Статья 'Межэтническое взаимодействие и социальная интеграция населения как взаимосвязанные процессы (по результатам социологического исследования в Алтайском крае)' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Межэтническое взаимодействие и социальная интеграция населения как взаимосвязанные процессы (по результатам социологического исследования в Алтайском крае)

Шахова Екатерина Владимировна

аспирант, кафедра психологии коммуникаций и психотехнологий, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Алтайский государственный университет»

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнул, пр. Ленина, 61

Shakhova Ekaterina Vladimirovna

Postgraduate student, the department of Psychology of Communications and Psychotechnologies, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnul, pr. Lenina, 61

EWS05@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Максимова Светлана Геннадьевна

доктор социологических наук

профессор, заведующий кафедрой психологии коммуникаций и психотехнологий, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Алтайский государственный университет»

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, пр. Ленина, 61

Maksimova Svetlana Gennad'evna

Doctor of Sociology

Professor, Head of the department of Psychology of Communications and Psychotechnologies, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, pr. Lenina, 61

svet-maximova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.8.30007

Дата направления статьи в редакцию:

16-06-2019


Дата публикации:

17-06-2019


Аннотация.

Предметом исследования данной статьи является изучение взаимосвязи между процессами межэтнического взаимодействия и социальной интеграции населения. В статье дается определения понятиям «межэтническое взаимодействие», «социальная интеграция», «межнациональное общение». Отмечено, для Алтайского края, как полиэтничного региона Российской Федерации, данные вопросы являются одними их ключевых в сфере государственного управления. Деятельность политики нашей страны и ее регионов направлена на развитие и укрепление межэтнических отношений, играющих важную роль в построении гармоничного гражданского общества, основанного на принципах равноправия народов. Основным методом исследования является анкетный опрос населения региона, который был проведен на территории Алтайского края в 2016, 2017, 2018 гг. Межэтнические взаимодействия в Алтайском крае характеризуются низким уровнем напряженности, доминированием нормальных, доброжелательных отношений, способствующих общественному согласию. Социальная интеграция жителей региона характеризуется постоянством ее низких показателей, преобладанием средних и высоких значений. Выявлена значимая взаимосвязь между индикаторами «уровень межэтнического взаимодействия» и «уровень социальной интеграции населения». Это необходимо учитывать при реализации государственной национальной политики региона.

Ключевые слова: межэтническое взаимодействие, интеграция, социальная интеграция, многонациональное общество, межэтническое общение, межнациональные отношения, Алтайский край, полиэтничный регион, регион Российской Федерации, национальная политика региона

Публикация подготовлена в рамках выполнения гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки ведущих научных школ НШ-6535.2018.6 «Социальные риски и безопасность в условиях трансформации миграционных процессов в азиатском приграничье России» (2018-2019).

Abstract.

The subject of this research is the examination of correlation between the processes of interethnic cooperation and social integration of population. The definitions are given to the concepts of “interethnic cooperation”, “social integration”, and “interethnic communication”. It is noted that for Altai Krai, as a polyethnic region of the Russian Federation, these questions are considered as crucial in the area of public administration. Policy of the Russian Federation and its regions is aimed at the development and strengthening of interethnic relations that play an essential role in structuring a harmonious civil society founded on the principles of the equality of nations. The main research method became the questionnaire-based survey, conducted among the population of Altai Krai in 2016, 2017, and 2018. Interethnic cooperation in Altai Krai is characterized with the low level of tension, prevalence of welcoming and friendly relations that contribute to social harmony. The authors determine a significant correlation between the indicators “the level of interethnic cooperation” and “the level of social integration of population”. It must be taken into account in terms of implementation of the state ethnic policy of the region.  

Keywords:

polyethnic region, Altai region, Intergovernmental relations, nter-ethnic communication, multinational society, social integration, integration, inter-ethnic interaction, region of the Russian Federation, national policy of the region

Для современного многонационального общества вопросы межэтнического взаимодействия и социальной интеграции населения носят актуальный характер. Данным процессам с давних времен уделяется большое внимание со стороны научного сообщества. Процессу социального взаимодействия посвящены работы таких ученых, как Дж. Мид, Т. Парсонс, А. Р. Редклифф-Браун и другие [8, 10, 11, 12, 18]. Процессы социальной интеграции населения рассматриваются в научных трудах П. Бергера и Т. Лукмана, М. Вебера, Э. Гидденса, Э. Дюркгейма, Ю. Хабермаса и других [2, 4, 6, 14, 15, 16].

