Статья 'Кластерная дифференциация диалогических интеракций государства и гражданского общества в сфере публичной политики: теория и практика' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Кластерная дифференциация диалогических интеракций государства и гражданского общества в сфере публичной политики: теория и практика

Зайцев Александр Владимирович

кандидат философских наук, доктор политических наук

доцент, Костромской государственный университет

156005, Россия, Костромская область, г. Кострома, ул. Овражная, 20/23

Zaitsev Aleksandr Vladimirovich

Associate professor of the Department of Philosophy and Political Studies at Nekrasov Kostroma State University

156005, Russia, Kostromskaya oblast', g. Kostroma, ul. Ovrazhnaya, 20/23, kv. 1

aleksandr-kostroma@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.12.2098

Дата направления статьи в редакцию:

06-11-2016


Дата публикации:

18-01-2017


Аннотация.

Предметом исследования данной публикации является типология диалога государства и гражданского общества в сфере публичной политики. В современной политической науке подобная классификация диалогических интеракций отсутствует. Большинство современных исследователей предпочитают рассматривать диалог государства и гражданское общества, как нечто целостное, лишенное свойственной ему внутренней дифференциации на типологически однородные, но в то же время отличающиеся друг от друга коммуникативные группы. Для целенаправленного управления коммуникативными процессами в сфере интеракции государства и гражданского общества крайне необходимо понимание наличия различных диалогических типов. Для того чтобы ликвидировать данный объективно существующий пробел автор публикации применяет инновационную для политической науки методологию в виде кластерного подхода для вычленения семи типологических рядов диалога государства и гражданского общества. Таким образом, можно сделать вывод, что габитус диалога государства и гражданского общества представляет собой широкое кластерное образование, включающее в себя целый ряд нормативных видов (типов), подвидов (разновидностей) и смешанных диалогов, располагающихся в континууме публичной политики между ее двумя крайними полюсами: конфронтации и партнерства. Практическая значимость кластерной типологии диалога государства и гражданского общества достаточно велика. Она применима к сравнительному дискурсивному анализу, связям с общественностью, политическому менеджменту, управлению социокоммуникативными процессами, прикладной конфликтологии и так далее.

Ключевые слова: государство, гражданское общество, диалог, кластерный подход, коммуникация, интеракция, конфликт, делиберация, переговоры, кооперация

Abstract.

The subject of this research is the typology of dialogue between the state and civil society in the area of public policy. There is no similar classification of dialogical interactions within the modern political science. The majority of modern researchers prefer to review the dialogue between state and civil society as something integral, deprived of the inherent to it internal differentiation into typologically homogeneous, but at the same time distinct from each other groups. For the target management of communicative processes in the sphere of interaction between the state and civil society, it is extremely necessary to understand the presence of various dialogical types. In order to eliminate this objectively existing gap, the author applies an innovative to the political science methodology in form of cluster approach for extraction of the seven typological ranks of the dialogue between the state and civil society. Thus, the conclusion is made that the habitus of such dialogue represents an extensive cluster formation, which includes an entire number of normative types, subtypes (varieties), and mixed dialogues located in the continuum of public policy between two of its extremes: confrontation and partnership. Practical importance of the cluster typology of the dialogue between the state and civil society can be implemented in comparative discursive analysis, public relations, political management, applied conflictology, management of socio-communicative processes, and other fields and disciplines.

Keywords:

deliberation, conflict, interaction, communication, cluster approach, dialogue, civil society, state, negotiation, cooperation

Диалог государства и гражданского общества, являясь одной из разновидностей политического диалога, в то же время представляет собой общественный, или социальный, в широком смысле, диалог. В диалог государства и гражданского общества вовлечены не только институциональные субъекты, акторы или агенты политической коммуникации (государство, политические партии, политические лидеры, профессиональные политтехнологи, лоббисты и т.д.), но и рядовые граждане, формальные и неформальные общественные объединения «третьего сектора». Напрямую не связанные с политикой как сферой борьбы за власть, они играют все более возрастающую роль в сфере публичной политики. Отсутствие полноценного диалога государства и гражданского общества, эффективных механизмов обратной связи делают власть ригидной, инертной, костной, далеко не всегда способной к своевременному реагированию на импульсы, сигналы и запросы, исходящие от рядовых граждан, социальных институтов и организаций гражданского общества [1],[2],[3],[4],[5] .

