Статья 'Жилищное неравенство в регионе (на примере трех городов Кировской области)' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Жилищное неравенство в регионе (на примере трех городов Кировской области)

Старикова Мария Михайловна

кандидат социологических наук

доцент кафедры культурологии, социологии и философии, Вятский государственный университет

610000, Россия, Кировская область, г. Киров, ул. Московская, 36

Starikova Mariya Mikhailovna

PhD in Sociology

Docent, the department of Culturology, Sociology and Philosophy, Vyatka State University

610000, Russia, Kirovskaya oblast', g. Kirov, ul. Moskovskaya, 36

maria_kuzmina82@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2018.12.28369

Дата направления статьи в редакцию:

18-12-2018


Дата публикации:

09-01-2019


Аннотация.

Предметом настоящего исследования является жилищная стратификация в городах региона. Актуальность исследования жилищной стратификации городов обусловлена прежде всего социальными последствиями, которые возникают в результате процессов жилищного расслоения. Поскольку жилье входит в число витальных потребностей, его качество напрямую соотносится в сознании населения с качеством жизни, уровнем развития региона и желанием остаться либо мигрировать из конкретного населенного пункта. В рамках данной статьи приводятся результаты эмпирического социологического исследования жилищного неравенства, проведенного в трех городах Кировской области: Кирове, Кирово-Чепецке и Вятских Полянах. Методика исследования базировалась на изучении экспертных мнений риелторов, данных статистики и представлений населения о своем жилищном статусе. Проведен сравнительный анализ качества жилья в разрезе микрорайонов трех городов. Большое внимание уделено саморефлексии респондентов в оценке своих жилищных условий. Представлена классификация и «портреты» микрорайонов городов по фактическим (объективным) показателям качества жилья и субъективным (оценочным) и ситуативным показателям жилищных отношений. На основе классификации сделано картографирование микрорайонов изучаемых городов по показателям жилищного неравенства. Анализ мнений горожан показал, что некоторые центральные микрорайоны районных городов Кировской области значимо проигрывают в жилищных характеристиках микрорайонам окраин, поскольку центр городов представлен в основном домами советской застройки, ветшающими в силу хронической нехватки средств на капитальный ремонт и реконструкцию. Выявлены различия объективных показателей качества жилья и субъективных оценок жителей своих жилищных условий в зависимости от микрорайонов городов, свидетельствующие о феномене «жилищного патриотизма» в бедных микрорайонах.

Ключевые слова: жильё, социальное неравенстов, качество жилья, жилищный фонд, жилищная стратификация, жилищный патриотизм, критерии стратификации, картирование микрорайонов, районные города, депривация

Статья публикуется при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, грант № 18-011-00627 «Особенности жилищного неравенства в современных российских городах»

Abstract.

The subject of this research is the housing stratification in cities of the region. Relevance of this topic is substantiated primarily by the social consequence that emerge as a result of housing differentiation. Due to the fact that housing ranks among the vital needs, its quality directly correlates with the quality of life, level of development of the region, and desire to either stay of migrate from the specific locality. Within the framework of this article, the author presents the results of empirical sociological study of housing inequality conducted in the three cities of Kirov Region: Kirov, Kirovo-Chepetsk and Vyatskiye Polyany. Methodology is based on consideration of the expert opinions of realtors, statistical data and representations of population on their housing status. The comparative analysis of housing quality in microdistricts of the three cities. Particular attention is given to self-reflection of the respondents with regards to assessment of their housing facilities.  The article provides classification and “portraits” of microdistricts of the cities in accordance with the actual (objective) indicators of housing quality and subjective (estimated) and situational indicators of housing relations. On the basis of classification, the author makes the charting of microdistricts of the cities under consideration by the indicators of housing inequality. The analysis of public opinion illustrated that certain central microdistricts of the cities of Kirov Region significantly yield in housing characteristics to the suburban microdistricts, due to the fact that the central city zone is mostly presented by housing development of the Soviet era deteriorating due to the lack of funding for full repair or reconstruction. The author determines the differences in objective indicators of housing quality and subjective assessments of the residents depending on microdistricts of the cities, which testify to the phenomenon of “housing patriotism” in poor microdistricts.

Keywords:

stratification criteria, housing patriotism, housing stratification, housing stock, quality of housing, social inequality, housing, mapping neighborhoods, district town, deprivation

Изучение жилищных отношений – убедительный и нетривиальный способ представить сквозь призму жилищного неравенства особенности социальной структуры общества.

Сегодня жилищное неравенство проявляется в полярных символах уровня комфорта и престижа жилья и инфраструктуры, в потребительских практиках социальных слоев с неравными доходами в сфере недвижимости и ремонта. Стратификационные контрасты ярче проявляются в городах, где поляризация доходов и жилищных условий неизбежна. Районы массовой новой застройки жилья экономического класса (в соответствии с федеральными целевыми программами обеспечения жильем населения) и точечная застройка элитного жилья свидетельствует об усилении и кристаллизации социального неравенства между различными группами населения. Для эффективного социально-экономического развития регионов необходима регулярная диагностика структуры и динамики формирования жилищных классов, мониторинг тенденций формирования жилищного облика городов разного масштаба, работа с негативными последствиями депривации жилищных благ.

Для российской социологии проблематика процессов жилищного неравенства является достаточно новой.

Различия в качестве жилья в СССР были связаны с типом и отраслью предприятия, учреждения или ведомства, где работали члены семьи, и которое предоставляло семье бесплатное жилье, а также с различием масштабов жилищного строительства в том или ином населенном пункте [1, с. 78].

Период существования советской власти многие исследователи связывают со снижением социального неравенства, поскольку действовали показатели, абсолютно противоположные факторам, функционирующим в рыночной экономике: отмена механизма рыночных цен на недвижимость, централизованное строительство и распределение жилья… Прекращение социального жилищного строительства по времени совпадает с тем периодом, когда происходит значительное увеличение числа семей с низкими доходами... В современном городе внешняя и внутренняя структура расселения в основных чертах отражает различия внутри всего общества [2].

Как отмечают исследователи «жилье, как индикатор социально-имущественного расслоения, приобретает особую актуальность еще и в связи с тем, что методика и практика сбора информации о доходах как органами государственной статистики, так и во многочисленных социологических опросах настолько сложны и запутаны, что не дают возможности для последующего точного анализа и ясной интерпретации. Поэтому жилье, в отличие от дохода, является в наших условиях более объективным, точным и «осязаемым» показателем для анализа процессов классобразования» [3, с. 10].

Для характеристики жилищного неравенства представляют интерес разработки системы социальных стандартов жилья ОАО «Всероссийский центр уровня жизни» для индикаторов жилищной обеспеченности населения.

Первый стандарт: размер общей площади жилого помещения на одного члена домохозяйства не менее 7 кв. м., имеются централизованное водоснабжение, центральное отопление, централизованная канализация (плохие жилищные условия).

Второй стандарт: удовлетворяет всем требованиям первого стандарта; размер общей площади жилого помещения на одного члена домохозяйства не менее 18 кв. м., имеется горячее водоснабжение (ниже средних жилищные условия).

Третий стандарт: удовлетворяет всем требованиям второго стандарта; размер общей площади жилого помещения на одного члена домохозяйства не менее 30 кв. м., имеется телефон, количество комнат, приходящихся на одного члена домохозяйства, – не менее 1 (средние жилищные условия).

Четвертый стандарт: удовлетворяет всем требованиям третьего стандарта; размер общей площади жилого помещения на одного члена домохозяйства не менее 60 кв. м. (хорошие жилищные условия).

В 2012 г. большинство населения можно было отнести к группам с плохими и ниже средних жилищными условиями (68,6%). Другими словами, жилищные условия большинства населения соответствовали лишь уровню первого-второго стандартов жилищной обеспеченности [4, с. 22].

Сегодня существует множество исследовательских подходов к классификации жилья, ставящих во главу угла те или иные характеристики.

Обобщенно уровни жилья представлены в типологии А. Н. Муфтаховой, выделяющей 5 основных типов жилья с позиции стратификации.

