по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Анализ российско-китайских отношений на современном этапе (глазами китайцев)
Тан Вэй

кандидат философских наук

докторант, кафедра философии религии и религиоведения, Пекинский университет

100007, Китай, г. Пекин, ул. Ихэюань, 5

Tang Wei

PhD in Philosophy

Doctoral Candidate, the department of Philosophy of Religion and Religious Studies, University of Beijing

100007, China, Beijing, Jheyan Street 5

tan-vey@mail.ru

Аннотация.

Предметом исследования данной статьи являются российско-китайские отношения, политико-философское осмысление которых сегодня становится все более актуальным. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как развитие диалога между китайской конфуцианской цивилизацией и православной культурой России, во многом способствующему поддержанию цивилизационного и культурного разнообразия в регионе, предотвращению «столкновения цивилизаций», что является важным фактором для перспектив развития китайско-российских отношений. По мнению автора, сегодня задача развития российско-китайских отношений рассматривается как одна из важнейших политических целей КНР. В методологическом плане, отвечая на вопрос о том, существуют ли закономерности развития отношений между Китаем и Россией и каковы основные цели Китая в отношении с Российской Федерацией, автор использует исторический подход и диалектический метод исследования, а также метод философского рационализма, коррелирующего с реалиями современной политики. Как полагает автор статьи, сегодняшние российско-китайские отношения являются продолжением межгосударственных контактов Китая и СССР прошлых десятилетий. Резюмируя анализ, автор констатирует, что на рубеже XX–XXI столетий во взаимоотношениях двух стран произошли некоторые изменения - по совокупной мощности позиции стран сравнялись, но неизменным остается стремление обеих сторон к тесному стратегическому сотрудничеству и партнерству.

Ключевые слова: Китай, Россия, российско-китайские отношения, сотрудничество, стратегическое партнёрство, национальные интересы, национальная безопасность, политический менталитет, экономическая экспансия, культурная дипломатия

DOI:

10.7256/2409-7144.2017.5.22746

Дата направления в редакцию:

02-05-2017


Дата рецензирования:

02-05-2017


Дата публикации:

05-05-2017


Abstract.

The subject of this article is the Russia-China relations, the political and philosophical comprehension of which becomes increasingly relevant. The author meticulously reviews such aspect of the topic as the development of dialogue between the Chinese Confucian civilization and Russian Orthodox culture that in many ways encourages the support of the civilizational and cultural variety in the region and prevention of the “civilizational clash”, which manifests as an important factor for the prospects in development of the Russia-China relations. The author believes that the development of Russia-China relations is currently a priority political goal of PRC. The article suggests that the modern Russia-China relations represent the continuation of Russia and China transnational contacts of the previous decades. Summarizing the analysis, the author claims that at the brink of the XX-XXI centuries, certain changes took place in the relationship between the two countries – their positions equalized in overall power, but they both look forward to the close strategic cooperation and partnership.

Keywords:

Cultural diplomacy, Economic expansions, Political mentality, National security, National interests, Strategic partnership, Cooperation, Russia-China relations, Russia, China

На протяжении более 300 лет Россия в китайской внешней политике неизменно играла решающую роль и оказывала большое влияние на сферу безопасности, обеспечения стабильности и поступательного развития китайского общества. Однако, по мнению китайского политолога Фэн Юйцзюня, Китай практически никогда не оценивал адекватно значимость своего статуса и не придавал особого значения реализации китайских национальных интересов в отношениях обеих сторон, в которых присутствовала либо братская дружба, либо вражда [2, с. 41]. Фэн Юйцзюнь уверен, что Россия является важнейшим фактором безопасности его страны в политическом плане, особенно касательно стабильности севера Китая и его северо-западных границ [2, с. 41].

Как полагает ученый, и это мнение разделают многие его соотечественники, в отношениях между Китаем и Россией Китай прежде всего должен учитывать свои национальные интересы, которые включают вопросы национальной безопасности, реализацию политических и экономических интересов китайского государства [2, с. 41, 43. 45].