К сожалению, в современной российской науке (точно так же, как и в зарубежной), отсутствует сколько-нибудь приемлемая классификация диалогических интеракций государства (власти) и гражданского общества. Не смотря на то, что в реальной политической практике существует достаточно большое количество различающихся между собой диалогических типов или видов диалога, изучение модельного ряда диалога между государством и гражданским обществом фактически отсутствует. Поэтому цель данной статьи состоит в заполнении данной объективно существующей лакуны на основе кластерного подхода к классификации диалогических дискурсов государства и гражданского общества. Ранее автор публикации уже обращался к кластерной методологии [6], однако в данной статье впервые предпринята системная классификация диалогических интеракций государства и гражданского общества на основе кластеризации и дифференциации этих дискурсов.

Кластер (англ. «cluster» – «скопление») – это объединение нескольких однородных или схожих элементов, которое может рассматриваться как самостоятельная единица, обладающая определенными заданными свойствами. Понятие «кластер» относится к числу многофункциональных с точки зрения возможностей его применения. Этот концепт широко применяется в различных научных дисциплинах. В том числе, в технических, в естественных науках и с социально-гуманитарных науках. Главное предназначение кластерного подхода (кластеризации диалога) состоит в агрегации множества однотипных и в то же время отличных друг от друга диалогов в группы или, точнее, кластеры диалога.

Между этими горизонтально расположенными кластерами диалога существуют глубокие различия (по целям, стратегиям, модусам диалогических интеракций и т.д.), но внутри кластеров объединены, хотя и отличные друг от друга, но, в то же время, типологически близкие группы и виды (подвиды) диалогических дискурсов. В предлагаемом нами кластерном подходе к классификации диалогических дискурсов государства и гражданского общества мы отчасти опираемся на подход к диалогу, предложенный канадским философом и логиком Д. Уолтона, который отмечал, что «в политическом дискурсе… используются элементы нескольких типов диалога – критической дискуссии, переговоров, обсуждения, диалога, направленного на получение информации, спора» [7, c. 131],[8],[9],[10].

Уолтоновская теория диалогических типов обладает высокой эвристичностью. Дополненная внеаргументативным подходом к типологии диалога, она положена нами в обоснование демаркации основных кластеров диалога государства и гражданского общества, конструируемых в континууме публичной политики между ее двумя полюсами: конфликта (конкуренции) и партнерства (кооперации). На основании данного методологического подхода, предложенного на основе типологии аргументативных диалогов Д. Уолтлном, мы вычленяем из общего массива диалогических дискурсов семь основных кластеров диалога государства и гражданского общества. Данную кластерную классификацию мы для большей простоты восприятия свели в таблицу, размещенную ниже.

Таблица 1. Кластерная типология диалога государства и гражданского общества.

Кластер диалога

Подвиды диалога

Цель акторов диалога

Назначение и смысл диалога

1

Партнерство или диалог-унисон (диалог-согласие)

Кооперация, общение с единомышленниками, союзниками, сторонниками, заинтересованными лицами, симметричный PR-диалог

Интеграция социума. Демонстрация лояльности. Укрепление сложившихся взаимоотношений или установление сотрудничества. Формирование и поддержание положительного имиджа.

Получение преференций,

сохранение статус-кво, достижение единства и стабильности. Укрепление доверия и легитимности.

2

Информационно-поисковый диалог

Встречи с общественностью, экспертами, пресс-конференции, брифинги, интервью, презентации. «Электронная» демократия: порталы и сайты органов власти. Интерактивная (опосредованная электронными СМИ) коммуникация власти и общества.

Запрос, получение или предоставление информации

Обмен информацией, взглядами, позициями, мнениями, получение новых знаний

3

Исследовате

льский диалог

Проведение общественных экспертиз и консультаций. Социологические исследования, фокус-группы. Политический консалтинг. Аналитические центры и «фабрики мысли».

Нахождение и проверка доказательств.

Подтверждение или опровержение существующих мнений, точек зрения и рабочих гипотез.

4

Делибератив

ный или совещатель

ный

диалог

Публичные (общественные) и парламентские слушания, всенародные обсуждения, «мозговые штурмы», совещания. Интернет-форумы, социальные сети. ТОСы, собрания собственников жилья, сходы граждан. Коллективные обращения и петиции в органы власти. Лоббирование интересов. Референдумы.

