметом исследования является личностное здоровье и личностная патология. Рассматриваются такие аспекты личностного здоровья как истинные мотивы, включающие мотивы присвоения (физиологические и безопасности и защиты) и мотивы отдачи (принадлежности и бытийной любви, познавательные, уважения и самоуважения, эстетические, справедливости, самоактуализации), а также смысл созидания. Личностная патология включает такие патологические мотивы как мотивы власти, зависимости, тщеславия и дефицитарной любви, минимизации усилий, потребления и патологической безопасности, а также смысл потребления/разрушения. Методы исследования: теоретический анализ, анализ и обобщение литературы, опрос, методы математической статистики: корреляционный анализ, факторный анализ Основными выводами проведенного исследования являются обнаруженные в нем достоверные прямые связи между некоторыми видами лжи и рядом составляющих личностной патологии, а также обратные связи между ложью и личностным здоровьем. Выявлена обратная связь между мотивом одобрения и ложью. Выделены факторы личностного здоровья «Самоактуализация», «Признание», «Честность», «Близость», факторы личностной патологии «Сознательное искажение истины», «Дефицитарная любовь», «Отвержение нового», «Власть», промежуточные факторы «Неосознанное искажение истины» и «Присвоение». Научная новизна заключается в сделанном автором выводе о том, что ложь является главным фактором личностной патологии и выступает препятствием для развития личностного здоровья в качестве защитного механизма, мешающего субъекту осознать неудовлетворенность своих истинных потребностей. В авторском подходе личностное здоровье означает отражение действительности такой, какая она есть, осознание своих истинных потребностей и стремление к их удовлетворению. Личностная патология, напротив, базируется на искаженном отражении реальности, неосознанности истинных потребностей, их неудовлетворенности и замещении патологическими мотивами.

Ключевые слова: личностное здоровье, личностная патология, ложь, неправда, истина, честность, истинные потребности, патологические мотивы, смысл созидания, смысл потребления (разрушения)

Abstract.

The subject of the research is one's psychological health and personality pathology. In her research Milova analyzes such aspects of psychological health as true needs and motivations including the motivation to acquire (physiological needs, the need of security and protection) and the motivation to give away (the affiliation need and the need of love, the needs to learn, respect and self-respect, aesthetic needs, the need of justice and self-actualization) as well as the purpose of creation. Personal pathology includes such pathological motivations as the needs of power, dependence, vanity and deficiency love, minimization of efforts, consumption and pathological security as well as the purpose of consumption/destruction. The research methods include: theoretical analysis, analysis and summary of literary sources, survey, methods of mathematical statistics such as the correlation analysis and factor analysis. The main conclusion of the research is the proof that there are dependable direct relationships between particular kinds of lies and a number of pathological elements as well as inverse relationships between lies and psychological health. For example, the author has defined the inverse relationship between the need of approval and lying. Milova has also defined such factors of psychological health as 'self-actualization', 'acceptance', 'honesty', 'closeness', and pathological factors such as 'deliberate perversion of the truth', 'deficiency love', 'denial of everything new', 'power', and inbetween factors such as 'undeliberate perversion of the truth' and 'acquisition'. The scientific novelty of the research is caused by the fact that the author concludes that lying is the main factor of personality pathology and is an obstacle for the development of psychological health. It is the defense mechanism that keeps a person from realizing his or her unsatisfied true needs. Within the framework of the author's approach, psychological health is the reflection of reality as it is, recognition of one's true needs and a strive to satisfy these needs. On the contrary, personality pathology is based on the perverted reflection of reality, unrecognized and thus unsatisfied needs and replacement of such satisfaction with pathological motivations. 

Keywords:

honesty, true needs (motivations), pathological motives, purpose of creation, purpose of consumption (destruction), truth, false, lie, personality pathology, psychological health

Введение

Понятие личностного здоровья появилось в психологии благодаря А. Маслоу, который описал личностно здорового человека как осуществляющего самоактуализацию. В рамках гуманистического подхода понятие личностного здоровья разрабатывали также Э. Фромм, В. Франкл, А. Адлер, Г. Олпорт, Ф. Перлз, В. Райх, К. Роджерс, К. Хорни. В дальнейшем появился ряд подходов к личностному (психологическому) здоровью. Основные из них, определяя личностное здоровье, делают акцент на:

- раскрытии и реализации личностью своих способностей (А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм);

- осмысленности личностью своей жизни (И. И. Брехман, В. Франкл, О. В. Хухлаева);

- социальной адаптированности, гармонии личности с обществом и собой (А. Адлер, Б. С. Братусь, Л. Д. Демина, И. А. Ральникова, И. В. Дубровина, В. А. Петровский, К. Хорни);

- субъективном благополучии и удовлетворенности (Е. Н. Кудрявцева, П. Э. Пахальян, А. А. Печеркина, М. В. Сокольская);

- духовности (Г. В. Залевский, А. И. Зеличенко);

- адекватном отражении личностью окружающего мира (Г. Олпорт, О. Ю. Зотова, С. Ю. Решетина, Г. Л. Смолян) и т.д.

В большей части работ по психологическому и личностному здоровью представлены в первую очередь их теоретические аспекты, концепции и модели, выделены понятия, признаки, составляющие, уровни и виды изучаемого явления. Это исследования таких авторов как Б. С. Братусь, О. В. Хухлаева, И. В. Дубровина, М. В. Сокольская, О. В. Лишин, Т. И. Ежевская, А. В. Шувалов, В. А. Ананьев, О. И. Даниленко, Л. Д. Демина, И. А. Ральникова, С. А. Дружилов, Г. В. Залевский, Т. Ю. Артюхова, О. А. Баякин, Н. В. Панкова, Е. М. Семенова, Т. В. Зеленцова, С. А. Калашникова, С. И. Коптева, А. П. Лобанов, Н. В. Дроздова, М. Е. Кошелева, Е. В. Зинченко, П. Э. Пахальян, С. Ю. Решетина, Г. Л. Смолян, О. Ю. Зотова, О. В. Лебедева, С. А. Сысоева, Н. И. Татаркина, М. Ю. Копытина и др. А. В. Козловым была разработана методика диагностики психологического здоровья.