С учетом этих объективных причин Ф. Юйцзюнь выделяет 4 основных пункта реализации международной политики в регионе:

- во-первых, необходимо дальнейшее осуществление военных мероприятий, направленных на укрепление доверия и увеличение сфер взаимодействия в районе китайско-российских границ, расширение сотрудничества в нетрадиционных областях;

- во-вторых, необходимо и дальше укреплять и развивать Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), а также объединять страны центральной Азии с целью обеспечения совместными усилиями региональной безопасности;

- в-третьих, целесообразно укреплять основы сотрудничества Китая и России в северо-восточной области для предотвращения эскалации конфликтов в горячих точках в данном регионе;

- в-четвёртых, следует расширять сотрудничество между Китаем и Россией в сфере международной безопасности, создавать справедливый и эффективный международный режим безопасности [2, с. 42].

Что касается политических интересов Китая в отношениях обеих сторон, Ф. Юйцзюнь придерживается того мнения, что сходство китайской и российской моделей национального развития помогает смягчить давление на Китай со стороны Запада и способствует дальнейшему улучшению добрососедских отношений и международной обстановки в целом, особенно в свете того, что Запад по инерции, в духе идеи холодной войны, проявляет беспокойство в отношении укрепления России и возрождения Китая [2, с. 44].

Кроме того, Ф. Юйцзюнь подчеркивает, что развитие диалога между китайской конфуцианской цивилизацией и православной культурой России во многом способствует поддержанию многосторонности и цивилизационного и культурного разнообразия в регионе, предотвращению «столкновения цивилизаций», что является важным фактором для перспектив развития китайско-российских отношений [2, с. 44].

Экономические интересы Китая также являются важным фактором для развития двусторонних отношений. По мнению Ф. Юйцзюня, ключевые задачи китайского правительства лежат в плоскости расширения сотрудничества по экономическим вопросам между двумя странами, причем особый интерес представляет новая стратегия по продвижению российско-китайского энергетического сотрудничества, проекты по диверсификации импорта энергии и связанного с этим обеспечения энергетической безопасности. Взаимным интересам могло бы служить как практическое, так и институциональное взаимодействие, в частности, это может быть обмен новыми технологиями, опытом в сфере услуг, создание новых рабочих мест и механизма адаптации китайских мигрантов, которые могли бы компенсировать дефицит рабочей силы в России и одновременно снизить давление проблемы трудоустройства граждан Китая. Особая роль отведена многостороннему экономическому сотрудничеству в рамках ШОС, а также развитию западных районов Китая [2, с. 45-47].

В рамках стратегического партнерства Китая и России особое развитие получает культурная дипломатия. Эта тема стала основной в научной работе Цинь Мина 2014-го года [4]. Основываясь на мнениях иностранных учёных, Цинь Мин в своей диссертации дал определение понятию «культурная дипломатия» – это решение любых межгосударственных вопросов мирным путем с целью реализации национальных интересов и проведения в жизнь выверенной дипломатической стратегии государства [4, с. 4].

В своей диссертации Цинь Мин приводит примеры действенной культурной дипломатии в разных странах. По его мнению, американская культурная дипломатия имеет специфические культурные характеристики и является важной частью мировой политики, цель которой – привнесение в другие страны так называемой демократии и демократических ценностей. В свою очередь, Япония принимает активное участие в развитии сотрудничества стран юго-восточной Азии. Франция считается первой страной в Европе, которая стала осуществлять культурную дипломатию, также обусловленную её национальными традициями.

России после распада СССР пришлось действовать в сложной международной обстановке, но после прихода в 2000-м году к власти В. Путина Россия стала придерживаться более точечной национальной стратегии на международной арене, развивая в первую очередь отношения со странами СНГ, а также больше внимания уделять развитию связей со странами азиатско-тихоокеанского региона, например, Китаем, Японией, Южной Кореей и другими странами юго-восточной Азии. Цинь Мин полагает, что это вполне соответствует задачам китайской культурной дипломатической политики [4, с. 4-7].

В 2005-м и 2006-м годах в обоих государствах был объявлен Год России в Китае и Год Китая в России. Кроме того, 2009-й год стал Годом русского языка в Китае, а 2010-й год – Годом китайского языка в России, что служит ярким свидетельством дружбы между двумя странами и показывает культурную дипломатию в действии. А 2015-й год был провозглашен Годом молодежного обмена между Китаем и Россией. Все эти мероприятия основываются на программном документе «Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве» и направлены на развитие двухсторонних отношений и укрепление стратегического сотрудничества при условии регулярного обмена контактами между обеими правительствами.

