Статья ' Маргинальность как характеристика современного мира ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Маргинальность как характеристика современного мира

Напсо Марианна Давлетовна

доктор социологических наук, кандидат философских наук

профессор, Северо-Кавказская государственная гуманитарно-технологическая академия

369000, Россия, г. Черкесск, пер. Одесский, 5

Napso Marianna Davletovna

Professor, the department of Philosophy and Humanitarian Disciplines, North Caucasian State Humanitarian Technological Academy

369000 Russia, Cherkessk, Pereulok Odessky 5, unit #88

napso.marianna@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.6.29957

Дата направления статьи в редакцию:

08-06-2019


Дата публикации:

30-06-2019


Аннотация.

Феномен маргинальности выступает в качестве объекта исследования, а предмет анализа составляет маргинальный человек в социологической интерпретации. Дается понимание концепта маргинальности в воззрениях представителей Чикагской школы социологии, рассматриваются социальные, культурные и психологические аспекты этого явления, исследуются условия возникновения маргинальных форм. Обращается внимание на процессы адаптации и интеграции маргиналов в новый социокультурный контекст, анализируются явления ассимиляции и аккомодации, проявления социального неравенства. Показываются негативные и позитивные стороны процессов маргинализации. В качестве методологической основы выступают диалектические принципы объективности, системности, конкретности исследования, позволяющие дать развернутую характеристику понятия маргинальности. Статья содержит элементы научной новизны, которые заключаются в утверждении тезиса об актуальности и востребованности предложенных Р. Парком и Э. Стоунквистом идей, касающихся социальной природы маргинальности, условиях появления маргинального человека и маргинальных состояний, культурных гибридов, особенно сегодня, в условиях расширяющейся глобализации.

Ключевые слова: маргинальность, маргинальный человек, маргинальное сознание, культурный гибрид, ассимиляция, аккультурация, кризис идентичности, различие, доминирующая группа, конфликт

Abstract.

The object of this research is the phenomenon of marginality; the subject is a marginal person in sociological interpretation. The article describes the concept of marginality in the views of the representatives of Chicago School of Sociology; examines the social, cultural and psychological aspects of such phenomenon; analyzes the triggering factors for development of marginal forms. Attention is turned to the processes of adaptation and integration of marginal into a new social context; the instances of assimilation and accommodation alongside the manifestation of social inequality are reviewed. The author underlines the negative and positive sides of marginalization processes. Methodology contains the dialectical principles of objectivity, systematicity, and specificity of research that allow providing an extensive characteristic to the concept of marginality. The scientific novelty consists in assertion of the thesis on the relevance and demand of the ideas proposed by R. Park and E. Stonequist concerning the social nature of marginality, factors that lead to emergence of a marginal man., marginal states, cultural hybrids, especially in the current conditions of expanding globalization.

Keywords:

identity crisis, acculturation, assimilation, «cultural hybrid», marginal consciousness, marginal person, marjinality, distinction, dominating group, conflict

Феномены маргинальности и маргинального человека обязаны своей разработкой представителям Чикагской школы социологии. Данные понятия были впервые рассмотрены Р. Парком в работе «Человеческая миграция и маргинальный человек». Занимаясь исследованием проблем, которые были вызваны в первую очередь развитием капитализма и рыночных отношений, а значит, и расширением пространства урбанизированной среды, социолог приходит к выводу о том, что возникновение явления маргинальности и появление т. н. маргинального человека были обусловлены спецификой исторического и экономического контекста. Поэтому исследование этих феноменов Р. Парк (как и другие представители данной школы) считал необходимым с точки зрения понимания природы социальных процессов и их воздействия на развитие социума. Научное исследование проблематики маргинальности не потеряло своего значения и сегодня, когда в ходе процессов глобализации возникают маргинальные состояния, чему способствуют усиливающаяся прозрачность государственных границ, растущая взаимозависимость экономических систем, взаимопроникновение национальных культур. Итогом таких глобальных тенденций становится появление маргинального человека и маргинальных форм. Принадлежащий одновременно к множественным социальным и культурным мирам, не привязанный целиком к одной культуре, маргинальный индивид в такой же степени космополит, преодолевающий этнокультурную ограниченность и рамки традиционного мышления и мировоззрения. Подтверждением является появление новой научной дисциплины – маргиналистики, которая изучает позитивные и негативные аспекты процессов маргинализации, исследует природу и условия появления т.н. маргинального человека.

