по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Что мы знаем о российском GR? Теоретический и субъект-объектный подход к определению общего в сфере деловой коммуникации с органами государственной власти.
Асеведо-Якубовская Карина

аспирант, Государственный университет управления

109542, Россия, г. Москва, Рязанский проспект, 99

Asevedo-Yakubovskaya Karina

Post-graduate student, the department of Government Administration and Political Processes, State University of Management

109542, Russia, Moscow, Ryazanskiy Prospekt 99

raketa416@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Сегодня бизнес-сообщество – один из наиболее значимых участников в политическом процессе как национального, так и глобального масштабов. Причем стоит отметить, что степень такого влияния бизнес-структур имеет возрастающую тенденцию, а крупнейшие из них практически сливаются с государственными структурами. Наличие у каждой крупной корпорации или же сообщества небольших бизнес-объединений собственных интересов побуждает их к активному действию на политической арене. Процессы развития отечественного бизнеса и сопутствующее ему улучшение инвестиционной привлекательности как России в целом, так и ее отдельных регионов требуют изменения целей и механизмов коммуникации между коммерческими структурами и органами государственной власти.Взаимная заинтересованность государственной власти, бизнес-сообщества и общественных организаций в установлении понятной, стабильной системы отношений привела к расширению стратегического и тактического арсенала коммуникативного менеджмента в сфере government relations (GR). В настояшей статье в раскрытии понятия GR-взаимодействия внимание акцентируется на теоретическом и субъект-объектном подходах к определению общего в сфере деловой коммуникации с органами государственной власти. С аспекта представления о новой модели GR-коммуникации и активном включении ее в российский политический процесс, автор видит необходимым предпосылку к разговору о становлении и модернизации GR-взаимодействия в контексте общих социально-экономических преобразований. В качестве центральной идеи, в статье отмечается невозможность обеспечения инструментальной технологической модернизацию, без изменения делового климата, инвестиционной политики и становления нормативно-правовой базы в сфере продвижения частных интересов.

Ключевые слова: GR, Goverment relations, Взаимодействие с бизнесом, Лоббизм, Группы интересов, Группы давления, Политическая коммуникация, Диалог с властью, Джиар, Власть и бизнес

DOI:

10.25136/2409-7144.2017.6.20429

Дата направления в редакцию:

19-09-2016


Дата рецензирования:

18-09-2016


Дата публикации:

10-07-2017


Abstract.

At present time, business community is one of the most influential actors in the political process of national and global scale. It is worth noting that the level of such impact of business structures increases, and the largest of them practically amalgamate with the government structures. Each large corporation or community has proprietary interests in small business associations, which conduces their active participation in the political arena. The development of the Russian business and concurrent increase of investment attractiveness of Russia as a whole and its separate regions in particular, require changes in the goals and mechanisms of communication between the commercial structures and government bodies. Mutual involvement of government, business community, and public organizations in establishment of the intelligible and stable system of relations lead to the expansion of strategic and tactical arsenal of communicative management in the sphere of government relations (GR). Revealing the notion of GR-interaction, the author focuses attention on the theoretical and subject-object approach towards determination of the common in the sphere of business communication with government authorities. In the aspect of presenting the new model of GR communication and its inclusion into the Russian political process, the author sees a necessary prerequisite to the discourse on establishment and modernization of the GR-interaction in the context of universal socioeconomic reforms. The central idea lies in the impossibility of ensuring the instrumental technological modernization without changing the business climate, investment policy, and formation of the normative legal base in the area of advancement of private interests.

Keywords:

Business and power, Government relations, Dialogue with government, Political communication, Pressure groups, Interest groups, Lobbying, Interaction with business, Business community, GR

В нашей стране о сфере Government relations (GR) активно стали говорить 15 лет назад. Возникновение такого повышенного интереса к инструментам политической коммуникации вполне объяснимо: завершение массовой приватизации государственного имущества и возникновение на этом фоне большого числа частных компаний. И если советские политические институты были устроены таким образом, что все взаимодействия осуществлялись исключительно государством внутри своей же структуры, а лоббирование носило преимущественно кадровый и административный характер, то после возникновения частного бизнеса с его разносторонними интересами возникла необходимость в становлении нового характера отношений между государством и бизнесом, где учитывались бы интересы каждого из участников коммуникации.

