Статья 'Теоретические основы атрибутивной концепции социального государства' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Теоретические основы атрибутивной концепции социального государства

Грязнова Елена Владимировна

доктор философских наук

заведующий кафедрой философии и теологии, профессор, Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина

603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 1

Gryaznova Elena Vladimirovna

Doctor of Philosophy

Professor of the department of Philosophy and Theology at Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University

603005, Russia, g. Nizhnii Novgorod, ul. Ul'yanova, 1

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Зеленов Лев Александрович

доктор философских наук

профессор

603950, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ильинская, 65

Zelenov Lev Aleksandrovich

Doctor of Philosophy

Professor, the department of History, Philosophy, and Psychology, Nizhny Novgorod University of Architecture and Civil Engineering

603950, Russia, Nizhny Novgorod, Ilyinskaya Street 65

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Владимиров Александр Анатольевич

доктор философских наук

заведующий, ФГБОУ ВО "Волжский государственный университет водного транспорта"

603950, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Нестерова, 5

Vladimirov Aleksandr Anatol'evich

Doctor of Philosophy

Professor, the department of Sociology and Social Legal Disciplines, Volga State Academy of Water Transport

603950, Russia, Nizhny Novgorod, Nesterova Street 5

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Треушников Илья Анатольевич

доктор философских наук

заведующий кафедрой, доцент, Нижегородская академия МВД России, НА МВД России

603009, Россия, г. Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3

Treushnikov Il'ya Anatol'evich

Doctor of Philosophy

Docent, the department of Philosophy, Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia

603009, Russia, Nizhny Novgorod, Ankudinovskoe Shosse 3

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2017.5.20908

Дата направления статьи в редакцию:

30-10-2016


Дата публикации:

04-06-2017


Аннотация.

Предметом исследования являются теоретические основы построения атрибутивной концепции социального государства. Объект исследование - социальное государство. Особое внимание авторы уделяют таким вопросам как проблема генезиса социального государства, определение сущности и целей социального государства, выявление основных функций социального государства, анализ модификаций социального государства. В статье исследование теоретических основ построения атрибутивной концепции социального государства сопровождается анализом исторических примеров развития данного феномена и разбором современных актуальных проблем, подтверждающих выдвигаемые теоретические положения. Основным методом исследования является диалектический метод и принципы диалектики: принцип системности, принцип сферности, принцип функциональности, принцип деятельности, принцип атрибутивности и т.д. Результатом проведенного исследования является разработка основных концептов и положений атрибутивной концепции социального государства: социальность, генезис, сущность, функции, основы типологии. Разработанные теоретические основания концепции социального государства необходимы для изучения таких проблем как государство,общество и человек, социальные функции государства, государственное социальное управление, что и станет предметом дальнейшего исследования.

Ключевые слова: социальное государство, атрибутивная концепция, генезис государства, сущность государства, функции государства, модификации государства, сферы общественной жизни, социальное управление, типология собственности, гражданское общество

Abstract.

The subject of this research is the theoretical grounds of establishment of the attributive concept of welfare state, while the object is the welfare state. Special attention is given to such questions, as the problem of genesis of the welfare state, identification of the essence, goals, and key functions, and analysis of modifications of the welfare state. The study of theoretical grounds of establishment of the attributive concept of welfare state is accompanied by the analysis of historical examples of the evolution of such phenomenon and discussion of the current relevant issues that confirm the proposed theoretical positions. The result of this work consists in formulation of the key positions of the attributive concept of welfare state: sociality, genesis, essence, functions, and basis of typology. The developed theoretical grounds of the concept of welfare state are necessary for examination of such questions, as the state, society and people, state’s social functions, state social management, which comprises the subject of further research.

Keywords:

civil society, typology of ownership, social management, spheres of social life, modification of state, functions of state, essence of state, genesis of state, attributive concept, welfare state

В предыдущей статье (журнал «Социодинамика») мы разработали методологические принципы исследования социального государства, являющиеся методологической основой построения его атрибутивной концепции. В данной статье будут изложены и обоснованы теоретические основы построения данной концепции.

Как известно, носителем всех атрибутов является субстрат как локально организованная субстанция. Это если использовать терминологию Б. Спинозы. В нашем случае носителем атрибута «социальное» (и других признаков) является государство . В связи с этим естественно возникает необходимость исследовать и представить этот субстрат – государство. Это тем более важно, что его атрибуты определяются качествами субстрата, качествами государства как исторического образования социума. Следовательно, необходимо исследовать: а) социальные причины происхождения государства; б) его социальную сущность и социальную цель; в) базовые и социальные функции государства и г) социальные модификации государства в его историческом существовании.

Эти выделенные аспекты и составят разделы данной статьи.

1.1. Происхождение социального государства

Существует множество точек зрения относительно причин возникновения государства как особого социального института в системе управленческой сферы общества. Значит: существовала объективная потребность в возникновении государства, реальная способность общества создать государство, складывающаяся в связи с этим управленческая деятельность государства и соответствующие государственные отношения, и этот процесс завершился становлением института государства как интегрального сферного образования.

Сегодня существует множество концепций происхождения государства (теологическая, договорная, насильственная, расовая, организационная, географическая и пр.). Все различные концепции «происхождения» государства не столько объясняли причины происхождения, сколько истолковывали само существование государства. Например, широко представленная теологическая концепция не объясняет, почему Богу надо было создавать государство, а просто истолковывает его существование как Божественное, производное от Бога, а потому священное и неприкосновенное. Это же, как нам известно, и в отношении частной собственности, семьи и т.д. Но государства, частная собственность, семья и другие социальные образования на протяжении истории неоднократно разрушались, преобразовывались, деформировались несмотря на их «святость» и «неприкосновенность». Государство, как и частная собственность, – это не социальная константа, поэтому они и изменяются не только в виде модификации, но и в виде качественной смены, качественной, родовой утраты. А вот такие константы социального характера как медицина, социализация, наука, искусство, управление, сознание человека, общение членов общества, язык и речь, деятельность людей – не изменяются в родовом (качественном) отношении, а лишь исторически модифицируются , меняют свой вид, форму, свойства. Скажем, трудовая деятельность человека – константа, сохраняющая все родовые признаки, хотя «работает» общественное разделение труда на профессии, специальности, специализации от 50тысяч до 5млн. модусов.

Точно также можно сказать о концепции насильственного происхождения государства, например, Е. Дюринга: он объяснял насильственную природу государства, а не причину завоевания одним племенем другого племени с его государственным подчинением. Надо организовывать жизнь людей? Да! Но почему в форме государства? А не в форме «строительного отряда», «военной дружины», «народного вече», «конфедерации», «акционерной компании», «колхоза», «бригады грузчиков» и т.д. и т.п. Нет, нужно было именно государство с насилием, единым правом, налогами, общей территорией. Действовали не божественные, завоевательные, организационные, половые, семейные и прочие факторы, а другие причины, другие потребности. Ссылками на необходимость управления здесь не обойтись, ибо управление существует и в общественной форме (самоуправление, самоорганизация), и в семье, и в трудовом коллективе. Давайте учтем методологическую идею В.И. Ленина о существовании сущности 1 порядка, 2 порядка и т.д.(«Философские тетради»). Подобный процесс можно осуществить и при анализе причин происхождения государства: причина 1 порядка, причина 2 порядка и т.д. Это не концепция «множества факторов», как у прагматистов, а монистическая концепция. Только она исходит из иерархии, соподчинения причин.

Причина 1 порядка. Существование классов , социальная поляризация общества на богатых и бедных, господ и слуг. Исторически поляризация менялась: рабовладельцы и рабы, феодалы и крепостные, капиталисты и пролетарии. Сегодня в целом можно говорить о полярности работодателей и наемных работниках. Работодателями (бизнесменами, предпринимателями) являются частные собственники средств производства, а наемными работниками все группы населения страны (рабочие, крестьяне, интеллигенция, чиновники). Очень важно учитывать, что число частных собственников, работодателей, не наемных работников всегда небольшое, ограниченное. Следовательно, абсолютное большинство населения всегда может подчинить себе меньшинство собственников. Т. Гоббс хорошо анализирует это «естественное» состояние первобытного общества и формулирует свой афоризм: «Человек человеку волк». Он заменяет противостояние классов противостоянием индивидов . Это глубокая методологическая ошибка в духе социального эгоизма, индивидуализма, что вполне в соответствии с буржуазной идеологией и психологией. Это и приводит ко второму афоризму Т. Гоббса в его «Левиафане»: «Война всех против всех», т.е. не война бедных против богатых, а всех индивидов против всех индивидов! Но это не естественное состояние общества, а искусственное, утопическое, придуманное, хотя бы потому, что кроме враждебности люди испытывают и тяготение друг к другу, объединяются в сообщества, группируются и т.д. Данный аспект социальных отношений людей можно представить следующим образом:

Что общего природа нам дала?

Мы - стадо диких, необузданных животных,

Шипами острыми покрытые тела,

Чтоб защищаться от себе подобных.

Но если холодом повеяла беда,

Друг к другу жмемся и пытаемся согреться.

И раздираем до крови, тела,

Нам никуда от этого не деться.

Закон таков и он для всех един:

Коль хочешь выжить, на себя надейся.

Живи среди людей, но знай, что ты - один.

Теплом своей души и грейся.

Е.В. Грязнова

По Т. Гоббсу такая война всех против всех при условии, когда не только физическая сила, но и хитрость помогала одержать победу, вызывала страх не только у сильных, но и у слабых, т.е. у всех перед всеми.

Так и «рождается» мысль учредить «третью силу» – власть, государство, которое бы сдерживало и слабых и сильных. Но здесь опять буржуазная хитрость Т. Гоббса: государство нужно для защиты бедных от богатых и богатых от бедных! То есть классовая сущность государства исчезает. Потом мы встретим все эти слова и аргументы в пользу «общенародного государства» от Лассаля до Хрущева и серии социал-демократов (Фараон защищал и бедных и богатых египтян, Александр I защищал и дворян и крестьян от Наполеона, Елизавета П защищает и бизнесменов и рабочих Англии…). «Люди всегда будут жертвами социального обмана, если они не научатся видеть за словами классовый интерес того или иного класса» – предупреждал В.И. Ленин. А К. Маркс даже заметил для непонимающих, что «для того, чтобы быть идеологом мелких лавочников, вовсе не обязательно самому быть мелким лавочником».

