по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Механизмы социокультурных изменений коренных малочисленных народов Сибири и Севера: концепция культурной травмы П. Штомпки
Пименова Наталья Николаевна

старший преподаватель, кафедра культурологии, Сибирский федеральный университет

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, проспект Свободный, 79, оф. 452

Pimenova Natalya Nikolaevna

Senior Lecturer of the Department of Cultural Studies at Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarsk Region, Krasnoyarsk, prospect Svobodny 79, room No. 452

pimenova_nn@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.3.18210

Дата направления статьи в редакцию:

03-03-2016


Дата публикации:

09-03-2016


Аннотация.

Предмет исследования - процессы, происходящие сегодня среди коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Рассматриваются возможности концепции П. Штомпки для анализа современного этногенеза, культурогенеза коренных малочисленных народов Севера и Сибири. С позиций данной концепции анализируются различные формы реакции коренных народов Севера на культурные травмы, в том числе: инновация, бунт, ритуализм, ретриатизм. Утверждается, что эти механизмы способны породить два возможных сценария дальнейшего развития: усугубление травматической ситуации или ее эффективное преодоление. Основной метод исследования - критический анализ концепции П. Штомпки и применение данной концепции для исследования современной ситуации коренных малочисленных народов. На основании проведенного исследования можно сделать вывод о том, что разнородность этносообществ, называемых коренными, свидетельствует о сложном единстве не только общества, но и этнокультуры в границах этих внутренних социальных групп, о длительно переживаемой этими народами культурной травме и применении разных способов с целью справиться с ней.

Ключевые слова: П. Штомпка, этнос, коренные народы, Север, Сибирь, Дальний Восток, культурная травма, деструкция, реконструкция, глобализация

УДК:

304.444

Abstract.

The subject of this research is the processes that are currently taking place among the indigenous people of the North, Siberia, and Far East. The article explores the prospects of the Piotr Sztompka’s concept for the purpose of analyzing the modern ethnogenesis and culturogenesis of the indigenous people of the North and Siberia. From the position of this concept, the author analyzes various forms of reaction of the indigenous people of the North to the cultural traumas including: innovation, protest, ritualism, and reatreatism. A claim is made that these mechanisms are able to produce two possible scenarios of further development: aggravation of the traumatic situation or its effective overcoming. Based on the conducted research, a conclusion can be made that the diversity of ethnic communities that are referred to as indigenous, testifies to the complex unity of not only the society, but also the ethnoculture within these internal social groups, prolonged cultural trauma experienced by these people, and application of various methods in an attempt to cope with it.

Keywords:

Cultural trauma, Far East, Siberia, North, Indigenous people, Ethnos, Piotr Sztompka, Destruction, Reconstruction, Globalization