Такой моделью управления взаимоотношения властных структур с предпринимательским сообществом выступает GR-деятельность. Отметим, что GR – широкая, разнонаправленная область, включающая в себя те или иные контакты не только с федеральными органами законодательной и исполнительной власти, правоохранительными, судебными и налоговыми органами, но и с органами власти субъектов Российской Федерации, а также муниципалитетами.

В своем идеальном виде, GR-взаимодействие должно обеспечивать расширение информационной и аналитической базы для подготовки и выбора управленческих решений; включать в число лиц, принимающих или влияющих на принятие решения, заинтересованные группы; мобилизовать общественную поддержку в социально направленных интересах; создавать условия для реализации конституционных прав граждан на участие в управлении и способствовать, в конечном итоге, повышению эффективности деятельности государственных органов. [1]

Для полноты картины представления о том, что же представляет из себя деятельность по налаживанию связей между бизнес-сообществом и властными органами, приведем некоторые определения, встречающиеся в специальной литературе, и определим дефиниции термина GR.

– GR представляет собой направленную деятельность по выстраиванию отношений между различными общественными группами (бизнес-структурами, профессиональными союзами, добровольческими организациями и другими) и государственной властью, которая включает в себя сбор и обработку информации о деятельности правительства, подготовку и распространение информации и аналитических данных о позициях заинтересованных групп, давление на процессы принятия политических и административных решений (лоббизм). [2]

– «GR – сознательная организация коммуникации, другими словами, установление организационных коммуникаций с органами государственной власти. [3]

– «Связи с государством» – это особая организация взаимодействия негосударственных структур (ассоциаций гражданского общества, бизнеса) с государством для влияния на власть с целью согласования своих интересов и принятия эффективных, с точки зрения стоящих целей, решений». [4]

– GR – коммуникации, имеющие своей целью продвижение в публичном пространстве (масс-медиа, общественность) тех или иных интересов компании, и прежде всего репутации. [5]

– GR – это процесс отстаивания компанией собственных интересов на всех уровнях власти, при задействовании любых доступных средств и методов. [6]

Таким образом, GR предстает как это многоаспектная (прежде всего коммуникативная) деятельность негосударственных заинтересованных структур, направленная на осуществление взаимодействия с органами государственной власти.

Наряду с толкованием определения GR как самостоятельно института, отвечающего за осуществление разносторонних и разнонаправленных процессов, существуют и довольно спорные взгляды на GR и его несостоятельность. Так, например, GR рассматривается в качестве инструмента PR-деятельности государственных структур. [7]

К сожалению, существуют также проблемы с понятийным полем GR и демаркацией его от других, довольно близких по смыслу и содержанию понятий. В таком смысле, да и в целом, одна из важнейших и самая наболевшая проблема для теории и практики GR – дистанцирование от лоббистской деятельности.

Определившись с тем, что же такое GR-деятельность, целесообразным будет перейдем к обозначению субъект-объектной типологии исследуемого понятия.

Под субъектами GR – деятельности принято понимать социальные субъекты, целенаправленно устанавливающие отношения с органами государственной власти. Субъектами GR могут выступать как заказчики, так и исполнители GR-деятельности.

Другими словами, к субъектам GR относятся: корпорации (GR-департаменты) и некоммерческие организации; деловые ассоциации; профессиональные консультанты.