Межэтническое взаимодействие – это «разнообразные контакты между этносами, которые приводят к изменению индивидуальных и социальных характеристик каждой из этнических групп или их представителей, которые взаимодействуют между собой, и к интеграции их определенных свойств» [13]. Одним из базовых элементов межэтнического взаимодействия является межнациональное общение. В современном обществе необходимо добиваться высокого уровня культуры межнационального общения, так как она воспитывает взаимоуважение у людей разных национальностей, помогает в интеграции наций, способствует укреплению межнациональных отношений. Межнациональное общение представляет собой «обусловленную социальной потребностью активную деятельность наций и народностей по взаимному познанию и выражению своего отношения к национальному» [1, с. 19]. «Межнациональные отношения в государстве представляют собой сложный конгломерат социальных взаимодействий между населяющими его территорию народами по поводу различных аспектов общественной жизни» [9].

Для высокого уровня культуры межэтнического общения присущи следующие характеристики: знание языков межнационального общения, патриотическое сознание, уважительное отношение к культурам, традициям и обычаям других людей, потребность применять на практике нормы и правила культуры межэтнического общения и другие [3, 17].

Стоит отметить, что под культурой межэтнического общения понимается не просто совокупность определенных умений, знаний, но и соответствующее поведение среди представителей разных национальностей. Высокий уровень межэтнического общения оказывает положительное влияние на взаимодействие между представителями разных национальностей, на межэтническую ситуацию в обществе, на социальную интеграцию населения.

Под понятием «социальная интеграция» чаще всего понимают «состояние и процесс объединения в единое целое, сосуществование ранее разрозненных частей и элементов системы вместе, на основе их взаимозависимости и взаимодополняемости, в том числе как процесс гармонизации отношений между различными социальными группами» [5]. По мнению Т. И. Заславской социальная интеграция общества является условием достижения и реализации, жизненно важных для него целей и интересов, то есть фактором устойчивого развития [7].

Социальная интеграция отражает совокупность различных взаимодействий человека и социокультурной среды. В идеале, условия для успешной интеграции человека должно создавать общество, однако необходимые действия к максимально эффективному «встраиванию» индивида в социокультурные отношения безусловно должен предпринять и сам индивид. Чем выше степень процессов взаимной симпатии, принятия и установления доверия в рамках совместной деятельности, тем выше уровень социальной интеграции населения.

Стоит отметить, что цельной и единой теории, которая объясняла бы, какие основания являются универсальными для интеграции как индивида, так и общества в целом, нет.

Процессы социальной интеграции населения и межэтнического взаимодействия имеют определенную специфику проявления в зависимости от региона. Для Алтайского края, как полиэтничного региона Российской Федерации, вопросы регулирования межэтнического взаимодействия и социальной интеграции населения является одними их ключевых в сфере государственного управления. Деятельность политики нашей страны и ее регионов направлена на развитие и укрепление межэтнических отношений, играющих важную роль в построении гармоничного гражданского общества, основанного на принципах равноправия народов.

С целью изучения особенностей проявления межэтнических взаимодействий и социальной интеграции населения в Алтайском крае и их взаимосвязи нами было проведено социологическое исследование. В исследовании был использован метод анкетного опроса населения Алтайского края в 2016, 2017 и 2018 гг. Общее количество участников опроса населения составило 3722. Национальный состав респондентов представлен различными нациями (их более 40). Больше всего русских респондентов (86,8%), а также немцев (1,8%), армян (1,3%), украинцев (0,7%), казахов (0,5%), белорусов (0,2%), татар (0,2%). Также есть представители смешанных семей, представителей двух народов одновременно, среди них русские-немцы (1,1%), русские-украинцы (1,0%) и многие другие.

Для изучения связи между процессами межэтнического взаимодействия и социальной интеграции населения нами были созданы и рассчитаны индексы «уровень межэтнического взаимодействия» и «уровень социальный интеграции». Они были посчитаны на основе нескольких показателей, отражающих данные процессы, что позволило рассмотреть каждый из них в комплексе.

Индекс «уровень межэтнического взаимодействия» включает в себя показатели наличия (или отсутствия) враждебного отношения к представителям других национальностей и к себе со стороны представителей других национальностей, а также их частоту; степень риска массовых кровопролитных столкновений на национальной почве в стране, в месте проживания; оценку взаимоотношений между людьми различных национальностей в крае; степень ощущения межнациональной напряженности в месте проживания.