В числе механизмов социокультурных изменений в последнее время находит место термин «травма», фиксирующий такую категорию перемен в общественной и культурной среде, которые переживаются как потрясение, выступают в качестве реакции на травмирующие события и обстоятельства. Так, известный польский социолог Петр Штомпка утверждает появление новой парадигмы социального изменения – парадигмы травмы (с конца ХХ века), идущей на смену парадигмы изменения как прогрессивного развития (XIX век) и парадигмы кризиса (с середины ХХ века). Одной из сфер применения концепции социокультурной травмы исследователь называет изучение «негативных, дисфункциональных последствий, возможных в результате важного социального изменения» [1, с. 6]. Острые и моментальные или длительные деструктивные влияния на социокультурную среду в данной парадигме именуются травмой и понимаются как инициирующие изменения. Социокультурное изменение травматического типа, согласно П. Штомпке, проявляется при определенных структурных и культурных обстоятельствах («благоприятный контекст»), вызвано «травмирующими событиями» и вызывает ответные реакции, основанные на способности сообщества к дальнейшему социальному изменению. Благоприятным контекстом для возникновения травмы способна выступить ситуация дезорганизации, несогласованности в культуре или обществе, то есть ситуация потери согласованности и стабильности, что охватывает новыми явлениями ключевые компоненты культуры, такие, как ценности, верования, социальные нормы. Как правило, травматическая ситуация, событие или убеждение как представление о событии, воспринимается как пришедшее извне, на что сообщество не имело прямого влияния. Также она характеризуется неожиданностью, глубиной влияния (затрагивает основы социокультурной среды), заявляет о радикальности грядущих перемен. Главным симптомом такого процесса П. Штомпка называет нарушение нормальности, предстающее как «дезорганизация в упорядоченном, само собой разумеющемся мире», а «влияние травмы на коллектив зависит от относительного уровня раскола с предшествующим порядком или с ожиданиями его сохранения» [1, с. 10]. Травма тем серьезнее воздействует на социокультурную ситуацию («социальное и культурное тело»), чем сильнее разрыв между привычно организованной средой и условиями, сформированными вследствие травматического события, и чем больше травма вторгается на территорию культурного ядра – базовых ценностей, норм, ожиданий. При этом травматическим событием может послужить даже объективно позитивное и полезное, если только оно переживается группой как угроза стабильному ходу вещей. Три сферы воздействия травмы, по мнению П. Штомпки, – это демографический уровень (снижение рождаемости, рост смертности и т.д.), уровень социальной структуры (нарушение и разрушение каналов общественных отношений, социальной системы, иерархии) и уровень культуры (нарушение системы коллективно разделяемых смыслов и символов, заключенных в культурных феноменах и практиках). Травма последнего уровня, по определению исследователя, «обладает сильнейшей инерцией, продолжает существовать дольше, чем другие виды травм, иногда поколениями сохраняясь в коллективной памяти или в коллективном подсознании, время от времени, при благоприятных условиях, проявляя себя» [1, с. 11]. Автор рассматривает четыре типа культурных травм: а) какое-либо значительное событие признается как несоответствующее, перечащее базовым ценностям; б) представители сообщества оказываются в ситуации доминирования иной культуры, разновидностями чего являются миграционная и колонизационная ситуации (прямой колониализм или культурная глобализация, называемая модернизацией), в) конфликт обновления образа жизни (под влиянием экономических и политических условий) с традиционной культурой, что сопровождается конфликтом поколений; г) внутрикультурные истоки травмы: несинхронное развитие разных сфер культуры, открытие, представляющее подход, несоответствующий прежней культуре, или требующее переосмысление прошлого и прежних разделяемых в культуре суждений.

Анализ концепции «культурной травмы» показывает, что стратегии «совладания с культурной травмой», отмечаемые П. Штомпкой в соответствии с исследованием Р. Мертона [2], различны и выражают активную и пассивную адаптационную позицию индивидов и общества: а) инновация – спонтанное или намеренное частичное изменение культуры с целью примирения ее несоответствий с другой культурой, с реальным поведением людей; б) бунт – радикальная трансформация культуры, смена культурной системы; в) ритуализм – обращение к неустановленным традициям исходной культуры и их культивированию как укрытию от травм; г) ретриатизм – игнорирование травмы, попытка действовать так, будто ее нет. Таким образом, активно действующими в современном обществе механизмами социокультурных изменений стоит назвать четыре типа реакции на культурные травмы, которыми богата в настоящее время мировая реальность. В то же время эти механизмы способны породить два возможных сценария дальнейшего развития: усугубление травматической ситуации и, как следствие, разрушение культуры или эффективное преодоление травмы путем реконструкции культуры. Со вторым сценарием социолог связывает в большей степени изменения, облегчающие травматическое воздействие, и «отмирание прежнего культурного наследия в результате смены поколений». Однако в этой связи необходимо упомянуть и позитивные трансформации исконного культурного наследия, эффективно функционирующие в обновленной культуре и в то же время позволяющие сохранять самостоятельные границы культуры в условиях глобализации [3; 4; 5], в отличие от феномена «глокализации», обозначающего неравномерное изменение – приобщение к экономическим благам глобального социокультурного пространства при жесткой обороне всех форм традиционной культуры [6].

В сложнейшим образом организованной сегодня социокультурной реальности динамика культуры вряд ли может быть порождена лишь внутренними факторами, поскольку процент культурной изоляции невысок. Современный мир – это ситуация постоянного культурного обмена, острое ощущение культурных границ, которые становятся полем появления новых смыслов и практик, богатый опыт социокультурных травм [7; 8; 9; 10].

