Статья 'Наставническая деятельность ВЛКСМ среди детей и подростков в середине 1950-х годов' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Наставническая деятельность ВЛКСМ среди детей и подростков в середине 1950-х годов

Ванин Владимир Алексеевич

кандидат исторических наук

начальник информационно-аналитического управления, Тамбовская областная Дума

392032, Россия, г. Тамбов, ул. Мичуринская, 112, каб. 313

Vanin Vladimir Alekseevich

PhD in History

graduate student of the Department of History and Philosophy at the Tambov State Technical University

392017, Russia, Tambov, ul. Internatsionalnaya, d. 14

hist@nnn.tstu.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Бурахина Ольга Анатольевна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра "История и философия", Тамбовский государственный технический университет

392032, Россия, Тамбовская область, г. Тамбов, ул. Мичуринская, 112, каб. 313

Burakhina Ol'ga Anatol'evna

PhD in History

Docent, the department of History and Philosophy, Tambov State Technical University

392032, Russia, Tambov, Michurinskaya Street 112, office #313

burola@mail.ru

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.9.19127

Дата направления статьи в редакцию:

12-05-2016


Дата публикации:

03-10-2016


Аннотация.

Как известно, 29 октября 2015 года Президент России подписал указ о создании общероссийской общественно-государственной детско-юношеской организации «Российское движение школьников». Как провозглашает документ, целью создания организации является «совершенствование государственной политики в области воспитания подрастающего поколения и содействие формированию личности на основе присущей российскому обществу системы ценностей». Фактически указ Президента завершил дискуссию о необходимости воссоздания организации школьников. В этой связи представляется чрезвычайно актуальным опыт наставнической деятельности комсомольских организаций среди детей и подростков, в том числе и в годы ранней "оттепели". Авторы рассматривают комсомол как социокультурный феномен, выявляют факторы его многостороннего влияния на учащихся , стараются обобщить как позитивный, так и негативный опыт. Материал подготовлен по материалам Тамбовской области - одного из наиболее типичных регионов Центральной России. Широко используя документы Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области (ГАСПИТО), авторы показали, что в шефской работе с пионерами и школьниками в середине 1950-х гг. произошли изменения, обозначившие определенный перелом, нацеленный навстречу потребностям самих юных граждан страны. Общественная жизнь во многих комсомольских организациях учащихся стала значительно разнообразнее и интересней.

Ключевые слова: молодежь, Российское движение школьников, комсомол, дети, школьники, пионеры, "оттепель", детский дом, воспитание, шефство

УДК:

316.323.72

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №15-31-01002 " Комсомол как социокультурный феномен XX века"

Abstract.

 
It is a known fact the on October 29, 2015 Russia’s President has signed a decree on the establishment of the all-Russian public organization for children and young people “The Russian Schoolchildren Movement”. As the document claims, the purpose of creation of this organization consists in the “improvement of state policy in the area of upbringing of the growing generation and contribution into formation of personality based on the characteristic to Russian society system of values”. In fact, the Presidential decree completed the discussion on the necessity of restoration of the schoolchildren organization. Due to this fact, the experience of the mentoring activity of the Komsomol organizations, including the years of the early “thaw” is extremely relevant among children and teenagers. The authors examine the Komsomol as a sociocultural phenomenon, determine the factors of its versatile influence upon the students, as well as attempt to generalize the negative and positive experience. The authors used the documents and materials from the State Archive of Sociopolitical History of Tambov Oblast, which demonstrated that there were significant changes, a so-called breaking point, in mentoring work with the school students, aimed at meeting the demands of the young citizens of the country. The social life in many of the Komsomol organizations of the students became more interesting and diverse.
 

Keywords:

Mentorship , Upbringing, Orphanage, Thaw, Pioneers, Schoolchildren, Children, Komsomol, The Russian Schoolchildren Movement, Youth

После Великой Отечественной войны значительно усилилось внимание советского государства к развитию общеобразовательной школы. Было принято несколько важнейших для школьного образования решений. В марте 1946 г. Законом о пятилетнем плане восстановления народного хозяйства было предусмотрено всеобщее обязательное обучение детей с 7-летнего возрастах[1, с. 285]. В 1949 г. провозглашен переход к всеобщему семилетнему образованию. В октябре 1952 г. Директивами Х1Х съезда КПСС была выдвинута задача введения всеобщего среднего десятилетнего образования в городах и подготовки условий для такого перехода в сельской местности [2, с. 281].

Школьные комсомольские организации постепенно становились ведущей силой в ВЛКСМ. Это проявилось как в резком увеличении количества школьных комсомольских организаций и их состава, так и активизации массовой работы комсомольцев-учащихся [3, с. 140].

В качестве приоритетной перед школьными комсомольскими организациями выдвигалась задача улучшения успеваемости школьников. Как показывает статистика тех лет, кардинально данную задачу комсомолу решить не удалось. Во многом это было обусловлено социально-экономическими трудностями периода. Комсомол регулярно заявлял о новых мерах, способствовавших повышению качества учебного процесса, повышению успеваемости, но рост второгодничества в школах не уменьшался. XII съезд ВЛКСМ в резолюции по Отчетному докладу о работе ЦК ВЛКСМ 23 марта 1954 г. вынужден был констатировать: «Комсомольские организации недостаточно заботятся о культурном росте молодежи. Руководящие комсомольские органы плохо помогают школе в повышении успеваемости и укреплении дисциплины учащихся»[4, с. 416].

В Тамбовской области по итогам 1952-1953 учебного года 40 000 школьников осталось на второй год, в том числе более 6 000 комсомольцев и 20 000 пионеров. В Ламском, Глазковском, Моршанском, Хоботовском и Дегтянском районах второгодником оказался каждый 3-4 учащийся. Первое полугодие следующего учебного года показало, что не успевает каждый четвёртый ученик области. Были и такие школы, где не успевали все комсомольцы. В Николинской семилетней школе Красивского района каждый комсомолец имел 1-2 двойки, а секретарь комсомольской организации не успевал в первой четверти сразу по трём предметам. В Верхне-Ярославской школе Ламского района из 22 десятиклассников к экзаменам на аттестат зрелости было допущено лишь 2 человека. В первой четверти 1953-1954 учебного года успеваемость в школах Ламского района снизилась до 67%, а в отдельных школах до 30-40% [5, д. 1198, л.35]. Тамбовская область была одной из отстающих областей по успеваемости РСФСР. Ежегодно в школах около 40 тысяч учащихся оставались на второй год [5, д. 1461, л. 31]. За низкую успеваемость в школах областная комсомольская организация подверглась резкой критике даже на ряде пленумов ЦК ВЛКСМ [5, д. 1061, л. 31].

В 1954-1955 учебном году официальная пропаганда много вещала о переходе к работе по новым учебным программам и учебникам и «других мерах, предпринятых партийными, советскими, комсомольскими органами», но успеваемость повысилась всего на 3,3% [5, д. 1461, л. 32]. Впрочем, даже столь незначительное повышение успеваемости позволило некоторым райкомам, горкомам ВЛКСМ, органам народного образования самоуспокоиться и говорить об успехах. Определенное отрезвление произошло только в следующем учебном году, когда итоги первой четверти продемонстрировали резкое снижение успеваемости: 38 840 школьников получили неудовлетворительные оценки. Среди неуспевающих числилось 7 тысяч комсомольцев. В школах Котовска каждый шестой неуспевающий был обладателем комсомольского билета. В школе №22 Тамбова 45 из 185 членов ВЛКСМ учились неудовлетворительно, 20 из них имели несколько четвертных «двоек» [5, д. 1461, л. 32].

Причем, исходя из установки, согласно которой комсомольцы должны служить примером для остальных учащихся, обкомом ВЛКСМ школьная статистика обнародовалась выборочно: в пропагандистских целях традиционно подчеркивались успехи обучающихся комсомольцев.