Исследование Ю. П. Зинченко и И. С. Бусыгиной показало, что психологическое здоровье руководителя связано с его управленческой самореализацией [10]. Л. В. Сорокина и О. А. Попова выделили такие факторы психологического здоровья педагогов как социальная активность, личностные особенности, эмоциональное состояние, образ жизни, уровень соматического здоровья [24]. Н. О. Амосова изучала психологическое здоровье студентов-педагогов [3]. Н. Б.Трофимова выяснила, что психологическое здоровье старших школьников определяется умением ставить четкие цели, формировать адекватные социальные ожидания, делать самостоятельный нравственный выбор, получать удовлетворение от результатов своей деятельности, определять направленность своего развития и актуализировать собственные ресурсы с целью изменения своего образа жизни и противостояния таким проявлениям как тревожность и неуверенность [26].

По нашему мнению, в основе личностного здоровья лежат истинные потребности и их удовлетворение. Истинные потребности, служащие развитию индивида, направляющие конструктивную деятельность, включают:

1. Физиологические потребности: пищи, воды, кислорода, физической активности, сна, сенсорной стимуляции, секса, выделения, тепла.

2. Потребности безопасности и защиты: организованности, стабильности, закона и порядка, предсказуемости событий, свободы от болезней, боли, опасностей, смерти, хаоса.

3. Потребности принадлежности и любви: присоединения к другим людям и принятия ими, заботы, близости, взаимопомощи и сотрудничества, сочувствия, эротических отношений, привязанности.

4. Потребности самоуважения: компетентности, уверенности, чувства собственного достоинства, достижения успеха, преодоления трудностей и препятствий, борьбы с неудачами, собственной значимости, полезности и нужности, независимости и свободы (самостоятельного принятия решений и достижения целей, уединения и личного пространства), ответственности.

5. Потребности уважения: престижа, признания, репутации, статуса, оценки своей деятельности другими людьми.

6. Потребности познания: получения знаний, осмысления и понимания, исследования, учения, интеллектуального напряжения и размышления, анализа и обобщения, открытия нового, ранее неизвестного, постижения мира, истины.

7. Эстетические потребности: красоты, гармонии, симметрии, совершенства, целостности.

8. Потребности справедливости: правды, честности, равенства, гуманизма.

9. Потребности самоактуализации: развития и совершенствования, реализации своего потенциала, талантов и способностей, созидательного труда на благо себя и других людей, творчества, служения обществу и человечеству в целом, самораскрытия (открытого выражения своих потребностей и эмоциональных переживаний) [8; 15; 19; 23; 28; 29; 30; 35].

Истинные потребности преобразуются в истинные мотивы, если они удовлетворяются с помощью конструктивных целей и способов их достижения. Истинные мотивы делятся на мотивы присвоения и мотивы отдачи [5; 15; 17; 28]. Мотивы присвоения направляют активность субъекта на приобретение и использование окружающего как средст­ва достижения личных выгод, т.е. деятельность для себя. Мотивы отдачи направляют активность на преобра­зование мира для блага общества, на служение делу, другим людям и любовь к ним, т.е. деятельность для других [5; 15; 28]. Мотивы присвоения связаны с потребностями физиологическими и безопасности, мотивы отдачи связаны с потребностями любви, уважения, самоуважения, самоактуализации, познавательными, эстетическими и др.

Доминирующие мотивы отдачи или баланс мотивов отдачи и присвоения и их удовлетворение порождают смысл созидания, а доминирующие мотивы присвоения и фрустрация мотивов отдачи – смысл потребления/разрушения. Смысл созидания – это смысл для других, осуществляемый в творческом трудовом вкладе в жизнь общества, в служении общему делу и любви. Смысл потребления – это всегда смысл для себя, имеющий разрушительные последствия. Отношение к себе и другим как к вещам тождественно отказу от жизни [1; 27; 28; 35].

Патологические мотивы препятствуют развитию личности и направляют деструктивную деятельность. Они образуются из истинных потребностей, которые удовлетворяются деструктивными целями и способами их достижения. Обобщая работы А. Адлера, К. Хорни, К. Роджерса, Г. Мюррея, А. Маслоу, В. Франкла, Э. Фромма, Х. Хекхаузена, В. М. Блейхера и др., мы выделили следующие виды патологических мотивов:

1. Мотивы обладания вещами и людьми:

1.1. Мотивы зависимости – стремление быть обладаемым другими людьми в качестве вещи: принижать себя, выставлять в худшем виде, искать наказания и радоваться ему, признавать свою второсортность; восхищаться вышестоящими, поддерживать их и подражать им, воздавать им почести, подчиняться обычаю; получать опеку, защиту от неприятностей, руководство, утешение, помощь.

1.2. Мотивы власти – стремление самому обладать другими людьми как вещами: прибегать к насилию, нападать, оскорблять, убивать, мстить за обиды; контролировать других людей, превосходить их и господствовать над ними, ограничивать и запрещать, достигать своей значимости за счет других; пренебрегать другими, избавляться от них, игнорировать, обманывать.

1.3. Мотивы тщеславия и дефицитарной любви – стремление обладать интересами и временем других людей: производить впечатление, привлекать к себе внимание, вызывать восхищение, шокировать окружающих, соответствовать их ожиданиям, получать всеобщую любовь и одобрение, избегать отвержения, критики и отказов.

1.4. Мотивы приобретения – постоянно изменять, обновлять ощущения и эмоциональные переживания, получаемые от вещей и людей, потреблять их излишне и неконструктивно, например, алкоголь, наркотики, пищу, секс и симбиотические отношения как заместители любви и др.

2. Мотивы минимизации усилий – стремление брать и получать, не отдавая ничего взамен и не прикладывая собственных усилий: избегать трудностей и препятствий, воздерживаться от действий с целью предотвращения неудачи, устраняться от обязательств и ответственности за свои решения и поступки, отказываться от активности, труда, самоотдачи. Рентные установки как стремление к получению материальных, социальных, психологических выгод, не требующему собственной деятельности; свобода от обязанностей, забот, необходимости принимать решения и выполнять их.

