по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Политико-юридический подход в исследовании государственно-правового развития России (XIX – начало XX вв.)
Кодан Сергей Владимирович

доктор юридических наук

профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, профессор кафедры теории государства и права Уральского государственного юридическиго университета, главный редактор журнала "Genesis: исторические исследования"

620137, Россия, Свердлвская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, оф. 210

Kodan Sergei Vladimirovich

Doctor of Law

Professor, the department of Theory of State and Law, Merited Lawyer of the Russian Federation, Ural State Law Academy; Editor-in-Chief of the Scientific Journal “Genesis: historical studies”

620137, Russia, Sverdlvskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 210

svk2005@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Взгляд на развитие государственно-правовых институтов в России через призму политики в историческом контексте позволяет исследовать и понять место и роль преемственности и новаций в совершенствовании нормативно-регулятивной системы российского общества на современном этапе. Именно политико-юридический контекст исторических исследований в сфере государства и права приобретает важное значение в осмыслении и выявлении закономерностей, понимании и использовании исторического опыта в проектировании и модернизации современного российского общества. Именно поэтому в рамках данной статьи обратимся к вопросам использования политико-юридического метода в изучении истории государства и права

Ключевые слова: Юридическая политика, Методология, История права, История государства, История России, Правовая политика

Дата направления в редакцию:

17-09-2019


Дата рецензирования:

17-09-2019


Дата публикации:

1-8-2012


Abstract.

Viewing development of state and legal institutions of Russia from the point of view of politics and history allows to understand the place and role of succession and innovations in improving the regulatory system of the modern Russian society. Political and legal context of historical researches in the sphere of state and law becomes very important when we talk about patterns, understanding and applicatin of the political and legal method in studying history of state and law. 

Keywords:

judicial policy, methodology, history of law, history of state, history of Russia, legal policy

Политико-юридическое направление в правоведении и развитие историко-правовой науки

Проблематика исследований, связанных с изучением политического воздей­ствия государственной власти на юридическую сферу жизнедеятельности общества, в последние годы нахо­дится в ряду наи­более вос­требованных в общественных науках - юриспруденции, политологии, истории. Вопросы места и роли государ­ственной власти в формировании поли­тики, в раз­личных сферах деятельности го­сударства активно обсужда­ются не только в поли­тологии, но и в теоре­тическом и отраслевом правоведении, написаны спе­циализи­рованные учебные курсы политико-юридического характера по юриспруденции и политологии. Взгляд на развитие государственно-правовых инсти­ту­тов в Рос­сии че­рез призму политики в истори­ческом контексте позволяет исследовать и понять место и роль преемственности и новаций в совершенствовании нормативно-регулятивной системы российского общества и на современном этапе.

Современной российской юридической наука развивает российскую дореволюционную традицию политико-юридических исследований, в которых на рубеже XIX и XX вв. изучение «политики права» начало формировать как важное и перспективное теоретическое и прикладное направление в юриспруденции. Вопросы взаимодействия политики и государственно-правовой системы общества получили определенное исследование, но «второе дыхание» данная проблематика получила уже на рубеже XX и XXI столетий усилиями саратовской школы права (А.В. Малько, Н.И. Матузов, О.Ю Рыбаков и др.) и качественно новую направленность. В современном отечественном теоретическом правоведении в целом уже завершился период формирования политико-правового направления в исследовании жизнедеятельности российского общества. В этом отношении важно замечание О.Ю. Рыбакова, справедливо подчеркнувшего роль исследований политологического характера в юриспруденции: «Концептуализация проблематики правовой политики в последние годы вышла на качественно новый уровень, позволяющий предпо­ложить, что перед нами не просто перспективное исследовательское направление, но формирующаяся в рамках правоведения самостоя­тельная теория»[1]. Своеобразный итог концептуальному выстраиванию теоретических положений относительно правовой политики подвел А.В. Малько, в монографическом исследовании которого наиболее полно изложены доктринальные подходы к пониманию данного явления[2].

В последние два десятилетия сложились центры изучения политико-юриди­че­ской проблема­тики (Институт государства и права РАН, Са­ратовская государст­венная юридическая академия), ряд исследований в данном направлении проводится в Уральской государственной юридической академии. Центрами обсуждения политико-юридических проблем стали специализированные научные журналы «Право и политика» и «Политика и общество (г. Мо­сква) и «Правовая политика и право­вая жизнь» (г. Саратов), вокруг которых про­исходит концентра­ция исследователей и на страницах которых успешно обсуждается широкий спектр проблем политико-юридического характера.

При этом заметим, что в историче­ских исследованиях юридическая политика Российского го­сударства как исследо­вательская проблема лишь в послед­ние десятилетия начинает получать свои очертания. При обилии публикаций, прямо или кос­венно связанных с изучением государст­венно-правовых ин­ститутов России на различ­ных этапах ее истории, собственно юридическая политика лишь становится специальным пред­метом историко-юридических ис­следова­ний[3]. Первая и в целом достаточно успешная попытка комплексного взгляда на правовую политику в контексте историко-правовых исследований представлена под руководством профессора О.Ю. Рыбакова в коллективом труде правоведов Саратовкой государственной юридической академии (З.С. Байниязова, С.В. Ворошилова, Т.А. Желдыбина, О.А. Калугин, М.Н. Лядащева-Ильичева, Н.А. Максимова, Ю.А. Музыканкина, О.С. Ростова, О.Ю. Рыбаков, С.В. Тихонова, Д.Ю. Туманов, К.В. Чилькина)[4].

Осознание необходимости изучения политико-юридических проблем исторического опыта государственно-правового развития прочно укоренилось в отечественном правоведении и стало аксиоматичным. На взаимосвязь политических и юридических форм в истории жизнедеятельности общества, например, обращал внимание известный российский философ и теоретик права Г.Ф Шершеневич: «Правовой порядок, наблюдаемый нами в известный момент времени, есть закономерный продукт всей предшествовавшей истории данного народа. В его прошлом могут быть обнаружены причины, по которым общественный строй принял ту, а не иную политическую и юридическую форму. Поэтому юрист должен обратиться к истории права, которая объяснит ему, как сложился существующий правовой порядок, поможет ему лучше познать действующее право, наконец, даст ему твердую опору для его реформаторских стремлений»[5]. И по прошествии почти века, на рубеже XX и XXI столетий, уже современный философ и теоретик права академик В.С. Нерсесянца обращает внимание и подчеркивает значения изучения историко-правового опыта в определении направлений модернизации общества: «Успех современных реформ во многом зависит от исторической самоидентификации населения России, …от умело­го и продук­тивного сочетания опыта и уроков собственной истории с общезначимыми ценно­стями, результатами и ориентирами обще­европейской и всемирной истории, с со­временными тенденциями и направлениями развития мирового сообщества наро­дов и государств»[6].