«Эконом-класс. Массовый серийный проект повторного применения с низким качеством строительства. Дома строятся с малогабаритными квартирами, студиями, кухнями до 8 кв. м. Наличие помещений нежилого назначения и объектов благоустройства ограничено. Объекты социальной инфраструктуры расположены в радиусе более 1 км от жилого дома.

Комфорт-класс. Усовершенствованные серийные или индивидуальные проекты с переменной этажностью, планировкой, фасадами. Более просторные квартиры с улучшенной отделкой. Отсутствие студий, присутствие кухонь более 8 кв. м. Места общего пользования, как и общее благоустройство, озеленение территории, обязательны. Объекты социальной инфраструктуры расположены в радиусе менее 1 км от жилого дома.

Бизнес-класс. Всегда индивидуальный проект дома с подчеркнутой дизайнерской проработкой архитектурного облика, высококачественной отделкой, крупногабаритные комфортабельные квартиры. Для жильцов доступны широкий набор объектов социальной и коммерческой инфраструктуры, паркинг, собственная служба эксплуатации. Наличие службы охраны, консьержа обязательно. Благоустроенная прилегающая территория с выделением площадей под детские и хозяйственные площадки.

Элитный класс. Архитектурный облик дома возводится с эксклюзивной отделкой по индивидуальному авторскому проекту. Крупногабаритные квартиры (от 60 кв. м.) с дизайнерским ремонтом с применением эксклюзивных отделочных материалов. Разветвленная сеть социальной инфраструктуры с персональным сервисным обслуживанием. Доступ посторонних лиц возможен только по клубным картам-приглашениям владельцев квартир. Близость к культурным центрам, памятникам архитектуры.

Реконструированное жилье. Ветхость старого фонда и фактическое отсутствие пятен для строительства нового жилья заставили жилищных инвесторов искать выход в выкупе зданий и дальнейшей их перестройке (с сохранением исторических фасадов). В зависимости от вложений данный тип построек можно отнести как к эконом-, так и к элит-классу жилья» [5].

Различные варианты ключевых критериев жилищного неравенства в работах зарубежных и отечественных социологов представлены в нашей предшествующей статье [6]. Недостатком многих работ по проблемам жилищного неравенства является «одномерный» подход к проблеме, концентрация на отдельных показателях качества жиля и жилищного статуса. Согласимся с мнением Е. В. Полухиной, о «важности учета многокомпонентной структуры, влияющей на жилищный статус (значение жилья в структуре доходов, отношения собственности, характеристики основного места жительства). В науке сохраняется неоднозначность в определении элементов жилищного статуса, границ в формировании жилищных групп и носителей статуса (семья или индивид). Шкалы типов жилья и жилищных условий разобщены и эмпирически не укоренены, так как не учитывают особенностей жилищного фонда и многокомпонентную структуру жилищного статуса россиянина» [7].

Актуальность исследования жилищной стратификации городов обусловлена прежде всего социальными негативными и позитивными последствиями, которые возникают в результате данных процессов. Поскольку жилье входит в число витальных потребностей, его качество напрямую соотносится в сознании населения с качеством жизни, уровнем развития региона и желанием остаться либо мигрировать из конкретного населенного пункта. Здесь под жилищным неравенством понимается неодинаковый доступ к жилищным благам, как материальным (уровень фактической обеспеченности атрибутами качества и комфорта жилья), так и нематериальными (субъективные и ситуационные характеристики удовлетворенности жилищными условиями). В концепции П. Бурдье перечисленные блага понимаются как экономический, культурный, социальный и символический капиталы [8].

Основной исследовательский вопрос данной работы – как социальное неравенство отражено в жилищном пространстве городов Кировской области, типичного для России дотационного региона. Также мы хотели проверить, существуют ли различия в жилищном неравенстве между региональным и районными городами, происходит ли в городах поляризация микрорайонов по жилищным условиям.

Для ответа на поставленные вопросы в Кировской области в 2018 г. автором было проведено комплексное социологическое исследование, включавшее ряд экспертных интервью с риелторами (N=20), полуформализованный квартирный опрос горожан по маршрутизированной выборке в каждом городе (с соблюдением квот по полу и возрасту в соответствии с данными областной статистики, N = 923), а также по разработанной матрице проведено формализованное структурированное наблюдение характеристик жилья в тех домах, где проводился опрос. Анализ данных наблюдений представлен в статье «Жилищное неравенство в городах как форма социального расслоения: критерии выделения жилищных классов и страт» [6]. В данной работе сконцентрируемся на результатах, полученных в ходе экспертного и массового опроса.

Исследование проводилось в региональном центре г. Кирове (население 507 155 чел.) и двух наиболее крупных областных городах: Кирово-Чепецке (население 72 071 человек) и Вятских Полянах (население 32 562 человек). В Кирове опрошено 541 человек, в Кирово-Чепецке 188 человек, в Вятских Полянах 194 жителя. Во всех городах имеются градообразующие предприятия крупной промышленности, однако тип застройки городов и история развития несколько отличаются. В ходе маршрутизированного массового опроса контролировалось попадание в выборку разных типов жилья (кирпичных, панельных, деревянных домов в соответствии с типом застройки в городе, домов различных периодов застройки).

Основное внимание было уделено решению следующих задач:

1. Разработка операциональной модели исследования жилищной стратификации, оценка влияния объективных и субъективных критериев и детерминант жилищного неравенства на позиции в жилищной иерархии.

2. Формирование «жилищных портретов» микрорайонов изучаемых городов, их классификация и картографирование по показателям жилищного неравенства.

Результаты исследования

Для разработки операциональной модели исследования жилищной стратификации были объединены объективные и субъективные критерии и детерминанты жилищного неравенства, которое как многомерное понятие можно рассматривать как с объектной, так и с субъектной позиции. Под объектным уровнем жилищной стратификации мы будем понимать систему характеристик жилья, позволяющих выстроить его иерархию по уровню качества. Причем характеристики могут быть как объективными (фактическими: год постройки дома, материал стен, этаж и этажность, состояние крыши и подвала, лифта, «свежесть» ремонта в подъезде, наличие пандусов, видеонаблюдения, шлагбаума для въезда на придомовую территорию, размер кухни и др.), так и субъективными (оценочными и ситуационными: престижность района, работа Управляющей компании, качество отопления и водоснабжения, криминальная и экологическая обстановка в микрорайоне, слышимость, чистота на придомовой территории, однородность состава жильцов и отсутствие «неблагополучных» соседей, состояние ремонта в квартире), базирующимися на мнениях жильцов.

В интервью риелторы назвали наиболее актуальные для покупателей недвижимости признаки качества жилья, которые можно считать решающими критериями в стратификации.

«Это стандартный вопрос: кирпич, не первый, не последний, не угловую. С этого начинают искать жилье, а заканчивают чем угодно» (риелтор Татьяна, агентство недвижимости «Бизнес и право»).

«Чаще всего нужен определенный район, это первый параметр. Второй параметр – чтоб цена вот, основной параметр, я бы сказала, и, в-третьих, это в каком состоянии находится сама квартира, т.е. ремонт, коммуникации, на что дополнительно придется еще вкладываться» (риелтор Екатерина, агентство «Руснедвижимость»).

«Отталкивают состояние дома, если трещины в стенах, почему-то в новых домах очень много… Отталкивает клиентов парковка, сейчас очень важно, если нет парковки, это их отталкивает, это жизненно важно» (риелтор Елена, агентство недвижимости «Бизнес и право»).

Профессиональная оценка риелторов позволяет уточнить актуальность отдельных параметров жилья. Так, продавцы недвижимости подчеркнули, что важна не просто площадь жилья, а ее функциональность, не отдельные показатели роскоши ремонта, а общее «окультуренное» состояние жилья: «привлекает, что полезной площади много, что она не теряется в коридоре, что ты там в этом коридоре будешь делать, есть комната, либо там 9 квадратов, либо 15, есть разница. У нас не хватает в Кирове квартир ухоженных с хорошим ремонтом: просто светлые чистые обои, ламинат, натяжной потолок, недорогих, просто нормально сделанных. Дефицит каких-то культурных продавцов» (риелтор Екатерина, агентство «Руснедвижимость»).