3. Мотивы патологической безопасности – стремление неукоснительно следить за чистотой и порядком, придерживаться установленных правил, избегать всего незнакомого, неизведанного, чужого, подчиняться обычаям, традициям, выполнять общепринятые ритуалы [1; 22; 27; 28; 30].

Основными признаками, по которым можно различать личностное здоровье и личностную патологию, на наш взгляд, являются:

- осознание внутреннего и внешнего мира. Осознание внутреннего мира подразумевает осознание своих потребностей, эмоций, мыслей, способностей и т.п. Осознание внешнего мира означает объективное отражение действительности: реалистичное, свободное от стереотипов и предрассудков, основанное на логическом мышлении, направленное на поиск истины. Осознанность внутреннего и внешнего мира характерна для личностного здоровья. Личностной патологии же свойственно непонимание и нежелание осознавать свой внутренний мир; игнорирование и искажение реальности с помощью защитных механизмов, ее замена фантазиями, ложью;

- выбор между истинными и патологическими мотивами. Личностное здоровье предполагает выбор истинных мотивов, т.е. детерминацию подлинными интересами личности. Личностной патологии соответствует удовлетворение невротических потребностей, отказ от истинных желаний, их фрустрированность, невозможность их выразить.

Личностное здоровье – это стремление к отражению действительности такой, какая она есть, удовлетворение истинных потребностей своих и создание условий для удовлетворения другими людьми своих истинных потребностей, построение на этой основе честных отношений с другими и самим собой. Личностное здоровье – выбор в пользу истинных потребностей как проявления правды и истины в противоположность искажению реальности. Личностная патология – выбор патологических мотивов как проявления лжи и неправды в ущерб истинным мотивам; построение на этой основе нечестных отношений с другими и собой.

Искажение реальности осуществляется посредством защит – действий индивида, направленных на изменение или устранение угрожающих ему воздействий и вызываемых ими переживаний [12; 13; 31].

Защиты могут иметь осознаваемый и неосознаваемый характер. Осознаваемой защитой можно считать ложь – сознательное искажение истины, умышленное сообщение сведений, не соответствующих действительности, введение в заблуждение [11; 34]. Неосознаваемой защитой является неправда – неосознанное искажение реальности, ошибочная модель действительности, связанная с заблуждением или неполным знанием. В случае неправды у субъекта отсутствует намерение исказить факты [11]. Искажение истины может быть направлено не только на других (обман), но и на самого себя, в этом случае оно приобретает форму самообмана.

Самообман помогает человеку не знать то, что он боится знать – то, что в действительности происходит вокруг него и внутри него [4]. Ложь и обман, мотивы наживы и власти возникают как следствие авторитарного общественного устройства, отношений господства-подчинения, запрещающих свободу, проявления жизни, любовь [21. Согласно Г. И. Гурджиеву, одним из основных препятствий, стоящих на пути действительного развития человека, является способность лгать, т. е. говорить о том, что в действительности неизвестно. Ложь есть проявление частичного (неистинного) знания, знания без подлинного понимания [18].

Среди множеств философских, политологических, филологических, юридических и психологических исследований лжи применительно к нашей проблематике привлекают внимание следующие исследования. И. П. Шкуратова обнаружила, что девушки более склонны к искажению информации о себе по сравнению с юношами. Также она выяснила, что основными мотивами джи у молодежи является стремление не огорчать окружающих и создавать хорошее впечатление о себе [33]. С. В. Матвеева показала, что проявления лжи (по шкале Марлоу-Крауна) у подростков женского пола выражены больше, чеем у подростков мужского пола [16]. И. А. Горчакова исследовала представления о лжи в сознании современных российских школьников, и выяснила, что основной причиной школьной лживости подростков является страх [6]. М. М. Проскурякова, изучая личностные особенности несовершеннолетних, склонных ко лжи, установила, что это тревожность и мотивация одобрения [20].

И. С. Гусева выявила связь лжи с отчужденностью личности и социальной желательностью [7]. В исследовании А. К. Акименко показано, что ложь является инструментом адаптации; на разных уровнях адаптации ложь служит для самозащиты, для сохранения отношений и для воздействия на окружающих, чтобы достичь собственных целей [2]. Н. Г. Липартелиани и Н. Л. Ансимова установили, что респонденты, склонные ко лжи, имеют уровень интеллекта ниже, чем респонденты, предпочитающие честность, а также более низкую уверенность. Ложь-фантазия и ложь-самопрезентация связаны с доминантностью, низкой нормативностью поведения, смелостью, низкой уверенностью, экстраверсией. Склонность к лжи связана с дипломатичностью, низким интеллектом и конформностью. Ложь-умолчание связана с низкой нормативностью поведения. Склонность к честности связана с эмоциональной неустойчивостью, безответственностью, прямолинейностью и чувствительностью. Доминантность является чертой, влияющей на наибольшее количество видов лжи: ложь во благо, ложь-оправдание, ложь-самопрезентация и ложь-фантазия. Дипломатичность имеет влияние на использование лжи во благо и склонность ко лжи [14].

И. В. Шарауров получил информацию о наличии практически неизлечимых болезней у пациентов кардиологического, кожного, терапевтического, нейрохирургического, нервного и неврологического отделений больниц, систематически использующих ложь в достижении личных, производственных и коммерческих целей [32]. Л. М. Дубовый и Т. В. Егорова исследовали использование лжи в интимно-личностных отношений, и сделали вывод о том, что сокрытие своих потребностей в интимно-личностных отношениях является выбором в пользу лжи, которая используется как механизм психологической защиты с целью сохранения отношений и манипулирования партнером, результатом чего становится неудовлетворенность интимной жизнью и повышенная агрессивность [9].

Подводя итог обзору работ, посвященным личностному здоровью и лжи, можно утверждать, что при всем их множестве и разнообразии, обнаруживается недостаточность эмпирических подтверждений связи лжи с проявлениями личностного здоровья и личностной патологии. Проведенное нами исследование направлено на восполнение этого недостатка.

