Статья 'Эвристический потенциал теории «цифровых аборигенов» М. Пренски при исследовании современной российской молодежи' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Эвристический потенциал теории «цифровых аборигенов» М. Пренски при исследовании современной российской молодежи

Руденкин Дмитрий Васильевич

кандидат социологических наук

доцент, кафедра интегрированных маркетинговых коммуникаций и брендинга, Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

620144, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Чапаева, 16, ауд. 204

Rudenkin Dmitry

PhD in Sociology

Docent, the department of Integrated Marketing Communications and Branding, Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin

620144, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Chapaeva, 16, aud. 204

d.v.rudenkin@urfu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.9.30365

Дата направления статьи в редакцию:

23-07-2019


Дата публикации:

02-09-2019


Аннотация.

Центральный вопрос работы – перспективы применения теории «цифровых аборигенов» американского социолога М. Пренски для анализа современной российской молодежи. В ходе анализа актуальных статистических и социологических данных автор приходит к выводу, что потенциально теория «цифровых аборигенов» может достаточно точно описывать специфические особенности сознания и поведения, присущие российской молодежи. Большинство представителей молодежи в современной России взрослели в условиях стремительной цифровизации российского общества и привыкли пользоваться Интернетом очень активно. Опираясь на данные собственного социологического опроса среди молодежи г. Екатеринбурга (N = 1766, 18-24 лет), автор стремится проверить, действительно ли этот специфический контекст взросления сказывается на сознании и поведении представителей молодежи и проявляют ли они признаки «цифровых аборигенов», о которых писал М. Пренски. Ключевым итогом анализа становится вывод, что в сознании и поведении молодых людей действительно прослеживаются черты, которые, согласно теории М. Пренски должны быть характерны «цифровым аборигенам». Исследование показало, что современной российской молодежи характерны и крайне высокая интенсивность использования Интернета, и многогранность Интернет-активности, и явная установка на гедонистические практики. Все это говорит о них как о типических «цифровых аборигенах». В результате автор не только проводит ревизию теории «цифровых аборигенов» М. Пренски, но и описывает конкретный кейс использования этой теории для объяснения общественных процессов. Результаты работы могут представлять интерес как для исследователей, проявляющих интерес к оценке влияния Интернета на общественные процессы и поведенческим практикам современной молодежи.

Ключевые слова: молодежь, Интернет, Интернет-активность, Интернет-поведение, российское общество, цифровизация, цифровые мигранты, цифровые аборигены, социологическая теория, социологическое исследование

Работа подготовлена в рамках реализации гранта Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 16-29-09512 «Интернет как инструмент формирования психологической готовности молодежи к экстремистскому поведению»)

Abstract.

The pivotal question of this work is the prospects of application of the “digital natives” theory developed by the American sociologist Marc Prensky in studying the modern Russian youth. In the course of the analysis of relevant statistical and sociological data, the author comes to a conclusion that potentially the theory of “digital natives” can quite accurately describe the specificities of mentality and behavior inherent to the Russian youth. A majority of the representatives of the modern Russian youth was growing up in the conditions of rapid digitalization of the society, and became accustomed to using the Internet very actively. Leaning on the data of the personally conducted sociological survey among the youth of Yekaterinburg (N = 1766; 18-24 years of age), the author aims to verify if this peculiar context of moving into adulthood affects their mentality and behavior, as well as to the representatives of modern youth show the evidence of “digital natives” described by M. Prensky. The key conclusion lies in the statement that the mentality and behavior of young people trace the qualities that accordant to M. Prensky’s theory should be characteristic to the “digital natives”. The research demonstrates the high intensity of Internet usage, versatility of Internet activity, and clear tendency to hedonistic practices. All of the aforementioned facts testify to the typical qualities of “digital natives”. The author not only revises M. Prensky’s theory of “digital natives”, but also describes a particular instance of its application for explaining the social processes. The research results may be valuable for the scholars interested in studying the impact of Internet upon social processes and behavioral practices of modern youth.

Keywords:

digital natives, digital migrants, digitalization, Russian society, Internet behavior, Internet activity, Internet, youth, sociological theory, sociological survey

Введение

Еще в начале 2000-х гг. известный американский социолог М. Пренски предложил разграничить пользователей Интернета на два типа: «цифровых аборигенов» и «цифровых мигрантов». Метафорический смысл, который исследователь вкладывал в эти категории, был довольно прозрачным. Под «цифровыми мигрантами» он понимал тех людей, которые начинают пользоваться информационными технологиями в уже сознательном возрасте, то есть, по сути, «мигрируют» в цифровую среду. Под «цифровыми аборигенами» же, согласно его логике, следовало понимать людей, которые пользуются информационными технологиями с первых дет своей сознательной жизни, то есть фактически изначально «живут» в цифровой среде [1]. Это разграничение позднее подвергалось определенной критике: исследователи указывали как на относительную публицистичность рассуждений М. Пренски [2], так и на эмпирическую размытость выделенных им категорий пользователей [3]. Тем не менее, несмотря на некоторую справедливость подобной критики, предложенная М. Пренски классификация пользователей устоялась в социально-гуманитарной науке и нередко ложилась в основу эмпирических исследований. Вероятно, популярной в исследовательской практике ее сделали как логичность базовой идеи о различиях в опыте использования Интернета у разных поколений пользователей, так и метафорическая образность, с которой М. Пренски описывал эти различия. Многочисленные исследования, выполненные в разные годы и в разных странах мира, показывают, что эвристический потенциал подхода, который предложил М. Пренски, действительно оказался довольно велик [4-6]. В данной работе мы обратимся к материалам собственного социологического исследования и проверим, в какой мере его наработки могут быть использованы для понимания особенностей сознания и поведения современной российской молодежи