Хорошо, что среди комсомольских руководителей все же было немало прагматиков, осознавших: причинами низкой успеваемости школьников являлись не только промахи в работе органов народного образования и комсомола, но и неблагоустроенность школ, трудная социально-экономическая ситуация. Создание фондов всеобуча при школах, организация платных концертов, выращивание овощей на пришкольных участках стали наиболее распространенными формами материального обеспечения нуждающихся учащихся [6, с. 25].

В 1953 г. обком ВЛКСМ предпринял отчаянную попытку исправить ситуацию в школах: в ЦК ВЛКСМ и Министерство просвещения РСФСР были направлены письма с информацией о низком качестве образования, кадровых и материальных проблемах тамбовских школ. В частности, сообщалось, что в начале 1953 г. в 90 средних и почти во всех семилетних школах иностранный язык преподавали специалисты по непрофильной специальности, 80% учителей физвоспитания не имели соответствующего образования, не хватало десятков учителей по другим предметам. Вместимость имеющихся школьных зданий зачастую не обеспечивала проведение занятий даже в две смены. Министерство просвещения РСФСР не выполняло обязательства о поставке в область учебников [5, д. 1166, л.7-12].

Казалось бы, в связи с преобладанием в послевоенном комсомоле комсомольцев-школьников должно было заметно вырасти внимание к школьному комсомолу. Однако по-прежнему в руководящих органах комсомола на школьные комсомольские организации часто смотрели как на вспомогательные детские отряды, своеобразные филиалы, которыми некогда заниматься тем, кто «занят взрослым делом». На Тамбовской областной комсомольской конференции в декабре 1955 г. отмечалось: «Несмотря на то, что во всех городских и тем более районных комсомольских организациях школьники составляют от 40 до 60% численного состава всей комсомольской организации, работники комитетов в школах бывают очень редко. Многие секретари школу не знают, не изучают и даже не считают это своим недостатком. Обком ВЛКСМ очень мало предъявлял к ним требовательности за положение дел в школах. Вся работа в школах со стороны райкома ведется, в лучшем случае, лишь заведующими отделами пионеров» [5, д. 1246, л. 33].

Общественная жизнь во многих школах была обескровлена. Как правило, большинство комсомольцев не имело поручений. В работе многих комсомольских организаций школ присутствовало крайне мало элементов самодеятельности. Она велась шаблонно, сухо, неинтересно. Многие директора школ, классные руководители, пользуясь правом «утверждать и разрешать» любое, даже самое незначительное мероприятие комсомольского комитета, порой сами очень плохо разбираясь в комсомольской работе, ограничивали, сковывали инициативу школьников. Принцип «как бы чего не вышло» стал основополагающим в отношении школьных администраций к школьным комсомольским организациям. Показательно отчетно-выборное комсомольское собрание в Каменской средней школе в 1955 г. В организации, насчитывающей 170 комсомольцев, на собрании выступил только один школьник. Другими ораторами были директор, учитель и представитель райкома ВЛКСМ [5, д. 1246, л. 34].

В ситуации, когда школьный комсомол в первую очередь был ответственным за хорошую учебу и дисциплину, среди членов комитетов комсомола школ укоренилась круговая порука, отсутствовала настоящая критика. Комсомольский актив постоянно критиковался вышестоящими комитетами комсомола за скрытие недостатков, коллективные уходы с уроков, обманы учителей, списывание домашних заданий и т.п. В тоже время многие школьники тех же комсомольских активистов воспринимали как доносчиков, хотя часто это было и неоправданно.

Жизнь все нагляднее демонстрировала пагубность решений ХII пленума ЦК ВЛКСМ 1944 г. и поддержавшего их ХI съезда ВЛКСМ [7, с. 449-455]. Предоставление прав директору и учителям школ присутствовать на всех комсомольских собраниях, приостанавливать в случае необходимости решения комсомольских собраний, запрещение учащимся критиковать на них своих учителей, обязательное утверждение администрацией планов работы общественных ученических организаций, согласование повестки дня собраний с администрацией, учет мнения учителей при приеме в члены ВЛКСМ привели к ущемлению самостоятельности и самодеятельности школьных комсомольских организаций. Ликвидировав ученические комитеты (учкомы), названные «изжившими себя», комитетам комсомола фактически запретили вмешиваться в учебно-воспитательную деятельность педагогических коллективов, да и в целом в жизнь школ. Требуя от комсомольцев активной помощи педагогическому коллективу в обучении и воспитании учащихся, ХI съезд ВЛКСМ поставил школьные комсомольские организации в полную зависимость от администраций. Практика воспитательной работы в школе вступала в противоречие с принципами комсомольской жизни [8, с. 187] В Тамбове делегаты Х областной комсомольской конференции обратились в 1955 г. с предложением к ЦК ВЛКСМ пересмотреть ряд своих постановлений о школьных комсомольских организациях, ликвидировать права школьных администраций вмешиваться во внутренние дела комсомольских организаций: «Директор школы, классный руководитель и без этого права может влиять и направлять работу ученической организации» [5, д. 1246, л. 34].

Бюро ЦК ВЛКСМ только в 1956 г. признало неоправданность данной практики. Но и в конце изучаемого периода комитеты ВЛКСМ недооценивали работу комсомола в школе, смотрели на нее как на второстепенный участок.

На XI областной комсомольской конференции прямо признавалось, что «многим работникам райкомов, горкомов, в том числе первым секретарям, не хватает настоящего знания жизни школы, поэтому отдельные работники боятся школы»[5, д. 1373а, л. 38]. Годами вопросы работы школьного комсомола даже не обсуждались на заседаниях бюро и пленумах многих райкомов. «Если работники РК ВЛКСМ и бывают в школе, то часто ограничиваются лишь беседой с учителями, директорами и вовсе не встречаются с активом», — признавал первый секретарь Тамбовского обкома ВЛКСМ в начале 1958 г. [5, д. 1373а, л. 38].

Невыполненной к концу периода оставалась задача улучшения успеваемости. По итогам 1956-1957 учебного года 16 тыс. учащихся были оставлены на второй год (из них 5 тысяч членов ВЛКСМ). 1230 человек в это время не были охвачены всеобучем, 3200 бросили школу. На следующий год всеобучем не были охвачены 800 молодых тамбовчан [5, д. 1373а, л. 38].

Во многих школах задачи комсомола по-прежнему были сужены рамками борьбы за успеваемость и дисциплину. Правда, надо отметить, что областной и районные комитеты ВЛКСМ выступали горячими сторонниками всеобуча. Комсомольские органы резко критиковали директоров школ, отделы народного образования, допускавшие случаи исключений из школ, переводов в другие школы. Любой случай беспризорности воспринимался как плод плохой воспитательной работы школы, пионерской и комсомольской организаций.

Комсомол проявил себя как борец с чрезмерной перегрузкой детей домашними заданиями. Изучив состояние учебно-воспитательной работы в школе №51 г. Тамбова в 1954 г. комиссия Тамбовского обкома ВЛКСМ, например, подчеркивала: «При подсчете самими же преподавателями оказалось, что на подготовку домашнего задания ученику потребуется затратить около 11 рабочих часов. Это, конечно, недопустимое издевательство и над учащимися, и над учебным процессом» [5, д. 1218, л. 53].

Двоякую роль играло активное привлечение школьников к общественно-полезному труду. Отвлечения от учебного процесса, тяжелые для детских организмов физические нагрузки не могли благоприятно отразиться на качестве учебы. В тоже время нельзя отрицать большое воспитательное значение общественно-полезного труда.

