по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Внецерковные молодежные движения в Советской России и Русском Зарубежье (1917–1930-е гг.)
Щупленков Николай Олегович

старший преподаватель, кафедра истории, права и общественных дисциплин, Ставропольский государственный педагогический институт

357600, Россия, Ставропольский край, г. Ессентуки, ул. Долины Роз, 7

Shchuplenkov Nikolai Olegovich

senior lecturer, Department of History, Law and Social Disciplines of the Stavropol State Pedagogical Institute

357600, Russia, Essentuki, ul. Dolina Roz, 7.

veras-nik@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Актуальность исследования вызвана необходимостью изучения роли молодого поколения в государственно-конфессиональных отношениях. Политические и внецерковные объединения на протяжении нескольких столетий обращались к подрастающему поколению как резерву своего будущего существования. История внецерковных молодежных движений в Советской России и Русском Зарубежье 1917–1930-е гг. показывает насколько важно правильно расставлять акценты в молодежной политике, чтобы завоевать авторитет в молодежной среде. Данный период в отечественной истории считается переломным в отношении советского государства к церкви, окончательного отделения светскости от религиозного. Принципы системности и альтернативности позволяют создать объективную историческую картину зарождения молодежных организаций в Советской России и Русском Зарубежье 1917–1930-х годов. В первой трети XX в. социокультурное пространство русского мира охватило все обжитые территории земного шара. Национальные чувства духовного единства и моральной ответственности связывали русский народ в единое цивилизационное пространство, объединенное общим национальным самоощущением и самосознанием. Для русского народа характерно чувство любви и привязанности к своей земле, дому, родным и близким. Народы, проживающие на территории РФ воспринимают русскую культуру как часть своего целого, не отделяя собственное миропонимание от общенационального.

Ключевые слова: атеизм, конформизм, молодежная политика, молодое поколение, партийный контроль, политический плюрализм, религия, российские изгнанники, Русское Зарубежье, социокультурное пространство

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.4.17611

Дата направления в редакцию:

16-01-2016


Дата рецензирования:

17-01-2016


Дата публикации:

27-03-2016


Abstract.

The relevance of this research is substantiated by the necessity of studying the role of the young generation in the state-confessional relationships. Political and extra-churchly unions throughout several centuries referred to the younger generation as to the reserve of its future existence. The history of extra-churchly youth movements in Soviet Russia and White émigré demonstrates the right way of setting the priorities in the youth policy in order to gain reputation among youth. This period within the Russian history is considered a breaking point with regards to the relationship between the Soviet state and the church, and the final separation of secular from religious. The principles of consistency and alternative allow creating an objective historical picture of establishment of the youth organizations in Soviet Russia and White émigré of the 1917-1930’s. In the early XX century the sociocultural space of the Russian world captures all of the habitable territories of the globe. National spirit connected the Russian people into an integral civilized space, united by the common national self-conscience. People who live in the Russian Federation, perceive the local culture as a part of the whole without separating their worldview from national.

Keywords:

Atheism, Conformism, Youth policy, Young generation, Party control, Political pluralism, Religion, Russian expatriates , White émigré , Sociocultural space

