по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Идеологическая сегрегация и цифровое неравенство в российском Интернет-сообществе
Мартьянов Денис Сергеевич

кандидат политических наук

доцент, Санкт-Петербургский государственный университет

191124, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Смольного, 1/3

Martyanov Denis

PhD in Politics

Assistant professor, the department of political institutions and applied political research, Saint Petersburg State University

191124, Russia, Sankt-Peterburg, g. Saint Petersburg, ul. Ul. Smol'nogo, 1/3, 7-i pod''ezd

dsmartyanov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Быков Илья Анатольевич

доктор политических наук

доцент, кафедра связей с общественностью в политике и государственном управлении, Санкт-Петербургский государственный университет

199004, Россия, Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, ул. 1-Я линия в.о., 26

Bykov Il'ya

Doctor of Politics

Docent, the department of Public Relations in Politics and Government Administration, St. Petersburg State University

199004, Russia, Saint Petersburg, g. Saint Petersburg, ul. 1-Ya liniya v.o., 26

i.bykov@spbu.ru

Аннотация.

Информационное общество является важным фактором, влияющим на трансформацию политических ценностей и установок. В условиях конвергенции классических идеологий и формирования новых идеологических направлений приобретает важность проблема идеологической идентификации. В связи с этим объектом исследования выступает идеологическая идентификация интернет-пользователей. Предметом исследования является идеологическая предрасположенность жителей Санкт-Петербурга к использованию информационно-политических ресурсов сети Интернет. Авторы подробно останавливаются на рассмотрении социально-демографических аспектов проблемы цифрового неравенства, анализе факторов идеологической сегрегации медиаресурсов, исследовании специфики сетевых политических установок пользователей. Особое внимание уделяется проблеме соотношения политических установок с заявленной идеологией. Исследование основывается на данных, полученных с помощью метода телефонного интервью. Анализ данных проведен с использованием статистических методов. Новизна исследования заключается в комплексном анализе идеологических установок интернет-пользователей в соответствии с моделями идентификации политических идеологий. Среди основных выводов проведенного исследования необходимо отметить выявление идеологических групп, которые в большей и в меньшей степени склонны использовать сеть Интернет и разделять ценности, характерные для киберкультуры.

Ключевые слова: Цифровое неравенство, Идеологическая идентификация, Киберполитика, Интернет-СМИ, Интернет, Идеологическая сегрегация, Политическая идеология, Идентичность, Идеология, Эхо-камера

УДК:

32.019.52

DOI:

10.25136/2409-7144.2018.4.23109

Дата направления в редакцию:

16-06-2017


Дата рецензирования:

17-06-2017


Дата публикации:

18-04-2018


Abstract.

Information society is an important factor that affects the transformation of political values and orientations. In terms of the convergence of classical ideologies and emergence of the new ideological directions, gains relevance the problem of ideological identification. Thus, the object of this research is the ideological identification of the Internet users. The subject of this research is the ideological predisposition of the residents of Saint Petersburg towards using the online information political resources. The authors focus on examination of the socio-demographic aspects of the problem of digital inequality, analysis of the factors of ideological segregation of media resources, study of the specificity of network political orientations of the users. Particular attention is given to the question of correlation of the political orientations with the claimed ideology. The scientific novelty lies in comprehensive analysis of the ideological orientations of Internet users in accordance with the models of identification of the political ideologies. The main conclusion consists in determination of the ideological groups that to a greater or lesser degree are prone to use the Internet and distinguish the values characteristic co the cyberculture.

Keywords:

Digital inequality, Ideological identification, Cyberpolitics, Online media, Internet, Ideological segregation, Political ideology, Identity, Ideology, Echo chamber

Идеология в условиях информационного общества: проблемы исследования

Несмотря на дискуссию вокруг места и роли идеологии в современном обществе [1: 19], идеологический фактор продолжает оставаться важным для политического процесса. Становление информационного общества способствует трансформации политических ценностей, актуализации новых политических идей и формированию новых социальных движений. Развитие интернет-технологий предполагает сразу несколько вызовов, которые связаны с политическими идеологиями. Они подразумевают исследование роли сетевых медиа как институтов, оказывающих влияние на формирование политических установок пользователей, проблем цифрового неравенства, дискуссий вокруг темы управления Интернетом, вопросов авторского права, а также взаимодействия традиционных политических идеологий и ценностей киберкультуры.

Традиционно важным методологическим вопросом политической науки остается проблема классификации идеологий. Возникновение новых идеологических направлений в духе энвайронментализма и феминизма и стремительная конвергенция классических идеологий наслаиваются на попытки конструировать новые идейные течения уже не в «реальном», а в виртуальном мире, декларируя ценности киберлибертарианства, киберконсерватизма и киберанархизма.

Пользователь сети Интернет, существующий «между двух миров», испытывает тройные сложности идеологической идентификации. Стремление идентифицировать себя с референтной группой может входить в противоречие с индивидуальными представлениями о своем месте в политической системе в реальном мире [2 : 164]. В свою очередь виртуальная реальность предлагает свою повестку дня с альтернативными референтными группами, ценностями и иной картиной политического мира.

Векторы исследований политической идеологии в контексте сети Интернет

Комплексность проблемы исследования политической идеологии является причиной многообразия актуальных тем в области политической науки, социологии, теории коммуникаций и т. д.