Исходная проблема: российская молодежь как «цифровые аборигены»

Рассуждая в категориях М. Пренски, мы можем сказать, что нынешние представители российской молодежи являются фактически первым поколением россиян, которых следует называть именно «цифровыми аборигенами». Интернет проникал в жизнь российского общества довольно специфически. На данный момент Интернет можно назвать одной из важных или даже неотъемлемых частей повседневного быта большинства россиян: исследования показывают, что сегодня им ежедневно пользуются от 70% до 80% населения страны [7]. Но еще недавно он имел в российском обществе отнюдь не массовое распространение. Исследования говорят о том, что еще в начале 2000-х гг. доля активных пользователей Интернета в стране была крайне низкой и оценивалась экспертами всего в несколько процентов от общей численности населения [8]. Более того, еще в 2011-2012 гг. без Интернета в своей жизни обходились больше половины россиян [9]. Его стремительное распространение в жизни российского общества началось только после 2012-2013 гг.: именно в тот момент, судя по оценкам экспертов, доля ежедневных пользователей Интернета в России превысила 50% и начала стремиться к более высоким показателям [10, с. 174]. А актуальные показатели в 70-80% и вовсе были достигнуты лишь около года назад [11]. Иными словами, в последние 5-6 лет в России создались объективные условия для вступления в жизнь первого более или менее массового поколения «цифровых аборигенов»: в отличие от прежних поколений, нынешние молодые россияне в возрасте 18-24 лет провели всю или практически всю свою сознательную жизнь в условиях массового распространения Интернета в обществе. И номинально они явно могут быть названы «цифровыми аборигенами» в том смысле, какой в этот термин вкладывал М. Пренски.

Более того, актуальные исследования показывают, что нынешние представители российской молодежи могут быть названы «цифровыми аборигенами» не только потому, что они взрослели в условиях повсеместного распространения Интернета в обществе, но и потому, что для многих из них Интернет действительно стал привычной частью жизни. Дело не только в том, что доля представителей молодежи, ежедневно пользующихся Интернетом, сейчас, по оценкам экспертов, близка к 100% [12, с. 22]. Исследования говорят о том, что Интернет появляется в их жизни очень рано (по сути, еще в детские годы) и служит основой для многих привычных им повседневных практик. Здесь, в частности, выглядят красноречивыми данные, которые были опубликованы в специальном исследовательском докладе «Детский Рунет – 2018», подготовленном при поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ: согласно тексту этого доклада, дети и подростки в современной России начинают пользоваться Интернетом уже в 4-5 лет и раньше, а к 10-11 годам абсолютное большинство из них делают это ежедневно и даже имеют для этого свое собственное устройство (чаще всего – телефон или планшет) [13]. Примечательно и другое обстоятельство: Интернет выступает для нынешних молодых россиян не только средством получения информации и общения, но и инструментом решения многих бытовых задач. Данные всероссийских исследований показывают, что 77% россиян в возрасте 18-24 лет привыкли использовать Интернет для банковских операций [14], 65% склонны относиться к нему как к ключевому источнику новостей [15], а 44% предпочитают проводить в нем свободное время [16]. Иначе говоря, термин «цифровые аборигены» напрашивается в качестве характеристики современных представителей российской молодежи. Взрослея в условиях интенсивного проникновения Интернета в жизнь общества, многие из них с детства привыкли пользоваться им каждый день и выстраивать вокруг него свою жизнь.

Эвристическая ценность наработок М. Пренски – в том, что они помогают понять специфику сознания и поведения этих молодых людей. Запрос на понимание такой специфики сейчас в российской науке артикулирован более чем отчетливо: тема Интернет-активности молодежи является одной из самых популярных у отечественных исследователей. Тем не менее, несмотря на обилие исследований по этой теме, ясное представление о том, какое влияние Интернет оказывает на специфику сознания и поведения нынешних представителей российской молодежи, в науке пока отсутствует. Устоявшаяся практика исследований в этой области, по нашим наблюдениям, несколько смещена в сторону оценки рисков, которые возникают в связи с активным использованием Интернета представителями молодежи. Российские исследователи часто рассматривают Интернет как источник множества потенциальных опасностей для молодежи: вовлечения в преступные сообщества [17], популяризации девиантного поведения [18], включения в деятельность экстремистских групп [19] или формирования зависимостей [20]. Мы согласны с тем, что выявление и оценка подобных рисков являются важной научной задачей. И даже более того – в своих предшествующих исследованиях мы и сами касались соответствующих вопросов [21]. Однако очевидно, что такие риски, при всей своей остроте, являются лишь следствием существования тех особенностей сознания и поведения, которые свойственны российской молодежи. И фокусировка исследований только на рисках и механизмах их профилактики помогает понять лишь следствие проблемы, тогда как ее исходные и глубинные причины остаются за рамками внимания.