Итак, в данном ключе представляется ак­туальным изучение юридиче­ской политики Российского государ­ства на раз­лич­ных этапах его истории, ретроспек­тивный взгляд на которую позволяет выявить закономерности политико-право­вого развития страны, показать сохранение традиций и модернизационные процессы в государственно-правовой сфере деятельности, что особенно интересно в рассмотрении политико-юридического ракурса в развитии государства и права в контексте преемственности и новаций. В связи с изложенным рассмотрим концептуально-методологические вопросы использования политико-юридического подхода в изучении государственно-правового развития России в XIX – начале XX вв.

Политико-юридические теоретические ориентиры историко-правового исследования

В рассмотрении политико-юридического метода и его значения в изучении истории государственно-правового развития России ключевой методологической проблемой является определения понятия юридическая политика . Поэтому теоретические понятийные ориентиры в данном контексте, как и в целом использование положений теории государства и права в историко-правовых исследованиях, являются принципиально важными. Именно поэтому необходимо обратиться к главным составляющим элементам этого понятия юридическая политика и определить в нем политическое и юридическое .

Понятие «по­литика» весьма многообразно и рассматри­ва­ется в широком диапазоне - от «искусства управления» до «искусства возмож­ного». Б.А. Старо­дубский справедливо подчеркивает, что «политикой называют искусство управления государством - все то, что касается поста­новки перед госу­дарством определенных задач, указания способов разреше­ния этих задач и, естест­венно, самой деятельно­сти государства по разрешению поставленных за­дач», он продолжает, что «поли­тику потому и называют искусст­вом, что она предполагает умение найти те за­дачи, на решение которых следует направить деятельность государства, и те пути, идя по которым государство спо­собно ре­шить поставленные задачи»[7]. Н.И. Матузов, акцентируя внимание на социально-управленческом аспекте политики, отмечает в ней значение и возможности достижения «искусства возмож­ного, искусства компро­миссов, искусства согласования желаемого и объективно воз­мож­ного»[8]. При этом заметим, что политика как спе­цифическая сфера человеческой дея­тельности свя­зана с принятием и реализа­цией решений, в большинстве случаев за­трагивающих интересы всего общества. В данном плане согласимся с А.И. Демидовым, кото­рый считает, что термин «политика» при множественности понятийного изложе­ния «чаще всего и в теории, и на прак­тике употребляется в двух» смысловых значениях: (1) «це­ленаправленная дея­тельность людей в сфере властных, государ­ственных, классо­вых, национальных отношений» и (2) «характеристика атрибутов существования государствен­ных институтов и иных политических формирова­ний»[9]. Эти общие подходы для нас определяют общий контекст «политической жизни», но при этом заметим и значение политики в значении управленческого искусства.

Государство в данном контексте является центральным субъектом полити­ческих отношений, максимально сосредото­чив­шим в своих руках власть и различного рода ре­сурсы,. Именно оно может опре­де­ляющим образом влиять на различные процессы как внутри страны, так и в межгосударст­венном общении. По характеру поставлен­ных и решаемых государством задач происходит и процесс выделения сфер его политической деятельности. И если первоначально различали лишь две сферы политики - внешнюю (задачи, стоящие перед государством в от­ношениях с дру­гими государствами) и внутреннюю политику (задачи, стоящие перед государст­вом внутри страны), то в связи с расширением и усложнением дея­тельности госу­дарства внутри страны в рамках внутренней политики стали выделять более узкие сферы политической деятельности - экономическую политику, соци­альную поли­тику, культурную поли­тику и т.д. В качестве сферы политического воздействия выделяется и юридическая деятельность (от лат. juridikus - относящийся к праву). Но, исходя из дуализма явлений, входящих в юридическую сферу жизне­деятельности общества, связанных и с государством и правом, а также образую­щих соответствующий общий объект и предмет юриди­ческого познания, данное обозначение по смысловому содержанию можно ис­пользовать применительно к определению разновидности политики - юридиче­ской[10]. Поэтому в целом госу­дарст­венная по­литика и рассматривается как деятельность и искусство управле­ния государством раз­личными процессами и сферами жизнедеятельности в стране, а юридическая политика одной из этих сфер - государственно-правовой (юри­ди­ческой) . На базе изложенных общих концептуальных подходов и остановимся на характеристике юридической политики как многогранного явления[11].

Государственно-правовая система общества выступает по отношению к по­литической деятельности государства как объект его политического воздействия на юридическую сферу и как средство реализации политики. Именно поэтому она в политике государства выступает в двух срезах. Во-первых, юридическая поли­тика имеет внутреннее содержание , поскольку государственно-правовая система в целом выступает в роли одного из объектов государственной политики именно как юридической и объектом воздействия носителей государственной власти. Здесь политика, проходя через призму их мировоззрения, проявляется в формиро­вании общей идеологии, практических проектов и программ по развитию госу­дарства и права, в их реализации на уровне государственно-правовых преобразо­ваний. При этом необходимо учитывать предшествующее развитие и ту базу - со­стояние политико-правовой системы, на которой базируется и от которой оттал­киваются в своей деятельности «движущие силы политики» - политическая элита и политическая бюрократия, нередко персонально совпадающие в одних лицах, влияние системообразующих факторов юридической политики, связанных с фор­мой государства как способом образования, организации и осуществления вла­сти, большое значение имеет идеологический контекст, связанный с формирова­нием и оформлением концепций, планов и проектов преобразований в политико-правовой сфере жизни общества. Во-вторых, юридическая политика имеет внеш­нюю сторону, поскольку государственно-правовая система выступает в качестве средства реализации различных видов политики государства, становится инстру­ментом, с помощью которого субъекты государственной власти оказывают управ­ленческое (организационное и нормативное) воздействие на разнообразные обще­ственные отношения и процессы. В этом отношении своеобразный содержа­тельно-инструментальный характер юридической политики как средства преобра­зующего воздействия на управление социальными отношениями придает юриди­ческой политике некое универсальное свойство в использовании властью юриди­ческих средств (государственных и правовых институтов) для решения стоящих перед государством управленческих задач и достижения политических целей, по­скольку, подчеркивает С.С. Алексеев, «институты - это и есть "образованные" и "опредмеченные" соци­альные явления, которые в результате отчуждения обрели собственное бытие и воплощены во внешне очерченных, структурно определен­ных, твердых и устойчивых формах существования и функционирования»[12].