Индекс «уровень межэтнического взаимодействия» представлен тремя индикаторами:

напряженные, конфликтные межэтнические взаимодействия;

нормальные, бесконфликтные межэтнические взаимодействия;

доброжелательные, способствующие общественному согласию межэтнические взаимодействия.

В соответствии с этим вся выборочная совокупность была разбита на три группы. Для того, чтобы выявить различия в полученных группах, был применен непараметрический критерий H-тест по методу Крускала и Уоллиса. Значимые различия были выявлены по показателям, характеризующим социальную интеграцию населения (p<0,05). Среди них: ассоциативная связь с гражданином России (асимпт. знач. = 0,002), с жителями своего края (0,0001), с жителями своего города (села) (0,0001), с представителями одной веры (0,001), с людьми одного поколения (0,001), с людьми одной профессии (0,0001), с людьми одного достатка (0,0001), с людьми, близкими по политическим взглядам (0,019); проявление чувства гордости за страну (0,0001); наличие (или отсутствие) народного единства (0,0001).

Ассоциативная связь с гражданином России наиболее актуальна в группе лиц, указывающей на доброжелательные межэтнические взаимодействия (98,1%). Не ощущающие такой связи в этой группе составили 1,2%. С увеличением напряженности межэтнических отношений среди населения, увеличивается и отсутствие ассоциации с россиянами (3,3% в группе с нормальным межэтническим взаимодействием, 5,5% в группе с напряженным межэтническим взаимодействием) (рисунок 1).

Рисунок 1 – Ассоциация с гражданином России, %.

В группе, указывающей на благоприятные межэтнические взаимодействия, наиболее часто (в сравнении с двумя другими группами) испытывают близость в значительной степени с различными общностями: граждане России (82,8%), жители своего города, села (80,3%), жители своего края (78,3%), люди одного поколения (62,4%), люди одной профессии (53,4%), люди одного достатка (47,6%). Менее популярны для данной группы следующие ответы по этому вопросу: «испытываю близость в небольшой степени», «крайне редко», «не ощущаю близости».

Гордость за нашу страну чаще испытывает население, характеризующее отношения между представителями разных национальностей как доброжелательное – 95,3% (89,1% – в группе «нормальные межэтнические взаимодействия», 80,8% – в группе «напряженные межэтнические взаимодействия») (рисунок 2).

Рисунок 2 – Чувство гордости за страну, %.

В группе, отметившей межэтнические взаимодействия как доброжелательные, большая часть указывает на то, что в современной России есть народное единство – 70,1%, что на порядок выше того, как на данный вопрос ответили в группе, указывающей на нормальные отношения (59,4%) и напряженные (41,7%) (рисунок 3).

Рисунок 3 – Наличие или отсутствие в России народного единства, %.

Наблюдаются значимые различия между ответами в группах, указывающих на доброжелательные, нормальные и напряженные межэтнические взаимодействия при определении того, что же конкретно способствует единению России. Значимые различия выявлены по следующим показателям: мирная жизнь между всеми нациями (ассимпт. знач. = 0,0001), любовь к своей стране (0,0001), менталитет и культура россиян (0,03), взаимопомощь жителей (0,001), объединение всех россиян в трудные минуты (0,01), в том числе во время выборов 2011-2012 гг. (0,001), во время присоединения Крыма и Севастополя) (0,004), совместное участие населения в различных массовых мероприятиях (0,001), отсутствие войн (0,001). Все, способствующие объединению факторы наиболее актуализированы в группе людей, характеризующих межэтнические взаимодействия как доброжелательные (таблица 1).

Таблица 1 – Факторы, способствующие единению народа России, %.

Что способствует единению народа России?

Напряженные межэтнические взаимодействия

Нормальные межэтнические взаимодействия

Доброжелательные межэтнические взаимодействия

Все нации мирно уживаются между собой

14,9

26,2

40,6

В трудные минуты Россия объединяется

51,7

64,5

64,2

Люди стараются помогать друг другу

34,5

29,3

38,9

Это в нашем менталитете, культуре

24,7

28,3

33,5

В стране нет войн

25,3

23,3

32,2

Люди вместе участвуют в массовых спортивных, культурных мероприятиях

16,7

22,4

29,0

Люди любят свою страну

24,1

27,4

36,4

Люди объединились во время выборов (2011-2012 гг.)