Воспитание нового поколения в Советской России 1917–1930-е годы проходило на атеистических началах, не учитывающего потребностей части молодежной среды. Сейчас необходимо объективно оценить произошедшее, с тем чтобы не допустить в настоящем недооценки роли церкви в жизни общества, и не переусердствовать в обратном. В исторической науке организация внецерковных молодежных движений рассматривается в контексте социальной активности молодого поколения. В 1980–1990-е гг. ряд отечественных ученых оценивали внецерковное молодежное движение как форму изменения системы общественных отношений, с учетом национальных особенностей [1-5]. В последние годы отечественные исследователи оценивают религиозную деятельность на ранних этапах становления советской государственности как переходный этап от христианизации общественного сознания к атеистическому восприятию действительности [6-11]. Социальная активность молодого поколения выступала регулятором взаимоотношений государства и общества, с учетом усвоения и использования прошлого опыта в новых исторических условиях. При изучении истории внецерковных молодежных движений в Советской России и Русском Зарубежье 1917–1930-е гг. необходимо обратиться к методологической базе. Наиболее важным, в контексте исследования, является принцип социального подхода, предусматривающий изучение исторического процесса с учетом социальной роли различных слоев населения, их отношения к происходившим общественным изменениям. Принцип всесторонности (системности) изучения истории необходим в создании полной картины происходившего в Советской России и Русском Зарубежье 1917–1930-е гг., чтобы учесть все взаимосвязи, влияющих на развитие молодежных внецерковных организаций. Принцип альтернативности определяет насколько вероятно было развитие внецерковного молодежного движения в Советской России и Русском Зарубежье 1917–1930-е гг., на основе анализа объективных реальностей и возможностей, имеющихся в советском обществе и русской диаспоре в изгнании. Признание исторической альтернативности дает возможность по-новому оценить действия советской власти и лидеров Русского Зарубежья, увидеть неиспользованные возможности каждой из сторон, извлечь уроки на будущее. Системное использование методологического аппарата позволит достичь строгой научности и достоверности в изучении исторического прошлого нашей страны. После событий Октября 1917 года все социальные слои и группы российского общества имели возможность участвовать в организации молодежных движений. Деятельность внецерковных молодежных организаций позволяла молодым людям реализовывать свои творческие начинания. В ходе легализации по всей стране формировались различные религиозные кружки и секции. Пестрота и массовость молодежных внецерковных движений выразилась в возможности различным слоям российского общества сохранять культурные и религиозные традиции. Сущность этих движений заключалась в просветительской деятельности, приобщении населения к духовным традициям российского общества. Политическая дифференциация 1920-х годов привела к установлению диктатуры пролетариата, монополизации экономической, политической, социальной и духовной сфер. Реальные шансы на создание массовой разветвленной системы молодежных движений оставались только у комсомола, только эта организация шла в русле политической идеологии правящей партии советского государства. Финансирование комсомола из партийных средств, контроль и подготовка кадров позволяли комсомолу активно работать в молодежной среде. Внецерковные молодежные организации на первых порах устраивали правящий режим. Внепартийность, терпимость, нравственный идеализм обеспечивал занятие определенного места в структуре молодежной политики советского государства. В 1917–1925-х годах в Советском Союзе существовало более 60 национально-религиозных организаций. Помимо комсомола, в этот период организационно оформилось еще более 35 молодежных союзов. Кружковая работа в молодежной среде принимала массовый характер [12, 13]. Русская православная церковь организовывала различные детские организации, в которых происходила работа по воспитанию глубокой религиозной нравственности, умственного и физического развития молодого поколения. Детские организации «Христовы цветочки», «Церковные юные разведчики», «Союз детей и молодежи», «Детский союз при Новодевичьем монастыре Петроградской епархии», детские кружки при «Братстве приходских советов» привлекали к работе значительное количество подростков. Христианское общество «Маяк» имело при своем центральном отделе детские подразделения. С 1919 до конца 1920-х годов польско-католические организации «Молодой ружанец», «Святые розы» вели активную пропагандистскую работу среди нескольких тысяч молодых людей. Достаточно широко развернули свою работу несколько десятков молодежных протестантских организаций, объединяющих в своих рядах более десяти тысяч человек [14]. Всего в России, на начало 1917 года, численность детских и юношеских организаций различных конфессий достигала 1,5 – 1,7 млн. человек. Начиная с 1917 года еврейские скауты создали по всей территории страны молодежные организации по названием «Юный макковей», ставшей в последствии «Гашомер-Гаииоир» («Юный страж»), отделы этой организации находились в Екатеринбурге, Екатеринославле, Бахмуте, Луганске, Слуцке, Могилеве, Москве. Каждый