Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Некоммерческие организации и неформализованная социально-значимая активность граждан (региональный аспект)
Антропова Юлия Юрьевна

доктор социологических наук

профессор, ФГАОУ ВПО "Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина", Институт социальных и политических наук, проректор, ГАОУ ДПО Свердловской области "Институт развития образования"

620137, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Академическая, 16, оф. 315

Antropova Iuliia

Doctor of Sociology

Prorector, Institute of Development of Education; Professor, the department of Social and Political Sciences, Ural Federal University of the First President of Russia B. N. Yeltsin  

620137, Russia, Yekaterinburg, Akademicheskaya Street 16, office #315

ayy2102@mail.ru
Коробейникова Анна Петровна

кандидат социологических наук

доцент, Уральский федеральный университет им. Первого Президента России Б.Н. Ельцина

620002, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, Россия, ул. Мира, 19

Korobeinikova Anna Petrovna

PhD in Sociology

Docent, the department of Sociology, Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin

620002, Russia, Yekaterinburg, Mira Street 19

a.p.korobeinikova@urfu.ru
Аннотация. В статье анализируется такое общественное явление российской действительности, как реконцептуализация третьего сектора, который на сегодня не ограничивается институционализированными НКО, а представляет собой сложную систему, включающую и неформализованную социально- значимую активность граждан (в том числе индивидуальные и групповые гражданские инициативы, общественное участие, иные формы самоорганизации граждан по месту жительства и др.). Авторы делают попытку объяснения складывающейся ситуации смещения центра тяжести социально-значимой активности граждан с институционализированных форм к неформализованным объединениям. Статья содержит результаты проведенного персонального анкетирования населения Свердловской области двух возрастных групп: молодежь (от 16 до 29 лет) и старший возраст (30 лет и старше), и опроса экспертов (государственных и муниципальных служащих, руководителей НКО). Авторами представлена оценка текущего состояния социально -ориентированных НКО Свердловской области, условий функционирования НКО в регионе, а также прогнозируются перспективы развития «третьего сектора. В статье отражены основные тенденции, характеризующие готовность населения Свердловской области участвовать в деятельности НКО и социально-значимых практиках.
Ключевые слова: Гражданское общество, некоммерческие организации, третий сектор, самоорганизация граждан, гражданские инициативы, общественная активность, социальные практики, реконцептуализация, неформальные объединения, институционализация
DOI: 10.7256/2409-7144.2016.12.2085
Дата направления в редакцию: 26-10-2016

Дата публикации: 28-12-2016

Настоящая статья подготовлена в рамках гранта РГНФ №15-03-00105 «Оценка эффективности социальных проектов и инициатив как фактор институциональной устойчивости социально ориентированных некоммерческих организаций».

Abstract. This article analyzes such social phenomenon of the Russian reality as reconceptualization of the third sector, which currently is not limited by the institutionalized NPO’s, but rather represents a complicated system that also includes the unformalized socially important citizens’ activeness (individual and group initiatives, public participation, and other forms of citizens’ self-organization by their place of residence). The authors attempt to explain the established situation of shift of the center of gravity of socially important activeness of the citizens from the institutionalized forms towards unformalized institutions. The article contains the results of the conducted personal questionnaire of the Sverdlovsk Region population of two age groups (16-29 and 30+), as well as survey of the experts (state and municipal officials, heads of the NPO’s). The authors provide the assessment of the current status of socially oriented NPO’s in Sverdlovsk Region, conditions for functioning of the NPO in the region, as well as forecast of the prospects of development of the third sector. The work also reflects the main trends characterizing the readiness of the Sverdlovsk Region population regarding its participation in the activity of NPO and socially important practices.

Keywords: reconceptualization, social practices, social activity, civic initiatives, self-organization of citizens, third sector, nonprofit organizations, civil society, informal associations, institutionalization

Во втором десятилетии XXI века наша страна переживает сложный период и в социально-экономическом, и политическом развитии, отвечая на новые вызовы истории, затрагивая не в последнюю очередь и сферу общественных отношений.

Что, на наш взгляд, влияет на состояние и качество общественной активности граждан, отражающей накопившиеся противоречия между частными и коллективными интересами, и позволяет нам говорить о необходимости осмысления происходящей реконцептуализации третьего сектора.

Наши размышления о складывающихся тенденциях развития третьего сектора подкрепляют результаты исследования, в котором принимали участие жители 6 городов Свердловской области — типичных представителей Северного, Южного, Восточного, Западного, Горнозаводского и Центрального управленческих округов: гг. Серов, Каменск-Уральский, Алапаевск, Первоуральск, Нижний Тагил, Екатеринбург.