Государство как институт и возникает для защиты состояния, позиций экономически господствующих классов от возмущения и сопротивления обездоленных, бедных, неимущих классов общества. Господствующий класс в системе государства становится не только экономически, но и политически господствующим классом. Выстраивается цепочка:

«Экономическое господство – Политическое господство – Правовое господство». Это три первых шага доминирования , а дальше и религия, и мораль, и искусство, и наука, и образование и т.д. – все сферы социума . Это мы видим в современной России. Современное российское государство открыто заявляет о своей поддержке и защите интересов малого, среднего и крупного бизнеса и предпринимателей, а не интересов рабочих и крестьян или интеллигенции. Бюджетникам (учителям, преподавателям, врачам, культработникам) обещают помощь к 2018-2020 году. А вот комитет при Президенте по защите прав предпринимателей во главе с Б. Титовым создается срочно в 2012 году. Такой бы комитет создать по защите крестьян в нашей стране и Земли-кормилицы. Нет, нам надо бегом вступать в ВТО, которая окончательно ликвидирует сельское хозяйство в России, но не нефте- и газодобычу!

Государство возникает вместе с классами, защищаетинтересы господствующего класса и отомрет вместе с отмиранием классов. Это очевидно.

Причина 2 порядка: возникновение частной собственности. Это более глубокая причина, ибо именно она является основанием возникновения классов. Тысячи лет человеческое общество существовало без частной собственности. Собственность как объективное отношение присвоения и отчуждения, прежде всего, средств производства существовала как племенная, родовая, т.е. как собственность социальных общностей , поэтому она и была общественной. Даже семейная собственность внутри рода или племени возникает значительно позднее, но раньше, чем частная собственность и раньше, чем индивидуальная (личная) собственность.

С самого начала следует сказать, что частная собственность – это собственность, основанная на эксплуатации наемного труда. Ее не надо отождествлять с личной собственностью на предметы потребления (зубная щетка, автомобиль, костюм), атакже насредства производства (топор, швейная машинка), когда их использование осуществляется без применения наемного труда, т.е. как индивидуальная собственность. Частная собственность может быть и индивидуальной, и коллективной (по субъекту), но это не главное для ее характеристики. Главное – эксплуатация наемного труда. Именно эти два признака вызывали резкое критическое отношение к частной собственности (а не к индивидуальной) со стороны передовых людей каждой эпохи: Т. Кампанелла, Т. Мор, Ж.-Ж. Руссо, А.Н. Радищев, Ш. Фурье и т.д. Феодальные и буржуазные государства и ненавидели их за критику частной собственности, прежде всего. Наивный Ш. Фурье всю жизнь напрасно ждал у себя в кабинете с 9 до 18 часов филантропических денег со стороны частных собственников для построения социалистических фаланг.

Передовые люди общества всегда выступали против: 1) наемного труда работников (не говоря уж о подневольном труде рабов и крепостных), ибо это унижение человеческого достоинства, это антигуманное отношение к человеку какравному по природе, по естественному праву, и 2) против эксплуатации как хищническому отношению к творческому потенциалу (физическомуи духовному) человека. И наемность и эксплуатация противоречат принципам гуманизма, принципам равенства и справедливости, принципам демократии, которые лицемерно провозглашаются господствующими классами. «Свобода, равенство, братство» – лозунги буржуазной революции, а не отмена частной собственности, наемности и эксплуатации. Свобода граждан и стала ограничиваться рамками частной собственности, превращаясь в свободу грабить, эксплуатировать, нанимать. Поэтому и буржуазный класс сталсолидарен с феодальным классом в утверждении «священной и неприкосновенной» частной собственности. Здесь у них расхождений нет: пусть акционерная, региональная, государственная, муниципальная, кооперативная и т.д., но частная собственность!

В сознании рабов, крепостных, пролетариев – частная – это модус собственности (нечто преходящее), а в сознании рабовладельцев, феодалов и капиталистов частная – это атрибут собственности (нечто вечное, святое). Даже в этой элементарной «раскладке» мы видим эксплуататорскую сущностьчастной собственности, как основы эксплуататорских классов и государства .

В связи с выше сказанным приходится и говорить о специальной проблеме – типологии собственности, поскольку в литературе и в нормативных государственных документах эта проблема обходится стороной. Все уже привыкли к дурной бесконечности перечня видов, типов и форм собственности: частная, общественная, личная, индивидуальная, муниципальная, государственная, региональная, акционерная, коллективная, кооперативная, общенародная, смешанная и т.д. Не будем говорить о неопределенности глаголов «владеть», «пользоваться», «распоряжаться», которые входят в юридическое определение собственности. Не будем говорить об отсутствии экономического (объективного) понимания собственности как основания отношения к ней как правовой. Не будем говорить об отсутствии типологии объектов собственности, потому что все спешат остановиться на «средствах производства» (убирая из их состава «материальные условия производства»), забывая продукты производства, рабочую силу, ценные бумаги, интеллектуальные новации и пр.

Рассмотрим основания типологии собственности.

Во-первых, по основанию субъектов собственности можно выделить только два ее типа: коллективную и индивидуальную. Например, государственная, общественная, кооперативная, муниципальная, региональная и т.п. – это коллективные типы собственности. А личная, «индивидуально-трудовая» – это индивидуальные типы собственности. А где же «частная»?! А она – модус коллективной и индивидуальной, а не атрибут собственности и возникает она на втором типологическом основании – характер труда.

Во-вторых, по основанию характера труда можно выделить два типа собственности: основанную на личном труде собственника и основанную на наемном труде работников. И коллективная, и индивидуальная собственность может быть и той и другой, т.е. мы получаем 4 типа собственности: коллективная на личном труде, коллективная на наемном труда, индивидуальная на личном труде, индивидуальная на наемном труде. Два вида из 4-х – это и есть частная собственность, потому что она основана на наемном труде. Как показал в своих работах академик Чаянов, наши кулаки даже скрывали факт наемности , делая батрака как бы «членом семьи». Это проявляется в байской психологии «новых» феодалов в Средней Азии, да и наши «новые русские» бизнесмены грешат этим же: это не наемный дворник, шофер, врач, гувернер, охранник, ветеринар, истопник, повар и пр. – а «дальний» родственник. Но нельзя никакими ухищрениями скрыть факт наемности 100 или 1000 работников на бизнес-предприятии, в фирме, ЗАО, на заводе, на шахте и т.д. К. Маркс давным-давно в середине XIX века, в 3 томе «Капитала» отразил это обстоятельство как тенденцию движения к социализму, к партнерским отношениям, а не к наемности, когда он писал об акционерных обществах как о зачатках социализма, о возможности перехода от капиталистических предприятий с наемным трудом к социалистическим предприятиям товарищеского типа («ассоциация свободных производителей» – Ф. Энгельс, «Анти-Дюринг») через акционерные компании. Конечно, в акционерных компаниях и рабочие, и менеджеры, и бухгалтера являются наемными работниками, но они же и владельцы акций: от 5 до 100, но не более 10%. Контрольный пакет акций в руках собственника, хозяина. Но ведь все акционеры получают положенный по закону (справедливость и равенство!) дивиденд, процент – 8 рублей 50 копеек на 1 акцию в Газпроме в 2012 году!! 10 акций – 85 рублей, 100 акций – 850 рублей, а миллионы рублей и долларов в карман собственника. Равенство?! А чтобы государственная власть молчала – ей тоже акции на 2-3 млн. рублей или долларов по закону . Замолчат и профсоюзы, и полиция, и прокуроры, и «правозащитники», и губернаторы, и мэры, и все другие чиновники: государство защищает собственников (в том числе и рабочих как держателей акций!). Иллюзорная картина «маслом» отработана давно и учеными – лакеями и продажными журналистами и художниками. Давайте вспомним великих экономистов Фридмана, Кейса, Гелбрайта, разработавших по заказу бизнесменов изощренные приемы эксплуатации все тех же наемных работников с микро-акциями в кармане. Вот, например, маркетинг – гениальное изобретение Гелбрайта: эксплуатировать работников на производстве сложно, трудно, запретно (профсоюзы! ограниченный рабочий день! предельная интенсификация труда!), но никто не запрещает эксплуатировать людей в системе потребления , когда человек становится покупателем . Так развивается реклама, имидж, брэндинг, кредиты, ипотеки, залоги и прочие механизмы сбыта , продажи, навязывания товаров и услуг. Не удивительно, что 70% цены товаров и услуг – это плата за их рекламу, а не стоимость или себестоимость. Конечно, маркетологи, рекламщики, менеджеры и прочие чиновники – это не создатели продукции, а «двигатели» ее от производителя к потребителю, но за это «движение» они получают огромные деньги, больше, чем создатель, инженер, рабочий. Армия чиновников не только в государственных органах, но и в сфере сервиса кормится из кармана частных собственников. Разве государство не призвано их защищать?!

Логика проста: государства не будет, если не будет класса собственников, а этого класса не будет, если не будет частной собственности. Это азбука буржуазного государства. Но чтобы эту «азбуку» не усвоили наемные работники (народ) идеологи собственников и придумали многочисленные средства искажения сущности государства: а) религиозное освящение государственной власти (посмотрите как это делается в России со стороны ислама и РПЦ), б) облачение власти в «профессиональные мундиры» с атрибутикой, ритуалами, парадами, гимнами, присягами, клятвами и пр., в) идеологическое воспевание благотворительных действий государства и собственников , г) восхваление по видимости «общенациональных акций», строительство железной дороги, моста через пролив, газопровода, юбилея Победы или 100-летия первой мировой войны , (не Отечественной, как 1812 или 1941 гг.) и пр. Иллюзии создаются! Кажимость торжествует! Профсоюзы молчат!