из этих отделов включал в себя от трех до пяти тысяч человек [15]. На территории Северного Кавказа, в Поволжье, Зауралье, Средней Азии, образовывались молодежные организации, проповедующие ислам: «Азарис» («Воля всем людям»), Берик («Единство»), Жигер («Энергия»), Иглик («Доброе дело»), привлекавшие молодое поколение идеями равноправия и справедливости, уважения и почитания старших [15]. Все вышеперечисленные молодежные организации и объединения активно пропагандировали свои идеи в молодежной среде в свободной и доступной форме. Наличие значительного количества внецерковных молодежных организаций отражало сложный переходный этап становления новой идеологемы советского общества. Отсутствие доминирующей роли одной из молодежных организаций придавало общему молодежному движению характер веротерпимости, духовного просвещения, национального равноправия. Мировоззренческая веротерпимость давала возможность любому молодому человеку иметь доступ к культуре и образованию, получать необходимые знания о собственной вере. Многочисленность внецерковных молодежных движений несла в себе мощный духовный заряд демократических преобразований, на пороге которых стояла Советская Россия. Организационная деятельность внецерковных молодежных движений позволяла учесть личностные потребности молодого поколения, выявить социальные связи распространения в общественной среде мировоззренческих концепций, которые могли заинтересовать значительное количество молодых людей. События Октября 1917 года ясно показали всему российскому обществу невозможность возврата к прошлому и необходимость подчинения политической доктрины советской власти. Социальные слои российского общества использовали любую возможность продлить свое существования, показать свою социальную востребованность на фоне заинтересованности своих идей со стороны молодого поколения. Начиная с 1917 года правящая партия большевиков активно разворачивала единую систему детского и подросткового движения. Коммунистическая идея становится основополагающей национальной доктриной в области воспитания подрастающего поколения. Российская социал-демократическая рабочая партия большевиков (РСДРП(б)) становится моно-партией, которая в праве разрабатывать и внедрять в народные массы свою моно-идеологию. Создание мощной, разветвленной административно-командной системы подавляло остальные демократические институты, в том числе и внецерковные, и утверждало авторитарно-монопольное положение комсомола в общем молодежном движении. Данная политика была оправданна в период гражданской войны 1917–1920-х годов. Целесообразность централизации идеологии приводила к единению нации, способной эффективно отражать внешнюю агрессию. Любое инакомыслие в подобной ситуации создавало угрозу единству нации и суверенитету государства. По этой причине РСДРП(б) и РКСМ (Революционный коммунистический союз молодежи) являлись единственными легитимными представителями власти, способными сохранить национально-государственную целостность страны. Религиозная направленность молодежных движений в России и Русском Зарубежье имела общие исторические корни, но различную степень выраженности. В Советском Союзе молодежная политика строилась из политических замыслов руководящей партии. Политизация советского общества не допускала наличия альтернативных молодежных движений. В Русском Зарубежье партийный контроль отсутствовал, что придавало религиозным воззрениям широкий простор для реализации своих замыслов, в то же время, удаленность от метрополии и отсутствие духовной почвы погружало внецерковные молодежные движения в своеобразный социальный вакуум. Перспектив развития внецерковного молодежного движения в изгнании не было, что затрудняло дальнейшее пополнение рядов движения новыми членами. В Советской Росси в 1918–1919-х годах некоторые члены монархистских, либеральных, национальных, внецерковных союзов подверглись аресту, был создан специальный орган — Антицерковная комиссия, работа которой была направлена на борьбу с антикоммунистическими проявлениями сепаратизма. В состав этого органа входили чиновники из Агитпропа, Московского комитета РКП(б), VIII ликвидационного отдела Народного комиссариата юстиции, ЦК РКСМ союза коммунистической молодёжи, а также Народного комиссариата просвещения и Главного политического управления [16]. Декретом советской власти об отделения церкви от государства и школы закреплялась свобода совести в новом марксистском понимании [17]. В ряде последующих постановлений Совнаркома РСФСР и Наркомпроса 1917–1918-х годов запрещалось преподавание Закона Божия во всех учебных заведениях [18]. В период гражданской войны внецерковные православные организации подвергались гонениям и репрессиям [19]. С февраля 1919 года по всей стране началась компания по вскрытию святых мощей [20]. По разным данным к 1922 году по суду расстреляно более 16 000 человек белого и черного духовенства [15]. В 1921 году в стране было ликвидировано 722 монастыря, а некоторые оставшиеся (в частности, Соловецкий монастырь) были превращены в концентрационные лагеря [15]. Испытывая огромные трудности с финансированием и организацией своей деятельности в 1918 году остановил свою работу Христианский Союз Молодых Людей (ХСМЛ). Лишь незначительная часть его отделений продолжала функционировать на Дальнем Востоке и Крайнем Севере. Материальную и финансовую поддержку им оказывали американские миссионерские организации [21]. Помимо ХСМЛ на территории советского государства продолжали свою деятельность Всероссийский союз христианского студенчества и студенческие кружки «евангелистов» [22, с. 8]. Христианский студенческий союз (ХСС) развернул активную организационную деятельность в Среднем Поволжье. 