Цинь Мин формулирует некоторые особенности культурного обмена между Китаем и Россией. Во-первых, неправительственные культурные обмены и сотрудничество под эгидой государства служат основной моделью. Во-вторых, сфера обмена постоянно расширяется и проекты становятся все более разнообразными. В-третьих, число участников увеличивается с каждым годом с тенденцией к социализации и омоложению [4, с. 16-17].

Разумеется, по части различного рода обменов между двумя странами существуют и проблемы, которые порой приводят к взаимному непониманию и недоверию. Хотя на высшем уровне отношения между Россией и Китаем неизменно стабильны, для них характерно согласие в политической и военной сфере, на неправительственном уровне возникают противоречия, связанные, например, с такими понятиями как теория «китайская угроза», и в этой связи трудно ответить на вопрос «кто главный враг России?» – Америка или Китай? В этой обстановке какова может быть роль и значение культурного обмена между Китаем и Россией? По мнению Цинь Мина, культурная дипломатия является наиболее гибкой и мягкой моделью практической дипломатии, способствующей созданию привлекательного образа великого государства, ослаблению политико-утилитарного давления и полезной в плане дружественного обмена опытом между народами Китая и России с целью укрепления их взаимопонимания и стабильности сотрудничества [4, с. 21].

Эти тенденции в плане культурного обмена свидетельствуют о том, что в отношениях между двумя странами открылась новая страница.

Учитывая все вышесказанное, отметим, что многие китайские учёные и эксперты внимательно следят за политическими шагами и динамикой стратегий высших российских руководителей – В.В. Путина и Д.А. Медведева, что отражает огромный интерес китайской стороны к происходящему в России. В Китае особый научный и практический интерес представляют такие понятия как «пунинизм», Евразия, консерватизм, политические стратегии Путина и Медведева.

Молодой китайский ученый Цзян Вэйсин делает различие между политическими курсами, проводимыми Путиным и Медведевым, и считает, что политика Д. Медведева была более мягкой и непротиворечивой по сравнению со стратегией В. Путина, а его многосторонний подход при решении дипломатических проблем свидетельствовал о том, что он стремится действовать координированно и придерживаться законодательных норм и принципов демократии, учитывая при этом мнение международных организаций и институтов. В. Путин предпочитает в международной политике ясность, решительность, твёрдость, проводит национальную линию и этатизм [3, с. 16].

Сегодня президент Российской Федерации Владимир Путин находится в фокусе внимания всего мира, но когда президентом России был Дмитрий Медведев, на его политическую линию мало кто обращал внимание. Возможно, именно по причине возможности сравнения его политического курса с политикой Путина анализ его деятельности также представляет немалый интерес для китайского научного сообщества. По мнению Цзян Вэйсин, Медведев на посту президента продолжал развивать отношения со странами СНГ, которые всегда имеют для России политический приоритет, при этом особое внимание уделяя контактам с азиатскими странами, что позволяло расширять спектр многосторонней дипломатии, активно участвовать в международных делах, а также смягчать отношения с западными странами, особенно с учетом традиций дружбы с Китаем, и поддерживать устойчивый баланс между Востоком и Западом [3, с. III-IV].

Различие между курсами Путина и Медведева является основным предметом исследования Цзян Вэйсина. Д. Медведева считают одним из ключевых членов команды В. Путина, и он, по сути, продолжил курс Путина. В то же время Д. Медведев стал новым президентом, и у него был свой взгляд на вещи, поэтому различия с курсом Путина все же существуют. Цзян Вэйсин привел ряд фактов, позволяющих говорить о различии политики Путина и Медведева. Во-первых, В. Путин в начальный период своего пребывания на посту президента видел в Америке и однополярной системе мировой политики главную угрозу для России, стремясь к формированию многополярного международного порядка, в то время как Д. Медведев наряду с идеей об исключении однополярного мира с доминированием США делал акцент на разнообразии мировой культуры и цивилизации [4, с. 16].