Из субъективно-оценочных критериев все риелторы подчеркнули не столь значимый на первый взгляд неискушенного обывателя показатель комфорта жилья – запах: «заходят, и если в доме есть запахи – это все. Либо, если это вторичное жилье, где кошечки, собачки живут, либо там жили какие-то неблагополучные люди, от них запахи бывают… (риелтор Татьяна, агентство недвижимости «Бизнес и право»).

В статусе жилья немаловажную роль играют состояние инфраструктуры и окружающей обстановки в микрорайоне: «отталкивает людей подъезд, как ни странно, очень часто запах, состояние очень отталкивает, потому что в квартире ты можешь все сделать, а лестницу ты не можешь уже и соседей ты не перевоспитаешь. Отталкивает клиентов среда, например, если этот дом нормальный, но вокруг пивнушка или свалка. Тоже может оттолкнуть запах, который может вообще присутствовать, например, Дороничи, Биохим – выбросы, экология. А в самой квартире это уже мы смотрим на цену, т.е. если цена дармовая, то можно стерпеть все, кроме запаха въевшихся экскрементов животных, который уже никогда не выведется, вот это оттолкнет всех, и квартира будет стоить на 30% дешевле рынка» (риелтор Наталья, агентство недвижимости Этажи).

На субъектном уровне жилищную стратификацию можно рассматривать сквозь призму позиций горожан в жилищной стратификации: наличие и размер жилищной собственности, количество квадратных метров на каждого проживающего совместно, количество объектов недвижимости в собственности, инвестиции в жилье и практики распоряжения им (обновление и поддержание ремонта, его ценовая категория), степень «жилищной ответственности» (взаимодействие с соседями, участие в распоряжении общедомовой собственностью), готовность к жилищной мобильности и планы на дальнейшие развитие.

Показателем неравенства можно считать и целевое назначение жилья: «собственность – средство потребления» или как «собственность – средство производства» (извлечение прибыли из сдачи в аренду, коммерческого использования) [5]. Правда, судя по данным опросов и статистики, в России доход от жилья получает очень незначительное число горожан [9].

При разработке субъектной операциональной модели исследования жилищного неравенства, важно определять сопряженность жилищного статуса респондентов и базовых шкал социальной стратификации: уровня доходов, наличия властных полномочий, уровня образования. Таким образом можно определить состав и представленность в городах основных жилищных классов и страт и их соотношение с классическими параметрами социальной стратификации.

Надежным источником для изучения вопросов жилья являются статистические данные жилищного фонда. «Эти данные представляют основу для понимания генеральной совокупности. На основе данных жилищного фонда формируются группы, которые далее представляют иерархию и классовую структуру. Подобным образом действовал коллектив исследователей в Сыктывкаре [3]. Далее был разработан инструментарий, включающий при отборе респондентов квоты на различные типы жилья» [7, с. 597]. В нашем исследовании использовалась анкета размерностью в 72 шкалы, отражающих объективные и субъективные признаки жилищной стратификации и самооценки жилищного статуса респондентов.

В исследуемых нами городах Кировской области жилищная застройка многоквартирных домов началась примерно век назад, причем в Кирове раньше, чем в районных городах (таблица 1). Обращает на себя внимание факт, что в последние два десятилетия ввод в эксплуатацию многоквартирных домов в районных городах резко снизился, особенно в Вятских Полянах. Это свидетельствует о снижении спроса на жилье в условиях стагнации городской промышленности и сокращения доходов населения. Также это косвенно свидетельствует о негативных демографических тенденциях и миграции населения из малых городов в поисках «лучшей жизни». В Кирове, напротив, есть незначительный рост жилищного строительства на фоне предыдущего десятилетия.

Таблица 1.

Объем строительства многоквартирных домов в городах Кировской области по годам [10].

Год постройки

Число домов

В % от всех домов

Киров

Кирово-Чепецк

Вятские Поляны

Киров

Кирово-Чепецк

Вятские Поляны

2010 – 2018

340

3

2

9,7

0,6

0,8

2000 – 2009

279

14

5

8,0

2,7

2,1

1990 – 1999

334

66

28

9,6

12,9

12,0

1980 – 1989

469

155

50

13,4

30,4

21,4

1970 – 1979

608

101

48

17,4

19,8

20,5

1960 – 1969

650

123

58

18,7

24,2

24,8

1950 – 1959

564

47

28

16,3

9,2

12,0

1940 – 1949

41

1

10

1,2

0,2

4,3

1930 – 1939

77

1

2,2

0,4

1920 – 1929

23

4

0,6

1,7

1910 – 1919

85

2,4

1890 – 1899

19

0,5

Итого

3489

510

234

100,0

100,0

100,0

Как видно из статистических данных, большинство жилых домов городов построены в позднесоветский период, то есть к настоящему времени имеют возраст 40-60 лет. Поэтому в общественном обсуждении то и дело поднимается вопрос о сроке службы таких домов (по техническим паспортам у многих домов, особенно панельных, он уже давно превышен). Однако в силу отсутствия программ сноса и реконструкции, эта проблема слабо рефлексируется на уровне властей и собственников жилья. Хотя престиж и цена на жилье в домах с полувековым стажем ощутимо ниже, чем в современных. Риелторы отмечают: «хрущевки» ближайшие 20-30 лет, мне кажется, еще будут стоять. Аварийность у нас проявляется, в первую очередь, когда пошел фундамент, когда крыша уже течет » (риелтор Татьяна, агентство «Бизнес и право»). При этом «молодой возраст» еще не показатель качества жилья: «Сейчас есть точечная такая некачественная новостройка, которая конкурирует по своей ветхости со «сталинками». На «хрущевк»и есть спрос, люди с районов приобретают «хрущи», потому что это близко к центру и остановкам, ради района. «Хрущевки» любят так как пять этажей, лестницы более чистые, чем в девятиэтажках новой планировки, там страшные лифты и лестницы» (риелтор Татьяна, агентство Бизнес и право).

Для понимания специфики жилищного неравенства важно учитывать социально-демографические и экономические характеристики жителей городов, поскольку статусы жителей тесно взаимосвязаны с качеством жилья.

По большинству показателей жители трех городов значимо не отличаются: примерно 60 % ответили, что состоят в зарегистрированном браке. Больше всего сожительствующих (незарегистрированный брак) в г. Кирове – 7 %, в районных городах таких респондентов менее 1 % (в малых городах сильнее традиции, что повышает «ответственность» перед семейным партнером). Три четверти респондентов имеют детей, (в Кирово-Чепецке 82 %). Однако доминируют нуклеарные однодетные семьи. Более двух детей решились родить от 7 до 9 % горожан.

Примерно половина (55 %) жителей Кирова коренные, остальные мигрировали в региональный центр, причем 17 % относительно недавно (основной путь миграции село – районные города – региональный центр, либо из северных и неблагополучных регионов). В Кирово-Чепецке мигранты составляют 42 % населения, однако 32,5 % прожили в городе большую часть жизни. Вероятнее всего, переезд был связан с переездом родителей респондентов в связи с работой, город появился чуть более полувека назад в связи со строительством химкомбината. Наиболее оседлый образ жизни характерен для жителей Вятских Полян, где 66 % населения коренные жители. С одной стороны, для коренного населения жилищный статус легче «поднимать» за счет социального капитала, с другой, – для мигрантов часто характерна высокая мобильность во всех сферах, в том числе и предприимчивость в жилищном обустройстве.

Принципиальным для жилищного положения сегодня является уровень доходов горожан, поскольку жилищные блага достаются в основном путем экономических вложений (таблица 2). Поскольку прямой вопрос о размере доходов часто вызывает недовольство и неискренность респондентов, мы преобразовали его в формулировки о доступном уровне потребления.