На современном этапе индигенная этногруппа представляет собой крайне социально неоднородную целостность [11; 12; 13; 14], подобное расслоение народов, называемых коренными, позволяет объяснить концепция «культурной травмы» как изменения, изложенная П. Штомпкой. Социолог утверждает, что культурные изменения протекают в обществе неравномерно, поскольку «скорость, ритм и темп социального изменения неодинаковы в разных областях социальной жизни, где сфера культуры наиболее инерционна, отличается самым медленным ходом изменения и длительным сохранением прежних условий, когда изменение уже произошло» [1, с. 7]. По мнению П. Штомпки, решающими факторами, влияющими на то, как разные социальные группы по-разному воспринимают травмы, служат «наличие ресурсов, социального и культурного капитала, помогающих осознать, определять травмы и активно противодействовать им» [1, с. 11]. При этом различны не только механизмы происходящих изменений, но и характер реакции на «культурную травму»: «Влияние одних и тех же потенциально травматических событий (ситуаций) может быть качественно противоположным для различных групп. Для одних оно деструктивно, разрушительно, для вторых полезно и желанно, третьи его игнорируют» [1, с. 13]. В травмирующей ситуации всегда находятся центральные группы, которые активно ее переживают, и периферийные, вытесняющие ее, поскольку для них она несущественна. Колониальный опыт, пережитый автохтонным населением большого числа мировых территорий, где до этого ими поддерживался в мало изменяемом виде традиционный образ жизни, столкновение этих обществ с экзогенным внедрением модернизирующих процессов сказались на единстве не только социальном, но и культурном [15; 16; 17]. Согласно модели социокультурного изменения как травмы, травмирующее событие (ситуация) в виде колонизации, перестройки образа жизни в ходе длительного инокультурного доминирования («люди во власти новой культуры, социализированная культура, которая у них «в головах» или в полуавтоматических «склонностях сердца», сталкивается с культурной средой, в которой они оказались» [1, с. 12]) запускает механизм реакционных культурных изменений. Можно говорить о том, что различие внутренних групп коренных этносообществ является следствием специфики разных механизмов-реакций, примененных частями общества с целью справиться с травмой [18; 19; 20]. Наиболее резкие изменения в социокультурной ситуации наблюдаются, если способом преодоления травмы избирается бунт как радикальная попытка полной трансформации культуры с целью ее соответствия новым условиям. Этот способ избирается той частью модернизируемого общества, которая с воодушевлением встает на позиции внедряемой культуры, видит в приходящих порядках рост и развитие, а потому приступает к реорганизации привычного им образа жизни. Во многом это соответствует представителям группы «протонации», которые в наибольшей степени включены в социальные институты современного общества и социокультурные практики пришедшей культуры – практики модерна и постмодерна, и зачастую являются двигателями новых социальных процессов в этносообществе, в частности реконструкции этноса. Такой механизм изменений, как инновация – частичное преобразование традиционной культуры с целью смягчения ее несоответствий доминирующей социокультурной реальности, способен привести к культурным переменам разной степени, но не кардинальным. Итогам действия такого механизма в большей степени соответствует группа «городские этнические меньшинства», а также сюда можно отнести сельское население, в достаточной степени изменившее образ жизни (ушедшее от традиционных промыслов, включенное в индустриальные практики, производство). Внутренняя группа «коренные народы» свидетельствует о наименьших культурных переменах в ее пределах. А значит, путем выбора пассивного механизма преодоления травмы (ритуализм, ретриатизм) или в силу того, что эта часть автохтонного населения колонизированных территорий оказалась в поле слабого влияния внедряющейся культуры (в частности по причине удаленности поселений), эти представители этноса в наибольшей степени сохранили исконную этнокультуру. Разнородность этносообществ, называемых коренными, свидетельствует о сложном единстве не только общества, но и этнокультуры в границах этих внутренних социальных групп, о длительно переживаемой этими народами культурной травме и применении разных способов с целью справиться с ней.

