Статья 'О психических образах высших порядков' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

О психических образах высших порядков

Березина Татьяна Николаевна

доктор психологических наук

профессор, Московский городской психолого-педагогический университет

123290, Россия, г. Москва, наб. Шелепихинская, 2а, ауд. 508

Berezina Tatiana Nikolaevna

Doctor of Psychology

professor of the Department of Scientific Basis of Extreme Psychology at Moscow State University of Psychology and Education.

123290, Russia, g. Moscow, nab. Shelepikhinskaya, 2a, aud. 508

tanberez@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Дата направления статьи в редакцию:

14-02-2018


Дата публикации:

1-12-2012


Аннотация.

В статье разрабатывается модель образной системы, включающей в себя несколько уровней обработки наглядной информации, на каждом уровне формируются образы- интеграторы соответствующего порядка. Модель опирается на когнитивные теории памяти (концепция двойного кодирования) и теорию первой и второй сигнальной системы И.П.Павлова. Обобщение образной информации рассматривается по аналогии с обобщением во второй сигнальной системе. Образы первого порядка –представлены образами эйдетической памяти, фотографичны. Образы второго порядка рассматриваются как классические вторичные образы, образы конкретных предметов, обладающие свойством наглядности, визуализирующиеся в виде изображения с меняющимися деталями. Образы третьего порядка представляются как образы обобщенных предметов (типа имаген «животное»), визуализирующиеся в виде контура. Образы четвертого порядка - как образы высшего уровня обобщения (типа имаген «вещь»), не обладающие свойством наглядности, представляющие собой мысленное выделение субъектом части внутреннего пространства. Образы пятого порядка - невербальные эталоны моральных, философских, математических обобщений. Предполагается, что образы высшего порядка – полимодальны.

Ключевые слова: психология, образы, психические образы, вторичные образы, образные репрезентации, образ мира, речь, сигнальная система, двойное кодирование, имагены.

Abstract.

The author of the article develops the model of the system of images consisting of various levels of processing information. At each level integrators - images of a certain level - are being formed. The described model is based on the cognitive theory of memory (the concept of dual coding) and Pavlov's theory of the first and second reflex systems. Consolidation of visual information is described similarly with the consolidation of information by the second reflex system. The first level images are represented by the eidetic images and they are photographic. The second level images are viewed as the classical secondary images of concrete items. Such images have the visual features and they are visualized as an image with changing elements. The third level images are represented as the images of consolidated items (the 'animals' imagen) and they are visualized as the contour. The forth level images are the images of higher levels (the 'item' imagen). The fifth level images aer non-verbal samples of moral, philosophical and mathematical consolidations. It is assumed that the images of higher levels are polymodal.

Keywords:

world image, imaginal representations, secondary images, mental images, imagse, psychology, speech, reflex system, dual coding, imagens

О психических образах известно и очень много, и очень мало. Большинство известных ученых (С.Л.Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, В.П.Зинченко, Дж. Брунер, С.Д.Смирнов, В.А. Барабанщиков, Л.М. Веккер, Б.Г Ананьев и др.) в своих работах касались проблематики природы, функций, типологии психических образов. Как отмечал Б. Ф. Ломов: «К числу важнейших проблем психологической науки принадлежит проблема образа. Ее разработка имеет исключительное значение для развития как общей теории психологии, так и теоретической базы специальных психологических дис­циплин. Не менее актуальна она и для решения многочисленных прак­тических задач, которые ставятся перед психологией» [15, с. 85].

Мы определяем психические образы как отражения предметов и явлений, осуществляющиеся преимущественно через органы чувств, а также результаты воспроизведения таких отражений, комбинирования их элементов и создания из них совершенно новых форм. Мы полагаем, что обработка образной информации, прежде чем стать отложенной в памяти, проходит ряд этапов, на каждом из них формируется все более абстрактный образ (но это по –прежнему невербальная информация). Мы назвали такие интегральные образования – образами высших порядков [4]. Мы полагаем, что формировании образов высших порядков происходит аналогично и параллельно формированию понятий – слов –интеграторов, если пользоваться теорией первой и второй сигнальной системы И.П.Павлова.

Целью данной статьи является проработка узловых моментов модели и подробное описание свойств психических образов различных порядков.

При разработке нашей модели психических образов высших порядков мы опирались на концепцию первой и второй сигнальной системы И.П.Павлова и на зарубежные когнитивные теории памяти.

Во многих когнитивных теориях памяти предполагается, во-первых, отдельное хранение образной и вербальной информации, во-вторых, последовательная обработка образной информации; иначе говоря, доказывается, что полученная с помощью образов информация хранится не в виде картинок, но в форме возникших на их базе структур, т.е., она не превращается в процессе переработки в вербальный конструкт.

С.Косслин создал теорию памяти на основании модели компьютерных программ. Согласно его теории, образ состоит из двух компонентов: 1) поверхностная репрезентация – квазиизображение, хранящееся в зрительном буфере, 2) глубинная репрезентация хранящаяся в долговременной памяти и порождающая поверхностную репрезентацию. При этом, есть два типа глубинной репрезентации, обе они записаны в абстрактной форме, как файлы: наглядно-зрительные (img – файлы) и в форме описаний, суждений (prp- файлы). [21].