Для Р.Парка понятием «маргинальность» охватывается положение индивидов, которые находятся на границе двух различных культур, конфликт между которыми он считал неизбежным в силу их разности и даже противостояния, что послужило основанием для изучения социальных и психологических последствий вхождения мигрантов (мулатов, т. н. культурных гибридов) в новый социальный контекст. По мнению Р. Парка, маргинальный человек – это тот, кто одновременно живет в двух мирах – своем, традиционном, и приобретенном, в силу чего его позиции достаточно шатки и неуверенны. Он испытывает некое раздвоение, которое во многом определяет его статус, морально-этические предрасположения, психологические состояния. Природа этого человека амбивалентна, и эта противоречивость определяется противостоянием норм и ценностей своей культуры установкам новой социальной среды обитания: первые не так крепки, а вторые еще полностью не сформировались. Как пишет Р. Парк, «маргинальный человек – это личностный тип, который возникает там и тогда, где и когда из конфликта рас и культур рождаются новые общества, народы и культуры. Та же самая судьба, которая обрекает его жить одновременно в двух мирах, принуждает его принять в отношении тех миров, в которых он живет, роль космополита и чужака» [6, с. 175]. В итоге маргинальный человек оказывается на перепутье, выбор путей развития и способов адаптации к миру оказывается затрудненным. Пребывание на границе двух различных и нередко конфликтующих между собой культур порождает у индивида множество проблем – как с самим собой, так и с внешним окружением. В такой раздвоенной ситуации оказываются мигранты, т. н. культурные гибриды, метисы, житейский мир которых не только не совпадает с образом и стилем жизни принимающей стороны, а противостоит им, и это имеет своим следствием «моральное смятение».

Маргинальный человек – это человек, находящийся не на краю, а в позиции промежутка, это – «человек смешанных кровей, евразиец, метис или мулат, т. е. человек, которому…предначертано занимать положение где-то в промежутке между двумя культурами… Если…он носит на своем лице…свидетельства своего смешанного происхождения…, то в такой ситуации налицо все факторы, порождающие…специфические интеллектуальные и моральные качества, характерные для культурного гибрида, или маргинального человека» [7, с. 189-190]. В своем исследовании Р. Парк, раскрывая содержание социальных, культурных и личностных аспектов феномена маргинальности, особо обратил внимание на роль экономического фактора и процессов урбанизации в расширении ее пространства. Ученый описал, как прибывавшие в Америку мигранты пытались адаптироваться к новым и чуждым для них условиям американского города. Большинство из них оказывалось в ситуации тревожности, поскольку, покинув пределы своей страны и оказавшись в совершенно ином мире, с трудом воспринимали установки, ценности и образ жизни местного населения. Следствием таких процессов, считал американский ученый, становятся возникновение социальной неопределенности, психологической неудовлетворенности, страха перед неизвестным будущим, расширение пространства угроз и рисков, связанных с проявлениями социальной отверженности. Эти пришельцы, как назвал их Р. Парк, явили собой новый тип человека – промежуточного (или маргинального), отличающегося – в силу своего положения – специфическим образом мышления и действия. Назвав современного человека «культурным гибридом», Р. Парк исходил из того, что в нем тесно переплетаются современное и традиционное, собственная культурная традиция и приобретенная. Это приводит, с одной стороны, к проблемам межкультурного взаимодействия, а с другой, делает процесс адаптации менее болезненным – при условии, если маргинальный человек не противопоставляет свои личные интересы господствующим, а принимает их в качестве социокультурного стандарта.