После XII съезда ВЛКСМ комсомол стал больше внимания уделять привитию учащимся любви к технике, производству, сельскому хозяйству, общественно-полезному труду. Комсомольские и пионерские организации призывались всячески содействовать воспитанию у пионеров и школьников любви к сельскому хозяйству, к производству, желания работать в МТС, колхозах, совхозах, на заводе, овладевать сельскохозяйственными профессиями. На областном совещании комсомольского актива (апрель 1954 г.) подчеркивалось: «Комсомольским активистам следует постоянно помнить, что каждый пионер должен войти в жизнь не только вооруженным знаниями, но и с умелыми руками» [5, д.1202, л. 32].

Во многих школах области (в первую очередь – в Жердевском, Платоновском, Бондарском, Первомайском районах) были организованы кружки по изучению сельскохозяйственных машин. В 1955 г. 9 школ области, 16 кружков юных мичуринцев, 109 юных натуралистов приняли участие во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке [5, д. 1246, л. 36]. Поддерживая тягу школьников к техническим и сельскохозяйственным знаниям, обком ВЛКСМ стал проводить пионерские фестивали, слеты юных мичуринцев, выставки детского изобразительного и технического творчества, спортивные соревнования, конкурсы юных садоводов.

Среди новых форм трудовой закалки юношества особенно следует вспомнить ученические трудовые бригады. В Тамбовской области у истоков движения стояла ученическая производственная бригада Сампурской средней школы. Распорядок дня, правила социалистического соревнования юные сампурцы утверждали на заседаниях совета бригады. Производственная бригада сумела достичь заметных успехов в развитии кролиководства, на свекловичных полях. Вместе с тем, участники бригады организовывали кружки взаимопомощи для подготовки домашних заданий и борьбы с неуспеваемостью, интересные концерты художественной самодеятельности, выпускали стенгазеты. Опыт школьного самоуправления в форме ученической производственной бригады был обобщен Тамбовским институтом усовершенствования учителей и распространен в форме специальной методической брошюры .

По-прежнему широкий размах имело движение комсомольцев-школьников и пионеров за развитие садоводства. Неудивительно, что с особым энтузиазмом участвовали в нем молодые мичуринцы. На бывшем пустыре площадью 3 га вырастили плодовый сад с мичуринскими сортами яблонь, груш, вишни, винограда и других деревьев пионеры и школьники Мичуринской школы №2. Осенью 1954 г. они взяли обязательства выделить со своего участка и послать плодовых и ягодных саженцев в количестве 100 штук, и в ознаменование 100-летия со дня рождения И.В. Мичурина весной 1955 года заложить новый питомник плодовых деревьев на 1000 штук, предназначенных для отправки на целинные земли Северного Казахстана [5, д. 1270, л. 22-25]. Под девизом «Поможем нашим землякам – новоселам покрыть целинные земли сплошными садами!» инициативу поддержали и многие другие школьники.

К тому же в середине 1950 - х гг. резко увеличилась профориентационная направленность комсомольской работы. В летний период во многих школах организовывались комсомольско-молодежные лагери, производственные бригады. Во многих районах были проведены слеты десятиклассников «С аттестатом зрелости — на производство!». Работа школьного комсомола все больше связывалась с задачами политехнического обучения по ознакомлению учащихся с основами промышленности, сельского хозяйства, воспитания любви к физическому труду. На более эффективное продолжение данной работы было нацелено Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О вовлечении в промышленное и сельскохозяйственное производство молодежи, окончившей средние общеобразовательные школы» (сентябрь 1957 г.).

Как и прежде, комсомол данного периода уделял пристальное внимание шефству над пионерскими организациями. Главные задачи пионерской организации ЦК комсомола видел в оказании помощи школе и учителю в борьбе за получение учащимся прочных знаний, вовлечение школьников в посильную общественно-полезную работу, укрепление дисциплины и хорошего поведения детей в школе, дома, общественных местах. Пионерские организации нацеливались воспитывать пионеров и школьников в духе советского патриотизма, беззаветной любви и преданности Родине, развивать у детей настойчивость в преодолении трудностей, аккуратность, смелость, бодрость, физическую выносливость, чувство коллективизма, уважение к старшим, прививать пионерам и школьникам общественные навыки, умение проявлять инициативу в общественной работе [9, с. 23-24].

В соответствии с постановлением ЦК ВЛКСМ 1946 г. «О введении выборности в пионерских организациях» упразднялись штабы отрядов и дружин, система приказов, отменялось назначение вожатых звеньев, начальников и членов штабов отрядов и дружин. Устанавливались единые сроки выборов и отчётов во всех пионерских организациях. Во главе пионерского звена теперь стоял выборный вожатый звена, во главе отряда выборный совет отряда, во главе дружины выборный совет дружины. Совет дружины из своего состава избирал председателя совета, редактора стенной газеты и знаменосца дружины. Устанавливалось, что вожатые звеньев, советы отрядов и дружин регулярно отчитываются о своей работе перед пионерами [5, д. 712, л. 119]. В пионерскую организацию принимались дети с 9-летнего возраста, что позволило создать пионерские отряды и дружины во всех начальных школах [10, с. 278].

Среди новшеств, практикуемых во взаимоотношениях пионерских и комсомольских организаций, следует отметить приглашение пионеров на комсомольские собрания, введение при райкомах и горкомах комсомола института инструкторов – общественников из числа комсомольского актива по различным вопросам пионерской работы. Во всех комитетах комсомола предприятий и учреждений одному из членов комитета поручалось поддерживать связь со школой, детским домом, пионерской организацией.

Работа комсомола с пионерскими организациями в первое послевоенное десятилетие справедливо оценена современным исследователем А.А. Беляевым с двух основных позиций. С одной стороны, важнейшей задачей государства в те годы было восстановление народного хозяйства, обеспечение экономического роста. В связи с этим задачей комсомола было вовлечение в этот процесс всей молодёжи, в том числе и пионеров. Как всесторонне показал А.А. Беляев, с этой задачей комсомол успешно справлялся. Вторым важным направлением в работе с пионерией был вопрос воспитания, который в свою очередь тоже можно разделить на две основные составляющие. Это воспитание, как тогда говорили, «политической сознательности», и общее воспитание, направленное на повышение общекультурного уровня пионеров. Претворению в жизнь их целей в первую очередь мешал кадровый голод, особенно актуальный для сельских организаций. Но и в сложившихся условиях наблюдались некоторые улучшения воспитательной работы. Комсомол старался внести разнообразие в работу пионерской организации. Комсомольские органы изучали статистические данные и старались улучшить плохие показатели. Постановления ЦК ВЛКСМ, Тамбовского обкома ВЛКСМ, районных и городских комитетов комсомола были направлены на улучшение работы с пионерией. В тоже время, в погоне за статистикой, терялся индивидуальный подход к каждому пионеру. Оживление работы в пионерских отрядах, звеньях было заметно, главным образом, в период подготовки к сборам, конференциям, праздникам, торжественным дням, т.е. по-прежнему господствовал пресловутый кампанейский подход [11, с. 42].

На ХI съезде комсомола в новой редакции был утвержден раздел Устава ВЛКСМ «О пионерской организации». Особо подчеркивалось, что организация юных пионеров должна содействовать воспитанию пионеров и школьников в духе советского патриотизма, развивать у детей любовь к знаниям, труду, дисциплинированность, активность, уважение к старшим» [7, с. 459]. Съезд нацеливал комсомольские организации повседневно руководить работой пионерских отрядов и дружин, развивать самодеятельность пионеров, добиваться, чтобы каждый пионер был примером для учащихся в учении и дисциплине. В Уставе говорилось: «Комсомольские организации должны заботиться о работе пионерских лагерей, дворцов и домов пионеров, пионерских комнат, спортивных площадок, театров, детских технических и туристических станций и т.д.»[7, с. 460].

