Статья 'Исследование восприятия прекаризации занятости на рынке труда региона' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Исследование восприятия прекаризации занятости на рынке труда региона

Долженко Руслан Алексеевич

доктор экономических наук

доцент, кафедра управления персоналом и социально-экономических отношений, ФГБОУ ВО "Алтайский государственный университет"

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, пр-т Социалистический, 68, оф. 115

Dolzhenko Ruslan Alekseevich

Doctor of Economics

Docent, the department of Personnel Management and Socio-Economic Relations, Altai State University

656049, Russia, Altai Krai, Barnaul, Prospekt Sotsialistichesky 68, office #115

snurk17@gmail.com
Лобова Светлана Владиславльевна

доктор экономических наук

заведующий, ФГБОУ ВО "Алтайский государственный университет"

656035, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, пр. Ленина, 59

Lobova Svetlana Vladislavlievna

Doctor of Economics

Professor, the department of Human Resources and Socio-Economic Relations

656035, Russia, Altai Krai, Barnaul, Prospekt Lenina Street 59

barnaulhome@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.11.2107

Дата направления статьи в редакцию:

14-11-2016


Дата публикации:

02-12-2016


Аннотация.

Вопросы прекаризации занятости приобрели особую популярность на современной этапе исследований социально-трудовых отношений. Основная причина данной тенденции кроется в целом ряде негативных эффектов, которые влечет за собой это явление. Целью статьи является оценка уровня прекаризации занятости на рынке труда Алтайского края на основе результатов, полученных в ходе социологического исследования. Объектом исследования являются работники предприятий и организации Алтайского края, предметом - прекаризация занятости как проблема социально-трудовых отношений. В круг задач исследования входят: определение содержания понятия "прекаризация занятости", выявление его базовых характеристик; оценка негативных эффектов, которые влечет прекаризация занятости для субъектов социально-трудовых отношений; выбор метода сбора информации и способов оценки; описание методологии исследования восприятия прекаризации занятости работниками предприятий и организаций Алтайского края, изложение и обсуждение его результатов. Описаны результаты исследования выраженности прекаризации занятости на рынке труда региона. Исследованием в формате анкетного опроса были охвачены представители трудоспособного населения Алтайского края. Результаты исследования позволяют утверждать, что несмотря на негативный тренд в усилении прекаризации занятости в регионе, опрошенные относят себя к прекариям, т.е. лицам, трудовые права, которых ущемляются, однако не испытывают по этому поводу значительных волнений, т.е. воспринимают прекаризацию занятости как нормальное явление. К авторскому вкладу в развитие исследовательской проблемы могут быть отнесены следующие результаты: определение негативных эффектов прекаризации занятости для субъектов социально-экономических отношений, таксономическая схема прекаризации занятости, определение методики проведения социологического исследования на предмет восприятия прекаризации занятости на рынке труда региона, интерпретация результатов социологического исследования.

Ключевые слова: эффекты прекаризации занятости, факторы прекаризации занятости, социально-трудовые отношения, социальный портет прекария, неустойчивая занятость, прекаризация занятости, занятость населения, социологическое исследование, рынок труда, восприятие прекаризации занятости

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований и Администрации Алтайского края (проект № 16-46-220116 р_а)

Abstract.

The questions of precariatization have attained a special popularity at the modern stage of study of the social-labor relations. The main cause for such trend is hidden in the entire number of negative effects, which results in this phenomenon. The goal of the article consists in assessment of the level of precariatization in the labor market of Altai Region based on the results acquired during the sociological research. The object of this work is the employees of enterprises and organizations of Altai Region, while the subject lies in precariatization as the problem of social-labor relations. The article includes the following tasks: determination of the content of the notion “precariatization”; revelation of tis basic characteristics; evaluation of the negative effects entailed by precariatization for the actors of social-labor relations; choice of the method of collecting information and ways of evaluation; description of methodology of the study of perception of precariatization by the employees of corporations and organizations of Altai Region; and discussion of its results. The results of this research allow claiming that despite the negative trend in intensification of precariatization in the region, the respondents refer themselves as precaria, in other words, individuals, the labor rights of whom are being infringed, but they still accept precariatization as a normal phenomenon and do not experience significant disturbances.   

Keywords:

labor market, perception of precariatization , sociological study, the effects of employment precarity, factors of employment precarity, social-labor relations, social portrait of precaria, unstable employment, precariatization , employment

Введение.Происходящие в общественной жизни изменения не могут не отразиться на системе трудовых отношений в нашей стране. В результате происходящих трансформаций содержания и характера труда, условий реализации трудовой деятельности, усиления потребности в гибкости и изменчивости производства и многих других факторов, на рынке труда усиливаются противоречивые тенденции, которые, с одной стороны, связаны с гуманизацией труда востребованной рабочей силы, с другой – прекаризации труда, снижения защищённости работников, занятых, как правило, в традиционных отраслях экономики [1].

Особенно обострена эта проблема в регионах, не имеющих возможностей центра по стабилизации занятости, созданию рабочих мест, обеспечению обязательного следования требованиям трудового законодательства работодателей. Кроме того, миграционные потоки из периферии в центральные области страны ухудшают не только положение на локальных рынках труда, но и в экономиках регионов. Например, исследование И.В. Герасимовой показало, что миграция трудовых ресурсов приводит к усилению дифференциации между регионами страны, обостряет разницу в их развитии [2]. Именно поэтому крайне актуальным в настоящее время является исследование тенденций в ухудшении условий на рынках труда отдельных регионов, форм реализации прекаризации занятости, её последствий для субъектов труда.

Целью настоящей статьи является оценка уровня прекаризации занятости на рынке труда Алтайского края. В соответствии с этим в круг задач исследования входят следующие: уточнение содержания данного понятия; выявление его базовых характеристик; выбор метода сбора информации и способов оценки; описание методологии исследования восприятия прекаризации занятости работниками предприятий и организаций Алтайского края, изложение и обсуждение его результатов.

