Статья 'Концепт "геоцивилизаций": теоретические и практические аспекты.' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Концепт "геоцивилизаций": теоретические и практические аспекты.

Еремина Наталья Валерьевна

доктор политических наук

доцент, Санкт-Петербургский государственный университет

191060, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Смольного, 1/3, оф. 8

Eremina Natalia

Doctor of Politics

Docent, the department of European Researches, St. Petersburg State University

191060 Russia, St. Petersburg, Smolnogo Street 1/3, office #8

nerem78@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Конфисахор Александр Григорьевич

кандидат психологических наук

доцент, Санкт-Петербургский государственный университет

193034, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Набережная Макарова, 6

Konfisakhor Aleksandr Grigor'evich

PhD in Psychology

Docent, the department of Political Psychology, Saint Petersburg State University

193034, Russia, St. Petersburg, Naberezhnaya Makarova 6

aleksandr@konfisakhor.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Солонников Дмитрий Владимирович

директор, Институт современного государственного развития (ИСОГОР)

191014, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Некрасова, 44, лит. А, оф. пом. 3Н

Solonnikov Dmitrii Vladimirovich

Director, Institute of Contemporary Development (INSOR)

191014, Russia, St. Petersburg, Nekrasova Street 44, bulding A, office #3H

solonnikov.d@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2017.6.22897

Дата направления статьи в редакцию:

03-05-2017


Дата публикации:

10-07-2017


Аннотация.

Предмет статьи - функционирование и развитие геоцивилизаций с теоретической и практической точек зрения. Некоторые страны того или иного региона, в соответствии со своим уровнем культурного, материально-технического, экономического и военного развития могут быть названы цивилизациями, а с примыкающими к ним государствами, разделяющими общие ценности, "культурные и идентификационные коды", они создают геоцивилизации. Именно геоцивилизации являются наиболее крупным объектом для исследования международных отношений, что позволяет учитывать динамику изменений в рамках больших пространств. Поэтому в статье особое внимание уделено идентификационным маркерам, связанным с психологическими и культурными особенностями сообществ, которые влияют на формирование геоцивилизаций. Статья основывается на системном и цивилизационном подходах, которые позволяют исследовать международные процессы комплексно, в контексте группирования государств в союзы, блоки, макрорегиональные организации и, в конечном итоге, геоцивилизационные объединения. Также при написании статьи использован сравнительно-политический метод, позволивший провести сравнительный анализ трендов макрорегионального развития с точки зрения эволюции мировой политики. Научная новизна исследования состоит в совмещении разработок психофизиологической теории власти, цивилизационных подходов и концепций "английской" школы международных отношений, что позволило выделить ключевые геоцивилизации, определить их черты и объяснить возможности для диалога или конфликта между ними. Выводы исследования заключаются в следующем: геоцивилизации развиваются как пространства для диалога или конфликта, возникающими в связи с конкретными идентификационными задачами сообществ, проживающих в их рамках; однако между цивилизациями и государствами, входящими в общую геоцивилизацию, гораздо больше точек соприкосновения, нежели причин для конфронтации. Эти позиции закладывают основы для долгосрочных межгосударственных союзов.

Ключевые слова: межцивилизационный диалог, мировой порядок, процесс принятия решений, глобализация, психофизиологическая теория власти, регион, цивилизации, геоцивилизации, культура, цивилизационная динамика

Abstract.

The subject of this article is the functionality and evolution of geo-civilizations from the theoretical and practical perspectives. Certain countries of one or another regional, in accordance with its level of cultural, material-technical, economic, and military development can be called civilization; and with the adjacent territories that share common values, cultural and identification codes, they create the geo-civilizations. Namely geo-civilizations represents the most significant object for studying the international relations which allows taking into account the dynamic of changes within the framework of large spaces. Therefore, special attention is given to the identification indexes, associated with the psychological and cultural peculiarities of communities that affect the formation of geo-civilizations. The article leans on the systemic and civilizational approaches for comprehensive examination of the international processes in the context of grouping of the states into unions, blocks, macro-regional organizations, and ultimately, geo-civilizational formations. The scientific novelty consists in combining the developments of psychophysiological theory of power, civilizational approaches, and concepts of the “English” school of international relations, which allowed determining the key geo-civilizations and their features, as well as explaining the opportunities for the dialogue or conflict that emerge due to the specific identification tasks of the communities living within its framework. However, between the civilizations and states that comprise the total geo-civilization, there are a lot more common points, rather than the reasons for confrontation.  

Keywords:

decision-making process, globalization, pshycological theory of power, region, civilizations, geo-civilizations, world order, inter-civilizational dialogue, culture, civilizational dynamics

Цивилизационный подход, применяемый к объяснению исторической динамики в развитии обществ и государств, с течением времени стал использоваться и для объяснения эволюции системы международных отношений. Он превратился в неотъемлемый компонент геополитических воззрений на мировую арену. Он также стал элементом концептуальных взглядов на межгосударственные взаимодействия, например, в рамках «английской школы международных отношений». Английская школа международных отношений широкую известность получила благодаря концепту «международного сообщества», который позволяет исследовать поведение государств, с точки зрения психологических аспектов (поэтому для этой школы важна история и состояние изучаемых обществ) [11; 12; 16, c.162-171].

Цивилизационный подход также применяется в объяснении мирового развития в целом, позволяя представить эволюцию мировой истории как подчиняющуюся определенным законам. Наиболее известными в этом отношении являются теории А. Тойнби и К. Ясперса [8; 9]. В рамках этих теорий наибольшую важность представляют культурные коды, благодаря которым возможно объединять сообщества в цивилизации. И эти же критерии позволяют нам говорить о геоцивилизациях, т.е. цивилизациях, вокруг которых группируются различные государства и сообщества, и при этом именно культурные и идентификационные коды выступают скрепляющими звеньями между ними.

В России ученый В.М. Кайтуков разработал психофизиологическую теорию власти, которая, по нашему мнению, может позволить выявить механизмы управления и функционирования геоцивилизаций. К сожалению, трагическая гибель выдающегося ученого в феврале 2011 г. не позволила ему закончить главный труд всей жизни «Эволюция цивилизаций», и тем самым внести существенный вклад в исследование протекания геополитических процессов, акторами которых выступают именно геоцивилизации. Его теория интересна именно тем, что позволяет объяснить, как культурный код влияет на процесс принятия решений, что чрезвычайно важно для понимания развития международных отношений в современном трансформирующемся мире, в котором именно геоцивилизации остаются устойчивыми конфигурациями, направляющими развитие как отдельных регионов и сообществ, так и мира в целом.

