Статья 'Переход Европы от средневекового общества к индустриальному: социально-философский анализ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Переход Европы от средневекового общества к индустриальному: социально-философский анализ

Равочкин Никита Николаевич

кандидат философских наук

доцент, кафедра истории, философии и социальных наук, Кузбасский государственный технический университет имени Т.Ф. Горбачева; кафедра гуманитарно-правовых дисциплин, Кузбасская государственная сельскохозяйственная академия

650000, Россия, Кемеровская область, г. Кемерово, ул. Весенняя, 28

Ravochkin Nikita Nikolaevich

PhD in Philosophy

Docent, the department of History, Philosophy and Social Sciences, Kuzbass State Technical University named after T. F. Gorbachev; the department of Humanities and Legal Disciplines, Kuzbass State Agricultural Academy

650000, Russia, Kemerovskaya oblast', g. Kemerovo, ul. Vesennyaya, 28

nickravochkin@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.6.29908

Дата направления статьи в редакцию:

02-06-2019


Дата публикации:

30-06-2019


Аннотация.

В настоящей статье автор с позиции социальной философии рассматривает процесс перехода средневекового европейского общества к индустриальной модели. Объектом выступает европейский социум. Предметом исследования становятся трансформационные процессы, затрагивающие различные сферы общественной жизни. Первоначально обращается внимание на проблематику периодизации начала движения государств к индустриализации, а также приводятся различные исследовательские подходы к началу. Уточняются характерные черты индустриального общества. В целях проведения фундаментального исследования автор выделяет множественные параллельно происходящие процессы в экономической, политической, социальной и духовной жизни. Автор обращается не только к общенаучным методам, но и прибегает к методам исторических параллелей и исторической макросоциологии, которые оправданы в социально-философских и философско-исторических исследованиях. Новизна исследования заключается в аргументированном предложении авторского варианта начала процессов индустриализации. Приведены примеры философско-идейной детерминации модернизационных процессов эпохи Возрождения. Выстраивается модернизационная линия экономической детерминации: от средневековых городов как торговых центров через первоначальное накопление капитала и возрастание потребностей индивидов к множественным социальным революциям, приведших к становлению индустриального уровня развития социума.

Ключевые слова: Общество, трансформации, индустриальное общество, Новое время, Европа, историческая макросоциология, Средневековье, философские идеи, нововременной контекст, история

Abstract.

In this article, from the perspective of social philosophy, the author examines the process of transition from the medieval European society towards industrial model. The object of this research is the European society; while the subject is the transformational processes affecting all spheres of social life. Initially, attention is turned to the problematic of periodization of the beginning of transition of the states towards industrialization, as well as various approaches in this regard. The trends characteristic to the industrial society are described. It order to conduct a fundamental study, the author determines multiple simultaneous processes taking place in economic, political, social and religious life. The author applies the methods of historical parallels, historical macrosociology, justified in socio-philosophical and philosophical-historical works. The scientific novelty lies in the substantiated suggestion of the original version of the beginning of industrialization processes. The examples of philosophical-ideological determination of modernization processes of the Renaissance era are demonstrated. The article structures the modernization line of economic determination: from the medieval cities as trade centers through the initial accumulation of capital and increasing needs of the individuals towards multiple social revolutions that led to establishment of the industrial level of society.

Keywords:

historical macrosociology, Europe, New time, industrial society, transformations, Society, Middle Ages, philosophical ideas, modern context, history

Философия, понимаемая нами как особая область интеллектуального взаимодействия мыслителей разных эпох и теоретических направлений, во все времена имела прямое воздействие на развитие политико-правовых идей. Осмысление фундаментальных особенностей человеческого общежития становилось решающим фактором в развитии рассматриваемых воззрений в различные исторические периоды. Идеи, созданные философами и их практическая реализация, как мы отмечаем, имеют комплексный характер. Для каждой исторической эпохи характерен набор философских представлений о природе человека, общества и государства, а жизнь индивидов, который, по сути, является конфигурацией интерактивных ритуалов, объединенных в цепь, конституирующую социальную реальность. Поэтому целесообразно рассмотреть контекст Нового времени в ведущих национальных государствах в связке с соответствующим философским наследием. К слову, обращение к Новому времени определяется тем, что этот период задает идеи и их реализацию через становление прототипов современных для нас демократических институтов. Основными факторами, оказавшими влияние на появлении качественно новых философских идей, становятся секуляризация и гуманизм, модернизация и революции, в итоге приведшие к трансформации социума и появлению индустриального общества и капитализма.

