Статья 'Рефлексия при выборе респондентов в исследованиях общественного мнения' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Рефлексия при выборе респондентов в исследованиях общественного мнения

Цветкова Марина Витальевна

аспирант, кафедра истории и теории политики, факультет политологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27/4

Tsvetkova Marina

PhD student, Department of Theory and History of Political Science, Moscow State University

119991, Lomonosovskii Prospekt, 27/4, Moscow, Russia
futurumi@gmail.com

futurumi@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.8.18960

Дата направления статьи в редакцию:

26-04-2016


Дата публикации:

02-09-2016


Аннотация.

В данной статье особое внимание уделяется вопросам корректности социологических исследований в рамках общественного мнения и понимание важности рефлексивных механизмов в этом вопросе. Исследования в каком виде они сегодня проводятся и трактуются институтами общественного мнения, не объясняют логику отбора респондентов и тем более не объясняют логику агрегирования индивидуальных мнений (предпочтений) в коллективное (общественное) мнение. Автор доказывает, что методология социологических исследований в рамках общественного мнения должна иметь процедуры поиска и определения групп респондентов, которые имеют хотя бы аналитическое знание об изучаемом вопросе. Автор предлагает в качестве критерия отбора «экспертных мнений» в модели общественного мнения использовать рефлексивность респондента как способность субъектного отражения исследуемого объекта. Рефлексивность является основным и наиболее специфическим параметром субъекта в плане обеспечения адекватности образа внешней среды. Основным выводом проведенного исследования является тот факт, что интервьюируемые группы респондентов в социологических исследованиях общественного мнения должны выбираться по наибольшему значению коэффициента рефлексивности, как фундаментальной способности рефлексивного субъекта более корректно и полно строить образы внешнего мира. Высокорефлексивные субъекты более системны, ибо они учитывают в ситуации восприятия субъектной среды не столько свои знания, сколько знания и мнения других рефлексивных субъектов.

Ключевые слова: отношения субъектов, общественное мнение, политическое моделирование, социологическое исследование, социальная эффективность, моральный выбор, субъект политики, рефлексия, теория рефлексивных игр, теория политики

Abstract.

This article reveals the aspects of correctness of sociological research and the importance of reflexive mechanisms in this matter. Sociological research in the way how it is conducted and how it is treated by the institutions of public opinion, do not explain the logic of selection of individual respondents' opinion and explain the logic of aggregating individual opinions (preferences) in the public opinion. Therefore, the methodology of sociological research should be the search and definition of the populations that are at least intuitively have analytical knowledge about the studied issue.The author proposes to use the reflexivity of respondents which imply the ability of the subjective reflection of the object as a criterion for the selection of respondents in the model of sociological studies. Reflexivity is the primary and most specific parameter of the actor in terms of ensuring the adequacy of subjective images of the environment.Thus, the interviewed group of respondents shall be selected by the highest value of the coefficient of reflexivity, as a fundamental capacity of the individual correctly and fully construct external world.

Keywords:

relationship between the actors, public opinion, political models, sociological research, social efficienty, moral choice, political actor, reflexive game theory, reflextion, political theory

Актуальность проблемы корректности формирования общественного мнения

Общественное мнение ‒ это индикатор общественного сознания активных групп граждан, выражаемое открыто по важным для управления обществом проблемам. Оно становится элементом функционирования политической системы как системы управления. Общественное мнение является внутренним содержанием коллективной политической субъектности. Поэтому ведется борьба за монополию формирования общественного мнения с тем, чтобы одна и та же субъектность (сила) формировала единственное мнение и выражала волю «большинства» общества.

Сущность механизма общественного мнения состоит в определении соотношения политических сил, стремящихся к управлению обществом.

Следовательно, корректность формирования общественного мнения определяет корректность самой политической системы.

Сегодня социологические исследования в том контексте, в каком они проводятся механизмами общественного мнения, не объясняют логику выбора индивидуальных мнений респондентов и тем более не объясняют логику агрегирования индивидуальных мнений (предпочтений) в общественное мнение[1].

То, что выдается за мнение, является лишь обычной операцией идентификации наперед заданного утверждения в чисто утилитарных целях[2] – утвердить у граждан тезис о единодушии индивидуальных мнений по исследуемой проблеме, т.е. легитимировать определенную политику по этой проблеме для актуализации этой политики и предоставить политическому заказчику право актуализации или реализации этой политики[3, с. 189].