Объем выборочной совокупности при проведении анкетирования населения составил 1184 респондента двух возрастных групп: молодежь (от 16 до 29 лет) и люди старшего возраста (от 30 лет), — пропорция каждой из которых рассчитана исходя из общей численности населения выбранных для исследования городов. Предельная ошибка репрезентативности по всем 6 городам составила ±4,27 %.

Объем и структура выборочной совокупности экспертов составила 47 чел., в том числе представители НКО — 29 чел., представители органов власти — 18 чел. Качественный признак отбора экспертов из числа государственных и муниципальных служащих - принадлежность к социальной сфере. Качественный признак отбора экспертов из числа сотрудников и руководителей НКО - рекомендации профессионального сообщества.

Трансформация общественных отношений в социальной сфере в России сопровождается двумя противоречивыми тенденциями: с одной стороны – институционализацией в общественном пространстве социальных практик коллективной интеграции в решении социальных проблем и усилением роли НКО, с другой – низким уровнем общественного доверия к НКО и развитием новых форм социально значимой активности граждан через горизонтальные связи сетевой мобильности.

Попытаемся проанализировать данную ситуацию смещения центра тяжести социально значимой активности граждан с институционализированных форм к неформализованным объединениям.

Результаты исследования, проведенного Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ГУ ВШЭ (2009–2010гг.), в котором приняли участие население, руководители федеральных законодательных и исполнительных органов государственной власти, руководители НКО, свидетельствуют о том, что вклад НКО в решение социальных задач оценивается не достаточно высоко всеми участниками опроса (табл. 1) (6:с.15).

Таблица 1

Распределение ответов респондентов на вопрос: «Как Вы оцениваете сегодня вклад общественных и других негосударственных некоммерческих организаций в решение социальных задач в нашей стране?», % опрошенных

Группа респондентов

Оценка

Сумма

Хорошо

Удовлетворительно

Плохо

Затрудняюсь ответить

Население

4

32

30

34

100,0

Государственные служащие

2

31

55

12

100,0

Руководители НКО

26

49

17

8

100,0

Наше исследование показало, что на сегодняшний день в Свердловской области отсутствует сформированное общественное мнение о социально ориентированных некоммерческих организациях, их роли, значении и влиянии на жизнь общества, о характере взаимоотношений НКО с органами власти и бизнес-структурами. Одной из ключевых причин указанной ситуации является низкая информированность жителей области об НКО:

- уверенно заявили в ходе опроса о своем знании понятия «некоммерческая организация» только 36 % жителей области;

- 45,2 % жителей области что-то слышали о некоммерческих организациях, а 18,8 % — либо не слышали никогда, либо затруднились ответить;

- только 16,3 % смогли привести конкретные примеры из деятельности НКО;

- соответственно, 34 % жителей области не в состоянии оценить деятельность НКО.

Знания о наличии и деятельности НКО у большинства респондентов абстрактны. Респонденты в основной массе не могут назвать ни наименований, ни руководителей НКО.

Низкая информированность населения о деятельности НКО выражается и в том, что в общественном сознании отсутствует четкое представление о содержании понятия «лидер НКО», поскольку в его состав включены, по ответам респондентов, и политические лидеры (В. Путин, В. Жириновский), и оппозиционные лидеры (М. Прохоров, А. Навальный), и религиозные лидеры (Патриарх Кирилл), и общественные деятели (Л. Рошаль, А. Кучерена).

Низкая информированность населения о деятельности НКО во многом связана с отсутствием выстроенного взаимно интересного партнерства НКО со СМИ, с одной стороны, вызванного коммерциализацией информационного пространства региона и отсутствием у НКО финансов для продвижения в медиасреде, с другой — отсутствием компетентности СМИ и самих НКО, необходимой для освещения деятельности НКО.

Показателем несформированного общественного мнения о третьем секторе является высокая степень противоречивости оценок населения в отношении деятельности НКО.

Отсутствует какое-либо превалирующее мнение о пользе НКО для населения. Представленность точек зрения об однозначной пользе или отсутствии таковой в процентном соотношении примерно одинакова: 21,2 % ответивших считают, что от НКО есть большая польза населению, 15,8 %, — что от НКО не никакой пользы нет. При этом с увеличением возраста респондентов число тех, кто видит пользу от НКО, уменьшается.

Низкая информированность и отсутствие сформированного общественного мнения привело, по мнению экспертов, к низкому уровню поддержки НКО населением. Только 5,6 % руководителей и сотрудников НКО оценили уровень поддержки населения как достаточный.