Библиография
1.
Штомпка П. Социальное изменение как травма // Социологические исследования, 2001. – № 1. – С. 6–16.
2.
Merton R.K. Social Structure and Anomie // P. Sztompka (ed.). Robert K. Merton on Social Structure and Science Chicago. 1996. P. 23.
3.
Вопрос национальной идентичности в контексте глобализации: Сборник научных статей Международной научно-теоретической конференции «Вопрос национальной идентичности в контексте глобализации» (6–7 июня 2013 г.). – М.: Проспект, 2014. – 236 с.
4.
Кортунов С.В. Национальная идентичность: Постижение смысла. – М.: Аспект Пресс, 2009. – 589 c.
5.
Лысак И.В. Проблема сохранения культурной идентичности в условиях глобализации // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2010. – № 4. – С. 91–95.
6.
Robertson R. Glocalization: Time-Space and Homogeneity-Heterogeneity // Featherstone M., Lash S., Robertson R. Global Modernities. London, 1995. P. 25–44.
7.
Koptseva N.P., Kirko V.I. The information basis for formation of positive ethnic identities in the process of acculturation of indigenous peoples of the Arctic Siberia (Krasnoyarsk, Russia) // Life Sci J – 2014. – 11(8). P. 479-483.
8.
Копцева Н.П., Кирко В.И. Этнические характеристики и их аналитика в современных культурных исследованиях // Современные проблемы науки и образования. – 2014. -№ 3. – С. 792.
9.
Ilbeykina M.I., Kolesnik M.A., Libakova N.M., Sitnikova A.A. Global and local trends in development of Siberian of Siberian city of Krasnoyarsk // Mediterranean Journal of Social Sciences. – 2015. – 6 (3). P. 241-248.
10.
Zamaraeva J.S. What are Global Transformations Experienced by the Indigenous Peoples of the North? // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 2014.-10 (7). P. 1705-1718.
11.
Ильбейкина М.И. Особенности визуально-антропологических исследований индигенных народов // Современные проблемы науки и образования. – 2014. -№ 4. – С. 594.
12.
Кистова А.В. Формирование коммуникативного (интерпретативного) этнографического метода в современном социальном познании // NB: Проблемы политики и общества. — 2014.-№ 11.-С.62-72. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.11.1352. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_13527.html
13.
Kolesnik M.A. Imaginary World as A Subject of “Eranos” Intellectual Group’s Research in the 30 – 80s of the XX Century // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences.-2016.-1 (9). P. 79-90.
14.
Libakova N.M., Sertakova E.A. Formation of Ethnic Identiy of the Indigenous Peoples of the North in Arts and Crafts on the Example of Bone Carving // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences.-2015.-4 (8). P. 750-768.
15.
Пименова Н.Н. Проблемы образования детей коренных малочисленных народов Сибири и Севера в Красноярском крае // Инновации в непрерывном образовании. – 2012.-№ 5 (5). – С.12-18.
16.
Zamarayeva Y.S., Kistova A.V., Pimenova N.N., Seredkina, N.N. Taymyr reindeer herding as a branch of the economy and a fundamental social identification practice for indigenous peoples of the Siberian Arctic // Mediterranean Journal of Social Sciences.-2015.-6 (3). P. 225-232. DOI 10.5901/mjss.2015.v6n3s5p225
17.
Резникова К.В. Социальное конструирование общенациональной идентичности в Российской Федерации. Автореферат диссертации кандидата философских наук. Красноярск, 2012. C. 12.
18.
Nevolko N.N. The Historiographical Review of the Scientific Literature of the Late XIX to the First Decade of the XXI Century Concerning the Problem of Ethnic Identification of the Khakass Ethnos // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 2011.-6 (4). P. 823-836.
19.
Разумовская В.А. Культурная информация: адаптация и отстранение в переводе // Профессионально-ориентированное обучение иностранным языкам. – 2014.-№ 8. – С. 125-129.
20.
Сертакова Е.А. Социальный конструктивизм как концепция конструирования этноса // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 6. – С. 999.
21.
Ситникова А.А. К вопросу о методологии исследований культуры как социально-антропологической системы // Социодинамика. — 2015.-№ 1.-С.75-100. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.1.14237. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_14237.html
22.