6,3

4,8

9,9

Люди объединились во время присоединения Крыма и Севастополя

17,2

18,6

25,3

При анализе различий между факторами, препятствующими единению нашей страны, высокая значимость между группами наблюдается по следующим показателям: каждый сам за себя, думают только о себе (ассимпт. знач. = 0,005); многонациональное общество (0,0001); государство постаралось расколоть людей (0,001). Наиболее популярными все данные утверждения являются в группе, указывающей на напряженные межэтнические взаимодействия, становятся менее актуальными в группе «нормальные межэтнические взаимодействия» и еще менее распространены в группе «доброжелательные межэтнические взаимодействия» (таблица 2).

Таблица 2 – Факторы, препятствующие единению народа России, %.

Что препятствует единению народа России?

Напряженные межэтнические взаимодействия

Нормальные межэтнические взаимодействия

Доброжелательные межэтнические взаимодействия

Каждый сам за себя, думают только о себе

44,0

36,1

30,8

Многонациональное общество

19,9

8,9

6,4

Государство постаралось расколоть людей

21,8

14,5

10,3

Таким образом, стоит отметить, что все проанализированные характеристики социальной интеграции населения являются наиболее высокими и значимыми именно для той группы населения, которая отмечает межэтнические взаимодействия как благоприятные.

Также была создана и посчитана переменная, отражающая уровень социальной интеграции населения. Она включает в себя показатели наличия или отсутствия близости с некоторыми общностями, наличие или отсутствие чувства гордости за нашу страну, народного единства в России; выраженность некоторых характеристик межэтнической сферы. Полученная в результате шкала представлена тремя индикаторами:

низкий уровень социальной интеграции населения;

средний уровень социальной интеграции населения;

высокий уровень социальной интеграции населения.

В соответствии с этим вся выборочная совокупность была разбита на три группы, показывающие низкий, средний и высокий уровень социальной интеграции. Для того, чтобы выявить различий в полученных группах также был применен непараметрический критерий H-тест по методу Крускала и Уоллиса. Были выявлены значимые различия по ряду показателей. Особый интерес представляют различия в вопросах, отражающих настроения в сфере межэтнических отношений, а именно: чувства по отношению к представителям других национальностей (ассимпт. знач. = 0,0001), враждебность к людям других национальностей (0,0001), враждебность к себе со стороны людей других национальностей (0,0001). Так, для группы с высоким уровнем социальной интеграции наиболее характерны положительные установки по отношению к представителям других национальностей (28,1% – определенно положительные, 27,2% – скорее положительные) и менее присущи нейтральные (41,5%) и негативные (2,0% – скорее негативные, 1,0% – определенно негативные). Положительное отношение к другим национальностям в группах со средним и низким уровнях социальной интеграции меньше (группа со средним уровнем: 16,8% – определенно положительное, 21,9% – скорее положительное; группа с низким уровнем: 10,7% – определенно положительное, 13,6% – скорее положительное), а негативное отношение наиболее актуально (группа со средним уровнем: 6,3% – скорее негативное, 1,4% – определенно негативное; группа с низким уровнем: 12,3% – скорее негативное отношение, 2,6% – определенно негативное) (рисунок 4).

Рисунок 4 – Чувства по отношению к представителям других национальностей, %.

Выявлены различия по показателю, описывающему причины негативного отношения к людям других национальностей: развязное поведение, не соблюдение обычаев нашей страны (ассимпт. знач. = 0,0001), отсутствие культуры, не умение себя вести (0,0001), враждебное отношение к русским (0,0001), занятие преступной деятельностью (0,007), отсутствие желания учить русский язык (0,002), отнятие рабочих мест у местного населения (0,0001), антипатия населения к внешности, чертам характера, манере поведения (0,0001), к контролированию лицами других национальностей некоторых сфер бизнеса (0,0001). Причины негативного отношения, раздражения и антипатии к представителям других наций и народов в группе с низким уровнем интеграции наиболее актуализированы, чем в группах со средним и с высоким уровнем (таблица 3).

Таблица 3 – Причины раздражения и антипатии к представителям других наций и народов, %.

