по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Противодействие коррупции на местном уровне: ограничение прав и свобод муниципальных служащих
Агеев Вячеслав Николаевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра конституционного, административного и международного права, Набережночелнинский институт (филиал), ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» в г. Набережные Челны

423812, Россия, Республика Татарстан, г. Набережные Челны, ул. Сююмбике, 10 А

Ageev Vyacheslav

PhD in Law

Associate professor of the Department of Constitutional, Administrative and International Law at Kazan (Volga region) Federal University  in Naberezhnye Chelny 

423812, Russia, respublika Tatarstan, g. Naberezhnye Chelny, ul. Syuyumbike, 10 A

ageev_fksu@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье указывается, что противодействие коррупции в сфере местного самоуправления путём ограничения прав и свобод муниципальных служащих является одним из антикоррупционных механизмов и служит реализации принципа открытости и публичности в деятельности органов местного самоуправления. Установление ограничений прав лиц, поступающих на государственную и муниципальную службу, служит обеспечению эффективной профессиональной деятельности по исполнению полномочий государственных органов, установлению препятствий возможному злоупотреблению государственных и муниципальных служащих, гарантированию осуществления служащими гражданских прав.

Ключевые слова: коррупция, антикоррупционная политика, противодействие коррупции, антикоррупционное законодательство, местное самоуправление, муниципальная служба, муниципальный служащий, ограничение прав, ограничение свобод, правовые способы

DOI:

10.7256/2306-0158.2013.2.426

Дата направления в редакцию:

18-11-2018


Дата рецензирования:

18-11-2018


Дата публикации:

1-2-2013


Abstract.

The author of the article states that local corruption management by means of restricting rights and freedoms of municipal officers is one of the anti-corruption mechanisms. It helps to realize the principle of openness and publicity at local self-government authorities. Restriction of rights of persons who undertake the public and municipal service allows to guarantee efficiency of professional activities performed by state authorities and prevents acts of misfeasance and ensures that an official enforces civil rights.  

Keywords:

corruption, anti-corruption policy, corruption management, anti-corruption laws, local self-government, municipal service, municipal officer, restriction of rights, restriction of freedoms, legal methods

Коррупция в России является негативной системной характеристикой институтов государственного и муниципального управления, которая является существенным препятствием для обеспечения устойчивого экономического роста, повышения конкурентоспособности экономики и благосостояния граждан.

Причины коррупционных проявлений в органах государственной власти и местного самоуправления обусловлены рядом негативных социальных факторов экономического, идеологического и духовно-нравственного характера, а также недостатками в деятельности органов государственной власти, осуществляющих противодействие коррупции [1, 28].

При этом рассматриваемый феномен является сложной, комплексной социально-правовой проблемой, требующей к себе и соответствующего отношения, то есть комплексного подхода, сочетающего различные меры и средства. Необходимы целенаправленные усилия со стороны государства и гражданского общества, соответствующая антикоррупционная политика, конечной стратегической целью разработки которой является завершённость концептуального осмысления перспектив развития феномена коррупции во всех проявлениях последнего.

До принятия Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [2] (далее по тексту – Федеральный закон «О противодействии коррупции») единого подхода к определению понятия «коррупция» не существовало. Некоторыми учёными делалось предположение о том, что одной из проблем, препятствующей эффективной борьбе с коррупцией в России, являлось отсутствие нормативного закрепления понятия «коррупция». Однако, анализ зарубежного законодательства позволял с уверенностью утверждать, что отсутствие чёткой законодательной формулировки понятия «коррупция» вовсе не является препятствием в борьбе с этим негативным явлением. Наиболее точно в этой связи высказывался в своё время А. Ф. Ноздрачев, по мнению которого «врачи не стремились дать определение понятия «болезнь», «здоровье», а с древнейших времен выявляли конкретные заболевания и лечили их» [3, 35].

Во многих государствах (в Австрии, Великобритании, Дании, Индии, Китае, Соединённых Штатах Америки, Швейцарии, Финляндии и др.) законодательного определения понятия «коррупция» не существует. Наказание осуществляется за конкретные правонарушения на основе определений соответствующих составов: «взятка», «подкуп», «злоупотребление властью» и т.д.

В других странах в нормативных правовых актах термин «коррупция» определён, но нельзя сказать, что эти определения отличаются чёткостью и логичностью.

В Федеративной Республике Германия под коррупцией понимается злоупотребление служебным положением как на государственной службе, так и в частном секторе или по собственной инициативе с целью получения преимуществ для себя или третьего лица с возможным причинением вреда или ущерба обществу (при исполнении государственной или политической функции) либо предприятию (при деятельности в частном секторе) [3, 36].

В Японии «коррупция» определяется как противоправное деяние, выражающееся в умышленном использовании должностными лицами своего служебного статуса для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ, а равно и подкупу этих лиц.

В Греции под определение коррупции подпадает получение денежных средств, подарков, обещаний, а также любые другие косвенные выгоды за совершение государственными или муниципальными служащими действий, выходящих за рамки их служебных обязанностей, а также действий (бездействия) в рамках их компетенции.

Таким образом, в большинстве стран термин «коррупция» не применяется в законах, определяющих составы правонарушений, а используется, как правило, на стадии принятия превентивных мер в широком смысле и подразумевает злоупотребление вверенными полномочиями в сфере исполнения власти или принятия решений. Тем не менее, данное обстоятельство не мешает этим странам проводить эффективную антикоррупционную политику.

В настоящее время Федеральным законом «О противодействии коррупции» понятие коррупции сформулировано. Согласно указанному закону, под коррупцией понимается злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами. Однако, следует констатировать, что определение установленное законом, является по своей сути «набором» составов преступлений коррупционной направленности, да и его появление не решило проблем в сфере борьбы и противодействия коррупции.

Как уже отмечалось выше, коррупция – сложное социальное явление, имеющее различные формы проявления. Характерным признаком коррупции можно считать конфликт между действиями должностного лица и интересами его работодателя либо конфликт между действиями выборного лица и интересами общества [4, 3].