В конечном счете, их деятельность сводится к формированию заранее программируемых ответов на вопросы, которые им задают политические заказчики и указанием возможных вариантов, которые и собирают большинство голосов[4].

В действительности задача общественного мнения не в легимитизации предложенного политического решения (политики), а в поиске ткакого политического решения, которое будет соответствующим мировоззрению социальной общности по данной проблеме.

Мнение является выражением отношения индивида к решаемой (изучаемой) проблеме. «Люди склонны отрицать общие факты, если они противоречат их личному опыту» [5]. А еще большинство мнений формируется на основе эмоций и на основе тех же эмоций принимаются особо важные решения, указывает Д. Канеман.

Однако следует особо подчеркнуть, что ответы опрашиваемых представителей общественности являются лишь суммой частных мнений. Общественным мнением они становятся лишь в результате широкого распространения в обществе.

Лишь агрегирование индивидуально проявляющихся, разрозненных взглядов создает общественное мнение. Механизм этого преобразования (агрегирования) представляет собой одну из центральных проблем теории политики.

Коллективное мнение ‒ это неформальное соглашение, из совпадающих между собой установок индивидов относительно проблемы, скорректированных аргументированными представлениями других индивидов.

Поэтому общественное мнение – это явление более сложной оценки проблемы, чем арифметическая сумма точек зрения, высказанных размытой общностью индивидов, считает Д. Цаллер[6].

Институты общественного мнения путем опроса собирают частные мнения (на самом деле, ответы на вопросы о мнениях) разрозненных индивидов, статистически представляющих «экспертов», и превращают их в «коллективное мнение» только потому, что статистические результаты опросов представят общественности.

К сожалению, это научно некорректно, ибо агрегирование индивидуальных представлений в «общественное мнение» относится к проблеме К.Эрроу о разрешимости агрегирования предпочтений лишь волевым (диктаторским) выбором любого из мнений[7].

Вместо того чтобы исследовать мнения респондентов, которые с научной точки зрения больше всего подходили в качестве экспертов, и получить реально достоверные мнения об исследуемых проблемах, социологические институты используют концепцию репрезентативности, суть которой состоит не в определении экспертной части граждан, имеющей обоснованное мнение, а в проведении арифметического голосования в суженной части электората, особенно в условиях полного незнания электоратом сути исследуемого вопроса[8, с. 14].

В ходе анализа мнений сами респонденты не участвуют в формировании вопросов и не влияют на интерпретацию их ответов, объединенных вместе.

Можно утверждать, что существующие методологии стохастичности выбора носителей общественного мнения являются не только некорректными, но и не научными с точки зрения адекватности оценки отношения респондентов к проблеме.

Значимость ответов при «опросах о мнениях» и принципы построения выборки респондентов определяются арифметической процедурой оценки некомпетентного большинства, а не на основе принципа выбирать индивидов, действительно имеющих мнение.

Поэтому методология исследования мнений должна иметь процедуры поиска и определения таких групп граждан, которые хотя бы интуитивно имеют адекватное мнение об изучаемом вопросе.

По определению У. Липпмана, общественное мнение – это образы в сознании людей, образы самих себя, других людей, своих нужд, целей и взаимоотношений[9]. Данное определение наводит на мысль о факторе рефлексии, когда субъект мнения действует из собственного субъективного восприятия.

Мы предлагаем в качестве критерия отбора респондентов в модели социологических опросов использовать рефлексивность респондента как способность рефлексивного субъекта к адекватному отражению исследуемого объекта.

Аспекты рефлексии субъекта восприятия исследуемого объекта

Рефлексивность является основным и наиболее специфическим рефлексивным механизмом субъекта в плане обеспечения адекватности субъектного образа внешней среды. Именно рефлексия придает смысл тому или иному действию, поступку субъекта в отношении внешней среды в соответствии с образами себя и субъектной среды.

Под рефлексивным механизмом понимается отражение смыслов и принципов субъектного восприятия с дальнейшим включением их в саморегуляцию восприятия через соответствие его поведения и его мировоззрения[10, с. 112].

Механизм рефлексии ‑ это выявление наличия (или отсутствия) соответствия компонентов составляемой субъектом схемы поведения и правил, соответствующих уровню его внутреннего мира. Конкретный вид такого соответствия и «правил» может быть весьма разнообразным, но для различных случаев механизм в целом всегда имеет сходные признаки даже для противоположных ситуаций.