В-третьих, основанием типологизации собственности является и характер распределения полученных на ее основе материальных благ (дохода, прибыли). Такое распределение диалектически тоже поляризуется на справедливое и несправедливое. Распределительные отношения – тоже экономические, поэтому их вполне можно учитывать при выделении типов собственности. Тогда выделенные выше 4 типа собственности увеличиваются двукратно, и мы получаем 8 базовых типов собственности:

1. Коллективная + личный труд + справедливое распределение.

2. Коллективная + личный труд + несправедливое распределение.

3. Коллективная + наемный труд + справедливое распределение.

4. Коллективная + наемный труд + несправедливое распределение

5. Индивидуальная + личный труд + справедливое распределение

6. Индивидуальная + личный труд + несправедливое распределение.

7. Индивидуальная + наемный труд + справедливое распределение.

8. Индивидуальная + наемный труд + несправедливое распределение.

Все позитивные признаки представлены в 1 типе, а все негативные признаки в 8 типе. Это и есть главная социальная поляризация общества на протяжении истории на левых и правых . Полезно заметить, что «крот истории» работает и в современном западном, капиталистическом мире мы видим постепенный переход от индивидуальной к коллективной собственности, от наемного труда к личному труду собственника в делах фирмы, от несправедливого распределения к справедливому, в том числе и через всю систему социальной помощи, бесплатных услуг, повышения пенсии и пр.

Печально, что «новое» российское государство ориентируется не на 1, 2, 3 и даже 4 (а это было при советской власти!), а на 8 или 7 типы собственности, подтверждая свою классовую сущность.

Господствующие классы трепетно охраняет иллюзию «священной и неприкосновенной» частной собственности и иллюзию «священной и неприкосновенной» власти государя (царя, императора). Л. Фейхтвангер в романе «Мария Стюарт» хорошо показал многолетние колебания Елизаветы относительно возможности казни заточенной в тюрьму шотландской королевы Марии. Елизавета боялась показать народу, что королей тоже можно казнить. Огромные усилия понадобились теоретикам договорного, не божественного происхождения государственной власти, в частности, Т. Гоббсу, чтобы сделать вывод: если государь не выполняет волю народа, избравшего его, то народ имеет право устранить такого государя. «Се право мщенное народа на плаху возвело царя», – воскликнет в оде «Вольность» А.Н. Радищев. Именно в это время французский народ казнил неугодных ему короля и королеву 14 июля 1789 года. А наши «псевдодемократы», монархисты, либералы, консерваторы по-прежнему плачут и негодуют по поводу расстрела царской семьи в 1918 году: народ не имел права!?

Если вспомнить все рассуждения специалистов в области философии права, от Цицерона, Локка, Гоббса, Фихте до Чичерина, Михайловского, Трубецких, то общим местом у них является утверждение первенства естественного права перед позитивным правом, «народного права» перед «государственным правом». Естественное право – «право от рождения» – это вся система этических норм, которые выступают в двух формах: моральных и нравственных. Моральные нормы основаны на менталитете народа, на традициях и обычаях как нормы поведения, на страже которых стоит общественное мнение, внешний контролер поведения людей. Нравственные нормы основаны на личностных позициях граждан на их совести. Совесть – это внутренний контролер поведения людей. В итоге получается, что поведение любого гражданина в обществе определяется соблюдением трех типов норм: правовых, моральных и нравственных.

Правовые нормы – это нормы долженствования, обязательные для исполнения, на страже которых стоит государство со всей системой судебной власти.

Моральные нормы – это нормы регламентации, рекомендованные для исполнения, на страже которых стоит народ, общественное мнение.

Нравственные нормы – это нормы мотивации, личностно избираемые самим человеком, на страже которых стоит совесть самой личности.

Между этими нормами могут быть отношения гармонии и отношения рассогласования. Их специальный анализ дан в ряде работ [1-2].

Важно, что нормы естественного «права» доминируют по отношению к нормам позитивного права. Более того, позитивное право, а значит и государство нужны только тогда, когда страдает, ограничено, не выполняется естественное право, о чем в свое время заявил еще И. Фихте. Следовательно, с возрастанием роли, веса, значения, зрелости естественного права, «народного права», морали и нравственности отпадет необходимость в существовании государства и позитивного права. Это далекая перспектива, но она реализуется через совершенствование естественного права, становление гражданского общества, развитие системы самоуправления, даже через совершенствование самого «правового государства», преодолевающего как беспредел охлократии, так и деспотизм автократии.

Таким образом, социальное государство проходит закономерно весь путь развития как феномен культуры и цивилизации, как основа человеческого общества, где социальность должна «созреть», достичь определенного уровня цивилизованных отношений людей.

1.2. Сущность и цель социального государства

Согласно диалектической методологии потребность является конечной причиной всех социальных изменений, движений, деятельностей. Почему? Потому что потребность – это противоречие между необходимым и фактическим состоянием социальной системы (личности, общества). Это противоречие фиксируется как проблемная ситуация, поэтому внешне потребность и выглядит как проблема. В целом проблема – это диалектическое единство знания и незнания. Примеры соотношения этих категорий подробно описаны в одной из наших работ [3]. В знании отражается факт несоответствия фактического (наличного) состояния необходимому, реального должному. В незнании отражается неосведомленность субъекта о путях, способах, средствах достижения соответствия фактического необходимому. Фактическое – это наличное бытие, объективно, онтологически данное состояние. Необходимое – это должное состояние, представление о котором может быть как рациональным, так и иррациональным (интуитивным). Рациональное представление формируется на основе знания о сущности, содержании, качестве, признаках, возможности и т.д., того, что должно быть. Общим понятием для этого должного состояния может стать понятие меры , как системы родовых качеств должного явления, как системы констант явления. В иррациональном, интуитивном виде эта мера выступает как идеал – интегральное представление о должном (как прекрасном – эстетический идеал, как добром – этический идеал, как истинном – научный идеал, как законном – правовой идеал, как справедливом – политический идеал и т. д. по шкале ценностей). Идеал нельзя выразить понятийно, он существует как представление, как образ, размытый в системе сознания человека (идеальная поэзия, идеальный муж, идеальное государство, идеальный учитель и пр.). Его нельзя указать в реальности, ибо тогда он уже не идеал, а реальное явление.

Потребность как отражение проблемной ситуации – это объективное рассогласование необходимого и фактического состояния, т.е. противоречие, поэтому она (как всякое противоречие) и является побудительной силой, «пусковым механизмом», стартером движения, деятельности. По отношению к начальному этапу деятельности потребность как проблема превращается в цель деятельности как прогнозируемый результат деятельности:

«Проблема – Потребность – Цель – Результат»

Какая же проблема определила потребность в создании государства и цель его создания? При этом как проблема, так и потребность являются объективными , а цель субъективна, осознана, что и определяет целесообразный характер любой человеческой деятельности (целеполагание в начале). Этот факт важно учитывать, потому что он поможет понять расхождения между потребностью и целью, а, в конечном счете – между потребностью и результатом. Это расхождение мы анализировали на примере соотношения объективной потребности и субъективного спроса (маркетологи не понимают этого различия). Потребность не всегда адекватно отражается в спросе, поэтому и существует 4 варианта отношения:

Есть потребность – есть спрос = адекватное единство.

Нет потребности – нет спроса = адекватное единство.

Есть потребность – нет спроса = неразвитый спрос, неосознанная потребность.

Нет потребности – есть спрос = престижное потребление.

Необходимо учитывать это обстоятельство при исследовании потребности в государстве и цели его создания с различными вариантами субъективных намерений, планов, проектов, интересов (разные регламентации и мотивации на основе ложно понятой детерминации) у Платона и Солона, Хамураппи и Эхнатона, Кромвеля и Людовика XV, Екатерины II и Вашингтона, Ленина и Горбачева.

Социальная потребность в возникновении государства коренится в социальной природе человека как общественном или политическом, по Аристотелю, «животном». Люди и возникают и живут в общении . Общение – это одно из родовых качеств человека наряду с сознанием, языком и деятельностью. Мера человеческого рода и представлена системой четырех названных родовых сущностных качеств: сознания, языка, общения, деятельности. Все остальное сенситивно, преходяще, не константно. Напомним, что константы – это качества, функции, инвариантные относительно пространственных (страны, этносы, нации) и временных (эпохи, формации, периода) изменений. Мы имеем в виду не биопсихические качества человеческого субстрата, а его социальные качества, которые существуют только в общении, в коллективном образе жизни, в системе социальных общностей. Анализ меры человека сделан нами в ряде работ [4-6].

Общение требует согласования действий, поведения со стороны разных индивидов и социальных общностей (социальных субъектов). При этом приходится учитывать, что все индивиды обладают не только общими, сходными признаками, но и различными, специфическими даже на биопсихическом уровне (походка, тембр голоса, отпечаток пальца, почерк, индивидуальный код для расшифровки нервных процессов мозга и пр.). Если общие, сходные, гомогенные качества определяют тяготение людей друг к другу, единство, консенсус или, в крайнем случае, компромисс, то различные, противоречивые качества рождают конфликты, противостояния, рознь, вражду, конфронтацию. Так появляются конструктивные и деструктивные отношения в системе общения. Т. Гоббс в «Левиафане» рассматривает только деструктивные отношения, враждебные, забывая о дружественных, конструктивных, коренящихся в социальной природе человека, в его социальных константах. У Гоббса вражда толкает людей к объединению и созданию государства как органа насилия над негативными индивидами, но ведь именно единство, сходство, общность является объединяющей силой, и именно она приводит к возникновению государства. Тогда становится понятной и двоякая природа насилия , без которого нет государства: насилие кого и насилие над кем. Социальная поляризация общества и объясняет это, ибо общество раскалывается на тех, кому нужно насилие и на тех, над кем это насилие осуществляется. Диалектическая полярность существует и как причина детерминирует возникновение государства. Только эта полярность первоначально появляется не между собственниками и несобственниками (ибо еще нет собственности), не между господами и подчиненными (ибо нет еще государственной власти), не между эксплуататорами и эксплуатируемыми (ибо никто еще не дал право эксплуатировать), а между имущими и неимущими , богатыми и бедными . Здесь первоначально и играют важную роль биологические, физические, телесные, умственные различия людей, определяющие возможность одним производить больше, лучше, быстрее, надежнее. Об этом и писал Ф. Энгельс в «Происхождении семьи, частной собственности и государства», а K. Маркс в «Немецкой идеологии». Срабатывал принцип оптимальной деятельности, принцип мини -макс , сформулированный академиком Т. Котарбинским в его работе «Трактат о хорошей работе» [7]: максимальный результат при минимальных затратах. Эта «встреча» двух экстремальных значений (максимум и минимум) и определяется как оптимум . Сам Т. Котарбинский не анализировал состав и содержание «затрат», которые нельзя сводить только к средствам, ибо в составе любой деятельности все компоненты, кроме результата являются затратными : субъект, объект, средства, процесс, условия, система, среда. Анализ этой проблемы дан нами в ряде работ. Здесь достаточно сказать, что физически и умственно более эффективные люди создавали максимальные результаты и становились более имущими или богатыми по сравнению с другими. Возникали имущие индивиды, богатые семьи. Вполне понятно, что число таких людей и семей было небольшое, если учитывать жесткие условия жизни и выживания в первобытном обществе. Большинство членов рода или племени в силу их количества вполне могли отобрать результаты труда у имущих и поделить между собой, в том числе и в силу действия принципа равенства и примитивной справедливости, братства или родственных связей. Сказания всех народов планеты донесли до нас известную притчу о «богатом» и «бедном» братьях, которые стали враждовать между собой. Произошло первичное отчуждение от людей их родственных связей: вещи, имущество уничтожили родственные узы.