Собственно, опора на подход М. Пренски видится нам перспективным решением, позволяющим преодолеть эту проблему. Если смотреть на нынешних молодых россиян именно как на «цифровых аборигенов», то специфика их сознания и поведения становится прозрачной и объяснимой. В своих работах американский социолог довольно подробно описывал характерные черты «цифровых аборигенов»:

· Во-первых, поскольку они с детства привыкают пользоваться Интернетом, им становится свойственно относиться к нему как к неотъемлемой части повседневной жизни.

· Во-вторых, они привыкают использовать Интернет в режиме мультизадачности и работать с большими объемами информации.

· В-третьих, они гедонисты и ориентируются на интенсивную роль развлечений в своей жизни [22].

Вероятно, этот перечень может быть дополнен другими, более частными характеристиками. М. Пренски развивал свои теоретические идеи на протяжении длительного времени, и очевидно, что его взгляды могли эволюционировать. Тем не менее, мы разделяем позицию Н.Ю. Игнатовой: именно эти свойства чаще всего приписывались М. Пренски «цифровым аборигенам» и ложились в основу как его собственных работ, так и трудов его последователей [23, с. 58].

Экстраполяция этих положений на кейс российской молодежи позволяет описать конкретные особенности, которые могут быть свойственны сознанию и поведению первых «цифровых аборигенов» современной России. Мы предполагаем, что такими особенностями могут быть отношение к Интернету как неотъемлемому атрибуту жизни, мультизадачность Интернет-активности и установка на гедонизм. Впрочем, пока это – лишь умозрительные предположения, которые базируются на экстраполяции теоретической модели (пусть и довольно убедительной) и понимании того факта, что нынешние молодые россияне взрослели в условиях повсеместного распространения Интернета в обществе. Характерны ли эти особенности для российской молодежи в действительности? Ответ на этот вопрос нуждается в специальной эмпирической диагностике.

О результатах такой диагностики мы расскажем ниже.

Методология исследования

Эмпирическое исследование, на данных которого базируется эта работа, было проведено нами в первой половине 2018-м г. в г. Екатеринбурге. Ключевым замыслом этого исследования являлась диагностика актуальных модальностей Интернет-поведения российской молодежи, а также факторов, от которых эти модальности могут зависеть.

Методом, который использовался для сбора данных, стал анкетный опрос, проведенный среди молодежи города в возрасте 14-24 лет. Представители именно этой возрастной группы были выбраны для исследования намеренно. В 2012-2013 гг., когда Интернет начал и получать в России массовое распространение, представителям этой возрастной группы было от 8 до 18 лет. То есть, по сути, люди именно этого возраста и являются первыми российскими «цифровыми аборигенами», взросление которых прошло в условия массового распространения Интернета в жизни общества.

В ходе исследования было опрошено 1766 молодых людей в возрасте 14-24 лет. Для их отбора использовалась квотная выборка, опирающаяся на критерии района проживания, пола и возраста опрошенных. Модель выборки рассчитана на основании информации о половозрастной структуре населения г. Екатеринбурга на начало 2018 г. [24]. Максимальный размер ошибки для данной модели выборки с вероятностью 95% не превышает 2,5%.

Собранные данные обрабатывались в статистической программе Vortex 8.0.

Результаты исследования: портрет российских «цифровых аборигенов»

Проведенный анализ позволяет сделать целый ряд примечательных выводов о специфике сознания и поведения молодых людей и показывает, что рассмотрение их в качестве «цифровых аборигенов» действительно оправдано. Выше мы уже отмечали, что гипотетическими особенностями таких «цифровых аборигенов» могут быть как минимум три параметра: отношение к Интернету как неотъемлемому атрибуту жизни, мультизадачность Интернет-активности и установка на гедонизм. Во время рассуждения о результатах анализа будет разумно последовательно описать данные, характеризующие реальные проявления каждого из этих параметров в жизни молодежи.

Прежде всего, Интернет действительно органично вписан в социальную реальность молодых людей и, вероятно, воспринимается ими как привычный и неотъемлемый атрибут жизни. Абсолютное большинство молодых людей, принявших участие в исследовании, описывают себя как активных пользователей Интернета (так себя характеризуют 97,2% опрошенных). Более того, многих из них напрягает перспектива на какое-то время лишиться доступа к Интернету. Оказываясь в такой ситуации, большинство из них испытывают дискомфорт: только меньшинство из них начинает искать доступ в сеть любой ценой, но при этом более половины из них не имеют ясного представления, как развлечь себя в отсутствие Интернета (См. Рис. 1). Вероятно, их ответы на этот вопрос могут даже рассматриваться как косвенный симптом формирования зависимости от Интернета. Мы полагаем, что такая оценка – излишне смелая. Все же зависимость – патологическое и устойчивое состояние [25], и для доказательства ее существования нужны убедительные аргументы. Однако в этих ответах прослеживается интенсивная интеграция Интернета в социальную реальность молодых людей. Даже в том случае, если они не являются зависимыми от Интернета в точном значении этого термина, они привыкли пользоваться им активно и постоянно, поэтому представить свою жизнь без него многим из них действительно сложно.