Коррупция, по мнению Т. О. Дидыч, явление многогранное, отражающее уровень развития общества, государства и правовой системы. Коррупция возникает, развивается и трансформируется одновременно с государством и правом, с одной стороны как институтов, где она существует, а с другой – как институтов, являющихся средствами противодействия коррупции [5, 70].

Из всего этого можно сделать вывод, что коррупция как антисоциальное явление оказывает разрушительное воздействие на все правовые институты, в результате чего установленные нормы права заменяются правилами, продиктованными индивидуальными интересами тех, кто способен оказывать влияние на представителей государственной власти и готов за это платить [6, 28].

Ряд исследователей высказывает мнение, что суть проблемы в том, что бюрократия как была, так и остаётся единственным правящим классом России. По степени закрытости, отдалённости от народа современный бюрократический аппарат превзошёл своих предшественников [7, 5]. Это всесильный, замкнутый круг, действующий по законам иерархии, жёсткий механизм власти, стоящий над законом и волей членов общества [8, 4]. В конце концов, эта власть, если с ней не бороться цивилизованно, превращается в самодовлеющую организацию, ставящую во главу угла лишь собственные интересы, игнорируя общественные [9, 32].

Государственная коррупция существует постольку, поскольку чиновник может распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами путём принятия или непринятия тех или иных решений. «Государственный служащий обязан принимать решения исходя из целей, установленных правом (конституцией, законами и другими нормативными актами) и общественно одобряемых культурными и моральными нормами. Коррупция начинается тогда, когда эти цели подменяются корыстными интересами должностного лица, воплощёнными в конкретных действиях» [10, 243].

Коррупция – это купля-продажа или другие формы эквивалентного обмена государственно-властных полномочий или других общественно значимых функций и благ. Иными словами, отдельными государственными, муниципальными и приравненными к ним служащими на время их полномочий сами эти полномочия как бы приватизированы. Глубина этого процесса зависит как от личных качеств служащих, предопределяющих мотивацию коррупционного поведения, так и от коррупциогенных системообразующих факторов, среди которых важнейшую роль играет коррупционная составляющая законодательства [11, 25].

Ни для кого не секрет, что коррупции в большей степени подвержен государственный аппарат, коррупция подразумевает, прежде всего, коррупцию в сфере государственной службы. Не менее подвержен этому асоциальному явлению и аппарат муниципальной службы.

В условиях системной коррупции местное самоуправление не может быть сферой, свободной от этого зла. В муниципальных органах, как констатирует В. И. Васильев, так же как и в органах государственной власти, проявления коррупции, к сожалению, не редки [12, 5].

Невозможно точно определить степень «заражённости» коррупцией органов местного самоуправления, но и приблизительные оценки свидетельствуют о том, что здесь не всё благополучно. Причем коррупция характерна в большей степени для органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов. Чем крупнее муниципалитет и более разветвлён аппарат исполнительно-распорядительных органов, тем чаще в нём «гнездится» коррупция [12, 5].

Как показывает опыт проводимых государственно-правовых реформ, а также практика правоохранительной деятельности в сфере противодействия коррупции, в системе государственной службы коррупция возникает в тех сферах деятельности органов государственной власти и их должностных лиц, где их статус детально не определён, а также не сформированы административные процедуры предоставления услуг гражданам и юридическим лицам. Различные исследования показывают, что коррупция возникает именно в тех сферах, где государственные служащие (как, впрочем, и муниципальные) реализуют организационные, исполнительно-распорядительные, контрольно-надзорные, юрисдикционные, а также разрешительные полномочия. Вот почему в настоящее время необходимо совершенствовать административно-правовой режим минимизации коррупционных рисков в профессиональной деятельности государственных и муниципальных служащих [13, 6].

Противодействие коррупции – сложная и ответственная задача, решаемая множеством субъектов: от международных организаций до муниципальных образований, институтов гражданского общества и частных лиц. Попыткам решения этой проблемы посвящено множество научных исследований и нормативных правовых актов различного уровня [14, 22].

Наиболее эффективными средствами противодействия коррупции являются средства правовые. «Действия на основе закона – и по смыслу и по форме – должны ограничить это зло» [15, 40].

Целью правовых средств противодействия коррупции является создание правового и эффективного государства: формирование институтов, позволяющих эффективно функционировать общественным механизмам государства, проводить социальные преобразования, повышать эффективность национальной экономики, вызывать в российском обществе уважение к государству, а также её государственным институтам, создавать имидж России на международной арене [16, 7 – 8].

В любом случае целями правовых средств противодействия коррупции являются полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, укрепление дисциплины, законности и правопорядка, формирование правового государства и высокого уровня правовой культуры общества и личности [17, 70].

Таким образом, к правовым средствам противодействия коррупции следует относить прежде всего нормативные правовые предписания, регламентирующие приёмы, способы противодействия коррупционным отношениям, и юридические технологии, сопряжённые с эффективным правовым инструментарием, юридической техникой, толкованием права и формами правореализационной практики, способствующие снижению факторов коррупционной деятельности и порождающих её причин [17, 70].

Одним из способов противодействия коррупции в сфере муниципальной службы Российской Федерации, предполагающим информационную открытость деятельности должностных лиц местного самоуправления и позволяющим противодействовать совершению коррупционных преступлений, является институт ограничения прав муниципальных служащих.

Установление ограничений прав лиц, поступающих на государственную и муниципальную службу, служит обеспечению эффективной профессиональной деятельности по исполнению полномочий государственных органов и органов местного самоуправления, установлению препятствий возможному злоупотреблению государственных и муниципальных служащих, гарантированию осуществления служащими гражданских прав и др. [18, 128].

По мнению А. В. Малько, прообраз идеи правового государства возник по сути дела как противоядие от злоупотреблений политической властью, как реакция на произвол, деспотизм, тиранию. Именно в связывании, ограничении правом государства и заключается сущность правового государства. Правовые ограничения необходимы именно для того, чтобы недостатки властной личности не превратились в пороки государственной власти. Вот почему можно сказать, что правом ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь препятствия, вредные возмущающие факторы, необоснованные и противоправные ущемления интересов граждан [19, 230 – 231].

Возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина, установление оснований, пределов такого ограничения являются наиболее актуальными аспектами проблематики регулирования, реализации и защиты закреплённых в Конституции Российской Федерации прав человека и гражданина. Надлежащее их решение имеет важное значение как для формирования теории прав человека в России, так и для развития государственно-правовой практики [20, 6].

Не вызывает сомнений, что государство при решении возложенных на него обществом задач, связанных с обеспечением безопасности граждан и государства, защиты конституционного строя, вправе допускать определённые ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина. Подобные шаги есть цивилизован­ный способ регулирования меры свободы в обще­стве. Однако здесь недопустимы злоупотребле­ния и волюнтаризм. Именно поэтому в большин­стве стран мира законодательство, допуская ограничения прав и свобод личности, чётко регламентирует основания, пределы и порядок их применения [21, 41].

Конституция России впервые установила универ­сальный в смысле распространения на законода­тельную, исполнительную и судебную власть принцип: «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным за­коном и только в той мере, в какой это необходи­мо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации [22]).

Таким образом, определение границ допусти­мого ограничения основных прав и свобод в силу содержащейся в Конституции отсылки к феде­ральному закону относится к полномочиям зако­нодателя, однако он не свободен в своих решени­ях. Соответствие этих границ установленным Конституцией критериям может быть предметом судебной проверки, имея при этом в виду, что та­кие ограничения должны быть соразмерны конституционным целям ограничений, и соответство­вать характеру и природе отношений государства и человека.

Уяснение вопросов связанных с конституционным ограничением прав и свобод муниципальных служащих в Российской Федерации невозможно без теоретико-правового осмысления данной проблемы, без определения базового понятия – понятия ограничения прав и свобод личности в целом.

Наиболее точную трактовку, исходя из определений ограничения прав и свобод, предлагаемых различными учёными, с учётом специфики Конституции Российской Федерации как правового акта особого рода и концепции свободы личности, закреплённой Основным Законом России, на наш взгляд предлагает А. А. Подмарев. Согласно его точке зрения «ограничение права (свободы) человека (гражданина) – это установленные законодательством пределы (границы) реализации (осуществления) человеком (гражданином) прав (свобод), выражающееся в запретах, вторжениях, обязанностях, ответственности, существование которых детерминировано (предопределено) необходимостью защиты конституционно признаваемых ценностей, и назначением которых является обеспечение необходимого баланса между интересами личности, общества и государства» [23, 44].

Анализ федерального законодательства позволяет выделить из института ограничений прав и свобод личности ограничения, по признаку особого статуса субъекта, то есть когда специфический субъективный состав объективно, по мнению законодателя, предполагает возникновение конституционных случаев правомерного ограничения прав и свобод, предусмотренных частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации. К такому роду ограничений прав и свобод относятся, в частности, ограничения прав и свобод муниципальных служащих.

Регламентируя правовое положение муниципальных служащих, порядок поступления на муниципальную службу и её прохождения, государство, как уже отмечалось выше, вправе устанавливать в этой сфере и особые правила.

Установление таких правил обусловлено задачами, принципами организации и функционирования как государственной, так и муниципальной службы, целью обеспечения поддержания высокого уровня её отправления (в том числе за счёт обновления и сменяемости управленческого персонала), особенностями деятельности лиц, исполняющих обязанности по должностям муниципальной службы [24].

С формированием законодательства о государственной и муниципальной службе встала проблема ограничений прав и свобод – в первую очередь, установленных в Конституции Российской Федерации, – лиц, поступающих на государственную или муниципальную службу или состоящих на ней.

Установление ограничений и запретов на государственной и муниципальной службе соответствует международным правовым актам. Во Всеобщей декларации прав человека 1948 года [25], допускаются ограничения прав и свобод, которые устанавливаются законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других людей и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Законодательно деятельность муниципальных служащих регулируется Федеральным законом от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» [26] (далее по тексту – Закон о муниципальной службе). Этим же законом устанавливаются и ограничения прав и свобод муниципальных служащих. Рассмотрим некоторые из них.

Специфика муниципальной службы Российской Федерации как профессиональной деятельности по обеспечению исполнения полномочий органов местного самоуправления предопределяет особый правовой статус муниципальных служащих в трудовых отношениях. Как уже отмечалось ранее, к лицам, поступающим на государственную службу, предъявляются специальные требования.

В число квалификационных требований к должностям муниципальной службы входят требования к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы или стажу (опыту) работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей, принадлежности к гражданству и др.

Как уже отмечалось, государство вправе определять особые правила в сфере муниципальной службы, устанавливая определённые ограничения для своих служащих. При этом такие ограничения признаются обоснованными при наличии компенсации в виде повышенных льгот и гарантий социальной защищённости, что и нашло отражение в Законе о муниципальной службе. С принятием указанного закона правовое регулирование ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой, получило новый импульс.

Ограничения прав и свобод в системе муниципальной службы, как и в любой другой отрасли, реализуются различными способами.

На основе анализа действующего законодательства, регулирующего деятельность муниципальных служащих, а также так называемого антикоррупционного законодательства, можно сделать вывод о том, что ограничение прав и свобод муниципальных служащих предполагает использование ограничивающего или запрещающего воздействия на поведение субъектов в следующих формах: ограничение, запрет, обязанность, ответственность, наказание.

Ограничение как один из способов ограничения прав и свобод муниципальных служащих реализуется в следующих положениях вышеупомянутого закона.

Так, в частности, гражданин не может быть принят на муниципальную службу, а муниципальный служащий не может находиться на муниципальной службе в случае: а) признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу; б) осуждения его к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по должности муниципальной службы, по приговору суда, вступившему в законную силу; в) отказа от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую федеральными законами тайну, если исполнение должностных обязанностей по должности муниципальной службы, на замещение которой претендует гражданин, или по замещаемой муниципальным служащим должности муниципальной службы связано с использованием таких сведений; г) близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) с главой муниципального образования, который возглавляет местную администрацию, если замещение должности муниципальной службы связано с непосредственной подчинённостью или подконтрольностью этому должностному лицу, или с муниципальным служащим, если замещение должности муниципальной службы связано с непосредственной подчинённостью или подконтрольностью одного из них другому; д) представления подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на муниципальную службу; е) непредставления предусмотренных Законом о муниципальной службе, а также Федеральным законом «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами сведений или представления заведомо недостоверных или неполных сведений при поступлении на муниципальную службу.