Находим логичным возможные вопросы читателя по поводу исторических рамок, поскольку все события, так или иначе, привязаны к определенным периодам. В данном случае делаем акцент, что процесс структурирования истории предполагает «выделение эпох и границ между ними <…> Ни у кого не вызывает сомнений, что в Европе, а затем и во всем мире, шли процессы модернизации, на смену традиционным обществам приходили “современные” общества, или общества “модерна”» [17]. В.Н. и Л.В. Порхачевы также подчеркивают актуальность обращения к целостному видению исторической динамики при постижении общества, отмечая возможность выявлять закономерности и «корректировать предсказуемость социальных изменений» [14]. Во всем опыте национальных государств как сложных и динамично развивающихся социальных объектов содержится тот контекст, который привел к актам появления соответствующих концепций, их популярности и в последующем – к практическому институциональному оформлению. Для социальной философии приверженность определенному пониманию истории требуется для перехода от регионального постижения всемирного исторического процесса к координатам глобального будущего человечества. Во всяком случае, любой аргументированный взгляд на структуру всемирной истории позволяет говорить о создании нового видения биографии общества и порождает качественно другие взгляды на современность.

В ходе настоящей статьи мы должны подойти к той модели общества, которое называется «индустриальное», однако, для этого необходимо сделать первое приближение к его характерным чертам и дате начала становления, поскольку каждая конкретная историческая эпоха задает собственный характер социальных взаимодействий. Достаточно развернутое определение, которого мы и будем придерживаться в данной работе, дается В.Н. Гончаровым: «Индустриальное общество – это общество, основанное на развитии крупного промышленного производства, формирующее соответствующие модели рынка, науки и культуры. Для индустриального общества характерна ориентация людей на постоянно возрастающие объемы производства, потребления, знания. Идеи роста и прогресса являются «ядром» индустриального мифа. Существенную роль в организации индустриального общества играет понятие (и метафора) «машины». Следствием реализации представлений о машине оказывается экстенсивное развитие производства, а также «механизация» общественных связей, отношений человека с природой» [3]. В качестве характерных черт индустриального общества Б.В. Кабылинский приводит «высокий уровень развития промышленности, интенсивное развитие предпринимательской деятельности, развитие науки и техники, коммуникации; при этом добыча и переработка природных ресурсов становится наиболее существенным фактором формирования материальных благ, повышается уровень урбанизации» [5]. Таким образом, мы полагаем, что ключевыми показателями успешности функционирования индустриальных обществ и их соответствующего ранжирования по возможным уровням выступают технологические показатели и уровень жизни. Тем не менее, учитывая специфику нашей работы, укажем, что в средневековье в социальных взаимодействиях ведущее место отводится религии, то в своем движении к индустриальному обществу ведущим социальным регулятором становится право, которое в период господства абсолютных монархий рассматривается в синкретизме с политикой [11]. В последующем же общество индустриального типа задает векторы гражданскому обществу и правовому государству.

Дискуссии на предмет даты, знаменующей начало в Западной Европе модернизационных процессов с переходом аграрного общества через трансформации к индустриальному социуму XIX в., дают нам разброс мнений, который варьируется от XI-XII вв. (время возникновения европейских городов [20]) и вплоть до начала-первой трети XVIII столетия (появление первых машин и других технических изобретений, заменивших средневековую цеховую систему мануфактурами [13]). Более того, имеется мнение, в соответствии с которым «между периодами Новой и Новейшей истории нет фактически принципиальных расхождений, т.к. они представляют единую индустриальную эпоху» [2].