Таблица 2. Оцените, пожалуйста, уровень Вашего материальной обеспеченности за последние полгода (% от опрошенных, N=923)

Варианты ответов

Вятские Поляны

Кирово-Чепецк

Киров

Денег часто не хватает даже на самое недорогое: еду, одежду, гигиену…

11,9

15,4

9,4

Денег хватает только на необходимые продукты питания и необходимую одежду

22,6

23,9

25,1

денег вполне хватает на продукты питания и одежду, однако крупные покупки (например, бытовая техника, мебель) требуют накоплений или кредита

53,6

42,6

52,5

Денег хватает на крупные покупки, но приобретение хорошей машины или квартиры требует накоплений в течение 2-3 лет или долгосрочного кредита

10,8

17,0

12,0

Можем позволить себе купить хорошую машину или квартиру

1,0

1,1

0,9

Итого

100,0

100,0

100,0

Судя по ответам, треть респондентов в принципе не могут вкладывать средства в улучшение жилищных условий. Большинство респондентов могут позволить себе лишь незначительные обновления, инвестиции в жилье доступны примерно десятой части горожан. Причем поляризация населения по доходам наиболее выражена в Кирово-Чепецке.

При этом для каждого третьего горожанина характерна жизнь в кредит (таблица 3). Наиболее «кредитозависимыми» являются жители регионального центра. Можно предположить, что это связано не с более тяжелым экономическим положением, а с большей экспансией навязанных ценностей потребления, и в том числе с большей долей ипотечных заемщиков.

Таблица 3. Есть ли у Вас сейчас кредиты, по которым Вы расплачивайтесь? (% от опрошенных, N=923)

Варианты ответов

Вятские Поляны

Кирово-Чепецк

Киров

да, несколько

5,7

8,0

12,6

да, один

26,3

28,9

28,5

нет

69,0

63,8

59,0

Итого

100,0

100,0

100,0

Наиболее заметны различия между городами в уровне образования жителей. Формально кировчане являются более «высокообразованными» (на наш взгляд, в силу большей доступности высших ступеней образования в самом городе) (таблица 4).

Таблица 4. Ваше образование (% от опрошенных, N=923)

Варианты ответов

Вятские Поляны

Кирово-Чепецк

Киров

среднее полное общее, ПТУ

10,8

11,2

13,9

среднее профессиональное

55,1

52,1

41,2

незаконченное высшее

6,2

5,9

4,3

высшее профессиональное

27,8

30,9

40,7

Итого

100,0

100,0

100,0

Можно судить, что по базовым шкалам социальной стратификации (доходам и образованию) около трети жителей изучаемых городов относятся к низшему классу, а большинство к «базовому» слою населения (в терминах Т. И. Заславской промежуточный между низшим и средним классами). Надо предполагать, что и жилищные условия и статусы соответствуют базовым стратификационным характеристикам.

В данной работе мы рассмотрим жилищные группировки микрорайонов городов с позиции объектного уровня жилищной стратификации, без пристального внимания к позициям горожан в жилищной иерархии (это будет предметом исследования в следующей публикации).

Как отмечают исследователи, «внутри города существуют более и менее благоприятные, комфортные и безопасные районы. Государство выбирает те места, где будет располагаться некое общественное благо, определяя, таким образом, тех, кто будет в более привилегированном положении. Таким образом, государство распределяет жизненные шансы и формирует пространственную сегрегацию» [11].

Одной из главных задач нашего анализа была проверка возможности ранжировать микрорайоны городов по уровню жилья в системе фактических (объективных показателей обеспеченности) и субъективных (ситуационных, оценочных) характеристик неравенства.

Как показывает статистика жилищного строительства, основное направление застройки городах шло и идет не столько путем интенсивного замещения старого жилого фонда новым внутри существующих границ, сколько путем пространственной экспансии, застройки свободного пространства и формирования жилых микрорайонов в удачных с точки зрения застройщиков локациях периферии города. Как отмечают эксперты: «у нас очень печальная ситуация с застройкой города Кирова: вместо того, чтобы застройщиков обязать, мотивировать, разгружать дороги, вместо того, чтобы расселить какую-то хибару (это очень дорого её расселить), застройщики у нас покупают в полях, людей вывозят туда, транспортная логистика становится очень тяжелая… Точечная застройка очень дорогая, это подключение ко всем коммуникациям, это очень дорого» (риелтор Татьяна, агентство недвижимости «Бизнес и право»).

«Границы застройки города будут расширяться, потому что застройщики очень хорошо зарабатывают, когда строят в поле. Хотелось бы чтобы город Киров и внутри приходил в порядок» (риелтор Екатерина, агентство «Руснедвижимость»).

Поэтому в основу жилищно-пространственной стратификации городов мы закладываем поиск различий по микрорайонам и по территориальному признаку их расположения относительно центра города (мы выделили 3 типа микрорайонов по удаленности от центра: центральные, близкие к центру, периферийные).

Для сравнения зон жилищного неравенства в городах в анкете были выбраны все закрытые и полуоткрытые альтернативные шкалы, позволяющие оценивать качество жилья и проведен корреляционный анализ по переменной «микрорайон проживания респондента». Всего из 72 шкал анкеты было отобрано 45 переменных: 25 характеризующих объективные фактические показатели обеспеченности и качества жилищных благ (в каждом из них указаны четкие критерии отнесения данного показателя к высокому или низкому уровню качества, если требовалась оценка, а не только факт наличия атрибута) и 20 оценочных субъективных (восприятие этих показателей зависит от мировоззрения и личных качеств респондентов) и косвенных по отношению к состоянию жилья. В каждой шкале была проведена условная граница между «положительным» и «отрицательным» вариантами ответов для отнесения итоговых ответов респондентов в тот или иной полюс оценок. В ходе анализа были отобраны шкалы со значимыми различиями показателей между районами городов (критерий Хи-квадрат Пирсона ≤ 0,05). По ним мы провели сравнение микрорайонов городов и выделили 3 типа микрорайонов в каждом городе (с высокими, средним и низким числом положительных показателей). Поскольку территория г. Кирово-Чепецка и г. Вятские Поляны в разы меньше г. Кирова, многие анализируемые характеристики качества жилья в малых городах оказались распределены гомогенно и были исключены из дальнейшего анализа различий. За каждый положительно оцененный респондентами показатель жилья микрорайону присваивался 1 балл, затем по набранным баллам микрорайоны проранжированы.

Для визуализации контрастов жилищного неравенства на основе полученных сводных таблиц сопряженности проведено картографирование микрорайонов трех городов. Официальных границ микрорайонов в изучаемых городах нет, однако они закреплены в сознании жителей и представлены на Google-картах. В Кирове выделено 25 микрорайонов (некоторые укрупнены и слиты в один микрорайон при условии схожести характеристик для снижения дробления при визуализации), в Кирово-Чепецке 9 микрорайонов, в Вятских Полянах 8. В Вятских Полянах мы также рассматривали как один из микрорайонов города поселок Красная Поляна, поскольку территориально он прилегает к городу и жители также считают его частью малого города.

Представим полученные классификации по каждому городу.

г. Киров

Из 25 первоначально отобранных шкал анкеты, характеризующих объективные фактические показатели обеспеченности и качества жилищных благ, значимые корреляции с микрорайонами были выявлены с 21 шкалой: уровнем доходов жителей, материалом стен дома (критерий положительной оценки – кирпичные), сроком давности последнего ремонта квартиры (критерий оценки «+» - не более 7 лет назад), общей площадью на каждого жильца (граница «+» и «-» 18 кв. м.) и размером кухни (граница «+» и «-» 9 кв. м.), состоянием автомобильных парковок, детских площадок, мусоропровода и мусорных баков, крыши, стен дома, подвала, подъезда, лифта, асфальтового покрытия во дворе, наличием помещения для колясок, пандусов, системы видеонаблюдения, шлагбаумов при въезде во двор, состоянием системы водопровода и канализации, освещением вокруг дома и в подъезде, озеленением на придомовой территории. По каждому показателю были выделены четкие описательные критерии в анкете для отнесения к оценке «+» (то есть отличное или хорошее состояние показателя) или «-» (плохое состояние показателя).