Прекаризация занятости как проблема социально-трудовых отношений, методы сбора информации для её оценки. Прекаризация занятости (employment precarity ) – это неустойчивая занятость, отсутствие гарантий занятости, связанных с защитой от самовольных увольнений, регулированием процесса найма и увольнения. Таким образом, сферой локализации изучаемого явления является рынок труда, а конкретнее – сфера социально-трудовых отношений.

В нашей работе мы будем придерживаться понимания понятия «прекаризация занятости», предложенного О. В. Вередюк. Под прекаризацией занятости она понимает состояние, при котором на рынке труда повышается уровень неопределённости и риска трудовых отношений, а работа перестаёт служить источником средне- и долгосрочного планирования и улучшения качества жизни экономически активного населения и индивида [3].

В настоящее время тренд изучения прекаризации занятости набирает обороты и получает все большее внимание со стороны ученых и практиков социально-трудовой сферы. За рубежом основная часть публикаций связана с исследованиями неустойчивой занятости в Европе (в первую очередь, во Франции и Италии) и развивающихся странах. В российском сегменте научных публикаций данной проблеме стали уделять внимание лишь в последние годы, применительно к оценке влияния прекаризации на отдельные стороны общественной жизни, по отношению к разным категориям работников.

Отечественный исследователь в области прекаризации занятости В. Н. Бобков в своей лекции, прочитанной на экономическом факультете МГУ 15 мая 2014 года, выделил следующие критерии, позволяющие дифференцировать прекаризацию занятости в системе социально-трудовых отношений: 1) отсутствие возможности инвестиций со стороны наёмного работника и его семьи (например, в недвижимость); 2) низкий уровень социальных прав/гарантий (низшие ступени «лестниц благополучия»); 3) высокая обеспокоенность вероятностью потерять работу; 4) заработная плата ниже 2/3 от средней по экономике; 5) неудовлетворённость работой в целом; 7) чрезмерная продолжительность рабочей недели (более 48 часов); 8) вынужденное сокращение заработной платы и недостаточность часов работы; 9) работа на временном формальном контракте; 10) отсутствует официально оформленный трудовой договор/контракт.

Доктор философии Р.-Д. Хепп назвал факторы, присутствие которых формирует условия для трансформации нормальных трудовых отношений в категорию прекаризации: (1) тип контракта / трудового договора (оформленный официально срочный, т. е. заключаемый на определённый срок, трудовой договор или отсутствие официально оформленного трудового договора); (2) форма занятости (нестандартная занятость, включающая в себя организационно-правовые способы и условия использования труда, отличные от традиционного трудового правоотношения с одним работодателем, для которого характерны бессрочный трудовой договор, режим полного рабочего дня, защита от увольнений); (3) оплата труда (низкий уровень и нерегулярность выплат заработной платы); (4) условия труда (неблагоприятные условия труда, к которым относят занятость в условиях: действия хотя бы одного вредного фактора; превышающей нормы физической и психоэмоциональной нагрузки; работы на оборудовании, не отвечающем требованиям стандартов безопасности труда и экологическим стандартам) [4].

Синтез подходов может явиться основанием для формирования перечня индикаторов прекаризации занятости в системе социально-трудовых отношений.

Как и любое другое явление, прекаризация занятости имеет множество форм проявлений, что позволяет говорить о возможности построения ее классификации.

На рисунке 1 представлена таксономическая схема прекаризации занятости, как результат интеграции различных подходов к определению форм неустойчивой занятости, представленных в литературе, а также авторских представлений о прекаризации занятости, сформированных по итогам изучения этого явления. Мы далеки от мысли о её полноте и всеаспектности. Схема является открытой и свободной для доработки.

Рисунок 1 – Таксономия прекаризации занятости

Переход к прекаризированной занятости негативно сказывается на деятельности всех участников социально-трудовых отношений (рисунок 2).

Рисунок 2 – Негативные эффекты прекаризации занятости для участников социально-трудовых отношений

При этом, будучи быстрорастущим исследовательским направлением, прекаризация занятости все же остается недостаточно изученной с позиций представленности результатов эмпирических исследований, что позволяет говорить, что «концепция неустойчивости занятости в настоящее время проходит этап становления» [3].

Оценка масштабов прекаризации занятости в нашей стране затруднена, как в силу того, что данное явление начали изучать достаточно недавно (первые отечественные публикации по данной теме датированы 2011 годом), так и методологических сложностей её исследования. Между тем, анализ эмпирических исследований по проблемам прекаризации занятости позволяет говорить, что методами сбора данных являются наблюдение, анализ статистической информации (документов) и социологическое исследование.

Наблюдение – это метод научного познания, который опирается на чувственные способности наблюдателя (ощущение, восприятие, представление), возникающие в процессе активного, систематического, целенаправленного, планомерного и преднамеренного восприятия наблюдаемого объекта. В результате наблюдатель получает знание о внешних сторонах, свойствах и отношениях изучаемого объекта. В наблюдении важна не только точность, аккуратность и активность наблюдателя, но и его непредвзятость, его знания и опыт [10]. Зачастую используют включенное наблюдение, когда получение информации происходит в процессе прямого сотрудничества наблюдателя с осведомленным информатором. Информатор представляет сведения о содержательном представлении и понимании объекта, которые наблюдатель позже описывает, представляя в необходимых аспектах и контекстах.

Анализ статистической информации и документов дает возможность получить данные об объекте в динамике или в ретроспективе, в соотношении с другими подобными объектами. Применение этого метода сопряжено с решением проблемы достоверности информации и ее надежности. Поэтому при обращении к нему лучше пользоваться официальными документами. Статистические данные об объекте позволяют провести структурный, факторный анализ, выявить корреляцию между показателями и причинно-следственную связь. Новую интерпретацию при применении данного метода могут получить базы данных (мета-данные), сформированные по результатам предыдущих или аналогичных исследований объекта. В частности, подобный приём был использован в исследовании О.В. Вередюк [3].