Согласно теория двойного кодирования А.Пайвио [22] предполагается существование двух систем обработки информации, взаимодействующих между собой, выделяется три уровня обработки информации внутри каждой системы. Уровень репрезентаций - сенсорный след активирует символическую репрезентацию в долговременной памяти; слова активируют вербальные репрезентации (логогены в терминологии А.Пайвио), перцептивные стимулы активируют - образные репрезентации ( имагены в терминах Пайвио). На втором референтном уровне символические репрезентации одной системы активируют репрезентации другой, иначе говоря, слово – кроме вербальной репрезентации активирует также образную через референтную связь между соответствующим логогеном и имагеном (в терминах И.П.Павлова это называется наличие ассоциативной временной связи между раздражителями первой и второй сигнальной системы). Третий, ассоциативный уровень обработки информации представлен ассоциативными связями между образами, между вербальными репрезентациями, или и между теми и другими.

Предлагаемая модель перекликается с концепцией первой и второй сигнальной системы И.П.Павлова . Согласно работам по физиологии ВНД, вторая сигнальная система устроена довольно сложно, система слов – как условных стимулов - постепенно трансформируется, формируя определенную иерархию. Одно слово – является стимулом для возрастающего количества конкретных объектов, при этом слово, являющееся более сложным стимулом во второй сигнальной системе, включает в себя и менее сложные слова – стимулы. Иначе говоря, слова становятся не просто «сигналом сигналов», а иерархически организованной системой слов-интеграторов все более возрастающего уровня.

«Слово начинает заменять обозначаемый им предмет. Эта способность появляется у ребенка к концу первого года жизни или началу второго. Однако слово сначала замещает лишь конкретный предмет, например данную куклу, а не куклу вообще. т. е. слово выступает на этом этапе развития как интегратор первого порядка.

Превращение слова в интегратор второго порядка или в «сигнал сигналов» происходит в конце второго года жизни. Для этого необходимо, чтобы на него было выработано не менее 15 различных условных связей (пучок связей). Ребенок должен научиться оперировать с различными предметами, обозначаемыми одним словом. Если число выработанных условных связей меньше, то слово остается символом, который замещает лишь конкретный предмет. Между 3 и 4 годами жизни появляются слова — интеграторы третьего порядка. Ребенок начинает понимать такие слова, как «игрушка», «цветы», «животные». К пятому году жизни у ребенка возникают более сложные понятия. Так, слово «вещь» он относит и к игрушкам, и к посуде, и к мебели, и т. д.» [12, с.424-425]

Следуя логике статьи, слова типа «вещь» можно было бы назвать словами интеграторами четвертого порядка. И, по всей видимости, для наиболее абстрактных понятий, например, таких как «справедливость», допустимо наименование слово- интегратор пятого порядка.

Однако иерархически усложняющаяся система стимулов подробно описана только для второй сигнальной системы.

Мы же предполагаем, что аналогичная система должна существовать и в первой сигнальной системе, только сигнал в данном случае не будет внешним, но он будет внутренним

Рассмотрим подробнее, гипотетический процесс такого формирования и предполагаемые свойства образов различных порядков. Мы предлагаем выделять несколько порядков интеграции образной информации. Речь пойдет только о вторичных психических образах, причем вторичность понимается в широком смысле слова, как у А.А. Гостева, который категорию вторичных образов включил практически все образные явления, по его мнению, к вторичным относятся образы представлений, воображения, сновидений, измененных состояний сознания и т.п. [11].

Что касается чувственных образов, образов восприятия, то в терминах А.Н.Леонтьева – они отражения, а не интеграторы, в них информация об окружающем отражается, а не обобщается, чтобы не нарушать последовательности их можно рассматривать как интеграторы нулевого порядка.

Образы первого порядка – вторичные образы практически идентичные чувственным. Сюда можно отнести (в порядке снижения идентичности): эйдетические образы, образы эйдетической памяти, любые образы, в которых человек пытается воспроизвести конкретную картину того, что видел в конкретный момент. Эйдетические образы или послеобразы- четкие и ясный картины того, что человек видел долю секунды назад, возникают после закрывания глаз и могут сохраняться в течение секунд. Эйдетическая память – это разновидность памяти, позволяющая удерживать и воспроизводить длительное время спустя (а не только сразу после восприятия) чрезвычайно живой образ воспринятого ранее предмета или явления. Подобная память встречается у некоторых дошкольников, ее иногда называют фотографической памятью: ребенок, словно фотографируя, очень быстро, ярко, четко запечатлевает в памяти определенные объекты и потом легко может их вспомнить до мелочей, он как бы снова видит их и может описать во всех подробностях. Ведущим механизмом такого рода памяти является формирование устойчивого эйдетического образа, который является почти точной копией увиденного. Как описывал эйдетическую память своего пациента А.Ш. Лурия: «В течение всего нашего исследования запоминание Ш. носило непосредственный характер, и его механизмы сводились к тому, что он либо продолжал видеть предъявляемые ему ряды слов или цифр, или превращал диктуемые ему слова или цифры в зрительные образы. Наиболее простое строение имело запоминание таблицы цифр, писанных мелом на доске» [16, с.12].