Поскольку в г. Кирове выделено большое количество микрорайонов, представить их классификацию в формате таблиц сопряженности показателей и микрорайонов не представляется возможным в пределах данной статьи. В районных городах с меньшим числом микрорайонов рисунки картосхем сопровождаются табличными данными.

Риелторы вполне четко обозначают границы привилегированных микрорайонов Кирова: «у нас богатые граждане проживают – это наша набережная Вятки, примерно до ул. Труда, ул. Казанская и до ул. Воровского, я бы, наверное, ограничила бы вот этот квадрат... Это район «индивидуалок», этот район дорогой. Дальше у нас есть район дорогой, это где Мичуринское, где вот ул. Сурикова, от Дома обуви, это тоже очень благополучный район, сверхвысокие цены, вот эти два дорогих «куста» в городе… Ну и так еще точечная застройка в центре». (риелтор Елена, агентство недвижимости «Этажи»).

Наш анализ подтвердил слова экспертов. Однако в список «благополучных» по показателям жилья микрорайонов города, попали еще несколько (рисунок 1).

kirov_2

Рисунок 1. Микрорайоны г. Кирова по фактическим (объективным) показателям жилищного неравенства.

Как ни странно, половина «благополучных» микрорайонов удалены от центра города. В основном, это микрорайоны с новой жилищной застройкой. Центральные микрорайоны набрали большое число баллов в оценках жилищной обеспеченности в силу доминирования в них домов комфорт-класса и элитных. Причем даже в «благополучных» микрорайонах города «хромают» некоторые показатели жилья: в расположенных на окраинах города (Чистые пруды, Коминтерн, Метроград и ул. Упита в большинстве дворов нет шлагбаумов (на окраинах не так напряжена ситуация с парковками), в центральных микрорайонах с доминированием «возрастных» домов редко встретишь пандусы во входных группах, в 2 из 7 микрорайонов доминирует жилье эконом-класса в маленьким метражом, в 4 из 7 микрорайонов в планировках квартир сэкономлено кухонное пространство.

Микрорайоны со средними и низким положением в системе жилищного неравенства рассредоточены по всему городу вне зависимости от уровня близости к центру города. Решающую роль в качестве жилья играет средний возраст домов в микрорайоне (много «хрущевок», старых домов с деревянными перекрытиями, домов малосемейного типа) и наличие неблагоприятных факторов инфраструктуры (заводов, магистральных дорог, вокзалов). Как следствие, контингент населяющих «низкостатусные» микрорайоны жителей в основном составляют представители бедноты. А. Н. Муфтахова, описывая пространства концентрации низших слоев в городе, подчеркивает, что «компактное проживание в едином жилищном пространстве необеспеченных граждан создает почву для сегрегации внутри города» [12].

Корреляционный анализ показал, что большинство «минусов» в микрорайонах из «нижней» в иерархии жилья группы связаны с плохим содержанием придомовых территорий и отсутствием капитального ремонта: так, в большинстве домов в плохом состоянии находится подъезд (сломаны перила, ступеньки, почтовые ящики, исписаны и давно не оштукатурены и не покрашены потолок и стены, в «полуаварийном» состоянии работает лифт, либо его вовсе нет, в аварийном состоянии находится подвал и стены дома, отсутствуют или представляют жалкое зрелище детские площадки. И уж, конечно, практически нигде не встречаются атрибуты комфорта: системы видеонаблюдения, шлагбаумы, пандусы. Численно в г. Кирове «проблемных» микрорайонов больше, чем благополучных, но доминируют микрорайоны со средним количеством баллов.

На следующем этапе мы сравнили фактические показатели качества жилья с субъективными оценками удовлетворенности и ситуативными (косвенными) показателями. В Кирове из 20 первоначально отобранных шкал корреляции с микрорайоном проживания были выявлены в 17-ти: общей оценке своего жилья изнутри (в квартире) и снаружи (дом в целом), степени привязанности к своему дому и микрорайону, предположением о максимальной сумме, которую респонденты могли бы откладывать для инвестиций в жилье, возможности использовать ипотечный кредит для улучшения жилищных условий, оценке взаимоотношений с соседями и опыте совместной деятельности с ними, оценке запахов в подъезде и слышимости в квартире, степени изношенности дома в целом, удовлетворенности жилищно-коммунальными услугами: отоплением в холодный период, качеством водопроводной воды, чистотой на придомовой территории, работой управляющей компании, оценке криминальной обстановки в микрорайоне и состояния экологии. По данным шкалам нам также удалось проранжировать микрорайоны на более и менее комфортные с точки зрения жителей (рисунок 2).

Мы понимаем, что по субъективным признакам оценки респондентов могут быть сопряжены с их социально-демографическими характеристиками (полом, возрастом, уровнем образования и пр.). Однако большинство этих характеристик связаны с субъектной жилищной стратификацией и будут проанализированы в дальнейших работах при выделении жилищных классов горожан. В данной работе мы, в первую очередь, ставили цель выделить «жилищные классы» микрорайонов, поэтому проверяли сопряженность оценок только с материальной обеспеченностью жителей. Дополнительное выделение в каждом микрорайоне помимо доходов жильцов еще и сопряженности с другими характеристиками респондентов (в слоях таблиц) сильно дробит полученные данные и смещает фокус внимания.

kirov_3

Рисунок 2. Микрорайоны г. Кирова по оценочным (субъективным) и ситуационным показателям жилищного неравенства.

Обращает на себя внимание факт, что по субъективным критериям большее число локаций попали в верхнюю часть классификации, т.е. максимально комфортных для проживания: в «топ» попали 7 микрорайонов по объективным фактическим параметрам и 10 по субъективным. Причем микрорайон Коминтерн по субъективным критериям комфорта «спустился» в число «средних» (этот микрорайон на окраине города массово застраивается домами эконом-класса с малогабаритными квартирами в панельных домах (высокая слышимость), при этом новые дома не могут компенсировать таких недостатков локации как большая удаленность от центра города (отсюда низкая привязанность к микрорайону и дому). В Коминтерне одни из самых низких цен на квартиры (что позволяет семьям с небольшим ипотечным кредитом использовать материнский капитал). Как следствие, в новых домах концентрируется большое количество «новых бедных» и мигрантов, отсюда слабое взаимодействие между соседями.

Четыре микрорайона по оценочным субъективно-ситуационным критериям, напротив, с позиции жильцов «поднялись» из «средних» в «лучшие»: мкр-н Цирка – ЦУМа, Юго-Западный район, мкр-н Дворца бракосочетания и мкр-н Лепсе. С одной стороны, это отражение престижа данных микрорайонов в общественном сознании (два из них находятся в центре города и два близко к центру). С другой стороны, таким образом проявляется феномен «микрорайонного патриотизма», отражающий желание «защитить честь своего окружения» даже при не совсем устраивающих объективных показателях.

Анализируя процессы мобильности в современном городском пространстве, мы отметили феномен, схожий с социальным и физическим эскапизмом (бегством из городских центров, по М. Кастельсу) [13, с. 337]. Проявляется это в максимально выгодном положении по объективным и субъективным показателям удовлетворенности и качества жилья микрорайонов умеренно удаленных от центра города (мкр-н Александровского сада, мкр-н Солнечный берег, ТЦ Green House, мкр-н Метроград, ул. Упита, мкр-н Чистые Пруды, Юго-Западный район, Юго-Западный район).

Анализ оценок жителей микрорайонов со средним и низким количеством баллов по субъективным критериям качества жилья позволяет предположить, в первую очередь, «психологическую и социальную некомфортность» жизни в данных локациях, а также веские негативные факторы окружающей инфраструктуры. Большинство «неблагополучных» микрорайонов находятся на окраинах города (фактор удаленности от центра требует больших временных затрат на дорогу к местам назначения) и в непосредственной близости к промышленным предприятиям либо вокзалам. Также основной причиной попадания жилых районов на низшие ступени субъективной иерархии служит плохое состояние домов «снаружи», свидетельствующие о возрасте и отсутствии полноценного капитального ремонта: во всех попавших сюда микрорайонах преобладают дома советской периода и единичные новостройки значимо не влияют на средние оценки состояния жилья в окружении.