Явное противоречие зафиксировано при оценке роли НКО в жизни общества, определении приоритетных направлений их деятельности и понимании гражданского общества. С одной стороны, в общественном сознании лидирует понимание гражданского общества, связанное с правовой защищенностью, равным применением закона ко всем, обеспечением фундаментальных прав человека, а также с признанием необходимости гражданской и личной активности в различных формах. Однако решением проблем, волнующих население (низкий уровень зарплат, пенсий, рост цен на услуги ЖКХ, плохое состояние дорог, жилищная проблема, проблемы социальных болезней (алкоголизм, наркомания, курение, ВИЧ, туберкулез и пр.) и др.), должно, по мнению граждан, заниматься государство. А НКО, по мнению жителей Свердловской области (независимо от возраста, образования и других социально-демографических характеристик), должны заниматься вопросами досуга и благотворительностью. Объяснением данного факта можно считать мнение респондентов о несформированности гражданского общества, которое логично способствует признанию за государством функций контроля, финансового влияния, перерастающего в признание зависимости и НКО, и всего гражданского общества от государства.

Важным показателем отношения населения к НКО является реальное участие и готовность граждан принимать участие в деятельности НКО. На сегодняшний день ситуация в этом отношении следующая:

- процент реально участвующих в деятельности НКО жителей Свердловской области очень небольшой — 13,1 %; если сравнивать реальное участие граждан в деятельности НКО и их мнение относительно сформированности гражданского общества, то можно предположить: больше сомнений — меньше реальное участие;

- процент людей, желающих участвовать в деятельности НКО, в среднем по области составляет 38,4 % от числа ответивших;

- на сегодняшний день в Свердловской области совокупный процент участвующих или желающих участвовать в деятельности НКО, т. е. людей, имеющих позитивную добровольческую активность, меньше совокупного процента граждан, негативно настроенных на свое участие в деятельности НКО либо равнодушных к нему (41,5 % и 57,4 % соответственно).

Основными формами участия граждан в деятельности НКО являются: сбор и передача вещей, продуктов нуждающимся (23,9 %); участие в коллективных акциях (молодежных, культурно-просветительских, правозащитных, экологических) (19,8 %); сдача крови (донорство) (17,0 %); участие в поездках в детские дома, дома инвалидов, престарелых, в больницы (16,8 %); сбор финансовых средств (12,9 %). При этом такие активные формы участия, востребованные НКО, как профессиональная помощь, работа специалистом или консультантом, информационная работа, PR, журналистика, координационная работа в офисе НКО, набрали всего от 3,2 % до 9,3 % числа голосов ответивших.

Позитивная добровольческая активность среди жителей Свердловской области, как и в других регионах страны, имеет гендерную специфику женщины в большем количестве, чем мужчины, участвуют или желают участвовать в деятельности НКО. В ходе исследования было выявлено, что категорией респондентов, наиболее заинтересованных в личном участии в работе НКО, является следующая группа: работающие молодые женщины в возрасте до 30 лет с высшим образованием.

Зафиксирована тенденция роста неформальной неинституционализированной гражданской активности (спонтанной, динамичной самоорганизации граждан для решения той или иной социальной проблемы) при росте недоверия к формальным структурам НКО, вызванным бюрократизацией самих НКО, их закрытостью и непрозрачностью для населения.

Важным было понять в ходе исследования причины, по которым граждане не участвуют в деятельности НКО. Результаты опроса показали, что все группы респондентов (эксперты: государственные служащие, руководители и сотрудники НКО — и граждане) считают, что основными причинами являются недоверие к НКО и отсутствие или нехватка информации о деятельности НКО и о том, как принять участие в их деятельности.

При этом при определении причины, занимающей по значимости третье место, респонденты разошлись во мнениях. Государственные служащие и граждане считают, что ею является то, что «люди помогают своим ближним (родственникам, знакомым), им этого достаточно» (38,9 % и 33,0 % соответственно), а руководители и сотрудники НКО ставят на третье место то, что люди «занимают пассивную жизненную позицию, думают только о себе / у них нет потребности помогать другим» (50,0 %), и то, что люди эту работу работой государства (50,0 %).

В среднем по Свердловской области такими причинами являются, по мнению респондентов, следующие: «люди не доверяют НКО» (37,6 %), «люди не знают о деятельности общественных организаций и о том, как участвовать в их деятельности» (37,2 %), «люди помогают своим ближним (родственникам, знакомым), им этого достаточно» (33,0 %).