Юридическая политика и государственно-правовая сфера жизнедеятельности общества, их развитие отражает политические процессы и с ранних форм форми­рования государственной власти и государства показывает характер использова­ния аппарата государственного управления и законодательства как средств управ­ления обществом. По мере решения проблем развития страны, стоящих перед го­сударственной властью, и сам юридический инструментарий, юридическая сфера деятельности государства все более становятся объектом воздействия верховной власти, которая отрабатывает свои управленческие и законодательные средства воздействия на различные сферы жизнедеятельности общества. В процессе разви­тия в отдельную, обособленную сферу политической деятельности выделяется собственно и сама юридическая политика как специфическое явление, связанное с формированием и институциональной реализацией государственной политики в юридической сфере деятельности[13].

Юридическая политика становится именно тем каналом, который позволяет обеспечить правовую оформленность, закрепление в источниках права других на­правлений политической деятельности государства (экономической, социальной, образовательной и др. политики), позволяет оформить соответствующие решения в необходимых юридических формах и в них же обеспечить реализацию закреп­ленных политических установок. При этом юридическая политика как разновид­ность политической деятельности приобретает черты универсальности, ее инст­рументарий позволяет различного рода внутри- и внешнеполитические решения оформить соответствующим юридическим образом. Она становится в деятельно­сти государства особой сферой, показателем определен­ного этапа его цивилизо­ванности, когда необходимые политические решения могут через достаточно ши­рокий юридический инструмента­рий получить соответствую­щее оформление и реализацию, когда появляется связанность и ограничение самовластия и чинов­ного произвола соответствующими юридическими институтами - представитель­ными учреждениями, внятным и систематизированным законодательством, дос­тупными изданиями узаконений, четко организованной и контролируемой на всех уровнях исполнительной системой, независимым правосудием, развитым юриди­ческим образованием и наукой. Юридическая политика обеспечивается в своем оформлении наиболее действенным институтом ее реализации - правом. В данном плане и рассматривается юридическая политика, которую в общетеоретическом плане В.И. Гойман определяет следующим образом: «Юридическая политика представляет собой основанные на общих и специфических закономерностях развития национальной правовой системы принципы, стратегические направления и прак­тически пути создания и реализации норм, институтов и отраслей права, укрепления режима законности и общественной безопас­ности, организации предупреждения и борьбы с правонарушения­ми, формирования у граждан развитой правовой культуры, способности использовать правовые средства для удовлетворения своих интересов»[14].

В процессе политической деятельности государственной власти, ее влияния на развитие политико-правовой системы общества деятель­ность в юридической сфере получает и находит выражение в двух блоках явлений. С од­ной стороны, в качестве системообразующих факторов, в контексте преемственности влияющих на политиче­скую деятельность государства, образующих сферу поли­тического бытия высту­пают государственная власть (субъект политики), обще­ство (объект политиче­ского воздействия) и политическое пространство (террито­рия государства). С другой - сама политическая деятельность в юридической сфере становится одной из важнейших социально-преобразующих практик и во­площается в юридической практической деятельности. Юридическая политика пронизывает все сферы юридической деятельности. Д.И. Луковская, по этому поводу справедливо подчеркивает, что «в законо­творческой и законоприменитель­ной дея­тельности находит выражение юридиче­ская политика, которая взаимодей­ст­вует с экономической, культурной политикой и т.п.»[15].

В связи с изложенным используем следующее понятие[16]. Юридическая политика – это сфера политической деятельности верховной государственной власти, которая является следст­вием властной управленческой деятельности и направлена на определе­ние стратегии и так­тики раз­вития юридической сферы государственной дея­тельности и совершенст­вование институтов, связан­ных с формой правления, политико-территориальным устройством, определением обще­ст­венного устрой­ства и системой взаимоотно­шений с подданными, а также с развитием механиз­мов издания и систематизации законодательных актов, преобразованиями в сис­теме государственного управле­ния и госу­дарственной службы, судебной сис­темы, системы надзора, организации подго­товки юристов и развитием правоведе­ния.

Направления политико-юридического изучения истории государственно-правового развития России

Определяя направления изучения процессов формирования и развития юридической политики и ее государственно-правовой институционализации, необходимо отметить влияние на них личностно-идеологических детерминант. Это находит внешнее выра­жение в своеобразной триаде «Личность - Идея - Институт». В ней присутст­вуют: персонифициро­ванные личностно и мировоззренчески участники полити­ческих процессов («личности» - государственные деятели), формирующие с учетом конкретных факторов развития страны идеоло­гию преобразований («идеи» - идеоло­гическое обоснование и оформление концепций и решений пре­образова­тельного характера), которая находит выражение в государственно-пра­вовом ин­струмен­тарии деятельности государства («институт» - внешне выражен­ные формы, ре­зультат преобразующего воздействия в юридической сфере). Именно поэтому, на наш взгляд, не­обходимо выделить конкретные направ­ления и линии формирования и реализации юридической политики - ее составные «политики». В теории государства и права и юридической политологии опреде­ля­ется, что политика в правовой сфере выражается в направлениях этой дея­тельно­сти - правотворческой, правоприменительной, правоинтерпретационной, доктри­нальной, правообу­чающей[17]. Соглашаясь с этими подходами в целом, выделим пять направлений юридической политики и ее государственно-правовой институционализации, которые отражают государственное воздействие на юридическую (государственно-правовую) сферу жизнедеятельности российского общества[18].

(1) Законодательное направление юридической политики Российского госу­дарства выступает как основная линия политико-управленческого воздействия верховной власти на различные сферы жизнедеятельности общества через нормативно-правовые акты государства и, прежде всего, через законы. По этому поводу В.И. Ленин справедливо подчеркивал – «Закон есть мера политическая, есть политика»[19], а законодательная деятельность именно представляла оформление и закрепление решений верховной власти. Это направление юридической политики нередко вы­де­ляют и обозначают как «законодательную политику» и которое может рассмат­ри­ваться как основной вид и направление юридической политики. В ходе ее реа­ли­зации в процессе законотворчества происходит оформление и закрепление по­ли­тических решений в положениях законодательных актов, нормах позитивного права. В сферу исследования данного направления входит изучение создания и совершенствования механизмов и процедур подготовки и обсуждения законопро­ектов до внесения на импера­торское утверждение - организации Государствен­ного совета (а затем Государственной думы), отработки про­цесса прохождения законопроектов, порядка их утвер­ждения верховной вла­стью, поиска путей определения видов и нормативно-со­держательной на­грузки отдельных видов узаконений, обнародования и определе­ния парамет­ров юридической силы узаконений, а также систематизации, создания системы и согласования общегосударственного и местного законодательства. При этом следует учитывать, подчеркивает В.Г. Графский, что «история законода­тельных реформ в России, помимо силы или слабо­сти организационных и леги­тимных ресурсов правящего режима, демон­стрирует тесную их взаимосвязь с особенностями законодательного про­цесса и с общим состоянием законодатель­ства и комментирующим его прикладным и теоретиче­ским правоведением»[20]. Это подчеркивает значение данного направления юридической политики.