Из социологических методов исследования имеют наибольшую популярность и результативность (получают почти 90% всех социологических данных) методы опроса, а именно две его основные разновидности: анкетирование и интервьюирование. Опрос предполагает непосредственное обращение к объекту и направлен на выявление тех аспектов проблемы изучения, которые мало поддаются или вовсе не поддаются наблюдению, скрыты от внешнего глаза и дают о себе знать лишь в определенных условиях и ситуациях.

Стоит вопрос, какой же из методов сбора данных более результативен? Среди исследователей по этому поводу существует несколько мнений. Некоторые указывают на то, что прекаризация является субъективным отражением страха работников потерять работу, а значит исследовать её можно только с помощью психологических и социологических методов [11]. В других работах представлена попытка идентифицировать прекаризационную компоненту с помощью статистических методов, вычленения в общей совокупности занятых некоторой части, которая по ряду критериев может быть отнесена к категории неустойчиво занятых [12]. Отметим, что количественная оценка уровня прекаризации занятости с помощью статистических методов также была осуществлена ранее одним из авторов работы [13, 14]. Но при этом следует отметить, что все же полученные результаты обладают некоторой условностью.

Учитывая невозможность проведения наблюдения за неустойчиво занятыми в силу их территориальной расконцентрации и использования достоверной статистической информации в силу отсутствия статистического наблюдения за этой категорией занятых, представляется, что наибольшую верификацию при оценке выраженности прекаризации занятости на рынке труда Алтайского края, будет иметь социологическое исследование. При этом оно должно затрагивать не только отношение работников к своей трудовой деятельности в организации, но и восприятие работодателей тех проблем, которые обуславливают их стремление минимизировать гарантии для работников.

С учетом вышесказанного нами было проведено социологическое исследование проблем прекаризации занятости в Алтайском крае, которое включало в себя анкетный опрос работников и интервью с работодателями.

Описание методологии социологического исследования. С целью оценки степени выраженности прекаризации занятости на рынке труда Алтайского края с точки зрения ключевых субъектов труда (работников и работодателей) для построения типового портрета прекариата в регионе, выделения факторов, способствующих усилению прекаризации занятости, нами было проведено социологическое исследование отношения субъектов труда к текущим условиям осуществления трудовой деятельности, а также её перспективам в кратко и среднесрочной перспективе.

Экономика Алтайского края представляет собой многоотраслевой комплекс. В базовых для края отраслях основными видами экономической деятельности являются сельское и лесное хозяйство, обрабатывающие производства, оптовая и розничная торговля, транспорт и связь.

Объектом нашего исследования выступило трудоспособное население Алтайского края Российской Федерации и ряд работодателей крупных коммерческих организаций региона. Согласно официальным данным, по состоянию на 01.01.2015 численность трудоспособного населения края составила 1 345 тыс. человек (1,6% трудоспособного населения Российской Федерации). Численность экономически активного населения края в 2015 году составила 1 180 тыс. человек (49,6% общей численности населения). Из них заняты экономической деятельностью 1 086 тыс. человек (92,0% от численности экономически активного населения). 94,8 тыс. человек, или 8,0%, не имели занятия и по методологии МОТ классифицируются как безработные [Дополнительные мероприятия в сфере занятости населения, направленные на снижение напряженности на рынке труда Алтайского края в 2016 году: Государственная программа Алтайского края. Утверждена постановлением Администрации Алтайского края от 28.03. 2016 № 102. – http://www.altairegion22.ru/upload/iblock/afb/102_28.03.2016.pdf]. По прогнозам численность трудоспособного населения края к концу 2016 года снизится и составит 1 284 тыс. человек

Предметом исследования было определено восприятие исследуемых субъектов текущих условий трудовой деятельности, которые влияют на усиление прекаризации занятости в регионе.

Целью социологического исследования был сбор и анализ первичной социологической информации для оценки степени выраженности прекаризации занятости на рынке труда региона, построения социологического портрета прекария (работника, находящегося в условиях прекаризации занятости), разработки направлений стабилизации условий трудовой деятельности работников, адекватных проведённой по итогам исследования сегментации трудоспособного населения Алтайского края.

Для достижения поставленной цели нами были сформулированы исследовательские задачи, в соответствии с которыми были выдвинуты следующие гипотезы.

H 1 Большая часть трудоспособного населения региона сталкивается с факторами прекаризации занятости на постоянной основе.

H2. Среди ключевых факторов и последствий прекаризации опрошенные чаще всего сталкиваются с неуверенностью в том, что будут работать в текущей организации в ближайшие 6 месяцев.

H3. Демографический портер прекария в регионе – это, как правило, человек с высшим образованием, среднего возраста от 30 до 44 лет, относящийся к категории специалиста или руководителя.

H 4. Неустойчиво занятые женщины трудятся преимущественно в сфере услуг, мужчины – в сфере материального производства.

H 5 Прекарии считают, что престижность их работы ниже на рынке труда по сравнению с остальными профессиями.

H6 Прекарии вынуждены работать дольше тех работников, для которые не характерны проявления прекаризации их занятости.

H7. У работников, которые отнесены к категории «прекариат» блокирован доступ к традиционным инструментам профессионального развития, отсутствуют возможности карьерного продвижения.

H 8. Опрошенные работники в большей степени озабочены не нестабильностью заработной платы, а её низкими размерами, не позволяющими комфортно существовать.

H 9. Работодатели, как правило, не воспринимают занятых у них работников в качестве прекариатов и связывают неустойчивость их занятости с временными проблемами, требующими оптимизации деятельности организации.