Ответы респондентов на вопрос, готовы ли они обратиться в общественную организацию для защиты своих прав или иного несправедливого действия со стороны должностных лиц, других людей, частью своей подтвердили, а частью опровергли выводы, сделанные по результатам анализа показателей участия и потенциального участия граждан в деятельности НКО.

Итак, совокупный процент ответивших «да» и «скорее да, чем нет» в среднем по области составляет 49,1. Совокупный процент ответивших «нет», «скорее нет, чем да» и «затрудняюсь ответить» в среднем по области составляет 50,9.

Объяснение причин трудностей взаимодействия НКО с населением мы попытались выявить в ходе углубленного интервью экспертов.

«В целом, наверное, население все-таки считает, что НКО еще не достаточно эффективны. Поэтому уровень доверия недостаточно высок. Но люди не всегда правы в этом».

«Если человеку говорить четко, для чего необходима помощь, например человек любит животных, готов поддержать детский спорт, — результат будет: он придет в НКО. Но этим надо заниматься системно и профессионально. У НКО должна быть возможность выходить в информационное поле, выражать благодарность тем, кто их поддерживает. В противном случае, когда население не видит результатов, у людей пропадает доверие к НКО».

Поскольку одной из причин трудностей взаимодействия НКО с населением эксперты считают недостаток доверия, важной задачей исследования стало выявление степени прозрачности деятельности НКО для населения Свердловской области.

Прозрачность социальных процессов и структур является базовым требованием к современному обществу и системе общественных отношений. Прозрачность является всеобъемлющей характеристикой. Она реализуется через выстраивание политики, создание процедур и выработку практик, которые позволяют гражданам иметь доступ к информации, которой распоряжается власть (общественная или административная), возможность использования и контроля этой информации. Для реализации целей прозрачности необходимо выстраивание механизмов обратной связи в любой системе, в том числе «НКО — общество».

Ответы экспертов на вопрос, насколько, по их мнению, открыта и прозрачна деятельность НКО для населения в нашем регионе, позволяют оценить два параметра деятельности НКО: информационную прозрачность и финансовую прозрачность.

Судя по ответам, большая часть экспертов придерживается мнения, что деятельность НКО в регионе полностью или в основном прозрачна в информационном плане (11,8 % и 47,1 % соответственно). Кроме того, подавляющее большинство экспертов считает финансовую деятельность НКО во многом закрытой и совершенно неизвестной (35,3 % и 44,1 % соответственно). По мнению большинства экспертов, доступ открыт к информации о направлениях деятельности, реализуемых проектах и истории организации, а закрыт — к финансовой отчетности, данным об учредителях и результатах деятельности НКО.

Данная политика непрозрачности НКО для населения является одной из наиболее серьезных причин формирования недоверия населения к организациям, что ведет, по мнению авторов доклада Общественной палаты Российской Федерации «О состоянии гражданского общества в Российской Федерации», «<…> к возникновению своего рода порочного круга: недоверие порождает разобщенность – разобщенность питает недоверие» (5).

Таким образом, мы можем констатировать, с одной стороны формирование и функционирование социальных связей, объединяющих людей в неформализованные сообщества, которые, по мнению В.Н Якимца, являются «необходимой социальной платформой динамичного развития общественной жизни» (10: с.195), с другой – снижение общественной роли НКО как посредника, «облегчающего коммуникации между индивидами и властными структурами <…> Кроме того, вскрывая назревшие проблемы, НКО привлекают к их решению заинтересованные стороны, способствуют формированию позиций представителей власти и заинтересованных субъектов, предрасполагают к новой расстановке социальных сил общества» (10: с. 202-203). Данные тенденции могут привести, по нашему мнению, в дальнейшем к несогласованности векторов развития внутри публичного (общественного) пространства, что чревато неконструктивным проявлением общественной активности.