17–18 мая 1918 года в Самаре состоялся съезд ХСС, на котором присутствовало более 150 делегатов с различных регионов страны [21]. В 1917 – середине 1920 годов значительное влияние оказывали различные молодежные организации христиан-баптистов [21]. Начиная с 1920-х годов партия большевиков стала активно проводить идеологическую работу с подрастающим поколением, значительное количество молодых людей уходило из внецерковных организаций к комсомолу. К тому же, внецерковные молодежные организации не запрещались, что способствовало переходу ряда внецерковных организаций на сторону государства. Председатель Союза евангельских христиан И. Проханов, выражая пацифистские взгляды христиан-баптистов, обратился к своим единоверцам с обращением, в котором призывал не участвовать «в делах, связанных с войной». Данное обращение вызвало негативную реакцию со стороны Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (ВКП(б)), создавшей Антирелигиозную комиссию, протокол № 24 от 12 июня 1923, в которой постановили, что «предложение ГПУ об использовании Проханова для перемены взглядов сектантов на Красную Армию – одобрить» [23]. Через некоторое время И. Проханов был арестован, позднее, в связи с переменой своих взглядов был освобожден. В газете «Известия» он предложил всех христиан «Признать воинскую повинность в Советской России за оброк, т.е. за обязанность для евангельских христиан…» [23]. В начале 1924 году их примеру последовали трезвенники, в 1925–1926-х годах – баптисты [23]. Сектантские молодежные движения в своих программных документах приветствовали победу социализма в СССР и активно сотрудничали с комсомолом. В 1920-х годах на территории советского государства насчитывались 41 молодежное объединение, из которых 33 националистически-клерикальные и 8 межнациональных [15]. По всей территории страны были разбросаны молодежные кружки протестантского направления, объединяющие в своих рядах, по разным источникам, до 150 000 молодых людей. Отсутствие в программах внецерковных молодежных движений призывов к свержению советской власти позволило им существовать вплоть до конца 1930-х годов. Численность сторонников молодежных внецерковных объединений в разные годы достигала от полутора до двух миллионов человек [24]. В основе своей деятельности внецерковные молодежные организации придерживались принципов традиционализма, нейтральности, лояльности к новой власти. Начиная с 1921 года в различных уголках мира, в местах рассеяния русских беженцев, независимо друг от друга стали возникать религиозные кружки и секции [25]. Постепенно сформировалась идея объединения разрозненных кружков в единую молодежную организацию. Необходимо отметить, что созданное Русское Студенческое Христианское Движение (РСХД) объединяло лишь небольшую часть верующей молодежи, большая же часть сторонилась «кружковщены», боясь заорганизованности, потери личной духовной свободы. По мнению одного из основателей РСХД В. В. Зеньковского «непривычка и недоверие ко всякой организации» препятствовала расширению сети РСХД в странах рассеяния [26]. Организационное начало русских внецерковных молодежных движений берет с 1923 года, с момента проведения в Пшерове 1–8 октября общего съезда, на котором оформилось создание РСХД. Созданное бюро отвечало за ежегодное проведение съездов, и на следующий год, с 10–17 октября, в Пшеровском замке прошел II второй съезд РСХД [27, с. 26]. Среди участников съезда были видные отечественные религиозные деятели: прот. С. Булгаков, Н. А. Бердяев, В. В. Зеньковский, А. В. Карташев и Л. А. Зандер. С 1923 по 1933 год съезды собирались ежегодно. В 1936 году состоялось пленарное собрание бюро движения, на котором было окончательно решено завершить работу внецерковных кружков. Социальный состав РСХД состоял в основном из российской христианской молодежи в изгнании. В движении заметную роль играла и западная христианская молодежь в лице YMCA. Видную роль в организации движения, выработке программы, оказывали русские ученые богословы: о. С. Булгаков, Н. А. Бердяев, А. В. Карташев, С. Л. Франк, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, В. Н. Ильин. Основными целями РСХД, сформулированными на общем съезде в 1927 году в Клермоне были: 1. Объединение под своим началом всей верующей русской студенческой молодежи, обучавшейся за границей; 2. Выработка христианского мировоззрения, сохранение отечественной православной культуры [28, с. 337]. В целом, РСХД выполняло задачи объединения русской христианской молодежи, сохранения православной веры, духовных национальных традиций. Деятельность РСХД была принципиально аполитичной и имела социальную направленность [26]. Основными задачами РСДРП(б) в 1920-е годы было утверждение диктатуры пролетариата, борьба с неугодными режиму деструктивными силами, поэтому в этих условиях работа внецерковных молодежных организаций воспринималась благожелательно и решение вопроса об их деятельности