Вскоре после съезда министр просвещения издал приказ, которым руководители и учителя школ обязывались повысить внимание к пионерским и комсомольским школьным организациям. Но было очень трудно переломить ситуацию, когда педагогические коллективы, как правило, имели предубеждения против смешивания учебной и общественной работы. В сельской местности пионерская работа осложнялась и из-за элементарного отсутствия пионерской атрибутики [5, д. 1156].

В 1954 г. вопрос о работе пионерской организации обсудил XII съезд ВЛКСМ. Отмечалось, что выполнение указания XI съезда о подчиненном характере деятельности пионерской организации по отношению к учебно-воспитательным задачам школы нередко выливалось в преувеличение роли учителя в пионерской деятельности, приводило к отождествлению пионерской и внеклассной учебно-воспитательной работы. Пионерские сборы нередко превращались в дополнительные уроки, где ребята решали задачи, писали диктанты.В приветствии съезду пионеров упрек в этом был высказан в поэтической форме:

На уроке — обучение,

И склонение, и спряжение,

А на сборе — повторение:

И спряжение, и склонение.

И никто понять не мог,

Где же сбор, а где урок [5, д. 1202, л. 28].

В резолюции съезда подчеркивалось, что борьба пионерских дружин и отрядов за прочные знания учащихся должна осуществляться методами, свойственными пионерской организации как самодеятельному объединению детей, строиться интересно и увлекательно, без формализма и казенщины. Осуждалась практика подмены пионерского актива вожатыми и учителями, овзросления пионерской работы. Внимание комсомольских организаций обращалось на необходимость устранить нарушения принципа самодеятельности, утверждать творческий подход к работе с детьми, стремящимися к романтике, любящими игру и увлекательные занятия [4, с. 419-420]. Комсомольским организациям было поручено принять активное участие в создании производственных кружков «умелые руки», учебно-производственных пришкольных участков. Было признано целесообразным за успехи в отдельных видах пионерской работы награждать значками «Юный техник», «Юный натуралист», «Юный турист». ЦК ВЛКСМ учредил Книгу почета пионерской организации имени В.И.Ленина и нагрудный значок «Лучшему пионерскому вожатому».

Однако и после съезда, не смотря на все более настойчивую критику, в Тамбовской области обычным явлением были так называемые «предметные сборы»: «Повторение имен прилагательных», «Спряжение глаголов», «Умножение», «Лев Толстой», «Почвы СССР» и т. п. В Шпикуловском районе за целый учебный год не провели в школах ни одной экскурсии, читательской конференции, похода, вечера и т.п.[5, д. 1218, л. 16]. Отдельные учителя просто выносили на сборы все, что не смогли хорошо проработать на уроках. Например, в Володарской семилетней школе на протяжении целого учебного года на пионерских сборах обсуждался один и тот же вопрос: успеваемость и , л. 9дополнительных занятий: «Кто больше придумает слов с суфиксами чек, чик, ок, ек, с приставками раз, через, под, без, до», «Действия с алгебрагическими дробями» и т.д. [5, д. 1218, л. 16] Нередкими среди 6-7-классников были беседы «Основной экономический закон социализма», «Сталин о неизбежности войн в капиталистических государствах»[5, д. 1202, л. 27]. В Александровской семилетней школе Ржаксинского района проводили даже сбор «Землетрясение» [5, д. 1202, л. 28-29]. В связи с этим на собрании комсомольского актива в апреле 1954 г. прозвучало: «Просто удивительно, как это земля еще не затрясется под ногами руководителей, с помощью которых выхолащивается все интересное и увлекательное»[5, д. 1202, л.29].

Комитеты ВЛКСМ стали пристальней следить за соблюдением принципа самодеятельности пионерских организаций, получили осуждение факты назначения (а не избрания) членов советов дружин и отрядов, чрезмерной регламентации пионерской работы. Обком ВЛКСМ так определил новый курс: «Пионеры, безусловно, нуждаются в руководстве старших. Но руководство нельзя подменять командованием, администрированием» [5, д. 1202, л. 33]. Пионерские сборы определялись как мероприятие для определения планов, передачи опыта и подведения итогов сугубо пионерской работы. Провозглашалось, что на сборах пионеры могут обсуждать книги, спектакли, кинофильмы, показывать свои достижения по техническому, художественному творчеству, разучивать игры, песни, танцы. Отстаивались пионерские традиции: линейка, отдача рапортов, вынос знамени, парады, праздники песни, костры. Было обращено внимание на необходимость специального оборудования пионерских комнат.

Комсомол не отказывался от социалистического соревнования пионерских отрядов и дружин. Но при этом круг соревнования ограничивался физкультурной, юннатской работой, техническим и художественным творчеством. Ни в коем случае не допускалось соревнование по учебной работе.

Руководящие органы ВЛКСМ все активнее нацеливали первичные организации на проведение военных и спортивных игр, соревнований, смотров художественной и технической самодеятельности учащихся. В городах популярными формами работы с пионерами становились чтения и обсуждения книг, спектаклей, кинофильмов. Обычным делом пионеров стал сбор металлолома и макулатуры. Традиционными стали «трудовые отчеты» пионеров перед шефствующими предприятиями.

Массовой формой пионерской работы стали походы и путешествия пионеров по родному краю. Силами пионеров и школьников изготавливалось простейшее походное снаряжение. Хотя, как правило, пока походы не выходили за пределы района или области, надо признать и их ценность для расширения знаний школьников в области истории, географии, естествознания, литературы. Проводя походы, комсомольские организации ставили перед каждым отрядом юных путешественников задачи по пополнению учебных кабинетов гербариями, коллекциями насекомых, минералов, альбомами и другими учебными пособиями.

В 1954 г. в большинстве районов прошли слеты юных путешественников. В августе 1954 г. впервые был проведен областной слет юных путешественников. В нем приняли участие как организаторы движения из числа комсомольских руководителей и педагогов, так и пионеры и школьники, активно участвующие в походах и экскурсиях по изучению родного края. Участники слета не только делились опытом работы, но и участвовали в туристической эстафете, экскурсии по реке Цне, праздничном костре.

Традиционным в эти годы стал проводимый обычно в Мичуринске областной слет юных мичуринцев. В нем участвовали пионеры и школьники, добившиеся наилучших результатов в развитии садоводства, цветоводства, овощеводства, пчеловодства и животноводства, лучшие руководители кружков юных натуралистов школ и детских домов, комсомольские и пионерские работники — организаторы работы юных мичуринцев. Как правило, участники слетов посещали Дом-музей И.В. Мичурина, научно-исследовательские учреждения.

Принимая участие в областном и Всесоюзном конкурсах юных садоводов, пионеры и школьники проводили большую работу по озеленению школ, сел, колхозов, посадке новых садов. В 1955 г. 9 школ области, 16 кружков юных мичуринцев, 109 юных натуралистов были удостоены участия во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке [5, д.1246, л. 36]. Большой популярностью пользовался конкурс юных садоводов, посвященный 100-летию со дня рождения И.В. Мичурина.

Обобщая положительный опыт работы пионерских организаций, Тамбовский обком комсомола совместно с облоно проводил выставки детского изобразительного и технического творчества.