Образы, запечатленные таким способом, сохранялись в течение многих лет, и могли быть точно воспроизведены. Процесс воспоминания также сводился к восстановлению в памяти целостной картины запоминаемого момента и последующего ее рассматривания. Случаи эйдетической памяти у взрослых людей встречаются крайне редко, однако образами первого порядка можно считать любой образ, стремящийся к эйдетическому, в котором человек пытается воспроизвести картину того, что он непосредственно видел в конкретный момент времени, например картину того, как выглядел Иван Иванович Иванов, в тот момент, когда он только что вошел в комнату. При формировании подобного образа никакой обработки наглядной информации (дополнительной к восприятию) не происходит. Наоборот, образ первого порядка должен быть копией образа восприятия. В идеале образ нулевого порядка должен быть картинкой, которая человек представляет; картинка должна быть копией некогда виденного, точной и неменяющейся, которую человек рассматривает, чтобы извлечь информацию. Большинство людей, не являющихся обладателями эйдетической памяти, подобных образов не визуализируют, даже при попытке это сделать у них получается сразу образ – интегратор второго порядка.

Считается, что хранение информации в виде эйдетических образов филогенетически более раннее, оно было распространенным у древних людей, живших в эпоху палеолита [13]. Также оно встречается у маленьких детей; Л. С. Выготский утверждал, что почти все дети – эйдетики [10].

Образы второго порядка. В терминах сигнальных систем они соответствуют словам-интеграторам второго порядка, когда слово «кукла» для ребенка обозначает не конкретную куклу, а вообще любую. В концепции двойного кодирования А.Пайвио, это уровень имагенов, типа «кошка» или «собака» - образов типичной кошки или собаки. Образы второго порядка формируются в процессе обобщения наглядной информации, представленной в образах первого порядка. А.Пайвио считал, что информация в образной системе обрабатывается иначе, чем в вербальной; образная ситсема представляет информацию в «синхронном», или пространственно упорядоченном виде, когда одновременно становятся доступны разные стороны сложного объекта система, вербальная же система задействует последовательную организацию информации. Образная система обеспечивает преобразования по пространственным параметрам, таким как размер, форма или положение в пространстве, а вербальная обеспечивает последовательные преобразования, такие как сложение или вычитание [23].

Наш анализ образов второго порядка начнем с утверждения, что, во-первых, они образы, т.е., являются наглядными репрезентациями действительности и могут быть представлены в виде картинки. Во-вторых, они, как картинки, отличаются от образов –изображений эйдетической памяти. Если эйдетические образы были фотографичны, и человек мог их «разглядывать», снимая детали образной информации, то подобное затруднительно проделать с образами второго порядка. Образы второго порядка - изменчивы, текучи, - это классические вторичные образы и они обладают всеми свойствами и особенностями вторичных образов. Одно из наиболее известных свойств таких образов это их неустойчивость. Об этом хорошо сказано у Л.М.Веккера, чтоб не множить сущности выше необходимости, позволю себе привести цитату: «Первой из вторичных характеристик представления, которая, как и бледность, упоминалась еще Г. Эббингаузом, является неустойчивость. Будучи по самой своей сущности (как проявление непостоянства) отрицательным эквивалентом, или выражением дефицита константности, свойственной перцептивному образу, неустойчивость представления, хорошо известная каждому по собственному опыту, заключается в колеблемости и текучести его компонентов» [8, с. 164].

В одной из наших предыдущих работ, мы предлагали нашим испытуемым визуализировать букву А (это было упражнение на развитие концентрации внимания), испытуемые отмечали, сколько времени, они могут удерживать образ, кто-то отмечал больше, кто-то меньше, но практически все заметили, что визуализируемая буква находится в постоянной трансформации, «буква обычно трансформируется (становиться то письменной, то печатной, то маленькой, то большой).» [7, с.95], т.е., буква поочередно принимала все свои возможные формы.

Это является характернейшей особенностью всех образов второго порядка, они существуют только в изменении. В отличие от фотографических образов эйдетической памяти образы второго порядка являются интеграторами. Они интегрируют в себе отпечатки всех возможных вариантов чувственного отражения изучаемого объекта, и при попытке представить его, все эти варианты и проецируют. Л.М.Веккер называл это свойством обобщенности. «Это означает, что, воплощая в себе целый ряд ступеней обобщенности образа, на высших из этих ступеней представление освобождается от "прикованности" к единичному объекту и "может быть обобщенным образом не единичного предмета или лица, а целого класса или категории аналогичных предметов"» [8, с.165].

Можно предположить, что в основе формирования образов второго порядка лежит гипотетический механизм наложения конкретных изображений, подобно технологиям прототипирования, позволяющий на основе нескольких различных фотографий одного и того же лица получить некий усредненный образ. С помощью компьютерных технологий создан обобщенный портрет Пушкина (на основе синтеза его рисованных портретов), синтезирован портрет идеального Джеймса Бонда (путем обобщения фотографических изображений актеров, предполагающихся на эту роль). Суть метода в том, что изображения накладываются, общие элементы при этом усиливаются, индивидуальные различия приглушаются, и, в конце концов, появляется обобщающая картина.

Синтезированный компьютером образ – это обобщенное изображение, мы полагаем, что вторичный психический образ представляет собой такое же обобщенное изображение, но при попытке его визуализации он начинает «течь», то есть, меняются детали в соответствии с особенностями составляющих его картин. Разумеется, это только метафора, а не реальный механизм. Но если уж это можно сделать с помощью компьютера, то возможно и с помощью мозга. Вот и получается, что при актуализации в памяти образа второго порядка человек начинает видеть описанные выше, неустойчивый быстро меняющийся в деталях образ.