Р. Парк анализирует культурологические аспекты проблемы маргинальности. Для него маргинальный человек является эпифеноменом процессов аккультурации, когда представители различных этнических групп и культур вынуждены идти навстречу друг другу, и это создает необходимые условия для совместного сосуществования, способствует ослаблению социокультурных различий, усилению процессов социальной мобильности. Маргинальный человек вынужден, «хочет он того или нет, в силу самого устройства современного мира – покидать любые уютные узкие «мы», выходить во все более широкие круги взаимодействий, приспосабливаться к существованию в них…»[4, с. 372], демонстрируя примеры гибкости и пластичности в вопросах адаптации к новому миру.

В результате этих процессов и формирующейся промежуточной позиции возникает маргинальное сознание, которое характеризуется двойственностью содержания. Будучи пронизанным амбивалентными идеями и представлениями, которые болезненно переживаются индивидом, маргинальное сознание реализуется в соответствующих действиях как социального, так и психологического характера. И это затрудняет процессы принятия иных социальных и культурных норм и традиций. Эти явления приводят к тому, что маргинальный человек оказывается перед лицом угроз – утраты корней и почвы, этнокультурных особенностей, возникновения различных фобий. С другой стороны, в условиях глобализации, приводящей к усилению межкультурных взаимодействий, маргинальное сознание помогает выйти из круга традиционного восприятия мира и влиться в общий поток цивилизационного развития. Так национальные традиции перестают быть непреодолимыми преградами, а способность усваивать новое становится доминирующим трендом.

Р. Парк указал на то, что маргинальный индивид является более цивилизованным человеком, поскольку он, находясь в различных социокультурных средах, обогащается новыми духовными приобретениями, которые придают его жизни более глубокий смысл, и это несмотря на возможность возникновения конфликтов, проистекающих по причине наличия культурных различий. По мнению американского исследователя, в феномене маргинальности не стоит видеть исключительно негативное содержание, наоборот, благодаря этому свойству индивид более успешно адаптируется к изменяющемуся историческому контексту и специфике социальных взаимодействий. Это особенно актуально для современного времени, которое теснит традиционные культуры, общепринятые установки, требует от индивида принять ценности эпохи постмодерна. Как считают некоторые, маргиналы являются источником «новизны и культурного роста…Новые социальные структуры возникают лишь на границе, на периферии старых…культура творится на границах культур. С тех пор многократно на разных уровнях, от антропологии и философии до публицистики, повторялось: все движения, радикально обновлявшие облик культуры, начинались исключительно маргиналами…потому что маргиналы…независимы и свободны»[1].

Существование в различных культурах может приводить и приводит не только к культурным противостояниям, но и – что вполне естественно – к таким социально-психологическим переживаниям, которые отличаются нестабильностью, неустойчивостью, агрессивностью. Длительное пребывание в пространстве различных культур – при слабости процессов аккультурации – приводит к возникновению конфликтов, которые проявляются как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. Конфликт на коллективном уровне имеет своим следствием противостояние различных социальных групп – расовых, национальных, территориальных. В случае конфликта на индивидуальном уровне человек большей частью занимает позицию своей группы, но, находясь в промежуточной ситуации, он испытывает чувства тревожности, беспокойства, неуверенности. Возможно появление и иррациональных настроений и мотиваций, которые не всегда осмысливаются индивидом, что может приводить к раздвоению личности. А поскольку современный социум создает благоприятные условия для возникновения маргинальных состояний, в пространстве пограничной маргинальности оказываются значительные группы населения.

В отличие от Р. Парка, полагавшего, что маргинал никогда полностью и до конца не сможет интегрироваться в новый социум, Э. Стоунквист в работе «Маргинальный человек: исследование личности и культурного конфликта» придерживается иной точки зрения. Он исследует феномен маргинальности с различных позиций, в том числе и социально-психологических. По его мнению, процесс формирования личности может быть успешным в ходе процессов адаптации и социализации, при этом он выделяет различные состояния, в которых находится индивид. Это период, когда индивид усваивает (интериоризирует) ценности новой для него культуры, что является вполне естественным явлением для того, кто оказался в иной социальной и культурной среде. Затем следует этап, при котором индивид переживает чувства принадлежности к т. н. приграничью: приходит осознание индивидом своего маргинального положения, а также того, как его воспринимает «они», т. е. новое окружение. Расколотое сознание может выливаться в кризис идентичности. Точка зрения Э.Стоунквиста зиждется на утверждении того, что процесс вхождения маргинального индивида в новый для него контекст может занять достаточно длительное время, и он не всегда бывает успешным.