Конечно, возникло не только враждебное отношение неимущих к имущим, но и дружественное отношение имущих друг к другу и неимущих друг к другу. Социальная поляризация усиливалась. Имущая часть населения стала создавать «особые отряды вооруженных людей», не совпадающие со всем населением: дружины, группы, отряды. Из кого они формировались? Из неимущих, из бедных, которые за мзду стали служить богатым, имущим. Сопротивление остальных неимущих нарастало, дружины стабилизировались, увеличивались, ритуально оформлялись обычаями, потом обрядами, затем традициями и превращались в первичные государственные органы. Во главе их становились вожди, старейшины и культовые люди (жрецы, знахари, шаманы). Произошел первый исторический акт: экономически имущие стали политически господствующими. Это политическое господство первоначально основывалось на обычаях, обрядах и традициях, т.е. на естественном праве, на общественном мнении, на моральной поддержке. Но этого было недостаточно, поэтому возникает позитивное , утвержденное, государственное право , обращенное от имени имущих и теперь господствующих к неимущим и подчиненным. Мораль многолика, а право едино, одно для всех!

И это второй исторический акт: политически господствующие стали юридически господствующими. «Право есть возведенная в закон воля господствующего класса» (К. Маркс).

Отчуждение народа в обществе от всех видов власти по обозначенной выше логике:

Экономическое Политическое Правовое

А вслед за этим возникали на экономической, политической и правовой основе при всемерной поддержке государства и всех его органов отчуждение от образования, от искусства, от науки, от умственного труда, от спорта, от природы, от отдыха, от жилья, от работы и т.д. Сущность коммунизма в связи с этим К. Маркс и выразил очень просто: преодоление всех видов отчуждения от человека, «обратное отвоевание человека» у мира вещей и мира власти.

Итак, единая универсальная цель создания государства, отражающая адекватно социальную потребность в возникновении государства – это организация гармоничного сообщества людей, совместного проживания и совместной деятельности людей в системе общества.

Но эта единая цель в условиях существования различных по имуществу, а поэтому разных по интересам людей, порождала многопорядковые сущности самого государства. По крайней мере, можно выделить три исторических уровня сущностей государства.

Сущность 1 порядка : государство как орган наведения, установления порядка (согласия, консенсуса, единства) в отношениях между людьми. Это вполне согласуется с социально-коллективистской природой человека. Но реализация этой сущности столкнулась с существованием враждебных групп населения, основанных на имущественном неравенстве (богатые и бедные).

Сущность 2 порядка: государство как орган подчинения неимущих имущим, бедных богатым. Если нельзя установить добровольное согласие и единство, то порядок можно установить методом подчинения одной части населения другой при содействии органов и орудий власти.

Сущность 3 порядка: государство как орган насилия имущих, ставших собственниками над неимущими, ставшими обездоленными. Если не удается навести порядок добровольным согласием и принудительным правовым подчинением, то государство имущих, собственников и господ наводит порядок методом насилия. Вот почему и нужны армия, полиция и милиция, суды и тюрьмы и пр. Орудия власти, силовые «структуры». Не органы порядка и не органы подчинения, а орудия насилия, орудия силы , «силовые ведомства, министерства, структуры», как их сегодня называют «псевдодемократы» в России.

Начинали с порядка в «государстве с гуманным лицом» (Горбачев М.С.). Не получилось. Прибегли к подчинению при помощи права и насилия. Так мы быстро прошагали три исторических этапа становления истинной буржуазной сущности государства в России. Народ стал понимать это и начал выходить на улицы. К чему это приведет? «Социальными» заплатами российское буржуазное государство пытается скрыть насильственные «дыры» в капиталистическом «Тришкином кафтане» государства. Надолго ли?! Юристы, журналисты, «единороссы», «дипломированные лакеи поповщины», монархисты и консерваторы, либералы и бизнесмены пытаются оболванить народное сознание, «зомбировать» население. Не получится, потому что народная мудрость бескорыстна и конструктивна, эвристична и деятельна. Пора бы издать «Энциклопедию народного опыта» с конкретным анализом мудрых народных деяний в России: «деревенских стабилизационных фондов», «музеев истории русских деревень», «художественных промыслов», произведений «народного дизайна», «бурановских бабушек», гениальных школьников и студентов, «народных физкультурников», целителей, конструкторов, выдающихся педагогов и т.д. – всех тех, кто бескорыстно, без расчета на вознаграждение, добровольно, ненормированно трудится во имя Родины.

1.3. Функции социального государства

В соответствии с принципом деятельности и принципом функциональности государство осуществляет деятельность, котораяконкретизируется в функциях государства. Динамично государство существует ввиде государственной деятельности, в которой реализуются его цель и его многопорядковые сущности.

В функциях государства конкретизируются цели и сущности его деятельности. Обычно выделяют внутренние и внешние функции государства, жестко противопоставляя их друг другу. При этом забывают о методологическом принципезависимости внешнего от внутреннего: внешней деятельности государства от внутренней, внешней политики от внутренней. Еще Клаузевиц говорил, что «война есть продолжение политики иными, насильственными способами». Нельзя забывать и о том, что термин «политика» не следует связывать только с собственно политическими целями и действиями, хотя государство – это, безусловно, политический и прежде всего политический институт общества, а не экономический, педагогический, научный, культурный и т.д. А политику В.И.Ленин определял как «отношение классов, партий и государств в их борьбе за власть », а власть – это специфика и цель государства: власть для порядка, подчинения или насилия. Сущность самой власти и заключается во внесении организации (методами упорядочения, подчинения или насилия) в ту систему, общность, которые сами не могут такую организацию установить. Если нет лада внутри, то его надо внести извне: отсюда «в-ладеть», «в-ладыка», «в-ласть».

Но здесь и возникает экстраполяция политики как властной деятельности на все функции и все деятельности государства, поэтому мы и привыкли говорить: культурная политика, экономическая политика, техническая политика, демографическая политика, международная политика, социальная политика и т.д. Сколько таких «политик»? Столько же, сколько деятельностей и функций у госудрства, потому что любая сфера деятельности нуждается в упорядочении, в организации, в планировании, в контроле… в управлении, если нет самоуправления !

Таким образом, все внутренние «политики» государства отражаются в его внешних «политиках», а значит и все деятельности, и все функции.

Сначала о деятельностях государства.

Используя понятие «политика» в смысле «деятельность», можно сказать, что у государства столько деятельностей, сколько политик. Можно сказать лишь, что понятие политики более узкое, чем понятие деятельности. Скажем, можно говорить об экономической политике государства, но не о политике производства или потребления, об экологической политике, но не о политике восстановления и совершенствования природы, об информационной политике, но не о политике передачи и приема информации и т.п. Понятие деятельности более широкое, поэтому мы и говорим о каждой функции как о деятельности, но не как о «политике»: производство, распределение, обмен, потребление – функциональные экономические деятельности, а не политики: передача, прием, хранение, переработка информации – это функциональные информационные деятельности, а не политики...

Итак, если мы найдем деятельности государства, то мы найдем и его функции:двигаться надо от общего к частному, от деятельностей к функциям.

Управленческая деятельность . Мы надеемся, что не надо доказывать о важности управленческой деятельности для государства. Оно и возникает для осуществления этой деятельности в целях наведения порядка, установления подчинения и осуществления насилия. Но доказывать приходится в связи с тем, что либералы (и не только они) постоянно отказывают государству в необходимости реализации управленческой деятельности в экономике (рынок и конкуренция спасут), экологии («зеленые» все сделают), образовании (да здравствует педагогика «свободного» воспитания), науке (талант – дело исключительное), искусстве (художники себя прокормят), спорте (это дорога к здоровью), управлении (никакой идеологии! абсолютная свобода). Да и земля отдана в частную собственность, и в ЖКХ действуют частники и ТСЖ, и армия становится контрактной, и поликлиники платные, и вузы платные, и аэропорты в частных руках и пр. и пр. Государство российское постепенно передает бразды управления всеми сферами общества в руки частников . Редко кто сегодня спрашивает вместе с Ю. Назаровым: зачем тогда государство? Это король Лир, раздавший все свои деятельности и функции не народу (универсальный субъект общества), а частникам (бизнесменам), потому что само государство – частно-капиталистическое, буржуазное: «два сапога – пара». Никто же не спрашивает у государства, почему оно не отдает государственную, а по Конституции СССР – общенародную собственность тому, кто естественно и законно должен ей владеть, распоряжаться, использовать – народу . Юристы всех уровней и мастей молчат: от местных до Конституционного суда.

Анализ приватизации государственной собственности в 1992 году, показывает абсолютную несправедливость, незаконность и антинародность ее осуществления.