Кроме того, гражданин не может быть назначен на должность главы местной администрации по контракту, а муниципальный служащий не может замещать должность главы местной администрации по контракту в случае близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сёстры, а также братья, сёстры, родители, дети супругов) с главой муниципального образования, а также гражданин не может быть принят на муниципальную службу после достижения им возраста 65 лет – предельного возраста, установленного для замещения должности муниципальной службы.

Что касается запретов, то в литературе правовое ограничение применительно к запрету рассматривается в разных плоскостях. Первый подход характеризует ограничение как частичный запрет. «Ограничение близко к запрету, однако оно рассчитано не на полное вытеснение того или иного общественного отношения, а на удержание его в жёстко ограничиваемых рамках» [27, 157].

Другая точка зрения исходит из того, что ограничение есть самостоятельный способ правового регулирования, существующий наряду с запретом. «Запреты и ограничения, – пишет А.Г. Братко, – два различных способа правового регулирования. Основное различие их состоит в том, что запреты по своему содержанию указывают на юридическую невозможность определённого поведения, которое фактически возможно, в то время как правовое ограничение представляет собой не только юридически, но и фактически невозможный вариант поведения. В отличие от запрета, правовое ограничение в принципе невозможно нарушить. Оно всегда есть ограничение какого-либо субъективного права, причём такое, которое обеспечивается обязанностями соответствующих должностных лиц» [19, 95].

По мнению А. В. Малько «соотношение запрета и правового ограничения можно выразить иначе: всякий запрет – есть ограничение, но не всякое ограничение в сфере права – запрет. Иначе говоря, понятие «ограничение» является родовым, а понятие «запрет» видовым. Запрет – есть лишь определённая форма правового ограничения» [19, 96]. И на наш взгляд, представленная точка зрения единственно верно отражает соотношение двух представленных правовых категорий.

Согласно статье 14 Закона о муниципальной службе государством устанавливаются следующие запреты, связанные с прохождением муниципальной службы.

Так, в частности, в связи с прохождением муниципальной службы муниципальному служащему запрещается: а) состоять членом органа управления коммерческой организации, если иное не предусмотрено федеральными законами или если в порядке, установленном муниципальным правовым актом в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, ему не поручено участвовать в управлении этой организацией; б) замещать должность муниципальной службы в случае: 1) избрания или назначения на государственную должность Российской Федерации либо на государственную должность субъекта Российской Федерации, а также в случае назначения на должность государственной службы; 2) избрания или назначения на муниципальную должность; 3) избрания на оплачиваемую выборную должность в органе профессионального союза, в том числе в выборном органе первичной профсоюзной организации, созданной в органе местного самоуправления, аппарате избирательной комиссии муниципального образования; в) заниматься предпринимательской деятельностью; г) быть поверенным или представителем по делам третьих лиц в органе местного самоуправления, избирательной комиссии муниципального образования, в которых он замещает должность муниципальной службы либо которые непосредственно подчинены или подконтрольны ему, если иное не предусмотрено федеральными законами; д) получать в связи с должностным положением или в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения); е) выезжать в командировки за счёт средств физических и юридических лиц, за исключением командировок, осуществляемых на взаимной основе по договоренности органа местного самоуправления, избирательной комиссии муниципального образования с органами местного самоуправления, избирательными комиссиями других муниципальных образований, а также с органами государственной власти и органами местного самоуправления иностранных государств, международными и иностранными некоммерческими организациями; ж) использовать в целях, не связанных с исполнением должностных обязанностей, средства материально-технического, финансового и иного обеспечения, другое муниципальное имущество; з) разглашать или использовать в целях, не связанных с муниципальной службой, сведения, отнесенные в соответствии с федеральными законами к сведениям конфиденциального характера, или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей; и) допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности органа местного самоуправления, избирательной комиссии муниципального образования и их руководителей, если это не входит в его должностные обязанности; к) принимать без письменного разрешения главы муниципального образования награды, почетные и специальные звания (за исключением научных) иностранных государств, международных организаций, а также политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений, если в его должностные обязанности входит взаимодействие с указанными организациями и объединениями; л) использовать преимущества должностного положения для предвыборной агитации, а также для агитации по вопросам референдума; м) использовать своё должностное положение в интересах политических партий, религиозных и других общественных объединений, а также публично выражать отношение к указанным объединениям в качестве муниципального служащего; н) создавать в органах местного самоуправления, иных муниципальных органах структуры политических партий, религиозных и других общественных объединений (за исключением профессиональных союзов, а также ветеранских и иных органов общественной самодеятельности) или способствовать созданию указанных структур; о) прекращать исполнение должностных обязанностей в целях урегулирования трудового спора.

Таким образом, для муниципальных служащих установлены довольно жёсткие ограничения прав как личных, так и политических. В числе таких прав, например – свобода слова, свобода вероисповедания, свобода передвижения, право заниматься предпринимательской деятельностью, право иметь гражданство иностранного государства, право на неприкосновенность частной жизни, право на объединение и др.

Изложенное позволяет придти к выводу, что в самом общем виде, права и свободы лиц, находящихся на муниципальной службе, их конкретное ограничение Законом о муниципальной службе служит выполнению обязанностей, возлагаемых на указанных лиц.