Однако наша приверженность в выборе даты связана с указанными выше предпосылками и идеями Возрождения, то есть XIV-XV вв. Если в средневековой Европе личность мыслилась и определялась из-за принадлежности к определенной группе, общности – семье, касту и тому подобное, то уже в эпоху Ренессанса состоялся переворот, в результате которого гуманизм утвердил индивидуалистский принцип, обосновал права свободности, духовно независимого от внешних авторитетов человека, в чем усматривается четкая рациональная тенденция, способствующая «освобождению личности». Секуляризация кардинально изменяет статус человека и общества, поскольку Возрождению удалось отказаться от мистицизма в сторону свойственных ему «антропоцентризму» и «натурализму», ставших свидетельством переосмысления античного наследия. Наметившееся и возрастающее на протяжении всего Возрождения отрицание церковных догматов и преодоление исключительно религиозного способа миропостижение привело к осознанию понимания человека не как образа и подобия Бога, но как элемента природы, естественного, как и все остальные ее творения. Кроме того, еще одним важным становится утверждение, что закон божий перестает быть основанием, регламентирующим социальные взаимодействия между людьми. Вместе с отрицанием закона божьего не отрицается существование закона земного, предполагающего стремление регламентировать соответствующие отношения “земными” методами» [15].

Обращение к (ново)европейскому понятию «Модерн» означает переход личности к рациональным способам осмысления мира [18]. Учитывая общие познания во всемирной истории, еще раз напомним, что первыми эти процессы начались в европейском Средневековье ввиду исторической отсталости других регионов. Традиционно конец эпохи Возрождения-начало Нового времени считается, своего рода, «предысторией капитализма», в буквальном прочтении означая «длительный процесс первоначального накопления капитала», рассмотрим трансформации, затронувшие другие сферы, прежде всего, экономическую, и произошедшие изменения «способов производства» [7]. Приоритетность при обращении к экономике оправдана ее историческим характером как «образующего элемента общественной системы» [20], следовательно, внутри нее находятся и сами причины социальных трансформаций.

Определение понятие «способ производства», по мнению Д.В. Трубицына, может быть:

«– технолого-экономическим, когда в основу развития положена эволюция средств труда, обусловливающая последовательную смену типов экономической деятельности общества;

– социально-экономическим, когда за основу развития принимаются изменения форм социальных отношений, возникших на основе экономической деятельности людей» [20].

Материальное производство является основой существования экономики вплоть до новейшей истории. В Средневековье господствовал аграрный способ общественного производства, а земля рассматривалась как «средство производства». Отмечается, что «важнейшим свойством земли как средства производства была невоспроизводимость. Площади, пригодные для посевов, можно было освоить, но невозможно создать» [10]. Таким образом, модернизационные процессы, движущиеся в сторону индустриального общества, столкнулись с кризисом традиционализма в форме исчерпаемости ресурсов аграрной экономики. Констатируя кризис традиционализма, европейский государство приступают к поискам тренда их последующего закономерного развития по прогрессивному пути.

Уже отмеченное появление и развитие городов порождает соответствующий тип общества «модернити», в котором свободные производители и зарождающийся класс «буржуа», освободившись от религиозных спекуляций, становятся новым субъектом - homo economicus («человек экономический» [20] / «человек рациональный»), основная цель которого состоит в первоначальном накоплении капитала. Действительно, будущие машины (по)требуют финансовых ресурсов, что и предопределит становление рыночных отношений. Стоит отметить, что появление социальной дифференциации на основании имущественного неравенства породит и соответствующее изменения в потребностях человека.

Тем не менее, первые шаги к капиталистическим отношениям натолкнулись на такие препятствия как «войны, которые требовали огромных затрат, сопровождались разорением экономик и потерей огромных денежных состояний. Негативно сказывалась на развитии рынка и периодическая смена центров мировой торговли, что нарушало преемственность в накоплении капитала, приводило к утрате имеющегося опыта и финансовых средств» [11].