Цель статьи – выявить основные психофизиологические критерии в определении геоцивилизаций и цивилизаций-лидеров внутри них, что позволит провести сравнительный анализ различных геоцивилизаций и цивилизаций, выявить их способность к диалогу и позиционированию на мировой арене. Совокупно эти черты демонстрируют способ принятия решений в различных геоцивилизациях, что необходимо знать, вступая в диалог с теми или иными международными акторами.

Подходы и концепции в изучении геоцивилизаций в мировой политике.

Понятие «геоцивилизация» обозначает цивилизационное пространство, участвующее в геополитических процессах. Соответственно, геоцивилизации – это пространства, состоящие из цивилизаций и государств, которые мы принимаем за крупнейших участников международных отношений. Термин «цивилизация», главным образом, рассматривается как культурная единица или, шире, как довольно широкий коллектив (часто гетерогенного этнического состава), притом, что одна культура может доминировать над другими культурами и объединять их в одну ойкумену [15], формируя более обширную геоцивилизацию. Мы настаиваем именно на том, что цивилизации всегда являются не просто культурной единицей, но и геополитической доминантой, способной к конструированию мирового порядка. А активные цивилизации непосредственно влияют на конструкцию геоцивилизации.

Концепт "геоцивилизаций" состоит в том, чтобы, прежде всего, определить, различить геополитический тренд (который можно назвать геоцивилизационной динамикой). Этот тренд определяют внутренние и внешние факторы. Среди внутренних факторов следует назвать такие как: региональные акторы, международные блоки, политические, экономические и военные силы на конкретной территории. Внешние факторы, влияющие на цивилизационное развитие – это геополитические акторы, которые воздействуют на территорию в пределах разнообразных геополитических треугольников (например, треугольники Китай-Россия-США или Китай-Индия-США). Они позволяют понять, когда и при каких условиях развиваются региональные взаимодействия.

Почему геоцивилизационный концепт столь важен для изучения больших пространств?

Во-первых, уже сложился обширный комплекс знаний на основе изучения цивилизаций и культур. Например, Н. Данилевский подчеркивал, что цивилизации влияют друг на друга, а гетерогенное этническое происхождение людей, живущих на конкретной территории, помогает создавать цивилизацию [3]. Поэтому цивилизации должны расти, развиваться, взаимодействовать, воспринимать и разделять культурные и этнические элементы в пределах цивилизационного пространства. Изучая, например, эволюцию европейской интеграции, легко прийти к выводу, что именно геоцивилизационный подход на практике позволил Евросоюзу сформироваться, так как этот проект был основан на представлении об общем культурном наследии и длительной истории коммуникации между различными европейскими народами, хотя они и не всегда были мирными.

Во-вторых, очевидно, что обширные образования в мировой политике всегда создают архитектуру мирового порядка, являются неотъемлемыми ее компонентами. Геоцивилизационный концепт позволяет понять «межцивилизационные» взаимодействия, ее формирующие. Геоцивилизации являются важнейшими акторами в теории международных отношений, так как цивилизационные идентичности всегда должны быть приняты во внимание при исследовании мировой политики [10; 13].

Концепт геоцивилизаций особенно важен, когда мы изучаем мировые или локальные конфликты, политическую культуру и идеологическое развитие различных территорий. Наиболее ярким примером этого является противостояние Западной цивилизации и Исламского мира по политическим, экономическим, культурным линиям. Кроме того, в международной политике также довольно часто применяется так называемый «стандарт цивилизаций и цивилизованности» [20, c.130-142]. А само слово уже устойчиво вошло в лексикон ведущих политических деятелей.

Поэтому геоцивилизационный дискурс может быть применен для исследования разнообразных конфликтов в международных отношениях. Его можно использовать, чтобы корректно представить антагонизм между различными человеческими сообществами или, наоборот, объяснить взаимопонимание и эффективное сотрудничество.

С. Хантингтон как раз разработал интересный концепт о столкновении цивилизаций. Конфликты современного времени – это уже не конфликты между народами и государствами, но это конфликты между цивилизациями (регионами, региональными организациями, международными блоками). Он доказывает, что с окончанием Холодной Войны международная политика вышла из сферы влияния Запада, а не западные цивилизации становятся вершителями судеб мира. Он понимает цивилизацию как высшее развитие культуры определенного сообщества, которая себя выделяет от других групп благодаря религии, истории, традициям и т.д.

С. Хантингтон показывает, что западная цивилизация состоят их двух моделей: Европейской и Североамериканской. Фактически такой подход отражает именно взаимодействие или столкновение геоцивилизаций. С. Хантингтон предсказывает, что ориентированная на Китай экономика Азии возникает как новый эпицентр роста и быстрого промышленного и финансового развития. Эта ситуация неизбежно ведет к новой Холодной войне между такими антагонистами, как США и Китай, так как различия в культуре и идеологии этих государств уже являются источником конфликта. Однако С. Хантингтон подчеркивает, что Запад находится для борьбы не в лучшем состоянии, так как международная игра уже ушла из сферы влияния Западной цивилизации, начинается новая игра, в которой западные страны будут не акторами, но объектами влияния [18, c. 22-49].

Паттерны геоцивилизационного развития могут меняться в различные исторические периоды. И сегодня мы действительно видим цивилизационный сдвиг из Атлантической зоны в Тихоокеанскую, а также рост благоприятных условий для формирования новой геоцивилизации (й) в Евразии, основанной на мультиполярности, множестве культурных и властных центров и сети политических, экономических и военных институтов. Соответственно, геоцивилизация может быть представлена как сеть культурных центров, политических, социальных и экономических институтов, скрепляющих все пространство, часто довольно разнородное, в единое целое. Исходя из собственных особенностей, исторического развития и взаимодействия обществ внутри геоцивилизации, она действует на международной арене, формируя то или иное представление о партнерах, союзниках и соперниках.

Обоснование значимости психических характеристик геоцивилизаций.