Закон о муниципальной службе также устанавливает запреты для граждан после увольнения с муниципальной службы (часть 3 статьи 14). Так, гражданин после увольнения с муниципальной службы не вправе разглашать или использовать в интересах организаций либо физических лиц сведения конфиденциального характера или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей. Кроме того, гражданин, замещавший должность муниципальной службы, включённую в перечень должностей, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после увольнения с муниципальной службы не вправе замещать на условиях трудового договора должности в организации и (или) выполнять в данной организации работу на условиях гражданско-правового договора в случаях, предусмотренных федеральными законами, если отдельные функции муниципального (административного) управления данной организацией входили в должностные (служебные) обязанности муниципального служащего, без согласия соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов, которое даётся в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как уже отмечалось выше, одним из способов ограничения прав и свобод муниципальных служащих являются их обязанности, связанные с прохождением ими муниципальной службы. К таким обязанностям, согласно Закону о муниципальной службе (статья 12), относятся следующие.

Так, муниципальный служащий обязан: а) соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, конституции (уставы), законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, устав муниципального образования и иные муниципальные правовые акты и обеспечивать их исполнение; б) исполнять должностные обязанности в соответствии с должностной инструкцией; в) соблюдать при исполнении должностных обязанностей права и законные интересы граждан и организаций; г) соблюдать установленные в органе местного самоуправления, аппарате избирательной комиссии муниципального образования правила внутреннего трудового распорядка, должностную инструкцию, порядок работы со служебной информацией; д) поддерживать уровень квалификации, необходимый для надлежащего исполнения должностных обязанностей; е) не разглашать сведения, составляющие государственную и иную охраняемую федеральными законами тайну, а также сведения, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей, в том числе сведения, касающиеся частной жизни и здоровья граждан или затрагивающие их честь и достоинство; ж) беречь государственное и муниципальное имущество, в том числе предоставленное ему для исполнения должностных обязанностей; з) представлять в установленном порядке предусмотренные законодательством Российской Федерации сведения о себе и членах своей семьи; и) сообщать представителю нанимателя (работодателю) о выходе из гражданства Российской Федерации в день выхода из гражданства Российской Федерации или о приобретении гражданства иностранного государства в день приобретения гражданства иностранного государства; к) соблюдать ограничения, выполнять обязательства, не нарушать запреты, которые установлены законодательством; л) уведомлять в письменной форме своего непосредственного начальника о личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая может привести к конфликту интересов, и принимать меры по предотвращению подобного конфликта.

Кроме того, муниципальный служащий не вправе исполнять данное ему неправомерное поручение. При получении от соответствующего руководителя поручения, являющегося, по мнению муниципального служащего, неправомерным, муниципальный служащий должен представить руководителю, давшему поручение, в письменной форме обоснование неправомерности данного поручения с указанием положений федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, муниципальных правовых актов, которые могут быть нарушены при исполнении данного поручения. В случае подтверждения руководителем данного поручения в письменной форме муниципальный служащий обязан отказаться от его исполнения. В случае исполнения неправомерного поручения муниципальный служащий и давший это поручение руководитель несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В качестве наказания за нарушение положений анализируемого закона в большинстве случаев предусматривается увольнение муниципального служащего с муниципальной службы либо привлечение его к иным видам дисциплинарной ответственности.

За несоблюдение муниципальным служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, налагаются следующие дисциплинарные взыскания.

1) замечание;

2) выговор;

3) увольнение с муниципальной службы по соответствующим основаниям.

Муниципальный служащий подлежит увольнению с муниципальной службы в связи с утратой доверия в случаях совершения следующих правонарушений:

1) возникновения и непринятия муниципальным служащим мер по предотвращению или урегулированию, так называемого, конфликта интересов. Под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность муниципального служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью муниципального служащего и законными интересами граждан, организаций, общества, Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования, способное привести к причинению вреда этим законным интересам граждан, организаций, общества, Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования;

2) непредставления сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, предусмотренных Законом о муниципальной службе.

Все без исключения вышеперечисленные взыскания применяются работодателем в порядке, установленном нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации и муниципальными нормативными правовыми актами, на основании: 1) доклада о результатах проверки, проведённой подразделением кадровой службы соответствующего муниципального органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений; 2) рекомендации комиссии по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов в случае, если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию; 3) объяснений муниципального служащего; 4) иных материалов.

При применении указанных взысканий, учитываются характер совершённого муниципальным служащим коррупционного правонарушения, его тяжесть, обстоятельства, при которых оно совершено, соблюдение муниципальным служащим других ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и исполнение им обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, а также предшествующие результаты исполнения муниципальным служащим своих должностных обязанностей.

Именно таким образом государство посредством законодательного введения ряда ограничений пытается поставить барьер на пути злоупотреблений должностными лицами своим положением, при исполнении возложенных на них обязанностей.

Проведённый анализ позволяет полагать, что ограничение прав и свобод муниципальных служащих предусматривается, во-первых, с целью недопущения ущемления прав и интересов других лиц и общества в целом; во-вторых, в целях защиты здоровья других лиц; в-третьих, для обеспечения безопасности государства и защиты конституционного строя, что вполне соответствует Конституции Российской Федерации и нормам международного права. Следует, однако, заметить, что указанные ограничения не должны умалять достоинства личности, а также не перерастать в злоупотребления.

Выступая, в качестве так называемого антикоррупционного механизма, ограничения прав муниципальных служащих должны способствовать повышению стабильности российского общества и эффективности работы государственного механизма.