Рисунок 1. «Что Вы будете делать, если внезапно столкнетесь с невозможность выйти в Интернет в привычное время?» (Альтернативный вопрос, % от числа ответивших)

Показательна и структура того времени, которое молодые люди проводят в Интернете. В среднем, как показывает анализ, они тратят на посещение виртуального пространства не менее 3 часов каждый день. Конечно, нужно понимать, что их интерес к сайтам различной направленности очень неоднороден: игровые сайты, например, гораздо менее посещаемы, чем социальные сети и новостные ресурсы (См. Рис. 2). Однако такая разнородность нормальна и является естественным следствием расхождений в интересах и вкусах молодых людей. В то же время, сам факт существования ресурсов, на которых многие из них проводят даже больше 3 часов ежедневно, очень красноречив и является дополнительным доказательством важности и привычности Интернета для их повседневной жизни.

Рисунок 2. «Сколько времени в день Вы в среднем проводите на различных сайтах?» (Серия альтернативных вопросов, % от числа ответивших)

Отталкиваясь от положений, высказанных М. Пренски, мы также предполагали, что молодежи в современной России может быть свойственна мультизадачность Интернет-активности. Анализ показывает, что это предположение также скорее справедливо. Отчасти о его верности говорит как раз уже упоминавшаяся структура времени, которое молодые люди проводят в Интернете. Видно, в частности, что это время очень неоднородно. Социальные сети и новостные сайты молодые люди посещают чаще и проводят там больше времени. Но остальные сайты также имеют свою аудиторию среди молодежи. Можно сказать, что время, которое представители российской молодежи проводят в Интернете, очень разнородно и не локализуется в пространстве какого-то одного типа сайтов. Интернет является для них очень многогранным информационным пространством, на базе которого они решают многие задачи. Собственно, об этом же говорит и перечень тех целей, ради достижения которых многие из них, по собственным ощущениям, заходят в Интернет (См. Рис. 3). Видно, что названные ими цели очень разносторонни. Таким образом, тезис о мультизадачности Интернет-активности российской молодежи, судя по нашим данным, справедлив.

Рисунок 3. «Для чего Вы обычно пользуетесь Интернетом?»

(Поливариантный вопрос, % от числа ответивших)

Впрочем, в ответах на этот вопрос, прослеживается еще одно важное обстоятельство. Судя по ним, Интернет-активность молодых людей не только очень многогранна, но и имеет выраженный развлекательный, гедонистический уклон. Видно, что одними из ведущих мотивов посещения Интернета для многих из них оказываются общение, прослушивание музыки, просмотр видео, поиск информации. Справедливости ради, нельзя сказать, что именно развлечение становится для молодежи ведущим мотивом использования Интернета: среди названных целей есть и другие, отнюдь не развлекательные варианты. Но все же именно эти варианты оказываются среди лидеров по популярности. Утилитарные цели посещения Интернета (такие, как работа или учеба) в ответах опрошенных звучат существенно реже. Поэтому мы можем сказать, что в целом Интернет-активность опрошенных молодых людей тяготеет именно в сторону гедонизма, развлечения. Таким образом, подтверждается и третье предположение о специфике сознания и поведения этих молодых людей, которое мы выдвигали, опираясь на теорию М. Пренски.

Вероятно, дополнительным индикатором, который также говорит о гедонизме молодых людей, являются и те мероприятия, о которых они ищут информацию в Интернете. Надо признать, что Интернет для поиска информации о различных мероприятиях используют далеко не все из них. 52,9% опрошенных говорят о том, что вообще никогда не были на мероприятиях, про которые узнали через Интернет. Но все же это делают многие из них, практически половина. И перечень тех мероприятий, про которые они узнают через Интернет, показателен (См. Рис. 4). Среди названных вариантов ведущее место занимают именно развлекательные мероприятия: прогулки, флешмобы, экскурсии. Остальные варианты если и называются, то отходят на второй план. И даже более того, никто из опрошенных не назвал при ответе на вопрос такие варианты, как «конференции», «семинары», «тренинги» (хотя все они были включены в перечень возможных вариантов ответа). На наш взгляд, такое распределение ответов тоже говорит о том, что установки, на которых базируется Интернет-активность опрошенных (а возможно, и их жизнь в целом) в основном тяготеют именно к гедонизму. Иными словами, исходное предположение, которое мы выдвигали с опорой на теорию М. Пренски, находит подтверждение.

Рисунок 4. «О каких интересных для себя мероприятиях Вы узнаете через Интернет?»

(Поливариантный вопрос, % от числа ищущих в Интернете информацию о мероприятиях)

В целом проведенный анализ приводит нас к выводу, что предложенный М. Пренски концепт «цифровые аборигены» действительно применим к современной российской молодежи. Анализ показывает, что нынешние представители российской молодежи могут быть обозначены как первые для России «цифровые аборигены» не только потому, что их годы взросления пришлись на период повсеместного распространения Интернета в обществе. В самой специфике сознания и поведения этих молодых людей прослеживаются именно те черты, которые М. Пренски считал характерными для «цифровых аборигенов». Во-первых, Интернет стал для них абсолютно привычным и неотъемлемым атрибутом повседневной действительности: наверное, их нельзя назвать в полном смысле зависимыми от Интернета, но они привыкли проводить в нем много времени и потенциальная ситуация невозможности выйти в Сеть вызывает у большинства из них растерянность. Во-вторых, в своем Интернет-поведении они очень многогранны: большинство из них называет сразу много целей использования Интернета, а структура времени, которое они проводят в виртуальном пространстве, весьма разнородна и распределена между множеством разных по своему профилю сайтов. В-третьих, их Интернет-активность тяготеет к гедонизму: Интернет становится для большинства из них площадкой для коммуникации, проведения досуга, потребления медиа-контента, тогда как для работы или учебы его используют лишь немногие. Таким образом, анализ показывает, что многие из нынешних представителей российской молодежи действительно обладают очевидными признаками «цифровых аборигенов».

