Статья 'Работающая молодежь индустриальных регионов России: образ социального будущего как фактор развития инновационного потенциала' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Работающая молодежь индустриальных регионов России: образ социального будущего как фактор развития инновационного потенциала

Дидковская Яна Викторовна

доктор социологических наук

профессор кафедры социологии и технологий государственного и муниципального управления, Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

620002, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Мира, 19, каб. И-311

Didkovskaya Yana Viktorovna

Doctor of Sociology

Professor, the department of Sociology and Technologies of State and Municipal Administration, Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin

620002, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Mira, 19, kab. I-311

diyana@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.1.31885

Дата направления статьи в редакцию:

30-12-2019


Дата публикации:

31-01-2020


Аннотация.

Предметом исследования является влияние комплексных социокультурных факторов, в частности образа социального будущего, на реализацию инновационного потенциала работающей молодежи. В качестве инновационного потенциала молодежи автор статьи рассматривает набор свойств, характеристик и способностей, которые помогают молодому поколению воспринимать и разрабатывать новшества, чувствовать их необходимость, быть готовым к освоению новаций в технике, технологии и менеджменте. В качестве образа социального будущего – комплекс субъективных представлений социального субъекта, включающий в себя идеалы общественного развития, социальные ожидания и жизненные планы. Результаты, представленные в статье, базируются на данных анкетного опроса работающей молодежи, занятой на промышленных предприятиях шести индустриальных регионов России (N=1050). Исследование показало, что значительная часть молодых работников выражает стремление к инновационной деятельности, осваивать и внедрять новые технологии и хотела бы предлагать и развивать свои идеи и проекты. Однако, реализация инновационного потенциала молодежи исследуемых регионов наталкивается на серьезные препятствия внешнего и внутреннего характера. Среди внешних барьеров молодые работники прежде всего отмечают незаинтересованность бизнеса и производства в инновациях, отсутствие или недостаток государственных программ поддержки молодежных проектов. Среди внутренних барьеров – низкую мотивацию к инновационной деятельности. Согласно полученным результатам мотивация к инновационной деятельности в существенной степени определяется социокультурным фактором - социальным самочувствием молодых работников и в особенности их настроениями относительно социального будущего. В целом ожидания негативных событий превалируют над ожиданиями позитивных, при этом негативные социальные ожидания молодых работников в большей степени касаются экономической сферы.

Ключевые слова: Инновационный потенциал, работающая молодежь, индустриальные регионы, образ социального будущего, социальные ожидания, инновационная активность, социальные настроения, человеческий капитал, профессиональное развитие, промышленные предприятия

Статья подготовлена при поддержке гранта РФФИ № 18-011-00907 «Молодежь индустриальных регионов России: образ социального будущего как фактор развития инновационного потенциала».

Abstract.

The subject of this research is the impact of integrated sociocultural factors, namely the image of social future, upon fulfilment of innovation potential of youth. As the innovation potential of youth, the author reviews a number of traits, characteristics and skills that allow the younger generation to perceive and develop the novelties, feel the need in them, be ready to mastering novelties in technology and management. The image of social futures implies a set of subjective representations of a social actor containing the ideals of social development, social expectations and life strategies. The presented results are based on the data of questionnaire-based survey among youth employed in the industrial sector of six industrial regions of Russia (N=1050). The study demonstrates that a significant number of young employees show proclivity for innovation activity, master and implement new technologies, and would like to offer and develop their ideas and projects. However, the fulfillment of innovation potential of youth in the referred regions faces major obstacles of internal and external character. Among the external barriers are named disinterestedness of a business in innovations, absence or lack of state programs of incentivizing youth projects. The internal barriers include low level of motivation towards innovation activity. According to the acquired results, motivation towards innovation activity substantially depends on sociocultural factor – social wellbeing of all employees, and particularly, their stance on the social future. Overall, the expectations of negative events prevail over the expectation of positive ones; the negative social expectations of young employees mostly pertain to the economic sphere.

Keywords:

professional development, human capital, social moods, innovative activity, social expectations, social future image, industrial regions, working youth, innovative potential, industrial enterprises

Введение. На сегодняшний момент учеными экономистами убедительно доказано ощутимое влияние человеческого капитала на экономическое развитие стран и регионов [9; 11; 12]. Поэтому для успешной модернизации и конкурентоспособности российских регионов в дальнейшем необходимо прежде всего решать задачу повышения качества человеческого капитала [4]. Очевидно, что социальная группа молодежи выступает тем демографическим ресурсом, который может быть эффективно задействован в достижении этой задачи.