(2) Административное направление юридической политики Российского госу­дарства проявлялось в «административной политике», которая, как определяет Л.Е. Лаптева, является «целенаправленной, институционально и законодательно оформленной деятельностью органов государственной власти и управления, на­правленной на упорядочение жизни общества и осуществляемой присущими ей (административными) методами посредством административных органов»[21]. В русле данного подхода административное направление юридической политики Российского государ­ства включает изучение создания министерской сис­темы как перехода к созданию системы центральных органов управления по обеспечению реализации основных и достаточно четко опреде­ленных функций государства на началах отраслевого управления и на принципах бюрократической централизации, что повы­шало оперативность и организационную четкость в управлении делами по оп­ределенному направлению административной деятель­ности. Одновременно был осуществлен переход к соз­данию ведомств, в рамках которых была организована линейная и достаточно отчетливо выделенная сис­тема центрального министерского и местного отраслевого управления. Серьезное внимание в рамках этого направления уделялось и государственной службе.

(3) Судебное направление юридической политики Российского госу­дарства было связано с организацией и правовым регулированием осуществления правосудия. Это направление юридической политики в условиях обострения проблем с осуще­ствлением правосудия, волокитой и несо­вершенством системы правосудия и су­допроизводства определяется в качестве объекта политического воздействия по этим линиям. Оно вылилось в попытки от­деления суда от администрации, меры по совершенствованию деятельности Се­ната, судоустройства и судопроизводства, управлению юстицией.

(4) Контрольно-надзорное направление юридической политики Российского госу­дарства также получает даль­нейшее развитие. Наряду с прокурорским над­зором обособляется в организаци­онную структуру финансовый контроль, а также получает дальнейшее организа­ционно-правовое оформление цензурная деятель­ность и, особенно, система поли­тического надзора за обществом и бюрократией, которые царство­вание становятся одним из основных инструмен­тов обеспечения консервативно-охранительной политики верховной власти. Немаловажное значение имело и развитие института генерал-губернаторства как установления верховной власти на региональном уровне.

(5) Образовательно-научное направление юридической политики Российского госу­дарства отразило потребности в обеспечении государственно-правового развития страны квалифицированными кадрами, способными обеспечить необходимый уровень государственного управления и правового регулирования. Данная линия выразилась в государственной деятельности по развитию юридического образования и науки, что отразило повышение значения роста общего образовательного и профессионального уровня чиновни­чества и проявилось в комплексе правительственных мер по созданию юридических фа­куль­тетов в университетах, ведомственных учебных заведений юридического про­филя и периферийных юридических лицеев, созданию корпуса российских профессоров права, а также государственном участии в развитии и стимулирова­нии государственно-правовых исследований - юриспруденции.

Указанные направления юридической политики Российского государства в XIX – начале XX вв. выделились и получили выражение в политической деятельно­сти, что позволяет говорить об обособлении данной сферы политической дея­тельно­сти госу­дарства. Исследование этих направлений показывает повышение роли го­сударственно-правовых институтов в политике верховной власти, процес­сах модернизации страны. Одновременно следует учитывать и необходи­мость ис­пользования современных исторических подходов к изучению политико-право­вых явлений в России, адаптируя их к истории государства и права России.

Политико-юридическая методология в исследовании истории модернизации государственно-правовой системы России

Роль и значение исторических исследований юридической политики особенно актуализируется в связи необходимостью дальнейшей модернизации политико-правовой системы современного российского общества. Именно в формировании и реализации юридической политике особое место занимает проблема опоры на традиции, учет преемственности в определении места и эффективности предлагаемых и внедряемых новаций в государственно-правовое развитие страны. По­этому изучение юридической политики в ретроспективном плане - формирования ее направлений, институ­тов, инструмен­тария - позволяет более глубоко изучить и понять процессы формирования правовой мысли, правительственной правовой идеоло­гии и механизмов ее реализации на уровне госу­дарственно-правовых институтов. И именно политика в юридической сфере как искусство, как и отсутствие такового (отрицательного опыта), крайне необходимо для современности[22].

Исследование политико-юридического опыта развития России представляется весьма актуальным и с точки зре­ния преодоления сформированного в идеологических целях в России в большую часть XX столетия негативизма по отношению к истории государства и права России. Реализованные в историко-юридических исследованиях господствующие ранее идеологические парадигмы прочно окрасили отечественную историю госу­дарства и права (как и отечественную и мировую историю в целом) в черную то­нальность негативных оценок. Сложившиеся мифы и стереотипы во многом взросли (парадоксально, но это так) на оценках юристов второй половины XIX - начала XX столетия, для которых критика существовавшей государственно-пра­вовой системы носила конструктивно-позитивный характер и во многом опреде­лялась стремлением к утверждению в России законности, правового государства, развитию гражданского общества. В советское время этим оценкам придали но­вую, вырванную их общего фона и контекста политических событий, классово-политическую направленность, основанную на отрицании «старой» власти и ее институтов и идеологизации и политизации юридической науки как в целом, так и в ее историко-правовой части. Хотя и многие современные историки права не смогли избежать «новой мифологизации» - идеализации российского поли­тико-правового опыта, особенно конца XIX - начала XX вв.

Согласимся с мне­нием современного известного специалиста в области социальной исто­рии Б.Н. Миронова, оп­ределившего современное социальное и практическое на­значение исторической науки: «Думаю, что в настоящий момент мы, россияне, нуждаемся в клиотерапии - в трезвом знании своих достоинств и недостатков, чтобы иметь воз­можность достоинства развивать, а недостатки лечить и устра­нять. Лучшее средство изба­виться от недостатков - знать их происхождение, ибо как предрассудки - это осколки прежних истин, так и особенности социальных институтов, которые те­перь являются недостатками, когда-то были досто­инст­вами. Историки могут стать социальными врачами… и историки должны время от времени лечить свою мето­до­логию и избавляться от своих устаревших стереоти­пов»[23]. В полной мере это отно­сится к истории государства и права России как части исторической науки и составной научной дисциплине юриспруденции, ак­туализируя ее общественно-политическое и познавательное значение для совре­менного развития России.