С целью проверки гипотез нами было проведено аналитико-описательное исследование. Используемые методы сбора данных – интервью с работодателями (опросник включал в себя 13 открытых вопросов), анкетный опрос трудоспособного населения Алтайского края РФ (анкета включала в себя 45 вопросов, а также информационный блок о сути прекаризации занятости). Временной период сбора первичных данных – с июля по сентябрь 2016 года.

В ходе интервью были проведены встречи с 11 работодателями, крупных и средних коммерческих организации различных отраслей (территориально их бизнес должен был находится на территории Алтайского края). Также анкетным опросом было охвачено 389 работников трудоспособного возраста, которые работают на предприятиях Алтайского края. Данная совокупность должна была соответствовать ряду требований – быть трудоспособного возраста, соответствовать генеральной совокупности по ключевым характеристикам (пол, возраст, статус).

Отбор компаний для исследования был основан на обязательном ведении деятельности на территории Алтайского края. Отбор работников для выборочного исследования осуществлялся методом квотной выборки. Выборка двухступенчатая, которая репрезентирует опрашиваемых по полу, возрасту, уровню должности. На первой ступени проводится отбор пула потенциальных опрашиваемых из списков работников организаций, актуальных на момент опроса (в файле xls), с помощью случайной выборки по формуле «СЛУЧМЕЖДУ (0; общее число работников в списке)». На второй ступени выбирается респондент внутри подразделений в соответствии с квотами по полу, возрасту, уровню должности. Ошибка выборки составила 5% (при размере генеральной совокупности на 01.01.2015 г. - 1344,8 тыс. человек). Требуемый размер выборки при указанном размере генеральной совокупности, доверительной вероятности 95%, доверительном интервале 5%, должен составлять не менее 384 респондентов. Таким образом, необходимый объём выборки был достигнут, требования к репрезентативности соблюдены.

В результате анализа информации, выявленной из структурированного интервью и анкетного опроса, нами были получены следующие данные.

Результаты исследования отдельных сторон трудовой деятельности работников в Алтайском крае с точки зрения прекаризации занятости. Начнём с результатов опроса работников предприятий Алтайского края. Распределение по полу среди участников опроса следующее: 162 мужчины и 226 женщин. Минимальный возраст респондентов составил 24 года, а максимальный – 54 года. Средний возраст оказался равным 34 года при среднеквадратичном отклонении в 3 года.

Для определения уровня прекаризации, то есть доли работников, которые считают, что их занятость неустойчива, в анкету нами был включён как прямой вопрос, уточняющий статус занятости у опрашиваемого, так и ряд вопросов, позволяющих идентифицировать выраженность различных аспектов прекаризации занятости и оценить общий уровень (индекс) прекаризации.

Из общей совокупности опрошенных, 23% респондентов отметили, что их трудоустройство не оформлено формально, согласно требованиям законодательства, 34% респондентов, что для их занятости характерна прекаризация в каких-либо проявлениях. Таким образом, субъективно треть опрашиваемых считают, что их занятость является неустойчивой.

Если ориентироваться на общий портрет прекария, который складывается исходя из социально-демографических показателей работников, обозначающих свою занятость как неустойчивую, то таковым является работник с высшим образованием (59%), среднего возраста от 28 до 40 лет включительно (54%), относящийся к категории специалиста или руководителя (58%). Опрос показал, что идентифицирующие себя в качестве прекария занятые женщины трудятся преимущественно в сфере услуг, мужчины – в сфере материального производства и финансовой сфере.

Для определения уровня выраженности прекаризации занятости у опрашиваемых работников был рассчитан общий индекс прекаризации занятости, который складывался из следующих компонентов:

1. Индекс прекаризации по доходу;

2. Индекс прекаризации по надёжности рабочего места;

3. Индекс прекаризации по социальной защищённости;

4. Индекс прекаризации гибкости труда;

5. Индекс прекаризации по возможностям развития;

6. Индекс прекаризации по социальным связям.

Для определения общего индекса прекаризации и его компонентов использовались вопросы №9-27. Нами была разработана методика оценки каждого из обозначенных индексов, в зависимости от выборов вариантов ответов на соответствующие вопросы анкеты. В основу методики оценки были положены факторы и показатели прекаризации занятости, выделенные в работах В. Н. Бобкова [15] и О.И. Шкаратан, В.В. Карачаровского, Е.Н. Гасюковой [16].

В таблице 1 приведены ключевые показатели общего индекса прекаризации. Чем выше значение индекса, тем в большей степени человек может быть отнесён к категории «прекариат». Нулевое значение означает нижнюю границу включения опрашиваемого в зону прекаризации занятости. Среднее значение общего индекса прекаризации занятости в нашем исследовании составило 0,19, а медианной значение равно -2. Минимальное значение -14, максимальное 26.

Таблица 1 – Значение индекса прекаризации занятости опрашиваемых работников, единицы

Статистика

Значение

Среднее

-0,19

Медиана

-2

Среднекв. отклонение

8,97

Диапазон

40

Минимум

-14

Максимум

26

Таким образом, нами были получены индивидуальные индексы прекаризации по каждому фактору прекаризации, а также общий индекс прекаризации для каждого респондента. Эти показатели позволили определить влияния отдельных аспектов прекаризации на её общий уровень в целом. Корреляция между социально-демографическими характеристиками и индексами прекаризации занятости в явном виде не была обнаружена. Следовательно, данному явлению могут быть подвержены все работники трудоспособного возраста, а выраженность прекаризации занятости работников может быть объяснена прочими факторами, отличными от социально-демографических характеристик работников. Можно сделать предположение, что повышение уровня неустойчивости занятости работников более старшего возраста компенсируется лучшими условиями и гарантиями, которые они накопили к времени опроса.

Результаты оценки влияния общего индекса прекаризации занятости и его составных частей на идентификацию респондента в качестве прекариата приведены в таблице 2.

