по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исследование стратификации современного китайского общества в трудах Чэнь Гуанцзиня
Сорокина Екатерина Михайловна

соискатель, Московский Государственный университет имени М. В. Ломоносова, социологический факультет, кафедра истории и теории социологии; преподаватель, Московский Государственный университет имени М. В. Ломоносова, кафедра глобальных коммуникаций

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, каб. Б127

Sorokina Ekaterina

External doctoral candidate, the department of History and Theory of Sociology; Educator, the department of Global Communications, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, kab. B127

ekaterinamsorokina@yandex.ru

Аннотация.

Предметом исследования данной статьи является концепция китайского социолога Чэнь Гуанцзиня (陈光金), завоевавшего признание благодаря изучению социальной структуры и социальной мобильности в современном китайском обществе. Чэнь Гуанцзинь изучает становление классов в современной социальной структуре Китая, движение классов и социальных групп, уделяет внимание изменениям концепций социальной мобильности в зависимости от макросоциальных изменений в истории КНР. В результате анализа прошлого и современного состояния китайского общества Чэнь Гуанцзинь приходит к выводу, что к 2001 году социально-классовая структура современного китайского общества уже сформировалась и с того времени включает в себя десять классов. Исследуя закономерность социальной мобильности граждан КНР, Чэнь Гуанцзинь утверждает, что ключевую роль играют три фактора: род деятельности (профессия), экономическая и социальная политика государства и изменение уровня жизни за последние 5 лет. Для высшего и высшего среднего классов также значимым является фактор наследования семейного культурного капитала. Особым вкладом Чэнь Гуанцзиня в исследование стратификации и мобильности является вывод, что с начала проведения политики реформ (1978) у каждого гражданина КНР возросли возможности диверсификации собственного жизненного пути, а также шансы повышения социального статуса. В современном Китае критерии оценки социального положения любого индивида стали более многосторонними. Чэнь Гуанцзинь особое внимание уделяет росту социального престижа таких профессиональных групп как художники, режиссеры, телеведущие, писатели, специалисты по информационным технологиям и даже блогеры.

Ключевые слова: современное китайское общество, трансформация китайского общества, социальная структура, стратификация, классы, профессиональные группы, социальная мобильность, каналы социальной мобильности, социальное строительство, Чэнь Гуанцзинь

DOI:

10.25136/2409-7144.2018.6.26535

Дата направления в редакцию:

06-06-2018


Дата рецензирования:

07-06-2018


Дата публикации:

24-06-2018


Abstract.

The subject of this research is the concept of Chinese sociologist Chen Guangjin (陈光金), which has won recognition due to examination of the social structure and social mobility in the modern Chinese society. Chen Guangjin explores the establishment of classes within the modern social structure of China, movement of the classes and social groups; gives attention to the transformation of social mobility concepts depending on the macrosocial changes in the history of PRC. As a result of the analysis of the pervious and current state of Chinese society, Chen Guangjin comes to a conclusion that the social-class structure of the modern Chinese society has already been formed by 2001, and since then includes ten classes. Studying the consistency of social mobility of the ORC citizens, Chen Guangjin argues that the key role is played by three factors: type of activity (profession), economic and social policy of the state, and change in the living standard over the last five years. For the highest and higher middle classes the important factor is the inheritance of the family cultural capital. The main contribution made by Chen Guangjin into the study of stratification and mobility lies in the conclusion that since the beginning of reform policy (1978), the possibility of diversification and personal life path alongside the chances for raising their sociological rank have grown for each citizen of the People’s Republic of China. In modern China, the criteria for assessment of the social rank of any individual have become more multifaceted. Chen Guangjin give special attention to the growth of social prestige of such social groups as the artists, film directors, TV hosts, writers, IT specialists, and even bloggers.