Молодежь как социальная группа в силу своих биосоциальных и психологических особенностей в большей мере, чем другие возрастные группы, склонна к изобретению новых способов решения проблем, нежели к использованию накопленного опыта и опоре на имеющиеся в обществе культурные образцы. Поэтому обычно именно молодое поколение полагают наиболее открытым для освоения новшеств и обладающим творческой активностью по их созданию. Однако, как справедливо замечают исследователи В. Луков, С. Луков и Э. Погорский, чтобы новационные способности молодежи трансформировались в ее инновационность, то есть востребованную обществом реализацию активности молодежи по освоению и созданию нового, необходимы определенные условия, во многом формируемые грамотной социальной политикой [5]. В силу этого, в последнее время активизируются исследования, направленные на изучение проблем инновационной активности и инновационного потенциала молодого поколения [1; 2; 7; 8]. Однако анализ литературы показывает, что по-прежнему изучение наиболее перспективной части молодежи – работающей молодежи и ее потенциала является недостаточно разработанным направлением. Кроме того, вне исследовательского фокуса остаются комплексные социокультурные факторы, оказывающие влияние на инновационную активность молодых людей. В качестве такого фактора может быть продуктивно рассмотрен складывающийся в сознании молодежи образ социального будущего.

Таким образом, в настоящей статье поставлена задача исследовать инновационный потенциал работающей молодежи индустриальных регионов в связи с ее образом социального будущего. При этом под инновационным потенциалом молодежи мы будем понимать набор свойств, характеристик, способностей, которые помогают молодому поколению воспринимать и разрабатывать новшества, чувствовать их необходимость, быть готовым к освоению новаций в технике, технологии и менеджменте. Образ социального будущего – комплекс субъективных представлений социального субъекта, включающий в себя идеалы общественного развития, социальные ожидания и жизненные планы, выступает определенным мотивационным полем для инновационной активности молодежи, ее внутренним условием, способствующим или, напротив, препятствующим реализации инновационного потенциала, желанию молодежи осваивать новые технологии, вкладывать в свое профессиональное и личностное развитие [6].

Данные и метод. Выводы статьи базируются на результатах эмпирического исследования работающей молодежи, занятой на промышленных предприятиях высокой долей инновационного производства шести регионов России: Республики Башкортостан, Волгоградской, Калужской, Свердловской областей, Красноярского и Пермского краев. В рамках исследования было опрошено 1050 молодых работников в возрасте до 30 лет с высшим и средним специальным образованием.

При отборе регионов и отраслей экономики для проведения исследования нами были учтены неоднородности и неравномерности социально-экономического развития, наличие так называемых «полюсов роста» инновационного развития, которые могут быть драйверами для остальных отраслей и территорий [3; 10]. Так, для проведения исследования были выбраны регионы, где сложился сектор реальной экономики, вследствие чего существуют потребности в трудовых ресурсах, обеспечивающих функционирование предприятий крупной и средней промышленности. Именно такие регионы имеют наибольшие шансы (инфраструктуру, технологические, экономические и человеческие ресурсы) сформировать у себя кластер высокотехнологических производств, используя, в том числе, инновационный потенциал молодежи.

В каждом регионе были отобраны предприятия высокотехнологичных отраслей экономики данных регионов, предоставляющих молодым работникам наиболее ощутимые шансы на развитие своего инновационного потенциала. Опрос работающей молодежи прошел на предприятиях авиа и ракетостроения, машиностроения, приборостроения и транспорта, информационных технологий, космической отрасли и предприятиях связи, химической и фармацевтической промышленности, нефтедобычи и нефтепереработки, металлургического производства.

Результаты исследования

Результаты опроса работающей молодежи показывают, что в исследуемых регионах молодежь имеет в своем активе определенный инновационный потенциал. На вопрос о том, есть ли у молодых работников на сегодняшний момент какая-либо творческая идея, замысел, проект, который они хотели бы реализовать, положительный ответ дал каждый второй респондент (54%). Чуть меньше (40%) молодые люди, живущие и работающие в Пермском крае, чуть активнее отвечали согласием жители Красноярского края. Среди возможных сфер реализации своих идей и проектов молодые люди указали достаточно широкий спектр, включающий в себя управление, образование, IT, медицину. Тем не менее, наиболее вероятная сфера применения по мнению респондентов – это промышленное производство и инженерия, что вполне естественно, поскольку она напрямую связана с их текущей профессиональной деятельностью (варьирует от 29% в Пермском крае до 53% в Свердловской области). Также достаточно часто респонденты указывали сферу бизнеса, торговли и услуг (14-28%). Однако это лишь потенциальные идеи, которые, во-первых, должны быть еще представлены и оценена их реальная значимость, во-вторых, они могут быть внедрены или так и остаться не востребованными производством и бизнесом.

Что касается реального участия молодых работников в инновационных процессах, реализации ими своего потенциала, это во многом зависит от существующих условий на конкретных предприятиях и в регионах в целом, а также от самих молодых людей (их мотиваций, амбиций, творческих способностей).

Оценка молодыми работниками предприятий возможностей участия в инновационной деятельности представлена в таблице 1.

