Статья '«Глобальность» как базовое понятие глобальных исследований' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

«Глобальность» как базовое понятие глобальных исследований

Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2019.6.29279

Дата направления статьи в редакцию:

21-03-2019


Дата публикации:

19-07-2019


Аннотация.

Предметом исследования является феномен глобальности, являющийся одним из наименее разработанных и наиболее дискуссионных. Автор полагает, что феномен глобальности оказался тем основным предметом, а в глобалистике – даже объектом, который лежит в основе глобального направления науки. В статье показано, что это понятие, будучи многозначным, становится всё более актуальным в связи с тем, что наш мир стремительно превращается в мир глобальный, который формируется как под влиянием деятельности человека, так и природных факторов – глобальных процессов и ограничений. Исследуются основные смыслы понятия глобальности в современной науке и особенно начавшийся процесс трансформации «глобального» из свойства предмета в «глобальность» как объект исследования, а также выявляются основные формы понятия глобальности в глобальном кластере научных знаний. Автор использует интегративно-междисциплинарный, системный и глобальный подходы, исторический и эволюционный способы исследования, а также ряд других общенаучных методов, особенно прогнозирования науки и исследования будущего. Представлены основные формы глобальности - пространственно-географическая, пространственно-темпоральная и качественно-содержательная. Кроме того, к основным формам глобальности автор относит и анализирует экзистенциальное значение понятия глобальности, связанное с глобальным риском и глобальной безопасностью. Обсуждаются также особенные виды глобальности для глобальных феноменов, в основном на примерах глобализации и глобальных проблем. Предполагается, что глобальность выступает в качестве базового понятия глобальных исследований, ориентируя направление научного поиска.

Ключевые слова: безопасность, глобализация, глобалистика, глобальность, глобальные исследования, глобальные проблемы, глобальные риски, рискологическая глобалистика, устойчивость, формы глобальности

Abstract.

The subject of this research is one of the least advanced and most discussed phenomena of globality. The author assumes that the phenomenon of globality appears to be that core subject, and in globalistics – even the object underlying the global vector of science. It is demonstrated that this ambiguous concept gains more and more relevance as the world is rapidly turning into the global world, influenced by human activity along with natural factors – global processes and constraints. The author examines the meanings of the concept of globality in modern science, and specifically the ongoing transformation of “global” from quality of the subject into “globality” as the object of research; as well as determines the basic forms of the concept of globality within the global cluster of scientific knowledge. The author applies the integrative-interdisciplinary, system and global approaches; historical and evolutionary methods of research; as well as a set of other scientific methods, such as forecasting and studying of future. The article illustrates the main forms of globality: spatial-geographical, spatial-temporal, and qualitative-conceptual. The author also refers to the listed above main forms of globality the existential meaning of the concept of globality, associated with the global risk and global security. The article discusses the peculiar types of globality with regards to global phenomena, mostly on the examples of globalization and global problems. It is suggested that globality manifests as the basic concept for global studies, guiding the vector of scientific inquiry.

Keywords:

risk-globalistics, global risks, global problems, global studies, globality, globalistics, globalization, security, sustainability, special types of globality

Введение

Появление и развитие глобального направления науки поставило немало вопросов как эпистемологического, так и онтологического характера. Это направление развития научных знаний далеко не сводится только к какой-либо одной дисциплине, а представляет собой некоторый комплекс, получивший наименование глобальных исследований [1-5]. Несмотря на то, что глобальные исследования развиваются относительно интенсивно немногим более полувека, всё же это пока начальный этап и здесь много ещё дискуссионных и мало исследованных проблем. Это сказывается на понимании многих «глобальных понятий» в глобальном направлении науки и прежде всего, как мы полагаем, главного - понятия «глобальности» (globality) и соответствующего ему глобальному подходу.

Появление слова «globality» было зафиксировано в публикациях в США ещё в 1942 г., а во Франции - «globalité» даже на шесть лет раньше, но оно не было связано с какой-либо научной теорией и несколько десятилетий считалось просто модным термином. В 1983 г. Р. Робертсон впервые применил как научный термин globality, связав глобальность с глобализацией, заявив, что две наиболее общие черты состояния глобальности такие же, как и у глобализации: широко распространенная связанность (или взаимосвязанность) и глобальное сознание[6]. Поскольку другие глобальные процессы им не рассматривались, то они оказались не связанными с глобальностью.

В дальнейшем в несколько ином смысле этот термин был использован в 1998 г. экономистом Даниэлем Ергиным, который полагал, что понятие «globality» описывает конечное состояние процесса глобализации - это «конечный» результат глобализации как новое состояние глобальной гиперконкуренции [7, 8]. В зарубежных изданиях и словарях оно встречается довольно часто и особенно в работах американских авторов, развивается в основном в рыночно-экономическом направлении, в отличии от отечественных исследований.

В вышедшей в 2003 г. энциклопедии «Глобалистика» это термин как самостоятельная статья отсутствует, но есть статья «Критерии глобальности» [9]. Этот термин появился затем в четырёхтомной «Энциклопедии глобализации», изданной в Лондоне и Нью-Йорке [10, р.524-526.], а также он присутствует во многих англоязычных словарях. Глобальность как центральное понятие глобалистики рассматривался также М.А. Чешковым [11], который даже термин «глобалистика» в переводе названия книги на английский язык именует как «globality as science». Его интерпретация глобальности носит философско-методологический характер и имеет довольно сложную структуру, описывать которую здесь не имеет смысла, но так или иначе глобальность также связывается им с глобализацией, выражая её завершающий этап в форме обретения целостности человечества.

Значение понятия «глобальность» во многих случаях выходит за рамки упомянутых экономического и философского смыслов: уже сейчас оно превратилось в едва ли не междисциплинарно-общенаучную категорию. В логическом аспекте термин уже трансформируется из предиката как свойства и превращается в предмет, а в научных исследованиях (по крайней мере, в глобалистике) всё больше оказывается не какой-то характеристикой или чертой исследуемых объектов, а самим объектом исследования. Именно в глобалистике и её междисциплинарных направлениях глобальное исследуется как объект, который может иметь пространственное, темпоральное, содержательное и иное «научное бытие», на чём далее будет акцентировано внимание. Но в ряде других глобальных исследований глобальное по-прежнему характеризует какие-то актуальные и потенциальные свойства и характеристики глобализирующихся и глобальных объектов.