Keywords:

social mobility, professional groups, classes, stratification, social structure, transformation of Chinese society, modern Chinese society, social mobility channels, social construction, Chen Guangjin

Начиная с 1980-х годов двадцатого века, Китай поражает динамикой своего развития: по объему ВВП по ППС Китай уже стал первой державой мира, обойдя США. Например, в 2016 году по статистике Всемирного банка ВВП по ППС Китая составлял 21409 млрд. долларов, а США 18624 млрд. долларов. [17] Причем речь идет не только о приращении китайской экономики, но и о ее качественных изменениях: возникают и быстро развиваются новые и современные отрасли производства, основанные на высоких технологиях и наукоемких методах производства. Быстро повышается уровень благосостояния китайского народа, растут доходы и зарплаты и т. д. В эти десятилетия Китай превратился из бедной и отсталой страны в современную и могучую державу, чьи успехи во всех сферах общественной деятельности — от экономики до науки, космонавтики и спорта — вызывают восхищение всего мира. В результате с быстрым экономическим развитием Китая растет его военно-политическая мощь, Китай стал одним из бесспорных полюсов мирового развития.

Колоссальные экономические трансформации обусловливают изменения социальной структуры Китая. Это приводит к ускорению социальной мобильности населения – изменению социального положения индивидов, семей и даже целых социальных слоев. Эта проблематика давно находится в центре внимания китайских социологов. В настоящей статье мы хотим обратиться к концепции социальной мобильности и социальной стратификации одного из видных современных китайских социологов — Чэнь Гуанцзиня.

Чэнь Гуанцзинь (кит. 陈光金) родился в 1962 году. Степень бакалавра и магистра по специальности «философия» Чэнь Гуанцзинь получил в Фуданьском университете (г. Шанхай); степень доктора наук по социологии получил в Институте социологии Китайской академии общественных наук (КАОН) (г. Пекин). Ныне Чэнь Гуанцзинь является директором Института социологии КАОН. Основная область его исследований — социальное расслоение, социальная мобильность, классовая структура КНР, класс предпринимателей, расслоение города и деревни. Чэнь Гуанцзинь является соавтором более 30 научных монографий и учебных пособий, наиболее значимыми из которых являются «Основные вопросы модернизации деревни» (2004), «Стабильность и гармоничное развитие китайского общества» (2007) и «Структура современного китайского общества» (2010), а также автором более 40 научных статей.

Чэнь Гуанцзинь является одним из соавторов монументального труда под редакцией Лу Сюэи «Социальная мобильность в современном Китае» (2004). [19] В главе этого труда, написанной Чэнь Гуанцзинем и называющейся «Пять периодов трансформации социальной мобильности современного Китая», Чэнь Гуанцзинь рассматривает процесс социальной дифференциации и социальной мобильности в контексте исторических событий и институциональных изменений, произошедших с начала образования КНР в 1949 году.

С 1949 года в китайском обществе произошло два крупных институциональных преобразования, в результате которых политико-социальный статус и экономическое положение граждан КНР претерпели существенные изменения. Первым значительным институциональным преобразованием стала революционная смена государственного строя. В этом году Коммунистическая партия Китая (КПК) во главе с Мао Цзэдуном пришла к власти. Опираясь на идеологию марксизма-ленинизма, а также на опыт социалистического строя СССР, КПК приступила к созданию новой политико-экономической системы. Второе крупное институциональное преобразование произошло в 1978 году после проведения третьего пленума ЦК КПК 11-го созыва. Была провозглашена политика реформ и открытости, а основным курсом стало создание системы социалистической рыночной экономики. В ходе начатых реформ стал происходить переход от планирования и централизации экономики общественной жизни к рынку и децентрализации. Последовавшие социальные трансформации общества представляли собой переход от традиционного аграрного общества к современному индустриальному, от закрытого общества к открытому.

Чэнь Гуанцзинь разделяет период с 1949 по 2004 год на два крупных этапа, которые, в свою очередь, включают в себя пять подэтапов. Первый этап (1949–1977) содержит в себе три исторических подэтапа: 1949–1956, 1957–1965, 1966–1977 годы. В рамках каждого подэтапа конкретные исторические или политические события влияют на механизмы приобретения конкретными людьми социального статуса: в период с 1949 по 1956 год главными знаковыми событиями считаются демократические реформы и социалистические преобразования, в период с 1957 по 1965 год — «Большой скачок» и «Народная коммуна», и последующая крупномасштабная перестройка экономики, в период с 1966 по 1977 год — «Культурная революция». С 1978 года начинается второй этап, который разделяется на два подэтапа. В течение первого подэтапа (1978–1991) по-прежнему доминирует плановая система, но рыночные механизмы начинают играть все большую роль в различных областях общества. Второй подэтап длился с 1992 по 2004 год, в это время рыночная система становится основной, а плановая система отходит на второй план и проявляет свою эффективность только в некоторых областях.

