по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Проактивная агрессия в Интернете: причины, последствия и возможные пути профилактики.
Алистратова Екатерина Юрьевна

студент, кафедра психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии, Оренбургская Государственная Медицинская Академия

460000, Россия, Оренбургская область, г.Оренбург, ул.Советская, 6.

Alistratova Ekaterina Yur'evna

student of the Department of Psychiatry, Addiction Medicine, Psychotherapy and Clinical Psychology at Orenburg State Medical Academy. 

460000, Russia, Orenburg Region, Orenburg, Sovetskaya str.6. 

vintazh2008@mail.ru
Аннотация. Данная статья описывает специфику коммуникации между участниками сетевых сообществ, особенности персонификации личности в кибер-пространстве. Автор предлагает рассматривать проактивную Интернет-агрессию как форму девиантного поведения, которая проявляется стремлением спровоцировать желаемую ответную реакцию у пользователей сети. Представлены сущностные характеристики, поведенческие проявления и возможные мотивы таких видов Интернет-агрессии, как троллинг, астротурфинг и кибербуллинг. Приведены данные отечественных и зарубежных исследований проблемы кибер-агрессии среди подростков и детей. Описываются некоторые особенности виртуальной жизни: анонимность понимается как фактор, влияющий на кибер-безопасность участников сетевой коммуникации, в особенности детской и подростковой аудитории сети Интернет. Статья затрагивает актуальные вопросы обеспечения поддержки и защиты детей и подростков от угроз кибер-агрессии в рамках государственных и федеральных программ – от внедрения сложного программного обеспечения до консультации жертв виртуальной кибер-агрессии. Автор рассматривает анонимность как один из пусковых механизмов делинквентного поведения в кибер-пространстве. В данной работе предложены рекомендации по предупреждению возможных негативных последствий от проактивной Интернет-агрессии как самим юным участникам виртуальной коммуникации, так и их окружающим взрослым - родителям, педагогам и работникам социальных структур.
Ключевые слова: Проактивная агрессия, троллинг, кибербуллинг, кибер-безопасность, анонимность, астротурфинг, виртуальность, девиантное поведение, подростковая агрессия, мотивация
DOI: 10.7256/2306-0425.2014.1.11636
Дата направления в редакцию: 29-03-2014

Дата рецензирования: 30-03-2014

Дата публикации: 1-2-2014

Abstract. This article describes specifics of communication between participants of network communities, features of personification of the personality in a cyberspace. The author suggests to consider pro-active Internet aggression as a form of deviant behavior which is shown by aspiration to provoke desirable response at users of a network. Intrinsic characteristics, behavioural manifestations and possible motives of such types of Internet aggression, as trolling, an astroturfing and a kiberbulling are submitted. Data of domestic and foreign researches of a problem a cyber aggression among teenagers and children are provided. Some features of virtual life are described: anonymity is understood as the factor influencing a cyber safety of participants of network communication, in particular children's and teenage audience of the Internet. Article raises the topical questions of ensuring support and child protection and teenagers from threats a cyber aggression within the state and federal programs – from introduction of the difficult software before consultation of victims virtual a cyber aggression. The author considers anonymity as one of starting mechanisms of delinquent behavior in a cyberspace. In this work recommendations about the prevention of possible negative consequences from pro-active Internet aggression both to young participants of virtual communication, and their surrounding adults - parents, teachers and employees of social structures are offered.

Keywords: proactive aggression, trolling, cyber bullying, cyber safety, anonymity, astrotourfing, virtuality, deviant behavior, teenager's aggression, motivation

Введение

Современный человек подчинен быстрому темпу жизни, ее высоким требованиям. В масштабах широко развивающего научно-технического прогресса не только отдельному индивиду, но и обществу в целом необходимо успешно адаптироваться к изменяющимся условиям и быть мобильным. Появляются новейшие инновации в области технологий, призванных усовершенствовать и облегчить существование человека в мире, где знание и информация являются подчас основными орудиями достижения поставленных целей. Безусловно, таким орудием становится сеть Интернет, который является не только глобальной информационной системой, но и средством коммуникации между индивидами. Однако, виртуальная среда общения разительно отличается от непосредственной, реальной, и наряду с преимуществами имеет свои недостатки, тем не менее, сохраняя информационный компонент.