Вместе с тем, как и в школе в целом, в работе с пионерами невооруженным глазом можно было увидеть отставание комсомола от запросов времени. Ориентация на приоритетное выполнение учебных задач, вмешательство в дела комсомольской и пионерской организаций со стороны школьных администраций приводило к тому, что во многих пионерских дружинах сама пионерская работа воспринималась как своеобразный дубляж учительских нотаций и поучений, как занятие весьма скучное и бесполезное. Сохранялось проведение пионерских сборов по повторению пройденного материала. По-прежнему работа во многих местах велась без учета возраста и знаний пионеров. Доходило до того, что с пионерами 3-4 классов изучали постановления ЦК КПСС по проблемам экономики. Даже торжественные линейки проходили далеко не во всех пионерских отрядах. «Во многих отрядах и дружинах работа сводится лишь к проведению трафаретных сборов по большим праздникам, с длинными скучными докладами. Неслучайно … учителям … часто приходится стоять у дверей, сдерживая ребят, убегающих с подобных сборов», — признавал Тамбовский обком ВЛКСМ в 1955 г. [5, д. 1246, л. 37]

Детская психология была настроена на атмосферу праздника в пионерской организации. Пионеры довольно охотно участвовали в походах, пионерских парадах, кострах, всякого рода занимательных конкурсах. Но, к сожалению, далеко не в каждой пионерской или шефствующей над ней комсомольской организации находились их умелые организаторы.

Комсомол был ответственным и за проведение каникул пионеров и учащихся. Во время зимних каникул во всех школах организовывались елки с подарками. Летом 1957 г. около 20 тыс. пионеров отдохнули в загородных лагерях. В 25 районах были организованы межколхозные пионерские лагеря, где отдохнули 2500 ребят [5, д. 1373 а, л. 37].

В 1957 г. состоялся специальный VIII пленум ЦК ВЛКСМ, поставивший новые задачи по улучшению работы с пионерами. 17 декабря 1957 г. областной комсомольский актив также рассмотрел вопрос об улучшении работы областной пионерской организации. Состоялись и собрания актива в большинстве районов области. В первую очередь на них обсуждались проблемы соответствия форм и методов пионерской работы задачам, поставленным комсомолом. Осуждались несоблюдение принципа инициативы и самостоятельности юных пионеров, попытки подменить пионерской организацией школы и учителей, «внести в пионерскую организацию несвойственные ей методы — методы учебной работы» [5, д. 1373 а, л. 40]. Негодной признавалась ситуация, когда пионервожатые или учителя отстраняли пионеров от руководства своей организацией, практически все делали сами: проводили сборы, оформляли дневники, стенные газеты, писали выступления пионеров. «По-прежнему сохранились у нас и сборы по повторению пройденного материала и скучные нотации вместо увлекательных дел, по-прежнему встречаются извращения и оказенивание пионерской работы. В отдельных пионерских дружинах Полетаевского, Глазковского районов еще не отказались от проведения трафаретных сборов об успеваемости и дисциплине», — подчеркивалось в отчетном докладе обкома ВЛКСМ на XI областной комсомольской конференции [5, д. 1373 а, л. 40].

Была осознана необходимость более широкого привлечения пионеров в доступной для них форме к активной общественно-политической работе. Пионерские организации нацеливались на расширение сферы действия дружин вне школ, по месту жительства детей и подростков. Все более расширялась сфера привлечения детей к общественно-полезному труду: благоустройству школьных территорий, дежурству в помещениях классов, уходу за пришкольными огородами и садами, сбору дикорастущих ценных растений, лекарственных трав, выращиванию и уборке овощей и фруктов .

Стало завоевывать популярность движение красных следопытов, походы по маршрутам славы «отцов» — представителей предыдущих поколений (тех, кто учился в этой же школе, работал на этом же заводе и т.п.).

В декабре 1957 г. ЦК ВЛКСМ утвердил новые тексты Торжественного обещания юного пионера Советского Союза и Законов юных пионеров. Законы юных пионеров, как и раньше, имели ярко выраженную идеологическую окраску (Пионер предан Родине, партии, коммунизму. Пионер готовится стать комсомольцем. Пионер — друг пионерам и детям трудящихся всех стран). Но главная направленность «Законов» — патриотическая. Провозглашались преданность Родине, готовность стать защитником Отечества, уважение к памяти погибших, делам предыдущих советских поколений.

Торжественное обещание юного пионера Советского Союза в редакции 1923 г. было направлено в первую очередь на задачи, связанные с торжеством пролетарского интернационализма («Буду твердо стоять за дело рабочего класса в его борьбе за освобождение рабочих и крестьян всего мира»). Теперь же и здесь на первый план выходила патриотическая идея («Торжественно клянусь: горячо любить свою Родину»).

Вместе с тем, стоит признать противоречивым шаг по отказу от «Обычаев юных пионеров» (1. Пионер не валяется в постели утром, а поднимается сразу, как ванька-встанька. 2. Пионеры стелют постели своими, а не чужими руками. 3. Пионеры моются тщательно, не забывая мыть шею и уши, чистят зубы и помнят, что зубы — друзья желудка.4. Пионеры точны и аккуратны. 5. Пионеры стоят и сидят прямо, не горбясь. 6. Пионеры не боятся предлагать свои услуги людям. 7. Пионеры не курят; курящий пионер уже не пионер. 8. Пионеры не держат руки в карманах; держащий руки в карманах не всегда готов. 9. Пионеры охраняют полезных животных. 10. Пионеры помнят всегда свои обычаи и законы. 11. Пьяный пионер позорит дружину). С одной стороны, они выглядели не очень современно, слишком просто. С другой стороны, в основном повторяя обычаи скаутов [12, с. 358-359], они провозглашали общечеловеческие ценности, доступным для детей языком учили делать их то, что во все времена и во всех странах для порядочных людей будет выглядеть хорошо.

Огромную роль в воспитании школьников играла наглядная агитация. В этой связи полезно обратить внимание на содержание плакатов, которые массовыми тиражами выходили в свет и размещались практически в каждой школе середины 1950-х гг. На этих плакатах жестко высмеивались недостатки и отрицательные черты характера, показывалось, из чего должен складываться облик идеального школьника (пионера, комсомольца). Судя по плакатам середины 1950-х годов, тот, кто гнушается грязной работой, не достоин носить пионерский галстук. При этом мальчики не должны думать, что иголка предназначена только для девичьих пальчиков. Настоящий мужчина должен владеть навыками самообслуживания. Юноши и девушки должны поддерживать здоровый образ жизни, правильный распорядок дня, иметь определенные спортивные достижения. Плакаты активно призывали школьников к отличной учебе. Делался акцент на особую важность для советских школьников уроков труда.Акцентировалось внимание на преемственности поколений, помощи младшим товарищам и приучении к труду, начиная с младшего возраста. Плакаты выстраивали своеобразную эстафету преемственности: комсомолец — пионер — октябренок .

Актуальным оставалось и шефство комсомола над детскими домами. Данное направление работы резко активизировалось после окончания Великой Отечественной войны. 2 августа 1945 г. Бюро ЦК ВЛКСМ в постановлении «Об участии комсомольских организаций в улучшении работы детских домов» одной из важнейших задач комсомольских организаций было названо коренное улучшение работы детских домов и оказание помощи органам народного образования в бытовом устройстве, материальном обеспечении и воспитании детей, родители которых погибли на войне. Секретарям первичных комсомольских организаций, членам бюро и пленумов райкомов, горкомов, обкомов, ЦК комсомола союзных республик вменялось в обязанность повседневно заботиться о детских домах, бывать в них, практически помогать в улучшении их работы [13, д. 385, л. 9].

В июне 1947 г. в постановлении «Об участии комсомольских организаций в улучшении работы детских домов и устройстве детей, оставшихся без родителей» ЦК ВЛКСМ возложил на горкомы, райкомы и обкомы комсомола дополнительные обязанности. Комсомольские комитеты должны были решать вопросы, связанные с постановкой воспитательной работы в детских домах и улучшением материально-бытовых условий детей-сирот. Особо в документе подчёркивалось, что данную работу стоит воспринимать не как кратковременную кампанию, а как важнейшую политическую и государственную задачу комсомола [14, с. 56].

В Тамбовской области в середине 1950-х гг. функционировало более 40 детских домов. Комсомол регулярно поднимал вопросы шефства над детскими домами. Но надо признать, что конкретная работа комсомола в детских домах была малозаметной. Недаром большинство отчетов о ней выглядели безлико: «приняты меры», «осуществляется поддержка» и т.п.