Таким образом, с точки зрения социальной дифференциации и социальной мобильности в первый период (1949–1978) статус граждан КНР в основном определялся их позицией в централизованной системе планирования и в политической структуре общества. Основной характеристикой данного этапа стало постепенное формирование новой государственной институциональной структуры, позволяющей последовательно и всесторонне контролировать общество. Иными словами, как утверждает Чэнь Гуанцзинь, институциональные преобразования сопровождались сменой частной собственности на государственную, установлением высоко централизованной плановой экономики вместо рыночной, превращением основной государственной стратегии индустриализации, преимущественно в сфере тяжелой промышленности, в ведущую стратегию экономического развития страны, а также общественной политизацией общества. В такой структуре новые институциональные механизмы, политические нормы и перенятые стандарты экономической системы оказали особое влияние на получаемый людьми социальный статус.

Во второй период (1978–2004) социальные статусы определялись в зависимости от уровня доходов и распределения ресурсов. Второе крупное институциональное преобразование стало крайне значимым и для процессов социальной дифференциации и модернизации общества: постепенно изменился механизм распределения ресурсов в обществе, государство стало передавать все больше и больше ресурсов под общественный либо рыночный контроль, в то же время ослабилась власть высоко централизованной системы перераспределения, увеличилась степень свободы общества. В ходе реформирования была упорядочена стратегия развития и структура экономики, расширено пространство для трудоустройства, изменена структура профессиональных видов деятельности. Все это способствовало увеличению разрыва в уровнях социально-экономического развития, стимулированию социального расслоения, зарождению целого ряда новых социальных слоев, изменению социально-экономического статуса и взаимоотношений различных социальных классов, а также формированию прототипа современной социально-классовой структуры общества. По мнению Чэнь Гуанцзиня, на протяжении всего периода, с 1949 по 2004 год, присвоение социального статуса происходило в основном в соответствии с государственными институциональными механизмами и политическими нормами.

До начала реализации политики реформ и открытости (до 1978 года) классовая структура КНР предполагала существование «двух классов и общественной прослойки» [11], т. е. крестьян, рабочих и интеллигенции. В статье «К вопросу справедливости механизма социальной дифференциации и мобильности в Китае в дореформенный период» (2004) [15] Чэнь Гуанцзинь выделяет четвертый класс – государственных чиновников. таким образом, с его точки зрения, китайское общество состояло из крестьян, занимающихся сельскохозяйственным производством, рабочих, занимающиеся промышленным производством, интеллигенции, занимающейся умственной работой, и государственных чиновников, занимающихся политическим управлением и администрированием. Формирование этих четырех классов в дореформенный период имеет специальный механизм формирования и институционального разделения. Границы классов строго разделены. Не считая редких возможностей, которые представляются конкретным членам общества, переход из одного класса в другой ограничен. Государство полностью контролирует политическую и экономическую деятельность, социальную и культурную жизнь. Через систему регистрации домашних хозяйств каждому члену общества предписывается род деятельности, социальные и политические полномочия, блага, которые могут быть доступны. Исключение составляет класс интеллигенции, что обусловлено неустойчивостью статуса данного класса в зависимости от политической ситуации в стране.

После 1978 года данная система начинает видоизменяться. С одной стороны, политическая система и связанный с ней политический курс напрямую больше не определяют классовую принадлежность и социальный статус людей, а с другой стороны, делается упор на движущую силу рынка, относительную независимость системы социалистической рыночной экономики как основной государственной экономической системы, формируется новая модель социальной мобильности, главным содержанием которой постепенно становятся совместные макро-структурные и личностные потоки в обществе. На данном этапе с точки зрения социальной дифференциации и социальной мобильности, наиболее заслуживающими внимания областями, по мнению Чэнь Гуанцзиня, являются три тенденции в обществе: во-первых, изменения в структуре пространства социальной мобильности, что стало непосредственным условием структурирования социальных потоков; во-вторых, ввиду того, что Китай уже вступил в среднюю стадию индустриализации, что предполагает развитие профобразования, ведь как показывает международная практика, на данном этапе образование играет важную роль для социальной мобильности в обществе; в-третьих, тенденция изменения социальной структуры китайского общества в процессе социальной дифференциации и социальной мобильности, другими словами, формирование новой социально-классовой структуры китайского общества.