Во-первых, по словам самого А.Б. Чубайса и его «приватизаторов», было учтено только 25% собственности государства.

Во-вторых, по словам самого Чубайса А.Б., вместо 10 тыс. рублей на ваучер, надо было выдать 275 тысяч. Обманули народ на 265 тыс. рублей. Как не смеяться по телевизору президенту Ельцину Б.Н. в октябре 1992 г., когда он спрашивал телезрителей «что это за мохнатый ваучер?» и в то же время «радовал» зрителей возможностью купить на 1 ваучер 2 автомобиля. Купили?

В-третьих, вместо двух способов приватизации (передача и продажа) отечественные «приватизаторы» пошли только по одному пути – продажа.

В-четвертых, вместо возможности даже продажи (мы уж не говорим о передаче) в ее двух вариантах: в пользование (аренда) и в собственность, наши «приватизаторы» пошли только по одному пути – продажа в собственность (мы не будем учитывать частичные исключения).

В-пятых, несмотря на попытку 1 депутата из Приморского края поставить вопрос на обсуждение и на голосование: кому продавать ? Депутаты отклонили эту идею. А ведь субъектов приватизации много: 6 видов – 3 типа отечественных (индивид, собственный трудовой коллектив, чужой трудовой коллектив) и 3 типа иностранных (индивид, родственный трудовой коллектив, гетерогенный коллектив – фирма, акционерная компания и пр.).

Сегодня президент говорит о дальнейшей приватизации госсобственности иностранным инвесторам, собственникам, предпринимателям! Почему? Потому что отечественные не хотят и не могут… Тогда не надо и продавать, но государству нужны деньги, а налогов и дохода от продажи нефти и газа маловато! Давайте развивать промышленность ! Бизнесмены не хотят. А государство? А государство не должно управлять экономикой. А чем же? Сбором налогов – фискальное государство!

Если экономика – основа жизни и детальности государства, то именно государство должно управлять экономической сферой, а не малый, средний, крупный бизнес, предприниматели и иностранные инвесторы. Стыдно доказывать это по отношению к России, потому что за рубежом все это есть: не дурацкая, примитивно понятая по Е. Гайдару «рыночная экономика» (купи-продай!), а государственно-регулируемая, управляемая экономика.

Итак, управление экономической сферой – обязанность государства, ибо экономика – основа его жизненности, не частник и не иностранный инвестор должны владеть, распоряжаться и пользоваться экономическим потенциалом страны. Югославы в 50-ые года XX века поспешили, введя «рабочее управление» предприятиями, «рабочие советы» на заводах и верфях. Управление требует культуры (знаний, умений), но трудящиеся исторически отчужденные от культуры вообще, от управленческой культуры в частности, пока не готовы взять управление в свои руки: нужны профессионалы, специалисты, мобилизовать которых призвано государство. Вспомним дискуссию о профсоюзах в 20-е годы XX века в нашей стране. Троцкий ратовал за «огосударствление» профсоюзов, превращение их в органы государственной власти. Очень «революционная» идея. Но, как показал В.И. Ленин, в безграмотной стране, в которой только начинается «культурная революция» в системе управления находится 5,6% членов профсоюзов, а остальные 94,4% – учатся управлять ! Отсюда понятен лозунг: профсоюзы – школа управления .

Если теперь рассмотреть функции управленческой деятельности, которые должны стать государственными функциями, то их всего 5: планирование, организация, руководство, контроль и регулирование. Они определяются сущностью управления – приведение одной системы в состояние, задаваемое программой другой системы.

Планирование (программирование, проектирование) решает задачу разработки программы деятельности управляемого субъекта. Управляемым субъектом является народ, трудящаяся часть населения страны, граждане, которые подчиняются государству , а не бизнесу или иностранному инвестору. Да и программа деятельности – это программа страны, государства, а не предприятия, ОАО, ЗАО и тд. Кому как не государству заниматься планированием!

K тому же, в руках государства научные и управленческие кадры, государственные институты управления и т.п. Правда, когда после приватизации у государства останется 5-7% собственности страны, то управлять будет нечем ! Разговоры и у нас и за рубежом идут о процентах госсобственности: 50-70%. А почему не 90%, да еще базовых отраслей, да еще всех природных ресурсов, да еще земли, да еще транспорта, энергетики, науки, медицины, образования и т.п. Появятся объекты появится и потребность планирования у государства.

Давным-давно эту проблему специально обсуждал Ф. Энгельс в «Анти-Дюринге» (раздел «Социализм»), показывая и доказывая, что крупное индустриальное производство требует управления, планирования и это прекрасно понимают капиталисты, поэтому в рамках отдельного предприятия существует строгое, жесткое планирование , а в масштабах общества – анархия, рождающая закономерные кризисы. Почему? Потому что частная собственность. Общественная собственность создает возможности общенационального планирования !

Организация – это вторая функция управления, состоящая в создании субъектом управления системы , которая будет выполнять программу. Характер управления определяет двуобращенность системы: на субъекта управления и на объект управления. Это значит, что деятельность субъекта управления должна быть тоже организована, то есть построена в соответствии с учетом 8 компонентов деятельности, о которых говорилось в главе 1. Разумеется, деятельность объекта управления (исполнителя) тоже должна быть организована в систему с 8 компонентами деятельности. В теории менеджмента проблема организации, управления персоналом специально рассматриваются по отношению к отдельному предприятию, фирме, компании, супермаркету и т.д. Но организовывать надо деятельность всего общества, всех предприятий! Кто может это сделать? Только государство.

Руководство – третья функция управления, начинающая действовать после того, как создана программа и система деятельности, тогда, когда объект управления начал действовать. Теперь надо направлять деятельность объекта управления в русло программы, т.е. принимать «управленческие решения».

Руководят, как известно, менеджеры или топ-менеджеры от имени собственника. Государство – это доверенное «лицо» собственника, каковым является народ . Следовательно, государство – это своеобразный супер-менеджер, верховный руководитель. В теории социального управления все это обязательно учитывалось. Напрасно поспешили мы вместе с Советской властью отдать (кому?) социальное управление в угоду примитивному, частичному менеджменту. Менеджмент – это вид хозяйственного (экономического, финансового, коммерческого) управления с целью увеличения прибыли. Ректор вуза, директор школы, главный врач больницы, государственный министр, губернатор, президент страны и т.п. – это не менеджеры, но все они – управленцы, руководители. В нашем случае общее руководство всей страной, всеми деятельностями общества должно осуществлять государство. Больше некому. Даже у Общественной палаты нет таких прав. А у Государственной думы, у Правительства страны, у судебных институтов, т.е. у всех 3-х ветвей государственной власти – такие права и обязанности имеются. Зрелого гражданского общества пока нет, самоуправление даже в законах называется «местным». Кто должен руководить страной? Зарубежный «дядя» может и хочет, но даже международные организации вроде ООН или Евросоюза не могут уничтожать суверенитет любого государства, хотя они и стремятся это иногда делать (Ливия, Греция, Афганистан, Сирия и др.).

Контроль – следующая функция управления, предполагающая обратную связь субъекта управления с объектом управления в форме учета, отчетности. Это нужно осуществлять регулярно и эффективно, чтобы деятельность объекта управления не отклонялась от цели – программы и была оптимальной. Опять-таки, кто может регулярно, массово, универсально, эффективно и законно осуществлять функцию контроля? Только государство и именно оно. Об этом мы вспомнили, когда начали бороться с коррупцией, когда создали антимонопольные подразделения власти, когда учредили комитет защиты предпринимателей и т.п. Скучно доказывать необходимость функции контроля у государства. Вот в теории менеджмента [8], например, контроль, обратная связь отрицаются , потому что контролером является хозяин , собственник , а не какой-то там менеджер, микро-управленец. И опять приходится повторять: если государство отдает собственность (заводы, земли, дороги, электростанции, шахты и пр.) в руки частников, то оно само превращается даже не в микро-менеджера, а в неправомочное юридическое лицо, а часто и просто в неправомочное физическое лицо (какой-то там министр или губернатор, или мэр, или ректор вуза и т.д. что-то пытается указать собственнику М. Прохорову или Р. Абрамовичу, или Иванову-Петрову-Сидорову!).

Регулирование – заключительная функция управления как реакция субъекта управления на результаты контроля: внесение корректив, изменений, поправок во всю систему управления деятельностью (уточнение программы, замена компонентов системы, ужесточение управленческих решений, повышение регулярности контроля и т.д.). Только государство может и должно осуществлять все операции регулирования деятельности, законодательства в стране. Если очень хочется «правозащитникам», то, конечно, с помощью, при поддержке, при консультациях и пр. с гражданами, с гражданским обществом. Но где оно гражданское общество? Только недавно, в 2001 году В.В. Путин называл 650 тысяч общественных объединений в России (экономических, образовательных, спортивных, культурных, медицинских и пр.), а в июле 2012 года власть назвала только 220 тысяч. Да и действуют ли они? Например, в Нижегородской области из более чем 5 тысяч реально работают только 450 общественных объединений.

Общим анализом функций управления мы облегчили себе задачу изложения роли этих функций (управленческих!) в их обращенности на все сферы общественной жизни. Остается лишь добавить, что 5 функций управления обращены на базовые деятельности со всеми их 8 компонентами и на базовые функции каждой сферы общества, а их 20 (25-5 функций управления = 20).

Теперь достаточно лишь показать необходимость управления всеми сферами общественной жизни. Об управлении управленческой сферой говорить не приходится специально, потому что это очевидно, да и само государство в лице президента и премьер-министра постоянно говорит о необходимости совершенствования политической системы в стране (избирательные кампании, политические партии, порядок на митингах, судебные органы и пр.).

Сферы общественной жизни как базовые и константные основаны на соответствующих им деятельностях, тоже базовых и константных. Чтобы не повторять логику доказательств (на основе принципа поляризации, принципа константности) мы лишь назовем их в парной полярности. Это важно сделать, так как эти сферы и является полями деятельности социального государства.