Особенности виртуального пространства

Виртуальный мир - это понятие, возникшее сравнительно недавно, (от лат. Virtualis – возможное), «особый мир, созданный посредством компьютерных технологий. Реально он не существует, однако влияет на психоэмоциональное состояние человека, создавая иллюзию существования в этом <виртуальном> мире» [10]. В виртуальном мире сети Интернет существует своя особая коммуникация – социальные сети - обладающая уникальными, устойчивыми характеристиками, привнесенными самими субъектами виртуального общения. Социальная сеть – это некая кибер-площадка, организующая общение и взаимоотношения пользователей определенного веб-сайта. На настоящий момент в глобальном кибер-пространстве существует несчетное множество социальных сетей, самыми известными из которых считаются «Facebook» и «Твиттер», а в рунете (кибер-пространство, объединяющее российских интернет-пользователей) – «Вконтакте», «Одноклассники» и т.д., каждая из которых насчитывает не меньше 200 млн. пользователей.

Человек, вступающий в любую виртуальную социальную сеть, проходит через процедуру персонификации в кибер-пространстве, иногда до нескольких раз в одной социальной сети. Персонификация заключается в создании собственного личного профиля, в котором человек сам выбирает степень достоверности выдаваемой информации. К примеру, он может оставлять о себе правдивую информацию, а может быть и инкогнито, выступая под условным обозначением, или «ником», либо даже использовать чужие персональные данные какого-либо определенного человека без его на то согласия.

Некоторые кибер-площадки, к примеру, интернет-форумы, онлайн-игры и др., имеют свою определенную, жестко закрепленную систему правил и ограничений персонификации участников виртуального общения. Одним из часто встречающихся таких ограничений является анонимность.

Виртуальность и анонимность

Степень анонимности в кибер-пространстве всегда изначально регулируется условиями конкретной социальной сети. К примеру, многие социальные сети, форумы обязывают пользователя создавать свой аккаунт, т.е. учетную запись, страницу, содержащую некоторые персональные данные, в том числе биографического характера (Ф.И.О., дата рождения, адрес электронной почты, и т.д.). Помимо основной информации, предлагается также заполнить графы, представляющие дополнительные сведения о себе – место проживания, контактный телефон, увлечения, религиозные убеждения, и т.д., но так как зачастую данные сведения не являются обязательными для регистрации, участник социальной сети сам решает, насколько откровенным ему быть.

Однако некоторые веб-страницы, форумы или социальные сети не предполагают регистрации своих участников, принуждая участвовать в виртуальной коммуникации анонимно. В Интернете таким самым известным был «4chan», а в Рунете – «2ch». Обезличенность здесь считается нормой, и если кто-либо из участников раскрывает свою персону или отдельные ее характеристики, это предается всеобщим насмешкам и издевательствам.

Несмотря на различную степень анонимности, указывать свои достоверные персональные данные не обязательное условие, что порождает бесчисленное множество «фейков» (аккаунт с поддельной личностью) и ботов (специальная программа, выполняющая по заданному алгоритму определенные действия), исполняющих функции рассылки рекламы, вирусов или же спама.

После регистрации, если таковая требуется, участник социальной сети имеет возможность в режиме реального времени общаться в виртуальном пространстве с такими же участниками социальной сети, как и он, добавлять их в «друзья», передавать фото-, аудио- и видеоконтент, становиться участником обсуждений. Благодаря некоторой степени анонимности, которую себе выбрал сам пользователь, у него появляется возможность выражать свои слова и мысли в желаемой форме, обходя нормы морали, соблюдаемые в реальной жизни, получать и давать советы, заводить знакомства и т.д. Как отмечает Карасик В.И., «причиной необычной для реального мира открытости людей в чате происходит от безопасности, которую дает вымышленное имя, невидимая внешность и никому не известная личная история» [3]. Однако у этого явления есть и другие, негативные стороны.

Если в реальном пространстве абсолютная, тотальная свобода слова невозможна, так как значительные фильтры морали, нравственности и культуры ограничивают человека в его высказываниях, а враждебное, агрессивное поведение мешает успешной социальной адаптации в обществе, то в мире виртуальном господствуют совершенно иные правила. Анонимность как одна из особенностей кибер-общения стирает допустимые границы этики взаимодействия; порой хамство, ожесточенность, оскорбления, едкость выражений становятся нормой на некоторых Интернет-страницах [4].