Ряд уже опубликованных работ посвящен проблеме идеологий в информационном обществе, влиянию технологических факторов на политические представления граждан. Исследования, которые не выходят за рамки этой темы, как правило, представляют собой страновые кейсы [15]. В то же время существуют исследования, которые изучают Интернет как фактор трансформации идеологий. Эти работы включают вопросы, посвященные гендерной проблематике в Интернете, e-policy, онлайновой этике [18], анализу ранних киберкоммунитаристских идей в духе Г. Рейнгольда [16], идеологическим аспектам авторского права в сети Интернет и становлению пиратского движения [20], институционализации киберпартий [3: 69], столкновению идейных течений государственных, частных и коммунитаристских акторов в контексте управления Интернетом [13] и, разумеется, отождествляющими идеологию и технологические стандарты [14].

Некоторые исследователи критически оценивают роль Интернета. Часть из них рассматривают его как фактор, позволяющий либеральной идеологии трансформировать сферу приватности [10], другая часть – как часть идеологии информационных технологий, которые являются движущей силой современной экономики [5], третья – как объект колонизации в контексте государственной политики, легитимирующий эту колонизацию с помощью идеологии, защищающей права частного сектора [17]. Общими чертами этих работ является критический подход в отношении современной либеральной политики и тема кибербезопасности как фактора легитимации политических решений.

Феномен идеологической сегрегации

Особый тематический кластер представляют собой работы, связанные с идеологической сегрегацией в Интернете. К. Санстайн отметил, что онлайновая маршрутизация связана с идеологической предрасположенностью, которая предполагает потребление однородных новостей [19]. Исследование Санстайна подтолкнуло ряд ученых к анализу явлений, связанных с идеологической сегрегацией, эхо-камерами в сети Интернет и гомофилией , т. е. стремлением к коммуникации с людьми со схожей точкой зрения [7].

Именно идеологическая сегрегация является существенным фактором формирования виртуальных сообществ. В исследовании идеологических онлайновых групп К. Бирн отмечает, что Интернет способствует ориентированным на насилие группам осуществлять пропаганду запрещенных традиционными медиа каналами радикальных идеологий [8].

В то же время Генцков и Шапиро говорят об огромном потенциале цифровых новостей как факторе «демократической политики» [11: 2]. Однако по их же мнению, сейчас влияние онлайновых новостей еще не является доминирующим. По этой причине пока именно политическое сознание, сформированное в значительной степени традиционными медиа, определяет потребление цифровых новостей и маршруты пользователей к цифровым платформам. Эта проблема наслаивается на феномен эхо-камер, служащих идеологическими пространствами, в которых единомышленники имеют возможность получать новости и обсуждать их только в том ключе, в котором эти обсуждения не будут создавать неудобства для поддержания картины мира пользователей сайта. Таким образом цифровые медиа могут выполнять функцию поддержания латентых образцов восприятия реальности.

М. Генцков и Дж. М. Шапиро [11, 12], исследуя связь американских новостных медиа и идеологии, продемонстрировали действие горизонтальной модели потребления новостей, согласно которой идеологические взгляды пользователей образуют лево-правую модель потребления новостей. Пользователи с противоположными радикальными взглядами используют различные сетевые ресурсы, практически не пересекаясь на сайтах с идеологически однородной аудиторией. Это вызвано желанием ограничиваться ресурсами, поддерживающими их собственную точку зрения. В современном Интернете роль таких сайтов играют многочисленные персональные блоги и сетевые сообщества. Таким образом, в сети существует идеологическая сегрегация, которая до определенной степени снижается небольшим количеством популярных «центристских сайтов».

Анализ подобного распределения интернет-аудитории актуален и для России. Отечественные исследования фиксируют диспропорции в политической коммуникации онлайн и оффлайн [6, 9]. Однако измерение идеологической сегрегации в России сопряжено с некоторым количеством дополнительных трудностей. Дело в том, что бинарное деление по американскому образцу на левых и правых в России не работает так же хорошо. Идеологическое поле партийной системы России далеко от завершения ее институционализации, а вариантивность и поляризация идеологического пространства сильно отличаются от американской модели.

В качестве гипотезы исследования предположим, что проблемой является и точность идеологической идентификации граждан России. «Либерализм» и «коммунизм» являются достаточно ангажированными политическими ярлыками, в то время как социал-демократия и консерватизм до настоящего момента не нашли в российской политической практике ярких институциональных воплощений, которые позволили бы без проблем производить гражданам идеологическую идентификацию.

В силу того, что идейные течения в сети Интернет до конца не оформлены, имеет смысл выявить лишь взаимосвязи между сложившимися классическими идеологиями и установками пользователей в отношении различных аспектов киберполитики.

Методологические рамки исследования

Эмпирические данные были получены в результате социологического исследования, проведенного в рамках проекта № 106–120 «Политическая и сетевая идентичности участников виртуальных сообществ: на примере жителей г. Санкт-Петербурга». Проект был выполнен на базе Ресурсного центра социологических и интернет-исследований Санкт-Петербургского государственного университета в мае 2015 г. Руководитель проекта – доцент кафедры политических институтов и прикладных политических исследований факультета политологии СПбГУ Д. С. Мартьянов. Ответственный исполнитель – аспирант С.И. Суслов. Метод опроса – телефонное интервью. Объем выборки – 1200 человек, постоянно проживающих в Санкт-Петербурге. Выборка случайная, бесповторная, с квотированием следующих признаков: пол, возраст, образование, район проживания.