Koptseva N.P., Kirko V.I. Post-Soviet practice of preserving ethnocultural identity of indigenous peoples of the North and Siberia in Krasnoyarsk Region of the Russian Federation // Life Sci J – 2014/ # 11(7). P. 180-185.
23.
Лузан В.С. Роль бизнес-субъектов в социально-культурном развитии коренных малочисленных народов Российской Федерации // Современные проблемы науки и образования. – 2014. -№ 4. – С. 592.
24.
Кирко В.И. Постсоветские практики сохранения этнокультурной идентичности коренных народов Севера и Сибири в Красноярском крае Российской Федерации // Социодинамика. - 2015. - 6. - C. 113 - 133. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.6.15607. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_15607.html
25.
Копцева Н.П. К вопросу о сохранении и воспроизводстве традиционной культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в Сибирском федеральном округе // Социодинамика. - 2013. - 12. - C. 1 - 16. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.12.10768. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_10768.html
26.
Дегтяренко К.А. Актуальное состояние коренных малочисленных народов Севера // Социодинамика. - 2015. - 10. - C. 39 - 57. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.10.16435. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_16435.html
27.
Копцева Н.П. Влияние современных культурных практик на этническую идентичность коренных малочисленных народов Центральной Сибири // Социодинамика. - 2014. - 6. - C. 1 - 27. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.6.12201. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12201.html
28.
Копцева Н.П. Современные культурные практики сохранения этнической идентичности коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в Республике Бурятия // Человек и культура. - 2014. - 1. - C. 17 - 30. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.1.10989. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_10989.html
29.
Середкина Н.Н. К вопросу о методологических принципах культурно-семиотического подхода в изучении искусства индигенных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока // Человек и культура. - 2014. - 2. - C. 127 - 146. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.2.11320. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_11320.html
30.
Либакова Н.М. Управление здравоохранением для коренных народов Центральной Сибири (на материале анализа Красноярского края) // Тренды и управление. - 2015. - 4. - C. 380 - 394. DOI: 10.7256/2307-9118.2015.4.16854.
31.
Гушер А.И. Новый этап развития Сибири и Дальнего Востока // Международные отношения. - 2013. - 2. - C. 112 - 117. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.02.1.
32.
Лузан В.С. Механизмы взаимодействия государства, бизнеса с коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока в условиях глобальных трансформаций // Социодинамика. - 2014. - 3. - C. 50 - 66. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.3.11297. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_11297.html
33.
Шажинбатын А. Этнос или этничность // Педагогика и просвещение. - 2013. - 4. - C. 368 - 375. DOI: 10.7256/2306-434X.2013.4.11759.
34.
Волох В.А. Миграционная политика: реадмиссия – эффективный инструмент противодействия нелегальной миграции // Вопросы безопасности. - 2012. - 1. - C. 255 - 270. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_106.html
35.
Авдеева Ю.Н., Либакова Н.М. Международные практики социокультурного проектирования по отношению к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока // Социодинамика. - 2015. - 10. - C. 10 - 38. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.10.16430. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_16430.html
36.
Мишина Е.М. Переселенческая политика П. А. Столыпина в Западную Сибирь и ее результаты (1906–1911): сравнительный анализ данных по двум губерниям // Исторический журнал: научные исследования. - 2014. - 5. - C. 499 - 511. DOI: 10.7256/2222-1972.2014.5.14668.
37.
Сертакова Е.А., Герасимова А.А. Образ города Красноярска в ксилографии и проблема региональной идентичности // Урбанистика. - 2015. - 2. - C. 89 - 99. DOI: 10.7256/2310-8673.2015.2.16355. URL: http://www.e-notabene.ru/urb/article_16355.html
References (transliterated)
1.
Shtompka P. Sotsial'noe izmenenie kak travma // Sotsiologicheskie issledovaniya, 2001. – № 1. – S. 6–16.
2.