Процесс становления самопредставлений находится в непосредственной зависимости от установок общества по отношению к маргиналам. Если в этом процессе доминирует негативизм, маргинальная личность (а также маргинальная группа) остро реагирует на различия. Когда маргинальная личность усваивает социальные и культурные нормы господствующей культуры, он неизбежно переживает состояние внутриличностного конфликта, который может быть результатом как сложности процесса, так и реальности утраты элементов собственной культуры. В своем желании «интегрироваться в доминирующую группу общества, – отмечает Э. Стоунквист, – члены подчиненных групп (например, этнических общин) приобщаются к ее культурным стандартам; формирующиеся таким образом «культурные гибриды» неизбежно оказываются в «маргинальной» ситуации – на краю доминирующей группы, никогда их полностью не принимающей, так и группы происхождения, отторгающей их как отступников»[3, с. 15]. На третьем этапе возникает стремление преодолеть ситуации маргинала – как в культурном, так и в психологическом смысле.

Э. Стоунквист воспринимает маргинальную личность как находящуюся на культурном перепутье, когда две разные культуры, переплетаясь между собой, создают новые культурные комбинации, в которой наличествует как общее, так и специфическое. Находясь в пространстве разных культур, двигаясь от одной к другой, маргинальный человек как бы балансирует на границе каждой из них, из которых одна является господствующей. В случае маргиналов это по преимуществу культура страны пребывания, принимая которую он испытывает различные чувства. Маргинальному человеку присущи высокий уровень самоидентификации, повышенная чувствительность к культурным и этническим различиям, наличие различных комплексов, обусловленных специфичностью своего существования. Ученый полагал, что в силу многих причин у таких индивидов обнаруживается склонность к совершению девиантных и криминальных проступков. Примером может служить положение мигрантов в чуждой среде, которая демонстрирует признаки предвзятого и пренебрежительного отношения к культурным и этническим гибридам. При этом исследователь подчеркивал, что природа маргинальности по-разному проявляется у различных людей, что зависит от целого комплекса факторов – воспитания, образования, уровня интеллигентности, коммуникабельности, социального статуса и т. д. Не последнюю роль играют принадлежность к сильной или слабой социальной группе, условия социального неравенства.

Э. Стоунквист ведет речь о различных путях адаптации маргинального человека к новым для него условиям. Таковыми становятся ассимиляция и аккомодация. В первом случае происходит поглощение этнической и культурной группы более крупным этносом или доминирующей группой, и примеров тому в современной и прошлой истории множество. Следующий путь – аккомодация, под которой понимают вынужденное приспособление ценностей одной культуры к нормам и ценностям другой. Свои размышления Э. Стоунквист иллюстрирует на примере расовых и этнокультурных гибридов – метисов, мулатов, креолов, «цветных». Он рассматривает маргинальную личность как находящуюся «между двух огней», т. е. пребывающую в пространстве контактирующих, но отличающихся друг от друга культур. Состояние маргинальности ощущается тогда, когда индивид осознает свое подчиненное положение, и оно сопровождается морально-психологическими состояниями, близкими к аномии.

Адаптация и интеграция маргиналов в социум, принятие культурных и нравственных норм и ценностей доминирующей культуры нередко наталкиваются на сопротивление со стороны господствующих групп. Э. Стоунквист рассматривает ситуации, при которых маргиналы, в частности метисы, оказываются под давлением последних, исследует характер отношений к ним со стороны доминирующих групп, ведет речь о запретах и различных формах неравенства, о сложностях социального продвижения и т. д. В этих процессах ученый видит проявления социальной дискриминации, а также возникновение расовых предрассудков, имеющих своим следствием социальную напряженность и конфликты. Кроме того, считает Э. Стоунквист, маргинальные индивиды испытывают давление и со стороны групп, к которым принадлежат, поскольку нередко воспринимаются соотечественниками как люди, отказавшиеся от ценностей своей культуры.