Цель исследования – изучить значение лжи для личностного здоровья. Достижение этой цели требует решения следующих задач: а) измерения показателей лжи и личностного здоровья; б) изучения связей лжи с личностным здоровьем с помощью корреляционного анализа; в) выделения компонент личностного здоровья и личностной патологии с помощью факторного анализа; г) интерпретации полученных результатов.

Гипотеза : показатели лжи отрицательно связаны с показателями личностного здоровья и положительно – с показателями личностной патологии.

Предмет исследования – личностное здоровье.

Программа исследования

Выборку составили 85 человек, студентов-заочников, обучающихся по специальности «Менеджмент» и «Экономика», из них 74 женщины и 11 мужчин. Возраст респондентов варьирует от 19 до 35 лет.

Методы исследования : анализ и обобщение литературы, теоретический анализ, опрос, методы математической статистики (корреляционный анализ с помощью критерия Пирсона, факторный анализ с помощью метода главных компонент и вращения Варимакс). Для обработки полученных данных использовалась программа SPSS.

Методики , которые применялись для измерения показателей личностного здоровья:

1. Шкала оценки мотивации одобрения Д. Марлоу и Д. Крауна, состоящая из 20 суждений и позволяющая оценить желание тестируемого получить одобрение окружающих в отношении своих слов и поступков.

2. Опросник «Виды лжи» И. П. Шкуратовой. Создан для диагностики склонности к искажению информации о себе в межличностном общении. Состоит из 48 вопросов, распределенных по 6 пунктов на каждую из следующих шкал: этикетная ложь; ложь во благо; ложь-фантазия; ложь-оправдание; ложь-умолчание; ложь-сплетня; ложь-самопрезентация; мотивы лжи [33].

3. Опросник интенций Ю. В. Миловой. Направлен на измерение личностного здоровья и личностной патологии. Содержит 104 утверждения, распределенные по трем шкалам: шкала «Истинные мотивы» с подшкалами «Мотивы присвоения», включающие физиологические мотивы и мотивы безопасности, «Мотивы отдачи», включающие мотивы бытийной любви, мотивы принадлежности, мотивы уважения, мотивы самоуважения, мотивы самоактуализации, познавательные мотивы, эстетические мотивы и мотивы справедливости; шкалу «Патологические мотивы» с подшкалами «Мотивы зависимости», «Мотивы власти», «Мотивы тщеславия и дефицитарной любви», «Мотивы потребления», «Мотивы минимизации усилий», «Мотивы патологической безопасности»); шкалу «Смыслы» с подшкалами «Смысл созидания» и «Смысл потребления (разрушения)».

Обработка. В прямых утверждениях за каждый ответ «верно» начисляется 1 балл, ответ «неверно» – 0 баллов. В обратных утверждениях за ответ «верно» начисляется 0 баллов, за ответ «неверно» – 1 балл. Набранные по каждой шкале баллы суммируются, по отдельным подшкалам набранные суммы баллов переводятся в проценты. Все данные переводятся в проценты: за 100% берется максимально возможное количество баллов по шкале и подсчитывается, какой процент составляет количество набранных испытуемым баллов. По процентному выражению устанавливается соотношение мотивов присвоения и отдачи, истинных и патологических мотивов, смыслов созидания и потребления. О личностном здоровье свидетельствуют шкалы мотивов отдачи, истинных мотивов, смысла созидания, в частности баланс мотивов присвоения и мотивов отдачи, выраженный в их равенстве или преобладании отдачи над присвоением, баланс смысла потребления и смысла созидания, выраженный в их равенстве или преобладании созидания над потреблением, баланс истинных и патологических мотивов, выраженный в преобладании истинных мотивов над патологическими. О личностной патологии свидетельствуют мотивы присвоения, патологические мотивы, смысл потребления, в частности преобладание мотивов присвоения над мотивами отдачи, патологических мотивов над истинными, смысла потребления над смыслом созидания.

Результаты и их интерпретация

Результатыи их интерпретация

Описание результатов

По опроснику Марлоу-Крауна были получены следующие результаты: у 2% опрошенных обнаружен высокий уровень мотивации одобрения, у 75% – средний и у 23% – низкий. По опроснику Шкуратовой выявлено 2% опрошенных с высоким уровнем лживости, 76% – со средним и 22% – с низким. По опроснику Миловой 55% респондентов обнаружили личностное здоровье и 45% – обнаружили личностную патологию.

Корреляционный анализ позволил выявить следующие значимые связи (см. таблицу 1 и рисунки 1-3):

1) показателей личностного здоровья с показателями лжи

- познавательный мотив отрицательно связан с мотивом одобрения (-0,249, 0,05);

- мотив уважения положительно связан с ложью во благо (0,219, 0,05);

- мотив принадлежности отрицательно связан с ложью-фантазией (-0,300, 0,01);

- эстетический мотив отрицательно связан с ложью-сплетней (-0,229, 0,05);

- смысл созидания отрицательно связан с ложью-оправданием (-0,214, 0,05);

- личностное здоровье как преобладание истинных мотивов над патологическими мотивами отрицательно связано с ложью-фантазией (-0,267, 0,05), ложью-оправданием (-0,223, 0,05), мотивами лжи (-0,224, 0,05) и положительно связано с ложью-умолчанием (0,289, 0,01);

- личностное здоровье как преобладание смысла созидания над смыслом потребления/разрушения отрицательно связано с ложью-фантазией (-0,274, 0,05), ложью-оправданием (-0,297, 0,05), ложью-сплетней (-0,227, 0,05), мотивами лжи (-0,276, 0,05);

2) показателей личностной патологии с показателями лжи

- мотив власти отрицательно связан с мотивом одобрения (-0,228, 0,05) и положительно – с ложью-самопрезентацией (0,248, 0,05);

- мотив патологической безопасности положительно связан с мотивом одобрения (0,369, 0,05);

- мотив потребления положительно связан с ложью-фантазией (0,230, 0,05);

- мотив минимизации усилий положительно связан с ложью-фантазией (0,234, 0,05) и мотивами лжи (0,231, 0,05);

- мотив тщеславия и дефицитарной любви отрицательно связан с ложью-умолчанием (-0,225, 0,05);

- смысл потребления/разрушения положительно связан с ложью-фантазией (0,253, 0,05), ложью-оправданием (0,264, 0,05), ложью-сплетней (0,273, 0,05) и мотивами лжи (0,214, 0,05).