В начале изучаемого периода Тамбовский обком ВЛКСМ совместно с органами народного образования провел проверку состояния учебно-воспитательной работы и материально-бытовых условий воспитанников каждого детского дома области. Во многих детдомах неуспевающими были более 30% воспитанников. В Перевозовском, Первомайском, Софьинском, Сампурском, Ново-Томниковском детских домах отмечались многочисленные случаи хулиганства. Было установлено, что по существу не работают пионерские дружины Пахотно-Угловского, Мало-Пупковского, Нарядинского детских домов. В Полетаевском детском доме нет совета дружины, советов отрядов, сборы отрядов и звеньев не проводились [5, д. 1156, л. 14].

Впрочем, на фоне бытовой неустроенности воспитанников, грубости и неспособности к воспитательной работе многих директоров и воспитателей данные проблемы кажутся несущественными. Вот типичное резюме обследования детского дома (в данном случае – Уваровского): «В детском доме холодно, сыро. Воспитанники спят не раздеваясь. Постельные принадлежности вышли из употребления. Кровати не соответствую возрасту детей. Питание детей организовано крайне плохо: на протяжении 4-х месяцев дети не получают жиров, круп, молочных изделий, овощей». 28 из 65 детских домов были совершенно не обеспечены топливом, дети спали в зимних пальто [5, д. 1156, л. 15].Даже хлебобулочными изделиями детдома в 1954 г. снабжались с частыми перебоями [15, д. 1218, л. 81]. Практически все детдома находились в антисанитарном состоянии, не хватало одежды, обуви, оборудования, имеющиеся бани не соответствовали своему назначению («дети раздеваются, одеваются, моются в одной комнате») [15, д. 1218, л. 81-82]. В Пироговском детдоме не было даже умывальников. В Сампурском детдоме не хватало тазов, не было раздевалки. В Ново-Рассказовском детдоме не было света, детям приходилось учить уроки впотьмах [15, д. 1218, л. 82].

Зачастую не лучше обстояли дела в школах-интернатах. Проверив состояние работы с детьми в Шпикуловском районе в 1954 г., Тамбовский обком ВЛКСМ вынужден был признать: «В интернате Павлодарской средней школы необыкновенная теснота и грязь, учащиеся спят по двое на койке. В комнатах нет стульев, так что приходится учить уроки, сидя на койках и на полу, нет света, радио. Не хватает постельного белья: имеется по одной простыне и нет подушек, нет ни одного полотенца» [15, д. 1218, л. 19].

Что в этой ситуации предпринимали комсомольские органы? Провели пятидневный семинар пионерских вожатых детских домов, месячные курсы воспитателей. Вопрос об улучшении воспитательной работы дважды обсуждался на бюро обкома ВЛКСМ. Все это выглядит чуть ли не насмешкой на фоне истинных проблем детских домов и интернатов.

Большую эффективность имели различные обращения комсомольских органов в вышестоящие инстанции, особенно когда в них приводились конкретные факты злоупотреблений, сравнения норм и реальности. Большую роль для улучшения ситуации в детдомах играли также просьбы обкома ВЛКСМ в адрес министерств и ведомств. Именно обком выступал в качестве наиболее настойчивого просителя кроватей, швейных машин, ватных одеял, физкультурно-спортивного инвентаря.

Именно обком ВЛКСМ проявил принципиальную позицию, когда в 1953 г. чрезвычайная ситуация сложилась в детском доме им. Пирогова Мичуринского района. Ситуация накалилась там настолько, что «в течение месяца воспитанники приходили в детский дом для того, чтобы покушать и переночевать, остальное время проводили на огородных участках колхозников, в лесу и на реке» [15, д. 1156, л. 137]. Многие инстанции призывали принять решительные меры по отношению к взбунтовавшимся воспитанникам детдома. Однако проверкой обкома ВЛКСМ было установлено, что эти факты явились следствием доверия воспитания детдомовцев черствым и бездушным людям, которые называли детей паразитами, гадами, а их родителей – предателями. Были установлены факты физического насилия над детьми. Помещение детского дома находилось в антисанитарном состоянии, не хватало одежды, обуви, инвентаря. Плохо работала столовая, отсутствовали даже ложки и вилки.

Обком ВЛКСМ командировал в детдом секретаря обкома Бербешкину и заместителя заведующего отделом по работе среди школьной молодежи и пионеров Калинину. Они без ведома облоно освободили от работы завуча, воспитателей и старшую пионерскую вожатую детдома, совместно с Мичуринским райкомом партии направив на работу в детдом подготовленных комсомольцев [5, д. 1156, л. 138]. В адрес ЦК ВЛКСМ и Министерства просвещения РСФСР обком ВЛКСМ направил ходатайства о привлечении к ответственности руководителей областного и районного отделов народного образования, виновных в создавшемся положении в детском доме им. Пирогова, а также о выделении средств на приобретение оборудования на ремонт помещения и приобретения одежды для воспитанников [5, д. 1156, л. 139]

В 1956 г. комсомольская организация Кирсановского района вынуждена была вмешаться в организацию летнего отдыха воспитанников детского дома «КИМ». Комсомольской комиссией было установлено, что «всякая инициатива и самодеятельность подавлены. С интересами и желаниями ребят воспитатели не считаются, строят работу без учета возрастных особенностей и запросов детей, поэтому ребятам скучно и неинтересно в своем лагере» [5, д. 1315, л. 31]. И действительно, за две недели пребывания воспитанников детдома в лагере не провели ни одного похода, костра, соревнования, сбора, ребята не разучили ни одной новой песни, танца, не проводилась даже традиционная пионерская линейка. Все время от подъема до отбоя дети были предоставлены сами себе. Более того, детям не хватало белья, одежды. Туалетное мыло получили только через две недели после приезда в лагерь. У 15 мальчиков отсутствовала обувь. Да и те, у кого были ботинки или тапочки, ради сохранности обуви ходили босиком [5, д. 1315, л. 32]. Показательно, что на бумаге над детдомом шефствовали 15 промышленных и торговых предприятий, но реальную помощь не оказывал никто [5, д. 1315, л. 33]. Обком ВЛКСМ в такой ситуации просил областной отдел народного образовать решить вопрос о кадровом укреплении детдома, члены бюро Кирсановского райкома ВЛКСМ были наказаны за «безответственное отношение к руководству воспитательной работой детского дома» [5, д. 1315, л. 35].

В конце изучаемого периода обком вынужден был констатировать запущенность воспитательной работы в Заворонежском, Тулиновском, им. Крупской, г. Моршанска и др. детских домах [5, д. 1373 а, л. 42]. Причем обком комсомола обращал внимание районных комитетов комсомола на запущенность работы с детскими домами, райкомы критиковали нижестоящие комитеты комсомола организаций – шефов, но реальных сдвигов в шефской работе было мало. Выход даже в официальных речах виделся отнюдь не соответствующий статусу комсомола как общественной организации: «заставить шефов детских домов помогать в воспитании детишек» [5, д. 1373 а, л. 42].

Большую роль в организации воспитательной работы среди пионеров и школьников были призваны играть внешкольные учреждения: областная станция туристов, Тамбовский, Мичуринский дома пионеров. Однако внешкольные учреждения области имели очень слабую материальную базу, испытывали нехватку самого необходимого оборудования. Обращения к государственным органам с требованиями помочь им, а также приступить к сооружению домов пионеров в районных центрах пока оставались безрезультатными.