Согласование общих целей, действий, методов и определение наиболее приемлемого решения проблемы.

Координация действий власти и организаций гражданского общества.

Дискурсивный выбор наилучшего способа действий для реализации социально значимых интересов. Легитимация принимаемых решений. Достижение общественного консенсуса.

5.

Переговор

ный диалог

Переговоры, консультации, «круглые» столы, создание комиссий с участием заинтересованных сторон.

Получение необходимого результата на основе учета интересов различных субъектов публичной политики.

Достижение согласия или компромисса.

Перевод конфликта в сферу мирного разрешения существующих противоречий.

6

Персуазив

ный или убеждающий диалог

Столкновение мнений, соперничество и конкуренция. Дебаты, дискуссии, полемика, диспуты, споры. Встречи и общение с избирателями. Асимметричные PR-коммуникации субъект-объектного типа.

Критика, убеждение и переубеждение. «Мягкое» воздействие на общественное мнение и общественное сознание.

Разяснение своей позиции. Консолидация и завоевание

сторонников. Стремление ослабить или подорвать аргументы политических конкурентов.

7

Эристический диалог

Борьба и противоборство мнений, конфронтация и конфликт. Публичные ссоры, склоки, распри, скандалы и обоюдные обвинения. «Черный» PR. Информационная война и манипулятивные парадиалогические технологии. Митинги, шествия, забастовки, пикетирования, акции протеста и гражданского неповиновения.

Критика, разоблачение, компромат. Подрыв репутации политических противников. Дискредитация и делегитимизация оппонентов. Монополизация публичной политики и публичной сферы.

Утверждение собственной точки зрения. Дезориентация сторонников оппонента. Стремление к победе, удержанию или завоеванию власти.

В кластерной констелляции модусов диалога государства и гражданского общества, особенно в условиях публичной политики современной России, как и в ее исторической ретроспективе, согласие и единство, точно так же как конфликты и распри, всегда играли и, по всей вероятности, еще достаточно долго будут играть очень существенную роль. Диалог-унисон в общении высших лиц государства со своими сторонниками строится не на политических аргументах, а на социально-психологических, экономических и прагматических аспектах коммуникации власти и социума. В том числе, как на доверии, так и на конформизме, мимикрии, подобострастии, страхе, угодничестве, патернализме и на других сервильных взаимоотношениях власти и подданных, государства и общества. Поэтому сводить диалог государства и гражданского общества исключительно к аргументативным разновидностям дискурса, как это сделал Д. Уолтон, было бы ошибкой. Точно так же как и к исключительно одним кооперативным или же конфликтным форматам интеракций.

Аргументация, воздействуя на разум и сознание, играет огромную роль с точки зрения теории рационального выбора. Но не менее важны прагматический, социально-психологический, а так же внерациональный и даже иррациональный субстраты диалогической коммуникации. Без их учета кластерный реаертуар диалога государства и гражданского общества был бы скуден и неполноценен.

В реальной публичной политике все семь нормативных диалогических кластеров (типов диалога) в «чистом виде» встречаются достаточно редко. Обычно один тип диалог или какой-то его конкретный подтип накладывается на другой или может переходить из одного кластера в другой. Так, к примеру, публичные политические дебаты – это такой смешанный диалог, где одновременно присутствуют, смешиваясь друг с другом, элементы двух кластеров диалога: персуазивного и делиберативного. Цель дебатов, особенно публичных дебатов, заключается в том, чтобы субъекты диалога, рассматривая различные способы решения проблемы, влияли не только друг на друга, но еще и на публику, наблюдающую за процессом этого смешанного публичного диалога.

В процессе политической коммуникации достаточно часто происходит наложение одного типа диалога на другой. Такой переход Д. Уолтон называет «диалектическим сдвигом» (dialectical shifts) или же диалектическим переходом [9, р. 137-140]. К примеру, переговоры нередко переходят в персуазивный диалог, а затем и в конфликтный диалог эристического типа, во взаимные обвинения и ссору как разновидности (подтипы) эристики. Или, наоборот, диалогическое взаимодействие в процессе конфликта может способствовать диалектическому сдвигу эристического дискурса первоначально в сторону консультаций (к исследовательскому диалогу), а затем может привести к институционализации делиберативного диалога. В результате между конфликтующими сторонами устанавливается дискурсивный режим взаимодействия на основе взаимопонимания, сотрудничества и партнерства.