В статье «Характерные особенности развития китайского общества в современный период» (2007) [4] Чэнь Гуанцзинь констатирует, что китайское крестьянство расслаивается, выделяя из своей среды рабочих-крестьян (кит. 农民工), которые пополняют ряды рабочего класса. Из рабочего класса, в свою очередь, выделяются следующие классы: индивидуальные предприниматели, владельцы частных компаний, руководящий состав государственных и частных предприятий. От среды интеллигенции отщепляются квалифицированные технические работники, топ-менеджеры государственных компаний и государственные чиновники. Таким образом, в новом распределении трудовых отношений каждый человек смог получить социально-экономический статус и возможность строить свою карьеру.

Чэнь Гуанцзинь в ходе анализа формирования социально-классовой структуры КНР приходит к выводу, что к 2001 году социально-классовая структура современного китайского общества уже сформировалась и представляет собой совокупность десяти классов: 1) государственные чиновники, управляющий аппарат; 2) частные предприниматели; 3) руководящий состав предприятий; 4) квалифицированные технические работники; 5) офисные работники; 6) индивидуальные промышленники и торговцы; 7) обслуживающий персонал в сфере бизнеса; 8) промышленные рабочие; 9) сельскохозяйственные рабочие; 10) безработные и частично безработные. [19]

В последующих работах Чэнь Гуанцзинь рассматривает изменения классовой структуры, исходя из этой модели. Так, в работе «Не только противостояние лишениям, но и борьба за существование. Эмпирический анализ социально-классовой стратификации КНР за последние 10 лет (2001–2011)» (2013) [5] Чэнь Гуанцзинь рассматривает изменение удельного веса классов в процентном соотношении. (см. Таблица 1)

Таблица 1. Классовая структура КНР в 2001–2011 годах, %

2001 год

2006 год

2008 год

2011 год

Государственные чиновники, управляющий аппарат

2,1

1,7

1,7

2,7

Частные предприниматели

1,0

1,1

1,2

1,3

Руководящий состав предприятий

1,6

2,0

2,4

3,8

Квалифицированные технические работники

4,6

5,0

5,1

7,3

Офисные работники

7,2

6,8

7,1

9,9

Индивидуальные промышленники и торговцы

7,1

11,3

9,0

10,1

Обслуживающий персонал в сфере бизнеса

11,2

8,3

11,6

11,1

Промышленные рабочие

17,5

14,2

15,9

16,5

Сельскохозяйственные рабочие

42,9

42,0

40,2

31,7

Безработные и частично безработные

4,8

7,7

5,8

5,7

* Исследование основывалось на следующих статистических данных: 2001 год — выборочный опрос в рамках гранта Китайской академии общественных наук (КАОН) «Исследование стратификации современного китайского общества», 2006, 2008, 2011 годы — три исследования в рамках гранта КАОН «Всекитайское исследование общества». [1, 18, 21, 22]

Как показывает таблица доля государственных чиновников, частных предпринимателей, руководителей предприятий и квалифицированных технических работников, составляющих высший слой населения КНР, увеличилась с 9,3% в 2001 году до 15,1% в 2011 году, т. е. выросла за десять лет на 5,8%. Доля офисных работников и индивидуальных промышленников и торговцев с 2001 по 2011 год выросла на 5,7%. Доля промышленных и сельскохозяйственных рабочих, являющийся наиболее многочисленным в китайском обществе, за этот период уменьшилась в совокупности на 19,6%.