На основе полученных данных с помощью пакета SPSS был произведен анализ таблиц сопряженности признаков с использованием процедуры вычисления стандартизованных остатков. Данные величины указывают на степень отклонения наблюдаемых частот от ожидаемых. Эта процедура позволила выявить ряд отклонений среди позиций отдельных социально-демографических и политико-идеологических групп респондентов по отношению к вопросам, касающимся использования сети Интернет.

Поскольку противоречия в политических установках граждан России представляют существенную методологическую проблему [4: 128], идеологический фактор в нашем исследовании был измерен с помощью двух показателей (таблица 1). Первый соответствует тому, как сам респондент позиционирует себя («номинальная идеология»), а второй – тому, какие высказывания, характеризующие модель государства, типичную для установок носителя политической идеологии, наиболее близкой для себя считает респондент («реальная идеология»). В ходе исследования было выявлено значительное расхождение в двух этих параметрах, поэтому они оба позволяют выявить определенную специфику политической интернет-активности пользователей.

Таблица 1 – Идеологические взгляды жителей Санкт-Петербурга

Идеологические взгляды

«Номинальные»

«Реальные»

Коммунисты

10,42%

6,83%

Социал-демократы

14,75%

21,58%

Либералы

13,92%

32,17%

Консерваторы

13%

15,92%

Националисты

1,67%

1,92%

«Смешанные взгляды»

33,57%

14,75%

«Другое»

12,67%

6,83%



В рамках исследования были проанализированы три аспекта: идеологические и неидеологические факторы цифрового неравенства, идеологические факторы использования сетевых медиа, а также идеологические факторы киберполитики.

Цифровое неравенство в Санкт-Петербурге: социально-демографический аспект

При анализе цифрового неравенства, наряду с политико-идеологическими факторами, необходимо учесть такие традиционные факторы как возраст и пол.

Основным фактором цифрового разрыва в российских мегаполисах традиционно является возраст потенциальных пользователей Интернета. В ходе исследования между возрастом и частотой использования сетью зафиксирована устойчивая корреляция. Значимые стандартизованные остатки зафиксированы в большинстве групп. Например, для ежесуточной интернет-аудитории в возрасте до 29 лет стандартизованный остаток составляет 4,5, а для людей старше 60 лет –8,7.

Разрыв между теми, кто использует Интернет, и теми, кто его не использует, главным образом касается самых возрастных жителей Санкт-Петербурга. 77% людей, которые не используют Интернет совсем, принадлежат к возрастной группе «60 и старше». Разница между группами 18-29 лет и 30-39 лет незначительна – ежесуточно используют Интернет 97,1% и 95,5% соответственно, а не пользуются вообще Интернетом 0,4% и 1,5%. В возрастной группе 40-49 лет существенный разрыв также не заметен – 86,5% ежедневных пользователей и 5,1% не использующих Интернет. Чуть заметнее возрастной фактор в группе 50-59 лет. Однако и в ней подавляющее большинство пользуется Интернетом каждый день – 68,1%, в то время как число не использующих сеть составляет значительную, но совершенно не преобладающую группу – 18,1%. И лишь для самой возрастной группы характерно заметно отличающееся число ежедневных пользователей (29,5%) и наличие большинства, которое не использует Интернет (61,5%).

Таблица 2Таблица сопряженности «частота использования Интернета» * «возраст»

Скажите, пожалуйста, сколько вам полных лет?

Вы пользовались Интернетом хотя бы раз за последние...

18-29 года

30-39 года

40-49 года

50-59 года

60 лет и старше

Сутки

4,5

3,6

2,3

-0,9

-8,7

Неделю

-2,3

-1,8

0,7

3,8

0,0

Месяц

-2,2

-0,8

-0,1

0,2

2,7

Полгода

-1,1

-0,9

1,0

1,2

-0,2

Год

2,3

-0,6

-0,6

-0,6

-0,7

Интернетом вообще не пользуюсь

-7,1

-5,7

-5,0

-0,3

16,4

Менее значимым, хотя и остающийся существенным, является гендерный фактор. Среди мужчин ежедневная аудитория Интернета составляет 80,2%, в то время, как женщин – 68,5%. Здесь зафиксирован значимый стандартизованный остаток – +1,8 для мужчин, которые ежедневно выходят в Интернет.

Помимо исследования двух традиционных факторов цифрового неравенства был произведен анализ и иных причин, которые могли повлиять на то, что жители больших городов не пользуются Интернетом. Опрос выявил две интересные особенности того, как аргументируют свой отказ люди, не использующие сеть. Во-первых, большинство из них согласилось со всеми предлагаемыми факторами отказа. Это косвенно свидетельствует о том, что значительная часть людей готова иррационально ссылаться на внешние обстоятельства, препятствующие их участию в сети. Значительная часть людей (80,9%) согласилась с высказыванием «Это слишком сложно для меня», однако при этом высказалась и в поддержку остальных высказываний. Особенно ярко иллюстрирует эту мысль поддержка высказывания «Принципиально не хочу им пользоваться».