Маргинальное сознание несет в себе разные смыслы: оно и позитивно, и негативно, и такое его содержание зависит от интерпретации феномена маргинальности. При трактовке маргинальности как пограничного состояния маргинальное сознание несет в себе возможности культурного обогащения. Принятие культурных различий и ценностей принимающей стороны содержит безусловную конструктивность: происходит не только обогащение собственной культуры, но и доминирующей. Изменяются образ и стиль жизни, усвоенные модели действий и архетипы сознания, происходит освобождение от ограничений разного рода, связанных со спецификой традиционной культуры, появляется свобода выбора. Одновременно маргинальный человек испытывает дискомфорт, поскольку он находится в состоянии раздвоенности, порождаемой разрывом между ценностями национальной культуры и теми, которые к нему предъявляет новая среда обитания. О противоречивости ситуации, в которой оказывается маргинальный индивид, справедливо пишет С. Баньковская: маргинал «не кажется более свободным от гнета традиций и порядков, он в большей мере сталкивается с необходимостью противостоять возрастающим по численности формам контроля вокруг него, он задавлен необходимостью защищать свою идентичность от попыток "внести ясность" в его независимую неопределенность и двусмысленность, поглотить ее в рамках новой определившейся формы. Это состояние маргинальности может иметь следствием и "замыкание" ("уход", изоляцию), и агрессивные требования политкорректности и следования "политике различий"…»[2, с. 467]. Итогом таких процессов может быть возникновение у маргинального человека психологических состояний, характеризующихся, как заметил Р. Парк, напряженным самоосмыслением.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что маргинальность относится к числу сложных социальных явлений, которые несут в себе разные смыслы и которые по-разному трактуются научным знанием. С точки зрения социальной философии и социологии, маргинал – это индивид, который располагается в положении пограничья, и это воздействует на его сознание, образ жизни и действия самым противоречивым образом. Современный социум создает условия для возникновения маргинальных состояний, в пространстве как пограничной, так и периферийной маргинальности оказываются значительные группы населения. В результате таких процессов численность «маргиналов» возрастает, что позволяет вести речь о расширении пространства маргинализации. В результате этих процессов происходит разрыв человека с привычной средой обитания, что имеет своим следствием возникновение внутриличностных конфликтов с самим собой и с социумом. В условиях растущей социальной мобильности, приводящей к серьезным сдвигам в социальной структуре, маргинальность приобретает черты негативного явления. Сами маргиналы, которые в массе своей являются выходцами из развивающихся государств, нередко ассоциируются с теми, кого называют социальными аутсайдерами.

Таким образом, под маргинальностью понимается и позиция социального аутсайдерства (деклассирования, люмпенизации), которое является результатом в первую очередь таких структурных изменений, которые приводят к усилению процессов нисходящей социальной мобильности – одного из показателей маргинальности как формы социального аутсайдерства. Условием, которое придает черты тождественности феноменам маргинальности и социального аутсайдерства, является маргинальное сознание, которое возникает, с одной стороны, в результате формирующейся промежуточной позиции, а с другой, в ходе процессов нисходящей социальной мобильности. Противоречивость содержания маргинального сознания обусловлена множественными факторами. Происходящие в современном социуме трансформации приводят к разнообразным следствиям, которые способствуют расширению маргинальных слоев: невозможностью и нежеланием интегрироваться в новые жизненные обстоятельства, неприятием утвердившихся форм социального взаимодействия, игнорированием современных практик. Нельзя не отметить и того, что нормы и ценности собственной культуры, социальной группы нередко контрастируют с установками референтной группы – социальной, культурной, этнической, в качестве которой выступает принимающая сторона. Сложность протекания процессов адаптации и интеграции в новый социокультурный контекст, которые объективно сопровождаются утратой важнейших для индивида и этнической общности идентификационных признаков, играет не последнюю роль.