Причины раздражения / уровень социальной интеграции

низкий

средний

высокий

Я опасаюсь их в связи с угрозой терроризма

38,0

35,4

33,0

Они ведут себя развязано, как хозяева, не соблюдают обычаи нашей страны

46,9

40,2

37,4

Мне не нравится их внешность, манера поведения, черты характера

23,3

17,8

14,2

Эти люди, как правило, не обладают элементарной культурой и не умеют себя вести

34,7

26,9

21,3

Враждебно относятся к русским

36,0

30,6

26,5

Мне не нравится то, что они контролируют определенные сферы бизнеса

15,5

13,1

9,0

Они отнимают рабочие места у местного населения

17,3

14,7

10,0

Занимаются преступной деятельностью

22,7

19,3

16,8

Эти люди не хотят учить русский язык

14,4

9,8

9,1

Значимые различия проявляются и в том, как часто жители чувствуют враждебность к людям других национальностей. Если в группе с высоким уровнем социальной интеграции вариант ответа «никогда, практически никогда» указан в более чем половине случаях (52,8%), то в группе со средним уровнем в 33,2% случаях, а в группе с низким уровнем – этот показатель составил 27,1%. Довольно часто такую враждебность в группе с низким уровнем социальной интеграции испытывают почти в три раза чаще, чем в группе с высоким уровнем (4,7% и 15,3% соответственно) (рисунок 5).

Рисунок 5 – Чувства враждебности к представителям других национальностей, %.

В группе, указывающей на низкую социальную интеграцию, враждебное отношение к себе ее члены испытывают почти в 6 раз чаще, чем в группе с высокой социальной интеграцией (12,9% и 1,9% соответственно) (рисунок 6).

Рисунок 6 – Чувство враждебности к себе со стороны представителей других национальностей,%.

Таким образом, отмечено, что для группы с высоким уровнем социальной интеграции наиболее актуальными являются показатели, описывающие ситуацию в межэтнических взаимодействиях как доброжелательную и благоприятную.

Дополнительно была проанализирована взаимосвязь между двумя исследуемыми индикаторами («уровень межэтнической взаимодействия» и «уровень социальной интеграции»). Так, доброжелательные межэтнические взаимодействия наиболее актуальны в группе с высоким уровнем социальной интеграции (47,8%), напряженные отношения в ней составляет всего 4,0%. Средняя группа по уровню социальной интеграции в большей части представлена нормальными взаимоотношениями между представителями разных этносов (60,5%). Напряженные межэтнические отношения выше всего в группе с низким уровнем социальной интеграции (30,2%) (рисунок 7).

Рисунок 7 – Взаимосвязь между двумя переменными «уровень межэтнического взаимодействия» и «уровень социальной интеграции», %.

Полученные распределения показывают на значимую взаимосвязь между индикаторами уровень межэтнического взаимодействия и уровень социальной интеграции населения.

Кроме того, было рассмотрено, как изучаемые процессы изменялись с течением времени. Для этого также был использован непараметрический критерий H-тест по методу Крускала и Уоллиса, который указывает на достоверную значимость различий между показателями «уровень межэтнического взаимодействия» и «год проведения исследования», а также между показателями «уровень социальной интеграции» и «год проведения исследования».

Полученные результаты свидетельствуют о том, что на протяжении всего исследования, напряженность в межэтнических взаимодействиях наименее актуальна. Нормальные и доброжелательные отношения между представителями различных национальностей занимают превалирующую область распределений в 2016, 2017 и 2018 годах (рисунок 8).

Рисунок 8 – Уровень межэтнического взаимодействия в зависимости от года проведения исследования, %.

Анализ сравнительных распределений по уровню социальной интеграции населения в зависимости от года, позволяет сказать о том, что большая часть населения в 2016, 2017 и 2018 гг. представлена группами со средним и высоким уровнем социальной интеграции. На протяжении всего исследования наименее представлена группа с низким уровнем интеграции. В 2018 г., в сравнении с 2016 г., отмечено некоторое уменьшение группы жителей с высоким уровнем интеграции, что происходит за счет увеличения группы со средним показателем. Таким образом, на протяжении всего исследования уровень социальной интеграции населения представлен преимущественно высокими и средними значениями (рисунок 9).

Рисунок 9 – Уровень социальной интеграции населения в зависимости от года проведения исследования, %.

В заключении можно сделать вывод, что для Алтайского края последние три года характерна стабильность, проявляющаяся в низких значениях напряженности, конфликтности межэтнических взаимодействий, в доминировании нормальных, бесконфликтных и доброжелательных отношений, способствующих общественному согласию. Тенденция социальной интеграции на протяжении исследования (2016, 2017,2018) характеризуется постоянством ее низких показателей, преобладанием средних и высоких значений. В результате анализа выявлена значимая взаимосвязь между изучаемыми процессами. Отмечено, что для группы людей, указывающей на благоприятные межэтнические взаимодействия, наиболее высокими являются показатели социальной интеграции. Для группы населения с высоким уровнем социальной интеграции наиболее актуализированы доброжелательные, неконфликтные отношения между представителями различных национальностей. Это необходимо учитывать при реализации государственной национальной политики региона, для которой необходимо объединение всех звеньев и уровней государственной власти, общественных, национальных движений и организаций. Только при их активном взаимодействии возможно добиться гармонизации в отношениях между всеми народами, проживающими в регионе.