Во-вторых, примечательно, что высказывание «Мне это не интересно» все же оказалось наименее частым аргументом, набрав лишь 55,9%. В то же время самым популярным оказалось высказывание «Цены на услуги провайдеров очень высокие» – 92,2%. Таким образом, наиболее значимыми с точки зрения респондентов являются все же экономические причины.

Исходя из анализа социально-демографических данных, можно предположить, что возрастной разрыв будет коррелировать с идеологическими характеристиками более активных и менее активных пользователей, поскольку, например, среди «номинальных коммунистов» более 40% – люди старше60 лет, а 58,8% – люди старше50. Эта тенденция менее очевидно, но все же прослеживается с «реальными коммунистами» 26,8% из них старше60 лет и 47,5% старше50 лет.

Анализ стандартизованных остатков подтвердил это предположение. Суточная аудитория «номинальных коммунистов» демонстрирует очень высокий отрицательный значимый стандартизованный остаток (–2,5), а не пользующиеся Интернетом «номинальные коммунисты» имеют остаток, равный +5. Эта тенденция распространяется и на «реальных коммунистов». У них зафиксирован остаток +1,8 среди тех, кто не пользуется сетью.

Напротив, высокие отрицательные значения стандартизованных остатков у лиц, не пользующихся сетью Интернет, найдены у «номинальных либералов» и «номинальных консерваторов» (оба –2,5). Также у «номинальных либералов» выявлен стандартизованный остаток +1,8 для суточной аудитории, что свидетельствует о более высокой активности либералов. На «реальных либералов» эта тенденция не распространяется. Значимый стандартизованный остаток зафиксирован у «реальных социал-демократов» для суточной аудитории +2,1, а для не пользующихся Интернетом –4,1.

Сетевая идеологическая сегрегация

С помощью анализа стандартизованных остатков нами было произведено измерение интереса носителей политических идеологий в отношении нескольких видов медиа (сайты информационных агентств, сетевые издания, политизированные сетевые сообщества и политические блоги). Измерена была потенциальная аудитория этих сайтов. Количество времени, которое пользователь проводит на сайте, не учитывалось.

Чуть большую, чем номинальные носители других идеологий, заинтересованность в отношении сайтов информационных агентств демонстрируют «социалисты» (для сайта РИА-Новости этот стандартизованный остаток составил +2,5, ИТАР-ТАСС – +2,4). Наименее интересны подобные сайты аполитичным респондентам – тем, кто не имеет политических убеждений и затруднился идентифицировать свою идеологию (остатки для РИА-Новости и ИТАР-ТАСС: –2,4 и –2,3). Впрочем, для этой группы респондентов такие высокие отрицательные значения стандартизованных отклонений характерны практически по всем вопросам этого блока.

Среди носителей «реальных идеологий» выявилась схожая закономерность. Значимые стандартизованные остатки были зафиксированы среди адептов коммунистической модели государственного регулирования у таких информационных агентств, как РИА-Новости (остаток – +2,4) и ИТАР-ТАСС (+2,1), тогда как для информационного агентства REGNUM значимого стандартизованного остатка для это группы найдено не было. В то же время в отношении интереса к сайту REGNUM был выявлен стандартизованный остаток +2,5 для сторонников либеральной модели государственного регулирования (для «номинальных либералов» такой зависимости не выявлено). Подобное различие может быть объяснено тем, что потенциальные сторонники коммунистической идеологии переносят авторитет классических советских информационных агентств на одноименные сетевые ресурсы, в то время как информационные агентства, появившиеся уже в постсоветское время, таким авторитетом не обладают. Это косвенно может свидетельствовать о том, что для этой группы респондентов Интернет не является какой-то особой, самостоятельной информационной средой, и они ориентируется в киберпространстве в большей степени на основании опыта «реальной жизни».

Различные популярные сайты, выполняющие роль информационно-аналитических сетевых изданий с политической тематикой, представляют наибольший интерес для «номинальных либералов» (РБК – +2,2 ; Газета.Ру – +2,3; Фонтанка.ру – +3,0; «Эхо Москвы» – +3,1; Lenta.Ru – +2,3; сайт ИД Коммерсант – +2,6). Характерно, что «либералам» больше, чем остальным группам, продолжают быть интересными, несмотря на смену информационной политики, такие ресурсы как Лента.Ру.

Исключением является сайт Lifenews. Среди носителей номинальных идеологий не было выявлено значимых стандартизованных остатков, связанных с интересом к этому сайту. Однако среди «номинальных либералов» выявлен значимый стандартизованный остаток (+2,0) среди тех, кто не знает о существовании этого ресурса. Среди «реальных» носителей идеологии повышенный интерес к Lifenews имеют социалисты (+3,7) и консерваторы (+3,4).

Также выявлены стандартизованные остатки для «реальных социалистов» (РБК – +2,7; Газета.Ру – +2,1; Фонтанка.ру – +3,8; «Эхо Москвы» – +4,8; Lenta.Ru – +3,7; Lifenews+1,9; сайт ИД Коммерсант – +4,2). Таким образом, среди идейных читателей сайтов можно выделить две пересекающиеся группы – «номинальные либералы» и «реальные социалисты».