Если взрослый человек в силу своих личностных, интеллектуальных и других особенностей может противостоять кибер-агрессии, то наиболее уязвимыми являются самые младшие пользователи сети Интернет – дети. По данным исследования факультета психологии Московского Государственного Университета и фонда «Интернет-развития», проведенном в 2010 году в 11 регионах России, почти 70% опрошенных детей имеют ежедневный доступ в Интернет; каждый четвертый ребенок проводит в сети до 14 часов в неделю, а каждый шестой - более 21 часа еженедельно [8].

Существует много предложений на рынке кибербезопасности, обеспечивающих защиту ребенка при использовании сети Интернет. К примеру – блокировка доступа к конкретным сайтам, способным навредить психическому здоровью: например, сайты порнографического содержания, сайты, пропагандирующие насилие и жестокость, расисткую ненависть, сайты, взращивающие культуру приема наркотиков и т.д.; некоторые программы ограничивают «серфинг» в сети вплоть до доступа только к образовательным порталам.

Однако не каждый ребенок может быть уверен в своей кибер-безопасности, а иногда даже не подозревать о возможных угрозах его психическому здоровью. Каждый из малолетних пользователей может столкнуться с интернет-мошенничеством и кибер-запугиванием, может стать жертвой действий вредоносных программ, рассылаемых ботами. По мнению А.А.Смирнова, «одной из самых опасных кибер-угроз в соответствии с их социальными последствиями, представляющими угрозу для ребенка, это преступления против половой неприкосновенности виртуального общения в Интернете» [7]. Обычно педофил регистрируется в социальной сети под вымышленной личностью, как правило, подростка или ребенка, виртуально общается с потенциальной жертвой, входя в ее доверие. Чаще дети и подростки не посвящают своих родителей в частности своей виртуальной жизни, а родители даже и не подозревают о возможных опасностях такого общения. В крайних случаях, достигнув высокого уровня доверия своей жертвы, педофил договаривается о личной встрече.

Виды девиантного кибер-поведения

Как социально-психологический феномен, кибер-агрессия многими авторами (Chibbaro, 2007; Kowalski, Limber, 2007; Patchin и Hinduja, 2008; Slonje и Smith, 2007; Walrave, Heirman, 2011; Внебрачных В.А.; Ксенофонтова И.В.; Солдатова Г.И; и др.) рассматривается как девиация и имеет множество форм, основными из которых выступают троллинг, кибербуллинг и астротурфинг.

Термин «троллинг» возник не в научной сфере, а закрепился среди участников виртуального общения. В переводе с английского «троллинг» обозначает «ловлю на блесну», и выбор именно этого термина, возможно, связан с манипулятивным подтекстом виртуальной провокационной деятельности. Также, существует другой взгляд на происхождение обозначения изучаемого феномена: тролли в славянско-германской мифологии – это злобные, неприятные, уродливые существа, истинно желающие причинять вред всем без исключения, а «тролли» виртуальные своей деятельностью наносят участникам кибер-коммуникации вред как минимум эмоциональный. Благодаря созвучию этих слов данные понятия устойчиво и надежно закрепились, и хотя предпринимались попытки дать этому феномену другое название [4], поддержки они не получили.

По мнению И.В.Ксенофонтовой, «троллинг – это написание на форумах неприватного общения пользователей Интернета провокационных сообщений, зачастую с оскорбительным содержанием, с целью вызвать конфликт» [4]. В.А.Внебрачных отмечает, что данный феномен можно охарактеризовать как «процесс размещения на виртуальных коммуникативных ресурсах провокационных сообщений с целью нагнетания конфликтов посредством нарушения правил этического кодекса Интернет-взаимодействия» [1]. Джудит Донат (1999) трактует троллинг как «игру в подделку личности, при этом никто, кроме играющего, о ней не знает». Существует мнение О.Чвановой (2008), что троллинг – это «энергетический вампиризм». В данном случае тролль, создавая специальные условия для поведения своей «жертвы», добивается от нее определенной эмоциональной реакции. Необходимый эмоциональный ответ тролль использует для удовлетворения своих «садистических наклонностей» от наблюдения за негативными аффективными вспышками объекта кибер-агрессии [6].

Анализ современных исследований по проблеме троллинга позволил нам выделить следующие особенности данного феномена:

во-первых, троллинг всегда содержит компонент манипулятивного поведения со стороны агрессора,

во-вторых, цель троллинга – получение ответной, зачастую негативной реакции со стороны объекта агрессии, т.е. жертвы,

в-третьих – получение удовольствия от процесса троллинга,

в-четвертых, эта форма агрессивного поведения может проявляться исключительно в виртуальном пространстве, что подразумевает отсутствие возможности физического и визуального контакта между агрессором и жертвой.