Диалектические переходы от одного нормативного типа диалога к другому, которые ухудшают отношения, Д. Уолтон считает заблуждениями, связанными с неправильным и ошибочным использованием аргументов и риторики в процессе диалогического общения, и называет их неправомерными диалектическими сдвигами. Это происходит тогда, когда субъект коммуникации, совершает коммуникативную ошибку и переводит дискурс из рамок одного нормативного типа диалога, в который стороны вступили первоначально, в плоскость иного нормативного диалога. Так, к примеру, Г.А. Зюганов в процессе масс-медийного журналистского интервью нередко трансформирует публичный диалог с журналистом, «переводя интервью в жанр дискуссии». При этом лидер КПРФ «способен переходить к прямым обвинениям и угрозам, резкой критике власти», используя в отношении своих идеологических и политических оппонентов стратегию их дискредитации в глазах общества [11, с.113]. Переход от конфликта к переговорам, делибератии и т.д., то есть уход от конфликтного взаимодействия – это, по Д. Уолтону, правомерный диалектический сдвиг, ведущий к взаимопониманию и сотрудничеству.

Таким образом, можно сказать, что габитус диалога государства и гражданского общества представляет собой широкое кластерное образование, включающее в себя целый ряд нормативных видов (типов), подвидов (разновидностей) и смешанных диалогов, располагающихся в континууме публичной политики между ее двумя крайними полюсами: конфронтации и партнерства. Знание кластерной типологии диалога государства и гражданского общества самым тесным образом связаны с политической практикой, политическим менеджментом и умением управлять институциональными политическими коммуникациями, прежде всего в сфере PR-технологий [12],[13],[14],[15]. Умение уходить от диалога конфликтного типа к персуазивному кластеру диалогических интеракций, а затем к переговорам и обсуждению – это прямой путь к конструктивному, партнерскому кластеру диалога, общественному согласию и политической стабильности между социумом и властью [16],[17] .