Крайне идеологизированной выглядит аудитория сайта «Эхо Москвы». Сайт радиостанции испытывает повышенный интерес со стороны «номинальных» либералов (остаток: +3,1), социал-демократов (+1,8), в то время как «номинальные» коммунистические пользователи демонстрируют отрицательный остаток (–1,8). Картина в отношении «реальных» идеологических групп немного иная – значимый остаток выявлен у «реальных» либералов (1,7) и чрезвычайно высокий показатель стандартизованного остатка демонстрируют сторонники социал-демократической модели государственного регулирования (4,8). Таким образом, сайт радиостанции интересен группам, которые заинтересованы в улучшениях в области социальной политики, но не тем, кто идентифицирует себя с советской идеологией.

Как и в случае с информационными агентствами, среди носителей «реальных идеологий» групп с повышенным интересом к сетевым медиа выявить не удалось. Однако в отношении сетевых медиа, которые не представлены в медиапространстве за исключением Интернета, заметен сниженный интерес со стороны носителей коммунистической идеологии. В то же время интерес этой группы к сайту Lifenews выше среднего.

Было произведено измерение интереса к трем сетевым сообществам – патриотико-националистическим сообществам «Антимайдан» и «Спутник и погром» и «прозападному» либеральному паблику «Свободные новости». Все три сообщества пользуются крайне низким интересом со стороны потенциальных посетителей (7,7%, 2,5% и 9,3% общей аудитории соответственно). Однако было выявлено несколько интересных зависимостей. Выявлен отрицательный стандартизованный остаток ( –2,1) среди «реальных» либералов и положительный среди коммунистов (+3,3) и консерваторов (+2,2) для сообщества «Антимайдан». Выявлен отрицательный стандартизованный остаток (–2,3) среди «реальных» коммунистов и положительный среди националистов (+6,3) «Спутник и погром». Также выявлен отрицательный стандартизованный остаток (–2,4) среди «реальных» социалистов и положительный среди коммунистов (+3,9) и консерваторов (+2,9) для сообщества «Свободные новости». В первом случае логика очевидна – сама реакция на слово «Антимайдан» является фактором раскола на «западников» и «почвенников». Понятен также и интерес националистов к «Спутнику и погрому». Отклонения в потенциальной аудитории «Свободных новостей», явно ориентированных на либералов-западников, объяснимы скорее тем, что само название паблика не вызывает устойчивых ассоциаций и не порождает рационального деления потенциальной аудитории в контексте идеологических установок.

Блоги политических деятелей в значительной степени уступают по степени интереса информационным сайтам. Самый известный из них (блог Алексея Навального) по степени интереса аудитории не превышает 3%.

Интересно, что среди пользователей Интернета блог Алексея Навального пользуется интересом с одной стороны у «номинальных либералов» (+4,6), а с другой – у «реальных националистов» (+4,8), выступающих за «государство, которое боятся все соседи, жизнь в котором строится на принципе доминирования одной нации, в то время, как остальные ограничены в правах».

Разумеется, отсутствие значительного интереса к персональным блогам не означает отсутствия их влияния, т.к. персональные странички могут играть важную роль в качестве отправной точки политических сообщений.

Помимо анализа потенциальной аудитории сайтов Рунета нами была измерена активность пользователей в отношении использования иностранных сайтов. В качестве измеряемой величины была выбрана реальная посещаемость сайтов, а не интерес к ним, как в случае с сайтами Рунета. Среди идеологических групп был выявлен один значимый стандартизованный остаток, равный +1,7 для «номинальных либералов».

Идеологические факторы киберполитики

Важным аспектом киберполитики является управление Интернетом. Мы исследовали отношение отдельных идеологических групп к моделям управления Интернетом и выявили ряд особенностей. Респондентам был задан вопрос «Кто, на ваш взгляд, должен регулировать российский сегмент сети Интернет?» и в качестве вариантов ответа были предложены «российские органы государственной власти», «российские общественные организации» и «международные общественные организации».

Были выявлены следующие зависимости. Среди сторонников регулирования сети Интернет российскими органами государственной власти выявлен стандартизованный остаток +1,9 для «реальных консерваторов» и +1,8 для «реальных коммунистов», +2,8 для «номинальных социалистов», а также отрицательный остаток –2,3 для «номинальных либералов». Единственный значимый стандартизованный остаток для сторонников регулирования сети Интернет международными организациями выявлен для «номинальных либералов» (+2,5).

Также был произведен анализ стандартизованных остатков по варианту ответа «никто не должен контролировать Интернет», который не входил в закрытый перечень вопросов, и не зачитывался респондентам (т. е. был выбран ими как «свой» вариант). Примечательно, что «номинальные социалисты» имеют стандартизованный остаток +1,7. Для носителей «реальных» идеологий такой зависимости выявлено не было.

Также был произведен анализ стандартизованных остатков для носителей идеологий по ряду вопросов, касающихся дискуссионных вопросов в сфере киберполитики. Респондентам было предложено обозначить свое отношение к следующим высказываниям: «В Интернете все должно быть бесплатно», «Интернет должен давать возможность зарабатывать в нем», «В целях большей безопасности в Интернете люди должны регистрироваться под своими именами», «В Интернете не должно быть политической цензуры», «Интернет должен быть свободным от любого регулирования», «Необходимо повысить ответственность владельцев сайтов за их содержание».