Если рассматривать составные части общего индекса прекаризации и их связи с восприятием себя в качестве прекариата, то больший вклад у индекса прекаризации по доходу (r=0,34; p<0.02), индекса прекаризации по развитию (r=0,28; p<0.01) и индекса прекаризации гибкости труда (r=0,19; p<0.01). В то же время индекс прекаризации по социальной защищённости и надёжности рабочего места практически не влияют на идентификацию респондентов в качестве прекариатов. Пограничное значение оцениваемых показателей по индексу прекаризации по социальным связям говорит о том, что данный фактор ещё не в полной мере проявляет себя в трудовой сфере, но он уже приближен к пограничному значению.

Таблица 2 – Корреляции между индексами прекаризации занятости по факторам

Восприятие себя в качестве прекариата

Корреляция Пирсона

Знач. (двухсторонняя)

N

Общий индекс прекаризации

0,117

0,02

389

индекс прекаризации по доходу

0,34

0,02

389

индекс прекаризации по надёжности рабочего места

-0,28

0,8

389

индекс прекаризации по социальной защищённости

-0,14

0,7

389

индекс прекаризации гибкости труда

0, 19

0,03

389

индекс прекаризации по возможностям развития

0,28

0,01

389

индекс прекаризации по социальным связям

0,09

0,06

389

Данные результаты исследования можно трактовать следующим образом: проблемы с заработной платой респондентов, отсутствие возможностей пройти обучение на предприятии, жёсткие рамки формальной занятости оказывают наибольшее влияние на общее восприятие респондентов себя в качестве прекариата, со всеми вытекающими из этого последствиями. Однозначные линейные связи оказались не выражены, но данные опроса позволяют оценить общее влияние факторов на восприятие себя в качестве неустойчиво занятого. Например, для респондентов, работающих в сфере финансов, неустойчивость проявляет себя через отсутствие надёжности рабочего места (r=0,31) и отсутствие гибкости в работе (r=0,21). Значение денежных факторов, размеров доходов, стабильности выплат (r=0,09) не влияет в их случае на ощущение прекаризации своей занятости.

Формы занятости опрошенных работников за последний год

Согласно точкам зрения разных авторов, выраженность прекаризации может зависеть от формы занятости работников, чем более она традиционна, тем большим охватом норм регулирования трудового законодательства она подвержена и значит тем меньше возможности для проявления прекаризации в данном случае. И наоборот, в нестандартных формах занятости возможности прекаризации выражены в большей степени. Именно поэтому в ходе исследования мы попытались оценить влияние форм занятости опрошенных сотрудников на уровень их прекаризации. Для этого в анкету был включён соответствующий вопрос. Распределение ответов на него приведено в таблице 3.

Таблица 3 – Распределение ответов на вопрос: «Отметьте подходящий Вам вариант осуществления трудовой деятельности за последний год»

Варианты ответов

Знали, но не использовали

количество респондентов (чел.)

в % от числа знающих

Полная занятость с официальным трудоустройством

215

56%

Полная занятость без официального трудоустройства

89

23%

Частичная занятость (неполный рабочий день или рабочая неделя)

15

4%

Самозанятость (фриланс, работа по договорам подряда)

42

11%

Индивидуальное предпринимательство

19

5%

Не работал на протяжение всего года

4

1%

384

100

Как показало исследование, около 1/4 респондентов заняты без официального трудоустройства (23% респондентов), что в целом коррелирует с оценками учёных уровня неформальной занятости в нашей стране. 56% респондентов отметили, что заняты официально. Часть опрошенных, как среди официально, так и не официально занятых также отметили, что для них характерна самозанятость (14%), что говорит о том, что работники стараются помимо основной работы подрабатывать на стороне. Около 5% респондентов предпочитают работу на себя в формате индивидуального предпринимателя. Частичная занятость не так распространена в настоящее время в регионе – лишь 4% респондентов заняты неполный рабочий день или рабочую неделю. Лишь 1% респондентов трудоспособного возраста не работали на протяжении последнего года, в связи с увольнением с прежнего места работы. В целом, данные по занятости соответствуют типовым по рынку труда страны. Перекрёстный анализ ответов на этот вопрос и данных по идентификации себя в качестве занятых показал, что неформальная занятость не является более широким явлением по отношению к неустойчивой занятости, ряд респондентов, занятых официально все равно сталкиваются с отдельными аспектами прекаризации.

Для идентификации факторов, способствующих прекаризации занятости работникам было предложено отметить с какими проблемами в трудовой деятельности они сталкивались за последние 12 месяцев (можно было выбрать несколько вариантов ответов). Распределение выборов ответов представлено в таблице 4.

Таблица 4 – Предпосылки прекаризации занятости у опрашиваемых работников

Варианты ответов

Знали, но не использовали

количество ответов респондентов, столкнувшихся с ситуацией (чел.)

в % от общего числа респондентов

Задержки выплат заработной платы (на 1 месяц и более)

23

6%

Снижение заработной платы, штрафы, вычеты из зарплаты

132

34%

Неоплачиваемые административные отпуска по инициативе работодателя (на 1 месяц и более)

16

4%

Препятствия Вашему карьерному росту со стороны руководства

51

13%

Нарушение устных договорённостей работодателем

113

29%

Несоответствие режима, условий труда и техники безопасности принятым нормам

140

36%

Отказ в предоставлении очередного оплачиваемого отпуска

12

3%

Отказ в предоставлении возможности взять отпуск по временной нетрудоспособности

0

0%

Угрозы увольнения, перевода на более низкую должность за попытку отстоять свои законные права, за высказанную критику в адрес руководителя

218

56%

100%

Как видно из данных таблицы, чаще всего респонденты отмечали вариант «угрозы увольнения, перевода на более низкую должность», более 56% сталкивались с подобной ситуацией на практике. На втором месте по значимости находится вариант «несоответствие режима, условий труда и техники безопасности» (36% респондентов). На третьем месте - «снижение заработной платы, штрафы, вычеты из заработной платы» (34% респондентов). Лишь 6% сталкиваются с проблемами несвоевременной выплаты заработной платы, другими словами, работодатели много чаще снижают заработную плату, чем выплачивают её несвоевременно. Проблемы, связанные с предоставлением отпусков, почти не выделялись респондентами. Как показывает практика, чаще сами работники предпочитают не использовать право на отпуск для возможности работать и зарабатывать больше.