Принимая за основу терминологию Петербургской школы PR можно выделить два измерения в субъектном пространстве GR-деятельности, по аналогии с PR. Так, субъект-заказчик может быть обозначен как базисный субъект GR, а исполнитель в качестве технологического субъекта GR. [8]

В свою очередь, среди базисных субъектов GR можно выделить коммерческие и некоммерческие. К коммерческим будут относится субъекты экономической деятельности (корпорации, компании), а также деловые ассоциации. Заметим, что они отстаивают в государственных органах коммерческие интересы разного уровня: как сугубо корпоративные интересы, так и интересы конкретной отрасли или, глобально, всего бизнес-сообщества.

Значительную поддержку GR-деятельности компаний также обеспечивают различные деловые ассоциации. Если говорить о поддержке российских компаний на федеральном уровне, то это такие крупнейшие общероссийские предпринимательские организации, как Российский союз промышленников и предпринимателей. Торгово-промышленная палата, «Деловая Россия», «ОПОРА России». Подробно о таких ассоциациях и регламентации их деятельности указано немало и в специализированной научной литературе, и в профессионально публицистике, и в сети Интернет, поэтому более подробно мы не будем останавливаться в рамках настоящей работы на этих аспектах, хотя они и представляются довольно интересными.

На отраслевом уровне субъекты GR и лоббирования представлены, например, такими профессиональными предпринимательскими организациями, как: Ассоциация российских банков, Всероссийский союз страховщиков. Российское газовое общество и другими. [9] Они выстраивают отношения с органами государственной власти прежде всего для того, чтобы отстаивать свои права, интересы крупнейших представителей отрасли в достижении целей, не имеющих прямого коммерческого характера.

Если говорить о типах технологических субъектов GR. то среди них следует разграничено выделять GR-департаменты, профессиональные компании и задействованных в них или же осуществляющих свою деятельность самостоятельно профессиональных консультантов, работающих в сфере GR, а также деловые ассоциации (рост которых в последние годы обусловлен поворту GR-технологий к цивилизованным методам). И если последние существовали в той или иной степени воздействия на протяжении последних 20 лет, то внутриорганизационные департаменты по связям с органами государственной власти явление для российского бизнеса сравнительно новое, поэтому стоит также обратить на их определение некоторое внимание.

GR-департамент – структурное подразделение крупной корпорации, отвечающее за сопровождение деятельности в органах государственной власти. На настоящий момент GR-департаменты созданы практически во всех крупных российских компаниях, независимо от наличия у них государственного участия или же доли иностранных компаний (к слову сказать, именно с таких корпоративных сегментов и начало становление широко специализированных профессиональных «джиарщиков»).

Что касается деятельности профессиональных компаний в сфере Government Relations – непосредственно коммерческих организаций, осуществляющих на платной основе услуги по представлению интересов заказчика в органах государственной власти, то здесь крупные игроки представлены профессиональными «гигантами» PR-сообщества («Никколо-М», «Михайлов и партнеры», КРОС, «Румянцев и партнеры», «Минченко консалтинг», «Центр по изучению проблем бизнеса и власти» и другие российские и зарубежные организации).

Переходя к выявлению объектов GR, однозначно можно сказать, что это «неизменно» – органы государственной (муниципальной) власти, с которыми устанавливают отношения GR-специалисты. В зависимости от принадлежности их к той или иной ветви власти с которой выстраивает взаимоотношения GR-специалист, объектом GR может быть: законодательная власть; исполнительная; судебная; другие органы государственной власти (Центральная избирательная комиссия. Счетная палата и т.д.).

Важным объектом GR, на который, как правило, и обращено основное воздействие, выступает лицо, принимающее решение (ЛПР), в данном контексте – это представитель государственной власти на федеральном, региональном или муниципальном уровне, наделенный определёнными полномочиями и несущий ответственность за последствия принятого им решения.

Соответственно, в зависимости от того, с властью какого уровня устанавливаются отношения субъектом GR, можно выделить три уровня GR-воздействия: муниципальный, региональный и федеральный.