Процесс превращения глобального из свойства в предмет (объект) исследования является той особенностью современной науки в её глобальном измерении и ориентации, который выступает инновационной тенденцией и сущностной характеристикой глобальной революции в науке. Вторжение «феномена глобальности» в науку оказалось несколько неожиданным и деформирующим уже, казалось бы, давно устоявшийся «дисциплинарный каркас» научного знания, который, впрочем, подвергается кардинальным проблемно-интегративным воздействиям не первый раз. В статье рассматривается понятие глобальности в современной науке и в основном в глобальных исследованиях.

Пространственно-временные и качественно-содержательные формы глобальности

Многолетние исследования глобальной проблематики современной науки привели автора к выводу о том, что феномен и понятие глобальности оказались тем основным предметом, а в глобалистике даже объектом, который лежит в основе глобального направления науки. Наверно, это в какой-то мере осознал ещё М.А. Чешков, полагая, что в этой роли «выступает глобальность вообще, терминологическое обозначение которого распространено в зарубежной литературе и которое почти не практикуется в литературе отечественной, предпочитающей оперировать понятием глобализации» [11, c. 82]. Однако вряд ли можно согласиться с представлением глобальности только как неделимости и целостности человечества. Как будет далее показано, это лишь одна из форм глобальности и то реализуемая в весьма узкой области (также нельзя согласиться, что «предмет глобалистики – целостность человечества» [11, c.98].

Глобальное (глобальность) после Великих географических открытий стало рассматриваться как одно из свойств такого объекта как наша планета Земля. Глобальность проявляется прежде всего в том, что этот феномен уже установлен в своей наиболее наглядной – пространственно-географической форме, т.е. занимает территорию всего земного шара (от лат. globus -шар – охватывающий весь земной шар, планету в целом как космический объект), или большую часть его поверхности. Если эта территория существенно уменьшается, «степень глобальности» уменьшается и масштабы снижаются до региональных, а затем и до локальных.

Глобальность как характеристика того или иного научного направления первое время была тесно связана с планетой, представлением о её пространстве и территориии. Если проследить генезис какой-либо «глобальной дисциплины», то можно увидеть, что обычно исследуется какой-либо объект, который может иметь ту или иную глобальную характеристику, сторону своего бытия, наряду с другими. Например, одна из первых глобальных дисциплин, заявившая о своих «глобальных претензиях» примерно на два десятилетия раньше глобалистики, глобальная экология, как раздел экологии, стала изучать любые экологические взаимодействия и процессы в предельно широкой эко­системе планеты – биосфере как глобальной экологической среде.

Если взять глобалистику, то это система научного знания, которая может рассматривается как формирующаяся научная дисциплина (где дисциплинарность проявляется в основном на теоретическом уровне) и вместе с тем как интегративно-общенаучное направление, изучающее различные междисциплинарные аспекты глобальных процессов и систем (прежде всего, глобализации и глобальных проблем), выявляющее их законы и тенденции развития. Можно и дальше перечислять объекты исследований других глобальных областей знания, но мы так или иначе обнаружим, что многие располагаются на нашей планете Земля и главным образом в её биосфере. То есть объективной основой глобальных объектов является их существование на Земном шаре и не случайно именно планетарное происхождение глобальности видится в качестве исторически наиболее раннего.

Если исходить из пространственного критерия глобальности, то, контуры планеты после Великих географических открытий представляются моделью земного шара в форме глобуса. Несмотря на то, что в ходе развития астрономии и географии в Древней Греции (ещё Аристотель указывал, что Земля имеет форму шара) представление о плоской Земле утратило поддержку учёных, в массовой культуре и сознании ещё долго планета в духе мифологической космогонии представлялась в качестве плоского диска (причём до сих пор существует общество плоской Земли).

Можно полагать, что форма Земного шара как некая начальная «глобальность» превратилась в объект исследования, но в то же время существенно расширилась как модель изучения, создавая возможности выявления её аналогов в иных областях научного поиска.

Так, используемый применительно к планете Земля пространственный критерий уже не ограничивается только нашей планетой, а стал выносится и за её пределы. В качестве примера можно привести современную космологию: так, в разделе коллективной монографии, написанном таким известным ученым как А.Д. Чернин, имеется фрагмент, который озаглавлен «Глобальное и локальное» [12, с.431-434]. Эти понятия имеют вовсе не те значения, которые используются в глобалистике, они распространяются на всё мироздание, причем глобальное относится ко всей Вселенной, а не только к Земному шару. В упомянутой работе используется и термин «глобальная космология» (впрочем, не только в этой книге и не только этим ученым).

В последнее время «глобальность» стала «отрываться» от своего материального земного (и космического) тела и превратилась не просто в предмет познания, а в самостоятельный объект изучения. Лингвистически слово «сфера» (от греч. σφαῖρα) переводится как шар, что вызывает ассоциацию с понятием глобуса в более широкой «пространственной глобальности». Речь идёт о том, что предикат «глобальное» стало всё в большем числе случаев начинает трансформироваться в относительно самостоятельный феномен «глобальность» как новый объект исследования. Вселенную, по крайней мере, видимую её часть тоже можно представлять в форме сферы, т.е. некоего шара (сфера Хаббла) как области расширяющейся Вселенной, за пределами которой объекты удаляются со скоростью большей скорости света.

Всё это дало основание считать нашу «шарообразную планету» тем первым объектом, который так или иначе формирует глобальные характеристики многих других (но далеко не всех) объектов глобальных исследований. Для того, чтобы быть глобальными, они должны обладать некоторыми признаками, позволяющими им иметь то или иное значение (признак) глобальности. Причём, как увидим далее, глобальность не всегда характеризуется одним признаком, а в пределах одной и той же формы глобальности может существовать некоторая совокупность признаков. И хотя понимание глобальности далеко не однозначно, но тем не менее уже можно выделить основные значения этого понятия, представляющие возможность и обоснованность выделения глобальных исследований как нового комплексного направления науки, имеющего не только дисциплинарные формы своего выражения и эволюции.