Таким образом, геоцивилизации связаны с развитием культуры и определенными достижениями в материально-техническом, военном и экономическом плане. У них собственный культурный код, который воспроизводится в идентификационных процессах народов, проживающих в определённом пространстве. И именно идентичность и идентификация лежат в основании как сохранения культурного кода, так и развития и динамики самой геоцивилизации. Эта точка зрения близка представителям английской школы международных отношений, которые подчеркивали, что именно самоидентификация того или иного международного субъекта, самоидентификация групп и блоков формирует направление развития международных отношений, и в центре находятся процессы идентификации. При этом процессы идентификации – это именно психологические процессы [19, c.1-13].

Таким образом, выстраивается комплексная взаимосвязь большого и малого (зависимость развития геоцивилизации от позиций и состояния общества и индивида, являющегося его частью). Соответственно, значительную роль в исследовании развития мировой политики играют и психологические характеристики, которыми, без сомнения, обладает любая геоцивилизация.

Для исследования психологических характеристик ключевых геоцивилизаций мы будем использовать психофизиологическую теорию власти В.М. Кайтукова, позволяющую выявить ключевые аспекты функционирования геоцивилизаций, внутри которых выделяются те цивилизации-лидеры, которые способны по различным критериям (армия, устойчивость власти, культурные, экономические и технические достижения) оказывать наибольшее воздействие на международные процессы. Основные различия между геоцивилизациями и, соответственно, цивилизациями, позволяют оценить именно психологические критерии, прежде всего, фактор диктата и реакция на него общества.

Базовой категорией в рассматриваемой теории выступает понятие диктата. А на поведение представителей геоцивилизаций как акторов глобальной геополитики решающее влияние оказывают как внешние, объективные, так и внутренние факторы интроспективного плана. К внешним факторам В.М. Кайтуков относит уровень технологий, декларируемые цели развития общества и биологические особенности людей, населяющих определенный ареал. К внутренним психологическим характеристикам, неизменным во времени и имеющим свою специфику в каждой геоцивилизации, следует отнести следующие факторы:

· психофизиологические детерминанты поведения человека и социальных групп, определяемые особенностями психофизиологии, психофизиологическим генотипом и стереотипными чертами их психики;

· наличие в любых группах с внутренней организацией структуры подчинения, подавления, диктата и наличие как групп, так и людей с разным отношением к этим структурам и их носителям [5].

Во всех геоцивилизациях существуют специфические структуры подавления, выполняющие функции принуждения к определенному образу жизни, жизненной позиции и мировоззрению, ограничению физического, экономического, правового и информационного пространства. Эти структуры действуют в соответствии с традицией, историей и культурой общества, опираясь на менталитет, понимание и представление людей о политике и власти, о себе и других, о возможности сотрудничества и/или соперничества и т.д.

Факторы внутреннего, интроспективного плана определяются следующими характеристиками:

· средствами удовлетворения людьми физиологических потребностей – голода, жажды, сексуальных желаний и иных инстинктов;

· структурой психологического генотипа, определяемой совокупностью как врожденных, так и приобретенных мотивов и установок;

· социально-этническими установками, определяемыми социально-политическими институтами;

· интроспективно отраженными в психике человека формами диктата – от разнообразных форм табу, зависящих от традиций, норм, установок и уровня культуры до государственных органов легитимного подавления и принуждения.

Интересно отметить, что характеристики, выделенные В.М. Кайтуковым, соотносятся с элементами общенаучного пентабазиса.

Приведенная ниже таблица показывает, что культурные установки, обосновывающие социально-этические воззрения на взаимодействия в обществе, влияют не только на формируемые институты власти, но и отражаются на психике человека. На стыке соприкосновения государственных, частных и общественных интересов устанавливаются нормы и традиции общества.

Таблица 1. Средства регламентации жизнедеятельности геоцивилизаций

Совокупность врожденных и приобретенных

мотивов и установок

Интроспективно

отраженные в сознании

формы диктата

Средства регламентации жизнедеятельности геоцивилизаций

Средства удовлетворения физиологических

потребностей

Социально-этнические установки и социально-политические институты

Системное описание средств регламентации жизнедеятельности геоцивилизаций

Интроспективные средства могут иметь как запретительные, так и поощрительные формы. Запретительные формы используют методы интроспективного подавления, проявляющиеся в виде различных запретов, определяющих целый комплекс наказаний вплоть до изоляции и физического уничтожения. Поощрительные формы определяют совокупность установок и мотиваций, обеспечивающих устойчивость конкретной формы диктата, изменяя поведение людей с помощью позитивных методов воздействия.

В.М. Кайтуков предложил собственную трактовку ряда ключевых категорий, которая представляется нам интересной в исследованиях геоцивилизаций.

Социум – группа, конгломерат индивидов, объединенных на основе выполнения и решения задач, жизненно важных как для индивида, так и группы в целом.

Государство – социум с иерархией структуры, оформленной этико-юридическими, политическими, моральными и любыми другими нормами и структурой диктата, обеспечивающей управляемость и подчинение как формами физического принуждения (вплоть до уничтожения), так и формами духовной репрессии.

Власть – частная реализация диктата, базирующаяся на сложившихся этико-юридических основах и использующая те или иные структуры подавления.

Диктат – всеобщая категория бытия индивида и социума, объединяющая все сущности, связанные с функциональной и гедонистской структурной иерархией любого человеческого сообщества, эволюционирующая по форме и базирующаяся на совокупности имманентных структур и мотиваций разума.

Во всех геоцивилизациях существуют специфические средства, регламентирующие различные сферы жизни их членов, к которым, в частности, относятся:

· регламентация ареала обитания, выражающаяся в прикрепление к определенному месту жительства;

· регламентация мышления и образа жизни;

· жесткость или вариативность морально-этических норм;

· разнообразие или ограниченность в общении, свободе высказывания собственного мнения, в литературе и различных видах творчества;

· определение длительности жизни;

· ограничение уровня и характера потребления.

Используя методологию системных описаний, сведем указанные области регулирования жизнедеятельности геоцивилизаций в систему.

Таблица 2. Области регулирования жизнедеятельности геоцивилизаций

Определение

уровня и характера

потребления

Контроль над

высказываниями и

мышлением

Области регулирования

жизнедеятельности геоцивилизаций

Регламентация

длительности и

образа жизни

Свобода перемещений и вариативность морально-этических норм

Системное описание областей регулирования жизнедеятельности геоцивилизаций.