Заключение

На написание этой работы нас вдохновило стремление оценить объяснительный потенциал теоретических наработок М. Пренски при анализе особенностей сознания и поведения современной российской молодежи. Анализ, который был выполнен нами в ходе исследования, показывает, что идеи М. Пренски действительно обладают большим эвристическим потенциалом и объяснительными возможностями при анализе российских реалий. Концепт «цифровые аборигены», предложенный М. Пренски, оказывается не только образной, но и содержательно точной характеристикой нынешних представителей российской молодежи.

Взросление в условиях повсеместного распространения Интернета в обществе сказалось на сознании и поведении нынешних молодых россиян. Они начинают пользоваться Интернетом очень рано и привыкают к нему как к неотъемлемому атрибуту жизни. Скорее всего, их было бы не совсем правильно называть зависимыми от Интернета, но все же они настолько привыкают им пользоваться, что ситуация отсутствия доступа в Сеть многими из них воспринимается как дискомфортная. Векторы их Интернет-поведения очень многогранны: они привыкли посещать множество сайтов и действуют в режиме мультизадачности. Но при этом доминирующей мотивацией использования Интернета для большинства из них становится стремление к развлечению и общению. Иначе говоря, в их сознании и поведении прослеживаются именно те свойства, которые согласно логике М. Пренски, и должны быть характерны «цифровым аборигенам».

Поэтому можно сказать, что теоретические наработки М. Пренски не только являются метафорически точными, но и помогают объяснить реальные социальные процессы. По крайней мере, с опорой на идеи этого американского социолога можно довольно логично объяснить специфику сознания и поведения, которая в настоящий момент свойственна российской молодежи.

Разумеется, нам в данном случае хотелось бы воздержаться от окончательных и категоричных выводов. Как сами теоретические идеи М. Пренски, так и их применимость к анализу различных эмпирических кейсов нуждаются дополнительном углубленном изучении. Один из ключевых вопросов – насколько специфическим является сознание и поведение «цифровых аборигенов» и в какой мере они отличаются от того, что характерно «цифровым мигрантам»? Специфика исследовательского инструментария не давала нам получить ответ на этот вопрос в ходе своего исследования, но его важность очень высока. Этот, как и многие другие аналитические вопросы, несомненно, еще должны стать предметом дальнейших исследований.

Однако в любом случае сам подход М. Пренски представляется нам перспективным для дальнейших исследований в области различных аспектов влияния Интернета на общество.