Исследование юридической политики Российского государства в контексте развития государственно-правовой системы связано с процессами российской мо­дернизации в целом и позволяет учесть традиции, обеспечить преемственность положительного исторического опыта и новации в преодалении негативных явлений. Проблема методологических ориентиров в условиях отказа от доминирующей марксистской теории социального развития, относящейся к конфликтным моделям, привела историков (затем и историков права) к принятию в теории познания исторических процессов эволюционных моделей социальных перемен, к которым относится и теория модернизации как некой универсальной метрологической опоры среди множества концепций, созданных в общественных науках. Ее основные идеи, сформулированные в конце XIX в. и продолжившие сложившуюся в науке методологию эволюционизма Г. Спенсера, Э. Дюркгейма и М. Вебера, активно разрабатывались западными обществоведами с 1950-х гг. для объяснения социальных перемен в мире для определенной идеализации и идеоло­гизации западной модели развития общества и его социально-политических и экономических параметров как единственно верной и необходимой модели, уровня так называемых «цивилизованных стран». При этом в теории модерниза­ции, как и в марксистско-ленинской теории последовательной смены обществен­ных формаций, превали­рует линейный подход в моделировании об­щественных изменений. Адепты тео­рии модернизации в качестве исходного понятия идут от промышленной рево­лю­ции в контексте перевода аграрно-ориентированной эко­номики в плоскость ее индустриализации, что влечет за собой комплекс сущест­венных и необратимых изменений во всех областях социальной жизни, в т.ч. в го­сударстве, праве, право­сознании и др. составляющих юридической сферы жизне­деятельности общества. В качестве цели развития определяется идеал современ­ного об­щества западного типа, независимо от того, какое столетие при этом - прошлое или позапрошлое. Такая смена методологических ориентиров в изучении соци­альных процессов была с достаточной легкостью принята в качестве концепту­ального подхода к оценке ис­торического прошлого[24].

Но и с принятием теории модернизации как оценочной сис­темы изучения российского прошлого все оказалось непросто. Развернувшаяся в последние годы активная дискуссия историков по проблемам методологии исторической науки и моделям изучения прошлого выработала на наш взгляд вполне обоснованную по­зицию относительно исследовательского ин­струментария специалиста в различ­ных областях исторического знания, который вполне приемлем и для историко-правового исследования. В этом отношении представляется весьма про­дуктивным применение теории модернизации к изучению истории России в контексте учета ее национальных особенностей и де­терминант развития, а также и того, что развитие российского общества объек­тивно «сдвинуто» во временных рамках на несколько веков в более позднее время по сравнению с Западной Евро­пой и стремление к прогрессу отнюдь не определя­ется лишь моделью «догоняю­щего» стремления к западным образцам[25]. Дихото­мия подхода к оценке отдельных стран с позиции теории модернизации еще в XIX в. во внешней политике и меж­дуна­родном праве нашла свое отражение в де­лении государств на три группы: циви­лизованные, полуцивилизованные и неци­вилизованные. При этом заметим, что Россия тогда бесспорно относилась к пер­вым и как признанная мировая дер­жава отнюдь не страдала ущербностью.

Именно в соединении исследовательского потенциала теории модернизации и всестороннего анализа собственного пути развития России, исходя из признания вариативности путей модернизации в различных странах можно усмотреть пре­одоление одностороннего, линейного понимания прогресса как движения обще­ства от традиционности к современ­ности лишь на основе «единственно верного» идеала - «западной модели цивилизации». Обратим внимание и на справедливость утверждения того, что при таком подходе «сохраняется и не противоречит при­сущий теории модернизации взгляд на развитие как комплексный эволюционный процесс, охватывающий все сферы человеческой мысли и деятельности и приво­дящий к коренным и масштабным изменениям жизнедеятельности общества». При этом заметим, что в современных оценках теории модернизации как методологии историче­ского исследования наметились четкие тенденции на преодоление таких ее основ­ных недостатков, как этноцентризм, ранжирование стран по шкале западных цен­ностей, линейность развития, всеобщность и универсальность теории модерниза­ции. Это позволяет применить многие положения теории модернизации к изуче­нию истории стран с самобытным прошлым и особенности их развития в контексте преемственности в развитии государственно-правовых явлений. Согласимся с утверждением тех ис­ториков, четко обобщенным и сформулированным Е.В. Алексеевой, ко­торые вполне обоснованно на основе изучения российского истори­ческого опыта считают, что «Россия обязательно будет двигаться своим путем, который позво­лит сочетать достижения модернизационного развития западного типа со специ­фичес­кими особенностями российского уклада, не ломать устояв­шееся веками, а строить дальнейшую жизнь, опираясь на устойчивые традицио­налистские эле­менты соци­ального устройства российского общества. Не случайно неприятие реформ, до сих пор шедших скорее по разрушительному пути, сочета­ется с часто высказываемыми представлениями о самобытности России, которой не подходят модернизационные механизмы, выработанные в принципиально иных условиях Запада». Они вполне обоснованно считают неприемлемым «рас­пространение идей, сформулированных для объяснения западноевропейской ис­тории, на страны со своим самобытным прошлым, обуслов­ленным климато-гео­графическими, гео­политическими и социо-культурными факто­рами», что «приво­дит к ситуации, ко­гда применение западного опыта, например, к истории России постоянно вынуж­дает делать оговорки, идти на натяжки, прилаживать, в данном случае, "мерседе­совские колеса к русской телеге"»[26]. Думается, что этот подход весьма продук­тивно может быть использован и в историко-юридических исследо­ваниях.

Исследуя юридическую политику Российского государства, следует обратить внимание и на то, что историки и политологи в изучении истории России в XIX - начале XX вв. обращают внимание на так называемые «волны политиче­ской мо­дернизации в истории России», определенную цикличность в политике власти, оп­ределяемую рядом факторов экономического и социально-управленче­ского ха­рактера. Российская модернизация в контексте волнообразного (а не ли­нейно-по­ступательного) развития дает представление о сложном процессе, не ук­ладывающемся в классическую теорию модернизации. России, как и другим стра­нам, в процессах политической модернизации были присущи «уско­рения и замед­ления» - «волны», «политические качели», когда за периодами мо­дернизации сле­довали периоды контрмодернизации, отражающие реак­цию власти на уг­розы для ее могущества и стабильности. Выделяется 3 цикла: I - реформы (1801-1811) - переход к контрреформам (1811-1825) - контрреформы (1825-1855) - пере­ход к реформам (1855-1859); II - реформы (1859-1874) - переход к контрреформам (1874-1881) - контрреформы (1881-1894) - переход к реформам (1894-1905); III - реформы (1905-1911) - переход к контрреформам (1911-1917). За основу бе­рется критерий либерализации внутренней политики, ори­ентации на европейские идеи и институты, когда ориентир на западные образцы сменялся на возврат к прежним принципам управления и регулирования отношений[27]. Указанное позволяет в контексте преемственности исследовать и циклы модернизации в России в советский и постсоветский периоды ее развития. При этом заметим, что эта проблема требует особого исследования в связи с развитием и особенностями юридической политики в период после февраля 1917 г. и до настоящего времени.