В своем исследовании Чэнь Гуанцзинь рассматривает данную тенденцию всеобщего повышения социального положения, а также анализирует факторы социальной мобильности, повлиявшие на изменение классовой структуры. Он исследует 15 факторов: пол, возраст, образование, политический статус, место жительства (город или деревня), район проживания (развитые или неразвитые районы), капитал (в том числе социальный), доход, траты, властные полномочия, род деятельности, принадлежность к государственному аппарату, изменения уровня жизни за последние 5 лет, экономическая и социальная политика государства, социальная справедливость. Автор приходит к выводу, что ключевую роль играют три фактора: род деятельности (профессия), экономическая и социальная политика государства и изменение уровня жизни за последние 5 лет. Для высшего и высшего среднего классов также значимым является фактор наследования семейного культурного капитала.

Изучая род деятельности как фактор социальной мобильности, Чэнь Гуанцзинь обозначает несколько тенденций в изменении профессионального состава населения КНР. [6] Он считает, что на современном этапе в некоторых отраслях промышленности, таких как металлургия, производство стекла, цемента и др., достигнут уровень перепроизводства, поэтому доля рабочих, занятых в этих областях, будет сокращаться. С другой стороны, доля занятых в производстве сложной техники будет расти. В равной степени будет расти доля занятых в области «новой» сферы обслуживания, например в сфере интернет-услуг, разного рода IT-сервисах, в обслуживании новой техники, туристическом бизнесе и др. По мнению Чэнь Гуанцзиня, возрастет вес руководителей стартапов, что как он полагает имеет большое значение для развития китайского общества.

В последние годы Чэнь Гуанцзинь посвятил свои исследования вопросу влияния экономического и политического давления на получение социального статуса, в том числе он изучал факторы, влияющие на неравенство доходов граждан КНР. В нескольких статьях [7, 8] он анализирует данные восьми общенациональных исследований городских и сельских домохозяйств (1989–2008). Чэнь Гуанцзинь приходит к выводу, что за эти 20 лет основными факторами, влияющими на повышение дохода граждан, помимо маркетизации и быстрых темпов индустриализации стали политическая власть и положение в социальной структуре общества. На современном этапе на механизм формирования неравенства доходов граждан КНР, по мнению Чэнь Гуанцзинь, влияет не только скорость адаптации предприятия или целых регионов к рыночным экономическим факторам, но и характерная для политической системы институциональная система, а так как распределение ресурсов в институциональной системе не является равноправным, то и механизмы маркетизации в такой системе проявляются более явно. [10, 13]

Несмотря на то, что в современном китайском обществе все еще сильны факторы, замедляющие социальную мобильность, Чэнь Гуанцзинь считает, что с начала реализации политики реформ открытости (1978) в данном процессе произошли существенные изменения. Во-первых, у каждого гражданина увеличились возможности диверсификации собственного жизненного пути. При нынешнем уровне модернизации, маркетизации и урбанизации возможности повысить социальный уровень сильно возросли. Теперь каждый человек может самостоятельно выбирать жизненный путь в зависимости от собственных взглядов. Во-вторых, в современном Китае критерии оценки социального положения любого индивида стали более многосторонними. Если раньше успешными считались люди, либо занимающиеся коммерцией, либо имеющие отношение к государственным структурам, например к армии, партии и т. д., то в современном китайском обществе успех оценивается по другим критериям, Чэнь Гуанцзинь особое внимание уделяет росту социального престижа таких профессиональных групп как художники, режиссеры, телеведущие, писатели, специалисты по информационным технологиям и даже блогеры.

После вступления в должность директора Института социологии КАОН Чэнь Гуанцзинь стал уделять особое внимание концепциям «социального строительства» (кит. 社会建设). Одной из интересных статей по данной проблеме является «Исследование важнейших особенностей в области социального строительства». [2] По мнению Чэнь Гуанцзиня за последние тридцать лет социальные конфликты в Китае сильно обострились, в связи с чем китайское правительство должно пересмотреть все аспекты социального строительства. Основными направлениями деятельности должны стать реконструкция социальной структуры и улучшение социального обеспечения. Первым шагом должно быть создание базовых материальных условий, которые включают такие важные взаимосвязанные области, как трудоустройство, сокращение неравенства в распределении доходов, жилье и социальное обеспечение, образование и здравоохранение.