Сферы общественной жизни

Экономическая – Экологическая

Научная – Художественная

Педагогическая – Управленческая

Медицинская – Физкультурная

Каждая из этих сфер проанализирована до выявления в них объективных законов . Добавляемые иногда «досуговая», «семейная», «религиозная», «военная», «оборонная», «политическая» деятельности или сферы таковыми не являются, так как они или виды, или комплексы названных 8 константных сфер.

Социальная природа деятельности государства во всех названных сферах общественной жизни обусловлена, прежде всего, наличием в каждой сфере функционирующего человека как субъекта каждой деятельности. У этого человека (субъекта, труженика, трудящегося) есть потребности и способности, которые нуждаются в удовлетворении и развитии. Если этого удовлетворения и развития не будет, то не будет и деятельности, а значит и отношений и институтов сферы, т.е. не будет самой сферы общества: экономической или научной, педагогической или медицинской и т.д. Следовательно, перед государством стоит задача социального обеспечения субъектов деятельности. Напомним статью 7 Конституции РФ: «1. Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. 2. В РФ охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты».

В этой статье обозначены некоторые направления социальных функций государства: охрана труда, здоровья, МРОТ, поддержка семьи (материнства, отцовства и детства), инвалидов, пенсионеров – для обеспечения «достойной жизни и свободного развития человека». Конечно, здесь много неясностей: что означает «поддержка»? каков «минимальный» размер оплаты «труда»? почему «оплаты труда», а не «оплаты рабочей силы»? что такое «достойная жизнь»? «свободное развитие» каких качеств человека? что входит в «систему социальных служб»? каковы «гарантии социальной защиты»?

Настало время уточнения многих положений «социальной защиты»:

– «охрана труда» в какой форме: техника безопасности, или профессионального труда (водолаз, шахтер и пр.), обеспеченное место работы или труд по профессии, после окончания учебы или для любого человека и пр.;

– «охрана здоровья» в каком виде: платная или бесплатная, диагностика или профилактика, амбулаторное или больничное лечение, операции какого типа;

– «минимальный размер оплаты труда»: кто и как устанавливает, совместимость с оплатой жилья и стоимостью «потребительской корзины», кто обязан выдавать и кто компенсировать и пр.;

– «оплата труда», а почему не оплата стоимости рабочей силы, «человеческого капитала» (жилье, транспорт, одежда, обучение, отдых и пр.);

– «создание условий»: каких, когда, кем, для кого и пр.;

– «поддержка семьи»: что означает «поддержка», каких семей, в какой форме, квартиры будут предоставляться государством?

Не будем перечислять многие другие вопросы, которые требуют научного и правового решения, например, те же права человека, о которых все и постоянно твердят: право на жизнь, право на жительство, право на рождение, право на образование, право на лечение, право на перемещение, право на гражданство, право на культуру, право на питание, право на отдых и пр.

В конечном счете, важно, что государство как субъект управления обществом обязано осуществлять все 5 функций управления всеми сферами общественной жизни внутри страны и вне ее, во внутренней и во внешней политике. Разумеется, в союзе с другими субъектами общественной жизни, объединенными в институты гражданского общества.

1.4. Модификации государства

Государство как субстратное образование имеет не только атрибуты как свои постоянные, обязательные признаки, но и модусы как исторические вариации его атрибутов, как меняющиеся, альтернативные признаки. Скажем, как социальное образование государство может быть светским или религиозным (клерикальным); как территориальное образование государство может быть унитарным, федеративным и конфедеративным; по политическому режиму можно различать демократические, авторитарные и охлократические государства и т.д.

В связи с этим существуют различные типологии государств с выделением различных оснований: устройство, правление, режим, классовая природа, уровень развития, внешняя политика и т.д. Такие подразделения делали уже Платон и Аристотель и они практически остались до настоящего времени.

Классовые модификации.

Это основание типологии выражает классовую трактовку сущности государства и причин его происхождения. Данная трактовка впервые в развернутом и доказательном плане представлена в марксистском учении о государстве, и она связана с формационным рассмотрением истории человеческого общества. Такой подход вполне естественно не нравится апологетам эксплуататорской сущности государства, которая маскируется видимостями и кажимостями общенациональности, всенародности и т.п. Поэтому эти апологеты и подменяют формационный подход цивилизационным или культурологическим. Но даже они болтают о «среднем классе», в который должны превратиться и низшие и высшие классы общества. Значит, классы есть, продолжают существовать и даже вступают в противоборство.

А. Рабовладельческие государства существовали в разных странах (Египет, Греция, Рим) вплоть до середины XIX века (США). Даже смена рабовладельческой формации еще не отменяла рабства и существования рабов и рабовладельцев (плантаторов). Передовые классы общества (пролетарии и буржуазия) выступали против рабства из экономических и гуманистических соображений в США, и оно было отменено. Точно также в рабовладельческом Древнем Риме (Римской империи) рабство было заменено вассальной зависимостью крестьян от феодалов, собственников средств производства (крепостное право). Рабовладельческое государство – это орудие господства рабовладельцев (собственников) над рабами (неимущими). Это доказывается всей системой, так называемого, Римского права, которое охраняло рабовладельцев, пресекало возмущения и восстания рабов. Даже знаменитый Цицерон в своих речах и сочинениях, утверждая, что естественное право запрещает иметь рабов, закабалять граждан за долги («право нексум»), в то же время лицемерно оправдывал рабство по позитивному праву. Многочисленный «плебс» («средний класс» в римской империи) не выступал против рабства, а требовал только «хлеба и зрелищ», что и давали ему («социальная помощь»!) патриции, рабовладельцы. Несмотря на антигуманную природу рабства и многочисленные восстания рабов, рабство было отменено не рабами, а самими рабовладельцами, по тому что оно было экономически невыгодно. Рабы не были заинтересованы в труде, вкачестве продукции, в производительности труда, поэтому их стали превращать в крепостных, в полусвободных крестьян, требуя барщины и оброков в натуральной и денежной форме. На смену пришло феодальное государство.

Б. Феодальное государство тоже существовало практически в разных странах, а в России до 1861 года, когда Александр II – «освободитель» отменил крепостное право. Опять важно заметить, что крепостное право было отменено не крестьянами, несмотря на их возмущения и восстания, а помещиками, потому что крепостная зависимость, крепостной труд не обладали позитивными качествами и мешали развитию промышленности, производительности труда. Конечно, в этом были заинтресованы, прежде всего, капиталисты, купечество. Нам здесь важно подчеркнуть, что не только рабство, но и крепостное право были ликвидированы не усилиями рабов и крепостных, а интересами и действиями рабовладельцев и феодалов. В частности, и потому, что отмена рабства и крепостного права требовала правовых актов государства , а государство было или рабовладельческое, либо феодальное. Это только еще раз подтверждает концепцию классовой природы государства.

В. Буржуазное государство приходит на смену феодальному. Знаменательно, что такие государства, прежде всего, в Европе стали становиться после политических революций, в частности, после Великой Французской революции 1789 года. Реальное становление буржуазии и пролетариата происходило в условиях существования феодального государства, потому что экономическая основа капитализма и феодализма аналогична – частная собственность. Но общая логика становления формации требовала политического признания и правового утверждения буржуазии как класса, а эти задачи в руках государства, поэтому и понадобилась смена феодального государства буржуазным: диктатура феодалов сменилась диктатурой буржуазии. Установилась система универсальной продажности: «свободный рынок» труда, товаров, услуг, интеллекта, творчества, совести и т.д. Пролетарий также юридически прав, как капиталист: один волен покупать рабочую силу, другой ее продавать. Экономически они не равны, ибо капиталист может прожить без покупки такого «товара» как рабочая сила, но тогда он лишится статуса капиталиста, потому что средства производства, которыми он владеет, требуют живого труда, рабочей силы. Да и пролетарии не могут существовать без применения живого труда к труду овеществленному: два вида труда должны соединиться. На «рынке» встречаются два юридически равных субъекта: собственник рабочей силы и собственник средств производства. Где сталкиваются два равноправных субъекта, решение принадлежит силе (К. Маркс). А эта сила – государство, а оно стоит на защите частных собственников. Начинается историческая борьба двух классов, развернувшаяся в 19 веке (революции, восстания, компартии, Интернационал, Парижская комунна, марксистское движение). Конечно, можно было как рабам или крепостным ждать, когда капиталистическое государство отменит частную собственность и основанную на ней систему наемного труда и установления системы партнерских отношений в «ассоциации свободных производителей» (Ф. Энгельс) – в социалистическом обществе. Реформисты, оппортунисты, социал-демократы, ревизионисты всех мастей и пошли и идут по этому пути: реформы, подачки, «социальння политика» буржуазного государства. Это мы видим в Швеции, Франции, Норвегии, Финляндии, Германии, Испании, Греции, Италии и т.д. Социал-демократическим партиям в союзе с профсоюзами удается добиваться уступок со стороны буржуазного государства, которое оберегает основы капитализма и лицемерно и демагогически приукрашивает его хищнические щупальца.

В России большевики призвали народ сначала свергнуть буржуазно-помещичью власть, а затем приступить к строительству социалистического общества. С 1917 по 1991 гг. этот процесс строительства в сложных мировых условиях шел достаточно успешно, о чем с удовольствием вспоминают представители советского поколения. Были изъяны, ошибки, которые проанализированы в литературе, но стратегия была верная [9-10].

Г. Социалистическое государство возникает в результате политической победы рабочего класса в союзе с беднейшим крестьянством. Существование в период строительства социализма государства оказывается неизбежным, не только потому, что необходимо разрабатывать и реализовать действительно общенациональные программы, но и преодолевать сопротивление свергнутых эксплуататорских классов (потомков капиталистов, дворян, купечества, кулаков, буржуазной интеллегенции). О том, что они существуют и стремятся к власти (всегда !)русский народ убедился в 1989, 1991, 1993 годах, когда коммунисты реформисты во главе с Горбачевым М.С. отдали государственную власть представителям частно-собственнической психологии и идеологии во главе с Е. Гайдаром, А. Чубайсом, А.Н. Яковлевым и т.п. Сработал психологический фактор: «сталинские Гулаги», 1937 год, «железный занавес», «мои 6 соток огорода». Все остальное было сделано быстро: пустые магазины, разнузданные СМИ, формальный отказ от «всякой идеологии». Идеология была и остается с самого начала перестройки: идеология восхваления частной собственности и капитализма. Но эта идеология не для «масс», а для «нас», для власти, для собственников. На всякий случай (вдруг народ вернется к коммунистической идеологии!) в Конституцию РФ 1993 спешно записали пункт об «отсутствии какой-либо идеологии» в России. Но страна без единой идеологии – это «всадник без головы»: народ не знает какое общество строим, как называется наше государство, куда идем и пр. Даже профессор Ядов В.А., написавший докторскую диссертацию об идеологии как теоретическом, классовом сознании, великий социолог СССР и России – молчит.