Библиография
1.
Prensky M. Digital Natives, Digital Immigrants // On the Horizon. – 2001. – №9(5-6); P. 1 – 6. DOI: 10.1108/10748120110424816
2.
Blankenship, R. Are Digital Natives Real? Exploring The Myths And Realities Of The Digital Native Existence // INTED2017 Proceedings. P. 7826–7826. DOI: 10.21125/inted.2017.1832
3.
Sanches J., Salinas A., Contreas D., Meyer E. Does the new digital generation of learners exist? A qualitative study // British journal of educational technology. – 2011. – № 42 (4). – P. 543-556. DOI: 10.1111/j.1467-8535.2010.01069.x.
4.
Nelissen, S., & Bulck, J. V. D. When digital natives instruct digital immigrants: active guidance of parental media use by children and conflict in the family // Information, Communication & Society. – 2017. – № 21(3); P. 375-387. DOI: 10.1080/1369118x.2017.1281993
5.
Šorgo, A., Bartol, T., Dolničar, D., & Podgornik, B. B. Attributes of digital natives as predictors of information literacy in higher education // British Journal of Educational Technology. – 2016. – №48(3); P. 749 – 767. DOI: 10.1111/bjet.12451
6.
Ohme, J. When digital natives enter the electorate: Political social media use among first-time voters and its effects on campaign participation // Journal of information technology & politics. – 2019. – №16(2); P. 119 – 136. DOI: 10.1080/19331681.2019.1613279
7.
Жизнь без интернета: рай или апокалипсис? [Электронный ресурс] // Официальный сайт Всероссийского центра изучения общественного мнения [сайт] URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9681 (Дата обращения: 22.07.2019)
8.
Исследование Mail.ru Group к 25-летию Рунета [Электронный ресурс] // Официальный сайт компании «Mail.ru» [сайт]. URL: https://corp.mail.ru/ru/press/infograph/10391/ (Дата обращения: 22.07.2019)
9.
Аудитория Интернета в России: состояние, тенденции и перспективы развития. Отраслевой доклад управления телерадиовещания и средств массовых коммуникаций // Официальный федерального агентства по печати и массовым коммуникациям [сайт]. URL: http://www.fapmc.ru/rospechat/activities/reports/2010/item1736.html (Дата обращения: 22.07.2019)
10.
Волченко О.В. Динамика цифрового неравенства в России // Мониторинг общественного мнения. – 2016. – № 5. – С. 163 – 182. DOI: 10.14515/monitoring.2016.5.10
11.
Каждый четвертый россиянин имеет высокий уровень цифровой грамотности [Электронный ресурс] // Официальный сайт аналитического центра «НАФИ» [сайт]. URL: https://www.nafi.ru/analytics/tsifrovaya-gramotnost/(Дата обращения: 22.07.2019)
12.
Радаев В.В. Миллениалы на фоне предшествующих поколений: эмпирический анализ // Социологические исследования. – 2018. – № 3. – С. 15 – 33. DOI: 10.7868/S0132162518030029
13.
Детский Рунет 2018. Отраслевой доклад. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Института исследований Интернета [сайт]. URL: https://internetinstitute.ru/detskii-runet-2018-otraslevoi-doklad/ (Дата обращения: 22.07.2019)
14.
Цифровизация услуг в России: уже на пороге. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Всероссийского центра изучения общественного мнения [сайт]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9667 (Дата обращения: 22.07.2019)
15.
поколений пользователей: как меняется поведение россиян в сети 2017 [Электронный ресурс] // Портал ThinkWithGoogle [сайт]. URL: https://www.thinkwithgoogle.com/intl/ru-ru/insights-trends/user-insights/5-generations/ (дата обращения: 22.07.2019)
16.
А на досуге мы танцем буги-вуги [Электронный ресурс] // Официальный сайт Всероссийского центра изучения общественного мнения [сайт]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116559 (дата обращения: 22.07.2019)
17.
Абрадова Е. С., Кисловская Е. В. Молодежь в социальных сетях // Власть. – 2018. – № 3. – С. 150 – 153.
18.
Ивченков С.Г., Титовская О.А. Молодёжь под влиянием компьютера: социологический анализ // Наука, образование, общество. – 2016. – № 3. – С. 103 – 109.
19.
Пшеничная О.В. Экстремизм в Интернете // Современные научные исследования и разработки. – 2017. – № 5. – С. 507 – 510.
20.
Варламова С.Н., Гончарова Е.Р, Соколова И.В. Интернет-зависимость молодежи мегаполисов: критерии и типология // Мониторинг общественного мнения. – 2015. – № 2. – С. 165 – 182. DOI: 10.14515/monitoring.2015.2.11
21.
Тагильцева Ю.Р., Воробьева И.В., Кружкова О.В., Руденкин Д.В., Бабикова М.Р., Никифорова Д.М. Интернет-механизмы вовлечения в экстремистские сообщества // Российский психологический журнал. – 2019. – № 1. – С. 189 – 218. DOI:10.21702/rpj.2019.1.9
22.
Prensky M. Our Brains Extended // Technology-Rich Learning. – 2013. – №70(6); P.22-27.
23.
Игнатова Ю.Н. Цифровые аборигены: взгляд со стороны // Открытое и дистанционное образование. – 2017. – № 1 (65). – С. 58 – 65.
24.
Численность и возрастно-половой состав населения Свердловской области [Электронный ресурс] // Официальный сайт Управления Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области и Курганской области [сайт] URL: http://sverdl.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/sverdl/ru/statistics/sverdlStat/population/ (Дата обращения: 22.07.2019)
25.
Гайнцев Е.Г. Мотивация интернет пользователей, или почему возникает зависимость от интернета // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2015. – № 2. – С. 65 – 67
References (transliterated)
1.
Prensky M. Digital Natives, Digital Immigrants // On the Horizon. – 2001. – №9(5-6); P. 1 – 6. DOI: 10.1108/10748120110424816