Библиография
1.
Короткова О. И. Борьба с коррупцией – одна из основных задач органов государственной власти / О. И. Короткова // Безопасность бизнеса. – 2009. – № 3.
2.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 2008. – № 52 (ч. 1). – Ст. 6228.
3.
Ноздрачев А. Ф. Коррупция как правовая проблема в вопросах и ответах / А. Ф. Ноздрачев // Адвокат. – 2007. – № 10.
4.
Кудашкин А. В. Ещё раз о правовом понятии коррупции / А. В. Кудашкин, Т. Л. Козлов // Современное право. – 2010. – № 6.
5.
Дидыч Т. О. Правотворчество государства и противодействие коррупции в современных условиях / Т. О. Дидыч // Журнал российского права. – 2012. – № 8.
6.
Покровский М. Н. Противодействие коррупции в России: административно-правовые и этические аспекты / М. Н. Покровский // Административное и муниципальное право. – 2010. – № 6.
7.
Воротников А. А. Бюрократия в российском государстве: историко-теоретический аспект : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук / А. А. Воротников. – Саратов, 2005.
8.
Смольков В. Г. Бюрократия / В. Г. Смольков // Социологическое исследование. – 1999. – № 2.
9.
Соколов А. Н. Коррупция, гражданское общество и правовое государство (сравнительно-правовой анализ) / А. Н. Соколов // Журнал российского права. – 2008. – № 8.
10.
Кондрашин И. И. Коррупция как дефект гражданского сознания / И. И. Кондрашин // Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике: материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 6 июня 2007 г.). – М. : Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, 2007.
11.
Боброва Н. А. Парламентские формы борьбы с коррупцией / Н. А. Боброва, Д. А. Заикин // Конституционное и муниципальное право. – 2009. – № 1.
12.
Васильев В. И. Борьба с коррупцией и местное самоуправление / В. И. Васильев // Журнал российского права. – 2012. – № 4.
13.
Костенников М. В. Административно-правовые средства минимизации коррупционных рисков в служебной деятельности государственных служащих зарубежных стран / М. В. Костенников, А. В. Куракин, Д. Н. Колчеманов, А. В. Марьян // Административное и муниципальное право. – 2010. – № 5.
14.
Кабанов П. А. Основные формы взаимодействия институтов гражданского общества с органами местного самоуправления в области противодействия коррупции / П. А. Кабанов // Государственная власть и местное самоуправление. – 2012. – № 6.
15.
Тихомиров Ю. А. Право против коррупции / Ю. А. Тихомиров, Е. Н. Трикоз // Журнал российского права. – 2007. – № 5.
16.
Тихомиров Ю. А. Государство: преемственность и новизна / Ю. А. Тихомиров. – М. : ИД «Юриспруденция», 2011.
17.
Власенко Н. А. Теоретический анализ правовых средств и правовых моделей противодействия коррупции / Н. А. Власенко, С. А. Грачева, Е. Е. Рафалюк // Журнал российского права. – 2012. – № 11.
18.
Комментарий к Федеральному закону «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и законодательству о гражданской службе зарубежных государств / отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. – М.: МЦФЭР, 2005.
19.
Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве / А. В. Малько. – М.: Юристъ, 2004.
20.
Агеев В.Н. Конституционные ограничения основных прав и свобод личности в Российской Федерации: теория, история, практика / В.Н. Агеев. – Казань : Изд-во КГУ, 2006.
21.
Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. «Круглый стол» журнала «Государство и право» // Государство и право. – 1998. – № 8.
22.
Конституция Российской Федерации : принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. – 25 дек.
23.
Подмарев А. А. Конституционные основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации : дис. … канд. юрид. наук / А. А. Подмарев. – Саратов, 2001.
24.
По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности положений ст. 25 Федерального закона «Об основах государственной службы РФ», ст. 43 Федерального закона «О прокуратуре РФ», ст. 14 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» и ст. 20.1 Федерального закона «Об основах муниципальной службы в РФ» : определение Конституционного Суда РФ от 3 октября 2002 года // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 12. – Ст. 1174.
25.
Всеобщая декларация прав человека: принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года // Российская газета. – 1995. – 5 апреля.
26.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 2007. – № 10. – Ст. 1152.
27.
Фаткуллин Ф. Н. Проблемы теории государства и права : курс лекций / Ф. Н. Фаткуллин. – Казань: Изд-во КГУ, 1987.
28.
Р. У. Рамазанов. Недопущение конфликта интересов на государственной гражданской и муниципальной службе как эффективный способ борьбы с коррупцией // Право и политика. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
29.
О. В. Калтыга. Проблемы антикоррупционной экспертизы нормативно-правовых актов и их проектов на современном этапе развития Российского государства // Политика и Общество. – 2012. – № 7. – С. 104-107.
30.
Лаврентьева О.О.. Административная проверка как способ противодействия коррупции в системе государственной службы // Полицейская деятельность. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
31.
Лаврентьева О.О.. К вопросу о совершенствовании информационного обеспечения государственной гражданской службы в контексте ее модернизации и противодействия коррупции // Полицейская деятельность. – 2012. – № 4. – С. 104-107.
32.
Семенова Е.И.. О некоторых результатах анкетирования по вопросам организации и проведения антикоррупционной экспертизы // Полицейская деятельность. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
33.
Ватель А.Ю.. Административные и этические стандарты в системе государственной службы зарубежных государств // Полицейская деятельность. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
34.
Ватель А.Ю.. Административно-правовое регулирование этики и служебного поведения государственных служащих в механизме противодействия коррупции // Полицейская деятельность. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
35.
Л.М. Яблонская. Повышение неподкупности полицейских служащих на основе этико-деонтологического подхода: опыт полиции Канады // Политика и Общество. – 2011. – № 10. – С. 104-107.