Merton R.K. Social Structure and Anomie // P. Sztompka (ed.). Robert K. Merton on Social Structure and Science Chicago. 1996. P. 23.
3.
Vopros natsional'noi identichnosti v kontekste globalizatsii: Sbornik nauchnykh statei Mezhdunarodnoi nauchno-teoreticheskoi konferentsii «Vopros natsional'noi identichnosti v kontekste globalizatsii» (6–7 iyunya 2013 g.). – M.: Prospekt, 2014. – 236 s.
4.
Kortunov S.V. Natsional'naya identichnost': Postizhenie smysla. – M.: Aspekt Press, 2009. – 589 c.
5.
Lysak I.V. Problema sokhraneniya kul'turnoi identichnosti v usloviyakh globalizatsii // Gumanitarnye i sotsial'no-ekonomicheskie nauki. – 2010. – № 4. – S. 91–95.
6.
Robertson R. Glocalization: Time-Space and Homogeneity-Heterogeneity // Featherstone M., Lash S., Robertson R. Global Modernities. London, 1995. P. 25–44.
7.
Koptseva N.P., Kirko V.I. The information basis for formation of positive ethnic identities in the process of acculturation of indigenous peoples of the Arctic Siberia (Krasnoyarsk, Russia) // Life Sci J – 2014. – 11(8). P. 479-483.
8.
Koptseva N.P., Kirko V.I. Etnicheskie kharakteristiki i ikh analitika v sovremennykh kul'turnykh issledovaniyakh // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014. -№ 3. – S. 792.
9.
Ilbeykina M.I., Kolesnik M.A., Libakova N.M., Sitnikova A.A. Global and local trends in development of Siberian of Siberian city of Krasnoyarsk // Mediterranean Journal of Social Sciences. – 2015. – 6 (3). P. 241-248.
10.
Zamaraeva J.S. What are Global Transformations Experienced by the Indigenous Peoples of the North? // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 2014.-10 (7). P. 1705-1718.
11.
Il'beikina M.I. Osobennosti vizual'no-antropologicheskikh issledovanii indigennykh narodov // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014. -№ 4. – S. 594.
12.
Kistova A.V. Formirovanie kommunikativnogo (interpretativnogo) etnograficheskogo metoda v sovremennom sotsial'nom poznanii // NB: Problemy politiki i obshchestva. — 2014.-№ 11.-S.62-72. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.11.1352. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_13527.html
13.
Kolesnik M.A. Imaginary World as A Subject of “Eranos” Intellectual Group’s Research in the 30 – 80s of the XX Century // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences.-2016.-1 (9). P. 79-90.
14.
Libakova N.M., Sertakova E.A. Formation of Ethnic Identiy of the Indigenous Peoples of the North in Arts and Crafts on the Example of Bone Carving // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences.-2015.-4 (8). P. 750-768.
15.
Pimenova N.N. Problemy obrazovaniya detei korennykh malochislennykh narodov Sibiri i Severa v Krasnoyarskom krae // Innovatsii v nepreryvnom obrazovanii. – 2012.-№ 5 (5). – S.12-18.
16.
Zamarayeva Y.S., Kistova A.V., Pimenova N.N., Seredkina, N.N. Taymyr reindeer herding as a branch of the economy and a fundamental social identification practice for indigenous peoples of the Siberian Arctic // Mediterranean Journal of Social Sciences.-2015.-6 (3). P. 225-232. DOI 10.5901/mjss.2015.v6n3s5p225
17.
Reznikova K.V. Sotsial'noe konstruirovanie obshchenatsional'noi identichnosti v Rossiiskoi Federatsii. Avtoreferat dissertatsii kandidata filosofskikh nauk. Krasnoyarsk, 2012. C. 12.
18.
Nevolko N.N. The Historiographical Review of the Scientific Literature of the Late XIX to the First Decade of the XXI Century Concerning the Problem of Ethnic Identification of the Khakass Ethnos // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 2011.-6 (4). P. 823-836.
19.
Razumovskaya V.A. Kul'turnaya informatsiya: adaptatsiya i otstranenie v perevode // Professional'no-orientirovannoe obuchenie inostrannym yazykam. – 2014.-№ 8. – S. 125-129.
20.
Sertakova E.A. Sotsial'nyi konstruktivizm kak kontseptsiya konstruirovaniya etnosa // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 6. – S. 999.
21.
Sitnikova A.A. K voprosu o metodologii issledovanii kul'tury kak sotsial'no-antropologicheskoi sistemy // Sotsiodinamika. — 2015.-№ 1.-S.75-100. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.1.14237. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_14237.html
22.
Koptseva N.P., Kirko V.I. Post-Soviet practice of preserving ethnocultural identity of indigenous peoples of the North and Siberia in Krasnoyarsk Region of the Russian Federation // Life Sci J – 2014/ # 11(7). P. 180-185.