И все же, не смотря на многие неудачи, в шефской работе с пионерами и школьниками в середине 1950-х гг. произошли заметные изменения, обозначившие определенный перелом на данном направлении комсомольской работы. В целом его можно обозначить как шаг навстречу потребностям самих юных граждан страны. Комсомольские организации учебных заведений стали менее зависимыми от администраций. Задачи комсомола все более выходили за рамки борьбы за успеваемость и дисциплину. Более того, комсомольские организации проявили себя как борцы с учебной перегрузкой детей, пытались направить свои усилия на материальную поддержку нуждающихся учащихся. В этот период массовыми стали движения юных путешественников, юннатов (юных мичуринцев, садоводов). Комсомол активно поддерживал развитие художественной самодеятельности, детского изобразительного и технического творчества. Все больше внимания уделялось воспитанию подростков на революционных, боевых и трудовых традициях. Общественная жизнь во многих комсомольских организациях учащихся стала значительно интересней. Даже привитие учащимся любви к технике, производству, сельскому хозяйству, общественно-полезному труду проходило во все более разнообразных и весьма привлекательных формах.

Библиография
1.
Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917-1967 гг.): сб. док. за 50 лет: в 5 т. М. : Политиздат, 1967-1968. Т. 3: 1941-1952 гг. / [сост.: К.У. Черненко, М.С. Смиртюков]. 1968. 751 с.
2.
КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1896-1986). Т. 8. 1946-1955. 9-е изд., доп. и испр. М.: Политиздат, 1985. 542 с.
3.
Nesterova A.A., Slezin A.A. Communist youth union in school in thaw period // Наука и Мир. 2015. Т. 2. № 11(27). С. 140-143.
4.
XII съезд Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи, 19-27 марта 1954 г.: Стеногр. отчет. М.: Молодая гвардия, 1954. 724 с.
5.
Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области (ГАСПИТО). Ф. П-1184. Оп. 1.
6.
Слезин А.А., Беляев А.А. Школьные комсомольские организации Тамбовской области в условиях послевоенного развития // Берегиня. 777. Сова: Общество. Политика. Экономика. 2010. № 3. С. 19-29.
7.
XI съезд Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодёжи, 29 марта – 7 апреля 1949 г.: Стеногр. отчет. М.: Молодая гвардия, 1949. 812 с.
8.
Алексеев А.А. От войны – к миру: комсомол в первое послевоенное десятилетие // Позывные истории. Вып.9. М., 1990. С. 173-198.
9.
Сборник постановлений ЦК ВЛКСМ. 1946-47 гг. М., 1948.
10.
Славный путь Ленинского комсомола. В 2-х тт. Т. 2. М., 1974.
11.
Тамбовский комсомол: грани истории. 1946-1991. Тамбов: Юлис, 2010. 384 с.
12.
Слезин А.А. Скауты в Советской России // Вестник ТГТУ. 1996. Т. 2. № 3. С. 356-362.
13.
Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. М-1. Оп. 3.
14.
Товарищ комсомол. Документы съездов, конференций и ЦК ВЛКСМ. 1918-1968. В 2-х т. Т. 2: 1941-1968. М., 1969. 496 с.
15.
Нестерова А.А. Лето городского пионера: опыт начала 1960-х годов // Урбанистика. 2015. № 1. C. 33-43. DOI: 10.7256/2310-8673.2015.1.15061. URL: http://www.e-notabene.ru/urb/article_15061.html
16.
Нестерова А.А. Роль ВЛКСМ в организации трудового воспитания школьников на рубеже 1950-х -1960-х годов // Политика и Общество. 2015. № 8. C. 1076 - 1087. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.8.15987.
17.
Слезин А.А. Специфика политико-просветительной работы среди молодежи российской провинции в конце 1950-х годов // Политика и Общество. 2014. № 5. C. 598-606. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.5.12219.
18.
Слезин А.А., Беляев А.А. Коммунистическое «министерство молодежи» в духовной сфере жизни послевоенного советского общества // Политика и общество. 2009. № 12. С. 30-34.
19.
Слезин А.А., Беляев А.А. Внутрисоюзная жизнь послевоенного комсомола: особенности провинциального стиля // Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2010. Т. 16. № 1. С. 188-198.
20.
Беляев А.А., Бредихин В.Е., Слезин А.А. Становление системы общего вечернего образования: роль комсомола // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2009. № 3. С. 23-28.
21.
Скребнев В.А., Ванин В.А. Фестивальное движение в российской провинции середины 1950-х годов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 6. Ч. 2. C. 181-185.
22.
Слезин А.А. История раннего комсомола: к характеристике архивно-источниковой базы // Исторический журнал – научные исследования. 2012. № 5. С. 24–30.
23.
Беляев А.А. Шефство комсомола Тамбовской области над пионерами: особенности послевоенного периода (1946-1953 гг.) // Вестник Тамбовского университета. Сер.: Гуманитарные науки. 2008. № 11. С. 337-341.
24.
Ванин В.А., Слезин А.А. Стиль внутрисоюзной работы провинциальных комсомольских организаций середины 1950-х годов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 10. Ч. 1. С. 50-58.
25.
Слезин А.А., Ванин В.А. Эволюция идейно-воспитательной работы комсомола в середине 1950-х годов // Genesis: исторические исследования. 2012. № 1. С. 68-119.
26.
Бурахина О.А., Слезин А.А. Экономические итоги деятельности студенческих строительных отрядов Тамбовской области // Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2007. Т. 13. № 1. С. 336-346.
27.
Ванин В.А. Шефство ВЛКСМ над пионерами в середине 1950-х гг. // Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2012. Т. 18. № 3. С. 777-781.
28.
Нестерова А.А. Трудовое воспитание школьников во второй половине 1950-х гг.: неожиданный результат // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 8. Ч. 2. С. 125-127.
29.
Слезин А.А., Дорошина М.М. Провинциальная молодежь позднего СССР: штрихи к портрету «неизвестного» // Берегиня.777. Сова: Общество. Политика. Экономика. 2013. № 4. С. 72-85.
30.
Слезин А.А. «Неужели в коммунизм возьмем и хулигана, и милиционера?..» Привлечение молодежи к охране общественного порядка на рубеже 1950-1960-х годов: региональный опыт // Право и политика. 2014. № 9. С. 1459-1469. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.9.12896
31.
Нестерова А.А. Развитие вечернего и заочного образования в начале 1960-х годов: роль комсомола // Genesis: исторические исследования. 2015. № 4. С. 423-433. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.4.14967. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_14967.html
32.
Слезин А.А. Городская повседневность в период революционных преобразований: детские игры // Урбанистика. 2015. № 2. C. 76 - 88. DOI: 10.7256/2310-8673.2015.2.16189. URL: http://www.e-notabene.ru/urb/article_16189.html
33.
Бредихин В.Е. Исключение как санкционная мера регулирования состава ВЛКСМ в период Великой Отечественной войны (1941-1945): опыт сравнительного анализа // Исторический журнал: научные исследования. 2015. № 5. C. 595 - 604. DOI: 10.7256/2222-1972.2015.5.17000.
34.
Абельбейсов В.А. Сироты и дети, оставшиеся без попечения
родителей в современной России // Политика и Общество. 2013. № 9. C. 1109-1113. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.9.5093.