Глобальность обрела не только пространственно-шаровидную форму своего представления, но расширилась на другие объекты, приобретая не только новые формы, но и трансформируя своё общее содержание. Так, глобальность стала выражаться не только в пространственно-географических формах, но и в темпорально-исторических, эволюционных характеристиках глобальности. Ведь пространственно-временные черты и критерии глобальности должны быть взаимосвязаны в общем системно-целостном критерии глобальности в силу имманентной взаимосвязи упомянутых атрибутов материи в едином континууме. Поэтому, в дополнение к рассмотренному выше, речь идёт как об уже состоявшихся глобальных характеристиках объектов исследования, так и тех, которые могут стать таковыми в будущем, т. е. об актуальных и потенциальных глобальных параметрах, отличающихся по началу возникновения, своей длительности и достижению того или иного признака (свойства) глобальности. В этом случае для потенциально-развёртывающихся глобальных процессов может быть использовано такие понятия как «глобальная ориентация» или «глобальный вектор» эволюции, выражающий тенденцию или направленность того или иного процесса обрести в каком-то смысле признак глобальности.

Очень часто связь пространственных и темпоральных характеристик в феномене глобальности не рассматривается и на приоритетное место выдвигаются только пространственные представления, хотя, как отмечалось, они взаимосвязаны в общем системно-целостном атрибутивно-глобальном критерии. Это принципиально важно для любого вида глобальной деятельности: ведь для решения глобальных проблем нужно принимать упреждающие решения и осознание глобальности процессов тем самым ведёт к футуризации управления и формированию опережающих его форм, в том числе и глобального управления.

Нужно также отметить, что встречающееся иногда мнение, что свойства, характерные для глобального, должны проявляться в том или ином виде на региональном или локальном уровнях и масштабах, в ряде случаев оказываются неправомерными. Глобальность может проявляться, например, только на контурно-целостном, самом «верхнем уровне» без наличия индивидуальных, «глокальных» и региональных проявлений, принимая холистические формы «глобального гештальта», или предельного глобального свойства космической системы каким является земной шар (или целостности без частей в варианте космического вакуума как формы тёмной энергии).

Кроме выше упомянутых форм глобальности, были выявлены и другие её формы и критерии глобальности, и прежде всего качественно-содержательный критерий, как своего рода общее (универсальное) свойство для рассматриваемого множества объектов. Этот смысл термина «глобальный» означает, чтоданный процесс (объект) обладает некоторой всеобщей содержательной характеристикой, закономерностью, тенденцией или чертой, которая присуща входящим в это множество (совокупность) элементам. Закономерности, свойственные социальным феноменам, также являются их глобальными характеристиками в том смысле, что они характерны для социальной реальности. Например, глобальное содержание определённой части международных отношений проявляется в том, что действие их закономерностей и принципов характерно не только для каких-то отдельных социумов и территорий, а всего мирового сообщества, т.е. они имеют общечеловеческое содержание и значение (что отражено в Уставе ООН).

Если какие-то объекты или процессы еще не обрели своей глобальной целостности, например, в пространственном аспекте, то они изначально, по самой своей природе обладают теми или иными содержательными свойствами, как своего рода атрибутами социальных феноменов. Ясно, что атрибутивно-содержательный, экзистенциально-качественный критерий глобальности оказывается более важным и существенным, чем «пространственно-количественный» критерий. Онтологически «качественно-атрибутивная глобальность» относится к природе и сущностной стороне объекта или процесса, существуя в них изначально, по крайней мере, с тех пор как они появились. В этом смысле содержательная глобальность как атрибут какого-либо феномена – это также его «экзистенциальная глобальность».

Глобальность того или иного процесса в пространственном смысле существует не всегда, и об этом свидетельствуют исследования феномена глобализации. Более того, те или иные процессы (объекты), обладая «экзистенциально-атрибутивной глобальностью», не всегда могут обрести «пространственную глобальность». Однако иногда имеет место и другой процесс, когда через атрибутивно-содержательную глобальность, в ходе её развёртывания, происходит преодоление планетарных пределов и границ и глобальное в пространственном смысле переходит в глобально-космическую форму, что уже стала изучать космическая глобалистика.

Многозначность (омонимия) «глобального» проявляется и в наименовании, например, глобального эволюционизма, который довольно часто также именуют универсальным эволюционизмом. В данном случае термин «универсальный» берет начало от лат. universalis в значении всеобщего, всеобъемлющего, распространяющегося даже на всю Вселенную. Вместе с тем сторонники иного наименования могут ссылаться на то, что во французском и даже английском языках термин global имеет смысл всеобщего, взятого в целом, простирающегося на всё мироздание в целом.

Глобальность тем самым стала обретать свою самостоятельность как нечто общее для очень многих объектов и процессов, которые выступают как особенные формы или виды проявления глобальности. В этом смысле можно говорить о глобальности как новой - глобальной реальности (например, по аналогии с социальной реальностью, используемой в социологии). В этом предельно широком смысле глобальность выступает как общая категория для многих уже существующих и ещё не открытых форм глобальных феноменов и становится новой областью научного исследования, формируя инновационное направление науки – глобальные исследования и особый способ познания – глобальный подход.

Экзистенциальные риски: проблема безопасности и критерии глобальности

Становление глобального мира сопряжено с усилением неопределённости будущего и ростом рисков, которые уже получили наименование глобальных рисков [13]. Эволюционное расширение концепции безопасности сопряжено с распространением понятия риска по пространству научного знания. В последние десятилетия одним наиболее мощных стимулов этого расширения выступает глобализация и другие глобальные процессы и тенденции. Это приводит как к осознанию наличия проблемы безопасности и риска каждого из глобальных и глобализационных процессов, так и к формированию понятий глобальной безопасности и глобального риска, относящихся к проблеме выживания человечества в глобальном мире.