Для «реальных коммунистов» выявлен значимый стандартизованный остаток +1,7 среди тех, кто считает, что в Интернете люди должны регистрироваться под своими именами (т. е. выступают против анонимности в сети Интернет), а среди «номинальных консерваторов» зафиксирован стандартизованный остаток –1,7 среди тех, кто затруднился с позицией по этому вопросу. Для «реальных либералов» выявлен стандартизованный остаток +1,9, среди тех, кто считает, что в Интернете не должно быть политической цензуры. Интересно, что стандартизованный остаток по этому высказыванию зафиксирован и у «номинальных либералов» в варианте «затрудняюсь с ответом» (–2,6). Таким образом, хотя у этой группы не выявлено значимых остатков с положительным или отрицательным отношением к вопросу, проблема политической цензуры в сети сама по себе является крайне значимой для них.

Также для «реальных либералов» выявлен стандартизованный остаток +1,7 среди тех, кто негативно относится к высказыванию «необходимо повысить ответственность владельцев сайтов за их содержание», что свитедельствует уже о том, что «реальные» либералы против не только политической цензуры, но и в определенной степени цензуры вообще. Еще более высокий остаток по этому вопросу (+2,2) имеют «реальные» националисты. Очень высокий стандартизованный остаток (+4) выявлен у тех «номинальных либералов», которые негативно относятся к повышению ответственности владельцев сайтов, в то время, как у «номинальных консерваторов» величина остатка является отрицательной (–1,7).

Среди одобривших высказывание «В Интернете все должно быть бесплатно» выявлены стандартизованные остатки для «номинальных коммунистов» (+1,7).

Для «номинальных социал-демократов» характерно неодобрение согласия с высказыванием «Интернет должен быть свободным от любого регулирования» (остаток: –1,7).

Выводы

Исследование подтвердило наше предположение о расхождении позиций по ключевым вопросам, касающимся интернет-активности и интернет-политики в группах, которые идентифицируют себя с определенной идеологией, и группах, которые разделяют ценности соответствующих идеологий. Интересно и то, что зачастую группы с номинальным маркером демонстрировали более последовательные зависимости, нежели группы, соглашавшиеся с реальными установками идеологий. Таким образом, номинальная ориентация на идеологию представляет собой значимый фактор по отношению к политическому поведению.

В то же время был выявлен ряд тенденций, которые характерны для современной российской городской интернет-аудитории.

Во-первых, среди носителей классических идеологий выявлена группа потенциальных киберконсерваторов-антисетистов – людей, которые либо не пользуются сетью Интернет, либо руководствуются при использовании сетевых ресурсов логикой и ценностями «реального мира». Среди носителей классических идеологий наибольшее число киберконсерваторов обнаружилось у коммунистов (в первую очередь «номинальных»).

Для этой группы Интернет усиливает действие традиционных медиа и является возможностью получить дополнительную информацию из уже знакомых рук. Но эти люди не воспринимают Интернет как вторую реальность с альтернативными источниками. Для киберконсервативных «номинальных коммунистов» частью реальности Интернета является лишь то, что имеет подтверждение в реальной практике или в традиционных медиа, а собственно сетевые события, виртуальность остаются за рамками их картины мира.

Значимо то, что именно в этой группе зафиксирована тенденция приветствовать деанонимизацию сети. Единственной чертой, которая выбивается из киберконсервативной логики «номинальных коммунистов», является их положительное отношение к «бесплатности» Интернета – киберлевой ценности. Это, видимо, обусловлено характерной для России спецификой этой «консервативной» группы, которая относительно негативно относится к любой частной собственности.

При классификации значимых групп, выявленных в ходе анализа, можно обозначить киберконсерваторов-коммунистов как образчик российских «киберправых».

Во-вторых, интерес представляет группа «номинальных либералов», поскольку в отношении установок киберактивности эти пользователи сети Интернет демонстрируют наибольшее число отклонений. Данная группа является наиболее активной при использовании Интернета – в ней крайне мало тех, кто не пользуется сетью и повышенная концентрация ежедневных пользователей сети. Также заметны системность, последовательность в выборе ими той или иной позиции, чего многие другие группы не демонстрируют.

Важным моментом является и то, что эта группа скорее позиционирует себя в качестве либералов, нежели реально разделяет основу либеральных ценностей. Для этой группы характерны аномальный в сравнении с другими группами интерес к сетевым медиа и высокая активность в использовании зарубежных интернет-сайтов, что косвенно свидетельствует об их идеологии как «западнической», а не классической либеральной. Эта группа является целевой аудиторией для наиболее значимого оппозиционного политического блога – блога Алексея Навального.

Важно отметить, что «номинальные либералы» являются противниками регулирования сети Интернет российскими органами государственной власти. Причем, очевидно, речь идет не просто о типично либеральном антиэтатизме (который более свойственен, например, «номинальным социалистам»), а недоверие именно к «своему» государству так же, как «своим» общественным организациям. Эта группа не зафиксировала значимых отклонений в варианте ответа «никто не должен контролировать Интернет», в то же время показав значимый стандартизованный остаток в одобрении регулирования Интернета международными организациями. Это подтверждает «западническую» ориентацию «номинальных либералов».