Текущая характеристика отдельных сторон трудовой деятельности работников

Рассмотрим какова характеристика отдельных сторон работы респондентов, потому что именно в них, проблемных зонах трудовой деятельности находятся предпосылки для усиления прекаризации занятости. Данные о мнении респондентов по этому вопросу представлены в таблице 5. Им было предложено отметить выраженность проблем по шкале от 1 до 5 (от совсем не согласен до полностью согласен).

Таблица 5 – Проблемы в трудовой деятельности работников, с которыми приходилось сталкиваться респондентам за последний год

Варианты ответов

Среднее значение шкалы по всем опрошенным (от 1 до 5)

Мне часто трудно справляться со своей работой

1,8

В моей работе напряжённое расписание

3,6

Мне часто приходится удлинять свой рабочий день, чтобы сделать всю необходимую работу

4,1

У меня не хватает времени выполнять свою работу настолько хорошо и добросовестно, как мне бы хотелось

2,2

Из-за нехватки времени мне некогда узнавать новые вещи и проходить необходимое обучение для своей работы

2,7

Основная проблема, по мнению работников, связана с длительностью рабочего дня и напряжённостью работы. Однако при этом респонденты считают, что в целом справляются с работой, этот фактор оказался наименее выраженным. Таким образом, в силу напряжённости работы работники задерживаются на рабочем месте, чтобы выполнить все трудовые задачи и тем самым справиться с работой.

Оценка уровня удовлетворённости работников своей работой по шкале Лайкерта показала, что в среднем, работники скорее удовлетворены ею. Уровень удовлетворённости по 5 бальной шкале составил 3,2. Таким образом, несмотря на явные проявления отдельных сторон прекаризации занятости работники все равно в целом удовлетворены работой.

Средний уровень дохода на члена семьи среди респондентов составил 11 тысяч рублей, что в среднем немного выше размера прожиточного минимума в регионе (он определён в настоящее время на уровне 9 572 рублей), но почти в 2 раза ниже среднемесячной заработной платы (19 899 рублей.). Денежные аспекты прекаризации имеют значительное влияние для работников, причём опрос показал, что большая часть респондентов не испытывает проблем со сроками выплаты заработной платы, таким образом, работники озабочены не гарантиями её выплаты, а размерами.

Почти половина респондентов из-за проблем в работе, в первую очередь угроз увольнения, за последние 12 месяцев в том или ином виде искала другую работу. Однако, фактически сменила место работы за этот период лишь 11% респондентов. То есть многие работники хотят сменить место работы, но не имеют возможности сделать это, довести дело до конца.

Из-за проблем с неустойчивой занятостью опрашиваемые вынуждены задерживаться после работы, перерабатывать. Более половины из них работают сверхурочно без соответствующего оформления подобной работы в рамках трудового законодательства.

Предпочтительные шаги по минимизации прекаризации занятости в регионе с точки зрения работников

Для того, чтобы определить направления решения проблем с неустойчивой занятостью с точки зрения работников в анкету нами был включён соответствующий вопрос. Распределение ответов на него представлено на рисунке 1. Опрашиваемые могли выбрать несколько вариантов ответов, в том числе предложить свой. Настораживает тот факт, что на этот полузакрытый вопрос ни один респондент не предложил свой вариант решения проблемы, все использовали только заранее определённые варианты.

Рисунок 3 – Распределение мнений респондентов о мерах, с помощью которых государство должно бороться с прекаризацией занятости

Мнения работников по данному вопросу однозначны. С их точки зрения, в первую очередь, государство должно законодательно закрепить социальные льготы и гарантии для работников, а также усилить проверки и штрафы. Лишь треть респондентов считает, что существующие проблемы в занятости уже не решить никакими мерами со стороны государства. Мало кто из опрошенных работников видит целесообразность изменения налоговой системы, и лишь 3 человека считает, что необходима просветительская работа среди субъектов труда.

Факторы, способствующие снижению устойчивости занятости работников по мнению работодателей

«Почему у нас теневая занятость и почему она увеличивается?» – это один из вопросов, который задавался работодателям в первую очередь. Их мнение по этому поводу, как правило, сводится к тому, что поиск детерминант теневой занятости нужно искать не в трудовом законодательстве, а в условиях ведения бизнеса. В числе основных проблем, способствующих уходу трудовых отношений в тень, были названы: излишнее давление налоговой системы и необходимость обходить её требования, финансовая и кредитная политика, не позволяющая поддерживать бизнес в трудных условиях, административное давление и др. Ни один из опрашиваемых работодателей не пожаловался на проблемы в трудовом законодательстве.

Несколько работодателей обозначали проблему разукрупнения бизнеса в современных условиях. Именно крупные работодатели активно используют коллективно-договорную систему отношений. В связи с разделением бизнеса на мелкие сегменты потребность в этих формах регулирования снижается. Все больше работников становятся занятыми в малом бизнесе либо переходят к формату самозанятости, дистанционной занятости, которые в настоящее время не регулируются трудовым законодательством.

Большая часть опрошенных работодателей считает, что пожизненная занятость как явление осталось в прошлом. Бизнес не заинтересован в увольнении эффективных работников, однако, они сами предпочитают сменить место работы в поисках более подходящих мест приложения навыков и талантов, поэтому текучесть кадров в текущих условиях будет всегда. Быстрые и труднопрогнозируемые изменения в экономике не позволяют организациям подготовиться, в конечном итоге страдают все, в том числе работники. Проблема инертности усугубляется тем, что система образования не может обеспечить необходимый уровень образования и квалификации работников, поэтому необходимы новые подходы к обучению и переобучению работников. Должны быть прописаны процедуры балансировки отношений работников и работодателя, не требования к ним, но сами регламенты, формы взаимодействия.