Осознание роста значения понятия риска и глобального риска, в особенности, приводит к тому, что это понятие активно используется в практической деятельности в области экономики. Так, на глобальные риски не первое десятилетие обращает пристальное внимание Всемирный экономический форум (ВЭФ), опубликовавший вначале 2019 г. уже 14-ый вариант доклада о глобальных рисках [14]. Это коллективный труд сотен экспертов целиком и полностью основанный насистемно-сетевом подходе в глобальном масштабе, опираясь на предыдущие доклады, даёт социодинамическую картину глобальных рисков в их взаимосвязи в темпоральном масштабе десяти и менее лет.

В более широком смысле современное общество представляет собой общество риска, которое своей деятельностью продолжает увеличивать вероятность риска и неопределённость будущего, снижая глобальную безопасность существования цивилизации [15-23]. Поэтому к общим и основным (универсальным) характеристикам глобальности вполне уместно отнести и некоторые критерии, связанные с появлением глобальных опасностей, угроз и рисков, характеризующих проблему глобальной и региональной безопасности.

Обсуждаемая далее форма глобальности является новой для глобальных исследований и её введение пока остаётся проблемно-дискуссионным, т.к. она не выделялась ранее в качестве самостоятельного и одного из основных форм (и критериев) глобальности. К тому же эта форма, хотя и связана с глобальными процессами и проблемами, но не «порождается» только ими, а имеет более общие, нередко внешние причины.

Так, вполне возможны общепланетарные причины глобальных катастроф типа внезапного извержения какого-либо вулкана, а тем более – супервулкана (например, наиболее вероятной вулканической деятельности Йеллоустонской кальдеры в силу природных или антропогенных причин), могущие иметь далеко идущие последствия не только для развития цивилизации, но и для её существования, не исключая почти мгновенной деградации вплоть до гибели. Глобальные опасности могут создавать и космические процессы, например, если астероид или комета сталкивается с нашей планетой, как это было 65 млн. лет тому назад, когда произошла общепланетарная катастрофа, погубившая гигантских рептилий и значительную часть других живых существ.

В принципе из-за возрастающей нестабильности в последние сотни лет магнитного поля планеты не исключён переворот магнитных полюсов Земли, причём он может быть резким и непредсказуемым явлением, произойти внезапно и станет катастрофичным для стран, где широко распространены информационные технологии. Для исследования такого рода возможных глобальных катастроф последнее время развивается исследовательское направление, занимающееся анализом разного рода глобальных экзистенциальных рисков, возможных катастроф и опасностей, угрожающих человечеству [17-23].

Глобальные риски не случайно могут иметь экзистенциальные формы и критерии, т.к. имеют непосредственное отношение к существованию человечества и биосферы, тогда как другие акцентируют основное внимание на развитии цивилизации. Если иметь в виду, что, наряду с рисками антропогенной составляющей, никуда не исчезли и ранее существовавшие природные процессы, весьма опасные для человечества, то ясно, глобальные риски необходимо начать интенсивно изучать и минимизировать. Если же тот или иной глобальный риск будет возрастать, то такой риск предвещает катастрофический процесс общепланетарного масштаба.

«Безопасностная» (или экзистенциальная) глобальность (так пока редакционно не очень удачно можно назвать этот тип глобальности) связана с соответствующими экзистенциальными рисками [22-24]. Эти последние – риски свидетельствуют о реальной возможности вымирания цивилизации (общества, человека) или существенном вреде для жизни на Земле [19-22]. Рассматриваемая в таком случае глобальность заключается прежде всего в том, что она имеет экзистенциальную природу, связана в основном с проблемами выживания цивилизации и далеко не всегда вызываются глобальными (и даже земными) процессами. Глобальные угрозы и опасности могут порождаться и проявляться, например, на локально-региональном уровне (речь идёт о «запуске» глобальной катастрофы локально или региональными «триггерными» процессами). Сейчас наиболее опасными считаются ядерная война, необратимый парниковый эффект и взрывы супервулканов, однако не исключено обнаружение совершенно неизвестных сейчас процессов, обострение которых несовместимо с существованием человечества [18-19].

Важно изучать эти и другие глобальные риски, причём не только в докладах упомянутого Всемирного экономического форума, где приоритет отдается экономоцентрическому видению рисков. При таком подходе упускаются из поля зрения другие аспекты, прежде всего экзистенциальные риски, которые пока не воздействуют (либо воздействуют виртуально) на экономику и тем самым не видится сама проблема глобальной безопасности в целом. Ведь какая бы ни была причина глобальных рисков, она негативно влияет на качественно-содержательную глобальность цивилизационных или биосферных феноменов.

Экономоцентрическое видение рисков, конечно, важно и инициативу ВЭФ можно только приветствовать, но в общем случае глобальные риски связаны не столько с экономикой, сколько с существованием и развитием цивилизации и глобальной безопасностью. Ведь рассмотрение рисков на первый план выдвигает проблему опасности в её разных видах, а значит, должна исследоваться проблема безопасности в её широком (не только экономическом) ракурсе, особенно безопасность глобальная и даже геокосмическая (в первую очередь речь идёт об астероидно-кометной безопасности). Не меньшее, а в принципе даже большее влияние должен играть в современной науке экзистенциальный подход к рискам, где экономоцентрическое видение должно быть только частью более широкого подхода (хотя это экзистенциально-экономическое противоречие наиболее типично для выбора стратегий обеспечения безопасности).

Поскольку в рискологию всё больше включаются глобальные факторы, то можно считать, что начинают формироваться контуры новой области научного поиска – глобальной рискологии, которая исследует риски в их глобальном ракурсе. Вместе с тем, можно ожидать и возникновения близкого направления не в рискологии, а в глобалистике – рискологической глобалистики (риск-глобалистики), изучающей глобальные процессы и проблемы в контексте появления и эволюции риска.

Глобальные феномены и особенные формы (виды) глобальности

Выше мы рассмотрели основные три наиболее общих форм и критериев глобальности, но есть веские основания полагать, что можно выделить и ряд других видов, причём эта многозначность будет только расти. Поэтому важно выявить эти особенные глобальные характеристики и каждый из глобальных феноменов (объектов исследования) дополнить другими, свойственными ему критериями и признаками глобальности. Ведь даже при классификации глобальных феноменов интуитивно имелись в виду разные черты их глобальности, поскольку они состоят из природных, социоприродных и социальных феноменов.