В XVI в. берет свое начало эпоха «сквозной государственности». Н.С. Розов связывает ее генезис «со становления первых абсолютистских монархий (первопроходцем стала Испанская империя) с резким усилением бюрократии, соответствующей централизации силовых, производственных и финансовых ресурсов, распространением законодательства, образовательных и фискальных систем, проникновением государства внутрь ранее автономных провинций и поселений» [17]. В целом, мы солидаризуемся с новосибирским мыслителем, что переход Европы к индустриальному обществу действительно сопровождался серией событий не только в экономической сфере, но и соответствующими фундаментальными изменениями в 1500-1648 гг. (события от великих географических открытий и до Вестфальского мира), что после делегитимации традиционных порядков (римская церковь, Империя) завершается установлением качественно нового порядка и появлением суверенных государств [17]. Таким образом, в свете исторической макросоциологии необходимо обращать внимание на сопряженность изменений в экономической организации общества и значительных перемен в других сферах.

Значительное воздействие на социально-политические трансформации оказывают социально-философские воззрения Бодена, Вико, Гроция, Макиавелли, Мора, а также Реформация. Помимо изменений в духовной сфере, Реформация напрямую детерминирует динамику накопления капитала, что главное, мотивацию к труду по протестантским положениям «христианин целиком должен посвящать себя выбранной профессии и стремиться к неустанному труду» [21]. В духе современного менеджмента мы можем заявить, что рациональная и упорядоченная деятельность приводит не только к большему результату (стремительное накопление капитала), но и алгоритмизирует поведение человека в социуме. Соответственно, в рассматриваемый период новыми ориентирами человека и его страстями одновременно становятся «жажда денег и богатства», отразившиеся на этических качествах личности и ее потребностях [11].

Флагманом осмысления человеческих потребностей становится философия Англии, где господствовала индивидуальная собственность. К тому же, само государство признается «Родиной капитализма», приобретающего необратимый характер [7]. Л.С. Николаева и Т.Н. Чумакова отмечают, что идеи английской философии начала Нового времени осуществляют рецепции интеллектуального антропоцентристского наследия эпохи Возрождения, поскольку в это время «получение истинного знания как достижение человеком возможностей удовлетворять свои потребности, что трактовалось как главная задача знания и опыта, так как важной считалась необходимость помочь человеку добиться практических результатов в его деятельности, способствовать новым изобретениям, развитию экономики, господству человека над природой» [12]. Сам же подход к удовлетворению возрастающих потребностей индивидов формируется посредством эмпирических научных разработок.

Нововременная позиция понимания рационального, основанная на категориях «полезность» и «целесообразность», выглядит созвучной идее античного «techne» в значении искусственному преобразованию действительности, а синтез с идеями протестантизма только упрочняет европейскую традицию рациональности [16]. Эта рациональность, по мнению А.А. Лазаревич «исходит из необходимости как можно более точного постижения и воспроизведения естественной упорядоченности существующего бытия, т. е. разумно устроенного мира» [9].

Роль рационального познания и установления многообразных и скрытых закономерностей для будущих институциональных преобразований, дающих один из эффективных вариантов социального порядка, отводится науке [22]. Кроме того, необходимо осознавать, что создание будущих машин и дальнейшая модернизация попросту выглядят невозможными без достижения высокого уровня научного знания и его последующего вытеснения элементов религиозного сознания, оторванных от практики [20]. Переломным в этой части становятся воззрения Т. Гоббса, в целях достижения людьми счастливой жизни настаивающего на вытеснении философией теологии и увидевшего специфику первой в том, «что она является обоснованной, достоверной и системной теорией. И все то, что противоречит этим критериям, не может относиться к компетенции философии» [1]. Развитие знаний о законах и принципах устройства «нового» мира указывают на необходимость исследования природы, следовательно, прямо указывают на развитие практико-ориентированных естественных наук, результаты исследований которых непосредственно можно внедрить в производственные процессы. Таким образом, становление науки в статусе признанной силы, стремящейся служить развитию производства, способствует качественно новому производству по форме и содержанию. Следствием становится феномен научной революции, и организации в философии определенного допущения при формировании нового порядка познания мира. Научная революция приводит к необходимости осмысления проблем истинного познания и создания и/или развития необходимых для этого методов. Прогресс в науке приводит к созданию техники, а также к убеждениям о «подконтрольности сил природы», который П.П. Кошкин иллюстрирует диалогом Лапласа и Наполеона Бонапарта, в котором физик заявляет, что «не нуждается в гипотезе Господа Бога для объяснения развития Вселенной» [6].