На основе ответов респондентов был рассчитан сводный индекс возможностей участия в инновационной деятельности как разница между суммой положительных и отрицательных оценок. Альтернатива «Моя работа сама по себе не предполагает использование новых технологий» была отнесена нами к нейтральным оценкам и не учитывалась в индексе. Из данных таблицы видно, что показатели примерно одинаковы для всех регионов, за исключением Красноярского края, где данный индекс существенно выше (составил +14), также сравнительно высоким показателем характеризуется Республика Башкортостан (+6). Заметим, что индекс скорее отражает возможности молодых работников принять участие в процессах внедрения и освоения новых технологий на предприятии, нежели возможности реализовать свои собственные идеи и проекты.

Таблица 1

Региональные отличия в оценках возможности участия в инновационной деятельности, в %

Оценка возможностей

Сверд. обл.

Респ. Башкор.

Перм. Край

Калуж. обл.

Красн. Край

Волг. обл.

По массиву

Моя работа сама по себе не предполагает использование новых технологий

13

14

15

15

14

18

15

На нашем предприятии новые технологии не внедряются

5

1

4

5

4

11

6

На моей работе (предприятии) редко внедряются/ используются новые технологии

39

39

40

38

32

28

36

Моя работа предполагает частое внедрение/ использование новых технологий

34

29

29

29

27

26

30

Моя работа подразумевает постоянный креатив/ тесное взаимодействие с новыми технологиями

9

17

12

13

23

17

13

Индекс (разница между суммой положительных и отрицательных ответов, %)

-1

+6

-3

-1

+14

+4

+1

Какова же реальная активность молодежи, так или иначе связанная с инновационными процессами на производстве и реализацией ими своего потенциала? Мы сгруппировали возможные виды инновационной деятельности молодежи по уровню проявляемой активности: высокий уровень предполагает творческую, креативную деятельность по предложению своих идей, разработке и продвижению собственных проектов, изобретательскую и рационализаторскую деятельность; средний уровень подразумевает скорее внедренческую, а не творческую активность – деятельность по освоению уже созданных новых технологий, нового оборудования, а также усилия по повышению своего образовательного и профессионального потенциала; к низкому уровню инновационной активности мы отнесли помимо отсутствия вообще какой-либо активности также и деятельность по самообразованию – чтение статей, просмотр вебинаров, отмеченную подавляющим числом респондентов скорее как фоновую деятельность относительно всего остального (Таблица 2).

Таблица 2

Распределение видов инновационной активности молодежи по уровням

Уровень инновационной активности

Виды инновационной активности

% от опрошенных

Высокая (творческая)

предлагал свой проект (идею) руководству по решению производственной задачи

19

участвовал в разработке творческого проекта, связанного со своей профессиональной или служебной деятельностью

14

создавал или усовершенствовал устройства, технические средства для личного потребления (для вас, вашей семьи, друзей)

14

участвовал в профессиональных конкурсах, конкурсах на получение грантов, стипендий

8

создавал программные продукты

7

регистрировал свои патенты на изобретения

3

разрабатывал бизнес-план и предлагал его к рассмотрению в банке

3

Средняя (внедренческая)

повышал свой уровень образования в рамках образовательной организации

40

проходил курсы повышения квалификации, тренинги и др. по заданию предприятия/ организации

37

осваивал новую технологию, новое оборудование, новые методы работы

34

принимал/ участвовал в принятии решения о внедрении новшества (новой технологии, идеи, способа) в производственный процесс

15

выступал с докладами на конференциях или семинарах

12

Низкая

занимался самообразованием по своей или смежной профессии (читал литературу, смотрел вебинары и т. п.)

56

ничем из перечисленного

11

Наиболее представлена среди опрошенных активность, соответствующая среднему уровню, - деятельность по внедрению или освоению инноваций. Кроме того, молодые работники предприятий достаточно активны в профессиональном и образовательном росте. Самый большой показатель на высоком уровне инновационной активности - участие в проектной деятельности: 19% респондентов предлагали свои идеи и проекты руководству. Однако, изобретательскую активность (регистрация патентов на изобретения) проявили за последние 3 года только 3% молодых сотрудников. В принципе, творческая деятельность, креативность и не может быть характерна для большого числа людей. Однако, обращает на себя внимание слишком большой лаг между теми, кто отметил наличие у себя определенной идеи, разработки, которая могла бы быть реализована (напомним, что таких более половины – 54%) и теми, кто действительно участвовал в разработке и представлении руководству предприятий своих проектов (19%). Что помешало остальным 35% работников проявить инициативу и предпринять усилия по реализации своих идей?