При классификации «номинальных либералов» в шкале «киберлевые» – «киберправые» можно отнести эту группу к левому центру, поскольку в киберпространстве она ориентируется на большую часть «центристских медиа», но при этом разделяют некоторые сетевые ценности, значимые для виртуальных идеологий.

Радикальную позицию занимают и «реальные националисты», проявившие себя в качестве аудитории «эхо-камеры» (блог Алексея Навального). Отнесение их к правому или левому спектру по шкале «киберполитика» на основании полученных данных невозможно.

Еще одну киберцентристскую группу составляют «реальные социалисты». Эта группа, как и «номинальные либералы» очень политизирована и ориентирована на «центристские медиа».

Существуют нишевые идеологические сайты «Эхо Москвы» и «Lifenews». Интерпретировать их как «эхо-камеры», исполняющие функцию идеологического самоподтверждения [11: 2], можно лишь отчасти. Девиации в распределении аудитории этих сайтов свидетельствует об их идеологической тенденциозности. Однако аудитория этих сайтов все же принадлежит к разным идеологическим группам. Данные сайты не принадлежат к центристской группе российских цифровых медиа, но все же интересны достаточно широкой аудитории.

В то же время анализ идеологической сегрегации в российском сегменте Интернета не выявил среди крупных ресурсов какой-либо одной гомогенной идеологической аудитории, что говорит о не очень высокой степени идеологической сегрегации среди популярных медиа.