Рефлексивный механизм как конструктив рефлексивного процесса, состоит из элементарных циклов проверки соответствия модели среды с внутренними принципами субъекта. Переход от одного цикла к другому или прерывание процесса производится согласно результату соответствия рефлексии предыдущего этапа. При этом «содержание» решений, правила их принятия и выполнения могут быть переоценены и изменены.

В «сознании» любого субъекта содержится определенная модель мира. Субъект, если наблюдать его «со стороны», представляет собой объединение и его самого, и его представления о мире. Но в понимание мира входит и представление субъекта о нем самом. Так возникает рефлексия как имманентное свойство сознания, так возникают рефлексивные структуры.

Таким образом, рефлексия понимается как способность субъекта не только осознания (элемент внутреннего мира) себя как субъекта внешнего мира, но осознания себя как активного субъекта трансляции своего внутреннего мира во внешний и, следовательно, более глубокого познания природы субъектной реальности (среды).

Это является необходимым условием адекватного восприятия внешней среды и создания адекватного образа потенциального союзника.

Рефлексивность при подборе респондентов для моделирования общественного мнения

Поскольку своим предметом рефлексия избирает знание о самом знании, то она превращается в источник новых знаний. Поэтому, на наш взгляд, рефлексию субъекта можно рассматривать как фундаментальное свойство самосознания, которое не только раскрывает внутреннее строение и специфику внутреннего мира субъекта, но и проецирует внутренний мир в реальность, конструируя внутренний мир исследуемого внешнего субъекта[11].

Рефлексия конструирует из существующих компонентов тезауруса новые модели. Однако еще более важно то, что рефлексия является тем механизмом, который позволяет сделать неявное знание явным. Она является тем механизмом глубины (полноты) картины реальности, откуда при определенных обстоятельствах мы извлекаем значительно больше знаний, чем нам кажется, что мы знаем[12].

Рефлексивные образы субъекта, основанные на субъектном многообразии его внутреннего мира, образуют связанную с субъектом структуру реальности, и главное – порождают собственные субъекты и события этой виртуальной структуры – онтологию субъектной реальности. Уже в этой, порожденной им онтологии (субъекты и субъектные отношения) субъект и строит свои образы, и относительно этой онтологии, он развивает знание, позволяющее ему эффективно уже на новых витках, формировать новые онтологии реальности[13].

В структуре рефлексии первого уровня имеются образы реальных объектов. На втором уровне имеются образы образов первого уровня, на третьем уровне присутствуют образы реальных объектов (субъекты нулевого порядка), образы образов нулевого уровня (субъекты первого порядка) и образы образов первого уровня (субъекты второго порядка) и т.д. Чем выше уровень рефлексии, тем более многообразен внутренний мир субъекта, тем более полно он отражает внешний мир.

Поэтому уровень рефлексии субъекта является механизмом познания внутреннего мира иных субъектов внешней среды даже в условиях неполноты корректной информации. Именно степень рефлексивности респондента (как субъекта) определяет глубину (степень) моделирования образов каждого уровня внешней реальности.

Следовательно, рефлексия респондентов (как субъектов) выступает решающим механизмом для субъектного восприятия, выполняя формирование корректных внутренних представлений (образов) респондентов о внешней среде.

Высокорефлексивные субъекты в отличие от низкорефлексивных более системны, они учитывают в ситуации восприятия больше предпочтений и оценок, у них правильность решений связана с числом учитываемых выборок не столько своих знаний, сколько знаний и мнений других субъектов. Они готовы использовать интуицию как подсознательный аргумент выбора решения. Поэтому высокорефлексивный субъект являются более значимым экспертом даже в условиях слабых знаний объекта исследования.

Таким образом, интервьюируемые группы респондентов должны выбираться по наибольшему значению коэффициента рефлексивности, как фундаментальной способности субъекта строить адекватные образы внешнего мира.

Для понимания общей концепции исследования стоит отметить, что в случае, когда исследователю противостоит объект исследования, «наделенный рефлексией», отношение между исследователем и объектом исследования превращается в отношение между двумя субъектами, каждый из которых является объектом по отношению к другому как субъекту[14].

Респондент в качестве исследователя (эксперта) своего оппонента (особенно субъекта управления обществом), объекта исследования должен обладать рефлексией не ниже уровня либо изучаемого объекта, либо заказчика исследования проблемы.