Оценивая барьеры на пути реализации молодежью своего потенциала в профессиональной деятельности, большинство респондентов Свердловской области, Пермского края и Республики Башкирия отметили в качестве главного негативного фактора нежелание, страх или равнодушие самой молодежи (варьирует от 42 до 45% в зависимости от региона), тогда как среди молодежи Волгоградской и Калужской областей этот ответ оказался не слишком популярен (27-28%). Молодые работники предприятий достаточно часто ссылались и на внешние барьеры - недостаток государственных программ по поддержке молодежных инициатив (особенно Волгоградская область и Республика Башкортостан на уровне 42-45%), незаинтересованность бизнеса и производства в инновациях, погоня за сиюминутной прибылью (в равной мере оказалась существенным фактором для всех регионов – от 33 до 36%), экономический кризис (чаще других регионов отмечался респондентами Волгоградской области – 35%).

Более детально исследуя внутренние стимулы к инновационной активности, мы обратились к анализу мотивации участия молодых работников в инновационной деятельности на предприятии. Региональные различия здесь оказались несущественны, однако были обнаружены значимые статистические различия в зависимости от статуса работника на предприятии (Таблица 3).

Среди работников исследуемых предприятий в целом доминирует экономическая мотивация активности по внедрению и освоению инноваций, но не личная выгода в виде премии или денежного вознаграждения (хотя она тоже важна для всех категорий работников), а экономический успех на уровне всего предприятия – как быстрый и сиюминутный, так и стратегический успех – конкурентные преимущества в будущем. Причем на стратегический успех предприятия от внедрения инновации в большей мере ориентированы работники, имеющие руководящий статус, а быстрая экономическая выгода важна для всех категорий работников в равной степени. Прямые методы принуждения со стороны руководства, штрафы предприятию, а также угрозы со стороны конкурентов не способствуют стимулированию инновационной активности.

Обращает на себя внимание существенное расхождение в оценке значимости такого фактора как безопасность производства: для руководящих работников и специалистов его мотивирующее значение не слишком высоко, тогда как для рабочих это очень важно, поскольку безопасность производства непосредственно отражается на благополучии именно этой категории работников. Следовательно, инженерно-техническим специалистам и, что особенно важно, менеджменту промышленных предприятий вполне очевидна ценность экономического эффекта инноваций, а вот их социальная роль, возможность сохранения человеческих ресурсов благодаря новым технологиям пока не достаточна ясна.

Таблица 3

Мотивация участия в инновационной деятельности на предприятии

в зависимости от должностных различий, в %

Параметры

Статус работника

По массиву

Квалиф. рабочий

Специалист

Руководитель

В результате внедрения вы получите премию (денежное вознаграждение)

26

21

21

22

Данные научной экспертизы, что новация имеет существенные преимущества (лучшие технические характеристики)

30

33

24

31

После внедрения новации конечная продукция предприятия будет соответствовать более высоким стандартам качества

39

38

45

39

Явная и быстрая экономическая выгода от внедрения

39

40

45

41

Прямое распоряжение руководителя о необходимости внедрения

17

23

22

22

Освоение этого новшества конкурентами

8

6

5

7

Новация даст вам (предприятию) конкурентные преимущества в будущем (через 2-3 года)

18

41

48

37

Новация повысит безопасность производства

44

27

24

30

Новация улучшит экологическую ситуацию в регионе

24

19

14

19

Ваше предприятие будет оштрафовано, если не внедрит новацию

4

4

8

5

*Поскольку каждый опрошенный мог дать несколько ответов одновременно, их сумма больше 100%.

Результаты исследования работающей молодежи показывают, что внутренняя мотивация к инновационной деятельности, в существенной степени определяется социокультурным фактором - социальным самочувствием молодых работников и в особенности их настроениями относительно социального будущего – ожиданием позитивных или негативных изменений: среди респондентов, практикующих творческую либо внедренческую инновационную активность (выдвижение собственных идей и проектов, участие во внедрении и освоении новых технологий, повышение своего профессионального уровня и др.), более распространены оптимистические настроения относительно изменений в ближайшем будущем (Таблица 4).

Таблица 4

Взаимосвязь между уровнем инновационной активности и социальными настроениями респондентов, в%

Как вы считаете, изменится ли ситуация в нашем обществе в ближайшие 3 года?

Уровень инновационной активности

Высокий уровень (творческая активность)

Средний уровень (внедренческая активность)

Низкий уровень инновационной активности

Нет, ничего не изменится (нейтральные или латентные настроения)

54,5

54,1

59,1

Да, изменится в худшую сторону (пессимизм)

21,9

18,7

27,8

Да, изменится в лучшую сторону (оптимизм)

23,7

27,2

13,1

ИТОГО:

100,0

100,0

100,0

** Коэффициент V Крамера [0..1]: 0,102, Вероятность ошибки (значимость): 0,000

Если характеризовать социальные настроения и ожидания молодых людей, то прежде всего стоит отметить, что большая часть молодежи в ближайшие 3 года не ожидает каких-либо изменений ни в лучшую, ни в худшую сторону (Таблица 5). Однако не следует интерпретировать такой ответ как нейтральные настроения, поскольку оценка текущей ситуации характеризуется неудовлетворенностью состоянием дел в различных сферах общества: состояние дел в экономике оценено молодыми людьми в среднем только на 2,35 балла из возможных 5, в политике – на 2,66 баллов, в социальной сфере – 2,45, в культурной жизни – 2,95. Соответственно ожидание отсутствия каких-либо изменений означает скорее негативную оценку ближайшей перспективы – «сейчас все плохо, и останется все также плохо».