Здесь не рассматриваются характеристики глобальности для природных процессов, поскольку они имеют больше отношение к наукам о Земле, а не к глобальным исследованиям, хотя важно их учитывать, если они взаимодействуют с человеком и обществом. Но важно различать смыслы понятия «глобальное» не только в природной сфере, но и в социальной и социально-природной областях деятельности, поскольку в этих случаях данный термин приобретает различные значения.

В социальной сфере внимание сейчас акцентируется внимание как на глобальных проблемах, так и на глобализации, ведущей к усилению взаимозависимостей в процессе развития различных стран и регионов, формированию универсальных форм хозяйствования, всё более общих социальных и культурных ценностей. В социоприродной сфере больше внимания обращается на негативные последствия обострения глобальных проблем, на ограниченность экологических и ресурсных возможностей биосферы, её ускоряющейся деградации под влиянием преобразующей деятельности цивилизации. Конечно, это взаимосвязанные аспекты деятельности человека по формированию глобального мира, но их всё же уместно различать, что придаёт специфику глобальности в этих процессах.

Каждая из выделенных выше общих форм глобальности как объект (и свойство) может «расщепляться» на отдельные виды в зависимости от специфики рассматриваемой области. Причём особые свойства тем или иным видам глобальности придаёт в основном качественно-содержательная их составляющая, что будет далее показано на примере глобальных проблем и глобалистики.

Критерии (и формы) глобальности были рассмотрены А.Н. Чумаковым для глобальных проблем [9,25], поскольку важно было выявить, в чём состоят черты (признаки) их отнесения именно к глобальным, а не к другим проблемам. Глобальные проблемы были охарактеризованы как проблемы, имеющие отношение к жизненным интересам всего населения планеты и требующие для своего решения совместных усилий подавляющего большинства или даже всех государств и народов мира. Глобальные проблемыохватывают весь земной шар, т.е. действует «пространственно-географический» критерий, но сюда добавляются критерии, характеризующие эти проблемы со стороны их содержания, существенных особенностей, которыми они обладают.

Как полагает А.Н. Чумаков, эти содержательные особенности включают следующие характеристики: во-первых, глобальные проблемы по своей сути затрагивают интересы не только отдельных людей, но и судьбу всего человечества, во-вторых, для их решения требуются целенаправленные, согласованные действия и объединение усилий, по крайней мере, большинства населения планеты, в-третьих, эти проблемы являются объективным фактором мирового развития и не могут быть проигнорированы кем бы то ни было, в-четвертых, нерешенность глобальных проблем может привести в будущем к серьезным, возможно, непоправимым последствиям для всего человечества и среды его обитания [9].

Эти критерии могут измениться в отдалённом будущем, когда начнётся массовое освоение космоса, причём некоторые глобальные проблемы трансформируются вначале в глобально-космические, а затем в основном и во внеземные, поскольку ряд аналогичных проблем будет характерен и за пределами планеты. Но так или иначе, в какой-то мере теряя свои глобально-земные бытие и форму, они останутся общечеловеческими проблемами, поскольку их появление в основном обусловлено социальными и социоприродными факторами.

Иные особенные черты и критерии глобальности у процесса глобализации. Понятие глобализации появилось не на первом этапе развития глобалистики и одним из первых понимание глобальности было «опробовано» на глобальных проблемах. Но сейчас среди других видов глобальных процессов на приоритетное место выступает глобализация, где содержательные критерии глобальности отличаются от таких же критериев глобальных проблем. И это связано с сущностью глобализации, которая на разных этапах своей эволюции «выполняла» разные функции.

Если взять современный этап этого глобального процесса и развития, то, здесь обычно исходят из «интеграционно-универсалистской» трактовки глобализации, когда доминирующую роль играет универсализация, интеграция и обретение целостности мирового сообщества (которые вместе составляют комплексную особенность глобальности этого процесса). Конечно, как и глобальные проблемы человечества, процесс глобализации затрагивает жизненные интересы всё большего населения земного шара и требует для своего позитивного решения совместных усилий государств и народов современного глобализирующегося мира. В этом смысле глобализация тоже представляет глобальную проблему, в которой должно быть больше позитивного, нежели негативного, в отличие от «обычных» такого рода глобальных проблем. Также в отличие от глобальных проблем (где негативные составляющие явно превалируют, ориентируя даже на апокалиптическое будущее) в ходе развёртывания глобализации может появиться целостная глобальная цивилизация как важнейший позитивный итог этой формы глобального развития, если своевременно снижать его негативы до безопасно-приемлемых. Эти черты глобализации формируют совершенно иной подход к специфическим чертам видения глобальности.

Понятие глобального в концепции глобализации зависит от того, какое значение понятия глобальности в его общей форме принимается для формирования этой концепции. Можно принять в качестве критерия глобальности пространственно-географический критерий и временного начала - с Великих географических открытий. Но такое видение глобальности отодвигает на второе место качественно-содержательный критерий, поскольку достижение пространственной замкнутости социальной деятельности явилось в каком-то смысле результатом развёртывания ранее действующего потенциально-содержательного критерия глобальности. И это одна из причин того, что такое «пространственное видение» глобализации часто оспаривается, причём сдвигают её начало на более ранние либо поздние времена.

Причём на разных этапах развёртывания глобализации возникают и другие особенные значения глобальности. Но не только различные периоды (этапы) глобализации, но и возникающие в её ходе глобализационные и глокализационные процессы как внутренние составляющие могут иметь свои особенности, наряду с общими формами глобальности. Это также означает, что может происходить эволюция форм и особенных видов глобальности в зависимости от появления и развёртывания составляющих глобализацию глобализационных процессов.