Библиография
1.
Бабейко Ф.С. Общение народов и социальный прогресс. Вопросы теорем и методологии / Ф. С. Бабейко. – Кишинев: Штиинца, 1983. – 129 с.
2.
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: Медиум, 1995. – 323 с.
3.
Вартаньян Э.Г. Межэтнические отношения и пути урегулирования межнациональных конфликтов // ИСОМ. – 2014. – №3. – С.155-158.
4.
Вебер М. Основные социологические понятия // М. Вебер, Избранные произведения. – М: Прогресс, 1990. – С. 602-643.
5.
Герасименко О.А., Дименштейн Р.П. Социально-педагогическая интеграция. Выработка концепции // Социально-педагогическая интеграция в России / под ред. А.А. Цыганок. – М.: Теревинф, 2001. – 7 с.
6.
Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. – М.: Наука, 1991. – 575 с.
7.
Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества: деятельно-структурная концепция. – М.: Дело, 2002. – 568 c.
8.
Мид Дж.Г. Азия // Добреньков В.И., Американская социологическая мысль. – М: Изд-во МГУ, 1994. – С. 122-127.
9.
Омельченко Д.А., Максимова С.Г., Гончарова Н.П. Состояние сферы межнациональных отношений в оценках жителей Алтайского края // Социология в современном мире: наука, образование, творчество. – 2016. – №8-2. – С. 93-97.
10.
Парсонс Т. Система современных обществ / Пер. с англ. Л.А. Седова, А.Д. Ковалева. Под ред. М.С. Ковалевой. – М.: Аспект-Пресс, 1997. – 270 с.
11.
Парсонс Т. Функциональная теория измерения // Добреньков В.И., Американская социологическая мысль. – М.: Изд-во МУБиУ, 1996. – С.474-476.
12.
Рэдклифф-Браун А.Р. Структура и функция в примитивном обществе. Очерки и лекции. Пер. с англ. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2001. – 304 с.
13.
Савицкая О.В. Этнопсихология / О.В. Савицкая. – М.: МГППУ, 2011. – 264 с.
14.
Berger P., Luckmann T. The Social Construction of Reality: A Treatise in the Sociology of Knowledge. Penguin Books, 1979. – 249 с.
15.
Giddens A. Central problems in social theory: Action, structure and contradiction in social analysis. – L.: Macmillan Press. – 1979. – 294 p.
16.
Habermas J. Theory of communicative action: 2 V. / J. Habermas. – Boston: Beacon Press, 1984. Volume 1: Reason and the rationalization of society. – 562 p.
17.
Maximova Svetlana G., Noyanzina Oksana Ye., Omelchenko Daria A., Maximov Maxim B. & Avdeeva Galina C. Methodology of Diagnostics of Interethnic Relations and Ethnosocial Processes // International journal of environmental & science education 2016, Vol. 11, no. 11, 4885-4893 e-ISSN: 1306-3065
18.
Parsons Т. Some Afterthoughts on «Gemeinschaft and Gesellschaft» // Cahnmann W. J. (ed.). Ferdinand Tönnis: A New Evaluation. Essays and Documents. Leiden: E. J. Brill. – 1973. – P. 151–159.
References (transliterated)
1.
Babeiko F.S. Obshchenie narodov i sotsial'nyi progress. Voprosy teorem i metodologii / F. S. Babeiko. – Kishinev: Shtiintsa, 1983. – 129 s.
2.
Berger P., Lukman T. Sotsial'noe konstruirovanie real'nosti. Traktat po sotsiologii znaniya. – M.: Medium, 1995. – 323 s.
3.
Vartan'yan E.G. Mezhetnicheskie otnosheniya i puti uregulirovaniya mezhnatsional'nykh konfliktov // ISOM. – 2014. – №3. – S.155-158.
4.
Veber M. Osnovnye sotsiologicheskie ponyatiya // M. Veber, Izbrannye proizvedeniya. – M: Progress, 1990. – S. 602-643.
5.
Gerasimenko O.A., Dimenshtein R.P. Sotsial'no-pedagogicheskaya integratsiya. Vyrabotka kontseptsii // Sotsial'no-pedagogicheskaya integratsiya v Rossii / pod red. A.A. Tsyganok. – M.: Terevinf, 2001. – 7 s.
6.
Dyurkgeim E. O razdelenii obshchestvennogo truda. Metod sotsiologii. – M.: Nauka, 1991. – 575 s.
7.
Zaslavskaya T.I. Sotsietal'naya transformatsiya rossiiskogo obshchestva: deyatel'no-strukturnaya kontseptsiya. – M.: Delo, 2002. – 568 c.
8.
Mid Dzh.G. Aziya // Dobren'kov V.I., Amerikanskaya sotsiologicheskaya mysl'. – M: Izd-vo MGU, 1994. – S. 122-127.
9.