Библиография
1.
Балла О. Живущие на краю. – Доступ: http:// http://wsyakayawsyachina.narod.ru/social_sciences/marginals_1.html (проверено 07. 01. 2019).
2.
Баньковская С. Чужаки и границы: к понятию социальной маргинальности // Отечественные записки. – 2002. – №6. – С. 457-467.
3.
Воробьева В. А. Культурное приграничье как форма осмысления бытия культуры // Аналитика культурологи. – 2007. – №1(7). – С. 13-17.
4.
Николаев В. Г. Человек маргинальный // Вопросы социальной теории. – 2010. – Т. IY. – С. 354-372.
5.
Оболкина С.В. Философский анализ проблемы маргинальности // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения РАН. – 2018. – Т. 18. – Вып. 2. – С. 7-20.
6.
Парк Р. Культурный конфликт и маргинальный человек. – Доступ: URL: http: // elibrary_8810631_96348092[1].pdf –Adobe Reader (проверено 05. 01. 2019).
7.
Парк Р. Личность и культурный конфликт. – Доступ: URL: http: // elibrary_8810631_96348092[1].pdf –Adobe Reader (проверено 05. 01. 2019).
8.
Попова И. П. Эволюция понятия маргинальности в истории социологии. – С. 7-45 // Маргинальность в современной России: коллективная монография. – М., 2000. – 208 с. – Доступ: http://www.isras.ru/publ.html?id=1998(проверено 10. 06. 2019).
9.
Стоунквист Э. Маргинальный человек. Исследование личности и культурного конфликта // Современная зарубежная этнография. Реферативный сборник. – М., 1979. – С. 90-112.
10.
Человек «на границе»: проблема маргинальности в зеркале социологической классики // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 10: Социология. Реферативный журнал. – 1998. – №2. – С. 156-173.
References (transliterated)
1.
Balla O. Zhivushchie na krayu. – Dostup: http:// http://wsyakayawsyachina.narod.ru/social_sciences/marginals_1.html (provereno 07. 01. 2019).
2.
Ban'kovskaya S. Chuzhaki i granitsy: k ponyatiyu sotsial'noi marginal'nosti // Otechestvennye zapiski. – 2002. – №6. – S. 457-467.
3.
Vorob'eva V. A. Kul'turnoe prigranich'e kak forma osmysleniya bytiya kul'tury // Analitika kul'turologi. – 2007. – №1(7). – S. 13-17.
4.
Nikolaev V. G. Chelovek marginal'nyi // Voprosy sotsial'noi teorii. – 2010. – T. IY. – S. 354-372.
5.
Obolkina S.V. Filosofskii analiz problemy marginal'nosti // Nauchnyi ezhegodnik Instituta filosofii i prava Ural'skogo otdeleniya RAN. – 2018. – T. 18. – Vyp. 2. – S. 7-20.
6.
Park R. Kul'turnyi konflikt i marginal'nyi chelovek. – Dostup: URL: http: // elibrary_8810631_96348092[1].pdf –Adobe Reader (provereno 05. 01. 2019).
7.
Park R. Lichnost' i kul'turnyi konflikt. – Dostup: URL: http: // elibrary_8810631_96348092[1].pdf –Adobe Reader (provereno 05. 01. 2019).
8.
Popova I. P. Evolyutsiya ponyatiya marginal'nosti v istorii sotsiologii. – S. 7-45 // Marginal'nost' v sovremennoi Rossii: kollektivnaya monografiya. – M., 2000. – 208 s. – Dostup: http://www.isras.ru/publ.html?id=1998(provereno 10. 06. 2019).
9.
Stounkvist E. Marginal'nyi chelovek. Issledovanie lichnosti i kul'turnogo konflikta // Sovremennaya zarubezhnaya etnografiya. Referativnyi sbornik. – M., 1979. – S. 90-112.
10.
Chelovek «na granitse»: problema marginal'nosti v zerkale sotsiologicheskoi klassiki // Sotsial'nye i gumanitarnye nauki. Otechestvennaya i zarubezhnaya literatura. Seriya 10: Sotsiologiya. Referativnyi zhurnal. – 1998. – №2. – S. 156-173.