И если глобальные проблемы в какой-то своей части могут «транслироваться» за пределы планеты, то будущее расселение по космосу, также может привести к дальнейшему процессу, аналогичному глобализации, хотя, скорее всего, вначале будет идти процесс дифференциации космических колоний землян, своего рода процесс «рассеяния по космосу». Ведь уже не будет природных ограничений глобального характера (но появятся космические пределы), направляющих социоприродные процессы по интегративно-интенсификационным траекториям развития. Но когда станут осваиваться Луна и Марс (не говоря уже об экзопланетах) могут понадобиться результаты исследований глобальных процессов на Земле.

Здесь мы рассмотрели глобальность лишь двух глобальных феноменов – глобальных проблем и глобализации, но нетрудно убедиться в том, что та или иная специфика глобальности сохраняется во многих, если не во всех исследованиях глобальных процессов. Это область будущего научного поиска, поскольку здесь не ставилась цель рассмотреть все глобальные процессы и системы, а только акцентировать внимание на наиболее важных концептуальных «алгоритмах» формирования понятий «глобальности».

Заключение

Как выше было показано, понятие глобальности становится всё более актуальным не только по экономическим причинам, поскольку весь мир по многим направлениям деятельности человечества стремительно превращается в мир глобальный. Для созидания глобального мира важно использовать базовое для глобального направления науки понятие «глобальность», а также исследовательскую ориентацию на комплексный глобальный подход. То, что ранее представлялось глобальной системой уже видится как интенсивно глобализирующийся и в перспективе - глобальный мир [26,27]. В природном отношении мир, существующий на нашей планете, всегда был глобальным с тех пор, как образовалась Земля. Поэтому сейчас речь идёт о том, что глобальным становится и цивилизационный мир, его взаимодействие с биосферой планеты.

Несмотря на противоречия, сложности и ограничения, постепенно формируется всё более сложная и целостно-интегральная общепланетарная система социальных и социоприродных взаимодействий, которую можно считать глобальным миром. Тем самым, понятие “глобальный мир” прежде всего обозначает область человеческой деятельности, которая, с одной стороны, достигла масштабов биосферы, а, с другой стороны, хотя и временно, но ограничилась пределами планеты. Глобальный мир благодаря в основном глобализации в определённых сферах и аспектах существует уже сейчас, но многие глобализационные процессы ещё не развернулись в необходимой степени, поэтому в более развитой форме и целостности этот мир появится лишь в будущем.

На пути его формирования необходимо разрешить основное социоприродное противоречие, состоящее в том, что непрерывно возрастающие потребности человечества всё меньше стали удовлетворяться биосферой планеты, приводя к глобальным пределам развития, что в перспективе угрожает общепланетарной катастрофой. Поэтому важно, чтобы глобальное развитие, которое должно разрешить это противоречие, оказалось бы устойчивым развитием, на переход к которому уже ориентируется мировое сообщество.

Устойчивое развитие характеризуется как развитие, удовлетворяющее потребности настоящего времени, но не ставящее под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности. Это наиболее безопасный (не только в экологическом ракурсе) тип социоприродной эволюции, снижающий до приемлемого уровня любые негативные воздействия на цивилизацию и биосферу. Поэтому в конечном итоге под глобальным миром имеет смысл понимать состояние и форму эволюции цивилизации и её взаимодействия с природой, которые могут появиться через достижение основных форм глобальности и всесторонней устойчивости.