С использованием различных средств в каждой геоцивилизации как в неявной, опосредованной форме, так и непосредственно происходит регулирование всех сторон жизни членов общества. Ниже мы только обозначим подход для дальнейших исследований и приведем краткий анализ некоторых компонентов регламентации жизнедеятельности геоцивилизаций. Отметим, что эти компоненты не имеют строгого описания, являются размытыми понятиями, пересекаются и зачастую соотносятся друг с другом, поэтому в тексте мы не будем производить их жесткого разделения, произведя это в таблице.

Важно подчеркнуть, что выбранные для анализа геоцивилизации анализируются в соответствии со страной-цивилизацией, олицетворяющей данную геоцивилизацию в наибольшей степени, и способной, благодаря технологическому, военному, политическому, экономическому и культурному потенциалу, целенаправленно воздействовать на мировую политику. Например, западно-христианская цивилизация, в которую, без сомнения, следует включить не только страны Западной Европы, но и Австралию с Новой Зеландией, анализируется авторами на примере США, так как их способность воздействовать на судьбы мира проявлена в гораздо большей степени, нежели других участников международных отношений данного геоцивилизационного пространства. То же относится к анализу восточно-христианской цивилизации, которая исторически представлена, прежде всего, Россией.

Россия – восточно-христианская геоцивилизация.

Длительность и образ жизни . Образ жизни представителей восточно-христианской цивилизации определяет доминирование общественных интересов целого над личными интересами каждого, общего над частным. Государство регламентирует большой круг вопросов общественной жизни. Согласно Конституции основным принципом в развитии государства и общества назван гуманизм, на практике понимаемый как необходимость проявления государственного патернализма. Однако в условиях недостаточности финансовых инструментов или политической воли для его реализации, возникает парадокс между заявляемым и выполняемым. В опосредованной форме, поэтому, длительность жизни определяется в большой степени такими факторами, как доступность или недоступность качественных продуктов, организация системы здравоохранения, диспансеризация населения и профилактика заболеваний, возможность полноценного отдыха, качество экологии, размер пенсий и пособий и т.д.

Уровень и характер потребления. Предопределенность местом рождения и статусом, доминирование духовных потребностей над материальными. Уровень и характер потребления определяют структуры, формально не имеющие к этому никакого отношения, (напр., Роспотребранзор), дающие рекомендации о продуктах потребления, запрещающие импорт/экспорт определенных товаров. Характер потребления довольно ситуативен, так как зависит не только от личных предпочтений, но и от социального круга, и от меняющихся финансовых возможностей.

Морально-этические нормы . Декларируемые в обществе морально-этические нормы и система отношений часто отличаются от неформально признаваемых норм и правил, что объясняет проблему «правового нигилизма» и стремление опереться в большей степени на поддержку близких, нежели на судебные инстанции. При этом существует четкое представление и убежденность в необходимости нравственных идеалов и человеческих ценностей, которые остаются базовыми для российского общества.

Высказывания и мышление . Наблюдается как свободное мышление, так и регламентированное, при этом можно говорить о различиях между официальной и неофициальной (кухонной) точках зрения.

США – западно-христианская геоцивилизация.

Длительность и образ жизни. Неприкосновенность частной жизни и единообразие в алгоритмах поведения. Стремление к здоровому образу жизни выступает одной из ключевых идей американского общества, которое прививается уже с детства в школах, лицеях и колледжах. При этом количество американцев, имеющих лишний вес или страдающих ожирением продолжает расти, причем по некоторым оценкам более двух третей взрослых жителей США сегодня относятся к одной из двух упомянутых категорий. Ожирению часто сопутствуют сахарный диабет и высокое артериальное давление [6]. Таким образом, декларируемый и реальный образ жизни значительно отличаются друг от друга.

Уровень и характер потребления. По уровню потребления Америка занимает ведущее место в мире. Именно этот показатель является одним из самых ключевых, обеспечивающих привлекательность американской системы. Высокий уровень потребления, обеспечивающий удовлетворение гедонистических потребностей людей, выступает одним из факторов поддержания ими всей политической и экономической системы, при которой лояльность обменивается на соответствующий объем потребления. Об этом, в частности, пишет Г. Маркузе: «Улучшенные условия жизни – компенсация за всепроникающий контроль за ней» [7, c. 99]. Конечно, уровень и характер потребления значительно отличается у различных социальных, профессиональных и возрастных групп, зависит от места проживания и происхождения. Но при всем этом он значительно опережает уровень потребления в других геоцивилизациях и ни чем не сдерживается в своем росте. Более того, зачастую именно уровень и характер потребления выступают показателями успешности и достижений человека.

Морально-этические нормы. Жесткое следование нормам поведения в сфере личной и общественной жизни. Соответствие юридических и социальных норм наряду с политикой «двойных стандартов», которая объясняется психологической природой талассократии. А. Ваджра отмечает, что «Дикий Запад стал … местом, где принцип «homo homini lupus est» (человек человеку волк) стал реально формировать психологию людей, превращая их в своеобразных хищников, и … были разрушены такие проявления любого традиционного общества, как сотрудничество и коллективизм» [1, c. 138]. Это во многом сформировало отношение к другим людям как к конкурентам, которые могут помешать добиться полной свободы. А. Зиновьев пишет: «Они … достигли современного состояния, в котором «Я» играло доминирующую роль в паре «Я – МЫ» и было развито сильнее, чем у других народов и в других цивилизациях, а «МЫ» было объединением сильно выраженных «Я». Фундаментальным принципом бытия является – работай на себя, рассматривая всех прочих как среду и средство бытия» [4, c.47]. При этом еще раз отметим, что у американцев существует ключевая объединительная идея о собственном мессианском предназначении, заключающемся в распространении незыблемых для них принципов на весь остальной мир.

Высказывания и мышления. Свобода высказывания в рамках существующей политической и идеологической системы, ценность которых не подвергаются сомнению. Абсолютная убежденность в правильности собственных идей и мыслительных установок при категорическом неприятии точки зрения и представлений любых оппонентов. Несмотря на декларируемую свободу слова и мышления, в США средства массовой информации монополизированы, что привело и к монополизации свободы слова [1, c. 141-148]. Тотальный контроль над сознанием приводит к тому, что весь потенциал человека находится в жестких рамках стереотипов, определяющих как поведение, деятельность и отношение, так и форму, направленность высказываний, стиль и особенности мышления.