Таблица 5

Социальные ожидания молодежи в зависимости от региона, в %

Как вы считаете, изменится ли ситуация в нашем обществе в ближайшие 3 года?

Регион

Свердл. обл.

Респ. Башкорт.

Перм. Край

Калуж. обл.

Красн. Край

Волгогр. обл.

ИТОГО:

Нет, ничего не изменится

57,6

46,2

67,1

48,4

46,9

47,9

55,4

Да, изменится в худшую сторону

24,1

29,0

11,3

35,5

12,3

24,2

21,7

Да, изменится в лучшую сторону

18,2

24,7

21,6

16,1

40,7

27,8

22,9

Индекс позитивности оценок

-5,9

-4,3

+10,3

-19,4

+28,4

+3,6

+1,2

ИТОГО:

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Индекс позитивности социальных ожиданий, рассчитанный нами как разница между оптимизмом (изменится в лучшую сторону) и пессимизмом (изменится в худшую сторону) показывает: в половине исследуемых регионов оптимистические оценки, превышают пессимистические, а в другой половине регионов, напротив, преобладают пессимистические настроения (Таблица 4). Однако в большинстве регионов эти расхождения незначительны. На общем фоне своим оптимизмом резко выделяется Красноярский край (индекс +28,4), именно в этом регионе, кстати, работающая молодежь наиболее высоко оценила свои возможности для реализации инновационного потенциала; наиболее пессимистичные настроения разделяет молодежь Калужской области (-19,4).

Более подробно социальные ожидания работающей молодежи представлены в таблице 6.

Таблица 6

Оценка вероятности наступления следующих событий в стране в ближайшие 5 лет, средние баллы

Оцените вероятность наступления следующих событий в нашей стране в ближайшие 5 лет

Регион

Свердл. обл.

Респ. Башкорт.

Перм. Край

Калуж. обл.

Красн. Край

Волгогр. обл.

ИТОГО:

Возможные позитивные события

Успешные экономические и социальные реформы

2,25

2,23

2,59

2,02

2,69

2,49

2,38

Принятие законопроектов и государственных программ, способствующих развитию деловой активности, предпринимательской и других инициатив

2,52

2,68

3,49

2,32

3,47

2,69

2,82

Увеличение информационной открытости, прозрачности в обществе

2,24

2,40

3,25

2,27

3,54

2,48

2,61

Переход от сырьевой экономики к развитию наукоемких отраслей и инноваций

2,46

2,47

2,60

2,23

2,68

2,52

2,50

Укрепление государственной власти, властной вертикали

3,45

3,29

2,84

3,16

2,96

3,13

3,20

Возможные негативные события

Увеличение внешнеполитической напряженности, конфликтов с другими странами

3,70

3,46

3,18

3,56

3,19

3,40

3,47

Принятие законопроектов и решений, влекущих за собой рост бюрократизации, формализма

3,58

3,34

3,98

3,55

3,73

3,11

3,56

Экологические аварии, способствующие ухудшению состояния окружающей среды

3,18

3,14

2,87

3,16

3,01

2,89

3,05

Рост цен, инфляция, снижение жизненного уровня

4,19

4,04

3,00

4,15

3,19

3,72

3,77

Политические беспорядки, протесты, увеличение напряженности внутри страны

3,22

3,33

3,35

3,15

3,56

2,91

3,22

В целом ожидания негативных событий превалируют над ожиданиями позитивных. Эта тенденция характерна для всех регионов, в особенности для Калужской и Свердловской областей. Среди социальных фобий, активно формирующих пессимистические настроения молодежи, - ожидание роста цен, инфляционных процессов, усиления бюрократизации, внешнеполитической напряженности. В наибольшей степени негативные социальные ожидания молодых работников касаются экономической сферы, поскольку снижение жизненного уровня в стране, по сути, означает и воспринимается ими как вероятная потеря личного экономического статуса. Безусловно, пессимизм и социальные фобии будут направлять поведение молодежи в русло стратегий «экономического выживания», не предусматривающих возможностей выхода за рамки «проверенных», «апробированных» поведенческих форм, а значит будут снижать активность по освоению и созданию нового знания и новых технологий.

Выводы исследования

Результаты опроса молодежи показывают, что в исследуемых регионах молодое поколение обладает определенным инновационным потенциалом. Значительная часть молодых работников выражает стремление к инновационной деятельности, осваивать и внедрять новые технологии, готова предлагать и развивать свои идеи и проекты. Однако, инновационный потенциал молодежи при определенных условиях может быть успешно реализован, а может и остаться невостребованным.