На сегодняшний день можно уверенно сказать, что троллинг как социально-психологическое явление негативно влияет на виртуальную коммуникацию в целом, так как каждый пользователь сети Интернет может подвергаться нападкам сетевых агрессоров. Троллинг, являясь агрессивной манипуляцией, целью своей ставит порождение ответной негативной реакции конкретной аудитории, от нескольких пользователей до целых сообществ. Невозможность физически отреагировать провокационным действиям тролля, неспособность «отомстить» может стать причиной психоэмоциональной дестабилизации «жертв». Наибольшей опасностью в данной ситуации является возможный перенос досады и раздражения «жертвы» тролля на реальных людей, нарушающий межличностную коммуникацию вне виртуальной жизни в виде скандалов, ссор и т.д.

Следующая форма кибер-агресии – это астротурфинг, использующая сложное программное обеспечения на интернет-форумах(боты, множественные фейковые аккаунты, встроенные баннеры скрытого рекламного характера и т.д.). Астротурфинг – это систематизированное, организованное влияние на мнение виртуальной аудитории с целью искусственно создаваемого, навязываемого «общественного мнения» в свою пользу. Цели астротурфинга различны: политические, экономические, идеологические, вплоть до радикальных, общественно опасных (к примеру, пропагандирование идей расизма, насилия, прививание культуры приема наркотических средств и т.д.). Астротурфинг в настоящее время – это довольно процветающий бизнес.

Еще одной формой кибер-агрессии является кибербуллинг (агрессивное, умышленное действие, совершаемое группой лиц или одним лицом с использованием электронных форм контакта, повторяющееся неоднократно и продолжительное во времени, в отношении жертвы, которая не может легко защитить себя) (Smith et al., 2008). Кибербуллинг ( от англ. bull — бык, с родственными значениями «задирать, придираться, травить») - разновидность виртуального террора, но, в отличие от троллинга, где агрессия варьируется от скрытых провокаций до откровенных оскорблений, данный феномен отличается ярко выраженными антисоциальными, насильными действиями: шантаж, угрозы физической и психологической безопасности, похищение личных данных, издевательства, и т.д. Данное явление привлекает пристальное внимание многих зарубежных и отечественных исследователей в области интернет-агрессии, поскольку обладает катастрофическими последствиями для безопасности личности. Кибербуллинг становится проблемой, грозящей психическому, эмоциональному и порой физическому здоровью пользователей сети Интернет, с широким диапазоном последствий от избегания социальных контактов в реальной жизни, снижения академической успеваемости учащихся, до нарушений пищевого поведения, возникновения депрессивных состояний и даже суицидальных намерений (Srabstein, Berkman, Pyntikova, 2008; Ybarra, Mitchell, 2004; Chibbaro, 2007; Klomek, Marrocco, Kleinman, Schonfeld, Gould, 2007; Mason, 2008; и др.) [11]. Как правило, кибербуллинг распространен в подростковой и молодежной Интернет-среде и не специфичен для более старших пользователей кибер-пространства, причем как инициаторами, так и жертвами в равной степени становятся именно подростки (Patchin и Hinduja, 2008; Walrave, Heirman, 2011).

По мнению Krawford, кибербуллингом занимаются лица, которые совершают девиантные поступки или однажды были сами подвержены жестоким интернет-атакам и издевательствам в реальной жизни; как отмечает Сара Николь, «это их собственные проблемы, Интернет не создает хулиганов» [13]. Это подтверждают результаты многочисленных исследований (Kowalski, Limber, 2007, 2007; Li, 2007; Patchin и Hinduja, 2008 г.; Slonje и Smith, 2007; Vandebosch и др., 2006), в которых доказывается, что «главным предиктором кибербуллинга является собственный опыт виктимизации» [12].

Отмечено, что те, кто занимается кибербуллингом, недооценивают степень делинквентности своих действий и с учетом возможной анонимности не предполагают какую-либо ответственность за свои поступки (Patchin и Hinduja, 2008).