Как отметил один из интервьюируемых, «современная экономика меняет трудовые отношения, сужает действие текущей формы трудового законодательства, размывает его, поэтому необходим пересмотр подходов к организации трудовых отношений». Значение формальных процедур, описанных в ТК РФ (оформление трудового договора, рабочее время и т.п.) в новых условиях должны иметь меньшее значение, чем базовые принципы социально-ориентированных трудовых отношений (социального партнёрства), но без формализации этих потребностей нормализация отношений будет проходить не гладко, что лишь усилит прекаризацию занятости в стране и регионах.

Таким образом, по итогам проведённого исследования можно сделать следующие выводы. Более трети респондентов (38%) считают, что для их занятости характерно проявление неустойчивости, что позволяет идентифицировать их как прекариев. Исходя из социально-демографических характеристик таких респондентов можно определить штрихи к социальному портрету прекария в Алтайском крае. Это – работник с высшим образованием, возраста от 28 до 40 лет, относящийся к категории специалиста или руководителя, работающий в сфере услуг, материального производства и финансов.

Наибольшее влияние на прекаризацию занятости в регионе в настоящее время оказывают проблемы с доходами работников, в первую очередь с размерами заработной платы.

Работники считают, что государству с одной стороны необходимо усилить контроль за исполнением трудового законодательства с помощью проверок и штрафов, с другой стороны – закрепить льготы и гарантии работников.

В свою очередь, работодатели считают, что проблемы прекаризации имеют естественный характер, вызванный временными проблемами в бизнесе. Одним из ключевых инструментов снижения неустойчивости занятости с их точки зрения может стать снижение налоговой нагрузки. Требования трудового законодательства, по их мнению, актуальны, нет необходимости в их пересмотре. Большие проблемы сосредоточены в сфере налогового законодательства, финансовой политики, административного давления. Из-за проблем в экономике бизнес вынужден диверсифицироваться, разукрупняться, именно поэтому все больше людей работают в малом бизнесе, где потребность в законодательном регулировании излишня, что в итоге и приводит к снижению гарантий занятости работников. Налицо противоречие интересов и представлений у субъектов труда, с точки зрения работников органам гос. власти нужно усилить контроль, по мнению работодателей необходимо снизить налоги, ослабить требования трудового законодательства. Большая часть выдвинутых гипотез подтвердилась.

Администрация Алтайского края, понимая важность решения проблем на региональном рынке труда, приняла стратегию развития сферы труда и занятости населения Алтайского края на период до 2025 года. В ней прописаны различные цели, в том числе обеспечение соблюдения законных прав и государственных гарантий граждан в сфере труда и занятости (цель №4), которая включает в себя содействие в сокращении доли неформально занятых в экономике (задача №4.1). Однако, среди количественных KPI по данной цели нет ни одного, который связан с долей неформально и нестабильно занятых. Другими словами, данная проблема озвучена в стратегии, но не идентифицирована. Видится, что наше и последующие исследования в данной области помогут чётко понять сколько неформально и нестабильно занятых трудится на рынке труда Алтайского края, каков их условный портрет и что в связи с этим нужно делать органам государственной власти.

Заключение. В заключении можно сделать вывод, что в регионе, как и в целом по стране есть проблемы в занятости трудоспособного населения, происходит её деформализация, повышается уровень прекаризации занятости, однако, он не достиг критических значений, наше исследование показало, что резервы повышения ещё есть. Однако, это не снимает потребности в адекватной реакции государства как регулятора трудовых отношений занятости работников на существующие проблемы в этой области. Работодатели и работники имеют разные представления о текущем состоянии на рынке труда, перспективах работы, но обозначают необходимость активных мер со стороны государства по урегулированию ситуации. Иначе, можно спрогнозировать, что рано или поздно будет пройдена точка невозврата и субъекты труда придут к новым формам взаимодействия друг с другом, минуя требования трудового законодательства.