36.
Р. У. Рамазанов. Запреты и ограничения для государственных гражданских и муниципальных служащих как эффективный способ противодействия коррупции // Политика и Общество. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
37.
Р. У. Рамазанов. Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов как эффективный способ противодействия коррупции // Право и политика. – 2011. – № 10. – С. 104-107.
38.
Казаченкова О.В.. Административно-правовые аспекты конфликта интересов в сфере государственного и муниципального управления // Полицейская деятельность. – 2011. – № 5. – С. 104-107.
39.
Будай С.Н.. Вопросы организации взаимодействия федеральных органов исполнительной власти с правоохранительными органами в сфере противодействия коррупции // Полицейская деятельность. – 2011. – № 5. – С. 104-107.
40.
С. В. Качушкин. Совершенствование института государственной гражданской службы: проблемы теории и практики // Политика и Общество. – 2011. – № 6. – С. 104-107.
41.
А. А. Батчаева. Коррупция и сепаратизм: криминологические взаимосвязи в условиях Северо-Кавказского федерального округа // Национальная безопасность / nota bene. – 2011. – № 3. – С. 104-107.
42.
Р. К. Мелекаев. Криминологическая экспертиза нормативны правовых актов на коррупциогенность: понятие, характеристика коррупционных факторов // Право и политика. – 2011. – № 5.
43.
Н. Р. Исправникова. Эффективная траектория развития реформ: институциональные возможности и коррупционные ограничения. // Национальная безопасность / nota bene. – 2011. – № 2.
44.
А. А. Батчаева. К вопросу о понятии региональной антикоррупционной политики // Право и политика. – 2011. – № 4
45.
Агеев В. Н. Ограничение прав и свобод муниципальных служащих как способ противодействия коррупции // Тренды и управление. - 2013. - 3. - C. 72 - 81. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.3.7244.
46.
Агеев В.Н. Правовые средства противодействия коррупции в Республике Татарстан // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 1. - C. 146 - 169. DOI: 10.7256/2306-9945.2013.1.356. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_356.html
47.
Агеев В.Н. Правовые средства и механизмы противодействия коррупции // NB: Административное право и практика администрирования. - 2012. - 1. - C. 112 - 134. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_410.html
48.
Куракин А.В., Костенников М.В. Административно-правовое противодействие коррупции в системе государственной службы и в деятельности сотрудников полиции Российской Федерации и зарубежных государств // NB: Российское полицейское право. - 2013. - 1. - C. 65 - 83. DOI: 10.7256/2306-4218.2013.1.735. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_735.html
References (transliterated)
1.
Korotkova O. I. Bor'ba s korruptsiei – odna iz osnovnykh zadach organov gosudarstvennoi vlasti / O. I. Korotkova // Bezopasnost' biznesa. – 2009. – № 3.
2.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2008. – № 52 (ch. 1). – St. 6228.
3.
Nozdrachev A. F. Korruptsiya kak pravovaya problema v voprosakh i otvetakh / A. F. Nozdrachev // Advokat. – 2007. – № 10.
4.
Kudashkin A. V. Eshche raz o pravovom ponyatii korruptsii / A. V. Kudashkin, T. L. Kozlov // Sovremennoe pravo. – 2010. – № 6.
5.
Didych T. O. Pravotvorchestvo gosudarstva i protivodeistvie korruptsii v sovremennykh usloviyakh / T. O. Didych // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2012. – № 8.
6.
Pokrovskii M. N. Protivodeistvie korruptsii v Rossii: administrativno-pravovye i eticheskie aspekty / M. N. Pokrovskii // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2010. – № 6.
7.
Vorotnikov A. A. Byurokratiya v rossiiskom gosudarstve: istoriko-teoreticheskii aspekt : avtoref. dis. ... d-ra yurid. nauk / A. A. Vorotnikov. – Saratov, 2005.
8.
Smol'kov V. G. Byurokratiya / V. G. Smol'kov // Sotsiologicheskoe issledovanie. – 1999. – № 2.
9.
Sokolov A. N. Korruptsiya, grazhdanskoe obshchestvo i pravovoe gosudarstvo (sravnitel'no-pravovoi analiz) / A. N. Sokolov // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2008. – № 8.
10.
Kondrashin I. I. Korruptsiya kak defekt grazhdanskogo soznaniya / I. I. Kondrashin // Gosudarstvennaya politika protivodeistviya korruptsii i tenevoi ekonomike: materialy Vserossiiskoi nauchnoi konferentsii (Moskva, 6 iyunya 2007 g.). – M. : Tsentr problemnogo analiza i gosudarstvenno-upravlencheskogo proektirovaniya, 2007.
11.
Bobrova N. A. Parlamentskie formy bor'by s korruptsiei / N. A. Bobrova, D. A. Zaikin // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. – 2009. – № 1.
12.
Vasil'ev V. I. Bor'ba s korruptsiei i mestnoe samoupravlenie / V. I. Vasil'ev // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2012. – № 4.
13.
Kostennikov M. V. Administrativno-pravovye sredstva minimizatsii korruptsionnykh riskov v sluzhebnoi deyatel'nosti gosudarstvennykh sluzhashchikh zarubezhnykh stran / M. V. Kostennikov, A. V. Kurakin, D. N. Kolchemanov, A. V. Mar'yan // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2010. – № 5.
14.
Kabanov P. A. Osnovnye formy vzaimodeistviya institutov grazhdanskogo obshchestva s organami mestnogo samoupravleniya v oblasti protivodeistviya korruptsii / P. A. Kabanov // Gosudarstvennaya vlast' i mestnoe samoupravlenie. – 2012. – № 6.
15.
Tikhomirov Yu. A. Pravo protiv korruptsii / Yu. A. Tikhomirov, E. N. Trikoz // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2007. – № 5.
16.
Tikhomirov Yu. A. Gosudarstvo: preemstvennost' i novizna / Yu. A. Tikhomirov. – M. : ID «Yurisprudentsiya», 2011.
17.
Vlasenko N. A. Teoreticheskii analiz pravovykh sredstv i pravovykh modelei protivodeistviya korruptsii / N. A. Vlasenko, S. A. Gracheva, E. E. Rafalyuk // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2012. – № 11.
18.
Kommentarii k Federal'nomu zakonu «O gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhbe Rossiiskoi Federatsii» i zakonodatel'stvu o grazhdanskoi sluzhbe zarubezhnykh gosudarstv / otv. red. A.F. Nozdrachev. – M.: MTsFER, 2005.
19.
Mal'ko A. V. Stimuly i ogranicheniya v prave / A. V. Mal'ko. – M.: Yurist'', 2004.
20.