откладывалась «на потом». Гораздо более серьезную проблему представляла разнообразные национальные союзы, общества и кружки молодежи с ярко выраженной националистической идеологической подоплекой. Почти во всех национальных республиках, входивших в СССР, действовали националистические кружки и организации, только в Казахстане их было более 30 [29, с. 154]. В конце 1920-х годов комсомол утвердился как единственная общественная структура, выполняющая социально-политические функции, возложенные на нее руководящей партией. С этого момента внецерковные молодежные движения исчезают из социального поля молодежной политики. В 1927 году РСХД имело свои кружки почти во всех странах расселения русских беженцев (Чехословакии, Франции, КСХС, Болгарии, Польше). Общая численность РСХД к 1927 году составляла 600 членов и 1000 «друзей движения» [30]. Движение имело свой печатный орган «Вестник РСХД», со страниц которого распространялись идеи русского православного единства, миропонимания и духовной предназначенности исполнения своего долга перед Россией. В Чехословакии первые христианские кружки начали создаваться в начале 1920-х годов. Главный секретариат РСХД находился в Париже. Каждое лето организовывались съезды участников движения. Созданные внецерковные кружки молодежи в Чехословакии насчитывали в своих рядах более полутора сотен участников, работа движения координировалась секретариатом, представителем которого в Чехословакии был М. Л. Бреше [31, с 149]. Значительную материальную и финансовую помощь движению оказывала русская секция YMCA (Young Men's Christian Association — Юношеская христианская ассоциация), возглавляемая Д. Лаури. В Праге, Брно и Братиславе действовало 11 кружков, а заседаниях которых обсуждались актуальные вопросы социальной и материальной поддержки русского студенчества. До 1925 года, пока главный секретариат находился в Праге, работа РСХД в Чехословакии привлекала значительное количество молодых людей, после переезда секретариата в Париж в 1925 году деятельность РСХД постепенно уменьшалась, а к 1937 году вовсе прекратилась [31]. В 1938 году в Прикарпатской Руси усилиями некоторых деятелей был организован съезд, собравший значительное количество русского студенчества, однако, начавшаяся Вторая Мировая война помешала дальнейшему развитию Русского Студенческого Христианского Движения в Чехословакии [31]. В начале 1920 годов возникают религиозные кружки в Белграде. Вплоть до 1925 года работа РСХД активно велась в просветительской и образовательной направленности. С 1927 года религиозные кружки в КСХС (Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев) разорвали всякую связь с РСХД в связи с публикацией резолюции архиерейского синода (в Сремских Карловцах) об отношении к YMCA [32]. В Болгарии первые религиозные молодежные кружки стали образовываться в 1922 году. Активную роль в их организации сыграл А. И. Никитин, который стал секретарем болгарского христианского студенческого движения. С 1925 года после отъезда А. И. Никитина в Париж, деятельность РСХД в Болгарии остановилась [32]. Во Франции, в 1921, году под влиянием П. Е. Ковалевского, М. В. Лаврова, В. В. Петрова и других видных общественных деятелей Русского Зарубежья стали создаваться религиозные молодежные кружки, работа в которых имела массовый характер. После съезда в Пшерове (1923 год), Движение получило дополнительный стимул к своему развитию — кроме Парижа, кружки РСХД существовали в Леоне, Кнютанже [32]. Члены кружков ежегодно собирались на общефранцузский съезд, где обсуждались актуальные вопросы деятельности РСХД. Работа РСХД во Франции велась в трех направлениях. Первое — религиозное, воспитание духовности в рамках традиций русской истории. Второе — просветительское, чтение духовной литературы. Третье — досуговое, совместное проведение праздников, организация концертов. Значительную роль в развитии РСХД во Франции сыграли Ф. Т. Пьянов, А. И. Чекан, мать Мария (Скобцова). С 1927 года создавались летние лагеря, куда выезжали отдельно мальчики и девочки. По инициативе Н. Ф. Федорова и А. Ф. Шумкиной создаются кружки мальчиков (витязей) и девочек (дружинниц). Так же, с 1927 года возникает четверговая школа под руководством С. С. Шидловской-Куломзеной. Основной задачей четверговой школы было религиозное преподавание и воспитание. Наибольший успех эти школы имели в Прибалтике. При финансовой поддержке YMCA в Париже была открыта Свято-Сергиевская богословская семинария, позднее преобразованная в институт [32]. В 1937 году создается религиозно-педагогический кабинет при богословском институте в Париже. Деятельность российского христианского студенческого движения было весьма значимым явлением в жизни Русского Зарубежья. РСХД вело активную работу в молодежной среде, осуществляло помощь больным и безработным. По мнению В. В. Зеньковского основной задачей движения было помочь обрести изгнанникам духовный стержень, способный помочь русским людям пережить тяжелые испытания изгнания [26]. В странах Прибалтики русские религиозные кружки стали образовываться при материальной и финансовой помощи YMCA и YWCA (Young Women's Christian Association, ассоциация молодых христианок). В работе кружков активное участие принимали также русские девочки. После приезда в 1923 году Л. А. Зандера деятельность приняла массовый