Таблица 1. Матрица корреляций

Познавательный мотив

Мотив уважения

Мотив принадлежности

Эстетический мотив

Смысл созидания

Мотивы истинные/Мотивы патологические

Смысл созидания/Смысл потребления (разрушения)

Мотив власти

Мотив патологической безопасности

Мотив потребления

Мотив минимизации усилий

Мотив тщеславия и дефицитарной любви

Смысл потребления (разрушения)

Мотив одобрения

-0,249

-0,224

-0,228

0,369

Ложь-оправдание

-0,214

-0,223

-0,297

0,264

Ложь-сплетня

-0,229

-0,227

0,273

Ложь-фантазия

-0,300

-0,267

-0,274

0,230

0,234

0,253

Ложь самопрезентация

0,248

Мотивы лжи

-0,276

0,231

0,214

Ложь во благо

0,219

Ложь-умолчание

0,289

-0,225

5

Рисунок 1. Значимые связи лжи с личностным здоровьем

Условные обозначения: ЛЗ – личностное здоровье, Ми – истинные мотивы, Мп – патологические мотивы, Сс – смысл созидания, Сп/р – смысл потребления/разрушения

6

Рисунок 2. Значимые связи лжи с личностной патологией

7_01

Рисунок 3. Значимые связи мотива одобрения с личностным здоровьем и личностной патологией

Использование опросника Марлоу-Крауна первоначально планировалось для измерения показателей лжи, однако позже, после обработки результатов, выяснилось, что мотив одобрения, измеряемый данным опросником, оказался отрицательно связанным с некоторыми видами лжи, измеряемыми опросником Шкуратовой, в частности с: ложью-оправданием (-0,426, 0,01), ложью-сплетней (-0,249, 0,05), ложью-самопрезентацией (-0,282, 0,01), мотивами лжи (-0,261, 0,05). Мотив одобрения, скорее, является показателем не лжи, а желания получать положительные оценки от окружающих в силу неуверенности субъекта в себе и его недостаточно высокой самооценки.

Факторный анализ обнаружил 10 компонентов личностного здоровья и личностной патологии:

1. Сознательное искажение истины. Включает умышленное введение других людей в заблуждение с целью избегания или уменьшения наказания в случае совершения неблаговидного поступка (ложь-оправдание, 0,825), стремление искажать информацию (мотивы лжи, 0,769), придание своему образу черт незаурядной личности (ложь-фантазия, 0,733), распространение дезинформации о других людях с целью причинения им вреда и извлечения личной выгоды (ложь-сплетня, 0,623), приукрашивание своего образа, преувеличение своих способностей (ложь-самопрезентация, 0,598). Также в этот фактор входит с отрицательными значениями уверенность в себе и адекватная положительная самооценка (мотив одобрения, -0,437).

2. Дефицитарная любовь. Включает неосознавание человеческой ценности других людей, желание их изменить или использовать, отсутствие уважения и доверия к ним (мотив бытийной любви, -0,827), стремление привлекать к себе внимание, соответствовать ожиданиям, получать всеобщую любовь и одобрение, избегать отвержения, критики и отказов (мотив тщеславия и дефицитарной любви, 0,767), восхищаться вышестоящими и поддерживать их, быть опекаемым и руководимым ими (мотив зависимости, 0,736).

3. Отвержение нового. Включает нежелание приобретать знания, размышлять, учиться, исследовать и открывать новое, постигать истину (познавательный мотив, -0,735), стремление придерживаться установленных правил, избегать чужого, подчиняться традициям (мотив патологической безопасности, 0,688), неуверенность в себе, потребность в одобрении извне, желание представлять себя как полностью соответствующего социальным нормам (мотив одобрения, 0,647).

4. Самоактуализация. Включает реализацию способностей, созидательный труд на благо себя и других людей, творчество, открытое выражение своих потребностей и эмоциональных переживаний (мотив самоактуализации, 0,809) и доминирование мотивов отдачи или баланс мотивов отдачи и присвоения (смысл созидания, 0,751).

5. Признание. Включает стремление к престижу и положению среди других людей (мотив уважения, 0,759,), к красоте и совершенству (эстетический мотив, 0,658), сокрытие информации от другого лица, чтобы предотвратить ее негативное влияние на его здоровье (ложь во благо, 0,635).

6. Власть. Включает: стремление контролировать других людей, превосходить их и господствовать над ними, достигать своей значимости за их счет, обманывать (мотив власти, 0,786), избегать трудностей и препятствий, устраняться от обязательств и ответственности за свои решения и поступки, отказываться от активности, труда, самоотдачи (мотив минимизации усилий, 0,721), доминирование мотивов присвоения и фрустрация мотивов отдачи (смысл потребления/разрушения, 0,480).

7. Неосознанное искажение истины. Включает искажение информации из-за неполноты картины субъекта (ложь-умолчание, 0,703), приукрашивание своего образа, преувеличение своих способностей (ложь-самопрезентация, 0,523), приукрашивание отношения к другому человеку для соблюдения правил (этикетная ложь, 0,464). В этом факторе ложь-самопрезентация, в отличие от первого фактора, осуществляется неумышленно.

8. Честность. Включает стремление к правде, равенству, гуманизму (мотив справедливости, 0,866), чувству собственного достоинства, достижению успеха, преодолению трудностей и препятствий, собственной значимости, полезности и нужности, независимости и свободе, ответственности (мотив самоуважения, 0,589), отвержение отношения к себе и к другим как к вещам (смысл потребления/разрушения, -0,427).