Революция в науке способствует аналогичным процессам в промышленности и, в соответствии с уровнем динамизма, в остальных сферах жизни. По факту, философия на протяжении всего перехода от средневекового общества к индустриальному имманентно реализует свой практический потенциал. «Революция в философии» состояла в следующем: если до Канта к практической философии относилась этика, то основатель немецкой классики ставит в центр интересов «практический разум» и осмысление практики [19]. «Деловая активность», феномен профессионализации и реализации замыслов на практике, что следует из теорий Шеллинга и Гегеля, становятся ключевыми категориями на приближении к индустриальной модели социума.

Мануфактуры также претерпевают своего рода «революции». Будучи изначально ориентированными на престижное потребление и обеспечение потребностей армии, осознав еще один путь к выгоде, это производство «переориентировалось на изго- товление дешевых и доступных для всех товаров» [11]. В связи с наблюдаемыми трансформациями ряд мыслителей подчеркивает возрастающую роль техники в обществе, ставшей достаточно ярким результатом опоры на рационализм и творческое озарение.

Итак, рассмотренные технологические трансформации, наблюдавшиеся в европейских обществах Нового времени, позволяют определить общий маркер для всех происходящих процессов как формы проявления «социальной революций» [4]. Общественно необходимый образ революции возник по причине сформированного линейно-исторического мышления и убежденности в прогрессивном характере бытия социума [8]. Отметим, что все множество трансформаций не являлось бы успешными без овладения массовым сознанием соответствующими идеями, подчеркивающих важность преодоления средневековых когнитивных схем.

Европа переходит от средневековья на индустриальный уровень развития общества – и каких бы временных рамок ни придерживались исследователи, трансформационные процессы, который нередко видятся сегодня как противоречивые, действительно занимают длительный промежуток времени во всемирной истории. Логично, что они происходят по-разному в конкретных регионах и странах, но их объединяет общность направления, заданного идеями прогресс. Кризис классической философии, начавшийся на рубеже XVIII-XIX столетий, позволяет увидеть всю неодинаковость и не-универсальность идейно детерминируемого социального бытия.

Таким образом, в трансформирующейся политико-правовой сфере западных государств к моментам окончательного утверждения индустриальной модели институциональное оформление будет зависеть от социокультурных особенностей, приверженности властей конкретным идеям и понимания реализации их отдельный положений. Таким образом, для наших будущий исследований мы ставим задачи раскрытия вариантности реализации множественных идейных философских конструктов, используемых государствами с их уникальным потенциалом в попытках достигнуть эффективного порядка в политико-правовой сфере.