В сфере занятости основными задачами являются перераспределение избыточного сельского труда, борьба с безработицей и создание новых рабочих мест, повышение качества рабочей силы, корректировка и совершенствование структуры занятости, а также создание единого национального рынка труда. Важной задачей социальной политики Китая по сокращению разрыва в доходах, как полагает Чэнь Гуанцзинь, является создание трех механизмов: экономического механизма, который включает в себя реструктуризацию экономики и соответственно рост национального дохода; национального механизма перераспределения (налоги и трансфертные платежи); социального механизма, который предполагает участие групп интересов в перераспределении доходов и развитие профсоюзного движения.[12, 14] Проблема обеспечения граждан жильем непосредственно связана с социальной поляризацией, в связи с чем необходимо провести жилищную реформу и увеличить долю строительства доступного жилья для различных групп населения среднего и низкого дохода. Развитие систем образования и здравоохранения, на взгляд Чэнь Гуанцзиня, является неотъемлемой частью построения современного прогрессивного общества. В данных сферах наиболее важной задачей является обеспечение равного доступа граждан к образовательным и медицинским услугам.

Чэнь Гуанцзинь указывает на пять принципов, следуя которым, китайское общество должно развиваться в ближайшие годы. Так, по мнению исследователя, необходимо продолжать следовать модели ускоренного экономического развития, увеличивать количество рабочих мест и способствовать развитию стартапов, создать эффективную систему социального обеспечения, стабилизировать разницу доходов городских и сельских жителей, провести модернизацию управления общественным развитием. [3] Эти мероприятия помогут обеспечить быстрое развитие китайского общества в условиях стабильности.

С нашей точки зрения труды Чэнь Гуанцзиня имеют большую значимость для понимания современной китайской социологии и китайского общества в целом. В своих работах Чэнь Гуанцзинь описывает победы и неудачи, достижения и трудности современного китайского общества; раскрывает сущность общественных идеалов и достигнутых результатов.