2.
Blankenship, R. Are Digital Natives Real? Exploring The Myths And Realities Of The Digital Native Existence // INTED2017 Proceedings. P. 7826–7826. DOI: 10.21125/inted.2017.1832
3.
Sanches J., Salinas A., Contreas D., Meyer E. Does the new digital generation of learners exist? A qualitative study // British journal of educational technology. – 2011. – № 42 (4). – P. 543-556. DOI: 10.1111/j.1467-8535.2010.01069.x.
4.
Nelissen, S., & Bulck, J. V. D. When digital natives instruct digital immigrants: active guidance of parental media use by children and conflict in the family // Information, Communication & Society. – 2017. – № 21(3); P. 375-387. DOI: 10.1080/1369118x.2017.1281993
5.
Šorgo, A., Bartol, T., Dolničar, D., & Podgornik, B. B. Attributes of digital natives as predictors of information literacy in higher education // British Journal of Educational Technology. – 2016. – №48(3); P. 749 – 767. DOI: 10.1111/bjet.12451
6.
Ohme, J. When digital natives enter the electorate: Political social media use among first-time voters and its effects on campaign participation // Journal of information technology & politics. – 2019. – №16(2); P. 119 – 136. DOI: 10.1080/19331681.2019.1613279
7.
Zhizn' bez interneta: rai ili apokalipsis? [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Vserossiiskogo tsentra izucheniya obshchestvennogo mneniya [sait] URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9681 (Data obrashcheniya: 22.07.2019)
8.
Issledovanie Mail.ru Group k 25-letiyu Runeta [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait kompanii «Mail.ru» [sait]. URL: https://corp.mail.ru/ru/press/infograph/10391/ (Data obrashcheniya: 22.07.2019)
9.
Auditoriya Interneta v Rossii: sostoyanie, tendentsii i perspektivy razvitiya. Otraslevoi doklad upravleniya teleradioveshchaniya i sredstv massovykh kommunikatsii // Ofitsial'nyi federal'nogo agentstva po pechati i massovym kommunikatsiyam [sait]. URL: http://www.fapmc.ru/rospechat/activities/reports/2010/item1736.html (Data obrashcheniya: 22.07.2019)
10.
Volchenko O.V. Dinamika tsifrovogo neravenstva v Rossii // Monitoring obshchestvennogo mneniya. – 2016. – № 5. – S. 163 – 182. DOI: 10.14515/monitoring.2016.5.10
11.
Kazhdyi chetvertyi rossiyanin imeet vysokii uroven' tsifrovoi gramotnosti [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait analiticheskogo tsentra «NAFI» [sait]. URL: https://www.nafi.ru/analytics/tsifrovaya-gramotnost/(Data obrashcheniya: 22.07.2019)
12.
Radaev V.V. Millenialy na fone predshestvuyushchikh pokolenii: empiricheskii analiz // Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2018. – № 3. – S. 15 – 33. DOI: 10.7868/S0132162518030029
13.
Detskii Runet 2018. Otraslevoi doklad. [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Instituta issledovanii Interneta [sait]. URL: https://internetinstitute.ru/detskii-runet-2018-otraslevoi-doklad/ (Data obrashcheniya: 22.07.2019)
14.
Tsifrovizatsiya uslug v Rossii: uzhe na poroge. [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Vserossiiskogo tsentra izucheniya obshchestvennogo mneniya [sait]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9667 (Data obrashcheniya: 22.07.2019)
15.
pokolenii pol'zovatelei: kak menyaetsya povedenie rossiyan v seti 2017 [Elektronnyi resurs] // Portal ThinkWithGoogle [sait]. URL: https://www.thinkwithgoogle.com/intl/ru-ru/insights-trends/user-insights/5-generations/ (data obrashcheniya: 22.07.2019)
16.
A na dosuge my tantsem bugi-vugi [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Vserossiiskogo tsentra izucheniya obshchestvennogo mneniya [sait]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116559 (data obrashcheniya: 22.07.2019)
17.
Abradova E. S., Kislovskaya E. V. Molodezh' v sotsial'nykh setyakh // Vlast'. – 2018. – № 3. – S. 150 – 153.
18.
Ivchenkov S.G., Titovskaya O.A. Molodezh' pod vliyaniem komp'yutera: sotsiologicheskii analiz // Nauka, obrazovanie, obshchestvo. – 2016. – № 3. – S. 103 – 109.
19.
Pshenichnaya O.V. Ekstremizm v Internete // Sovremennye nauchnye issledovaniya i razrabotki. – 2017. – № 5. – S. 507 – 510.
20.
Varlamova S.N., Goncharova E.R, Sokolova I.V. Internet-zavisimost' molodezhi megapolisov: kriterii i tipologiya // Monitoring obshchestvennogo mneniya. – 2015. – № 2. – S. 165 – 182. DOI: 10.14515/monitoring.2015.2.11
21.
Tagil'tseva Yu.R., Vorob'eva I.V., Kruzhkova O.V., Rudenkin D.V., Babikova M.R., Nikiforova D.M. Internet-mekhanizmy vovlecheniya v ekstremistskie soobshchestva // Rossiiskii psikhologicheskii zhurnal. – 2019. – № 1. – S. 189 – 218. DOI:10.21702/rpj.2019.1.9
22.
Prensky M. Our Brains Extended // Technology-Rich Learning. – 2013. – №70(6); P.22-27.
23.
Ignatova Yu.N. Tsifrovye aborigeny: vzglyad so storony // Otkrytoe i distantsionnoe obrazovanie. – 2017. – № 1 (65). – S. 58 – 65.
24.
Chislennost' i vozrastno-polovoi sostav naseleniya Sverdlovskoi oblasti [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Upravleniya Federal'noi sluzhby gosudarstvennoi statistiki po Sverdlovskoi oblasti i Kurganskoi oblasti [sait] URL: http://sverdl.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/sverdl/ru/statistics/sverdlStat/population/ (Data obrashcheniya: 22.07.2019)
25.
Gaintsev E.G. Motivatsiya internet pol'zovatelei, ili pochemu voznikaet zavisimost' ot interneta // Gumanitarnye, sotsial'no-ekonomicheskie i obshchestvennye nauki. – 2015. – № 2. – S. 65 – 67