Указанный подход, безусловно, отражает политические процессы, но акцен­тирует внимание лишь на одной проблеме - ориентации политики власти на ев­ро­пейские политико-правовые ценности. В последнее время выработаны интерес­ные и, главное, продуктивные подходы к изучению исторических процессов в России специалистами в области социально-политической истории - сферы исто­рического познания, наиболее близкой к историко-юридической. Так, Б.Н. Миро­нов на наш взгляд вполне справедливо считает необходимым при исследовании обеспечить «взгляд на проблему с точки зрения соответствия государственных структур и правительственной поли­тики экономическим, социальным, психоло­гическим и прочим возможнос­тям общества и с точки зрения того, что было бы, если бы западноевропей­ская модель была осуществлена в России. Необходимо также принимать во внимание и то, что ни одно европейское общество в полной мере не реали­зовало провозглашаемых идеалов, в частности принципов граждан­ского об­щества и правового государства, но все к ним стремились и достигали больших или меньших успехов на этом пути. Русский народ, его элита и прави­тельство тоже стремились к этому идеалу, и хотя Россия в меньшей степени при­близилась к нему сравнительно с другими европейскими стра­нами, тем не менее и она достигла известного прогресса». При этом акцентируется внимание на том, что «об­наруживаются две закономерности исторического развития России: посту­пательность и нормальность. Трехвековой ход российской модернизации оказы­вается в целом успешным: движение России вперед время от времени прерыва­лось 15-25-летними кризисами… После кризиса поступательное движение во­зоб­нов­лялось с новой силой. … Стоит особо подчеркнуть нормальность рос­сий­ского истори­ческого процесса. Россия - не ехидна в ряду европейских наро­дов, а нор­мальная страна, в истории которой трагедий, драм и противоречий ни­с­колько не меньше, чем в истории любого другого европейского государст­ва»[28].

В рамках именно этой «нормальности» развития России обратим внимание на то, что юри­дическая политика по ее основным направлениям в модернизации госу­дарст­венно-правовых институтов не совпадает с ориентированностью власти на либе­рально-конституционные ценности - реформами и контрреформами. Здесь про­цесс более результативен. Юридическая политика Российского государства в XIX – начале XX вв. была не­по­средственно связана с процессами модернизации страны, отражала челночный характер реформ с точки зрения либерализации по­литико-правовой системы Рос­сии, но непрерывно обеспечивая проведение преоб­разований в государственно-правовой сфере, развитие юридических инсти­тутов. И в этом контексте в современной юридической политике современного Российского государства необходим учет опыта прошлого, традиций в обеспечении преемственности в политико-правовом развитии страны.

* * *

Подведем некоторые итоги рассмотренных вопросов и отметим следующее. Политико-юридические методологические подходы к анализу развития государственно-правовой (юридической) системы общества, определившийся и получивший развитие в общей теории государства и права, позволяют их активно использовать в историко-юридических исследованиях. Политико-исторический контекст изучения государственно-правового развития России через призму политики и модернизации страны позволяет понять «внутренние пружины и шестеренки» в механизме влияния на формирование и использование юридиче­ского инструментария в управлении страной. С этой точки зрения сложнейшее взаимовлияние объективных и субъективных детерминант позволяет выявить ус­тойчивые процессы в использовании государства и права в решении политиче­ских проблем уже на константном уровне. Исследование формирования и разви­тия институциональных проявлений юридической политики в виде отдельных ин­ститутов в деятельности государства позволит оценить этот опыт как в позитив­ном, так и негативном планах. Именно в данном плане история государства и права в состоянии представить интересный и поучительный материал для решения проблем современности.