Библиография
1.
Nian 2011 Zhongguo shehui xintai yanjiu baogao: [Chinese social condition research report]. Beijing: shehui kexue wenxian chubanshe, 2011.
2.
Chen Guangjin. Shehui jianshe zhongdian lingyu xiangguan wenti tanxi: [Research of the most important features of social construction]. Beijing: Beijing gongye daxue xueban (shehuikexueban), 2011.
3.
Chen Guangjin. Shehui fazhan zai naxie fangmian fali: [Which fields of social construction should be developed]. Beijing: Zhongguo jiaoyubao, 2016.
4.
Chen Guangjin. Dangqian woguo shehui fazhande zhongyao jieduanxing tezheng: [Characteristic features of the development of Chinese society in the contemporary period]. Beijing: Zhongguo shehui kexueyuanbao, 2007.
5.
Chen Guangjin. Bujin you xiangdui boduo, hai you shengcun jiaolv — Zhongguo zheguan renting jiecengfen bushi nianbianqiande shizheng fenxi: [Not only the opposition to deprivation, but also the struggle for existence. Empirical analysis of the socio-class stratification of the PRC in the past 10 years (2001–2011)]. Heilongjiang: Heilongjiang shehuikexue, 2013.
6.
Chen Guangjin. 2016 nian jiuyede san da fazhan fangxiang: [The three main directions of development of the structure of professional employment in 2016]. Xinhuawang, 2015. URL: http://news.xinhuanet.com/talking/2015-12/31/c_128585904.htm (accessed 19.04.2018)
7.
Chen Guangjin. Zhongguo shouru bupingdengde neibu jiegou jiqi yanbian: [Internal Structure and evolution of unequal distribution of income in China]. Beijing: nian Zhongguo shehuixue nianhui huonian huilunwen yidengjiang, 2010.
8.
Chen Guangjin. Zhongguo shouru bupingdeng: Uxing bianhua yu buquedingde weilai: [Income inequality: U-shaped changes and uncertain prospects]. Jiangsu: Jiangsu shehuikexue, 2010.
9.
Chen Guangjin. Zhongguo chanye qu fazhande shehuixue fenxi: [Sociological analysis of China's industrial zones]. Beijing: Chanyequ zhimian quanqiuhua, 2008.
10.
Chen Guangjin. Shichang yihuo feishichang: Zhongguo shouru bupingdeng chengyin shizheng fenxi: [Market or non-market: an empirical analysis of the origin of income inequality]. Beijing: Shehuixue yanjiu, 2010.
11.
Chen Guangjin. 20 shijimoqi nongcun shequ jingying ziben jilei celue yanjiu : [The emergence of rural elites in China in the late 20th century]. Jiangsu: Jiangsu xingzheng xueyuan xuebao, 2004 (6).
12.
Chen Guangjin. Gaige shehui zhili tizhi goujian xiandai shehui zhili moshi: [The reform of social governance system and construct modern social governance model]. Beijing: Zhongguo guoqing guoli, 2015 (11).
13.
Chen Guangjin. Jiegou, zhidu, xingdongde sanwei zhenghe yu dangqian Zhongguo shehui hexie wenti chuyi: [Three-dimensional integration of structure, system, and action and discussion on current China's social harmony]. Jiangsu: Jiangsu shehui kexue, 2008 (3).
14.
Chen Guangjin. Shehui jianshe he shehui zhilide guanxi: [The relationship between social construction and social governance]. URL: http://www.360doc.com/content/18/0124/23/10301207_724854601.shtml (accessed 19.04.2018)
15.
Chen Guangjin. Shenfenhua zhidu quge – gaigeqian Zhongguo shehui fenhua he liudong jizhide xingcheng ji gongzhexing wenti: [The formation and fairness of China's social differentiation and mobility mechanism before the reform]. Jiangsu: Jiangsu shehui kexue, 2004 (1).
16.
Chen Guangjin. Tupo, zhuanhuan yu kuozhang – Zhongguo shehui fenhua yu shehui liudong jizhide xingcheng he gongzhengxing: [Breakthrough, transformation and expansion: formation and justice of social differentiation and social mobility in China]. Kunming: Yunnan minzu daxue xuebao, 2003 (4).
17.
International Comparison GDP, PPP 2016. URL:https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.PP.CD (accessed 19.04.2018)
18.
Lu Xueyi. Dangdai Zhongguo shehui jieceng yanjiu baogao: [Contemporary chinese social class research report]. Beijing: shehui kexue wenxian chubanshe, 2002.
19.
Lu Xueyi. Dangdai Zhongguo shehui liudong: [Social mobility in contemporary China]. Beijing: shehui kexuewenxian chubanshe, 2004.
20.
The Chinese middle class is growing rapidly // Renmin ribao. 2016. URL: http://russian.people.com.cn/n3/2016/1221/c31516-9157761.html (accessed: 19.04.2018)
21.
Zhongguo shehui tizhi gaige bao gao (Shehui tizhi lanpishu) : [China's social system reform report (Blue book of social institution]. Beijing: Shehui kexue wenxian chubanshe, 2016 (4).
22.
Zhongguo shehui tizhi gaige bao gao (Shehui tizhi lanpishu): [China's social system reform report (Blue book of social institution]. Beijing: Shehui kexue wenxian chubanshe, 2017 (5).
References (transliterated)
1.