Чем выше степень рефлексии у объекта исследования, тем сложнее его внутренний мир, тем ниже степень познания его внутреннего мира другими субъектами, познания истинности транслируемых им образов себя и образа предлагаемого им идеального. Поэтому для исследовании и адекватного познания природы таких объектов необходим подбор высокорефлексивных респондентов.

Выводы

Рефлексивный аспект выбора респондентов социальных исследований:

- предоставит исследователю возможность более глубокого и корректного понимания внутреннего мира изучаемых субъектов, особенно субъектов управления;

- предоставит рефлексивной части общества возможность противодействия субъектной манипуляции результатов общественного мнения, внедряемых в систему общественного мнения политическими заказчиками.

Мы вступаем в рефлексивную фазу респондентских механизмов формирования общественного мнения, потому что понимаем: не вектор политики определяет природу общественного мнения, а уровень рефлексии респондентов определяет вектор общественного мнения и, следовательно, вектор политики.

Таким образом, интервьюируемые группы респондентов в социологических исследованиях должны выбираться по наибольшему значению коэффициента рефлексивности, как фундаментальной способности рефлексивного субъекта не только адекватно и полно строить образы реальности, но и оценивать корректность образов внешнего мира. Рефлексивная модель исследования общественного мнения снижает степень арифметической манипуляции результатов и помогает снизить риски оценок конфликтности состояния общества.