Образы третьего порядка. Они обобщают информацию, сконцентрированную в образах второго порядка, по А. Пайвио они соответствуют категориям типа имаген «животное», а рамках концепции сигнальных систем Павлова, такой образ может выражен словом- интегратором третьего порядка, например, словом «игрушка», которое является обобщенным стимулом для многих кукол, пирамидок, заек.

В психологии не принято мысленные образы различать по порядкам, все они именуются вторичными, что и порождает множество недопониманий. Например, приводит к возникновению дискуссии о наглядной или пропозициональной репрезентации чувственной информации.

Поскольку образы третьего порядка – не второго, то их наглядность уже начинает подвергаться множеству сомнений. Действительно, если человеку предложить ответить на вопрос, что такое кошка, в качестве ответа проще всего показать фотографию. Но, если спросить, что такое животное, то возникает проблема. Как лучше выразить свое представление о том, что такое животное: набором фотографий, или словесным описанием. И многим людям покажется, что словесным описанием проще. Так возникает представление о том, что даже изначально наглядная информация в нашей памяти хранится в виде пропозициональных репрезентаций, т.е., в виде описаний, а не образов.

Однако это противоречит нейропсихологическим данным об избирательном нарушении пространственно-зрительной и вербальной памяти. Существуют исследования, в которых показано, что у человека при травмах и повреждениях головного мозга может быть избирательно нарушена кратковременная вербальная память, но сохраняться пространственно-зрительная, и наоборот; есть данные о существовании избирательных нарушений долговременной памяти [17] . На основании подобных данных Дж. Ричардсон и сделал вывод, что «вместе взятые, эти результаты указывают на функциональную независимость механизмов, обеспечивающих работу вербальной и пространственно-зрительной памяти» [17, с.72]

В уже цитированной выше теории двойного кодирования, независимость механизмов этих двух видов памяти выражается в параллельной обработке наглядной и словесной информации и формирование имагенов и логогенов все более высокого уровня.

Согласно С.Косслину, вербальная и образная информация обрабатывается и хранится в долговременной памяти отдельно в виде разного типа репрезентаций, кодирующих наглядный материал и репрезентации в виде описаний, суждений.

Мы полагаем, что образы третьего порядка также формируется с помощью гипотетического аналога компьютерных технологий прототипирования, т.е., на основе обобщения предшествующего материала. В данном случае накладываться будут уже образы второго порядка; можно представить, как с помощью компьютерных технологий наложить друг на друга последовательно несколько фотографий кошек, собак, змей, птиц, чтобы получить обобщенный образ животного… , и то, что получится в итоге и будет образом третьего порядка. Вероятно, что-то аналогичное и осуществляется в ЦНС при формировании образов третьего порядка. Образы третьего порядка все-таки обладают некоторой долей наглядности; т.е., то, что получается в простейшем случае при наложении множества изображений имеет форму, объем, структуру, т.е. – это образ. Мы предполагаем, что при попытке визуализации подобных образов – представляется некий неопределенный контур, без прорисовки отдельных деталей или детали представляются как же контурами («штриховкой»). Мы назвали такие образы – существующими в форме контура. Если человек быстро «узнает» образ, т.е., возникает связь между образом и соответствующим его словом, человек делает вывод, например, «это животное», но деталей этого животного он не «разглядел». При проведении тренингов мы неоднократно сталкивались с ситуацией, когда человеку предлагалось представить какой-либо образ в виде картинки. Он утверждал, что задание выполнил, однако не мог описать детали визуализированной картины, хотя только что утверждал, что представлял точный образ. Мы полагаем, что видел он как раз «образ в форме контура», мгновенно его узнавал, после чего не было необходимости «прорисовывать» детали, однако у самого испытуемого при этом складывается ощущение, что он представлял полноценный образ. И он прав. Потому что визуализируемый в виде контура образ третьего порядка потенциально вмещает в себя все возможные детали визуализируемого объекта.

Другой вариант визуализации образа третьего порядка, представляется контур, но человек «не узнает» его, в этом случае он «видит» именно контур, осознает отсутствие деталей, и чаще всего делает попытку понять, что это за образ. При этом чаще всего человек делает предположение о том, что это, обычно предполагая конкретные объекты, и эти объекты послушно визуализируются в образе. Вот отрывок с одного из наших тренингов по активному воображению, клиент описывает свои внутренние образы: «Здесь озеро…, и в дали что-то плывет» (появляется образ –контур – Т.Б), психолог осведомляется «(бодно-заинтересовано): так-так, что же это плывет?». Клиент с сомнением: «Крокодил?». И появляется крокодил [6, с.108-109]. Здесь мы видим появление образа третьего порядка, при попытке разглядеть детали он разверстывается до второго, потому что у образа высокой степени обобщения, конкретных деталей нет. Если человек высказывал (вслух или для себя) предположение о конкретном объекте (крокодиле в случае выше), и высказанное предположение находится внутри смыслового поля образа, то происходит редукция порядка и визуализируется предполагаемый вторичный образ. Иначе говоря, человек представляет имаген «животное», делает предположение, что это крокодил, поскольку образ крокодила является одним из изображений, которые были обобщены при формировании контура, то образ крокодила проявляется на данном месте. Если бы человек сделал неправильное предположение, сказав, например, «бочка», образ которой не был включен в имаген «животное», визуализации бы не произошло, контур остался контуром, а человек бы, скорее всего, сказал: «нет, не бочка».