Социальные цели и функции для социалистического государства были естественны и классово определяемы, поэтому забота о народе, о трудящихся (рабочие, крестьяне, интеллигенция) была не провозглашаема, реально гарантирована и исполнима: бесплатное предоставление жилья, бесплатное образование, здравоохранение, льготная система путевок, детсадов, лагерей отдыха, санаториев, транспортных услуг и пр. и пр. Нередко забывают, что были созданы фонды общественного потребления , в которые закладывались финансовые и материальные затраты вне бюджета, сверх бюджета и пр. А сегодня буржуазное российское государство для себя и для бизнесменов создает за рубежом (!) огромный стабилизационный фонд. Оно и спасает бизнесменов (1200 банков на грани краха), а не народ в период всеобщего финансового кризиса (2008 год). Государство-то буржуазное, а не народное (не демократическое).

Итак, человечество за свою классовую историю создавало 4 возможных типа государств по классовому признаку: рабовладельческое, феодальное, буржуазное и социалистическое. Какое государство сегодня создается (процесс не закончен!) в России? Анализ Конституции РФ 1993 года и главное деятельности единовластной партии «Единая Россия» в Государственной думе (а это Законодательный орган!) за период с 1991 года по 2012 год показывает, что в России создается буржуазное государство, государство защиты частных собственников (бизнесменов и предпринимателей), а не рабочих, крестьян и интеллигенции – не трудящихся. Оппозиционные партии (КПРФ, CP, ЛДПР) занимают половинчатые позиции, думая больше о местах в парламенте. Новые возможные партии (более 50) в своих заявлениях или легковесны, или не демократичны, или открыто буржуазны и либеральны. Иначе говоря, в ближайшие годы ждать классовых трансформаций российского государства не приходится: «единороссы» власти не отдадут!

Не исключается мирный процесс трансформации власти в пользу народа, когда народ поймет антигуманную, зловещую сущность частной собственности – этого идола буржуазного мира и на выборах проголосует за народных представителей. Каких? Разброд партий сегодня мешает народу определиться в своих социальных ориентациях: упертый Зюганов Г.А., добрый Миронов С.М., словоречивый Жириновский В.В. многообещающий М. Прохоров, такой умный Явлинский Г.А., а там еще какие-то новоявленные «лидеры».

Нужно прозрение народа, осознание себя субъектом общества, нужны позитивные гуманные программы, гуманная идеология, убедительный и верный лидер с надежной партией «ноосферного социализма», как пишет академик Субетто А.И. Долго ждать. Может наступить и революционный взрыв, когда «низы не хотят жить по-старому…».

Государственное устройство.

Территориальный атрибут государства исторически и политически может меняться, что отражается в формах государственного устройства.

Унитарное государство предстаявляет собой единое государственно не расчлененное образование, в котором действуют единые правовые нормы и единое политическое правление: монархическая Швеция или республиканская Франция. Необходимо учитывать, что различные этнические группы внутри унитарного государства могут в ходе развития предъявлять права на самостоятельность в пределах единого государства или даже за его пределами. Таково движение басков на севере Испании или фламандцев в Бельгии, тибетцев в Китайской Народной Республике или шотландцев в Великобритании. Правовое оформление таких движений приводит к формированию конфедераций или федераций, а также самостоятельных государств как это произошло с отделением от Грузинской республики Абхазии и Южной Осетии. Не будем забывать, что на планете существует более 6 тысяч этносов, которые исторически захотят стать суверенными государствами. Скажем, в Индии или Китае более 300 этнических групп, в России – около 150 и т.д. При позитивной оценке глобализации нельзя забывать и о двух противоположных процессах: альтер-глобализм и анти-глобализм. Если антиглобализм чаще всего приобретает вид национализма , противоположного глобализму , то альтер-глобализм – это скорее всего форма патриотизма единого с интернационализмом . Традиционная формула единства международного интернационализма и этнического патриотизма является диалектической моделью принципа «единства в многообразии». Но капитализм на стадии супер-империализма хочет только единства на основе подчинения одному полюсу власти – США, поэтому давно выявлена сущность глобализации как «Американизация» (Зиновьев A.А., Cyбетто А.И. и др.). На эту тему нами написана монография «Современная глобализация» состояние и перспективы» [11].

Концепция единого огосударствления человечества предполагает, так называемый, однополярный мир, игнорирующий различия и специфику народов планеты. Но народы мира не сдают своих позиций, ратуют за самостоятельность, выступают против «глобального» подчинения единой силе. Поэтому вместо однополярного мира сегодня на планете «несколько миров», несколько центров притяжения народов: США, Евросоюз, Китай, Россия. На наших глазах происходит постепенная, трудная интеграция Арабского мира. В ближайшие годы произойдет интеграция и объединенное выступление на мировой арене Латинской Америки. И, разумеется, через многочисленные этно-политические трудности и препятствия обязательно в перспективе в единстве выступит Африканский континент. В этом плане надо положительно оценить усилия ряда крупных стран планеты по созданию и развитию БРИКС (союз Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР).

Федеративное государство – это своеобразное политико-правовое объединение нескольких субъектов федерации, подчиняющх свой статус единому территориальному образованию с единой общей конституцией и едиными органами власти. В то же время данные субъекты обладают своими органами власти и полномочиями регионального значения. Такими федерациями являются ФРГ, СШA, Швейцария, Российская Федерация и др. Основная проблема таких государств – единство и разграничение федеральных и региональных (республиканских) органов власти, законов, бюджетов. В эту систему вклчаются и органы местного самоуправления и управления (губернаторские, городские, муниципальные).

Конфедеративные государства представляют собой объединения суверенных, самостоятельных государств в некое единое политическое образование, в котором отдельные государства передают часть своих полномочий единым конфедеративным органам власти, прежде всего, в области обороны и внешней политики (это США в конце 18 века, Швейцария и Германия середины 19 века).

Интерес представляют различные виды и формы межгосударственных союзов вроде Евросоюза, СНГ, ООН, НАТО, БРИКС и т.д. Такие союзы сохраняют полный суверенитет объединяющихся государств, они основаны на добровольных принципах, на пропорциональных финансовых вложениях. Нередко такие союзы являются подготовительными для образования конфедерации (например, Россия и Беларусь) и развитие их связано с преодолением национальных предубеждений, предрассудков или даже ментальных принципов (Россия и Украина).

Полезно для анализа различать таможенные, военные, транспортные, миграционные, финансовые, культурные и т.д. союзы, объединения, договора и пр. Человечество многолико, многомерно в самых разных отношениях, поэтому возможны и различные виды объединений, лишь бы это не ущемляло интересы сторон, не приводило к военным столкновениям, служило делу мира. В Казани даже создан специальный Институт культуры мира, возглавляемый профессором Э. Тагировым: народы надо учить жить в дружбе!

Государственное правление тоже предполагает различные формы и виды на основе монархии: абсолютной, парламентской, конституционной или республики: парламентской, президентской, смешанной. Мы не говорим о таких формах как тирания или деспотия, ибо это разновидности монархии и о тоталитарной (командной, фашистской) форме, ибо это характеристика политического автократического режима.

Особо следует сказать о таких модусах – состояниях государства как автократия, охлократия и демократия. Они могут характеризовать и монархию (Англия – демократическое государство), и республику (охлократия в России 90-х годов XX века).

Если демократию рассматривать как оптимальное состояние государства, то автократия и охлократия представляют крайности этого оптимума. В автократическом государстве пресекаются права личности, игнорируется общественное мнение и всё естественное право (мораль и нравственность). В охлократическом государстве (охлос с греч. – толпа) игнорируются правовые законы, юридические нормы, торжествует «правовой беспредел» и анархия демагогов, популистов криминального характера. Демократическое государство ограничивает, пресекает опасность автократии естественным правом, гражданским обществом и пресекает опасность охлократии, анархии позитивным правом, юридическими нормами. Хоть демократия с греческого переводится как власть народа, но фактически нигде, ни в одном «демократическом» государстве народ не находится у власти и не может находиться, потому что это государство , оно требует профессионалов-чиновников, администраторов. Народ же – это рабочие, крестьяне, интеллигенция (учителя, врачи, художники, библиотекари, ученые), все те, которые создают материальные и духовные ценности. В совокупном населении страны за вычетом народа остаются учащиеся, дети (преднарод) и пенсионеры (постнарод). Есть еще военные и чиновники, которые обслуживают или народ или антинарод и остаются паразитарные группы частных собственников и маргиналов (нищие, воры, бродяги, бомжи, проститутки), которые составляют незначительное меньшинство населения.

В демократическом государстве власть, т.е. чиновники-управленцы, призваны утихомиривать паразитарные группы и заботиться о народе при помощи чиновников и военных, опираясь на позитивное право (законы) и естественное право (гражданское общество). Все коллизии самого демократического государства надо искать в противоречиях между названными группами и двумя типами права. Все эти и иные проблемы снимаются, когда государство отмирает и на смену ему приходит народное самоуправление.

В одной из наших работ мы выявили критерии «Хрупкого государства» [11]. Рассмотрим возможность применения этих критериев к феномену социальное государство.

Понятие «недолговечного» или «хрупкого» государства характеризует уязвимые общества со специфическим акцентом на нарушении прав человека, горизонтальном неравенстве и социальном исключении или социальной эксклюзии, а также подчеркивает и другие связанные с ними аспекты государственной уязвимости. Вероятно, что социальное государство перестанет быть социальным, если будут обнаружены подобные качества.