Omel'chenko D.A., Maksimova S.G., Goncharova N.P. Sostoyanie sfery mezhnatsional'nykh otnoshenii v otsenkakh zhitelei Altaiskogo kraya // Sotsiologiya v sovremennom mire: nauka, obrazovanie, tvorchestvo. – 2016. – №8-2. – S. 93-97.
10.
Parsons T. Sistema sovremennykh obshchestv / Per. s angl. L.A. Sedova, A.D. Kovaleva. Pod red. M.S. Kovalevoi. – M.: Aspekt-Press, 1997. – 270 s.
11.
Parsons T. Funktsional'naya teoriya izmereniya // Dobren'kov V.I., Amerikanskaya sotsiologicheskaya mysl'. – M.: Izd-vo MUBiU, 1996. – S.474-476.
12.
Redkliff-Braun A.R. Struktura i funktsiya v primitivnom obshchestve. Ocherki i lektsii. Per. s angl. – M.: Izdatel'skaya firma «Vostochnaya literatura» RAN, 2001. – 304 s.
13.
Savitskaya O.V. Etnopsikhologiya / O.V. Savitskaya. – M.: MGPPU, 2011. – 264 s.
14.
Berger P., Luckmann T. The Social Construction of Reality: A Treatise in the Sociology of Knowledge. Penguin Books, 1979. – 249 s.
15.
Giddens A. Central problems in social theory: Action, structure and contradiction in social analysis. – L.: Macmillan Press. – 1979. – 294 p.
16.
Habermas J. Theory of communicative action: 2 V. / J. Habermas. – Boston: Beacon Press, 1984. Volume 1: Reason and the rationalization of society. – 562 p.
17.
Maximova Svetlana G., Noyanzina Oksana Ye., Omelchenko Daria A., Maximov Maxim B. & Avdeeva Galina C. Methodology of Diagnostics of Interethnic Relations and Ethnosocial Processes // International journal of environmental & science education 2016, Vol. 11, no. 11, 4885-4893 e-ISSN: 1306-3065
18.
Parsons T. Some Afterthoughts on «Gemeinschaft and Gesellschaft» // Cahnmann W. J. (ed.). Ferdinand Tönnis: A New Evaluation. Essays and Documents. Leiden: E. J. Brill. – 1973. – P. 151–159.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – социологические особенности проявления межэтнического взаимодействия и социальной интеграции населения как взаимосвязанных процессов в многонациональном регионе Российской Федерации Алтайском крае. Выбор объекта исследования желательно обосновать более подробно. Методология исследования основана на сочетании теоретического и эмпирического подходов с применением методов анализа, анкетирования, сравнения, обобщения, синтеза, H-теста Крускала-Уоллиса. Актуальность исследования обусловлена важностью выявления и предупреждения межэтнических конфликтов у населения (включая особенно многонациональные регионы) и, соответственно, необходимостью изучения социологических особенностей проявления межэтнического взаимодействия и социальной интеграции, в том числе в Алтайском крае Российской Федерации. Научная новизна связана с полученными эмпирическими данными об особенностях проявления межэтнических взаимодействий и социальной интеграции населения в Алтайском крае, для которого за последние три года характерна стабильность, проявляющаяся в низких значениях напряжённости, конфликтности межэтнических взаимодействий, преобладании бесконфликтных и доброжелательных отношений, способствующих общественному согласию. Выявлены тенденция социальной интеграции, взаимосвязь между изучаемыми процессами. Для группы, указывающей на благоприятные межэтнические взаимодействия, показатели социальной интеграции наиболее высокие, для группы с высоким уровнем социальной интеграции актуализированы доброжелательные, неконфликтные отношения. Стиль изложения научный. Статья написана русским литературным языком. Структура рукописи включает следующие разделы (в виде отдельных пунктов не выделены, не озаглавлены): Введение (современное многонациональное общество, вопросы межэтнического взаимодействия и социальной интеграции населения, межэтническое взаимодействие, культура межэтнического общения, социальная интеграция), Специфика социальной интеграции населения и межэтнического взаимодействия в регионе (Алтайский край, социологическое исследование, метод анкетного опроса населения, 2016, 2017 и 2018 гг., количество участников опроса, национальный