Библиография
1.
Баранов Н.А. Основные направления идеологического дискурса в современной России // Политическая экспертиза. 2012. Т. 8. № 2. С. 29-34.
2.
Мартьянов Д. С. Трансформация концептуальной схемы «политика и Интернет» в постглобальном контексте // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. Научный журнал. Том 8. № 3. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2012. С. 160-169.
3.
Политическое проектирование: глобальное, национальное, региональное измерение / Под ред. М. Н. Грачёва и Н. А. Борисова. Мир философии, 2016. 464 с.
4.
Попова О. В. Политические установки петербуржцев: проблема адекватности самоидентификации // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2005. № 2. С. 127-139.
5.
Birdsall, W. F. The Internet and the ideology of information technology. INET96 Proceedings. (1996) // URL: https://www.isoc.org/inet96/proceedings/e3/e3_2.htm
6.
Bodrunova, S.S., Litvinenko, A.A., Gavra, D.P., Yakunin, A.V. Twitter-based discourse on migrants in Russia: The case of 2013 bashings in Biryulyovo. International Review of Management and Marketing. Vol. 5 (Special Issue). P. 97–104. (2015)
7.
Boutyline, A., Willer, R. The Social Structure of Political Echo Chambers: Variation in Ideological Homophily in Online Networks. Stanford University. (2015) // URL: https://www.ocf.berkeley.edu/~andrei/downloads/echo.pdf
8.
Byrne, C. et al. Online Ideology: A Comparison of Website Communication and Media Use Journal of Computer-Mediated Communication, 18, pp. 137-153 (2013) // URL: http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/jcc4.12003/pdf
9.
Chugunov, A., Filatova, O., Misnikov, Y. Citizens’ Deliberation Online as WillFormation: The Impact of Media Identity on Policy Discourse Outcomes in Russia. In: E. Tambouris et al. (Eds.): ePart 2016, LNCS 9821, pp. 67–82. (2016)
10.
Cohen, J. E. Privacy, Ideology, and Technology: A Response to Jeffrey Rosen Georgetown University Law Center (2001) // URL: http://scholarship.law.georgetown.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1820&context=facpub
11.
Gentzkow, M. Shapiro, J. M. Ideology and Online News. Chicago Booth and NBER (2013) // URL: http://web.stanford.edu/~gentzkow/research/echo_structural.pdf
12.
Gentzkow, M. Shapiro, J. M. Ideological Segregation Online and Offline. NBER Working Paper. No. 15916 (2010) // URL: https://www.brown.edu/Research/Shapiro/pdfs/echo_chambers.pdf
13.
Gurumurthy, A., Chami, N. Internet governance as 'ideology in practice' – India's 'Free Basics' controversy. Internet Policy Review, 5 (3). (2016) // URL: https://policyreview.info/articles/analysis/internet-governance-ideology-practice-indias-free-basics-controversy
14.
Kelly, B., Dunning, A., Guy, M., Phipps, L. Ideology Or Pragmatism? Open Standards And Cultural Heritage Web Sites. In: International Cultural Heritage Informatics Meetings (ICHIMs), (2003) // URL: http://opus.bath.ac.uk/12622/
15.
Lu, Y., Chu, Y., Shen, F. Mass media, new technology, and ideology: An analysis of political trends in China // Global Media and China. Vol. 1 (1–2). (2016) pp. 70–101. // URL: http://journals.sagepub.com/doi/pdf/10.1177/2059436416648799
16.
McLachlan, S. F. The Utopian fallacy of Web 2.0: community, ideology and exploitation on the social web (2011) // URL: https://minerva-access.unimelb.edu.au/handle/11343/37116
17.
Sarikakis, K. Ideology and policy: notes on the shaping of the Internet. First Monday. Vol. 9, No. 8–2. (2004) // URL: http://firstmonday.org/ojs/index.php/fm/article/view/1167/1087
18.
Sarikakis, K., Thussu, D. K. (eds.) Ideologies of Internet. Hampton Press, Broadway. (2006). 348 p.
19.
Sunstein, C. R. Republic.com. Princeton, N.J.: Princeton University Press. (2001).
20.
Wong, S., Altman, E. Restricting internt access: ideology and technology, Proceedings of the 2nd international conference on COMmunication systems and NETworks. Bangalore, India. (2010) p. 260–267. // http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.180.2023&rep=rep1&type=pdf
References (transliterated)
1.
Baranov N.A. Osnovnye napravleniya ideologicheskogo diskursa v sovremennoi Rossii // Politicheskaya ekspertiza. 2012. T. 8. № 2. S. 29-34.
2.
Mart'yanov D. S. Transformatsiya kontseptual'noi skhemy «politika i Internet» v postglobal'nom kontekste // Politicheskaya ekspertiza: POLITEKS. Nauchnyi zhurnal. Tom 8. № 3. SPb.: Izd-vo S.-Peterb. un-ta, 2012. S. 160-169.
3.
Politicheskoe proektirovanie: global'noe, natsional'noe, regional'noe izmerenie / Pod red. M. N. Gracheva i N. A. Borisova. Mir filosofii, 2016. 464 s.
4.
Popova O. V. Politicheskie ustanovki peterburzhtsev: problema adekvatnosti samoidentifikatsii // Politicheskaya ekspertiza: POLITEKS. 2005. № 2. S. 127-139.
5.
Birdsall, W. F. The Internet and the ideology of information technology. INET96 Proceedings. (1996) // URL: https://www.isoc.org/inet96/proceedings/e3/e3_2.htm
6.
Bodrunova, S.S., Litvinenko, A.A., Gavra, D.P., Yakunin, A.V. Twitter-based discourse on migrants in Russia: The case of 2013 bashings in Biryulyovo. International Review of Management and Marketing. Vol. 5 (Special Issue). P. 97–104. (2015)
7.
Boutyline, A., Willer, R. The Social Structure of Political Echo Chambers: Variation in Ideological Homophily in Online Networks. Stanford University. (2015) // URL: https://www.ocf.berkeley.edu/~andrei/downloads/echo.pdf
8.
Byrne, C. et al. Online Ideology: A Comparison of Website Communication and Media Use Journal of Computer-Mediated Communication, 18, pp. 137-153 (2013) // URL: http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/jcc4.12003/pdf
9.
Chugunov, A., Filatova, O., Misnikov, Y. Citizens’ Deliberation Online as WillFormation: The Impact of Media Identity on Policy Discourse Outcomes in Russia. In: E. Tambouris et al. (Eds.): ePart 2016, LNCS 9821, pp. 67–82. (2016)
10.
Cohen, J. E. Privacy, Ideology, and Technology: A Response to Jeffrey Rosen Georgetown University Law Center (2001) // URL: http://scholarship.law.georgetown.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1820&context=facpub
11.
Gentzkow, M. Shapiro, J. M. Ideology and Online News. Chicago Booth and NBER (2013) // URL: http://web.stanford.edu/~gentzkow/research/echo_structural.pdf
12.
Gentzkow, M. Shapiro, J. M. Ideological Segregation Online and Offline. NBER Working Paper. No. 15916 (2010) // URL: https://www.brown.edu/Research/Shapiro/pdfs/echo_chambers.pdf
13.
Gurumurthy, A., Chami, N. Internet governance as 'ideology in practice' – India's 'Free Basics' controversy. Internet Policy Review, 5 (3). (2016) // URL: https://policyreview.info/articles/analysis/internet-governance-ideology-practice-indias-free-basics-controversy
14.
Kelly, B., Dunning, A., Guy, M., Phipps, L. Ideology Or Pragmatism? Open Standards And Cultural Heritage Web Sites. In: International Cultural Heritage Informatics Meetings (ICHIMs), (2003) // URL: http://opus.bath.ac.uk/12622/
15.
Lu, Y., Chu, Y., Shen, F. Mass media, new technology, and ideology: An analysis of political trends in China // Global Media and China. Vol. 1 (1–2). (2016) pp. 70–101. // URL: http://journals.sagepub.com/doi/pdf/10.1177/2059436416648799
16.
McLachlan, S. F. The Utopian fallacy of Web 2.0: community, ideology and exploitation on the social web (2011) // URL: https://minerva-access.unimelb.edu.au/handle/11343/37116
17.
Sarikakis, K. Ideology and policy: notes on the shaping of the Internet. First Monday. Vol. 9, No. 8–2. (2004) // URL: http://firstmonday.org/ojs/index.php/fm/article/view/1167/1087
18.
Sarikakis, K., Thussu, D. K. (eds.) Ideologies of Internet. Hampton Press, Broadway. (2006). 348 p.
19.
Sunstein, C. R. Republic.com. Princeton, N.J.: Princeton University Press. (2001).
20.
Wong, S., Altman, E. Restricting internt access: ideology and technology, Proceedings of the 2nd international conference on COMmunication systems and NETworks. Bangalore, India. (2010) p. 260–267. // http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.180.2023&rep=rep1&type=pdf
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"