35.
Власова Г.И. Теоретические основы социализации младших школьников в условиях функционирования современных социальных институтов // Психология и Психотехника. 2014. № 4. C. 421 - 427. DOI: 10.7256/2070-8955.2014.4.11503.
36.
Абельбейсов В.А. Социализация сирот и детей, оставшихся без
попечения родителей: новая перспектива // Политика и Общество. 2012. № 4. C. 98 - 102.
References (transliterated)
1.
Resheniya partii i pravitel'stva po khozyaistvennym voprosam (1917-1967 gg.): sb. dok. za 50 let: v 5 t. M. : Politizdat, 1967-1968. T. 3: 1941-1952 gg. / [sost.: K.U. Chernenko, M.S. Smirtyukov]. 1968. 751 s.
2.
KPSS v rezolyutsiyakh i resheniyakh s''ezdov, konferentsii i plenumov TsK (1896-1986). T. 8. 1946-1955. 9-e izd., dop. i ispr. M.: Politizdat, 1985. 542 s.
3.
Nesterova A.A., Slezin A.A. Communist youth union in school in thaw period // Nauka i Mir. 2015. T. 2. № 11(27). S. 140-143.
4.
XII s''ezd Vsesoyuznogo Leninskogo Kommunisticheskogo Soyuza Molodezhi, 19-27 marta 1954 g.: Stenogr. otchet. M.: Molodaya gvardiya, 1954. 724 s.
5.
Gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii Tambovskoi oblasti (GASPITO). F. P-1184. Op. 1.
6.
Slezin A.A., Belyaev A.A. Shkol'nye komsomol'skie organizatsii Tambovskoi oblasti v usloviyakh poslevoennogo razvitiya // Bereginya. 777. Sova: Obshchestvo. Politika. Ekonomika. 2010. № 3. S. 19-29.
7.
XI s''ezd Vsesoyuznogo Leninskogo Kommunisticheskogo Soyuza molodezhi, 29 marta – 7 aprelya 1949 g.: Stenogr. otchet. M.: Molodaya gvardiya, 1949. 812 s.
8.
Alekseev A.A. Ot voiny – k miru: komsomol v pervoe poslevoennoe desyatiletie // Pozyvnye istorii. Vyp.9. M., 1990. S. 173-198.
9.
Sbornik postanovlenii TsK VLKSM. 1946-47 gg. M., 1948.
10.
Slavnyi put' Leninskogo komsomola. V 2-kh tt. T. 2. M., 1974.
11.
Tambovskii komsomol: grani istorii. 1946-1991. Tambov: Yulis, 2010. 384 s.
12.
Slezin A.A. Skauty v Sovetskoi Rossii // Vestnik TGTU. 1996. T. 2. № 3. S. 356-362.
13.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii (RGASPI). F. M-1. Op. 3.
14.
Tovarishch komsomol. Dokumenty s''ezdov, konferentsii i TsK VLKSM. 1918-1968. V 2-kh t. T. 2: 1941-1968. M., 1969. 496 s.
15.
Nesterova A.A. Leto gorodskogo pionera: opyt nachala 1960-kh godov // Urbanistika. 2015. № 1. C. 33-43. DOI: 10.7256/2310-8673.2015.1.15061. URL: http://www.e-notabene.ru/urb/article_15061.html
16.
Nesterova A.A. Rol' VLKSM v organizatsii trudovogo vospitaniya shkol'nikov na rubezhe 1950-kh -1960-kh godov // Politika i Obshchestvo. 2015. № 8. C. 1076 - 1087. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.8.15987.
17.
Slezin A.A. Spetsifika politiko-prosvetitel'noi raboty sredi molodezhi rossiiskoi provintsii v kontse 1950-kh godov // Politika i Obshchestvo. 2014. № 5. C. 598-606. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.5.12219.
18.
Slezin A.A., Belyaev A.A. Kommunisticheskoe «ministerstvo molodezhi» v dukhovnoi sfere zhizni poslevoennogo sovetskogo obshchestva // Politika i obshchestvo. 2009. № 12. S. 30-34.
19.
Slezin A.A., Belyaev A.A. Vnutrisoyuznaya zhizn' poslevoennogo komsomola: osobennosti provintsial'nogo stilya // Vestnik Tambovskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta. 2010. T. 16. № 1. S. 188-198.
20.
Belyaev A.A., Bredikhin V.E., Slezin A.A. Stanovlenie sistemy obshchego vechernego obrazovaniya: rol' komsomola // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2009. № 3. S. 23-28.
21.
Skrebnev V.A., Vanin V.A. Festival'noe dvizhenie v rossiiskoi provintsii serediny 1950-kh godov // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2012. № 6. Ch. 2. C. 181-185.
22.
Slezin A.A. Istoriya rannego komsomola: k kharakteristike arkhivno-istochnikovoi bazy // Istoricheskii zhurnal – nauchnye issledovaniya. 2012. № 5. S. 24–30.
23.
Belyaev A.A. Shefstvo komsomola Tambovskoi oblasti nad pionerami: osobennosti poslevoennogo perioda (1946-1953 gg.) // Vestnik Tambovskogo universiteta. Ser.: Gumanitarnye nauki. 2008. № 11. S. 337-341.
24.
Vanin V.A., Slezin A.A. Stil' vnutrisoyuznoi raboty provintsial'nykh komsomol'skikh organizatsii serediny 1950-kh godov // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2012. № 10. Ch. 1. S. 50-58.
25.
Slezin A.A., Vanin V.A. Evolyutsiya ideino-vospitatel'noi raboty komsomola v seredine 1950-kh godov // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2012. № 1. S. 68-119.
26.
Burakhina O.A., Slezin A.A. Ekonomicheskie itogi deyatel'nosti studencheskikh stroitel'nykh otryadov Tambovskoi oblasti // Vestnik Tambovskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta. 2007. T. 13. № 1. S. 336-346.
27.
Vanin V.A. Shefstvo VLKSM nad pionerami v seredine 1950-kh gg. // Vestnik Tambovskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta. 2012. T. 18. № 3. S. 777-781.
28.
Nesterova A.A. Trudovoe vospitanie shkol'nikov vo vtoroi polovine 1950-kh gg.: neozhidannyi rezul'tat // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2013. № 8. Ch. 2. S. 125-127.
29.
Slezin A.A., Doroshina M.M. Provintsial'naya molodezh' pozdnego SSSR: shtrikhi k portretu «neizvestnogo» // Bereginya.777. Sova: Obshchestvo. Politika. Ekonomika. 2013. № 4. S. 72-85.
30.
Slezin A.A. «Neuzheli v kommunizm voz'mem i khuligana, i militsionera?..» Privlechenie molodezhi k okhrane obshchestvennogo poryadka na rubezhe 1950-1960-kh godov: regional'nyi opyt // Pravo i politika. 2014. № 9. S. 1459-1469. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.9.12896
31.
Nesterova A.A. Razvitie vechernego i zaochnogo obrazovaniya v nachale 1960-kh godov: rol' komsomola // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2015. № 4. S. 423-433. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.4.14967. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_14967.html
32.
Slezin A.A. Gorodskaya povsednevnost' v period revolyutsionnykh preobrazovanii: detskie igry // Urbanistika. 2015. № 2. C. 76 - 88. DOI: 10.7256/2310-8673.2015.2.16189. URL: http://www.e-notabene.ru/urb/article_16189.html
33.
Bredikhin V.E. Isklyuchenie kak sanktsionnaya mera regulirovaniya sostava VLKSM v period Velikoi Otechestvennoi voiny (1941-1945): opyt sravnitel'nogo analiza // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. 2015. № 5. C. 595 - 604. DOI: 10.7256/2222-1972.2015.5.17000.
34.
Abel'beisov V.A. Siroty i deti, ostavshiesya bez popecheniya
roditelei v sovremennoi Rossii // Politika i Obshchestvo. 2013. № 9. C. 1109-1113. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.9.5093.
35.
Vlasova G.I. Teoreticheskie osnovy sotsializatsii mladshikh shkol'nikov v usloviyakh funktsionirovaniya sovremennykh sotsial'nykh institutov // Psikhologiya i Psikhotekhnika. 2014. № 4. C. 421 - 427. DOI: 10.7256/2070-8955.2014.4.11503.
36.
Abel'beisov V.A. Sotsializatsiya sirot i detei, ostavshikhsya bez
popecheniya roditelei: novaya perspektiva // Politika i Obshchestvo. 2012. № 4. C. 98 - 102.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"