организованный характер. Ежегодно проходившие съезды, общие для всей Прибалтики собирали до 400 человек. Религиозные молодежные кружки действовали в Риге, Режице, Двинске (Латвия), Ревеле, Нарве, Печорах, Юрьеве (Эстония) [33]. В начале 1930-х годов, после переезда в Прибалтику И. А. Лаговского в качестве секретаря РСХД деятельность этой организации еще больше расширилась. Кроме религиозной направленности в кружках участвовали витязи, дружинницы. Работа велась как в городе, так и в деревнях. Из-за политических событий в 1936 году РСХД в Латвии было официально запрещено. Оставшиеся кружки и секции в Эстонии продолжали свою работу вплоть до 1939 года [34]. В начале 1920-х годов первые кружки РСХД стали создаваться в США (Бостоне), но из-за идеологических разногласий они быстро прекратили свое существование. Свою работу РСХД в США возобновило только 1926 года, когда в Бьервилле (Франция) состоялся IV съезд РСХД, на котором была разработана программа организации движения в Америке. Для налаживания связей с русским христианским студенчеством, в США направляются Г. Г. Кульман (секретарь YMCA), В. В. Зеньковский (председатель РСХД). Как было подчеркнуто выше YMCA оказывала существенную материальную финансовую помощь в деятельности РСХД [33]. На территории США стали создаваться кружки русской христианской молодежи в Лос-Анджелесе, Беркли, Сан-Франциско, Калифорнии, Бостоне, Чикаго. Значительную помощь в организации деятельности РСХД в США внес о. Лев Липеровский. Летом 1927 года, несмотря на серьезные материальные и финансовые трудности, автокефалии Православной Церкви в Америке, состоялся первый съезд РСХД в США. В лагере Харлем, штат Коннектикут 23–26 июля проходил съезд, на котором присутствовало 50 делегатов. Из-за материальных проблем на съезд не смогли прибыть делегаты из западных штатов США. К 1929 году деятельность РСХД в США принимает массовый характер, что выражается в значительном увеличении подписчиков «Вестника РСХД», тираж которого к тому времени составлял 1350 экземпляров. В результате экономической депрессии, охватившей весь мир в 1929–1932 годах, РСХД, как и все молодежные организации в изгнании, испытывали финансовые проблемы, в следствии чего многие из них закрывались [35, с. 233]. Подводя итог, необходимо выделить сходства и различия развития внецерковного молодежного движения в Советской России и Русском Зарубежье. Сходство заключалось в том, что на территории Советского Союза и в странах рассеяния российских изгнанников было востребованность в приобщении молодого поколения к религиозным нормам морали. Молодые люди охотно вступали в движения, кружки. Чтение религиозной литературы в Русском Зарубежье имело открытый характер и не запрещалось. В Советской России после принятия декретов об отделении церкви от государства и школы от церкви, участие в религиозной пропаганде не приветствовалось, но первое время и не запрещалось. Аполитичность и терпимость были свойственны внецерковным молодежным движениям и в Советском Государстве, и в Русском Зарубежье. Более организованной и свободной деятельность внецерковных молодежных движений была в Русском Зарубежье. В то же время, в Советской России было больше возможностей использовать духовные традиции русского народа, народов других вероисповеданий, историческую память. Организационное оформление комсомола как ведущей общественно-политической организации в Советской России поставило под сомнение целесообразность существование других молодежных движений (националистических, религиозных, скаутизма и т.д.). Духовное возрождение современной России основывается на общих подходах к пониманию роли религии, государства, культуры в формировании единой национальной идеи. Православная культура на протяжении более чем тысячи лет объединяла русский народ в единое территориально-государственное объединение, социокультурное сообщество разных народов. Российское государство имеет свою духовную конституцию, опирающуюся на равенство всех народов, населяющих Российскую Федерацию. Самоидентификация россиянина определяется общими историческими корнями, единым языком и отношением к Родине. Любовь к своему отечеству движет российским народом к сохранению своего государственного дома. Единодержавие составляло основу сохранения народа, государства, культуры. На протяжении многих веков именно национальная идея единства нации позволяла русскому народу отстаивать независимость и свободу. Патриотизм являлся важным скрепом в единении нации, создании условий для проявления творческих начал народов, проживающих на территории современной России. Самореализация на культурном уровне позволяет каждому народу воплощать в жизнь собственные идеалы и ценности. Только вместе и только сообща российский народ может достичь духовной и политической мощи. В современных исторических условиях (глобализация, информатизация, мировой терроризм) необходимо мобилизовать возможности государства и личности в целях создания национального равновесия. Интеллектуальные и научные возможности России позволяют адекватно реагировать на возможные притязания со стороны других государств. Создавая новые технологии, формируя цивилизационные установки современная Россия предлагает новые парадигмы мироустройства. Религия в ней занимает ведущее место в контексте духовного созидания и национального единства.