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Социодинамика» автор направил свой материал, в котором поднимается вопрос об исследовании концепта маргинальности в социологическом измерении. Очевидно, что данный вопрос актуален для междисциплинарного исследования, в то же время существуют значительные наработки по поводу изучения маргинальности, в том числе и в социологическом срезе, а значит, от автора потребуется сказать обоснованное новое слово в указанном направлении исследования, допускаю, что в рамках социального знания могут быть получены любопытные результаты, заслуживающие внимания. Между тем в начале статьи автор, формулируя проблему, признает, что феномены маргинальности и маргинального человека обязаны своей разработкой представителям Чикагской школы социологии. Данные понятия были впервые рассмотрены Р. Парком в работе «Человеческая миграция и маргинальный человек». Занимаясь исследованием проблем, которые были вызваны в первую очередь развитием капитализма и рыночных отношений, а значит, и расширением пространства урбанизированной среды, социолог приходит к выводу о том, что возникновение явления маргинальности и появление т. н. маргинального человека были обусловлены спецификой исторического и экономического контекста. В статье предпринята попытка проанализировать маргинальность в социологическом измерении. При этом, как отмечает автор статьи, существование в различных культурах может приводить и приводит не только к культурным противостояниям, но и – что вполне естественно – к таким социально-психологическим переживаниям, которые отличаются нестабильностью, неустойчивостью, агрессивностью. Длительное пребывание в пространстве различных культур – при слабости процессов аккультурации – приводит к возникновению конфликтов, которые проявляются как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. Конфликт на коллективном уровне имеет своим следствием противостояние различных социальных групп – расовых, национальных, территориальных. В случае конфликта на индивидуальном уровне человек большей частью занимает позицию своей группы, но, находясь в промежуточной ситуации, он испытывает чувства тревожности, беспокойства, неуверенности. Согласимся с данным утверждением. Обращаясь к характеристике предмета своего исследования, автор настаивает на следующем положении: маргинальное сознание несет в себе разные смыслы: оно и позитивно, и негативно, и такое его содержание зависит от интерпретации феномена маргинальности. При трактовке маргинальности как пограничного состояния маргинальное сознание несет в себе возможности культурного обогащения. Принятие культурных различий и ценностей принимающей стороны содержит безусловную конструктивность: происходит не только обогащение собственной культуры, но и доминирующей. Изменяются образ и стиль жизни, усвоенные модели действий и архетипы сознания, происходит освобождение от ограничений разного рода, связанных со спецификой традиционной культуры, появляется свобода выбора. Большую часть работы занимает описание концепций Парка и Стоунквиста, однако к своему авторскому представлению (концепции) маргинальности в социологическом измерении автор нисколько не приблизился. Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Вместе с тем предложенный автором в статье ракурс осмысления проблемы нельзя признать концептуальным, поскольку он не содержит какой-либо новизны, а некоторые идеи и вовсе выглядят тривиальными. ЗАМЕЧАНИЯ: 1) Нуждается в корректировке название статьи: в материале нет «социологического измерения», которое предполагает проведение серьезного эмпирического исследования в соответствии с установленными требованиями. 2) Автору нужно представить свою концепцию, а не пересказывать суть представлений иных авторов, с которыми большинство интересующихся данной тематикой вполне знакомы. Вместе с тем отсутствие анализа научного дискурса по теме статьи существенно обеднило материал, не позволило автору подчеркнуть преимущества своего видения проблемы по сравнению с уже имеющимися наработками. 3) Очень бедный список литературы указывает на несерьезную проработку темы, хотя исследованием маргинальности в социогуманитарном знании, включая социологию, занимаются много авторитетных исследователей. Таким образом, полагаю, что статья способна вызвать интерес читателей журнала и может рассчитывать на публикацию в случае ее доработки.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"