9. Присвоение. Включает: нужду в пище, воде, кислороде, физической активности, сне, сенсорной стимуляции, тепле и др. (физиологические потребности, 0,792), нужду в порядке, законе, предсказуемости событий, защите от опасностей (потребности безопасности, 0,698).

10. Близость. Включает стремление к принятию другими людьми, к взаимопомощи и сотрудничеству (потребности принадлежности, 0,656), отказ от приобретения и замены людей в качестве источника новых ощущений и эмоций, от симбиотических отношений (мотивы потребления, -0,649).

Анализ и интерпретация результатов

Как видим в большинстве случаев, чем выше показатели лжи, тем выше показатели личностной патологии и ниже показатели личностного здоровья. Прямые связи лжи с личностной патологией и обратные с личностным здоровьем в рамках авторской концепции, базирующейся на гуманистическом подходе, выглядят очевидными. Их можно объяснить тем, что ложь как сознательное или неосознанное искажение реальности сопровождает неудовлетворенность истинных потребностей и реализацию патологических мотивов в качестве защитного механизма и компенсации разочарования, боли и страха, возникающих от неудовлетворенности базовых потребностей.

Особо следует сказать о прямой связи мотива одобрения с мотивом патологической безопасности и обратной связи с познавательным мотивом. Это означает, что чем выше неуверенность и ниже самооценка, тем больше выражен страх перед новым, незнакомым и желание защититься от них, а также тем меньше желание узнавать что-то новое, учиться, поскольку это представляет для субъекта потенциальную угрозу.

Выделенные курсивом связи не выглядят столь же очевидными. Объяснить их возможно следующим образом. Так, чем больше выражена ложь во благо, тем больше выражен мотив уважения, чем больше выражена ложь-умолчание, тем больше выражено личностное здоровье как преобладание истинных мотивов над патологическими мотивами и тем меньше – мотив тщеславия. Субъект дезинформирует другого человека из понимаемых им как благих побуждений (скрыть правду из заботы о здоровье партнера) или, не обладая всей полнотой представления о реальности, не имея намерений ввести в заблуждение с целью причинения вреда или получения выгоды. Скрывающие правду из благих побуждений или умалчивающие ее, хотят уважения, но не тщеславны: стремятся к получению положительной оценки своей деятельности, но не к привлечению чрезмерного внимания.

Кроме того, чем больше выражен мотив одобрения, тем меньше выражен мотив власти. Это означает, что субъект, неуверенный в себе и нуждающийся в одобрении со стороны, не стремится господствовать над другими людьми и контролировать их. Подобное сочетание мотивов описывал Д. Мак-Клелланд в «Мотивационной модели лидера», где сильный мотив власти сочетается со слабым мотивом аффилиации [29].

Исследование показало, что основными компонентами личностного здоровья и личностной патологии являются:

«Сознательное искажение истины» – искажение информации с целью ввести в заблуждение других людей и благодаря этому извлечь выгоду;

«Дефицитарная любовь» – полное обладание другим человеком для получения безопасности, общения, заботы, самоуважения, секса и др.;

«Отвержение нового» – страх всего незнакомого и его избегание;

«Самоактуализация» – творческий трудовой вклад в жизнь общества, служение общему делу и любви;

«Признание» – желание получать позитивные оценки своей деятельности со стороны других людей;

«Власть» – установка на обладание другими людьми как вещами с целью получения материальных, социальных, психологических выгод без приложения собственных усилий и отдачи чего-либо взамен;

«Неосознанное искажение истины» – искажение информации без сознательного намерения ввести других людей в заблуждение и извлечь выгоду;

«Честность» – установка на правдивость и избегание лжи, отношение к себе и другим как обладающим высокой социальной ценностью и достойным уважения;

«Близость» – установка на искренние взаимоотношения, свободные от эксплуатации другого человека;

«Присвоение» – приобретение и использование окружающего как средст­ва достижения личных выгод.

Ложь является основным компонентом личностной патологии, причем среди прочих выявленных факторов она занимает первое место. Этот фактор получил название «Сознательное искажение истины». С показателями личностного здоровья ложь имеет отрицательные связи, т.е., чем больше выражена ложь, тем меньше выражено личностное здоровье и тем больше выражена личностная патология. Можно считать ложь препятствием для развития личностного здоровья или его разрушителем. Если истинные потребности фрустрированы и преобразуются в патологические мотивы, ложь, искажая действительность, выступает в качестве защитного действия, не позволяющего осознать боль и страдание, и замещающего неудовлетворенность.

В отношении неправды, отраженной в седьмом факторе «Неосознанное искажение истины» получены неоднозначные данные. Хотя, согласно авторской концепции, на неправде, как и на лжи, основывается личностная патология, в исследовании показатели неправды (ложь-умолчание, ложь во благо) оказались положительно связаны с личностным здоровьем и отрицательно – с личностной патологией.

Выделенные факторы можно объединить в условно биполярные, некоторые из них оставив в промежуточном состоянии (см. рис. 4)

8

Рисунок 4. Схема факторов личностного здоровья и личностной патологии

В отличие от других исследователей, наш подход к личностному здоровью делает акцент на значении правды, истины, честных отношений для личностного здоровья. В качестве основы личностного здоровья рассматривается не реализация своего потенциала, наличие смысла жизни, духовность, социальная адаптация, субъективное благополучие и т.д., а честность в отношениях с другими людьми и с самим собой, и, соответственно осознание своих истинных потребностей и стремление к их максимально полному удовлетворению. В противоположность личностному здоровью, личностная патология базируется на искаженном отражении реальности (на лжи и неправде), неосознанности истинных потребностей, их неудовлетворенности и замещении патологическими мотивами.

Выводы

Обнаружены достоверные связи лжи с личностным здоровьем и личностной патологией, что подтверждает выдвинутую гипотезу. Показатели лжи (ложь-фантазия, ложь-оправдание, ложь-самопрезентация, мотивы лжи) имеют прямые связи с составляющими личностной патологии (мотивы власти, потребления, минимизации усилий, смысл потребления/разрушения) и обратные связи с составляющими личностного здоровья (мотивы принадлежности, эстетические, смысл созидания и интегративные показатели личностного здоровья (преобладание истинных мотивов над патологическими мотивами и преобладание смысла созидания над смыслом потребления/разрушения)). Роль лжи во благо и лжи-умолчания оказалась не столь однозначно отрицательной, как это предполагалось. Мотив одобрения оказался прямо связанным с мотивом патологической безопасности и обратно – с познавательным мотивом и мотивом власти.