Иран – мусульманская геоцивилизация.

Длительность и образ жизни. Для мусульманина главной добродетелью считается отказ от самостоятельности, полное и безусловное подчинение и следование воле Аллаха, фатализм. Образ жизни устанавливался простыми и ясными нормами Корана, осуждающими лень, тунеядство, воровство, пьянство, супружескую неверность, высокомерие, ростовщичество, азартные игры и т.д. Длительность жизни определялась положением о предопределении, согласно которому судьба каждого воина и час его смерти уже вписаны в книгу вечности. Поэтому в схватке на поле боя правоверный ничего не теряет и ничем не жертвует, и, минуя испытания чистилища, попадает прямо в рай. Ему прощаются все грехи, он не нуждается в омовении и получает высокое положение у трона Аллаха. Важнейшее положение религии заключается в том, что провозглашается не какое-то эфемерное бессмертие души, а воскресение человека после смерти в телесном облике, лет тридцати, полным силы и мужества, обладающим сверхъестественными способностями. Таким образом, длительность и образ жизни мусульманина определяются нормами Корана и отсутствием страха перед физической смертью.

Уровень и характер потребления. Ограниченность в потреблении, определяемая удовлетворением первичных, физиологических потребностей. Обязанностью мусульманина является обеспечение себя и своих близких необходимыми мирскими благами, а доход от торговли и ремесла считался более достойным, чем государственное жалование. Запрет на пищу касается только употребления свинины и другой живности, убитой не по ритуальным канонам. Р.М. Грановская приводит Суру 5: 4; 145, в которой непосредственно говорится о характере потребления пищи: «Запрещена вам мертвечина, и кровь, и мясо свиньи; и то, что заколото с призыванием не Аллаха; и удавленная и убитая ударом, и убитая при падении; и забоданная, и то, что ел дикий зверь, - кроме того; что убьете по обряду, - и то, что заколото на жертвенниках; и чтобы вы делили по стрелам. Это нечестие» [2, c.346].

Морально-этические нормы. Жесткое следование религиозным нормам, которые определяют светское поведение. Соотношение психологических и социальных норм. Основные принципы Корана касаются нравственных проблем и, согласно предписаниям Корана, высшей нравственной целью является стремление заслужить любовь и благорасположение Бога. Аллах запретил многие вещи, подрывающие братство между людьми. Запрещены насмешки и издевательства над людьми. Верующему, признающему Аллаху, запрещено насмехаться над кем бы то ни было или превращать людей в объект своих издевательств, высокомерия и замаскированного тщеславия, презрительности по отношению к другим.

Запрещено хулить, злословить, высмеивать и выискивать недостатки у других людей, нельзя обзывать друг друга и давать клички. Допускающий это отрицает мораль, такт и приличие. Ислам порицает подозрительность и недоверие друг к другу, т.к. общество должно быть основано не на подозрительности, злых мыслях, и недоверии, а на душевной чистоте и взаимном доверии. Ислам требует внутренней и внешней чистоты, поэтому отвергаются выслеживание и подозрительность, поклеп и хула. Более страшным грехом предстают клевета и сплетня. Запрещено обвинение целомудренных мусульманок в разврате, ибо в этом – великий вред и опасность для них самих и их семей. Для мусульманской морали характерно упование на совесть человека.

В мусульманстве особое отношение к представителям других религий, к неверным. Правоверные по отношению к ним не должны были соблюдать никаких норм, а за их убийство отвечал Аллах.

Высказывания и мышления. Мышление и высказывания только в соответствии с нормами и требованиям Корана. Выходящие за рамки Корана мысли жестко караются вплоть до уничтожения любого инакомыслия и инакомыслящих. Р.М. Грановская отмечает, что «попытка противопоставить поступкам Бога собственный умысел или хотя бы только свое мнение есть признак одержимости силами мрака и зла, вытеснившими из человека благое начало» [2, c. 332]. Одно из основных требований к мусульманину говорит о необходимости беречься от многих мыслей, ведь некоторые мысли – грех.

Индия – индуистская геоцивилизация.

Длительность и образ жизни. Жизнь бесконечна, циклична и постоянно принимает новые формы и проявления с сохранением внутреннего содержания. Когда живое существо обретает человеческую форму жизни, оно может избавиться от законов кармы, согласно которым действия в одной жизни отражаются на следующей. За хорошим поступком следует награда, тогда как за плохим наказание. Но, и это самое главное, – не обязательно в этой жизни. Человеческая жизнь, для которой характерно полное сознание и сознательная деятельность, как раз и позволяет за счет определенного образа жизни избавиться от всех предыдущих накопленных негативных действий. Если такого избавления не произойдет, бессмертная душа снова отправится на новый эволюционный круг, воплощаясь или в растении, или насекомом или животном. Это определяет и поведение человека в обществе, и образ жизни – верность долгу, правдивость, храбрость, честность, трудолюбие, заботу и т.д.

Уровень и характер потребления. Один из 18 принципов культивирования знания гласит: «Не принимать питания больше, чем это необходимо для поддержания тела» [17; 2, c.67]. К уровню и характеру потребления необходимо отнести «артха» – одну из четырёх целей человеческой жизни (пурушартхи), ассоциируемую с материальным благосостоянием. Артха рассматривается как достойная цель следования ведийским моральным принципам, включающим в себя накопление богатства, достижение славы, обретение высокого социального положения и власти. Артха является одной из главных обязанностей в семейной жизни, связанной с накоплением богатств без проявления алчности или привязанности к накопленному и служит поддержанию семьи.

Морально-этические нормы. Основной принцип этики индуизма, принцип ахисмы – не причинение вреда всему живому. В индуизме выделяются четыре кардинальные ценности, являющиеся главными назначениями человека – дхарма, артха, кама и макша. Дхарма выступает в качестве универсального принципа, определяющего основы общественных законов и поведение людей, объединяя все сферы жизни – природный, нравственный и магическо-ритуальный порядок. Нравственный порядок предусматривает следование кастовым и возрастным обязанностям, а морально-ритуальный определяет формы ритуалов и жертвоприношений. Добродетели между людьми распределены в соответствии с кастовой принадлежностью, что и определяет исполнение ими обычаев и обязанностей, общественного и религиозного долга. Дхарма как групповой долг требует беспрекословного и неуклонного исполнения законов касты, определяющих морально-этические нормы.