В настоящее время институт government relations становится все более популярным и востребованным в нашей стране. За последние годы политической элите удалось восстановить контроль над социально-экономической ситуацией в стране, повысить уровень легитимности, получить поддержку и одобрение со стороны общественности - тем более важным для бизнес-структур представляется не общественная конфронтация в продвижении своих интересов, а взаимовыгодный диалог с теми, кто курирует «рычаги управления» [10].

Тем не менее, несмотря на всю актуальность настоящего вопроса, в России еще недостаточно доступной литературы, концептуальных теоретических разработок, методических рекомендаций, таких необходимых для понимания сущности, правил и инструментов цивилизованной GR-деятельности. В связи с этим проявляется очевидная проблема в осуществлении GR-коммуникации – баланс между допустимым и полезным «информированием», отстаиванием своих интересов и точек зрения, с одной стороны, и недопустимым переходом к эгоистическому «продавливанию» недобросовестными методами – с другой. [11]

Определяющим такого баланса должно явиться закрепленное на законодательном уровне функционирование механизмов демократического государства, где работает система сдержек и противовесов во всех сферах государственного участия.

И в таком ключе, несомненно, главным становится вопрос о степени урегулирования процесса продвижения интересов организаций на сегодняшний день.

С сожалением можно отметить, что в России отсутствует культура лоббизма и деятельности в сфере Government relations. И здесь речь идет, в первую очередь, о становлении и функционировании института продвижения групповых интересов, как правового термина и развивающегося направления.

На сегодняшний день, несмотря на очевидный интерес к вопросу GR-взаимодействия как со стороны бизнес-сообщества, так и со стороны органов государственной власти, понятие GR-деятельности все также созвучно и переплетается в общем смысле с таким проблемным явлением как коррупция. Для того, чтобы в ближайшей перспективе процесс продвижения частных интересов и лоббизма, в качестве его составляющей, стали, наконец-то, «достойным», а не нарицательным выражением, необходимость законодательного урегулирования подобной деятельности выходит на первый план.

В случае нормативного закрепления и появления четко выраженного цивилизованного подхода к определению GR-деятельности, такого рода взаимодействие стало бы связующим звеном между бизнесом и властью, отодвигая на второй план коррупционные и теневые методы влияния на процесс принятия властями ключевых решений.

Конечно, данный вопрос является первостепенным при регулировании сферы взаимодействия бизнес-сообщества и государственных структур, но это не минимизирует проблему сложившихся в нашей стране особых институциональных условий, заложенных в системе функционирования органов власти. В процессе становления GR-деятельности как цивилизованной составляющей процесса продвижения интересов бизнес-ассоциаций важную роль оказывает состояние целого ряда политических институтов, процессов и явлений — выборов, деятельности политических партий, политического плюрализма, законодательного процесса, основ государственной службы и т.д. Немалую роль также играет и уровень правовой культуры граждан.

В этой связи, для успешного развития GR-взаимодействия как сферы взаимного урегулирования интересов и площадки для поиска компромиссов, именно комплексный подход со стороны государственной власти к проблемам состояния политических и гражданских институтов даст возможность перейти на новый, доверительный уровень отношений бизнеса и власти. Заинтересованность со стороны государства в достижении такого рода консенсуса позволит улучшить инвестиционный климат и повысит уровень экономического развития и благосостояния государства.

Таким образом, несмотря на то, что сфера GR в целом приобретает научную «оболочку» и в своем профессиональном развитии постепенно приближается к общепринятым бизнес-стандартам, важным видится тот факт, что на сегодняшний день в России не принят закон, регулирующий взаимоотношения государства и заинтересованного сообщества, а профессия GR-менеджера официально не узаконена, что влечет за собой существенное ограничение цивилизованного инструментария и легальных возможностей для отстаивания своих интересов.

Вместе с тем, с аспекта представления о новой модели GR-коммуникации и активном включении ее в российский политический процесс, необходимой выявляется предпосылка говорить о становлении и модернизации GR-взаимодействия в контексте общих социально-экономических преобразований.