Образы четвертого порядка. Они обобщают информацию, заключающуюся в образах третьего порядка, соответствуют безымянным имагенам, или словам-интеграторам четвертого порядка в терминах сигнальных систем по И.П.Павлову. Это уровень предельного обобщения конкретных образов. Это образы, которые могут соответствовать максимально обобщенным понятиям, таким как вещь, предмет, элемент, явление и т.п. Мы полагаем, что некоторые образы, соответствующие определенным математическим преобразованиям, таким как уменьшение, увеличение, умножение, сложение и т.п., также этого уровня.

Механизм формирования образов четвертого порядка аналогичен рассмотренному выше, и тоже может быть понят на основе операции прототипирования, т.е., образ четвертого порядка формируется на основе обобщения образов третьего.

Однако в отличие от предыдущих групп, образы четвертого порядка – не обладают свойством наглядности. При наложении изображений всех материальных предметов (имаген «вещь») образ не появляется, поскольку изображения многообразны, разнообразны, то обобщение их не приведет к выделению даже контура, скорее мы будем иметь дело с равномерно заполненным пространством… Если представить процедуры прототипирования с миллионом изображений, то скорее всего в результате мы получим равномерно заштрихованный участок бумаги какой-то площади. То есть полученный в результате образ является пространственным, но не наглядным.

Мы полагаем, что к образам четвертого порядка относятся предельно обобщенные образы предметов (имаген «вещь»), и образы, являющиеся обобщением изменений предметов (имаген «движение» или имаген «уменьшение»). Первые – образы, скорее, статические, вторые - динамические.

К первым можно отнести разработанные в отечественной психологии модели, предполагающие существование предельно обобщенные образов. Например, это концепция существования единого Образа Мира А.Н.Леонтьева.

Совокупность всех наших образных представлений об окружающей реальности создает в нашей психике особое интегральное образование – Образ Мира (А.Н.Леонтьев). По мнению автора термина, Образ Мира не совокупность изображений, он именно интегральное образование, в которое «вписывается» каждый предмет: «вписывание в образ мира выражает также то, что предмет не складывается из "сторон"; он выступает для нас как единое непрерывное» [14, с.12]. По мнению С.Д.Смирнова, образ любого предмета представляет собой актуализацию единого Образа Мира, в своих работах он подчеркивал «функциональную первичность и определяющий вклад образа мира человека в процесс построения любого конкретного образа. В этом случае образ не строится каждый раз заново, а представляет собой актуализированную часть целостного образа мира, апробированную, а при необходимости модифицированную наличной стимуляцией» [18, с.19].

В психологии в качестве интегральной невербальной структуры также используется понятие «мегаобраз» [2]. В филологии мегаобраз рассматривается, как всё творчество художника в целом, как ведущий мотив его творчества, или как выраженная сторона [9]. Образы четвертого порядка – не наглядны, но они обладают пространственными свойствами. О пространственности образов написано довольно много, особенно применительно как раз к искусству. Как пишет П.А.Флоренский, художественная суть предмета искусства есть строение его пространства, или формы его пространства; а классификации произведений искусства надлежит прежде всего иметь в виду эту форму [19].

Возможно, именно управление образами четвертого порядка и обеспечивает так называемые пространственные способности человека. Существует множество определений пространственных способностей, но, по мнению американского когнитивного психолога Л.Хариса, «каждое такое определение включает мысленные образы, но в большей степени в кинетическом, чем в статическом аспекте» [20, p.287].

Как нам кажется, визуализации образов четвертого порядка никакого наглядного изображения не возникнет, даже в виде контура; собственно образ четвертого порядка представляет собой пространственное образование, т.е., выделение некоторого участка пространства во внутреннем поле зрения, возможно выделение цветом (более темный участок, или более светлый), но чаще всего – это просто мысленное выделение. И вот на этом самом мысленно выделенном участке и разворачивается действо, опять же невидимое; получается, что образ четвертого порядка – это просто участок пространства, мысленно выделенный субъектом. Так это может восприниматься при интроспекции. На самом деле, это не просто участок, - это участок, настолько густо загруженный образами, что они заполнили его целиком. Это не пустое пространство, в отличии от прочего внутреннего поля зрения, это заполненное пространство. Вот такая метафора.

Для самого субъекта – это не метафора, для него именно в этом участке пространства находится визуализируемый им образ, хотя он его и «не видит».

Мы полагаем, что у людей с безо бразным мышлением, в долговременной памяти наглядная информация хранится именно в виде образов четвертого порядка. И именно она актуализируется при визуализации любых образов, в том числе и простейших наглядных. При необходимости обратиться к ней происходит мысленное выделение участка пространства – что соответствует образу четвертого порядка, в который входит искомый предметный образ. Иначе говоря, если такого человека попросить представить мысленную картину с изображением его собственной домашней кошки, у него актуализируется образ четвертого порядка (типа «живое существо»), и он будет «видеть мысленным взором» только участок пространства.