Ageev V.N. Konstitutsionnye ogranicheniya osnovnykh prav i svobod lichnosti v Rossiiskoi Federatsii: teoriya, istoriya, praktika / V.N. Ageev. – Kazan' : Izd-vo KGU, 2006.
21.
Printsipy, predely, osnovaniya ogranicheniya prav i svobod cheloveka po rossiiskomu zakonodatel'stvu i mezhdunarodnomu pravu. «Kruglyi stol» zhurnala «Gosudarstvo i pravo» // Gosudarstvo i pravo. – 1998. – № 8.
22.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii : prinyata vsenarodnym golosovaniem 12 dekabrya 1993 g. // Rossiiskaya gazeta. – 1993. – 25 dek.
23.
Podmarev A. A. Konstitutsionnye osnovy ogranicheniya prav i svobod cheloveka i grazhdanina v Rossiiskoi Federatsii : dis. … kand. yurid. nauk / A. A. Podmarev. – Saratov, 2001.
24.
Po zaprosu gruppy deputatov Gosudarstvennoi Dumy o proverke konstitutsionnosti polozhenii st. 25 Federal'nogo zakona «Ob osnovakh gosudarstvennoi sluzhby RF», st. 43 Federal'nogo zakona «O prokurature RF», st. 14 Federal'nogo konstitutsionnogo zakona «O sudebnoi sisteme RF» i st. 20.1 Federal'nogo zakona «Ob osnovakh munitsipal'noi sluzhby v RF» : opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 3 oktyabrya 2002 goda // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2003. – № 12. – St. 1174.
25.
Vseobshchaya deklaratsiya prav cheloveka: prinyata General'noi Assambleei OON 10 dekabrya 1948 goda // Rossiiskaya gazeta. – 1995. – 5 aprelya.
26.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2007. – № 10. – St. 1152.
27.
Fatkullin F. N. Problemy teorii gosudarstva i prava : kurs lektsii / F. N. Fatkullin. – Kazan': Izd-vo KGU, 1987.
28.
R. U. Ramazanov. Nedopushchenie konflikta interesov na gosudarstvennoi grazhdanskoi i munitsipal'noi sluzhbe kak effektivnyi sposob bor'by s korruptsiei // Pravo i politika. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
29.
O. V. Kaltyga. Problemy antikorruptsionnoi ekspertizy normativno-pravovykh aktov i ikh proektov na sovremennom etape razvitiya Rossiiskogo gosudarstva // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 7. – S. 104-107.
30.
Lavrent'eva O.O.. Administrativnaya proverka kak sposob protivodeistviya korruptsii v sisteme gosudarstvennoi sluzhby // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
31.
Lavrent'eva O.O.. K voprosu o sovershenstvovanii informatsionnogo obespecheniya gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhby v kontekste ee modernizatsii i protivodeistviya korruptsii // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 4. – S. 104-107.
32.
Semenova E.I.. O nekotorykh rezul'tatakh anketirovaniya po voprosam organizatsii i provedeniya antikorruptsionnoi ekspertizy // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
33.
Vatel' A.Yu.. Administrativnye i eticheskie standarty v sisteme gosudarstvennoi sluzhby zarubezhnykh gosudarstv // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
34.
Vatel' A.Yu.. Administrativno-pravovoe regulirovanie etiki i sluzhebnogo povedeniya gosudarstvennykh sluzhashchikh v mekhanizme protivodeistviya korruptsii // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
35.
L.M. Yablonskaya. Povyshenie nepodkupnosti politseiskikh sluzhashchikh na osnove etiko-deontologicheskogo podkhoda: opyt politsii Kanady // Politika i Obshchestvo. – 2011. – № 10. – S. 104-107.
36.
R. U. Ramazanov. Zaprety i ogranicheniya dlya gosudarstvennykh grazhdanskikh i munitsipal'nykh sluzhashchikh kak effektivnyi sposob protivodeistviya korruptsii // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
37.
R. U. Ramazanov. Antikorruptsionnaya ekspertiza normativnykh pravovykh aktov i ikh proektov kak effektivnyi sposob protivodeistviya korruptsii // Pravo i politika. – 2011. – № 10. – S. 104-107.
38.
Kazachenkova O.V.. Administrativno-pravovye aspekty konflikta interesov v sfere gosudarstvennogo i munitsipal'nogo upravleniya // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2011. – № 5. – S. 104-107.
39.
Budai S.N.. Voprosy organizatsii vzaimodeistviya federal'nykh organov ispolnitel'noi vlasti s pravookhranitel'nymi organami v sfere protivodeistviya korruptsii // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2011. – № 5. – S. 104-107.
40.
S. V. Kachushkin. Sovershenstvovanie instituta gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhby: problemy teorii i praktiki // Politika i Obshchestvo. – 2011. – № 6. – S. 104-107.
41.
A. A. Batchaeva. Korruptsiya i separatizm: kriminologicheskie vzaimosvyazi v usloviyakh Severo-Kavkazskogo federal'nogo okruga // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2011. – № 3. – S. 104-107.
42.
R. K. Melekaev. Kriminologicheskaya ekspertiza normativny pravovykh aktov na korruptsiogennost': ponyatie, kharakteristika korruptsionnykh faktorov // Pravo i politika. – 2011. – № 5.
43.
N. R. Ispravnikova. Effektivnaya traektoriya razvitiya reform: institutsional'nye vozmozhnosti i korruptsionnye ogranicheniya. // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2011. – № 2.
44.
A. A. Batchaeva. K voprosu o ponyatii regional'noi antikorruptsionnoi politiki // Pravo i politika. – 2011. – № 4
45.
Ageev V. N. Ogranichenie prav i svobod munitsipal'nykh sluzhashchikh kak sposob protivodeistviya korruptsii // Trendy i upravlenie. - 2013. - 3. - C. 72 - 81. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.3.7244.
46.
Ageev V.N. Pravovye sredstva protivodeistviya korruptsii v Respublike Tatarstan // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 1. - C. 146 - 169. DOI: 10.7256/2306-9945.2013.1.356. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_356.html
47.
Ageev V.N. Pravovye sredstva i mekhanizmy protivodeistviya korruptsii // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2012. - 1. - C. 112 - 134. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_410.html
48.
Kurakin A.V., Kostennikov M.V. Administrativno-pravovoe protivodeistvie korruptsii v sisteme gosudarstvennoi sluzhby i v deyatel'nosti sotrudnikov politsii Rossiiskoi Federatsii i zarubezhnykh gosudarstv // NB: Rossiiskoe politseiskoe pravo. - 2013. - 1. - C. 65 - 83. DOI: 10.7256/2306-4218.2013.1.735. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_735.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"