На наш взгляд, по факторам возникновения Интернет-агрессию можно разделить на проактивную и реактивную. В первом случае агрессия проявляется в использовании противоречивых сообщений, провокаций, или же оскорбительных прямоагрессивных действий, фраз, направленных на вызов определенных эмоций реактивного характера, прежде всего возмущения, гнева, ответной агрессии, т.е. своеобразная «игра на чувствах» своих оппонентов. Цель такой стратегии – вызвать реагента на диалог для того, чтобы усилить произведенный эффект и достичь определенного результата. Таким образом, инициатору Интернет-агрессии важен элемент предсказуемого поведения реагента – т.е. его реактивного поведения в Интернет-пространстве. Реактивная Интернет-агрессия проявляется вспышками гнева, недовольства, раздражения в ответ на провокационное поведение других пользователей. По мнению Ерзина А.И., «с проактивным подходом к оценке поведения <…> человек перестает рассматриваться как объект воздействия комплекса различных факторов. Через осознание причин своего поведения, через выявление связи между поступками и убеждениями, принципами и установками, через восприятие своей судьбы как подвластной собственному контролю – человек может регулировать свою поведенческую активность» [2], что объясняет и подтверждает активную позицию тролля как инициатора кибер-агрессии.

Вышеперечисленные виды кибер-агрессии не исчерпывают данный феномен, однако, их опасность для сетевого сообщества очевидна. Широкое распространение Интернета в мировом пространстве, глобальное вовлечение все большего количества людей, в частности подростков, в сетевое взаимодействие и их участие в различных форумах создает благоприятную почву для повсеместного распространения троллинга, астротурфинга и кибербуллинга. Учитывая, что зачастую персонификация и регистрация носит лишь формальный характер, анонимность и ощущение безнаказанности служат пусковыми механизмами делинквентного поведения в кибер-пространстве. Как отмечалось ранее, чаще всего нападкам Интернет-хулиганов подвергаются дети и подростки, легко поддающиеся манипулятивным уловкам, ведомые и малозащищенные в кибер-пространстве. Порой подобная неспособность противостоять троллингу и кибербуллингу может привести к таким негативным последствиям, как, например, снижение социальной активности в реальной жизни, или даже депрессиям, а присущая подросткам и детям доверчивость и наивность выгодна кибер-агрессорам, пропагандирующего модность и безопасность употребления легких психоактивных веществ.

Подчеркнем, что троллинг и кибербуллинг зачастую очень сходны по своему содержанию. Оба феномена имеют схожие цели – получение удовольствия от негативных реакций своей жертвы.

Профилактика негативных последствий кибер-агрессии

Данные виды деликвентного поведения должны регулироваться на правовом уровне. В настоящее время в России создается множество программ, посвященным проблемам безопасного использования сети Интернет для детей и подростков, информирующих об этом опасном явлении, включая сведения о способах противостояния кибер-агрессии, так и оказывающих психологическую поддержку жертвам кибер-агрессии. К примеру, в 2008 году при участии Общественной палаты РФ был создан Национальный Узел Интернет-безопасности в России – центр общественной и профессиональной деятельности по повышению уровня защищенности детей от опасностей Интернета. Данная государственная структура проводит аналитическую, просветительскую деятельность, оказывает онлайн-жертвам психологическую помощь по телефонам горячей линии [5]. В данном направлении существует и онлайн-сервис «Дети России Онлайн», предоставляющий информацию о возможных опасностях интернет-серфинга детской и взрослой аудитории пользователей сети Интернет.

В то же время эффективности программ подобного рода бывает недостаточно, и рост числа подвергшихся кибер-агрессии не уменьшается. В рамках исследования программы «Дети России Онлайн» было опрошено 2050 детей и подростков и выявлено, что каждый пятый ребенок, пользующийся Интернетом, был хотя бы единожды жертвой кибербуллинга, при этом 11% детей подвергаются этому почти каждый день [9].

Для обеспечения безопасности, в первую очередь, необходимо информирование детей, подростков и их родителей об угрозах интернет-агрессии, о ее влиянии на реальную жизнь. Данной работой следует заниматься различным социальным организациям, в частности школе. Просветительская работа должна наглядно демонстрировать детям и подросткам, что им может угрожать во время интернет-серфинга и взаимодействия с участниками социальных сетей. Родителям подростков необходимо предоставлять информацию о том, как помочь их ребенку справиться с последствиями интернет-агрессии, а также каким образом на техническом уровне обезопасить использование Интернет-технологий.