В целом для политики В. Путина характерен сбалансированный прагматизм, а Д. Медведев добавил к этому балансу еще и практику многосторонних обсуждений. Взаимодействие со странами СНГ Медведев рассматривал как механизм политического диалога и экономического сотрудничества, основанный на принципах рыночной экономики [4, с. 16]. Что касается отношений между Россией и Китаем, то различия были и здесь: если Путин расширяет масштаб преимущественно экономического сотрудничества между Россией и Китаем, то Медведев создавал условия для развития стратегических отношений во многих сферах, стремясь улучшить структуру торгово-экономических отношений как в количественном, так и в качественном плане [4, с. 16].

На текущем этапе развития российско-китайских отношений появились новые факторы влияния. Во-первых, следует отметить не всегда очевидное политическое доверие между странами, хотя Россия и Китай уже давно стали стратегическими партнёрами. Это во многом обусловлено историческими предпосылками, и в чрезвычайных ситуациях договоренности о китайско-российском стратегическом партнёрстве не всегда срабатывают. Однако огромный торгово-экономический потенциал между двумя странами не может не повлиять на развитие отношений между Россией и Китаем и сотрудничество в энергетической сфере в будущем [1, с. 248-249].

Вместе с тем, надо отметить, что экономическое и политическое сотрудничество двух стран развивается не всегда сбалансированно. Хотя общий фон китайско-российских двусторонних отношений постоянно улучшается, из-за мирового финансового кризиса и особенностей экономической структуры обеих стран уровень развития торговли между двумя странами по-прежнему находится на достаточно низком уровне [1, с. 249].

Помимо вышеперечисленных факторов, на российско-китайские отношения влияет еще целый ряд обстоятельств. Так, например, политолог Чжан Чян считает, что самым опасным фактором является русский национализм. Особенно это касается теории о «китайской угрозе», которая распространяется в российском обществе через СМИ, что приводит едва ли не к паническим настроениям среди русского населения. Кроме того, в последнее время русские выражают большие опасения по поводу быстрого экономического развития Китая, что, по их мнению, чревато экономической экспансией, стремительным увеличением населения, военной угрозой и т.д. Стратегию экономического развития в тесном сотрудничестве с Китаем русские также считают опасной – для них это означает риск «китайского экономического вторжения» в Россию [5, с. 28], в связи с чем пропаганда «китайской угрозы» в российских СМИ только усиливается.

Можно со всей основательностью утверждать, что с началом кризиса на Украине взаимодействие между Китаем и Россией стало более тесным, чем ранее, поскольку они противостоят общему противнику – Америке. После присоединения Россией Крыма западные страны ввели санкции против России, однако официальный визит Си Цзиньпин в Россию 9 мая в очередной раз продемонстрировал устойчивое стратегическое партнёрство двух стран. Си Цзиньпин как китайский лидер впервые принимал участие в параде на Красной площади.

Очевидно, что схожие модели государственного устройства позволяют России и Китаю ориентироваться на постоянное развитие и укрепление двухсторонних отношений. А кризис на Украине сделал отношения между Китаем и Россией еще более тесными.

Как было сказано выше, сегодня, когда речь идет об отношениях между Китаем и Россией, анализировать надо не только экономическую и военную области сотрудничества, но и в значительной степени – культурную сферу, в частности национально-культурные и психологические факторы.

Несмотря на то, что экономический и военный потенциал любого государства являются чрезвычайно значимыми факторами, в современную эпоху особую важность представляют именно национально-культурные и дипломатические рычаги влияния. Последние, как правило, действуют в долгосрочной перспективе и обусловлены объективными социальными условиями, а также историческими и культурными традициями, которые в конечном итоге формируют образ жизни и мышления, способ производства и систему ценностей [3, с. 19].