Налицо низкий экономический статус жителей микрорайонов: во всех попавших в 3 группу локациях жители не имеют возможности откладывать средства на инвестиции в жилье.

Стоит обозначить и минимальный уровень безопасности в средних и низкобалльных микрорайонах. Об этом позволяет судить неудовлетворенность криминальной обстановкой рядом с домом.

Важно, что по субъективным критериям качества жилья горожане выделили на 2 микрорайона меньше в числе некомфортных (6 микрорайонов, в то время как по объективным параметрам в нижней части иерархии неравенства оказались 8 локаций). В целом на карте жилищного неравенства г. Кирова доминируют депрессивные черты в ракурсе объективных показателей, однако по оценочным субъективным критериям виден «здоровый оптимизм» большего числа жителей даже неблагополучных микрорайонов.

г. Кирово-Чепецк

По ряду показателей несколько лучше жилищная ситуация обстоит в Кирово-Чепецке: лишь 2 из 9 микрорайонов имеют низкие баллы по обеспеченности удобствами и качеству жилья (рисунок 3, таблица 5). Стоит учитывать, что город более молодой и еще не накопил «критической массы» проблем ветхого и аварийного жилищного фонда. К жилищно необустроенным микрорайонам жители отнесли центральную локацию города 5-й мкр-н, которая представляет собой его исторический центр и большинство домов имеют возраст более 50-60 лет. Налицо все признаки ветшания и заброшенности: разбитый асфальт, мусор, недостаточное озеленение и отсутствие атрибутов комфорта в виде хороших парковок, видеонаблюдения, помещений для колясок. Также «хромают» показатели жилья в микрорайоне ПМК, разъединенным с основной частью города большой промышленной зоной и находящимся в самом окраинном положении. В обоих неблагополучных районах Кирово-Чепецка мало оседлых жителей, более половины респондентов в этих мкр-нах ответили, что переезжали за последние 10 лет более 2 раз. Хотя по уровню обеспеченности жители «слаборесурсных» микрорайонов выгодно отличаются: здесь достаточно много обеспеченных людей базового и среднего (по меркам города) класса.

Как и в Кирове, по объективным показателям качества жилья большинство микрорайонов Кирово-Чепецка попали в число «средних» (4 из 9 районов). Парадоксом для нас явилось несоответствие жилья и уровня доходов в городе, поскольку жители наиболее благополучных по показателям качества жилья микрорайонов отметили свою низкую покупательскую способность. Возможно, это связано с наличием кредитов и высокой иждивенческой нагрузкой, поскольку в комфортных с точки зрения жилья микрорайонах (где больше новостроек) чаще проживают семьи с детьми.

kch2_02

Рисунок 3. Микрорайоны г. Кирово-Чепецка по фактическим (объективным) показателям жилищного неравенства.

Таблица 5. Микрорайоны г. Кирово-Чепецка по фактическим показателям качества жилья (здесь и в последующих таблицах «+» обозначены показатели, находящиеся в «хорошем» и «отличном» состоянии, «-» показатели, которые 50 % и более респондентов оценили негативно применительно к своему дому).

Показатели

Баллы

Высокие

Средние

Низкие

1-й - 2-й - 4-й мкр-н

21-й мкр-н. - 6-й

22-й мкр-н

7-й мкр-н

8-й мкр-н

9-й мкр-н. Южный

3-й мкр-н. - 3а

5-й мкр-н

мкр-н. ПМК

1. Кол-во смен места жительства за 10 лет

-

+

+

+

+

+

+

-

-

2. Уровень материальной обеспеченности

+

-

-

-

-

+

+

+

+

3. Материал стен дома

+

-

+

+

+

-

+

+

-

4. Общая площадь на каждого члена семьи

+

+

-

-

+

+

-

+

-

5. Какова площадь Вашей кухни?

-

+

-

-

-

-

-

-

+

6. Автомобильные парковки

-

+

+

+

+

-

+

-

-

7. Детские площадки

-

+

-

-

-

+

-

+

+

8. Асфальтовое покрытие во дворе

+

+

+

+

-

-

-

-

+

9. Система видеонаблюдения

+

-

-

-

-

-

-

-

-

10. Помещение для колясок

-

-

+

-

-

-

-

-

-

11. Состояние лифта

+

-

+

+

+

+

+

-

-

12. Освещение вокруг дома и в подъезде

+

+

+

+

+

+

+

+

-

13. Состояние почтовых ящиков в подъезде

+

+

+

+

+

+

+

+

-

14. Состояние мусоропровода, мусорных баков

+

+

+

+

+

+

+

-

-

15. Озеленение на придомовой территории

+

+

+

+

+

+

-

-

+

По субъективным и ситуационным жилищным показателям локации Кирово-Чепецка резко отличаются от объективных: так, ни один из трех микрорайонов с высшими баллами по объективным показателям не сохранил свои лидирующие позиции в субъективных оценках: причем 2 из 3 микрорайонов спустились в середину списка, а 22-ой мкр-н попал и вовсе в худшие. (рисунок 4, таблица 6). Жителей 22-го мкр-на не устраивает экология (непосредственная близость к Химкомбинату) и криминальная обстановка в микрорайоне, разобщенность с соседями. Как следствие, большинство жильцов говорят, что не привязаны ни к своему дому, ни к микрорайону. По объективным показателям в данном мкр-не много сделано для комфортной жизни, однако в основном это дома эконом-класса с небольшим метражом квартир и кухонь, изначально рассчитанные на нетребовательных жильцов, согласных жить в непосредственной близости к вредному производству. Наиболее неблагополучным оказался самый центральный (5-ый) микрорайон города, попавший «на дно» рейтинга как по объективным, так и по субъективным оценкам.

kch3_03

Рисунок 4. Микрорайоны г. Кирово-Чепецка по оценочным (субъективным) и ситуационным показателям жилищного неравенства.

Таблица 6. Микрорайоны г. Кирово-Чепецка по субъективным и ситуационным показателями качества жилья.

Показатели

Баллы

Высокие

Средние

Низкие

9-й мкр-н. Южный

3-й мкр-н. - 3а

8-й мкр-н

21-й мкр-н. - 6-й

1-й - 2-й - 4-й мкр-н

7-й мкр-н

мкр-н. ПМК

22-й мкр-н

5-й мкр-н

1. Как давно Вы проживаете в Вашем доме?

+

+

+

+

+

+

+

+

-

2. Насколько Вы привязаны к своему дому?

-

+

-

+

-

+

+

-

-

3. Насколько Вы привязаны к своему микрорайону?

+

+

+

+

+

-

-

-

-

4. Есть ли у Вас друзья (хорошие знакомые) среди соседей?

+

+

+

-

-

-

-

-

+

5. Оцените степень износа Вашего дома

+

+

+

+

+

-

+

-

-

6. Чистота на придомовой территории

+

+

+

+

+

+

+

+

-

7. Качество водопроводной воды

+

+

+

-

+

-

-

+

-

8. Работа управляющей компании

+

+

-

+

-

+

-

+

-

9. Состояние экологии в микрорайоне

+

+

+

+

-

+

-

-

-

10. Криминальная обстановка в микрорайоне

+

+

+

-

+

+

+

-

+

Наиболее удовлетворены состоянием своего жилья респонденты микрорайонов, с большим числом «умеренно новых» многоэтажных домов (8-й и 9-й мкр-н) и микрорайона с высокой концентрацией частных домов (3-й и 3 А мкр-н).

В целом в г. Кирово-Чепецке наблюдается обратная г. Кирову жилищная ситуация: при большом количестве достаточно благополучных по объективным показателям жилья микрорайонов жители районного города чаще не удовлетворены своими жилищными условиями и считают почти половину микрорайонов некомфортными для проживания, преобладают депрессивные оценки, разобщенность с соседями, отсутствие характерного для Кирова «микрорайонного патриотизма», недовольство работой управляющих компаний и экологической обстановкой.