состав респондентов, индексы «уровень межэтнического взаимодействия» и «уровень социальный интеграции», группы населения по отношению к межэтническому взаимодействию и социальной интеграции и критерии их выделения, значимые различия по показателям, характеризующим социальную интеграцию населения, ассоциативная связь с гражданином России, чувство гордости за страну, наличие или отсутствие в России народного единства, факторы, способствующие и препятствующие единению народа России, чувства по отношению к представителям других национальностей, причины раздражения и антипатии к представителям других наций и народов, чувства враждебности к представителям других национальностей, чувство враждебности к себе со стороны представителей других национальностей, взаимосвязь между двумя исследуемыми индикаторами, изменение уровня межэтнического взаимодействия и социальной интеграции населения в течение времени), Заключение (выводы), Библиография. Текст включает девять рисунков, три таблицы. Дублирование подписей и уточнение «(по годам)» на рисунках, а также знак «%» в каждой ячейке таблиц представляются излишним. Варианты графического отображения данных на диаграммах желательно унифицировать. Содержание в целом соответствует названию. Возможно, в формулировке заголовка следует отразить, что речь идёт о современных условиях (три последних года). При столь высоком разнообразии исследуемой выборки связь полученных результатов с национальностью (а также полом, возрастом) опрошенных не прослеживается. Не ясно, почему исследование, каковы причины сходства либо различия данных 2016, 2017 и 2018 гг. В обсуждении результатов желательно обратиться к исследованиям, проведённым иными авторами, в других регионах Российской Федерации и странах мира. Библиография включает 18 источников отечественных и зарубежных авторов – монографии, научные статьи. Библиографические описания некоторых источников нуждается в корректировке в соответствии с ГОСТ и требованиями редакции. 1. Бабейко Ф. С. Общение народов и социальный прогресс. Вопросы теорем и методологии. – Кишинев : Штиинца, 1983. – ??? с. 7. Заславская Т. И. Социетальная трансформация российского общества: деятельно-структурная концепция. – М.: Дело, 2002. – 568 c. 8. Мид Дж. Г. Азия // Добреньков В. И. Американская социологическая мысль. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 1994. – С. 122–127. 15. Giddens A. Central problems in social theory: Action, structure and contradiction in social analysis. – L. : Macmillan Press. – 1979. – ??? р. 17. Maximova S. G., Noyanzina O. Ye., Omelchenko D. A., Maximov M. B., Avdeeva G. C. Methodology of Diagnostics of Interethnic Relations and Ethnosocial Processes // International journal of environmental & science education. – 2016. – Vol. 11. – № 11. – Р. 4885-4893. Номера конкретных цитируемых страниц следует указывать в ссылках в основном тексте (например, [1, с. 19], [15, р. 77]), в библиографических описаниях – общее число страниц. Апелляция к оппонентам (Бабейко Ф. С., Бергер П., Лукман Т., Вартаньян Э. Г., Вебер М., Герасименко О. А., Дименштейн Р. П., Дюркгейм Э., Заславская Т. И., Мид Дж. Г., Парсонс Т., Рэдклифф-Браун А. Р., Савицкая О. В., Luckmann T., Giddens A., Habermas J. и др.) имеет место. Замечен ряд опечаток: [8, 18, 10, 11, 12] – [8, 10, 11, 12, 18]; [14, 2, 4, 15, 6, 16] – [2, 4, 6, 14, 15, 16]; Асимпт.знч. – асимпт. знач.; (Рисунок 1) – (рисунок 1) (ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ); (Таблица 1) – (таблица 1) (ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ). В целом рукопись соответствует основным требованиям, предъявляемым к научным статьям. Материал представляет интерес для читательской аудитории и после доработки может быть опубликован в журнале «Социодинамика» (рубрика «Социальные исследования и мониторинг»).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"