Высказывания и мышления. Для индуизма характерна веротерпимость по отношению к другим верованиям, т.к. идея реинкарнации допускала то, что в прошлых перевоплощениях человек мог быть носителем другой веры. Одним из ключевых отличий индуизма от других религий стала допустимость и даже законность различных формулировок религиозной истины, тогда как другие религии требовали жесткого и беспрекословного принятия всех догм своей веры, жестко наказывая ослушников. Индуизм же не требует полного и безоговорочного принятия.

Китай – конфуцианская геоцивилизация.

Длительность и образ жизни. Цикличность времени, повторяемость истории и бесконечность мира, определяющее образ жизни и отношение к природе. В зависимости от отношения человека к себе и другим людям, Конфуций выделял различные типы поведения. Если человек ведет себя так, чтобы другие считали его заботы своими, то это низший тип поведения – все для меня. В таком поведении проявляется эгоизм и оно не должно одобряться. Более высокий тип поведения проявляется тогда, когда человек заботится о других как о самом себе – я для всех. Но при этом интересы самого человека могут не учитываться. И только такое поведение, когда любовь к себе включает и любовь к другим людям – я для них, но и они для меня, можно назвать высшим [14]. Стремление к достижению высшего типа поведения во многом определяет и принятый в конфуцианстве образ жизни.

Уровень и характер потребления . Ограниченность потребления в соответствии с аскетичностью образа жизни, довольство имеющимся набором ресурсов. В основе китайской этики лежит идея о честном, бесстрастном и искренним благородном человеке, который безразличен к богатству, жизненным удобствам, еде и материальной выгоде. Четвертое положение конфуцианства (всего, напомним, сформулировано 16 основных классических положений) звучит так: «Признавай важность земледелия и шелководства, дабы обеспечить достаток пищи и еды». Пятое положение гласит: «Цени умеренность и экономию, дабы не допустить расточительства, растраты своих средств», и шестое: «Усердно трудись на собственном поприще, дабы все люди стремились к своей цели». Эти положения наряду с идеей о благородном человеке и определяют уровень и характер потребления, признаваемый и одобряемый в конфуцианстве.

Морально-этические нормы. Основной моральный принцип конфуцианства – в каждом видеть человека. В этике конфуцианства первичными выступают мораль, чувство долга, стремление к активности и социальной гармонии. Нарушение морали преследовалось и осуждалось как со стороны окружения, так и со стороны власти. В соответствии с морально-этическими нормами конфуцианства, первичными являются интересы и нужды большинства. Р.М. Грановская отмечает, что «личность выигрывала от членства в сообществе и сама бывала полезной благодаря членству в мире взаимных привязанностей и обязательств, которые побуждали и стимулировали человека, определяя его собственную значимость» [2, c. 213]. Совершенство человека происходило за счет умения направить все свои усилия на этическое и духовное совершенствование. Самосовершенствование определяется также как самопожертвование для сохранения группы и корпоративного духа семьи, уходом за родителями и своим телом, в котором продолжается их жизнь. Под гуманностью в конфуцианстве подразумевается соответствие правилам, регулирующим поведение. Когда Конфуция спросили о том, нужно ли воздавать добром за зло, он ответил: «А чем же тогда платить за добро? Платите добром за добро, а за обиду воздавайте по справедливости» [2, c.213].

Высказывания и мышления. В конфуцианстве проявляется терпимость к инакомыслию, причем большое значение придавалось преобразованию человека за счет обучения своевременным и правильным действиям – ритуалам. Как отмечает Р.М. Грановская, с позиции европейской культуры конфуцианская логика парадоксальна и противостоит классической логике. Процесс решения мыслительных задач происходит не за счет «линейного мышления» с последовательным приближением к цели, а путем «концентрического мышления», охватывающего различные ракурсы рассматриваемой проблемы. Такое мышление предопределяет терпимость, ведь если даже правильная мысль не является высшей истиной, то нет смысла противостоять и бороться с теми, кто пришел к другим выводам.

Каждая из геоцивилизаций использует определенные средства, обеспечивающие управляемость и контроль над социумом в соответствии с традициями, обычаями и культурой. Физическое и интроспективное подавление обеспечивает принуждение, степень выраженности которого определяет различные формы диктата, специфические для каждой из рассматриваемых геоцивилизаций. В.М. Кайтуков выделил следующие формы диктата:

· тривиально-силовой диктат, основанный на доминировании примитивных средств физического подавления;

· интенсивно-силовой диктат, включающий использование средств физического подавления и различных интроспективных методов;

· внушенно-силовой диктат, использующий физическое подавление в сочетании с навязанными этико-религиозными доктринами;

· внушенно-интроспективный диктат, основанный на минимальном развитии интеллекта людей наряду с интенсивным внушением определенных догм;

· тотальный (экстремистский) диктат, включающий комбинации интенсивного физического и интроспективного подавления, обеспеченных жесткой централизацией всех сторон жизни;

· интроспективный диктат, основанный на использовании позитивного стимулирования ради удовлетворения гедонистических, физиологических, организменных потребностей [5].

Анализ выделенных форм диктата позволяет провести исследование способов и средств управления, применяемых в различных геоцивилизациях как акторах глобальной геополитики.

Для восточно-христианской геоцивилизации традиционно сложившейся формой диктата выступает интенсивно-силовой диктат, в основе которого не только физическое подавление политических оппонентов, но и набор интроспективных методов, обеспечивающих легитимность действующей власти, опирающейся на поддержку большинства. В последнее время часто используется и интроспективный диктат, что показывает разные направления развития общественной культуры российского общества.

В западно-христианской геоцивилизации происходит реализация интроспективной формы диктата, использующей стимулирование гедонистических потребностей, направленных на удовлетворение физиологических, организменных потребностей. Как указывалось выше, удовлетворения указанных потребностей обеспечивает поддержание именно этой власти и всей системы политических, социальных, экономических и общественных отношений в обществе. При этом силовые формы диктата также могут быть использованы.