Исследование наглядно высветило возможные риски для реализации потенциала молодежи индустриальных регионов. Согласно оценкам самих молодых работников, существует немало барьеров, препятствующих выдвижению и воплощению креативных идей и разработок молодежи: незаинтересованность бизнеса и производства в инновациях, отсутствие или недостаток государственных программ поддержки молодежных проектов, отсутствие системы стимулирования на предприятиях за разработку инноваций и наконец, нежелание и страхи самой молодежи. Действительно, пока результаты опроса фиксируют низкую активность молодых работников в разработке и представлении своих творческих профессиональных и бизнес-проектов, а также незначительное участие в изобретательской и рационализаторской деятельности, в конкурсах на получение грантов и стипендий.

Таким образом, молодежь, с одной стороны, готова к конкретным действиям, связанным с внедрением инноваций, генерированием новых идей, проектов, участием в научной и новаторской деятельности, но с другой стороны, реализация ее инновационного потенциала наталкивается на серьезные мотивационные и институциональные препятствия.

Таким препятствием может стать негативный сценарий социального будущего, сложившийся в сознании работающей молодежи: согласно результатам опроса, молодежь скорее негативно, чем позитивно оценивает текущее состояние дел в стране – в экономике, политике, социальной и культурной жизни. При этом большинство молодых людей не ожидают каких-либо изменений в ближайшей перспективе.

Исследование показало, что мотивация к инновационной деятельности может определяться социальными ожиданиями и настроениями молодежи, аккумулированными в ее образе социального будущего. В регионах, где преобладают оптимистические социальные настроения по поводу будущих перспектив, молодые работники предприятий выше оценивают свои возможности по реализации инновационного потенциала и в большей мере развивают виды деятельности, так или иначе связанные с инновационной активностью. Однако связь между образом социального будущего и инновационной активностью молодежи не столь однозначна. Результаты опроса зафиксировали, что в некоторых регионах с невысокими показателями социального самочувствия и социальных настроений работающей молодежи, например, в Башкортостане или Свердловской области, инновационная активность молодых работников не ниже, чем в остальных исследуемых регионах. Углубление исследования региональной специфики и условий (институциональных и мотивационных), при которых при негативном сценарии социального будущего в сознании молодых людей тем не менее происходит активизация их инновационного потенциала – задачи для дальнейшего научного поиска.

Благодарности

Статья подготовлена при поддержке гранта РФФИ № 18-011-00907 «Молодежь индустриальных регионов России: образ социального будущего как фактор развития инновационного потенциала».