Библиография
1.
Рыбаков О.Ю. Методологические проблемы теории правовой политики // Правовая политика как научная теория в историко-правовых исследованиях. М., 2011. С. 15.
2.
См.: Малько А.В. 1) Теория правовой политики. М., 2012; 2) Правовая политика как категория XXI века // Государство и право. 2012. № 11.
3.
См.: Кодан С.В. Юридическая политика Российского государства в 1800-1850-е гг.: деятели, идеи, институты. Екатеринбург, 2005.
4.
Правовая политика как научная теория в историко-правовых исследованиях. М., 2011.
5.
Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1910. Вып. 4. С. 784.
6.
Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1997. С. 354.
7.
Стародубский Б.А. Общая политология. Основы теории политической жизни общества. Екатеринбург, 2000. С. 151.
8.
Матузов Н.И. Правовая политика: понятие и приоритеты. // Политология для юристов. Курс лекций М., 1999. С. 121-122.
9.
Демидов А.И. Политическая жизнь. // Политология для юристов. Курс лекций М., 1999. С. 7.
10.
См.: Нерсесянц В.С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. М., 1999. С. 58-63.
11.
См.: Кодан С.В. Юридическая политика российского государства как исследовательская проблема // Наш трудный путь к праву: Материалы философско-правовых чтений памяти академика В.С. Нерсесянца. М., 2006. С. 323-346; Бакарджиев Я.В. Теоретико-методологические основы исследования юридической политики государства. Курган, 2008.
12.
Алексеев С.С. Наука права // Алексеев С.С. Избранное. М., 2003. С. 181.
13.
См.: Малько А.В. Шундиков К.В. Правовая политика современной России: цели и сред¬ства. // Государство и право. 2001. № 7.
14.
Гойман В.И. Соотношение права и государства // Общая теория права и государства. М., 2001. С. 53-56.
15.
Луковская Д.И. Политические и правовые учения: историко-теоретический аспект. Л., 1985. С. 33.
16.
См. более подробно о формировании и содержании понятия «юридическая политика» в историческом и теоретическом планах: Кодан С.В. Юридическая политика Российского государства в 1800-1850-е гг.: деятели, идеи, институты. Екатеринбург, 2005; Бакарджиев Я.В. Теоретико-методологические основы исследования юридической политики государства. Курган, 2008.
17.
Малько А.В., Шундиков К.В. Указ соч. С. 15-17.
18.
См.: более подробно: Кодан С.В. Юридиче¬ская политика Российского государства в первой половине XIX века: де¬терминанты, направления, инсти¬туты // Правоведение. 2003. № 2. С. 170-187.
19.
Ленин В.И. О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме» // Ленин В.И. Полн. собр. соч. М., 1973. Т. 30. С. 99.
20.
Графский В.Г. История права и правоведения: актуальные проблемы и темы // Евгению Алексеевичу Скрипилеву-ученики и коллеги. Сб. ст. М.-Екатеринбург, 2003. С. 13.
21.
Лаптева Л.Е. Опыт типологии административной политики Право и политика. 2001. № 8. С. 113-121.
22.
См. более подробно: Кодан С.В. Исторический подход в изучении преемственности и новаций в юридической политике Российского государства (XIX – начало XX в). // Юридическая техника. 2011. № 5.
23.
Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII-начало XX века). СПб., 2000. Т. 1. С. 16.
24.
См.: Алексеева Е.В. Объяснение российской истории с помощью теории модернизации pro et contra // Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 2001. № 7. C. 108-141. См. также: Алексеева Е.В. Диффузия европейских инноваций в России (XVIII – начало XX вв.) М., 2007.
25.
См.: Побережников И.В. Социальное измерение в теоретических проекциях. // Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 2001. № 7.
26.
Алексеева Е.В. Объяснение российской истории… С. 108-115. См. также: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII-начало XX века). СПб., 2000. Т. 1; Кодан С.В. История государства и права России: трудный поиск теории и методологии исследований // Теория, методология и методика изучения и преподавания историко-юридических наук. Екатеринбург, 2003. Вып. 1. С. 11-17.
27.
См.: Пантин В.И. Циклы и ритмы истории. М., 1996; Пантин В.И., Лапкин В.В. Волны политической модернизации в истории России. К обсуждению гипотезы. // Полис. Политические исследования. 1998. № 2; Ильин В.В., Панарин А.С., Ахиезер А.С. Реформы и контрреформы в России. Циклы модернизационного процесса. М., 1996.
28.
Миронов Б.Н. Социальная история России. Т. 1. С. 16-17.
29.
Кошман Л. В. Русский город конца XIX – начала ХХ века на видовой открытке. К вопросу о креативности исторической памяти//Культура и искусство, №2-2011.
30.
Ковалева Н. В. Основные направления торгово-промышленной политики Российской империи XIX – начала XX веков (правовой аспект)//Право и политика, №1-2011.
31.
В. Б. Безгин — Сельская власть и ее должностные лица в восприятии русских крестьян (вторая половина XIX-начало XX века)//Право и политика, №11-2010
32.
Борисовский Е. Е. Представления отечественных либералов конца XVIII – начала XIX вв. о государстве и праве//Право и политика, №12-2011
33.
Борисовский Е. Е. Отечественная либеральная политико-правовая мысль конца XVIII – начала XIX вв.: И.П. Пнин и К.Ф. Герман//Политика и Общество, №12-2011
34.
Ельчанинова О.Ю., Ельчанинов А.П. Тюремные учреждения России в конце XIX-начале XX вв.: орга низационно-правовые основы, система управления, условия содержания осужденных (на материалах работ дореволюционных ученых)//Политика и Общество, №9-2011
35.
Титлина М.В. Проблемы религиозной свободы в философской, богословской и правовой мысли россии на рубеже XIX-XX вв.//Философия и культура, №8-2011
36.
Федорец А. И. Московское купечество XVIII–XIX веков в зеркале исповедных ведомостей (на примере рода Третьяковых)//Исторический журнал: научные исследования, №4-2011
37.
Бондаренко Е. Ю. Международно-правовые аспекты военного плена в межгосударственных и российских нормативно-правовых актах конца XIX – XX вв.//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №2-2012
38.
Кодан С. В. Политико-юридическая методология в исследовании истории модернизации государственно-правовой системы России (XIX – начало XX вв.)//Политика и Общество, №3-2012
39.
Кодан С. В. Попытки создания Основных законов Российской империи в политике, идеологии и юридической практике Российского государства (XVIII – начало XIX вв.)//Право и политика, №3-201
40.
Кодан С.В. Создание Основных законов Российской империи в деятельности Комиссии составления законов (1800-1820-е гг.) // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 3. - C. 149 - 175. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.3.167. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_167.html
References (transliterated)
1.
Rybakov O.Yu. Metodologicheskie problemy teorii pravovoi politiki // Pravovaya politika kak nauchnaya teoriya v istoriko-pravovykh issledovaniyakh. M., 2011. S. 15.