Мусульманская геоцивилизация реализует формы внушенно-силового и внушенно-интроспективного диктата, которые реализуются средствами физического подавления по отношению ко всем несогласным с использованием этико-религиозных доктрин и интенсивным внушением жестких религиозных догм, которые не должны подвергаться никаким сомнениям. Достаточно четко проявляются формы тотального, экстремистского диктата, выражающиеся в жесткой централизации всех сторон жизни мусульманского общества.

Для конфуцианской геоцивилизации присущи специфические формы тотального, экстремистского диктата, использующие комбинацию интенсивного физического принуждения в сочетании с максимальным интроспективным подавлением. Особую роль играют культурно-исторические стереотипы, основанные на безусловном подчинении старшим по возрасту, статусу и положению, монополия политического руководства государства на идеологические постулаты и централизация власти.

В индуистской геоцивилизации реализуется внушено-интроспективная форма диктата, основанная на обязательных для всех индуистов догматах – признание священного авторитета Вед, учение о карме и переселении души, вере в богоустановленность карм. Это подразумевает жесткое, непререкаемое и четкое исполнение всех обязанностей общественного кастового долга в соответствии с положением в касте. Идея перевоплощения и вера в незыблемость закона кармы породили ответственность за все совершаемые поступки ради лучшего будущего.

Мы видим, что ведущие геоцивилизации несут в себе разный культурный код, воспроизводят различную социально-политическую и экономическую практику, по-разному ориентированы в духовной жизни, опираются на различные преставления об индивидуальности и общности, притом, что не отвергают универсальные человеческие ценности.

Использование концепта "геоцивилизаций" на практике при принятии внешнеполитических решений.

На основании концепта "геоцивилизаций" можно прогнозировать их способность, а также способность государств, формирующих геоцивилизации, вступать в диалог. В этом контексте наилучшие условия складываются для России как лидера восточно-христианской геоцивилизации, географическое расположение которой делает ее близкой одновременно к западно-христианской, конфуцианской, иранской и индуистской геоцивилизациям. Более того, в настоящее время Россия в большой степени развернулась в направлении Дальнего и Ближнего Востока, развивая концепцию большой Евразии, что предполагает синергию усилий в экономическом плане с конфуцианской и индуистской геоцивилизациями, а в военной – с иранской и конфуцианской. С точки зрения государственного строительства, культуры, идеалов и ценностей, форм диктата Россия как отдельно взятая цивилизация близка как западным, так и восточным цивилизациям, притом, что сама Россия довольно разнообразна в культурном плане при интегрирующей роли русской культуры. В рамках диалога геоцивилизаций, это позитивный момент, позволяющий российской стороне верно оценивать позиции партнеров.

Наглядно это можно продемонстрировать, с точки зрения процесса принятия решений. Он состоит, как минимум, из двух стадий: постановки проблемы и анализа информации, что позволяет сделать определённый выбор.

Постановка проблемы, представление о ней базируется на существующем историческом опыте. Если в отношениях между государствами сложился негативный опыт, это неизбежно будет влиять на степень доверия между ними. Опыт влияет на ожидания, которые могут основываться на иррациональных и эмоциональных позициях, но конкретные знания позволяют упорядочивать ожидания, при этом возможны культурные обобщения, связанные с представлением о конкретной геоцивилизации. Анализ информации и определение значимости проблемы основываются на личном опыте государственных руководителей, но также на опыте общества, государства в контексте формирования и развития геоцивилизаций, а культурные ценности и достижения оказывают значительное воздействие на саму постановку проблемы.

Очевидно, что в иранской, индийской и китайской геоцивилизациях, для которых важны догматы, иерархия, централизация всех сторон жизни, следует ожидать, что любое решение будет принято на самом возможном в данных обстоятельствах высоком уровне. По сути, речь идет об автократическом стиле принятия решений. Однако это не значит, что решение может быть принято быстро, ведь здесь очень многое зависит от личного восприятия лидером конкретных обстоятельств, который может быть подвержен разнообразным колебаниям и сомнениям.

В рамках западно-христианской геоцивилизации, для которой свойственна интроспективная форма диктата, высокая степень индивидуализации, доминирование личного над общественным, решение будет приниматься довольно долго, так как станет необходимым согласование интересов разных групп, при этом лидер не может принимать решения самостоятельно, но только при опоре на конкретные группы поддержки. Стиль принятия решения может быть назван коллективным, притом, что лидер испытывает потребность разделить ответственность с большим числом сподвижников.

Для восточно-христианской геоцивилизации, которую отличают такие черты как большая роль регламентирующих структур, значимость коллективных начал, свойственен автономный стиль принятия решений, который объединяет в себе некоторые черты коллегиального (коллективного) и автократического стилей принятия решений. Здесь многое зависит от конкретных обстоятельств и степени ответственности руководителя. В рамках автономного стиля решение может быть принято быстрее, чем это характерно для других стилей.

Соответственно, автономный стиль принятия решений дает определенные преимущества России как главенствующей страны в рамках восточно-христианской геоцивилизации. Он позволяет понять как промедления, так и быстроту ответа другой стороны в диалоге, делая корректный вывод о степени ее заинтересованности в нем. При этом такой стиль принятия решений позволяет России развивать лидерство в интеграционных процессах на евразийском направлении, акцентируя внимание, где необходимо, на идеях коллективности (соборности) или личности, государственного или общественного приоритета.

Таким образом, концепт "геоцивилизаций" позволяет осуществлять исследование мировой политики в контексте культурного кода, объединяющего разные цивилизации (государства и народы). Это важно с точки зрения прогнозирования продуктивного диалога между ними. Геоцивилизации представляют собой широкие пространства, а сообщества, проживающие на них, разделяют определенные культурные нормы и ценности, религиозные воззрения, исторически имеют тесные связи друг с другом.

Геоцивилизационный концепт позволяет оценить способность цивилизаций и государств внутри геоцивилизационного пространства вступать в эффективное взаимодействие и формировать устойчивые союзы. В этом контексте очевидно, что невзирая на возможные конфликты и противоречия, государства одной геоцивилизации все равно возвращаются к идее того или иного союза, соответственно, они способны к интеграционным процессам. Особые возможности для создания и развития соответствующих блоков есть у России, как цивилизации, находящейся в непосредственной географической близости к различным геоцивилизациям. Это сформировало особый социо-культурный код России, отражающий психологическое восприятие жизни, среди ключевых черт которого можно назвать следующие: стремление к поиску духовности и смысла жизни, ярко выраженная самокритика, открытость, соборность, черты, свойственные как европейским, так и азиатским культурам, проявляющиеся и в политической культуре России.