Библиография
1.
Белов А. В. Клерикальный антикоммунизм: Идеология, политика, пропаганда. М., 1987. 257 с.
2.
Глаголев В. С. Религиозно-идеалистическая культурология: идейные тупики. М., 1985. 222 с.
3.
История международного молодежного и детского движения : учеб. пособие для пед. ин-тов / под ред. В.П. Мошняги, Т.Ф. Таирова ; авт.: В. П. Мошняга, В. А. Луков, М. М. Мухамеджанов и др. М., 1983. 220 с.
4.
Култыгин В. П. Мировое социологическое сообщество на рубеже тысячелетий // Социологические исследования. 1998. № 12. С. 15–27.
5.
Худавердян В. Ц. Современные альтернативные движения : Молодежь Запада и «новый» иррационализм. М., 1986. 152 с.
6.
Александров-Деркаченко П. П. Русское молодежное движение и советский комсомол: 1905–1937 гг. // Русскiй Мiръ. 2006. №2. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://dedovkgu.narod.ru/bib/aleksandrov.htm
7.
Алексеева И. А. Всемирное христианское молодежное движение в России в конце XIX – начале XX вв. [Электронный ресурс]. автореф. дисс. … канд. ист. наук : Алексеева Ирина Алексеевна. Режим доступа: http://www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/abstract/Alekseeva_IA/
8.
Ацаркин А. Н. Пролетарская революция и молодежь. Рождение комсомола. М., 1981. 256 с.
9.
Баланцев А. В., Слезин А. А. Антирелигиозная деятельность раннего комсомола как фактор формирования общественных настроений российской провинции // Альманах современной науки и образования. Тамбов, 2012. № 10 (65). C. 30–33.
10.
Международное молодежное движение : Вопросы теории и методологии / отв. ред. В. А. Луков. М., 1983. 172 с.
11.
Цветлюк Л. С. Молодежь и юношеские организации в политической системе советского общества. 20–30-е годы ХХ столетия [Электронный ресурс] // Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2011. № 2 (март – апрель). Режим доступа: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2011/2/Tsvetliuk_Youth/
12.
Крапивин М.Ю. Противостояние: большевики и церковь (1917–1941 гг.). Волгоград, 1993. С. 92–96.
13.
Масалимов Р.Н. Национальные союзы молодёжи России (1917–1929 гг.): Учеб. пособие. Бирск, 1996. 92 с.
14.
Ковшов Р. В. Исторические предпосылки создания детских общественных организаций в дореволюционной России // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена: Научный журнал. СПб., 2007. № 18 (44). С. 355–363.
15.
Полищук Е. Н. Организационно-правовое регулирование молодежного движения в дореволюционной России : историко-правовое исследование : дисс. … канд. юрид. наук / Полищук Екатерина Николаевна. Санкт-Петербург, 2011. 232 с.
16.
Кантор В. К. Посреди времен, или Карта моей памяти. М.; СПб., 2015. 432 с.
17.
Рассыльников И. А. Принцип «отделения школы от церкви» как необходимый признак светского государства и его значение в условиях правовой реформы // Правовые реформы в России. Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2004. С. 124–129.
18.
Декреты Советской власти. Том II: 17 марта – 10 июля 1918 г. М., 1959. 686 с.
19.
Русская православная церковь в Советское время (1917–1991 г). Материалы и документы по истории отношений между государством и церковью. М., 1995. 464 с.
20.
Кривова Н. А. Власть и церковь в 1922–1925 гг. : Политбюро и ГПУ в борьбе за церковные ценности и политическое подчинение духовенства. М., 1997. 248 с.
21.
Соколов В. И. История молодежного движения России (СССР) со второй половины XIX до XX века. Рязань, 2002. 626 с.
22.
Котов Г. Самарский комсомол (История Коммунистического юношеского движения в Самарской губернии (1918–1922). Изд. Самарского губкома РКСМ, 1924. 124 с.
23.
Григорьев И. Военный вопрос в истории Евангельских христиан-баптистов // Альманах «Богомыслие». Одесса, 2014. Вып.15. С. 91–104.
24.
Очерки истории молодежного движения / под ред. В.Н. Сивохина. М.: Институт молодежи, 1993. 237 с.
25.
Шишилова О. Ю. Ведущие внецерковные православные организации русского Зарубежья в 1920-е годы: специфика формирования и деятельности : автореф. дис. … канд. ист. наук / Шишилова Ольга Юрьевна. М., 2012. 26 с.
26.
Зеньковский В. В. Религиозное движение среди русской молодежи за границей // Путь. Орган русской религиозной мысли. М., 1992. Кн. 1 С. 90–95.
27.