С помощью факторного анализа выделены такие факторы личностного здоровья как «Самоактуализация», «Признание», «Честность», «Близость», такие факторы личностной патологии как «Сознательное искажение истины», «Дефицитарная любовь», «Отвержение нового», «Власть», а также промежуточные факторы «Неосознанное искажение истины» и «Присвоение».

Выявлено значение лжи, которое заключается в том, что она является главным фактором личностной патологии, и выступает препятствием для развития личностного здоровья в качестве защитного механизма, мешающего субъекту осознать неудовлетворенность своих истинных потребностей.

Проведенное исследование дополняет и расширяет уже существующие в психологической науке знания, развивая идею об участии лжи в препятствовании личностному здоровью и способствовании личностной патологии.

Библиография
1.
Адлер А. Наука жить. – Киев: Port-Royal, 1997. 288 с.
2.
Акименко А.К. Ложь как компонент в отдельных стратегиях адаптивного поведе-ния студенческой молодежи /Актуальные проблемы исследования массового сознания: Материалы 2-й Международной научно-практической конференции. – М.: Перо, 2015. С.4-18.
3.
Амосова Н.О. Психологическое здоровье студентов-педагогов и его профессио-нальная значимость // Сибирский психологический журнал. – 2012. – №44. – С.31-35.
4.
Беттельгейм Б. Просвещенное сердце // http://www.koob.ru/bettelheim
5.
Братусь Б.С. Аномалии личности. – М.: Мысль, 1988. 301 с.
6.
Горчакова, И. А. Особенности понимания феномена лжи в отечественной и зару-бежной психологии //Актуальные проблемы психологического знания. – 2009. – № 1. – С. 145-148.
7.
Гусева И.С. Факторный анализ отчужденности, лжи и социальной желательности у студентов педагогического вуза //Общество: социология, психология, педагогика. – 2013. – № 2. – С.31-39.
8.
Додонов Б.И. Эмоция как ценность. – М.: Политиздат, 1978. 272 с.
9.
Дубовый Л . М., Егорова Т . В . Использование лжи в интимно-личностных отно-шениях в современном обществе // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. – 2012. – № 28. – С. 1209-1212.
10.
Зинченко Ю.П., Бусыгина И.С. Психологическое здоровье и профессиональная самореализация руководителя // Национальный психологический журнал. – 2013. – №1(9). – С.89-95.
11.
Знаков В.В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания // Во-просы психологии. – 1993. – № 2. – С. 9-16.
12.
Корсини Р., Ауэрбах А.. Психологическая энциклопедия. – СПб.: Питер, 2006. 1876 с.
13.
Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. – СПб.: Центр гуманитар-ных инициатив, 2010. 751 с.
14.
Липартелиани Н.Г., Ансимова Н.П. Личностная обусловленность склонности ко лжи / Научные дискуссии. – 2015. – Т. 6. – С. 9-12.
15.
Маслоу А. Мотивация и личность. – СПб.: Питер, 2003. 392 с.
16.
Матвеева С.В., Матвеева А.О. Гендерный аспект исследования лжи у подростков //Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии. – 2014. – № 46. – С. 140-144.
17.
Мильман В.Э. Мотивация творчества и роста. – М.: Мирея, 2005. 165 с.
18.
Орлов А. Б. Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики. – М.: Академия, 2002. 272 с.
19.
Перлз Ф. Практика гештальтерапии. – М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2001. 384 с.
20.
Проскурякова М.М. Личностные особенности несовершеннолетних, склонных ко лжи / Психология ХХI века. Сборник материалов VIII международной научно-практической конференции молодых ученых. – 2012. – С. 91-93.
21.
Райх В. Посмотри на себя. – М.: Мир Гештальта, 1997. 112 с.
22.
Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. – М.: Прогресс, 1994. 478 с.
23.
Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир. – СПб.: Питер, 2003. 512 с.
24.
Сорокина Л.В., Попова О.А. Психологическое здоровье педагогов, факторы его определяющие //Вестник ТГУ. – 2012. – т.17. – №2. – С.797-801.
25.
Сысоева С.А. Психологическое здоровье как проблема психолого-акмеологической науки и практики //Вестник ТГУ. – 2008. – № 12 (68). – С.173-177.
26.
Трофимова Н.Б. Психологическое здоровье старшеклассников //Известия Волго-градского государственного педагогического университета. – 2008. – № 6. – С. 163-167.
27.
Франкл В. Доктор и душа. – СПб.: Ювента, 1997. 287 с.
28.
Фромм Э. Бегство от свободы. – М.: Прогресс, 1995. 272 с.
29.
Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. – СПб.: Питер, 2003. 860 с.
30.
Хорни К. Невроз и личностный рост. – СПб.: Восточно-Европейский институт психоанализа, 1997. 316 с.
31.
Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – СПб.: Питер, 2003. 608 с.
32.
Шарауров И.В. Влияние лжи на здоровье человека: психологический, социальный и нравственный аспекты //Культура. Наука. Интеграция. – 2012. – № 1 (17). – С. 26-30.
33.
Шкуратова И. П. Самопредъявление личности в общении: монография. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009. 192 с.
34.