Библиография
1.
Зайцев А.В. Делиберативная демократия в контексте диалога государства и гражданского общества // Политика и общество. 2013. № 10. С. 1231-1236.
2.
Зайцев А.В. Публичная сфера как поле диалога государства и гражданского общества // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2013. Т. 19. № 1. С. 203-206.
3.
Зайцев А.В. Диалог в институциональной среде взаимодействия государства и гражданского общества: опыт ЕС и современная Россия // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2012. Т. 18. № 2. С. 188-191.
4.
Зайцев А.В. Гражданский диалог в ЕС и Евразийский интеграционный проект: сравнительно-дискурсивный анализ // Мировая политика. 2012. № 1. С. 130-148.
5.
Зайцев А.В. Делиберативная демократия, диалог и их место в констелляции дискурса публичной политики // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. 2013. Т. 27. № 15(158). С. 147-153.
6.
Зайцев А.В. Диалог государства и гражданского общества: кластерный подход // Политика, государство и право. 2014. № 3(27). С. 5.
7.
Климов И.А. Выписки из книги Д. Уолтона «Аргументы ad hominem» // Социальная реальность. Фонд «Общественное мнение». 2006. № 10. С. 122-139. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://socreal.fom.ru/ english/?link=ARTICLE&aid=230
8.
Walton D. Commitment, types of dialogue, and fallacies // Informal Logic. 1993. Vol. XIV. № 2-3. Р. 93-104.
9.
Walton D. Types of Dialogue, Dialectical Shifts and Fallacies // Argumentation Illuminated. F. H. van Eemeren wt al. (eds.). Amsterdam. SICSAT. 1992. Р. 133-147.
10.
Walton D. Commitment in Dialogue / D. Walton, Е. Krabbe. Albany: State University of New York Press. 1995. 235 р.
11.
Копцева В.А. Жанр интервью в политическом дискурсе Г.А. Зюганова. // Политическая лингвистика. 2015. № 3(53). С. 107-113.
12.
Зайцев А.В. Диалогическая модель связей с общественностью: возникновение, состояние, перспективы // Ars Administrandi. 2013. № 3. С. 5-23.
13.
Зайцев А.В. Диалогическая модель связей с общественностью Дж. Грюнига и современность // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2013. Т. 19. № 3. С. 84-88.
14.
Зайцев А.В. Диалогическая модель связей с общественностью: М. Кент и М. Тейлор // Современные научные исследования и инновации. 2013. № 7(27). С. 22.
15.
Зайцев А.В. Политический PR и диалогическая модель связей с общественностью Р. Пирсона // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 7(23). С. 10.
16.
Зайцев А.В. К вопросу об институционализации диалога государства и гражданского общества в социально-политическом дискурсе современной России // Общество: политика, экономика, право. 2011. № 3. С. 11-22.
17.
Зайцев А.В. Институционализация публичных дебатов во Франции и институционализация диалога государства и гражданского общества в публичной политике современной России: сравнительный анализ // Социодинамика. 2014. № 5. С. 1-41.
References (transliterated)
1.
Zaitsev A.V. Deliberativnaya demokratiya v kontekste dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva // Politika i obshchestvo. 2013. № 10. S. 1231-1236.
2.
Zaitsev A.V. Publichnaya sfera kak pole dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.A. Nekrasova. 2013. T. 19. № 1. S. 203-206.
3.
Zaitsev A.V. Dialog v institutsional'noi srede vzaimodeistviya gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva: opyt ES i sovremennaya Rossiya // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.A. Nekrasova. 2012. T. 18. № 2. S. 188-191.
4.
Zaitsev A.V. Grazhdanskii dialog v ES i Evraziiskii integratsionnyi proekt: sravnitel'no-diskursivnyi analiz // Mirovaya politika. 2012. № 1. S. 130-148.
5.
Zaitsev A.V. Deliberativnaya demokratiya, dialog i ikh mesto v konstellyatsii diskursa publichnoi politiki // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya. Politologiya. 2013. T. 27. № 15(158). S. 147-153.
6.
Zaitsev A.V. Dialog gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva: klasternyi podkhod // Politika, gosudarstvo i pravo. 2014. № 3(27). S. 5.
7.
Klimov I.A. Vypiski iz knigi D. Uoltona «Argumenty ad hominem» // Sotsial'naya real'nost'. Fond «Obshchestvennoe mnenie». 2006. № 10. S. 122-139. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://socreal.fom.ru/ english/?link=ARTICLE&aid=230
8.
Walton D. Commitment, types of dialogue, and fallacies // Informal Logic. 1993. Vol. XIV. № 2-3. R. 93-104.
9.
Walton D. Types of Dialogue, Dialectical Shifts and Fallacies // Argumentation Illuminated. F. H. van Eemeren wt al. (eds.). Amsterdam. SICSAT. 1992. R. 133-147.
10.
Walton D. Commitment in Dialogue / D. Walton, E. Krabbe. Albany: State University of New York Press. 1995. 235 r.
11.
Koptseva V.A. Zhanr interv'yu v politicheskom diskurse G.A. Zyuganova. // Politicheskaya lingvistika. 2015. № 3(53). S. 107-113.
12.
Zaitsev A.V. Dialogicheskaya model' svyazei s obshchestvennost'yu: vozniknovenie, sostoyanie, perspektivy // Ars Administrandi. 2013. № 3. S. 5-23.
13.
Zaitsev A.V. Dialogicheskaya model' svyazei s obshchestvennost'yu Dzh. Gryuniga i sovremennost' // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.A. Nekrasova. 2013. T. 19. № 3. S. 84-88.
14.
Zaitsev A.V. Dialogicheskaya model' svyazei s obshchestvennost'yu: M. Kent i M. Teilor // Sovremennye nauchnye issledovaniya i innovatsii. 2013. № 7(27). S. 22.
15.
Zaitsev A.V. Politicheskii PR i dialogicheskaya model' svyazei s obshchestvennost'yu R. Pirsona // Gumanitarnye nauchnye issledovaniya. 2013. № 7(23). S. 10.
16.
Zaitsev A.V. K voprosu ob institutsionalizatsii dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva v sotsial'no-politicheskom diskurse sovremennoi Rossii // Obshchestvo: politika, ekonomika, pravo. 2011. № 3. S. 11-22.
17.
Zaitsev A.V. Institutsionalizatsiya publichnykh debatov vo Frantsii i institutsionalizatsiya dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva v publichnoi politike sovremennoi Rossii: sravnitel'nyi analiz // Sotsiodinamika. 2014. № 5. S. 1-41.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"