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – эвристический потенциал концепта «цифровых аборигенов» М. Пренски для исследования Интернет-поведения современной российской молодёжи (на примере г. Екатеринбурга). Методология исследования основана на сочетании теоретического и эмпирического подходов с применением методов анализа, анкетирования, обобщения, сравнения, синтеза. Актуальность исследования обусловлена важностью Интернета в жизни современных людей (особенно молодёжи) и, соответственно, необходимостью изучения особенностей Интернет-поведения молодых людей и его интерпретации, в том числе с применением метафорического концепта «цифровых аборигенов» М. Пренски. Научная новизна связана с полученными автором эмпирическими данными об особенностях Интернет-поведения 1766 молодых людей 14–24 лет, а также выводами о том, что предложенный М. Пренски метафорический концепт «цифровые аборигены» применим к современной российской молодёжи. Нынешние молодые люди могут быть обозначены как первые для России «цифровые аборигены» не только хронологически. Интернет стал для них неотъемлемым и многоцелевым атрибутом повседневной действительности. Стиль изложения научный. Статья написана русским литературным языком. Структура рукописи включает следующие разделы: Введение (американский социолог М. Пренски, два типа пользователей Интернета – «цифровые аборигены» и «цифровые мигранты», эвристический потенциал подхода М. Пренски, понимание особенностей сознания и поведения современной российской молодёжи), Исходная проблема: российская молодежь как «цифровые аборигены» (Интернет в жизни российского общества, исследования 2000-х гг., объективные условия для вступления в жизнь первого массового поколения «цифровых аборигенов» 18–24 лет, Интернет как часть жизни, основа привычных повседневных практик, решения бытовых задач, данные доклада «Детский Рунет – 2018», эвристическая ценность наработок М. Пренски для понимания специфики сознания и поведения молодых людей, тема Интернет-активности молодёжи в российской науке, Интернет как источник потенциальных опасностей для молодёжи, характерные черты «цифровых аборигенов»), Методология исследования (эмпирическое исследование, 2018 г., г. Екатеринбург, актуальных модальностей и факторов Интернет-поведения российской молодёжи, анкетный опрос, 1766 молодых людей 14–24 лет, квотная выборка), Результаты исследования: портрет российских «цифровых аборигенов» (ответы на вопросы «Что Вы будете делать, если внезапно столкнетесь с невозможность выйти в Интернет в привычное время?», «Сколько времени в день Вы в среднем проводите на различных сайтах?», «Для чего Вы обычно пользуетесь Интернетом?», «О каких интересных для себя мероприятиях Вы узнаете через Интернет?»), Заключение (выводы), Библиография. Раздел «Методология исследования», возможно, следует именовать «Методика исследования». Текст включает четыре рисунка. Число значащих цифр в записи эмпирических данных в основном тексте и на рисунках должно быть единообразным (последние нули в числах на рисунках, по-видимому, излишни). Содержание в целом соответствует названию. В то же время относительно формулировки заголовка не ясно, является ли подход М. Пренски «теорией» (если является, то теорией чего?) и можно ли в рамках статьи вести речь об «исследовании современной российской молодёжи» в целом либо только в части Интернет-поведения и на примере населения отдельного города-мегаполиса. Представление выборки в виде единого целого не целесообразно. Следует привести разбивку (и, соответственно, анализ полученных данных) в зависимости от пола и возраста (как минимум), уровня образования, социального статуса, рода занятий и т.п. Описательная статистика мало информативна. В связи с этим назначение статистической программы Vortex 8.0 не ясно. Желательно привести результаты анализа различий, корреляционного, регрессионного, факторного анализа. Библиография включает 25 источников отечественных и зарубежных авторов – научные статьи, Интернет-ресурсы. Библиографические описания некоторых источников нуждаются в корректировке в соответствии с ГОСТ и требованиями редакции, например: 1. Prensky M. Digital Natives, Digital Immigrants // On the Horizon. – 2001. – Vol. 9. – № 5–6. – P. 1–6. 2. Blankenship R. Are Digital Natives Real? Exploring The Myths And Realities Of The Digital Native Existence // INTED2017 Proceedings. – Место издания ???, Год издания ???. – P. 7826–7826. 7. Жизнь без интернета: рай или апокалипсис? – URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9681 (дата обращения: 22.07.2019). 15. ??? поколений пользователей: как меняется поведение россиян в сети 2017. – URL: https://www.thinkwithgoogle.com/intl/ru-ru/insights-trends/user-insights/5-generations (дата обращения: 22.07.2019). Для зарубежных журналов том обозначен как номер, номер не указан, что следует исправить. Апелляция к оппонентам (Волченко О. В., Радаев В. В., Абрадова Е. С., Кисловская Е. В., Ивченков С. Г., Титовская О. А., Пшеничная О. В., Варламова С. Н., Гончарова Е. Р, Соколова И. В., Тагильцева Ю. Р., Воробьева И. В., Кружкова О. В., Руденкин Д. В., Бабикова М. Р., Никифорова Д. М., Игнатова Ю. Н., Гайнцев Е. Г., Prensky M., Blankenship R., Sanches J., Salinas A., Contreas D., Meyer E., Nelissen S., Bulck J. V. D., Šorgo A., Bartol T., Dolničar D., Podgornik B. B., Ohme J.) в целом имеет место. Однако в разделе «Результаты исследования: портрет российских “цифровых аборигенов”» обращение к данным иных исследователей практически отсутствует. Обсуждение полученных результатов желательно усилить. Замечен ряд опечаток: от 70% до 80% населения страны – от 70 до 80 % населения страны; (См. Рис. 1) – (рисунок 1) (ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ). Сокращение РФ использовать не следует. В целом рукопись соответствует основным требованиям, предъявляемым к научным статьям. Материал представляет интерес для читательской аудитории и после доработки может быть опубликован в журнале «Социодинамика» (рубрика «Социальные исследования и мониторинг»).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"