Образы пятого порядка. Самые сложные. Это по-прежнему безымянные имагены по А.Пайвио, и в соответствие их могут быть поставлены слова-интеграторы пятого порядка, выражающие некоторые категории общечеловеческого значения, такие как справедливость, любовь, добро, зло и т.п. Особенностью их является то, что они не могут быть получены психофизиологическим аналогом технологии компьютерного прототипирования изображений. Можно получить максимально обобщенный имаген «вещь» будем наложения изображения всех возможных предметов, но невозможно простым наложением каких-то образов получить имаген «справедливость» .

Тем не менее, такие вот образы, не просто обобщенные, но аналитически обработанные, существуют. Обычно исследователи именуют невербальными гештальтами (неосознаваемыми эталонами, невербальными эталонами и т.д.). С.С. Белова обнаружила существование таких невербальных эталонов, которыми люди пользуются при оценке интеллекта (мы бы назвали это наличием в психике человека имагена (или имагенов) «интеллект). В ее исследованиях группе взрослых показывался трехминутный видеоролик о ребенке, как тот входит в комнату, садится за стол, говорит, как его зовут, сколько ему лет, а потом, по просьбе экспериментатора рассматривает лежащие на столе вещи. Сначала взрослые просто оценивали интеллект ребенка по поведению, и их оценки более или менее коррелировали с данными IQ. Потом взрослых попросили выделить критерии, по которым они оценивают поведение ребенка. В качестве критериев фигурировали: «длительность размышления ребенка при ответе на вопросы», «увлеченность рассматриванием» и т.п.. Критерии достаточно верные, но при их использовании точность оценки детей взрослыми снизилась. Сама С.С.Белова так объяснила обнаруженный ею феномен. «Испытуемые обладают невербальными эталонами («категориями»), которые используются для ориентации в социальном мире. При их осознании мы получаем лишь отчасти подобные им содержания, оформленные в слова. Следовательно, этот приближенный к невербальному оригиналу вербальный перевод снижает точность оценивания психологического свойства» [3, с.58].

В другой нашей работе мы предположили, что такого рода невербальные гештальты у человека существуют для многих сложных явлений. Люди пользуются этими гештальтами в процессе мышления, при решении жизненных задач, однако не полностью осознанию их, но пользоваться ими, определяя поступки своей жизни.

«В отличие от многих других категорий, «добро», «смысл жизни», «духовное развитие» являются трудно выразимыми невербальными гештальтами, которые при попытке их выразить теряют часть своего смысла. Попытки следовать этим категориям в обычной жизни (жить во имя смысла, служить добру и т.п.) могут привести к парадоксу: чем точнее определении, тем меньше реальных жизненных достижений в этой области» [5, с. 115].

Возможно, такие же невербальные гештальты существуют в аспекте обобщения философских, физических, математических явлений, я не говорю, понятий, потому что это не понятия, это именно предельные обобщения образной информации, они существуют наряду с понятиями, параллельно понятиям.

В качестве доказательства необходимости оперирования образами в процессе решения сложных научных задач обычно приводят в пример мышление А.Эйнштейна.

В работе математика Ж. Адамара приводятся отрывки из писем Эйнштейна – своеобразный его отчет о своих мыслительных процессах, как он их себе представлял.

«...Слова, написанные или произнесенные, не играют, видимо, ни малейшей роли в механизме моего мышления. Психическими элементами мышления являются некоторые, более или менее ясные, знаки или образы, которые могут быть «по желанию» воспроизведены и скомбинированы» [1, с.80].

Как мы полагаем, образы пятого порядка возникают на базе обобщения информации, заложенной в образах предшествующих порядков, но это обобщение не столько структурное, сколько динамическое (если подбирать компьютерный аналог, то было бы накладывать нужно не фото, а видео), и не столько формальное, сколько содержательное.

Если образы всех прочих порядков можно было получить наложением структур, то здесь накладываться должны отношения между стурктурами.

Представим, гипотететическое формирование имагена «справедливость». Ребенок видит картину того, как мальчик ударил кошку, а кошка его за это поцарапала, потом он смотрит, как воспитательница в дедсадике распределяет игрушки, каждому по одной; далее им с мамой в метро какой-то дядя уступает место, и т.п. Что общего в этих всех сюжетах? Это очень важный вопрос, потому что это общее, причем пространственно выделенное (свойство пространственности было показано еще на предыдущем уровне рассуждений), и будет образом пятого порядка, тождественным понятию «справедливость». Попытаемся рассмотреть, каждую из ситуаций в виде формулы, описывающей пространственно-временное распределение точек (т.е. распределение в динамике). Аналогичную процедуру предлагал сделать С. Косслин утверждавший, что образы, формирующиеся на основе информации, поступающий из долговременной памяти представляют собой «пространственные множества», эти множества могут быть представлены « в виде конфигурации точек в матрице», которую он «сравнивал с изображением на экране компьютерного монитора» [17,с.65]. В нашем случае – это постоянно меняющиеся пространственные множества (поскольку ситуация – фильм, а не неподвижное фото), но, скорее всего, меняющиеся по определенной закономерности. Каждая ситуация эта формула описывающая эту закономерность. Наложение ситуация это вычлените общего сомножителя во всех этих закономерностях. Поскольку исходные данные могут быть приставлены в виде изменяющихся по определенной схеме пространственных множество, то и полученное обобщение закономерностей тоже будет иметь псевдопространственный характер, т.е. быть пространственной, а не пропозициональной репрезентацией.