Библиография
1.
Булычев И.И. Об интегративных школах философии нового времени // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2002. № 2 (26). С. 18-32.
2.
Гоголев А.И. Вопросы Новейшей истории: периодизация и сущность Наука и образование. 2011. №
3.
С. 64-69. 3.Гончаров В.Н. Современные концепции общества: философский анализ // Культура. Духовность. Общество. 2015. № 16. С. 151-155.
4.
Зинченко В.В. Cоциально-психологическое измерение политических и экономических трансформаций общества // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2010. Т. 6. № 2. С. 241-252.
5.
Кабылинский Б.В. Индустриальное и постиндустриальное общества: трансформация социального конфликта // Конфликтология. 2012. № 4. С. 55-67.
6.
Кошкин П.П. Теоретические аспекты социального управления в условиях общества индустриального типа // Власть. 2007. № 9. С. 10-13.
7.
Красникова Е.В. Основные этапы (стадии) в истории развития капитализма Вопросы политической экономии. 2018. № 1. С. 111-123.
8.
Кучукова Ж.М. Образ революции в развитии индустриального общества // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 6-1. С. 312-315.
9.
Лазаревич А.А. Трансформация идеала рациональности в современной культуре. Режим доступа: http://www.intelros.ru/pdf/mmk_mamardashvili/08.pdf (дата обращения: 20.03.2019).
10.
Лопаткин Г.В., Маслихин А.В. Основные тенденции эволюции социальной архитектоники при переходе от индустриальной к информационной стадии Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 6-2 (20). С. 125-127.
11.
Лугвин С.Б. Европейская бюрократия: контекст становления // Политическая концептология: журнал метадисциплинарных исследований. 2012. № 4. С. 131-144.
12.
Николаева Л.С., Чумакова Т.Н. Исторические образы человека и его потребностей в философии от Нового времени до современности // Вестник Донского государственного аграрного университета. 2015. № 3-3 (17). С. 4-10.
13.
Нуреев Р.М. Становление индустриального общества и поиски богатства народов Terra Economicus. 2012. Т. 10. № 1. С. 180-197.
14.
Порхачев В.Н., Порхачева Л.В. Образ истории через множественность моделей исторического развития // В сборнике: Актуальные проблемы современного гуманитарного знания материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. ФГБОУ ВО «Кемеровский технологический институт пищевой промышленности (университет)». 2017. С. 78-80.
15.
Равочкин Н.Н. Идейная детерминация политических и правовых процессов (Античность, Средневековье, Возрождение) // Научно-методический электронный журнал Концепт. 2018. № 9. С. 240-246.
16.
Равочкин Н.Н. Индустриальное общество и формирование контекста новоевропейского капитализма: социально-философский анализ // Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке. 2018. Т. 7. № 5A. С. 176-184.
17.
Розов Н.С. Когда началась эпоха Модерна и закончилась ли она? // Сибирский философский журнал. 2018. Т. 16. № 2. С. 63-74.
18.
Руденко М.Н. Теоретические подходы к проблеме модернизации // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. № 2 (35). С. 182-191.
19.
Самченко В.Н. Понятие практики в философии Нового и Новейшего времени // Социально-экономический и гуманитарный журнал Красноярского ГАУ. 2015. № 2 (2). С. 200-207.
20.
Трубицын Д.В. Индустриализм как технолого-экономический детерминизм в концепции модернизации: критический анализ Вопросы философии. 2012. № 3. С. 59-71.
21.
Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя. М.: ACT, 2006. 571 с.
22.
Хубиев К.А. Актуальная роль государства в экономическом развитии // Научные исследования экономического факультета. Электронный журнал. 2016. Т. 8. № 4 (22). С. 7-23
References (transliterated)
1.