Nian 2011 Zhongguo shehui xintai yanjiu baogao: [Chinese social condition research report]. Beijing: shehui kexue wenxian chubanshe, 2011.
2.
Chen Guangjin. Shehui jianshe zhongdian lingyu xiangguan wenti tanxi: [Research of the most important features of social construction]. Beijing: Beijing gongye daxue xueban (shehuikexueban), 2011.
3.
Chen Guangjin. Shehui fazhan zai naxie fangmian fali: [Which fields of social construction should be developed]. Beijing: Zhongguo jiaoyubao, 2016.
4.
Chen Guangjin. Dangqian woguo shehui fazhande zhongyao jieduanxing tezheng: [Characteristic features of the development of Chinese society in the contemporary period]. Beijing: Zhongguo shehui kexueyuanbao, 2007.
5.
Chen Guangjin. Bujin you xiangdui boduo, hai you shengcun jiaolv — Zhongguo zheguan renting jiecengfen bushi nianbianqiande shizheng fenxi: [Not only the opposition to deprivation, but also the struggle for existence. Empirical analysis of the socio-class stratification of the PRC in the past 10 years (2001–2011)]. Heilongjiang: Heilongjiang shehuikexue, 2013.
6.
Chen Guangjin. 2016 nian jiuyede san da fazhan fangxiang: [The three main directions of development of the structure of professional employment in 2016]. Xinhuawang, 2015. URL: http://news.xinhuanet.com/talking/2015-12/31/c_128585904.htm (accessed 19.04.2018)
7.
Chen Guangjin. Zhongguo shouru bupingdengde neibu jiegou jiqi yanbian: [Internal Structure and evolution of unequal distribution of income in China]. Beijing: nian Zhongguo shehuixue nianhui huonian huilunwen yidengjiang, 2010.
8.
Chen Guangjin. Zhongguo shouru bupingdeng: Uxing bianhua yu buquedingde weilai: [Income inequality: U-shaped changes and uncertain prospects]. Jiangsu: Jiangsu shehuikexue, 2010.
9.
Chen Guangjin. Zhongguo chanye qu fazhande shehuixue fenxi: [Sociological analysis of China's industrial zones]. Beijing: Chanyequ zhimian quanqiuhua, 2008.
10.
Chen Guangjin. Shichang yihuo feishichang: Zhongguo shouru bupingdeng chengyin shizheng fenxi: [Market or non-market: an empirical analysis of the origin of income inequality]. Beijing: Shehuixue yanjiu, 2010.
11.
Chen Guangjin. 20 shijimoqi nongcun shequ jingying ziben jilei celue yanjiu : [The emergence of rural elites in China in the late 20th century]. Jiangsu: Jiangsu xingzheng xueyuan xuebao, 2004 (6).
12.
Chen Guangjin. Gaige shehui zhili tizhi goujian xiandai shehui zhili moshi: [The reform of social governance system and construct modern social governance model]. Beijing: Zhongguo guoqing guoli, 2015 (11).
13.
Chen Guangjin. Jiegou, zhidu, xingdongde sanwei zhenghe yu dangqian Zhongguo shehui hexie wenti chuyi: [Three-dimensional integration of structure, system, and action and discussion on current China's social harmony]. Jiangsu: Jiangsu shehui kexue, 2008 (3).
14.
Chen Guangjin. Shehui jianshe he shehui zhilide guanxi: [The relationship between social construction and social governance]. URL: http://www.360doc.com/content/18/0124/23/10301207_724854601.shtml (accessed 19.04.2018)
15.
Chen Guangjin. Shenfenhua zhidu quge – gaigeqian Zhongguo shehui fenhua he liudong jizhide xingcheng ji gongzhexing wenti: [The formation and fairness of China's social differentiation and mobility mechanism before the reform]. Jiangsu: Jiangsu shehui kexue, 2004 (1).
16.
Chen Guangjin. Tupo, zhuanhuan yu kuozhang – Zhongguo shehui fenhua yu shehui liudong jizhide xingcheng he gongzhengxing: [Breakthrough, transformation and expansion: formation and justice of social differentiation and social mobility in China]. Kunming: Yunnan minzu daxue xuebao, 2003 (4).
17.
International Comparison GDP, PPP 2016. URL:https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.PP.CD (accessed 19.04.2018)
18.
Lu Xueyi. Dangdai Zhongguo shehui jieceng yanjiu baogao: [Contemporary chinese social class research report]. Beijing: shehui kexue wenxian chubanshe, 2002.
19.
Lu Xueyi. Dangdai Zhongguo shehui liudong: [Social mobility in contemporary China]. Beijing: shehui kexuewenxian chubanshe, 2004.
20.
The Chinese middle class is growing rapidly // Renmin ribao. 2016. URL: http://russian.people.com.cn/n3/2016/1221/c31516-9157761.html (accessed: 19.04.2018)
21.
Zhongguo shehui tizhi gaige bao gao (Shehui tizhi lanpishu) : [China's social system reform report (Blue book of social institution]. Beijing: Shehui kexue wenxian chubanshe, 2016 (4).
22.
Zhongguo shehui tizhi gaige bao gao (Shehui tizhi lanpishu): [China's social system reform report (Blue book of social institution]. Beijing: Shehui kexue wenxian chubanshe, 2017 (5).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"