В образах пятого порядка также происходит обобщение содержательного, а неформального типа. Еще А.Н.Леонтьев, говоря об Образе Мира, предложил выделять у него дополнительное смысловое квазиизмерение. «У человека мир приобретает в образе пятое квазиизмерение. Оно ни в коем случае не есть субъективно приписываемое миру! Это переход через чувственность за границы чувственности, через сенсорные модальности к амодальному миру. Предметный мир выступает в значении, т. е. картина, мира наполняется значениями» [14, с.13]. Мы предположили, что образования типа Образов мира – относятся к образам четвертого порядка. Так вот образы пятого порядка – это обобщение образов четвертого, и при формировании образов пятого порядка обобщение осуществляется именно по этому дополнительному смысловому квазиизмерению.

Впрочем, вопрос о формировании образов пятого порядка требует отдельного рассмотрения, здесь же мы ограничимся лишь утверждением того, что такого рода образы могут существовать.

И последний вопрос, который нам необходимо рассмотреть в данной работе. Это вопрос о модальности образов высшего порядка. Мы полагаем, что образы высшего порядка, как и практически все психические образы, - полимодальны. Это не смотря на то, что простоты изложения, мы обычно обращались к зрительному анализатору, словно игнорируя вклад всех остальных. Тем не менее, мы полагаем, что каждый вторичный психический образ любого порядка – полимодален, не смотря на то, что у большинства людей вклад зрительного анализатора в его формирование наиболее выражен, поэтому мы для простоты говорим, образ – картинка (или не картинка), хотя на самом деле, в эту картину, наряду с изображением, входят звуки, запахи, вкус, осязательные элементы.

Выводы.

Образная и вербальная информация обрабатывается независимо, хотя это и не исключает, существования огромного числа связей между наглядными и попозиционными компонентами. Обработка заключается в обобщении информации и формировании интегрального элемента. Во второй сигнально система по И.П.Павлову, обобщение заключается в формировании слов-интеграторов возрастающего порядка: слово интегратор первого порядка – кукла, второго порядка игрушка и т.п. В концепции двойного кодирования А.Пайвио обработка наглядной и вербальной информации осуществляется параллельно; образная информация обобщается формируя интегральные образы: имагены: на нижнем уровне это имагены конкретных предметов, на следующем обобщенные имагены, на высшем безымянные имагены, соответствующие абстрактным словам.

Мы разработали модель формирования образов различных порядков, соответствующих нескольким уровням обобщения наглядной информации. Образы первого порядка – эйдетические образы, в них практически отсутствует обобщение информации; при их визуализации воспроизводится изображение окружающего мира с фотографической точностью. Образы второго порядка – классические вторичные образы, образы конкретных предметов, имагены типа «кошка» или «собака», при их визуализации возникает «текучее» изображение, образ, детали которого находятся в постоянной динамике . Образы третьего порядка - образы обобщенных предметов, имагены типа «животное», при их визуализации возникает неопределенный контур, в котором в последующем может опознаться конкретный объект, или возникнуть переживание такогоопознания . Образы четвертого порядка - образы высшего уровня обобщения предметов, сюда можно отнести Образ Мира (А.Н.Леоньев), Мегаобразы (В.А.Барабанщиков), имагены типа «вещь», такие образы являются пространственными образованиями, при попытке их визуализации происходит мысленное выделение части вынутреннего пространства. Образы пятого порядка - невербальные эталоны моральных, философских, математических обобщений, к ним можно отнести имагены типа «справедливость», «добро», «интеллект».

Образы высших порядков – полимодальны, наряду со зрительной информацией, при их формировании обрабатывается информация других анализаторов (слухового, обонятельного, осязательного), однако у большинства людей зрительный компонент доминирует.

Библиография
1.
Адамар Ж. Исследование процесса изобретения в области математики. М., 1970.