Bulychev I.I. Ob integrativnykh shkolakh filosofii novogo vremeni // Vestnik Tambovskogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye nauki. 2002. № 2 (26). S. 18-32.
2.
Gogolev A.I. Voprosy Noveishei istorii: periodizatsiya i sushchnost' Nauka i obrazovanie. 2011. №
3.
S. 64-69. 3.Goncharov V.N. Sovremennye kontseptsii obshchestva: filosofskii analiz // Kul'tura. Dukhovnost'. Obshchestvo. 2015. № 16. S. 151-155.
4.
Zinchenko V.V. Cotsial'no-psikhologicheskoe izmerenie politicheskikh i ekonomicheskikh transformatsii obshchestva // Politicheskaya ekspertiza: POLITEKS. 2010. T. 6. № 2. S. 241-252.
5.
Kabylinskii B.V. Industrial'noe i postindustrial'noe obshchestva: transformatsiya sotsial'nogo konflikta // Konfliktologiya. 2012. № 4. S. 55-67.
6.
Koshkin P.P. Teoreticheskie aspekty sotsial'nogo upravleniya v usloviyakh obshchestva industrial'nogo tipa // Vlast'. 2007. № 9. S. 10-13.
7.
Krasnikova E.V. Osnovnye etapy (stadii) v istorii razvitiya kapitalizma Voprosy politicheskoi ekonomii. 2018. № 1. S. 111-123.
8.
Kuchukova Zh.M. Obraz revolyutsii v razvitii industrial'nogo obshchestva // Aktual'nye problemy gumanitarnykh i estestvennykh nauk. 2014. № 6-1. S. 312-315.
9.
Lazarevich A.A. Transformatsiya ideala ratsional'nosti v sovremennoi kul'ture. Rezhim dostupa: http://www.intelros.ru/pdf/mmk_mamardashvili/08.pdf (data obrashcheniya: 20.03.2019).
10.
Lopatkin G.V., Maslikhin A.V. Osnovnye tendentsii evolyutsii sotsial'noi arkhitektoniki pri perekhode ot industrial'noi k informatsionnoi stadii Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2012. № 6-2 (20). S. 125-127.
11.
Lugvin S.B. Evropeiskaya byurokratiya: kontekst stanovleniya // Politicheskaya kontseptologiya: zhurnal metadistsiplinarnykh issledovanii. 2012. № 4. S. 131-144.
12.
Nikolaeva L.S., Chumakova T.N. Istoricheskie obrazy cheloveka i ego potrebnostei v filosofii ot Novogo vremeni do sovremennosti // Vestnik Donskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2015. № 3-3 (17). S. 4-10.
13.
Nureev R.M. Stanovlenie industrial'nogo obshchestva i poiski bogatstva narodov Terra Economicus. 2012. T. 10. № 1. S. 180-197.
14.
Porkhachev V.N., Porkhacheva L.V. Obraz istorii cherez mnozhestvennost' modelei istoricheskogo razvitiya // V sbornike: Aktual'nye problemy sovremennogo gumanitarnogo znaniya materialy Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem. FGBOU VO «Kemerovskii tekhnologicheskii institut pishchevoi promyshlennosti (universitet)». 2017. S. 78-80.
15.
Ravochkin N.N. Ideinaya determinatsiya politicheskikh i pravovykh protsessov (Antichnost', Srednevekov'e, Vozrozhdenie) // Nauchno-metodicheskii elektronnyi zhurnal Kontsept. 2018. № 9. S. 240-246.
16.
Ravochkin N.N. Industrial'noe obshchestvo i formirovanie konteksta novoevropeiskogo kapitalizma: sotsial'no-filosofskii analiz // Kontekst i refleksiya: filosofiya o mire i cheloveke. 2018. T. 7. № 5A. S. 176-184.
17.
Rozov N.S. Kogda nachalas' epokha Moderna i zakonchilas' li ona? // Sibirskii filosofskii zhurnal. 2018. T. 16. № 2. S. 63-74.
18.
Rudenko M.N. Teoreticheskie podkhody k probleme modernizatsii // Kaspiiskii region: politika, ekonomika, kul'tura. 2013. № 2 (35). S. 182-191.
19.
Samchenko V.N. Ponyatie praktiki v filosofii Novogo i Noveishego vremeni // Sotsial'no-ekonomicheskii i gumanitarnyi zhurnal Krasnoyarskogo GAU. 2015. № 2 (2). S. 200-207.
20.
Trubitsyn D.V. Industrializm kak tekhnologo-ekonomicheskii determinizm v kontseptsii modernizatsii: kriticheskii analiz Voprosy filosofii. 2012. № 3. S. 59-71.
21.
Fromm E. Begstvo ot svobody. Chelovek dlya sebya. M.: ACT, 2006. 571 s.
22.
Khubiev K.A. Aktual'naya rol' gosudarstva v ekonomicheskom razvitii // Nauchnye issledovaniya ekonomicheskogo fakul'teta. Elektronnyi zhurnal. 2016. T. 8. № 4 (22). S. 7-23