г. Вятские Поляны

Спецификой Вятских Полян является характер застройки, где значительная часть жилья представляет из себя частные дома относительно больших размеров, чем квартиры, но с ограниченным набором коммунальных удобств (в некоторых нет туалета внутри дома, горячей воды, центрального отопления и т.п.). Поэтому показатель размера жилплощади на одного члена домохозяйства не позволяет проследить реальную дифференциацию по качеству жилья. В Кирове и Кирово-Чепецке также имеются частные индивидуальные дома в городской черте, однако в соотношении с многоквартирными их доля меньше.

По сравнению с двумя другими городами в исследовании в Вятских Полянах наибольшее число микрорайонов с низкими объективными показателями качества жилья – половина, что отражает общее состояние жилого фонда города (в Кирове неблагополучных 24 % районов, в Кирово-Чепецке 22 %) (рисунок 5, таблица 7). Причем достаточно сильно выражена поляризация между микрорайонами: есть 2 локации (мкр-н Вятская жемчужина и мкр-н Сахалин и Западный), где на высоком уровне находятся все показатели качества жилья из проверяемых в данном исследовании (в Сахалине и Западном большинство домов одноэтажные частные, поэтому там в нулевом показателе находятся «лифты»). Именно в этих районах велось строительство нового жилья в последние десятилетия (которое в последние годы практически остановилось). На другом полюсе находятся большинство микрорайонов, где депривированы или находятся в плохом состоянии большая часть атрибутов качества и комфорта жилья: детские площадки, асфальтовое покрытие, подвалы домов, помещения для колясок, освещение, места для сбора мусора. Создается образ заброшенного и бедного города «из глубинки».

vp_21_01

Рисунок 5. Микрорайоны г. Вятские Поляны по фактическим (объективным) показателям жилищного неравенства.

Таблица 7. Микрорайоны г. Вятские Поляны по фактическим показателям качества жилья.

Показатели

Баллы

Высокие

Средние

Низкие

мкр-н. Вятская жемчу

жина

мкр-н. Сахалин и Запад

ный

мкр-н. Парко

вый

мкр-н. Стрелка

и Советс

кий

мкр-н. Красн

ая поляна

мкр-н. Центра

льный

мкр-н. Сельхоз

техник, Солнеч

ный

мкр-н. Железно

дорожный

1. Уровень материальной обеспеченности

+

+

+

+

-

-

+

-

2. Общая площадь на каждого члена семьи

+

+

+

+

-

-

+

-

3. Какова площадь Вашей кухни?

+

+

+

-

+

-

-

+

4. Детские площадки

+

+

-

-

-

-

+

-

5. Асфальтовое покрытие во дворе

+

+

-

-

-

-

-

-

6. Состояние крыши

+

+

+

-

+

+

-

+

7. Состояние подвала

+

+

+

+

-

-

-

-

8. Помещение для колясок

+

+

-

+

-

-

-

-

9. Состояние лифта

+

0

-

-

+

+

0

0

10. Стены дома

+

+

+

+

+

+

+

-

11. Состояние водопровода и канализации

+

+

+

+

+

-

-

+

12. Наличие пандусов

+

-

+

+

-

-

-

-

13. Освещение вокруг дома и в подъезде

+

+

-

+

-

+

-

-

14. Состояние почтовых ящиков в подъезде

+

+

+

+

+

+

-

+

15. Состояние мусоропровода, мусорных баков

+

+

+

-

+

+

-

-

16. Озеленение на придомовой территории

+

+

+

+

+

+

+

-

Субъективная удовлетворенность своим жильем среди жителей Вятских Полян рассогласуется с фактическими показателями качества жилья (рисунок 6, таблица 8). Это отражает либо противоречивый менталитет жителей, большую значимость субъективно оцениваемых качеств жилья, либо присутствие дополнительных переменных (критериев качества жилья), не учтенных в данном исследовании. Парадоксально, что мкр-н Красная Поляна из низшего звена по фактическим показателям в оценках удовлетворенности поднялся в «топовые» микрорайоны, налицо высокий уровень «жилищного патриотизма» жителей.

Больше всего горожан Вятских Полян не устраивает «внешнее» состояние дома, работа управляющих компаний (в первую очередь высокие коммунальные платежи, не соответствующие качеству услуг и содержанию дома), высокая слышимость в квартирах (шумоизоляция в старых домах оставляет желать лучшего). Все это сочетается с низкой платежеспособностью населения (в городе практически остановлена работа градообразующего предприятия «Молот», высокая безработица) и невозможностью большинства жителей откладывать и инвестировать средства в жилье.

vp_3_01

Рисунок 6. Микрорайоны г. Вятские Поляны по оценочным (субъективным) и ситуационным показателям жилищного неравенства.

Таблица 8. Микрорайоны г. Вятские Поляны по субъективным и ситуационным показателями качества жилья.

Показатели

Баллы

Высокие

Средние

Низкие

мкр-н. Парко

вый

мкр-н. Крас

ная поляна

мкр-н. Сахалин и Запад

ный

мкр-н. Стрелка и Совет

ский

мкр-н. Вятская жемчу

жина

мкр-н. Сельхоз

техника Солнеч

ный

мкр-н. Централь

ный

мкр-н. Железно

дорожный

1. Оцените состояние Вашего жилья «снаружи»

+

+

+

-

+

-

-

-

2. Насколько Вы привязаны к своему дому?

+

-

+

+

-

-

-

+

3. Какую сумму на улучшения жилья могли бы откладывать?

+

+

-

+

-

-

-

-

4. Есть ли у Вас друзья среди соседей?

+

+

+

+

-

+

+

+

5. У Вас есть опыт участия в совместных делах с соседями?

+

+

+

+

-

+

+

+

6. Оцените степень износа Вашего дома

+

+

+

+

+

-

+

-

7. Работа управляющей компании

+

-

+

-

+

-

+

-

8. Слышимость в квартире

+

+

-

-

+

+

-

-

9. Состояние экологии в микрорайоне

+

+

+

+

+

+

+

-

10. Криминальная обстановка в микрорайоне

+

+

+

+

+

+

-

-

Заключение

Представленный инструментарий исследования качества жилья в микрорайонах городов при помощи объективных и субъективных оценочных характеристик позволяют разностороннее оценить состояние и масштабы жилищного неравенства и стратификации. На этой основе могут быть определены несколько сценариев государственной жилищной политики, направленной на снижение пространственной сегрегации и депривации жилищных благ в городах. Для разработки операциональной модели исследования жилищной стратификации мы прибегли к помощи экспертов и опыту предыдущих исследований коллег и собственных. Были учтены множество критериев. В итоге понятие жилищной стратификации предложено рассматривать в объектном и субъектном ракурсах, которые сочетают общие базовые шкалы жилищного неравенства и специфические характеристики жилья и жильцов. Мы не претендуем на исключительность и полноту предложенных критериев исследования жилищного неравенства, в дальнейшем модель может быть дополнена и скорректирована на основе апробации.

Предложенная модель исследования объектного жилищного неравенства жилья в ходе апробации в пилотажном опросе жителей трех городов Кировской области позволила выявить специфику «сильных» и «слабых» сторон жилья в отдельных микрорайонах.

В ходе корреляционного анализа были выявлены общие шкалы, которые демонстрируют сопряженность с микрорайоном проживания жилья респондентов во всех трех городах. Так, по шкале экологической ситуации в жилищных микрорайонах сильно проигрывает Кирово-Чепецк и очень выигрышно смотрятся Вятские Поляны. Вятские Поляны испытывают сильный дефицит в добротном асфальтовом покрытии пешеходных зон и проезжих частей вблизи домов. По шкале доходов жителей Киров значимо превосходит районные города. Просторные кухни более характерны для планировок квартир в Вятских Полянах, кировские дома долгое время проектировались с кухнями «на одного человека», эта тенденция сохраняется и в современных домах эконом-класса. Поэтому размер кухни является в силу дефицита квадратных метров важным стратифицирующим фактором в региональном центре.

Недостатками благоустройства жилья во всех городах можно считать отсутствие в большей части домов подсобных помещений для хранения инвентаря (колясок, санок и т.п.), устаревшие и нефункциональные детские площадки (либо их отсутствие). Единодушно критично оценивают жители половины микрорайонов (в основном жилищно неблагополучных) работу управляющих компаний.