Заключение

Многообразие форм кибер-агрессии, их степень опасности для виртуального общества обусловлены целями, которые преследуют Интернет-агрессоры, их мотивами и установками, а также такими факторами, как анонимность и ощущение безнаказанности. Мы убеждены, что корни кибер-агрессии взаимосвязаны с девиантностью в реальной жизни.

Одним из перспективных направлений дальнейшей работы нам представляется изучение мотивов, установок и свойств характера кибер-агрессоров как предикторов, обуславливающих возникновение социально-опасных форм поведения в Интернет-пространстве. С учетом специфики взаимодействия людей в социальных сетях, необходим новый подход к изучению агрессивной личности, включая разработку соответствующего психодиагностического инструментария, а также эффективных методов коррекции и профилактики кибер-агрессии.

Библиография
1.
Внебрачных, Р.А. Троллинг как форма социальной агрессии в виртуальных сообществах. // Вестник Удмуртского Университета. – 2012.-№1. – С. 48-51.
2.
Ерзин, А.И. Агрессия как форма проактивного поведения. // Вестник Оренбургского Государственного Университета. – 2013.-№ 2 (151). – С. 77-80.
3.
Карасик, В.И. Язык социального статуса // М.: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992.-330 с.
4.
Ксенофонтова, И. В. Специфика коммуникации в условиях аноним-ности: меметика, имиджборды, троллинг // Фольклор и Интернет. Сборник статей. — М.: ГРЦРФ, 2009. — С. 285-293.
5.
Парфентьев, У. Опасный контент в Рунете по данным Национального Узла Интернет-безопасности в России // Дети в информационном обществе. Моя безопасная сеть: Интернет глазами детей и подростков. Информационный бюллетень Года Безопасного Интернета в России. Вып. 1. М., 2009. – с.39 – 43.
6.
Семенов, Д.И., Шушарина, Г.А. Сетевой троллинг как вид коммуникативной деятельности // Международный журнал экспериментального образования. 2011. №8. – с. 135 – 136.
7.
Смирнов, А.А. Виктимологическая профилактика преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, совершаемых с использованием сети интернет // Актуальные вопросы публичного права. Научно-практический журнал. № 11-Омск, 2012.-С. 37-45
8.
Солдатова, Г. ,Кропалева, Е. Особенности российских школьников как пользователей интернета // Интернет в образовании. Материалы международной научно-практической заочной конференции, 12 октября 2009 г. – 1 апреля 2010 г. М.: Издательство СГУ, 2010., с.475-489.
9.
Солдатова Г., Зотова, Е. Кибербуллинг в школьной среде: трудная онлайн ситуация и способы совладания // Образовательная политика. — 2011. — № 5 (55). — С. 48–59.
10.
Хуторной, С. Н. Специфика общения в Интернете // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Философские науки». – 2011. – № 4. – С. 100-103.
11.
Gable R., Snakenborg J., Van Acker R. Cyberbullying: Prevention and Intervention to Protect Our Children and Youth // Preventing School Failure, 55(2), 88–95, 2011
12.
Heirman, W., Walrave, M. Cyberbullying: Predicting Victimisation and Perpetration / CHILDREN & SOCIETY VOLUME 25, (2011) pp. 59–72.
13.
Maher D. Cyberbullying: An ethnographic case study of one Australian upper primary school class / Youth Studies Australia, № 4, 2008, рр. 50 – 57
14.
Ерзин А.И. Гендерные различия в реактивной и проактивной агрессии у студентов // NB: Психология и психотехника. - 2013. - 3. - C. 326 - 337. DOI: 10.7256/2306-0425.2013.3.640. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_640.html
15.
Э.Ф. Червинская-Якимюк Общая теория напряжения Роберта Агню и её интерпретационные возможности по отношению к преступности среди молодёжи // Психология и Психотехника. - 2013. - 5. - C. 466 - 472. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.5.7975.
16.
А.И. Ерзин Проактивные личностные ресурсы у больных с острым нарушением мозгового кровообращения, находящихся на восстановительном лечении // Психология и Психотехника. - 2013. - 9. - C. 889 - 896. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.9.9233.