Библиография
1.
Урсул А.Д. Становление науки о глобальном мире // Социодинамика. 2018. № 10. С.61-67. DOI: 10.25136/2409-7144.2018.10.27446.
2.
Урсул А.Д. Глобалистика и глобализационные исследования: cтановление новых интегративных направлений // Философская мысль. 2018. № 4. С.17-29. DOI: 10.25136/2409-8728.2018.4.24168. URL: http://e-notabene.ru/fr/article_24168.html
3.
Урсул А.Д. От глобального развития к глобальному миру // Мировая политика. 2018. №4.С.10-20. DOI: 10.25136/2409-8671.2018.4.28334. URL: http://e-notabene.ru/wi/article_28334.html
4.
Кувалдин В.Б. Глобальный мир: политика, экономика, социальные отношения. М.: Весь мир. 2017. 400 с.
5.
Чумаков А.Н. Глобальный мир: столкновение интересов. М.: Проспект. 2018. 448 с.
6.
Robertson R. Interpreting Globality // World Realities and International Studies. / Ed. by Robertson R. Glenside (Pa.): Pennsylvania University Press. 1983. pp. 7–19.
7.
Schäfer W. Lean Globality Studies // Globality Studies Journal: Global History, Society, Civilization. no.7. 2007. pp. 24-36.
8.
Yergin D. The Commanding Heights: The Battle for the World Economy. New York: Simon & Schuster. 2002. 488 р.
9.
Чумаков А.Н. Критерии глобальности // Глобалистика. Энциклопедия. Москва, Радуга, 2003. 1378 с.
10.
Robertson R. Globality // Encyclopedia of globalization, / Eds: R. Robertson, J. A. Scholte, D. L. Downie. vol. 2, New York and London: Routledge. 2007. 1728 p.
11.
Чешков М.А. Глобалистика как научное знание. Очерки теории и категориального аппарата. М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2005. 224 с.
12.
Чернин А.Д. Открытие темной энергии в ближней Вселенной // Астрономия: век XXI. Фрязино: Век 2. 2007. 608 с.
13.
Глобальные риски XXI века: пределы регулирования. М.: Ин-т Европы РАН , 2013. 142 с.
14.
Global Risks Report, 2019. 14th Edition. Geneva: World Economic Forum, 2019. 114 p. URL: https://www.weforum.org/reports/the-global-risks-report-2019 (дата обращения: 21.03.2019).
15.
Абрамян Е. А. Долго ли осталось нам жить? Судьба цивилизации: анализ обстановки в мире и перспектив будущего. М.: Терика, 2006. 536 с.
16.
Нестик Т.А., Журавлев А.Л. Психология глобальных рисков. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2018. 447 с.
17.
Соколов Ю. И. Глобальные риски XXI века // Проблемы анализа риска. 2015. Т. 12, № 2. С. 6-20.
18.
Турчин А.В. Структура глобальной катастрофы: риски вымирания человечества в XXI веке: проект российского трансгуманистического движения.-М.: URSS, 2010. 431 с.
19.
Турчин А. В., Батин М. А. Футурология. XXI век: бессмертие или глобальная катастрофа? М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2013. 263 с.
20.
Beck U. Risikogesellschaft: Auf dem Weg in eine andere Moderne.. Frankfurt am Main: Suhrkamp Verlag. 1986. 391 s.
21.
Bostrom N. Existential Risks: Analyzing Human Extinction Scenarios and Related Hazards Journal of Evolution and Technology, 2002, Vol. 9. pp. 3-43.
22.
Bostrom N. Existential Risk Prevention as Global Priority // Global Policy. 2013. no. 4. P. 15–31. DOI:10.1111/1758-5899.12002.
23.
Giddens A. Risk and Responsibility // Modern Law Review. 1999. Vol. 62(1). P. 1–10.
24.
The Global Catastrophic Risks – 2017. A report of the Global Challenges Foundation/Global Priorities Project. Oxford, 2017.
25.
Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. 3-е перераб. и доп. изд. Москва, Проспект, 2016. 446 с.
26.
Лейбин В.М. Глобальная система // Глобалистика. Энциклопедия. Москва, Радуга, 2003. 1378 с.
27.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Перспективы становления устойчивого глобального мира // Социально-гуманитарные знания. 2019. №1. С. 141-152.
References (transliterated)
1.
Ursul A.D. Stanovlenie nauki o global'nom mire // Sotsiodinamika. 2018. № 10. S.61-67. DOI: 10.25136/2409-7144.2018.10.27446.
2.
Ursul A.D. Globalistika i globalizatsionnye issledovaniya: ctanovlenie novykh integrativnykh napravlenii // Filosofskaya mysl'. 2018. № 4. S.17-29. DOI: 10.25136/2409-8728.2018.4.24168. URL: http://e-notabene.ru/fr/article_24168.html
3.
Ursul A.D. Ot global'nogo razvitiya k global'nomu miru // Mirovaya politika. 2018. №4.S.10-20. DOI: 10.25136/2409-8671.2018.4.28334. URL: http://e-notabene.ru/wi/article_28334.html
4.
Kuvaldin V.B. Global'nyi mir: politika, ekonomika, sotsial'nye otnosheniya. M.: Ves' mir. 2017. 400 s.
5.
Chumakov A.N. Global'nyi mir: stolknovenie interesov. M.: Prospekt. 2018. 448 s.
6.
Robertson R. Interpreting Globality // World Realities and International Studies. / Ed. by Robertson R. Glenside (Pa.): Pennsylvania University Press. 1983. pp. 7–19.
7.
Schäfer W. Lean Globality Studies // Globality Studies Journal: Global History, Society, Civilization. no.7. 2007. pp. 24-36.
8.
Yergin D. The Commanding Heights: The Battle for the World Economy. New York: Simon & Schuster. 2002. 488 r.
9.
Chumakov A.N. Kriterii global'nosti // Globalistika. Entsiklopediya. Moskva, Raduga, 2003. 1378 s.
10.
Robertson R. Globality // Encyclopedia of globalization, / Eds: R. Robertson, J. A. Scholte, D. L. Downie. vol. 2, New York and London: Routledge. 2007. 1728 p.
11.
Cheshkov M.A. Globalistika kak nauchnoe znanie. Ocherki teorii i kategorial'nogo apparata. M.: Nauchno-obrazovatel'nyi forum po mezhdunarodnym otnosheniyam, 2005. 224 s.
12.
Chernin A.D. Otkrytie temnoi energii v blizhnei Vselennoi // Astronomiya: vek XXI. Fryazino: Vek 2. 2007. 608 s.
13.
Global'nye riski XXI veka: predely regulirovaniya. M.: In-t Evropy RAN , 2013. 142 s.
14.
Global Risks Report, 2019. 14th Edition. Geneva: World Economic Forum, 2019. 114 p. URL: https://www.weforum.org/reports/the-global-risks-report-2019 (data obrashcheniya: 21.03.2019).
15.
Abramyan E. A. Dolgo li ostalos' nam zhit'? Sud'ba tsivilizatsii: analiz obstanovki v mire i perspektiv budushchego. M.: Terika, 2006. 536 s.
16.
Nestik T.A., Zhuravlev A.L. Psikhologiya global'nykh riskov. M.: Izd-vo «Institut psikhologii RAN», 2018. 447 s.
17.
Sokolov Yu. I. Global'nye riski XXI veka // Problemy analiza riska. 2015. T. 12, № 2. S. 6-20.
18.
Turchin A.V. Struktura global'noi katastrofy: riski vymiraniya chelovechestva v XXI veke: proekt rossiiskogo transgumanisticheskogo dvizheniya.-M.: URSS, 2010. 431 s.
19.
Turchin A. V., Batin M. A. Futurologiya. XXI vek: bessmertie ili global'naya katastrofa? M.: BINOM. Laboratoriya znanii, 2013. 263 s.
20.
Beck U. Risikogesellschaft: Auf dem Weg in eine andere Moderne.. Frankfurt am Main: Suhrkamp Verlag. 1986. 391 s.
21.
Bostrom N. Existential Risks: Analyzing Human Extinction Scenarios and Related Hazards Journal of Evolution and Technology, 2002, Vol. 9. pp. 3-43.
22.
Bostrom N. Existential Risk Prevention as Global Priority // Global Policy. 2013. no. 4. P. 15–31. DOI:10.1111/1758-5899.12002.
23.
Giddens A. Risk and Responsibility // Modern Law Review. 1999. Vol. 62(1). P. 1–10.
24.
The Global Catastrophic Risks – 2017. A report of the Global Challenges Foundation/Global Priorities Project. Oxford, 2017.
25.
Chumakov A.N. Globalizatsiya. Kontury tselostnogo mira. 3-e pererab. i dop. izd. Moskva, Prospekt, 2016. 446 s.
26.