Библиография
1.
Бабосов Е. М., Храмцова Ф. И. Роль и особенности интеллектуального потенциала молодежи в инновационном развитии республики Беларусь // Проблемы постсоветского пространства. — 2016. — №. 2. — С. 5-22.
2.
Воденко К. В., Фатеева С. В., Иванченко О. С. Институциональные основы национальной российской государственной политики в сфере развития профессионально-квалификационного и инновационного потенциала молодежи // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. — 2018. — № 10. — С. 30-35.
3.
Гаджиев Ю.А. Неоклассические и кумулятивные теории регионального экономического роста и развития // Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. Электронный ресурс / URL: http://koet.syktsu.ru/vestnik/2008/2008-1/1/1.htm
4.
Корчагин Ю. А. Перспективы развития России. Человеческий капитал и инновационная экономика // Электронный ресурс / URL: http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=14
5.
Луков Вал., Луков С., Погорский Э. Инновационный потенциал новых поколений и молодежная политика на современном этапе развития общества // PolitBook. — 2014. — № 2. — С. 6-13.
6.
Молодежь индустриальных регионов России: образ социального будущего и инновационный потенциал: монография / Я. В. Дидковская [и др.]; под общей редакцией Я. В. Дидковской, Д. В. Трынова. Екатеринбург: Издательство Уральского университета. — 2018. — 215 с.
7.
Сулейманова Ф. Г., Харченко И. И. Человеческий потенциал и социальная активность студенчества вузов и колледжей Новосибирской области с позиции инновационного развития экономики и гражданского общества // Экономика Сибири в условиях глобальных вызовов XXI века. Новосибирск: Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН. — 2018. — С. 172-185.
8.
Шапиева А. В. Инновационный потенциал молодежи как фактор обеспечения экономического роста // Вестник Забайкальского государственного университета. — 2018. — Т. 24. — № 7. — С. 139-144.
9.
Becker G. S. Human Capital. N.Y.: Columbia University Press. — 1964. — 280 p.
10.
Boudeville J. R. Problems of Regional Economic Planning. Edinburgh: Edinburgh University Press. — 1966. — 192 р.
11.
Mincer J. Investment in Human Capital and Personal Income Distribution // Journal of Political Economy. — 1958. — Vol. 66. — no 4. — Pp. 281-302. — https://doi.org/10.1086/258055
12.
Shultz T. Investment in Human Capital. N.Y.-London. — 1971. — 412 p.
References (transliterated)
1.
Babosov E. M., Khramtsova F. I. Rol' i osobennosti intellektual'nogo potentsiala molodezhi v innovatsionnom razvitii respubliki Belarus' // Problemy postsovetskogo prostranstva. — 2016. — №. 2. — S. 5-22.
2.
Vodenko K. V., Fateeva S. V., Ivanchenko O. S. Institutsional'nye osnovy natsional'noi rossiiskoi gosudarstvennoi politiki v sfere razvitiya professional'no-kvalifikatsionnogo i innovatsionnogo potentsiala molodezhi // Gumanitarnye, sotsial'no-ekonomicheskie i obshchestvennye nauki. — 2018. — № 10. — S. 30-35.
3.
Gadzhiev Yu.A. Neoklassicheskie i kumulyativnye teorii regional'nogo ekonomicheskogo rosta i razvitiya // Vestnik Nauchno-issledovatel'skogo tsentra korporativnogo prava, upravleniya i venchurnogo investirovaniya Syktyvkarskogo gosudarstvennogo universiteta. Elektronnyi resurs / URL: http://koet.syktsu.ru/vestnik/2008/2008-1/1/1.htm
4.
Korchagin Yu. A. Perspektivy razvitiya Rossii. Chelovecheskii kapital i innovatsionnaya ekonomika // Elektronnyi resurs / URL: http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=14
5.
Lukov Val., Lukov S., Pogorskii E. Innovatsionnyi potentsial novykh pokolenii i molodezhnaya politika na sovremennom etape razvitiya obshchestva // PolitBook. — 2014. — № 2. — S. 6-13.
6.
Molodezh' industrial'nykh regionov Rossii: obraz sotsial'nogo budushchego i innovatsionnyi potentsial: monografiya / Ya. V. Didkovskaya [i dr.]; pod obshchei redaktsiei Ya. V. Didkovskoi, D. V. Trynova. Ekaterinburg: Izdatel'stvo Ural'skogo universiteta. — 2018. — 215 s.
7.
Suleimanova F. G., Kharchenko I. I. Chelovecheskii potentsial i sotsial'naya aktivnost' studenchestva vuzov i kolledzhei Novosibirskoi oblasti s pozitsii innovatsionnogo razvitiya ekonomiki i grazhdanskogo obshchestva // Ekonomika Sibiri v usloviyakh global'nykh vyzovov XXI veka. Novosibirsk: Institut ekonomiki i organizatsii promyshlennogo proizvodstva SO RAN. — 2018. — S. 172-185.
8.
Shapieva A. V. Innovatsionnyi potentsial molodezhi kak faktor obespecheniya ekonomicheskogo rosta // Vestnik Zabaikal'skogo gosudarstvennogo universiteta. — 2018. — T. 24. — № 7. — S. 139-144.
9.
Becker G. S. Human Capital. N.Y.: Columbia University Press. — 1964. — 280 p.
10.
Boudeville J. R. Problems of Regional Economic Planning. Edinburgh: Edinburgh University Press. — 1966. — 192 r.
11.
Mincer J. Investment in Human Capital and Personal Income Distribution // Journal of Political Economy. — 1958. — Vol. 66. — no 4. — Pp. 281-302. — https://doi.org/10.1086/258055
12.
Shultz T. Investment in Human Capital. N.Y.-London. — 1971. — 412 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Социодинамика» автор представил свою статью, в которой поднимается вопрос об исследовании образа социального будущего как фактоа развития инновационного потенциала работающей молодежи индустриальных регионов России. Формулируя введение в проблему, автор сосредоточивает внимание на том, что молодежь как социальная группа в силу своих биосоциальных и психологических особенностей в большей мере, чем другие возрастные группы, склонна к изобретению новых способов решения проблем, нежели к использованию накопленного опыта и опоре на имеющиеся в обществе культурные образцы. Поэтому обычно именно молодое поколение полагают наиболее открытым для освоения новшеств и обладающим творческой активностью по их созданию. Однако чтобы новационные способности молодежи трансформировались в ее инновационность, то есть восстребованную обществом реализацию активности молодежи по освоению и созданию нового, необходимы определенные условия, во многом, формируемые грамотной социальной политикой. В силу этого, в последнее время активизируются исследования, направленные на изучение проблем инновационной активности и инновационного потенциала молодого поколения. С учетом обозначенного