Совершенно очевидно, что нужно создавать некоррупционные, прозрачные механизмы взаимодействия с бизнесом. Это важнейший показатель состоятельности национальной политической, экономической и социальной институциональной сфер.

В таком контексте именно процесс GR-деятельности позволит решать актуальные экономические интеграционные задачи в партнёрстве государственных структур с бизнесом, со средствами массовой информации, политическими партиями, общественными объединениями. Результатом таких совместных усилий, безусловно, явится значительный рост национальной экономики, повышение уровня качества жизни в нашей стране.

Библиография
1.
Кулакова Т.А, Government Relations в процессе принятия политических решений // Журнал ПОЛИТЭКС. 2005. № 2. С. 76.
2.
У, Кэмкрон Г., Уилкокс Д. Самое главное в PR. СПб., 2004. С. 362-363.
3.
Чумиков А.Н., Бочаров М.Л. Актуальные связи с общественностью. М., 2009. С. 605.
4.
GR-связи с государством. Теория, практика и механизмы взаимодействия бизнеса и гражданского общества с государством: уч. пособие / Под ред. Л.В. Сморгунова, Л.Н. Тимофеевой. М., 2012. С. 12.
5.
Наумов С.А., PR и GR в одном флаконе: Смешивать, но не взбалтывать // Стратегема. орг. 2005. 19 мая.
6.
Взаимодействие с органами государственной власти, или government relations / Сост. О.А. Морозов. СПбГТУРП, СПб., 2015. 86 с.
7.
Михайлов Ю.М. Связи с общественностью по-русски. М., 2007. С. 6.
8.
Кривоносов А.Д., Филатова О.Г, Шишкина М.А. Основы теории и практики связей с общественностью. СПб., 2011. С. 35.
9.
Профессиональный словарь лоббистской деятельности / Сост. П.Л. Толстых // Центр по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти. М., 2009.
10.
Дмитриев И. «Джиар в России больше, чем пиар» // Версия. 2005. 14 марта.
11.
Толмачева И.А. Лоббизм по-русски. Между бизнесом и властью. М.: Эксмо, 2011. С. 3.
References (transliterated)
1.
Kulakova T.A, Government Relations v protsesse prinyatiya politicheskikh reshenii // Zhurnal POLITEKS. 2005. № 2. S. 76.
2.
U, Kemkron G., Uilkoks D. Samoe glavnoe v PR. SPb., 2004. S. 362-363.
3.
Chumikov A.N., Bocharov M.L. Aktual'nye svyazi s obshchestvennost'yu. M., 2009. S. 605.
4.
GR-svyazi s gosudarstvom. Teoriya, praktika i mekhanizmy vzaimodeistviya biznesa i grazhdanskogo obshchestva s gosudarstvom: uch. posobie / Pod red. L.V. Smorgunova, L.N. Timofeevoi. M., 2012. S. 12.
5.
Naumov S.A., PR i GR v odnom flakone: Smeshivat', no ne vzbaltyvat' // Strategema. org. 2005. 19 maya.
6.
Vzaimodeistvie s organami gosudarstvennoi vlasti, ili government relations / Sost. O.A. Morozov. SPbGTURP, SPb., 2015. 86 s.
7.
Mikhailov Yu.M. Svyazi s obshchestvennost'yu po-russki. M., 2007. S. 6.
8.
Krivonosov A.D., Filatova O.G, Shishkina M.A. Osnovy teorii i praktiki svyazei s obshchestvennost'yu. SPb., 2011. S. 35.
9.
Professional'nyi slovar' lobbistskoi deyatel'nosti / Sost. P.L. Tolstykh // Tsentr po izucheniyu problem vzaimodeistviya biznesa i vlasti. M., 2009.
10.
Dmitriev I. «Dzhiar v Rossii bol'she, chem piar» // Versiya. 2005. 14 marta.
11.
Tolmacheva I.A. Lobbizm po-russki. Mezhdu biznesom i vlast'yu. M.: Eksmo, 2011. S. 3.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"