17.
Чвякин В.А. Социогенез агрессивных свойств личности подростка и их использование в профилактической деятельности полиции // Полицейская деятельность. - 2014. - 1. - C. 55 - 68. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.1.11033.
References (transliterated)
1.
Vnebrachnykh, R.A. Trolling kak forma sotsial'noi agressii v virtual'nykh soobshchestvakh. // Vestnik Udmurtskogo Universiteta. – 2012.-№1. – S. 48-51.
2.
Erzin, A.I. Agressiya kak forma proaktivnogo povedeniya. // Vestnik Orenburgskogo Gosudarstvennogo Universiteta. – 2013.-№ 2 (151). – S. 77-80.
3.
Karasik, V.I. Yazyk sotsial'nogo statusa // M.: In-t yazykoznaniya RAN; Volgogr. gos. ped. in-t, 1992.-330 s.
4.
Ksenofontova, I. V. Spetsifika kommunikatsii v usloviyakh anonim-nosti: memetika, imidzhbordy, trolling // Fol'klor i Internet. Sbornik statei. — M.: GRTsRF, 2009. — S. 285-293.
5.
Parfent'ev, U. Opasnyi kontent v Runete po dannym Natsional'nogo Uzla Internet-bezopasnosti v Rossii // Deti v informatsionnom obshchestve. Moya bezopasnaya set': Internet glazami detei i podrostkov. Informatsionnyi byulleten' Goda Bezopasnogo Interneta v Rossii. Vyp. 1. M., 2009. – s.39 – 43.
6.
Semenov, D.I., Shusharina, G.A. Setevoi trolling kak vid kommunikativnoi deyatel'nosti // Mezhdunarodnyi zhurnal eksperimental'nogo obrazovaniya. 2011. №8. – s. 135 – 136.
7.
Smirnov, A.A. Viktimologicheskaya profilaktika prestuplenii protiv polovoi neprikosnovennosti nesovershennoletnikh, sovershaemykh s ispol'zovaniem seti internet // Aktual'nye voprosy publichnogo prava. Nauchno-prakticheskii zhurnal. № 11-Omsk, 2012.-S. 37-45
8.
Soldatova, G. ,Kropaleva, E. Osobennosti rossiiskikh shkol'nikov kak pol'zovatelei interneta // Internet v obrazovanii. Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi zaochnoi konferentsii, 12 oktyabrya 2009 g. – 1 aprelya 2010 g. M.: Izdatel'stvo SGU, 2010., s.475-489.
9.
Soldatova G., Zotova, E. Kiberbulling v shkol'noi srede: trudnaya onlain situatsiya i sposoby sovladaniya // Obrazovatel'naya politika. — 2011. — № 5 (55). — S. 48–59.
10.
Khutornoi, S. N. Spetsifika obshcheniya v Internete // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya «Filosofskie nauki». – 2011. – № 4. – S. 100-103.
11.
Gable R., Snakenborg J., Van Acker R. Cyberbullying: Prevention and Intervention to Protect Our Children and Youth // Preventing School Failure, 55(2), 88–95, 2011
12.
Heirman, W., Walrave, M. Cyberbullying: Predicting Victimisation and Perpetration / CHILDREN & SOCIETY VOLUME 25, (2011) pp. 59–72.
13.
Maher D. Cyberbullying: An ethnographic case study of one Australian upper primary school class / Youth Studies Australia, № 4, 2008, rr. 50 – 57
14.
Erzin A.I. Gendernye razlichiya v reaktivnoi i proaktivnoi agressii u studentov // NB: Psikhologiya i psikhotekhnika. - 2013. - 3. - C. 326 - 337. DOI: 10.7256/2306-0425.2013.3.640. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_640.html
15.
E.F. Chervinskaya-Yakimyuk Obshchaya teoriya napryazheniya Roberta Agnyu i ee interpretatsionnye vozmozhnosti po otnosheniyu k prestupnosti sredi molodezhi // Psikhologiya i Psikhotekhnika. - 2013. - 5. - C. 466 - 472. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.5.7975.
16.
A.I. Erzin Proaktivnye lichnostnye resursy u bol'nykh s ostrym narusheniem mozgovogo krovoobrashcheniya, nakhodyashchikhsya na vosstanovitel'nom lechenii // Psikhologiya i Psikhotekhnika. - 2013. - 9. - C. 889 - 896. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.9.9233.
17.
Chvyakin V.A. Sotsiogenez agressivnykh svoistv lichnosti podrostka i ikh ispol'zovanie v profilakticheskoi deyatel'nosti politsii // Politseiskaya deyatel'nost'. - 2014. - 1. - C. 55 - 68. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.1.11033.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"