Leibin V.M. Global'naya sistema // Globalistika. Entsiklopediya. Moskva, Raduga, 2003. 1378 s.
27.
Ursul A.D., Ursul T.A. Perspektivy stanovleniya ustoichivogo global'nogo mira // Sotsial'no-gumanitarnye znaniya. 2019. №1. S. 141-152.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Социодинамика» автор представил статью, в которой поднимается вопрос об исследовании феномена глобальности. Следует признать неудачность названия представленной работы, в котором не содержится какой-либо проблемы, а лишь назван собственно предмет исследования, вместе с тем отмечаем, что данный вопрос актуален для междисциплинарного исследования, в то же время в рамках социального знания могут быть получены любопытные результаты, заслуживающие внимания. Итак, формулируя проблему, автор признает, что появление и развитие глобального направления науки поставило немало вопросов как эпистемологического, так и онтологического характера. Это направление развития научных знаний далеко не сводится только к какой-либо одной дисциплине, а представляет собой некоторый комплекс, получивший наименование глобальных исследований. Автор статьи полагает, что несмотря на то, что глобальные исследования развиваются относительно интенсивно немногим более полувека, всё же это пока начальный этап и здесь много ещё дискуссионных и мало исследованных проблем. Это сказывается на понимании многих «глобальных понятий» в глобальном направлении науки и прежде всего, как мы полагаем, главного - понятия «глобальности» (globality) и соответствующего ему глобальному подходу. Важное значение имеет тот факт, что автор статьи исходит из положения, согласно которому значение понятия «глобальность» во многих случаях выходит за рамки упомянутых экономического и философского смыслов: уже сейчас оно превратилось в едва ли не междисциплинарно-общенаучную категорию. В логическом аспекте термин уже трансформируется из предиката как свойства и превращается в предмет, а в научных исследованиях (по крайней мере, в глобалистике) всё больше оказывается не какой-то характеристикой или чертой исследуемых объектов, а самим объектом исследования. Именно в глобалистике и её междисциплинарных направлениях, как считает автор статьи, глобальное исследуется как объект, который может иметь пространственное, темпоральное, содержательное и иное «научное бытие», на чём далее будет акцентировано внимание. Но в ряде других глобальных исследований глобальное по-прежнему характеризует какие-то актуальные и потенциальные свойства и характеристики глобализирующихся и глобальных объектов. Рассматривая специфику обозначенного предмета исследования, автор специально подчеркивает, что многолетние исследования глобальной проблематики современной науки могут привести к выводу о том, что феномен и понятие глобальности оказались тем основным предметом, а в глобалистике даже объектом, который лежит в основе глобального направления науки. Также автор делает довольно любопытный акцент в статье: глобальность как характеристика того или иного научного направления первое время была тесно связана с планетой, представлением о её пространстве и территориии. Если проследить генезис какой-либо «глобальной дисциплины», то можно увидеть, что обычно исследуется какой-либо объект, который может иметь ту или иную глобальную характеристику, сторону своего бытия, наряду с другими. Например, одна из первых глобальных дисциплин, заявившая о своих «глобальных претензиях» примерно на два десятилетия раньше глобалистики, глобальная экология, как раздел экологии, стала изучать любые экологические взаимодействия и процессы в предельно широкой эко¬системе планеты – биосфере как глобальной экологической среде. Таким образом, как полагает автор статьи, если взять глобалистику, то это система научного знания, которая может рассматривается как формирующаяся научная дисциплина (где дисциплинарность проявляется в основном на теоретическом уровне) и вместе с тем как интегративно-общенаучное направление, изучающее различные междисциплинарные аспекты глобальных процессов и систем (прежде всего, глобализации и глобальных проблем), выявляющее их законы и тенденции развития. Можно и дальше перечислять объекты исследований других глобальных областей знания, но мы так или иначе обнаружим, что многие располагаются на нашей планете Земля и главным образом в её биосфере. Решая поставленные задачи, автор полагает, что глобальность обрела не только пространственно-шаровидную форму своего представления, но расширилась на другие объекты, приобретая не только новые формы, но и трансформируя своё общее содержание. Так, глобальность стала выражаться не только в пространственно-географических формах, но и в темпорально-исторических, эволюционных характеристиках глобальности. Ведь пространственно-временные черты и критерии глобальности должны быть взаимосвязаны в общем системно-целостном критерии глобальности в силу имманентной взаимосвязи упомянутых атрибутов материи в едином континууме. Поэтому, в дополнение к рассмотренному выше, речь идёт как об уже состоявшихся глобальных характеристиках объектов исследования, так и тех, которые могут стать таковыми в будущем, т. е. об актуальных и потенциальных глобальных параметрах. Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи? 1. Автор в рамках избранного методологического вектора исследования пришел к заключению о том, что для созидания глобального мира важно использовать базовое для глобального направления науки понятие «глобальность», а также исследовательскую ориентацию на комплексный глобальный подход. То, что ранее представлялось глобальной системой уже видится как интенсивно глобализирующийся и в перспективе - глобальный мир. 2. Было установлено, что постепенно формируется всё более сложная и целостно-интегральная общепланетарная система социальных и социоприродных взаимодействий, которую можно считать глобальным миром. Тем самым, понятие “глобальный мир” прежде всего обозначает область человеческой деятельности, которая, с одной стороны, достигла масштабов биосферы, а, с другой стороны, хотя и временно, но ограничилась пределами планеты. Глобальный мир благодаря в основном глобализации в определённых сферах и аспектах существует уже сейчас, но многие глобализационные процессы ещё не развернулись в необходимой степени, поэтому в более развитой форме и целостности этот мир появится лишь в будущем. Как видим, автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы подход. Статья обладает рядом преимуществ, которые позволяют дать положительную рекомендацию данному материалу, в частности, автор раскрыл тему, привел достаточные аргументы в обоснование своей авторской позиции, выбрал адекватную методологию исследования. Несмотря на имеющиеся достоинства работы, я бы настоятельно рекомендовал автору «заострить» название своего материала, показать в нем остроту проблемы, чтобы он стал более привлекательным для читателя. В связи с указанным выше полагаю, что рецензируемая статья может представлять интерес для читателей, но нуждается в корректировании, после чего сможет претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"