Библиография
1.
Долженко Р.А., Попов Э.И. Взаимосвязь новых форм трудовых отношений и прекаризации труда в условиях постиндустриальной экономики // Вестник Алтайского государственного аг-рарного университета. 2014. № 12 (122). С. 179-185.
2.
Герасимова И.В. Влияние миграционных процессов на регулирование социально-трудовых отношений в регионе: диссертация ... кандидата экономических наук: 08.00.05, [Место защиты: Гос. ун-т упр.]. – Москва, 2013. – 223 с.
3.
Вередюк О.В. Неустойчивость занятости: теоретические основы и оценка масштабов в Рос-сии // Вестник СПбГУ. Сер. 5. – 2013. – № 1. – С.25-32.
4.
Hepp Rolf-Dieter. Prekarisierung und Flexibilisierung (Precarity and Flexibilisation). – Westfalisches Dampfboot, 2012. – 386 p.
5.
Санкова Л.В. Прекаризация занятости в современной экономике: системный риск или «осо-бая» форма флексибилизации // Уровень жизни населения регионов России. – 2014. – № 4 (194). – С. 44-53.
6.
Бобков В.Н. 20 лет капиталистических трансформаций в России: влияние на уровень и каче-ство жизни // Мир России. – 2012. – № 2. – С. 3-26.
7.
Риччери М. Социальная прекаризация и устойчивое развитие: размышления на тему опасных противоречий // Уровень жизни населения регионов России. – 2015. – № 1 (195). – С. 3-37.
8.
Сизова И.Л. Прекаризация в трудовой сфере России // Петербургская социология сегодня. – 2015. – № 6. – С. 122-158.
9.
Moulene F. To Speak about Precarious or not to Speak: How to Avoid Precarity with Words // Достойный труд – основа стабильного общества: Материалы VI Международной научно-практической конференции (Екатеринбург, 30-31 октября 2014 г.) : в 2-х томах. – Екатеринбург: Уральский государственный экономический университет, 2014. – С. 41-44.
10.
Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. — 3-е изд., испр. — Москва: Омега-Л, 2007. — 567 с.
11.
Кулькова И.А. Проблемы анализа численности и состава прекариата // Human Progress. – 2016. – № 5. Том 2. – С. 1-8.
12.
Федченко А.А., Маслова Е.В. Роль неустойчивой занятости в кластеризации общества // Уровень жизни населения регионов России. – 2014. – № 4 (194). – С. 54-64.
13.
Лобова С.В. Феномен неустойчивой занятости в зеркале статистических показателей // В сборнике: Актуальные проблемы социально-трудовых отношений Материалы VI Всероссий-ской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 85-летию образования Дагестанкого государственного университета. – Дагестан: Даггосуниверситет, 2016. – С. 216-219.
14.
Лобова С.В. Признаки прекарности рабочего места как основа идентификации неустойчи-вой занятости на региональном рынке труда // Тренды и управление. – 2016. – № 3. – С.272-286.
15.
Бобков В.Н., Черных Е.А. Влияние неустойчивой занятости на переходы молодёжи на рынке труда // Уровень жизни населения регионов России. – 2014. – № 3 (193). – С. 23-55.
16.
Шкаратан О.И., Карачаровский В.В., Гасюкова Е.Н. Прекариат: теория и эмпирический анализ (на материалах опросов в России, 1994–2013) // Социологические исследования. – 2015. – № 12. – С.99-110
References (transliterated)
1.
Dolzhenko R.A., Popov E.I. Vzaimosvyaz' novykh form trudovykh otnoshenii i prekarizatsii truda v usloviyakh postindustrial'noi ekonomiki // Vestnik Altaiskogo gosudarstvennogo ag-rarnogo universiteta. 2014. № 12 (122). S. 179-185.
2.
Gerasimova I.V. Vliyanie migratsionnykh protsessov na regulirovanie sotsial'no-trudovykh otnoshenii v regione: dissertatsiya ... kandidata ekonomicheskikh nauk: 08.00.05, [Mesto zashchity: Gos. un-t upr.]. – Moskva, 2013. – 223 s.
3.
Veredyuk O.V. Neustoichivost' zanyatosti: teoreticheskie osnovy i otsenka masshtabov v Ros-sii // Vestnik SPbGU. Ser. 5. – 2013. – № 1. – S.25-32.
4.
Hepp Rolf-Dieter. Prekarisierung und Flexibilisierung (Precarity and Flexibilisation). – Westfalisches Dampfboot, 2012. – 386 p.
5.
Sankova L.V. Prekarizatsiya zanyatosti v sovremennoi ekonomike: sistemnyi risk ili «oso-baya» forma fleksibilizatsii // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. – 2014. – № 4 (194). – S. 44-53.
6.
Bobkov V.N. 20 let kapitalisticheskikh transformatsii v Rossii: vliyanie na uroven' i kache-stvo zhizni // Mir Rossii. – 2012. – № 2. – S. 3-26.
7.
Richcheri M. Sotsial'naya prekarizatsiya i ustoichivoe razvitie: razmyshleniya na temu opasnykh protivorechii // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. – 2015. – № 1 (195). – S. 3-37.
8.
Sizova I.L. Prekarizatsiya v trudovoi sfere Rossii // Peterburgskaya sotsiologiya segodnya. – 2015. – № 6. – S. 122-158.
9.
Moulene F. To Speak about Precarious or not to Speak: How to Avoid Precarity with Words // Dostoinyi trud – osnova stabil'nogo obshchestva: Materialy VI Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (Ekaterinburg, 30-31 oktyabrya 2014 g.) : v 2-kh tomakh. – Ekaterinburg: Ural'skii gosudarstvennyi ekonomicheskii universitet, 2014. – S. 41-44.
10.
Yadov V.A. Strategiya sotsiologicheskogo issledovaniya. Opisanie, ob''yasnenie, ponimanie sotsial'noi real'nosti. — 3-e izd., ispr. — Moskva: Omega-L, 2007. — 567 s.
11.
Kul'kova I.A. Problemy analiza chislennosti i sostava prekariata // Human Progress. – 2016. – № 5. Tom 2. – S. 1-8.
12.
Fedchenko A.A., Maslova E.V. Rol' neustoichivoi zanyatosti v klasterizatsii obshchestva // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. – 2014. – № 4 (194). – S. 54-64.
13.
Lobova S.V. Fenomen neustoichivoi zanyatosti v zerkale statisticheskikh pokazatelei // V sbornike: Aktual'nye problemy sotsial'no-trudovykh otnoshenii Materialy VI Vserossii-skoi nauchno-prakticheskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem, posvyashchennoi 85-letiyu obrazovaniya Dagestankogo gosudarstvennogo universiteta. – Dagestan: Daggosuniversitet, 2016. – S. 216-219.
14.
Lobova S.V. Priznaki prekarnosti rabochego mesta kak osnova identifikatsii neustoichi-voi zanyatosti na regional'nom rynke truda // Trendy i upravlenie. – 2016. – № 3. – S.272-286.
15.
Bobkov V.N., Chernykh E.A. Vliyanie neustoichivoi zanyatosti na perekhody molodezhi na rynke truda // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. – 2014. – № 3 (193). – S. 23-55.
16.
Shkaratan O.I., Karacharovskii V.V., Gasyukova E.N. Prekariat: teoriya i empiricheskii analiz (na materialakh oprosov v Rossii, 1994–2013) // Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2015. – № 12. – S.99-110
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"