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Социодинамика» автор направил свой материал, в котором поднимается вопрос об исследовании перехода Европы от средневекового общества к индустриальному в аспекте социально-философского анализа. Очевидно, что данный вопрос актуален для междисциплинарного исследования, в то же существуют значительные наработки по этому поводу, а значит, от автора потребуется сказать обоснованное новое слово в указанном направлении исследования, допускаю, что в рамках социального знания могут быть получены любопытные результаты, заслуживающие внимания. В начале статьи автор, формулируя проблему, признает, что для каждой исторической эпохи характерным является набор философских представлений о природе человека, общества и государства, а жизнь индивидов, по сути, является набором интерактивных ритуалов, объединенных в цепь, конституирующую социальную реальность. Поэтому автор материала считает целесообразным рассмотреть контекст Нового времени в ведущих национальных государствах в связке с соответствующим философским наследием. По его мнению, обращение к Новому времени определяется тем, что этот период задает идеи и их реализацию через становление прототипов современных для нас демократических институтов. Основными факторами, оказавшими влияние на появление качественно новых философских идей, становятся секуляризация и гуманизм, модернизация и революции, приведшие в итоге к трансформации социума и появлению индустриального общества и капитализма. В статье предпринята попытка представить модель общества, которое называется «индустриальное», однако, для этого необходимо, как полагает автор статьи, сделать первое приближение к его характерным чертам и дате начала становления, поскольку каждая конкретная историческая эпоха задает собственный характер социальных взаимодействий. Достаточно развернутое определение, которого автор придерживается в рецензируемой работе, дается В.Н. Гончаровым: «Индустриальное общество – это общество, основанное на развитии крупного промышленного производства, формирующее соответствующие модели рынка, науки и культуры». Автор считает необходимым подчеркнуть, что секуляризация кардинально изменяет статус человека и общества, поскольку Возрождению удалось отказаться от мистицизма в сторону свойственных ему «антропоцентризму» и «натурализму», ставших свидетельством переосмысления античного наследия. Наметившееся и возрастающее на протяжении всего Возрождения отрицание церковных догматов и преодоление исключительно религиозного способа миропостижение привело к осознанию понимания человека не как образа и подобия Бога, но как элемента природы, естественного, как и все остальные ее творения. Кроме того, еще одним важным становится утверждение, что закон божий перестает быть основанием, регламентирующим социальные взаимодействия между людьми. Вместе с отрицанием закона божьего не отрицается существование закона земного, предполагающего стремление регламентировать соответствующие отношения “земными” методами». Обращаясь к характеристике предмета своего исследования, автор подчеркивает: значительное воздействие на социально-политические трансформации оказывает также социально-философские воззрения Бодена, Вико, Гроция, Макиавелли, Мора, а также Реформация. Помимо изменений в духовной сфере, Реформация напрямую детерминирует динамику накопления капитала, что главное, мотивацию к труду по протестантским положениям «христианин целиком должен посвящать себя выбранной профессии и стремиться к неустанному труду». В духе современного менеджмента мы можем заявить, что рациональная и упорядоченная деятельность приводит не только к большему результату (стремительное накопление капитала), но и алгоритмизирует поведение человека в социуме. Соответственно, в рассматриваемый период новыми ориентирами человека и его страстями одновременно становятся «жажда денег и богатства», отразившиеся на этических качествах личности и ее потребностях. Кроме того, рассматривая специфику обозначенного предмета исследования, автор специально подчеркивает важность анализа проблемы. Отмечается при этом, что роль рационального познания и установления многообразных и скрытых закономерностей для будущих институциональных преобразований, дающих один из эффективных вариантов социального порядка, отводится науке. Кроме того, необходимо осознавать, что создание будущих машин и дальнейшая модернизация попросту выглядят невозможными без достижения высокого уровня научного знания и его последующего вытеснения элементов религиозного сознания, оторванных от практики. Переломным в этой части становятся воззрения Т. Гоббса, в целях достижения людьми счастливой жизни настаивающего на вытеснении философией теологии и увидевшего специфику первой в том, «что она является обоснованной, достоверной и системной теорией. И все то, что противоречит этим критериям, не может относиться к компетенции философии». Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи? 1. Автором обоснована позиция, в соответствии с которой в трансформирующейся политико-правовой сфере западных государств к моментам окончательного утверждения индустриальной модели институциональное оформление будет зависеть от социокультурных особенностей, приверженности властей конкретным идеям и понимания реализации их отдельный положений. 2. Автор пришел к закономерному выводу о том, что рассмотренные технологические трансформации, наблюдавшиеся в европейских обществах Нового времени, позволяют определить общий маркер для всех происходящих процессов как формы проявления «социальной революций». Общественно необходимый образ революции возник по причине сформированного линейно-исторического мышления и убежденности в прогрессивном характере бытия социума. Отмечается при этом, что все множество трансформаций не являлось бы успешными без овладения массовым сознанием соответствующими идеями, подчеркивающих важность преодоления средневековых когнитивных схем. Как видим, автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы. Статья обладает рядом преимуществ, которые позволяют дать положительную рекомендацию данному материалу, в частности, автор раскрыл тему, привел достаточные аргументы в обоснование своей авторской позиции, выбрал адекватную методологию исследования. Библиография позволила автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике (было использовано 22 источника). На основе изложенного считаю, что статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"