Библиография
1.
Антропова Ю.Ю., Коробейникова А.П. Роль социально ориентированных некоммерческих организаций в развитии инноваций в социальной сфере региона // Дискуссия. 2015. №11(63). С. 64-70.
2.
Антропова Ю.Ю., Коробейникова А.П. Социально ориентированные некоммерческие организации (НКО) как институт развития общества (на примере Свердловской области) // European social science journal. 2013. № 7(35). С. 627.
3.
Гражданское и политическое в российских общественных практиках / Под ред. С.В. Патрушева. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2013. С. 78.
4.
Громова М.Н., Мерсиянова И.В. Государственная поддержка НКО и проблемы оценки ее эффективности. // Гражданское общество в России и за рубежом. 2016. № 1. С. 39-44.
5.
Доклад Общественной палаты Российской Федерации «О состоянии гражданского общества в Российской Федерации». Доступно по ссылке: http://www.socpolitika.ru/rus/ngo/activity/document252.shtml (дата обращения: 05 сентября 2016)
6.
Мерсиянова И.В., Якобсон Л.И. Сотрудничество государства и структур гражданского общества в решении социальных проблем // Вопросы государственного и муниципального управления. 2011. № 2. С. 15.
7.
Мерсиянова И.В. Участие россиян в денежных пожертвованиях: факторы и уровень вовлеченности // Экономическая социология. 2010. Т. 11. № 5 (ноябрь). С. 26-53.
8.
Мерсиянова И.В. Российское гражданское общество в региональном измерении // Мониторинг общественного мнения. 2009. № 4(92). С. 26-44.
9.
Мерсиянова И.В., Якобсон Л.И. Общественная активность населения и восприятие гражданами условий развития гражданского общества. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2007. С. 43.
10.
Никовская Л.И., Якимец В.Н., Молокова М.А. Гражданские инициативы и модернизация России. М.: Ключ-С, 2011. С. 32.
11.
Белов К.В. Модели понимания концепции глобального гражданского общества // Политика и Общество. 2011. № 12. C. 26 - 38.
12.
Попова А.Д. Особенности формирования гражданского общества в России в условиях догоняющей модернизации // Исторический журнал: научные исследования. 2016. № 1. C. 40-50. DOI: 10.7256/2222-1972.2016.1.17785.
References (transliterated)
1.
Antropova Yu.Yu., Korobeinikova A.P. Rol' sotsial'no orientirovannykh nekommercheskikh organizatsii v razvitii innovatsii v sotsial'noi sfere regiona // Diskussiya. 2015. №11(63). S. 64-70.
2.
Antropova Yu.Yu., Korobeinikova A.P. Sotsial'no orientirovannye nekommercheskie organizatsii (NKO) kak institut razvitiya obshchestva (na primere Sverdlovskoi oblasti) // European social science journal. 2013. № 7(35). S. 627.
3.
Grazhdanskoe i politicheskoe v rossiiskikh obshchestvennykh praktikakh / Pod red. S.V. Patrusheva. M.: Rossiiskaya politicheskaya entsiklopediya (ROSSPEN). 2013. S. 78.
4.
Gromova M.N., Mersiyanova I.V. Gosudarstvennaya podderzhka NKO i problemy otsenki ee effektivnosti. // Grazhdanskoe obshchestvo v Rossii i za rubezhom. 2016. № 1. S. 39-44.
5.
Doklad Obshchestvennoi palaty Rossiiskoi Federatsii «O sostoyanii grazhdanskogo obshchestva v Rossiiskoi Federatsii». Dostupno po ssylke: http://www.socpolitika.ru/rus/ngo/activity/document252.shtml (data obrashcheniya: 05 sentyabrya 2016)
6.
Mersiyanova I.V., Yakobson L.I. Sotrudnichestvo gosudarstva i struktur grazhdanskogo obshchestva v reshenii sotsial'nykh problem // Voprosy gosudarstvennogo i munitsipal'nogo upravleniya. 2011. № 2. S. 15.
7.
Mersiyanova I.V. Uchastie rossiyan v denezhnykh pozhertvovaniyakh: faktory i uroven' vovlechennosti // Ekonomicheskaya sotsiologiya. 2010. T. 11. № 5 (noyabr'). S. 26-53.
8.
Mersiyanova I.V. Rossiiskoe grazhdanskoe obshchestvo v regional'nom izmerenii // Monitoring obshchestvennogo mneniya. 2009. № 4(92). S. 26-44.
9.
Mersiyanova I.V., Yakobson L.I. Obshchestvennaya aktivnost' naseleniya i vospriyatie grazhdanami uslovii razvitiya grazhdanskogo obshchestva. M.: Izdatel'skii dom GU VShE, 2007. S. 43.
10.
Nikovskaya L.I., Yakimets V.N., Molokova M.A. Grazhdanskie initsiativy i modernizatsiya Rossii. M.: Klyuch-S, 2011. S. 32.
11.
Belov K.V. Modeli ponimaniya kontseptsii global'nogo grazhdanskogo obshchestva // Politika i Obshchestvo. 2011. № 12. C. 26 - 38.
12.
Popova A.D. Osobennosti formirovaniya grazhdanskogo obshchestva v Rossii v usloviyakh dogonyayushchei modernizatsii // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. 2016. № 1. C. 40-50. DOI: 10.7256/2222-1972.2016.1.17785.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"