В районных городах центральные районы с наиболее старой застройкой имеют низкие показатели качества и удовлетворенности жильем. Центральное положение в городе не компенсирует недостатки «изношенности» жилья и инфраструктуры района. В региональном г. Кирове центральные районы города также массово представлены светской застройкой, однако ее состояние несколько лучше, за счет больших экономических вложений, соответственно и престиж центральных районов значительно выше.

В целом по соотношению объективных и субъективных параметров оценок жилья наиболее резко жилищное неравенство проявляется в районных городах. Кировский жилой фонд на фоне ситуации в районах выглядит чуть более выигрышно.

Стоит отметить, что при ярко выраженном жилищном неравенстве и стратификации в городах нет открытой пространственной сегрегации. Дома, принадлежащие к разным жилищным классам, рассредоточены по всему городу, хотя наблюдаются концентрации определенных типов жилья. В отдельных микрорайонах присутствуют все признаки «пространства бедности», а следовательно, представляется возможным говорить о зонировании проживания отдельных групп горожан по признакам «жилищно-статусной сегрегации». В литературе существует несколько подходов к решению проблемы пространственной сегрегации. Одним из них является сохранение в городских районах экономического, социального и культурного многообразия [14].

Ценность замеров общественного мнения повышается при динамическом наблюдении, поскольку оценки качества жилья колеблются в том числе и от сезона года. Так весной и летом горожан Кирова начинают массово тревожить проблемы водоснабжения, мусора, отсутствия тротуаров. Зимой повышается актуальность проблем освещения в темное время суток, тепла в квартире, автомобильных парковок (в силу неубранных снежных завалов на придомовых территориях), завышенных и ошибочно начисленных коммунальных платежей за отопление.

Хочется отметить, что собранный в ходе данного исследования эмпирический материал огромен. Он дает возможность проведения дальнейшего анализа субъектной стратификации и выделения жилищных классов горожан, что будет представлено в последующих публикациях. Также планируется соотнести данные регионального исследования в Кировской области с результатами исследования с расширенной до границ Приволжского Федерального округа выборкой.

Библиография
1.
Гришанов В. И. Неравенство в доходах и неравенство в качестве жилья // Жилищный вопрос как проблема социальной политики: сборник / под ред. Т. В. Чубарова. М.: ИМЭПИ РАН, 2004. С. 78–92.
2.
Емельянова О. Г. Черты городской сегрегации на примере г. Омска // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, 2015. № 8. С. 73–77.
3.
Кротов П. П., Буравой М, Лыткина Т. С. Жилищная стратификация города: рыночная эволюция советской модели. Сыктывкар: Коми научный центр УрО Российской АН, 2003. 99 с.
4.
Бобков В. Н., Одинцова Е. В. Социальная структура российского общества по критериям доходов и жилищной обеспеченности // Уровень жизни населения регионов России. 2012. № 1. С. 20–27.
5.
Муфтахова А. Н. Социальная стратификация современного мегаполиса в жилищной сфере (на примере Санкт-Петербурга) // Социальные и пространственные измерения современного мегаполиса: материалы IX социологических чтений памяти В.Б. Голофаста, (3–5 апреля 2017 г.). СПб.: Норма, 2017. С. 184–198.
6.
Старикова М. М. Жилищное неравенство в городах как форма социального расслоения: критерии выделения жилищных классов и страт // Урбанистика. 2018. № 3. С. 71–98.
7.
Полухина Е. В. Жилищная мобильность: направления социологического анализа // Журнал исследований социальной политики. 2017. Том 15. № 4. С. 589–602.
8.
Bourdieu P. Espace social et genèse des «classes» // Actes de la recherche en sciences sociales. 1984. № 52-53. P. 3–14.
9.
Старикова М. М., Юшина Е. А. Стратегии жителей региональных городов в практиках жилищного обустройства (на примере городов Кирова, Нижнего Новгорода и Казани) // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2018. № 3. С. 176–199.
10.
Жилой фонд в Кировской области // Дом. Минжкх: официальный сайт. [Электронный ресурс]. URL: http://dom.mingkh.ru/kirovskaya-oblast (дата обращения: 08.11.2018).
11.
Пэнсон-Шарло М. Культура господствующих классов: Между знанием и достоянием // Вопросы социологии, 1996. № 7. С 101–123.
12.
Муфтахова А. Н. Социальное неравенство в жилищной сфере и проблемы современной жилищной политики // Урбанистика. 2016. № 4. С. 86–93.
13.
Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана. М.: ГУВШЭ, 2000. 606 с.
14.
Емельянова О. Г. Черты городской сегрегации на примере г. Омска // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота, 2015. № 8. Т. 1. C. 73–77.
References (transliterated)
1.
Grishanov V. I. Neravenstvo v dokhodakh i neravenstvo v kachestve zhil'ya // Zhilishchnyi vopros kak problema sotsial'noi politiki: sbornik / pod red. T. V. Chubarova. M.: IMEPI RAN, 2004. S. 78–92.
2.
Emel'yanova O. G. Cherty gorodskoi segregatsii na primere g. Omska // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki, 2015. № 8. S. 73–77.
3.
Krotov P. P., Buravoi M, Lytkina T. S. Zhilishchnaya stratifikatsiya goroda: rynochnaya evolyutsiya sovetskoi modeli. Syktyvkar: Komi nauchnyi tsentr UrO Rossiiskoi AN, 2003. 99 s.
4.
Bobkov V. N., Odintsova E. V. Sotsial'naya struktura rossiiskogo obshchestva po kriteriyam dokhodov i zhilishchnoi obespechennosti // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. 2012. № 1. S. 20–27.
5.
Muftakhova A. N. Sotsial'naya stratifikatsiya sovremennogo megapolisa v zhilishchnoi sfere (na primere Sankt-Peterburga) // Sotsial'nye i prostranstvennye izmereniya sovremennogo megapolisa: materialy IX sotsiologicheskikh chtenii pamyati V.B. Golofasta, (3–5 aprelya 2017 g.). SPb.: Norma, 2017. S. 184–198.
6.
Starikova M. M. Zhilishchnoe neravenstvo v gorodakh kak forma sotsial'nogo rassloeniya: kriterii vydeleniya zhilishchnykh klassov i strat // Urbanistika. 2018. № 3. S. 71–98.
7.
Polukhina E. V. Zhilishchnaya mobil'nost': napravleniya sotsiologicheskogo analiza // Zhurnal issledovanii sotsial'noi politiki. 2017. Tom 15. № 4. S. 589–602.
8.
Bourdieu P. Espace social et genèse des «classes» // Actes de la recherche en sciences sociales. 1984. № 52-53. P. 3–14.
9.
Starikova M. M., Yushina E. A. Strategii zhitelei regional'nykh gorodov v praktikakh zhilishchnogo obustroistva (na primere gorodov Kirova, Nizhnego Novgoroda i Kazani) // Monitoring obshchestvennogo mneniya: ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny. 2018. № 3. S. 176–199.
10.
Zhiloi fond v Kirovskoi oblasti // Dom. Minzhkkh: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. URL: http://dom.mingkh.ru/kirovskaya-oblast (data obrashcheniya: 08.11.2018).
11.
Penson-Sharlo M. Kul'tura gospodstvuyushchikh klassov: Mezhdu znaniem i dostoyaniem // Voprosy sotsiologii, 1996. № 7. S 101–123.
12.
Muftakhova A. N. Sotsial'noe neravenstvo v zhilishchnoi sfere i problemy sovremennoi zhilishchnoi politiki // Urbanistika. 2016. № 4. S. 86–93.
13.
Kastel's M. Informatsionnaya epokha: ekonomika, obshchestvo i kul'tura / per. s angl. pod nauch. red. O. I. Shkaratana. M.: GUVShE, 2000. 606 s.
14.
Emel'yanova O. G. Cherty gorodskoi segregatsii na primere g. Omska // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki Tambov: Gramota, 2015. № 8. T. 1. C. 73–77.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"