2.
Барабанщиков В.А. Системогенез чувственного восприятия. М., 2000, 464с.
3.
Белова С.С. Субъективная оценка интеллекта другого человека: эффект вербализаций. // Социальный интеллект. Теория, измерение, исследования. М., 2004, с. 39 -62.
4.
Березина Т.Н. Психические образы высших порядков в структуре образной сферы. // Психология и психотехника, 2012, №1.
5.
Березина Т.Н. Смыслы жизни, добро, духовное развитие, определение их значения// Мир психологии, 2008, № 2.
6.
Березина Т.Н. Тренинг гипноза и самогипноза. СПб, 2010, 175 с.
7.
Березина Т.Н. Тренинг интеллектуальных и творческих способностей. СПб, 2010.
8.
Веккер Л.М. Психика и реальность. Единая теория психических процессов// М., 1998.
9.
Винокур Г.О. Введение в изучение филологических наук / Г.О. Винокур // Проблемы структурной лингвистики. - М., 1981.
10.
Выготский Л. С. . Память и ее развитие в детском возрасте. Психология памяти. М.2002.
11.
Гостев А. А. Психология вторичного образа : Субъект, феноменология, функции. //диссертация доктора психологических наук : 19.00.01 Санкт-Петербург, 2001.
12.
Данилова Н.Н., Крылова А.Л.Физиология высшей нервной деятельности.// Ростов н/Д., 2005.
13.
Куценков П. А. Память и искусство палеолита. // Историческая психология и социология истории, 2008, № 1(1) / электронная версия http://www.socionauki.ru/journal/articles/129639/
14.
Леонтьев А.Н. Психология образа. //Вестник МГУ. Сер. 14, 1979. - N 2.
15.
Ломов Б. Ф. Проблема образа в психологии.— Вестн. АН СССР, 1985, № 6.
16.
Лурия А.Р. Маленькая книжка о большой памяти. М., 1968.
17.
Ричардсон Дж. Мысленные образы. Когнитивный подход. М., 2006.
18.
Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира как парадигмы психического мышления. // Мир психологии, 2003, №4.
19.
Флоренский П.А. Исследования по теории искусства //. Статьи и исследования по истории и философии искусства и археологии.– М., 2000.
20.
Harris L.J. Sex differences in spatial ability: Possible environmental genetic and neurological factors. In M. Kinsboume (Ed.), Asymmetrical function of of the brain. Cambridge, UK, Cambridge University Press, 1978, p.p. 405-522 http://www.psylive.ru/?mod=dictionaries&id=229.
21.
Kosslyn S.N. (1980) Image and mind. Cambridge, MA: Harvard University Pres.
22.
Paivio A. (1978). The relationship between verbal and perceptual codes. In E.C. Carterette & M.P. Friedman (Eds.), Handbook of Perception, V. 8 (pp 375-397). London: Academic Press.
23.
Paivio A. (1986). Mental representation: A dual coding approach. N.Y. Oxford University Pres.
References (transliterated)
1.
Adamar Zh. Issledovanie protsessa izobreteniya v oblasti matematiki. M., 1970.


2.
Barabanshchikov V.A. Sistemogenez chuvstvennogo vospriyatiya. M., 2000, 464s.
3.
Belova S.S. Sub''ektivnaya otsenka intellekta drugogo cheloveka: effekt verbalizatsii. // Sotsial'nyi intellekt. Teoriya, izmerenie, issledovaniya. M., 2004, s. 39 -62.
4.
Berezina T.N. Psikhicheskie obrazy vysshikh poryadkov v strukture obraznoi sfery. // Psikhologiya i psikhotekhnika, 2012, №1.
5.
Berezina T.N. Smysly zhizni, dobro, dukhovnoe razvitie, opredelenie ikh znacheniya// Mir psikhologii, 2008, № 2.
6.
Berezina T.N. Trening gipnoza i samogipnoza. SPb, 2010, 175 s.
7.
Berezina T.N. Trening intellektual'nykh i tvorcheskikh sposobnostei. SPb, 2010.
8.
Vekker L.M. Psikhika i real'nost'. Edinaya teoriya psikhicheskikh protsessov// M., 1998.
9.
Vinokur G.O. Vvedenie v izuchenie filologicheskikh nauk / G.O. Vinokur // Problemy strukturnoi lingvistiki. - M., 1981.
10.
Vygotskii L. S. . Pamyat' i ee razvitie v detskom vozraste. Psikhologiya pamyati. M.2002.
11.
Gostev A. A. Psikhologiya vtorichnogo obraza : Sub''ekt, fenomenologiya, funktsii. //dissertatsiya doktora psikhologicheskikh nauk : 19.00.01 Sankt-Peterburg, 2001.
12.
Danilova N.N., Krylova A.L.Fiziologiya vysshei nervnoi deyatel'nosti.// Rostov n/D., 2005.
13.
Kutsenkov P. A. Pamyat' i iskusstvo paleolita. // Istoricheskaya psikhologiya i sotsiologiya istorii, 2008, № 1(1) / elektronnaya versiya http://www.socionauki.ru/journal/articles/129639/
14.
Leont'ev A.N. Psikhologiya obraza. //Vestnik MGU. Ser. 14, 1979. - N 2.
15.
Lomov B. F. Problema obraza v psikhologii.— Vestn. AN SSSR, 1985, № 6.
16.
Luriya A.R. Malen'kaya knizhka o bol'shoi pamyati. M., 1968.
17.
Richardson Dzh. Myslennye obrazy. Kognitivnyi podkhod. M., 2006.
18.
Smirnov S.D. Mir obrazov i obraz mira kak paradigmy psikhicheskogo myshleniya. // Mir psikhologii, 2003, №4.
19.
Florenskii P.A. Issledovaniya po teorii iskusstva //. Stat'i i issledovaniya po istorii i filosofii iskusstva i arkheologii.– M., 2000.
20.
Harris L.J. Sex differences in spatial ability: Possible environmental genetic and neurological factors. In M. Kinsboume (Ed.), Asymmetrical function of of the brain. Cambridge, UK, Cambridge University Press, 1978, p.p. 405-522 http://www.psylive.ru/?mod=dictionaries&id=229.
21.
Kosslyn S.N. (1980) Image and mind. Cambridge, MA: Harvard University Pres.
22.
Paivio A. (1978). The relationship between verbal and perceptual codes. In E.C. Carterette & M.P. Friedman (Eds.), Handbook of Perception, V. 8 (pp 375-397). London: Academic Press.
23.
Paivio A. (1986). Mental representation: A dual coding approach. N.Y. Oxford University Pres.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"