2.
Sm.: Mal'ko A.V. 1) Teoriya pravovoi politiki. M., 2012; 2) Pravovaya politika kak kategoriya XXI veka // Gosudarstvo i pravo. 2012. № 11.
3.
Sm.: Kodan S.V. Yuridicheskaya politika Rossiiskogo gosudarstva v 1800-1850-e gg.: deyateli, idei, instituty. Ekaterinburg, 2005.
4.
Pravovaya politika kak nauchnaya teoriya v istoriko-pravovykh issledovaniyakh. M., 2011.
5.
Shershenevich G.F. Obshchaya teoriya prava. M., 1910. Vyp. 4. S. 784.
6.
Nersesyants V.S. Filosofiya prava. M., 1997. S. 354.
7.
Starodubskii B.A. Obshchaya politologiya. Osnovy teorii politicheskoi zhizni obshchestva. Ekaterinburg, 2000. S. 151.
8.
Matuzov N.I. Pravovaya politika: ponyatie i prioritety. // Politologiya dlya yuristov. Kurs lektsii M., 1999. S. 121-122.
9.
Demidov A.I. Politicheskaya zhizn'. // Politologiya dlya yuristov. Kurs lektsii M., 1999. S. 7.
10.
Sm.: Nersesyants V.S. Yurisprudentsiya. Vvedenie v kurs obshchei teorii prava i gosudarstva. M., 1999. S. 58-63.
11.
Sm.: Kodan S.V. Yuridicheskaya politika rossiiskogo gosudarstva kak issledovatel'skaya problema // Nash trudnyi put' k pravu: Materialy filosofsko-pravovykh chtenii pamyati akademika V.S. Nersesyantsa. M., 2006. S. 323-346; Bakardzhiev Ya.V. Teoretiko-metodologicheskie osnovy issledovaniya yuridicheskoi politiki gosudarstva. Kurgan, 2008.
12.
Alekseev S.S. Nauka prava // Alekseev S.S. Izbrannoe. M., 2003. S. 181.
13.
Sm.: Mal'ko A.V. Shundikov K.V. Pravovaya politika sovremennoi Rossii: tseli i sred¬stva. // Gosudarstvo i pravo. 2001. № 7.
14.
Goiman V.I. Sootnoshenie prava i gosudarstva // Obshchaya teoriya prava i gosudarstva. M., 2001. S. 53-56.
15.
Lukovskaya D.I. Politicheskie i pravovye ucheniya: istoriko-teoreticheskii aspekt. L., 1985. S. 33.
16.
Sm. bolee podrobno o formirovanii i soderzhanii ponyatiya «yuridicheskaya politika» v istoricheskom i teoreticheskom planakh: Kodan S.V. Yuridicheskaya politika Rossiiskogo gosudarstva v 1800-1850-e gg.: deyateli, idei, instituty. Ekaterinburg, 2005; Bakardzhiev Ya.V. Teoretiko-metodologicheskie osnovy issledovaniya yuridicheskoi politiki gosudarstva. Kurgan, 2008.
17.
Mal'ko A.V., Shundikov K.V. Ukaz soch. S. 15-17.
18.
Sm.: bolee podrobno: Kodan S.V. Yuridiche¬skaya politika Rossiiskogo gosudarstva v pervoi polovine XIX veka: de¬terminanty, napravleniya, insti¬tuty // Pravovedenie. 2003. № 2. S. 170-187.
19.
Lenin V.I. O karikature na marksizm i ob «imperialisticheskom ekonomizme» // Lenin V.I. Poln. sobr. soch. M., 1973. T. 30. S. 99.
20.
Grafskii V.G. Istoriya prava i pravovedeniya: aktual'nye problemy i temy // Evgeniyu Alekseevichu Skripilevu-ucheniki i kollegi. Sb. st. M.-Ekaterinburg, 2003. S. 13.
21.
Lapteva L.E. Opyt tipologii administrativnoi politiki Pravo i politika. 2001. № 8. S. 113-121.
22.
Sm. bolee podrobno: Kodan S.V. Istoricheskii podkhod v izuchenii preemstvennosti i novatsii v yuridicheskoi politike Rossiiskogo gosudarstva (XIX – nachalo XX v). // Yuridicheskaya tekhnika. 2011. № 5.
23.
Mironov B.N. Sotsial'naya istoriya Rossii perioda imperii (XVIII-nachalo XX veka). SPb., 2000. T. 1. S. 16.
24.
Sm.: Alekseeva E.V. Ob''yasnenie rossiiskoi istorii s pomoshch'yu teorii modernizatsii pro et contra // Ural'skii istoricheskii vestnik. Ekaterinburg, 2001. № 7. C. 108-141. Sm. takzhe: Alekseeva E.V. Diffuziya evropeiskikh innovatsii v Rossii (XVIII – nachalo XX vv.) M., 2007.
25.
Sm.: Poberezhnikov I.V. Sotsial'noe izmerenie v teoreticheskikh proektsiyakh. // Ural'skii istoricheskii vestnik. Ekaterinburg, 2001. № 7.
26.
Alekseeva E.V. Ob''yasnenie rossiiskoi istorii… S. 108-115. Sm. takzhe: Mironov B.N. Sotsial'naya istoriya Rossii perioda imperii (XVIII-nachalo XX veka). SPb., 2000. T. 1; Kodan S.V. Istoriya gosudarstva i prava Rossii: trudnyi poisk teorii i metodologii issledovanii // Teoriya, metodologiya i metodika izucheniya i prepodavaniya istoriko-yuridicheskikh nauk. Ekaterinburg, 2003. Vyp. 1. S. 11-17.
27.
Sm.: Pantin V.I. Tsikly i ritmy istorii. M., 1996; Pantin V.I., Lapkin V.V. Volny politicheskoi modernizatsii v istorii Rossii. K obsuzhdeniyu gipotezy. // Polis. Politicheskie issledovaniya. 1998. № 2; Il'in V.V., Panarin A.S., Akhiezer A.S. Reformy i kontrreformy v Rossii. Tsikly modernizatsionnogo protsessa. M., 1996.
28.
Mironov B.N. Sotsial'naya istoriya Rossii. T. 1. S. 16-17.
29.
Koshman L. V. Russkii gorod kontsa XIX – nachala KhKh veka na vidovoi otkrytke. K voprosu o kreativnosti istoricheskoi pamyati//Kul'tura i iskusstvo, №2-2011.
30.
Kovaleva N. V. Osnovnye napravleniya torgovo-promyshlennoi politiki Rossiiskoi imperii XIX – nachala XX vekov (pravovoi aspekt)//Pravo i politika, №1-2011.
31.
V. B. Bezgin — Sel'skaya vlast' i ee dolzhnostnye litsa v vospriyatii russkikh krest'yan (vtoraya polovina XIX-nachalo XX veka)//Pravo i politika, №11-2010
32.
Borisovskii E. E. Predstavleniya otechestvennykh liberalov kontsa XVIII – nachala XIX vv. o gosudarstve i prave//Pravo i politika, №12-2011
33.
Borisovskii E. E. Otechestvennaya liberal'naya politiko-pravovaya mysl' kontsa XVIII – nachala XIX vv.: I.P. Pnin i K.F. German//Politika i Obshchestvo, №12-2011
34.
El'chaninova O.Yu., El'chaninov A.P. Tyuremnye uchrezhdeniya Rossii v kontse XIX-nachale XX vv.: orga nizatsionno-pravovye osnovy, sistema upravleniya, usloviya soderzhaniya osuzhdennykh (na materialakh rabot dorevolyutsionnykh uchenykh)//Politika i Obshchestvo, №9-2011
35.
Titlina M.V. Problemy religioznoi svobody v filosofskoi, bogoslovskoi i pravovoi mysli rossii na rubezhe XIX-XX vv.//Filosofiya i kul'tura, №8-2011
36.
Fedorets A. I. Moskovskoe kupechestvo XVIII–XIX vekov v zerkale ispovednykh vedomostei (na primere roda Tret'yakovykh)//Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya, №4-2011
37.
Bondarenko E. Yu. Mezhdunarodno-pravovye aspekty voennogo plena v mezhgosudarstvennykh i rossiiskikh normativno-pravovykh aktakh kontsa XIX – XX vv.//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №2-2012
38.
Kodan S. V. Politiko-yuridicheskaya metodologiya v issledovanii istorii modernizatsii gosudarstvenno-pravovoi sistemy Rossii (XIX – nachalo XX vv.)//Politika i Obshchestvo, №3-2012
39.
Kodan S. V. Popytki sozdaniya Osnovnykh zakonov Rossiiskoi imperii v politike, ideologii i yuridicheskoi praktike Rossiiskogo gosudarstva (XVIII – nachalo XIX vv.)//Pravo i politika, №3-201
40.
Kodan S.V. Sozdanie Osnovnykh zakonov Rossiiskoi imperii v deyatel'nosti Komissii sostavleniya zakonov (1800-1820-e gg.) // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 3. - C. 149 - 175. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.3.167. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_167.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"