23.
Luzan V.S. Rol' biznes-sub''ektov v sotsial'no-kul'turnom razvitii korennykh malochislennykh narodov Rossiiskoi Federatsii // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014. -№ 4. – S. 592.
24.
Kirko V.I. Postsovetskie praktiki sokhraneniya etnokul'turnoi identichnosti korennykh narodov Severa i Sibiri v Krasnoyarskom krae Rossiiskoi Federatsii // Sotsiodinamika. - 2015. - 6. - C. 113 - 133. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.6.15607. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_15607.html
25.
Koptseva N.P. K voprosu o sokhranenii i vosproizvodstve traditsionnoi kul'tury korennykh malochislennykh narodov Severa, Sibiri i Dal'nego Vostoka v Sibirskom federal'nom okruge // Sotsiodinamika. - 2013. - 12. - C. 1 - 16. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.12.10768. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_10768.html
26.
Degtyarenko K.A. Aktual'noe sostoyanie korennykh malochislennykh narodov Severa // Sotsiodinamika. - 2015. - 10. - C. 39 - 57. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.10.16435. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_16435.html
27.
Koptseva N.P. Vliyanie sovremennykh kul'turnykh praktik na etnicheskuyu identichnost' korennykh malochislennykh narodov Tsentral'noi Sibiri // Sotsiodinamika. - 2014. - 6. - C. 1 - 27. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.6.12201. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12201.html
28.
Koptseva N.P. Sovremennye kul'turnye praktiki sokhraneniya etnicheskoi identichnosti korennykh narodov Severa, Sibiri i Dal'nego Vostoka v Respublike Buryatiya // Chelovek i kul'tura. - 2014. - 1. - C. 17 - 30. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.1.10989. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_10989.html
29.
Seredkina N.N. K voprosu o metodologicheskikh printsipakh kul'turno-semioticheskogo podkhoda v izuchenii iskusstva indigennykh narodov Severa, Sibiri i Dal'nego Vostoka // Chelovek i kul'tura. - 2014. - 2. - C. 127 - 146. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.2.11320. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_11320.html
30.
Libakova N.M. Upravlenie zdravookhraneniem dlya korennykh narodov Tsentral'noi Sibiri (na materiale analiza Krasnoyarskogo kraya) // Trendy i upravlenie. - 2015. - 4. - C. 380 - 394. DOI: 10.7256/2307-9118.2015.4.16854.
31.
Gusher A.I. Novyi etap razvitiya Sibiri i Dal'nego Vostoka // Mezhdunarodnye otnosheniya. - 2013. - 2. - C. 112 - 117. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.02.1.
32.
Luzan V.S. Mekhanizmy vzaimodeistviya gosudarstva, biznesa s korennymi malochislennymi narodami Severa, Sibiri i Dal'nego Vostoka v usloviyakh global'nykh transformatsii // Sotsiodinamika. - 2014. - 3. - C. 50 - 66. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.3.11297. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_11297.html
33.
Shazhinbatyn A. Etnos ili etnichnost' // Pedagogika i prosveshchenie. - 2013. - 4. - C. 368 - 375. DOI: 10.7256/2306-434X.2013.4.11759.
34.
Volokh V.A. Migratsionnaya politika: readmissiya – effektivnyi instrument protivodeistviya nelegal'noi migratsii // Voprosy bezopasnosti. - 2012. - 1. - C. 255 - 270. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_106.html
35.
Avdeeva Yu.N., Libakova N.M. Mezhdunarodnye praktiki sotsiokul'turnogo proektirovaniya po otnosheniyu k korennym malochislennym narodam Severa, Sibiri i Dal'nego Vostoka // Sotsiodinamika. - 2015. - 10. - C. 10 - 38. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.10.16430. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_16430.html
36.
Mishina E.M. Pereselencheskaya politika P. A. Stolypina v Zapadnuyu Sibir' i ee rezul'taty (1906–1911): sravnitel'nyi analiz dannykh po dvum guberniyam // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. - 2014. - 5. - C. 499 - 511. DOI: 10.7256/2222-1972.2014.5.14668.
37.
Sertakova E.A., Gerasimova A.A. Obraz goroda Krasnoyarska v ksilografii i problema regional'noi identichnosti // Urbanistika. - 2015. - 2. - C. 89 - 99. DOI: 10.7256/2310-8673.2015.2.16355. URL: http://www.e-notabene.ru/urb/article_16355.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"