Библиография
1.
Ваджра А. Путь зла. Запад: матрица глобальной гегемонии. М.: АСТ, Астрель, 2007. 542 с.
2.
Грановская Р.М. Психология веры. СПб.: Речь, 2004. 576 с.
3.
Данилевский Н. Россия и Европа. М.: Delibri, 2015. 768 с.
4.
Зиновьев А.А. Запад: феномен западнизма. М.: Центрполиграф, 1995. 462 с.
5.
Кайтуков В.М. Эволюция диктата (опыт психофизиологического исследования). М., 1995. 410 с.
6.
Континент. 15.06.2016 // http://kontinentusa.com/40-procentov-zenschin-v-usa-stradaut-ozireniem/ P. 1 (дата обращения 09.03.2017).
7.
Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Киев: ИСА, 1995. 352 с.
8.
Тойнби А. Постижение истории. М.: Айрис-Пресс, 2010. 640 с.
9.
Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Изд-во политической литературы, 1991. 527 с.
10.
Bowden B. Politics in a world of civilizations: long-term perspectives on relations between peoples. Human Figurations: Long-Term Perspectives on the Human Condition. 2012. July 1 (2). P. 5-30. URL: http://hdl.handle.net/2027/spo.11217607.0001.204 (дата обращения 04.11.2016).
11.
Bull H. The Anarchical Society: A Study of Order in World Politics. Columbia: Columbia University Press, 2002. 329 p.
12.
Buzan B., Wæver O. Regions and powers. The structure of international security. Cambridge: Cambridge University Press, 2003. 570 p.
13.
Civilizations in World Politics: Plural and Pluralist Perspectives / Ed. by P. Katzenstein. New-York: Routledge, 2009. 248 p.
14.
Dawson M. The ethics of Confucius. P. 1-5. URL: http://www.sacred-texts.com/cfu/eoc/eoc06.htm (дата обращения 10.03.2017).
15.
Dowson Ch. The dynamics of world history. New-York: Sheed and Ward, 1956.
16.
Eremina N. Advent of a new civilization: Eurasia in – U.S. out? // Journal of Eurasian Studies. 2016. N 7. PP.162-171.
17.
Flood G. Hindu concepts. P. 2-4. URL: http://www.bbc.co.uk/religion/religions/hinduism/concepts/concepts_1.shtml (дата обращения 09.03.2017).
18.
Huntington S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. 1993. N 72 (3). PP. 22-49.
19.
Linklater A. The English School Conception of International Society: Reflections on Western and non-Western Perspectives // Ritsumeikan Annual Review of International Studies. 2010. Vol.9. PP. 1-13.
20.
Stivachtis Y.A. Liberal democracy, market economy, and international conduct as standards of “civilization” in contemporary international society. The case of Russia’s entry into the “community of civilized states // Journal of Eurasian Studies. 2015. N 6. PP. 130-142.
References (transliterated)
1.
Vadzhra A. Put' zla. Zapad: matritsa global'noi gegemonii. M.: AST, Astrel', 2007. 542 s.
2.
Granovskaya R.M. Psikhologiya very. SPb.: Rech', 2004. 576 s.
3.
Danilevskii N. Rossiya i Evropa. M.: Delibri, 2015. 768 s.
4.
Zinov'ev A.A. Zapad: fenomen zapadnizma. M.: Tsentrpoligraf, 1995. 462 s.
5.
Kaitukov V.M. Evolyutsiya diktata (opyt psikhofiziologicheskogo issledovaniya). M., 1995. 410 s.
6.
Kontinent. 15.06.2016 // http://kontinentusa.com/40-procentov-zenschin-v-usa-stradaut-ozireniem/ P. 1 (data obrashcheniya 09.03.2017).
7.
Markuze G. Eros i tsivilizatsiya. Kiev: ISA, 1995. 352 s.
8.
Toinbi A. Postizhenie istorii. M.: Airis-Press, 2010. 640 s.
9.
Yaspers K. Smysl i naznachenie istorii. M.: Izd-vo politicheskoi literatury, 1991. 527 s.
10.
Bowden B. Politics in a world of civilizations: long-term perspectives on relations between peoples. Human Figurations: Long-Term Perspectives on the Human Condition. 2012. July 1 (2). P. 5-30. URL: http://hdl.handle.net/2027/spo.11217607.0001.204 (data obrashcheniya 04.11.2016).
11.
Bull H. The Anarchical Society: A Study of Order in World Politics. Columbia: Columbia University Press, 2002. 329 p.
12.
Buzan B., Wæver O. Regions and powers. The structure of international security. Cambridge: Cambridge University Press, 2003. 570 p.
13.
Civilizations in World Politics: Plural and Pluralist Perspectives / Ed. by P. Katzenstein. New-York: Routledge, 2009. 248 p.
14.
Dawson M. The ethics of Confucius. P. 1-5. URL: http://www.sacred-texts.com/cfu/eoc/eoc06.htm (data obrashcheniya 10.03.2017).
15.
Dowson Ch. The dynamics of world history. New-York: Sheed and Ward, 1956.
16.
Eremina N. Advent of a new civilization: Eurasia in – U.S. out? // Journal of Eurasian Studies. 2016. N 7. PP.162-171.
17.
Flood G. Hindu concepts. P. 2-4. URL: http://www.bbc.co.uk/religion/religions/hinduism/concepts/concepts_1.shtml (data obrashcheniya 09.03.2017).
18.
Huntington S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. 1993. N 72 (3). PP. 22-49.
19.
Linklater A. The English School Conception of International Society: Reflections on Western and non-Western Perspectives // Ritsumeikan Annual Review of International Studies. 2010. Vol.9. PP. 1-13.
20.
Stivachtis Y.A. Liberal democracy, market economy, and international conduct as standards of “civilization” in contemporary international society. The case of Russia’s entry into the “community of civilized states // Journal of Eurasian Studies. 2015. N 6. PP. 130-142.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"