Чтобы понять перспективы китайско-российских отношений, надо глубоко и объективно проанализировать национально-культурные факторы их развития, а также особенности менталитета русских и китайцев. Российская нация характеризуется особой эмоциональностью, что сильно отличает ее от китайцев. По мнению жителей Поднебесной, этнические, культурные и психологические черты русского народа часто проявляются как нежелание идти на компромисс или частые переходы из крайности в крайность. Поскольку Россия находится на пересечении двух континентов, в Евразии, такое двойное влияние восточной и западной культур не могло не привести к смешению цивилизационных характеристик на уровне как политического менталитета, так и личностной психологии. Ввиду наличия этого очевидного противоречия различные культуры Востока и Запада с их сильно различающимися ценностями трудно соединить между собой, в связи с чем едва ли можно говорить о цельности российской ментальности и национальных культурных традиций, а характер русского народа можно описать как нестабильный, во многом идеалистический, часто колеблющийся в своем поступательном развитии – с одной стороны, Россия стремится интегрироваться в западную культуру, с другой стороны, у русских в определенной степени проявляется враждебность и неприятие Запада, то, что можно назвать синтезом противоположностей – одновременно любви к свободе и авторитарной власти [3, с. 19-20].

Важно также отметить, что глубоко укорененное в сознании россиян и российской нации понятие «державности» и в будущем будет служить базовой основой национальной культуры и ментальности граждан Российской Федерации, что в долгосрочной перспективе означает культивирование русскими чувства своего превосходства и национальной гордости за свою страну, и во многом это оправданно. Однако при этом внешняя политика России сегодня претерпевает значительные изменения и трансформацию, векторы которых не всегда очевидны, поскольку политическое руководство страны действует в двух ценностных измерениях, Востока и Запада, руководствуясь своими национальными интересами и вместе с тем – имперскими амбициями в различных сферах международной деятельности [3, с. 20].

В сегодняшнем мире, когда Китай поступательно выходит на первые позиции мировой авансцены по всем показателям, для него жизненно необходимо выбрать верные направления своей международной политики, и китайско-российские отношения в этом смысле чрезвычайно важны для реализации его национальных интересов, поскольку Китаю нужна сильная Россия как надежный партнер во всех сферах жизнедеятельности государства, и можно со всей уверенностью утверждать, что двум странам еще предстоит поиск новых точек соприкосновения и сближения позиций по всем вопросам нациестроительства.

Библиография
1.
Сяй Вэйхан. Факторы влияния на китайско-российские отношения в новую эпоху и анализ их перспектив. / Народный форум. 2014(32). С. 248-249.
2.
Фэн Юйцзюнь. Китайские государственные интересы в отношениях между Китаем и Россией. / Исследования по России. 2007 г. №2. С. 41, 43, 45.
3.
Цзян Вэйсин. Внешняя политика при президенте Д. Медведеве и ее влияние на китайско-российские отношения. Диссертация. Хэйбэйский Педагогический университет, 2014. С. 19-20.
4.
Цинь Мин. Исследования по вопросам китайско-российской культурной дипломатии в рамках стратегического партнёрства. Диссертация. Институт северо-восточной Азии, 2014 г. С. 4-21.
5.
Чжан Цзянь. Русский национализм: опасные факторы китайско-российских отношений. Диссертация. Университет Цицихар, 2014. С. 28.
References (transliterated)
1.
Syai Veikhan. Faktory vliyaniya na kitaisko-rossiiskie otnosheniya v novuyu epokhu i analiz ikh perspektiv. / Narodnyi forum. 2014(32). S. 248-249.
2.
Fen Yuitszyun'. Kitaiskie gosudarstvennye interesy v otnosheniyakh mezhdu Kitaem i Rossiei. / Issledovaniya po Rossii. 2007 g. №2. S. 41, 43, 45.
3.
Tszyan Veisin. Vneshnyaya politika pri prezidente D. Medvedeve i ee vliyanie na kitaisko-rossiiskie otnosheniya. Dissertatsiya. Kheibeiskii Pedagogicheskii universitet, 2014. S. 19-20.
4.
Tsin' Min. Issledovaniya po voprosam kitaisko-rossiiskoi kul'turnoi diplomatii v ramkakh strategicheskogo partnerstva. Dissertatsiya. Institut severo-vostochnoi Azii, 2014 g. S. 4-21.
5.
Chzhan Tszyan'. Russkii natsionalizm: opasnye faktory kitaisko-rossiiskikh otnoshenii. Dissertatsiya. Universitet Tsitsikhar, 2014. S. 28.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"