исследовательского вектора сформулирована и основная задача - исследовать инновационный потенциал работающей молодежи индустриальных регионов в связи с ее образом социального будущего. При этом под инновационным потенциалом молодежи автор понимает набор свойств, характеристик, способностей, которые помогают молодому поколению воспринимать и разрабатывать новшества, чувствовать их необходимость, быть готовым к освоению новаций в технике, технологии и менеджменте. Следует при этом учитывать, что образ социального будущего – комплекс субъективных представлений социального субъекта, включающий в себя идеалы общественного развития, социальные ожидания и жизненные планы, выступает определенным мотивационным полем для инновационной активности молодежи, ее внутренним условием, способствующим или, напротив, препятствующим реализации инновационного потенциала, желанию молодежи осваивать новые технологии, вкладывать в свое профессиональное и личностное развитие. Выводы статьи базируются на результатах эмпирического исследования работающей молодежи, занятой на промышленных предприятиях высокой долей инновационного производства шести регионов России: Республики Башкортостан, Волгоградской, Калужской, Свердловской областей, Красноярского и Пермского краев. В рамках исследования было опрошено 1050 молодых работников в возрасте до 30 лет с высшим и средним специальным образованием. Примечательно, что в каждом регионе были отобраны предприятия высокотехнологичных отраслей экономики данных регионов, предоставляющих молодым работникам наиболее ощутимые шансы на развитие своего инновационного потенциала. Опрос работающей молодежи прошел на предприятиях авиа- и ракетостроения, машиностроения, приборостроения и транспорта, информационных технологий, космической отрасли и предприятиях связи, химической и фармацевтической промышленности, нефтедобычи и нефтепереработки, металлургического производства. Рассматривая обозначенную проблему, автор со ссылкой на результаты опроса работающей молодежи отмечает, что в исследуемых регионах молодежь имеет в своем активе определенный инновационный потенциал. На вопрос о том, есть ли у молодых работников на сегодняшний момент какая-либо творческая идея, замысел, проект, который они хотели бы реализовать, положительный ответ дал каждый второй респондент (54%). Чуть меньше (40%) молодые люди, живущие и работающие в Пермском крае, чуть активнее отвечали согласием жители Красноярского края. Среди возможных сфер реализации своих идей и проектов молодые люди указали достаточно широкий спектр, включающий в себя управление, образование, IT, медицину. Любопытным в научном плане представляется рассчитанный сводный индекс возможностей участия в инновационной деятельности как разница между суммой положительных и отрицательных оценок. Альтернатива «Моя работа сама по себе не предполагает использование новых технологий» была отнесена нами к нейтральным оценкам и не учитывалась в индексе. Из данных таблицы видно, что показатели примерно одинаковы для всех регионов, за исключением Красноярского края, где данный индекс существенно выше (составил +14), также сравнительно высоким показателем характеризуется Республика Башкортостан (+6). Заметим, что индекс скорее отражает возможности молодых работников принять участие в процессах внедрения и освоения новых технологий на предприятии, нежели возможности реализовать свои собственные идеи и проекты. Автору важно было также сгруппировать возможные виды инновационной деятельности молодежи по уровню проявляемой активности: высокий уровень предполагает творческую, креативную деятельность по предложению своих идей, разработке и продвижению собственных проектов, изобретательскую и рационализаторскую деятельность; средний уровень подразумевает скорее внедренческую, а не творческую активность – деятельность по освоению уже созданных новых технологий, нового оборудования, а также усилия по повышению своего образовательного и профессионального потенциала; к низкому уровню инновационной активности мы отнесли помимо отсутствия вообще какой-либо активности также и деятельность по самообразованию – чтение статей, просмотр вебинаров, отмеченную подавляющим числом респондентов скорее как фоновую деятельность относительно всего остального. Также в представленной статье более детально исследуются внутренние стимулы к инновационной активности: автор обратился к анализу мотивации участия молодых работников в инновационной деятельности на предприятии. Региональные различия здесь оказались несущественны, однако были обнаружены значимые статистические различия в зависимости от статуса работника на предприятии. Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи? 1. Результаты опроса молодежи показалии, что в исследуемых регионах молодое поколение обладает определенным инновационным потенциалом. Значительная часть молодых работников выражает стремление к инновационной деятельности, осваивать и внедрять новые технологии, готова предлагать и развивать свои идеи и проекты. Однако, инновационный потенциал молодежи при определенных условиях может быть успешно реализован, а может и остаться невостребованным. 2. Исследование показало, что молодежь, с одной стороны, готова к конкретным действиям, связанным с внедрением инноваций, генерированием новых идей, проектов, участием в научной и новаторской деятельности, но с другой стороны, реализация ее инновационного потенциала наталкивается на серьезные мотивационные и институциональные препятствия. Как видим, автор в целом выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Проблема, заявленная в названии статьи, автором раскрыта в полной мере, противоречий в содержании материала и основных выводах не содержится. И все же, несмотря на убедительные положительные стороны рецензируемого материала, нельзя не отметить некоторые недочеты, нуждающиеся во внимании со стороны автора. ЗАМЕЧАНИЯ: 1) автору нужно обратить внимание на недочеты в оформлении библиографии; 2) встречаются досадные ошибки, например, «во-многом», «средне-специальное» и т.д., поэтому нужно вычитать внимательно текст. После устранения недочетов допускаю возможность опубликования статьи.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"