Как показало, проведенное нами исследование, наиболее распространенными являются три критерия государственной недолговечности: отказ власти, отказ обслуживания и отказ законности. При этом отказ обслуживания может произойти из-за нехватки способности оказывать социальные услуги, так и по причине отсутствия желания поставлять услуги.

Отказ власти проявляется в случаях, когда государство не в состоянии защитить граждан от различных видов насилия. Например, в случае гражданской войны, когда государственная власть не распространяется на всю территорию страны. Когда осуществляется периодическое политическое или социальное насилие, вызывающее смертельные случаи и разрушения. Когда есть очень высокий уровень преступности, который государство не в состоянии снизить ни правоохранительной системой, ни системой правосудия. Данный можно использовать как один из показателей социальности любого государства.

Отказ обслуживания происходит тогда, когда государство не гарантирует всем гражданам доступ к основным социальным услугам - включая базовое образование, медицинское обслуживание, питьевую воду, транспортную и энергетическую инфраструктуру, не может предотвратить нищету. Как можно видеть, и этот критерий есть показатель социальности государства.

Отказ законности – это недостаток законности в государстве, проявляющийся: в отсутствии демократии (свободных, справедливых и регулярных выборов); опоре правительства на вооруженные силы; узурпации власти; подавлении оппозиции; контроле над СМИ; отлучении значительных групп населения от власти; отсутствии гражданских и политических прав, свободы слова, произвольных арестах и т.д. Несомненно, что отказ законности также является характеристикой социальности государства.

Подводя итог, можно сказать, что основной категорией атрибутивной концепцией социального государства является категория «социальное». Развитие концепции заключается, прежде всего, в разработке ее категориального аппарата. Проведенное исследование показало, что социальность как родовое качество и человека и общества является таковой и для государства как социального феномена. Социальность государства имеет свой генезис, свою историю, в ходе которой приобретает и свои модификации, функции, критерии. В рамках атрибутивной концепции социального государства представляется возможность исследования всех основных аспектов, законов и закономерностей развития социального государства, что и составит предмет нашего дальнейшего исследования.

Библиография
1.
Иванов А.Н. Методология правового социума / А.Н. Иванов. Н.Новгород: НПА, 2005. 150 с.
2.
Пищик А.М. Методология социального проеткирования устойчивого развития России в XXI веке / А.М, Пищик. Н. Новгород: ВВАГС, 2005. 205 с.
3.
Грязнова Е.В. Методы познания и категории философии науки // NB: Педагогика и просвещение. 2014. № 3. С.49-68.
4.
Зеленов Л.А. Мера человека / Л.А. Зеленов. Н.Новгород: ННГАСУ, 2009. 171 с.
5.
Зеленов Л.А. Социальные константы / Л.А. Зеленов. Н. Новгород: Новация, 2010. 155 с.
6.
Зеленов Л.А. Антропономия – интегральная наука о человеке / Л.А. Зеленов, А.А. Владимиров. Н. Новгород: Новация, 2011. 210 с.
7.
Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе / Т. Котарбинский. М.: ИЛ, 1970. 245 с.
8.
Бусыгин А. Эффективный менеджмент / А. Бусыгин. М.: Финпресс, 2000. 1056 с.
9.
Социализм: теория, практика, тенденции обновления в ХХI веке. Монография (по материалам Международной научно-практической конференции / Под ред. И.М. Братищева. М., 2016.
10.
Зеленов Л.А. Правда о коммунизме / Л.А. Зеленов. Н. Новгород: ННГАСУ, 2004. 160 c.
11.
Зеленов Л.А., Владимиров А.А., Степанов Е.И. Современная глобализация: Состояние и перспективы. М.: ЛЕНАНД, 2009. 304 с.
12.
Грязнова Е.В. «Хрупкое» государство: критерии определения // Политика и Общество. 2013. № 1. С. 57-65.
13.
Боярских А.В. Этапы становления теоретических концепций гражданского общества // Административное и муниципальное право. 2012. № 1. C. 12-19.
14.
Коряков А.Г. Роль государства в обеспечении устойчивого развития отраслей экономики // Национальная безопасность / nota bene. 2012. № 4. C. 4-12.
15.
Кравец И.А. Дуалистический монархический конституционализм как консервативный конституционный эксперимент в России // Право и политика. 2014. № 9. C. 1432-1458.
16.
Осейчук В.А. Об идеале и конституционно-правовом аспекте
модернизации российского государства // Право и политика. 2012. № 12. C. 1982-1989.
17.
Короева И.Д. Философия взаимодействия власти и народа // Политика и Общество. 2012. № 4. C. 18 - 24.
18.
Байматов П.Н. Разграничение полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами при реализации конституционного права граждан на социальное обеспечение: эволюция и современное состояние // Право и политика. 2013. № 12. C. 1618-1628. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.12.10326.
19.
Деметрадзе М.Р. Проблемы несоответствия социокультурной политики России процессов глобальной модернизации // Право и политика. 2014. № 1. C. 23-30. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.1.9546.
20.
Рубаник С.А. Эрих Фромм о государственно-правовом развитии в современном глобализируемом мире // Политика и Общество. 2013. № 6. C. 734 - 738. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.6.5993.
21.
Трофимова Г.А. Социальное государство как эффективный механизм // Административное и муниципальное право. 2016. № 8. C. 706 - 714. DOI: 10.7256/1999-2807.2016.8.18401.
22.
Антонов И.П., Селиверстов М.В. Формирование и развитие теории государственного суверенитета в трудах немецких ученых XVII-XIX вв. // Право и политика. 2013. № 8. C. 1098 - 1106. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.8.9128.
23.
Новиков О.А. Религиозное обоснование права и идея прав человека // Право и политика. 2013. № 6. C. 822-824. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.6.6443.
References (transliterated)
1.
Ivanov A.N. Metodologiya pravovogo sotsiuma / A.N. Ivanov. N.Novgorod: NPA, 2005. 150 s.
2.
Pishchik A.M. Metodologiya sotsial'nogo proetkirovaniya ustoichivogo razvitiya Rossii v XXI veke / A.M, Pishchik. N. Novgorod: VVAGS, 2005. 205 s.
3.
Gryaznova E.V. Metody poznaniya i kategorii filosofii nauki // NB: Pedagogika i prosveshchenie. 2014. № 3. S.49-68.
4.
Zelenov L.A. Mera cheloveka / L.A. Zelenov. N.Novgorod: NNGASU, 2009. 171 s.
5.
Zelenov L.A. Sotsial'nye konstanty / L.A. Zelenov. N. Novgorod: Novatsiya, 2010. 155 s.
6.
Zelenov L.A. Antroponomiya – integral'naya nauka o cheloveke / L.A. Zelenov, A.A. Vladimirov. N. Novgorod: Novatsiya, 2011. 210 s.
7.
Kotarbinskii T. Traktat o khoroshei rabote / T. Kotarbinskii. M.: IL, 1970. 245 s.
8.
Busygin A. Effektivnyi menedzhment / A. Busygin. M.: Finpress, 2000. 1056 s.
9.
Sotsializm: teoriya, praktika, tendentsii obnovleniya v KhKhI veke. Monografiya (po materialam Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii / Pod red. I.M. Bratishcheva. M., 2016.
10.
Zelenov L.A. Pravda o kommunizme / L.A. Zelenov. N. Novgorod: NNGASU, 2004. 160 c.
11.
Zelenov L.A., Vladimirov A.A., Stepanov E.I. Sovremennaya globalizatsiya: Sostoyanie i perspektivy. M.: LENAND, 2009. 304 s.
12.
Gryaznova E.V. «Khrupkoe» gosudarstvo: kriterii opredeleniya // Politika i Obshchestvo. 2013. № 1. S. 57-65.
13.
Boyarskikh A.V. Etapy stanovleniya teoreticheskikh kontseptsii grazhdanskogo obshchestva // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2012. № 1. C. 12-19.
14.
Koryakov A.G. Rol' gosudarstva v obespechenii ustoichivogo razvitiya otraslei ekonomiki // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2012. № 4. C. 4-12.
15.
Kravets I.A. Dualisticheskii monarkhicheskii konstitutsionalizm kak konservativnyi konstitutsionnyi eksperiment v Rossii // Pravo i politika. 2014. № 9. C. 1432-1458.
16.
Oseichuk V.A. Ob ideale i konstitutsionno-pravovom aspekte
modernizatsii rossiiskogo gosudarstva // Pravo i politika. 2012. № 12. C. 1982-1989.
17.
Koroeva I.D. Filosofiya vzaimodeistviya vlasti i naroda // Politika i Obshchestvo. 2012. № 4. C. 18 - 24.
18.
Baimatov P.N. Razgranichenie polnomochii mezhdu Rossiiskoi Federatsiei i ee sub''ektami pri realizatsii konstitutsionnogo prava grazhdan na sotsial'noe obespechenie: evolyutsiya i sovremennoe sostoyanie // Pravo i politika. 2013. № 12. C. 1618-1628. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.12.10326.
19.
Demetradze M.R. Problemy nesootvetstviya sotsiokul'turnoi politiki Rossii protsessov global'noi modernizatsii // Pravo i politika. 2014. № 1. C. 23-30. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.1.9546.
20.
Rubanik S.A. Erikh Fromm o gosudarstvenno-pravovom razvitii v sovremennom globaliziruemom mire // Politika i Obshchestvo. 2013. № 6. C. 734 - 738. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.6.5993.
21.
Trofimova G.A. Sotsial'noe gosudarstvo kak effektivnyi mekhanizm // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2016. № 8. C. 706 - 714. DOI: 10.7256/1999-2807.2016.8.18401.
22.
Antonov I.P., Seliverstov M.V. Formirovanie i razvitie teorii gosudarstvennogo suvereniteta v trudakh nemetskikh uchenykh XVII-XIX vv. // Pravo i politika. 2013. № 8. C. 1098 - 1106. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.8.9128.
23.
Novikov O.A. Religioznoe obosnovanie prava i ideya prav cheloveka // Pravo i politika. 2013. № 6. C. 822-824. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.6.6443.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"