Библиография
1.
Лапкин В.В., Пантин В.И. Общественное мнение и изменение политических институтов в России и на Западе // Политические институты на рубеже тысячелетий. XX XXI в. Дубна: Феникс+, 2001. С. 100-135.
2.
Липпман Уолтер. Общественное мнение / Пер. с англ. Т.В. Барчуновой; редакторы перевода: Левинсон К.А., Петренко К.В. М.: ИнститутФонда “Общественное мнение”, 2004. 384 с.
3.
Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра. М., 1997. 317 с.
4.
Гавра Д.П. Общественное мнение и власть: режимы и механизмы взаимодействия // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. № 4. Т. 1. С. 11-13.
5.
Канеман Д. «Думай медленно. Решай быстро». М.: Изд-во: АСТ, 2013. 656 с.
6.
Цаллер Дж. Происхождение и природа общественного мнения. М.: Институт Фонда "Общественное мнение" 2004. 560 с.
7.
Эрроу К.Дж. Коллективный выбор и индивидуальные ценности (англ. Social Choice and Individual Values, 1951) М.: ГУ ВШЭ, 2004. 204 с.
8.
Левада Ю. Человек недовольный? // Вестник общественного мнения. 2006. № 5(85). С. 12-17.
9.
Липпман У. Общественное мнение / Пер. с англ. Т.В. Барчуновой; редакторы перевода: Левинсон К.А., Петренко К.В. М.: ИнститутФонда “Общественное мнение”, 2004. 384 с.
10.
Шаров А.С. Онтология рефлексии: природа, функции и механизмы // Рефлексивный подход: от методологии к практике / Под ред. В.Е. Лепского. М.: Когито-центр, 2009. С. 112-132.
11.
Карпов А.В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики // Психологический журнал. 2003. Т. 24. № 5. С. 45-57.
12.
Лефевр В.А., Смолян Г.Л. Алгебра конфликта. 4-е изд. М.: Книжный дом «Либроком», 2010. 72 с.
13.
Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001. 288 с.
14.
Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Советское радио, 1973. 158 с.
15.
Левада Ю.А. Ищем человека: социологические очерки 2000-2005. М.: Новое издательство, 2006. 384 с.
16.
Нуреев Р.М. Теория общественного выбора. Курс лекций: Уч. пособие для вузов. М.: ГУ ВШЭ, 2005. 531 с.
17.
Тард Г. Мнение и толпа // Психология толп. М.: Институт психологии РАН, Издательство «КСП+», 1999. 416 с.
18.
Цветкова М.В. Аналитические аспекты политических представлений граждан в избирательном процессе. Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2012» / Отв. ред. А.И. Андреев, А.В. Андриянов, Е.А. Антипов, К.К. Андреев, М.В. Чистякова. [Электронный ресурс] М.: МАКС Пресс, 2012. С. 54.
19.
Цветкова М.В. Рефлексивные механизмы субъектных отношений // Политика и общество, РАН институт социально-политических исследований, «Nota Bene». 2014. № 4(112). С. 470-479.
20.
Speier H. Historical Development of Public Opinion. American Journal of Sociology, 1950. vol. 55. № 4. p. 376-388.
21.
Цветкова М.В. Вопросы рефлексивного выбора субъектов социальной политики // Социодинамика. 2016. № 3. C. 23-29. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.3.17879. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_17879.html
References (transliterated)
1.
Lapkin V.V., Pantin V.I. Obshchestvennoe mnenie i izmenenie politicheskikh institutov v Rossii i na Zapade // Politicheskie instituty na rubezhe tysyacheletii. XX XXI v. Dubna: Feniks+, 2001. S. 100-135.
2.
Lippman Uolter. Obshchestvennoe mnenie / Per. s angl. T.V. Barchunovoi; redaktory perevoda: Levinson K.A., Petrenko K.V. M.: InstitutFonda “Obshchestvennoe mnenie”, 2004. 384 s.
3.
Shampan' P. Delat' mnenie: novaya politicheskaya igra. M., 1997. 317 s.
4.
Gavra D.P. Obshchestvennoe mnenie i vlast': rezhimy i mekhanizmy vzaimodeistviya // Zhurnal sotsiologii i sotsial'noi antropologii. 1998. № 4. T. 1. S. 11-13.
5.
Kaneman D. «Dumai medlenno. Reshai bystro». M.: Izd-vo: AST, 2013. 656 s.
6.
Tsaller Dzh. Proiskhozhdenie i priroda obshchestvennogo mneniya. M.: Institut Fonda "Obshchestvennoe mnenie" 2004. 560 s.
7.
Errou K.Dzh. Kollektivnyi vybor i individual'nye tsennosti (angl. Social Choice and Individual Values, 1951) M.: GU VShE, 2004. 204 s.
8.
Levada Yu. Chelovek nedovol'nyi? // Vestnik obshchestvennogo mneniya. 2006. № 5(85). S. 12-17.
9.
Lippman U. Obshchestvennoe mnenie / Per. s angl. T.V. Barchunovoi; redaktory perevoda: Levinson K.A., Petrenko K.V. M.: InstitutFonda “Obshchestvennoe mnenie”, 2004. 384 s.
10.
Sharov A.S. Ontologiya refleksii: priroda, funktsii i mekhanizmy // Refleksivnyi podkhod: ot metodologii k praktike / Pod red. V.E. Lepskogo. M.: Kogito-tsentr, 2009. S. 112-132.
11.
Karpov A.V. Refleksivnost' kak psikhicheskoe svoistvo i metodika ee diagnostiki // Psikhologicheskii zhurnal. 2003. T. 24. № 5. S. 45-57.
12.
Lefevr V.A., Smolyan G.L. Algebra konflikta. 4-e izd. M.: Knizhnyi dom «Librokom», 2010. 72 s.
13.
Anan'ev B.G. Chelovek kak predmet poznaniya. SPb.: Piter, 2001. 288 s.
14.
Lefevr V.A. Konfliktuyushchie struktury. M.: Sovetskoe radio, 1973. 158 s.
15.
Levada Yu.A. Ishchem cheloveka: sotsiologicheskie ocherki 2000-2005. M.: Novoe izdatel'stvo, 2006. 384 s.
16.
Nureev R.M. Teoriya obshchestvennogo vybora. Kurs lektsii: Uch. posobie dlya vuzov. M.: GU VShE, 2005. 531 s.
17.
Tard G. Mnenie i tolpa // Psikhologiya tolp. M.: Institut psikhologii RAN, Izdatel'stvo «KSP+», 1999. 416 s.
18.
Tsvetkova M.V. Analiticheskie aspekty politicheskikh predstavlenii grazhdan v izbiratel'nom protsesse. Materialy Mezhdunarodnogo molodezhnogo nauchnogo foruma «LOMONOSOV-2012» / Otv. red. A.I. Andreev, A.V. Andriyanov, E.A. Antipov, K.K. Andreev, M.V. Chistyakova. [Elektronnyi resurs] M.: MAKS Press, 2012. S. 54.
19.
Tsvetkova M.V. Refleksivnye mekhanizmy sub''ektnykh otnoshenii // Politika i obshchestvo, RAN institut sotsial'no-politicheskikh issledovanii, «Nota Bene». 2014. № 4(112). S. 470-479.
20.
Speier H. Historical Development of Public Opinion. American Journal of Sociology, 1950. vol. 55. № 4. p. 376-388.
21.
Tsvetkova M.V. Voprosy refleksivnogo vybora sub''ektov sotsial'noi politiki // Sotsiodinamika. 2016. № 3. C. 23-29. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.3.17879. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_17879.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"