Экман П. Психология лжи. – СПб.: Питер, 1999. 272 с.
35.
Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. – М.: Класс, 1999. 576 с.
36.
Руднев В.П. Проблема истины и лжи в нарратиной онтологии // Философия и культура. - 2015. - 11. - C. 1608 - 1617. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.11.15368.
References (transliterated)
1.
Adler A. Nauka zhit'. – Kiev: Port-Royal, 1997. 288 s.
2.
Akimenko A.K. Lozh' kak komponent v otdel'nykh strategiyakh adaptivnogo povede-niya studencheskoi molodezhi /Aktual'nye problemy issledovaniya massovogo soznaniya: Materialy 2-i Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. – M.: Pero, 2015. S.4-18.
3.
Amosova N.O. Psikhologicheskoe zdorov'e studentov-pedagogov i ego professio-nal'naya znachimost' // Sibirskii psikhologicheskii zhurnal. – 2012. – №44. – S.31-35.
4.
Bettel'geim B. Prosveshchennoe serdtse // http://www.koob.ru/bettelheim
5.
Bratus' B.S. Anomalii lichnosti. – M.: Mysl', 1988. 301 s.
6.
Gorchakova, I. A. Osobennosti ponimaniya fenomena lzhi v otechestvennoi i zaru-bezhnoi psikhologii //Aktual'nye problemy psikhologicheskogo znaniya. – 2009. – № 1. – S. 145-148.
7.
Guseva I.S. Faktornyi analiz otchuzhdennosti, lzhi i sotsial'noi zhelatel'nosti u studentov pedagogicheskogo vuza //Obshchestvo: sotsiologiya, psikhologiya, pedagogika. – 2013. – № 2. – S.31-39.
8.
Dodonov B.I. Emotsiya kak tsennost'. – M.: Politizdat, 1978. 272 s.
9.
Dubovyi L . M., Egorova T . V . Ispol'zovanie lzhi v intimno-lichnostnykh otno-sheniyakh v sovremennom obshchestve // Izvestiya PGPU im. V.G. Belinskogo. – 2012. – № 28. – S. 1209-1212.
10.
Zinchenko Yu.P., Busygina I.S. Psikhologicheskoe zdorov'e i professional'naya samorealizatsiya rukovoditelya // Natsional'nyi psikhologicheskii zhurnal. – 2013. – №1(9). – S.89-95.
11.
Znakov V.V. Nepravda, lozh' i obman kak problemy psikhologii ponimaniya // Vo-prosy psikhologii. – 1993. – № 2. – S. 9-16.
12.
Korsini R., Auerbakh A.. Psikhologicheskaya entsiklopediya. – SPb.: Piter, 2006. 1876 s.
13.
Laplansh Zh., Pontalis Zh.-B. Slovar' po psikhoanalizu. – SPb.: Tsentr gumanitar-nykh initsiativ, 2010. 751 s.
14.
Liparteliani N.G., Ansimova N.P. Lichnostnaya obuslovlennost' sklonnosti ko lzhi / Nauchnye diskussii. – 2015. – T. 6. – S. 9-12.
15.
Maslou A. Motivatsiya i lichnost'. – SPb.: Piter, 2003. 392 s.
16.
Matveeva S.V., Matveeva A.O. Gendernyi aspekt issledovaniya lzhi u podrostkov //Lichnost', sem'ya i obshchestvo: voprosy pedagogiki i psikhologii. – 2014. – № 46. – S. 140-144.
17.
Mil'man V.E. Motivatsiya tvorchestva i rosta. – M.: Mireya, 2005. 165 s.
18.
Orlov A. B. Psikhologiya lichnosti i sushchnosti cheloveka: Paradigmy, proektsii, praktiki. – M.: Akademiya, 2002. 272 s.
19.
Perlz F. Praktika geshtal'terapii. – M.: Institut Obshchegumanitarnykh Issledovanii, 2001. 384 s.
20.
Proskuryakova M.M. Lichnostnye osobennosti nesovershennoletnikh, sklonnykh ko lzhi / Psikhologiya KhKhI veka. Sbornik materialov VIII mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii molodykh uchenykh. – 2012. – S. 91-93.
21.
Raikh V. Posmotri na sebya. – M.: Mir Geshtal'ta, 1997. 112 s.
22.
Rodzhers K. Vzglyad na psikhoterapiyu. Stanovlenie cheloveka. – M.: Progress, 1994. 478 s.
23.
Rubinshtein S.L. Bytie i soznanie. Chelovek i mir. – SPb.: Piter, 2003. 512 s.
24.
Sorokina L.V., Popova O.A. Psikhologicheskoe zdorov'e pedagogov, faktory ego opredelyayushchie //Vestnik TGU. – 2012. – t.17. – №2. – S.797-801.
25.
Sysoeva S.A. Psikhologicheskoe zdorov'e kak problema psikhologo-akmeologicheskoi nauki i praktiki //Vestnik TGU. – 2008. – № 12 (68). – S.173-177.
26.
Trofimova N.B. Psikhologicheskoe zdorov'e starsheklassnikov //Izvestiya Volgo-gradskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. – 2008. – № 6. – S. 163-167.
27.
Frankl V. Doktor i dusha. – SPb.: Yuventa, 1997. 287 s.
28.
Fromm E. Begstvo ot svobody. – M.: Progress, 1995. 272 s.
29.
Khekkhauzen Kh. Motivatsiya i deyatel'nost'. – SPb.: Piter, 2003. 860 s.
30.
Khorni K. Nevroz i lichnostnyi rost. – SPb.: Vostochno-Evropeiskii institut psikhoanaliza, 1997. 316 s.
31.
Kh'ell L., Zigler D. Teorii lichnosti. – SPb.: Piter, 2003. 608 s.
32.
Sharaurov I.V. Vliyanie lzhi na zdorov'e cheloveka: psikhologicheskii, sotsial'nyi i nravstvennyi aspekty //Kul'tura. Nauka. Integratsiya. – 2012. – № 1 (17). – S. 26-30.
33.
Shkuratova I. P. Samopred''yavlenie lichnosti v obshchenii: monografiya. – Rostov n/D: Izd-vo YuFU, 2009. 192 s.
34.
Ekman P. Psikhologiya lzhi. – SPb.: Piter, 1999. 272 s.
35.
Yalom I. Ekzistentsial'naya psikhoterapiya. – M.: Klass, 1999. 576 s.
36.
Rudnev V.P. Problema istiny i lzhi v narratinoi ontologii // Filosofiya i kul'tura. - 2015. - 11. - C. 1608 - 1617. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.11.15368.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"