Князев А. Пути движения (К сорокапятилетию Пшеровского съезда). // Вестник РХСД. 1971. №100. С. 23–31.
28.
Русские без отечества: очерки антибольшевистской эмиграции. М., 2000. 496 с.
29.
«70 лет ВЛКСМ» : История, опыт, проблемы. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции. М., 1989, С. 154.
30.
Кырлежев А. Юбилей РСХД (1923–1998) [Электронный ресурс] // интернет-журнал «РЕЛИГИЯ и СМИ». Режим доступа: http://www.religare.ru/article4616.htm
31.
Серапионова Е. П. Российская эмиграция в Чехословацкой республике (20–30 гг.). М., 1995. 196 с.
32.
Бирюкова К. В. Духовная жизнь и социальное служение российской эмигрантской молодежи: деятельность Русского христианского студенческого движения (РХСД) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.teo-rgsu.ru/library.php
33.
Гуревич А. Л. История Русского студенческого христианского движения: 1923–1939 гг. М., 2003. С. 83–114.
34.
Зеньковский В. В. Русское Студенческое Христианское Движение: История, деятельность, задачи // Вестник РСХД. 1949. № 7–8, 9–10.
35.
Соколов В. Три попытки: Краткий очерк истории Русского студенческого христианского движения в Соединенных Штатах Америки // Вестник Русского Студенческого Христианского Движения. Париж – Нью-Йорк – Москва. 1984. № 141. С 233–251.
36.
Щупленков Н. О., Щупленков О. В. История детско-молодежных движений. 1920–1930-е годы. СССР, Российское Зарубежье, Германия. Пятигорск, 2012. 84 с.
37.
Щупленков Н. О. Идейно-политические взгляды в эмиграции «первой волны» 1920–1930-х гг. // II Международная заочная научно-практическая конференция «Современные аспекты общественно-политического развития России и стран мира» : сборник материалов конференции (15 марта 2012 г.). Краснодар, 2012. С. 30–36.
38.
Щупленков Н. О. Участие студенческих союзов в культурной и общественно-политической жизни российского зарубежья (1920–1930-х гг.) // Наука и современность. Сборник статей. Пятигорск, 2012. C. 150–165
39.
Слезин А.А. Советская молодежь 1920-1930-х гг.: дальневосточный ракурс (Рецензия на книгу: Билим Н. Н. Молодежное движение и государственная молодежная политика на Советском Дальнем Востоке (ноябрь 1922 – июнь 1941). Хабаровск: Хабаровский пограничный институт ФСБ России, 2013. 212 с. ) // Политика и Общество. - 2014. - 8. - C. 962 - 967. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.8.12771.
40.
Скоропад А.Э. Антирелигиозная деятельность комсомола как звено советской системы политического контроля (1918-1929 гг.) // Социодинамика. - 2014. - 8. - C. 112 - 131. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.8.12774. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12774.html
41.
Слезин А.А. Организационно-теоретические основы формирования монополии комсомола в молодежном движении советской России // Политика и Общество. - 2015. - 12. - C. 1611 - 1626. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.12.15574.
References (transliterated)
1.
Belov A. V. Klerikal'nyi antikommunizm: Ideologiya, politika, propaganda. M., 1987. 257 s.
2.
Glagolev V. S. Religiozno-idealisticheskaya kul'turologiya: ideinye tupiki. M., 1985. 222 s.
3.
Istoriya mezhdunarodnogo molodezhnogo i detskogo dvizheniya : ucheb. posobie dlya ped. in-tov / pod red. V.P. Moshnyagi, T.F. Tairova ; avt.: V. P. Moshnyaga, V. A. Lukov, M. M. Mukhamedzhanov i dr. M., 1983. 220 s.
4.
Kultygin V. P. Mirovoe sotsiologicheskoe soobshchestvo na rubezhe tysyacheletii // Sotsiologicheskie issledovaniya. 1998. № 12. S. 15–27.
5.
Khudaverdyan V. Ts. Sovremennye al'ternativnye dvizheniya : Molodezh' Zapada i «novyi» irratsionalizm. M., 1986. 152 s.
6.
Aleksandrov-Derkachenko P. P. Russkoe molodezhnoe dvizhenie i sovetskii komsomol: 1905–1937 gg. // Russkii Mir''. 2006. №2. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://dedovkgu.narod.ru/bib/aleksandrov.htm
7.
Alekseeva I. A. Vsemirnoe khristianskoe molodezhnoe dvizhenie v Rossii v kontse XIX – nachale XX vv. [Elektronnyi resurs]. avtoref. diss. … kand. ist. nauk : Alekseeva Irina Alekseevna. Rezhim dostupa: http://www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/abstract/Alekseeva_IA/
8.
Atsarkin A. N. Proletarskaya revolyutsiya i molodezh'. Rozhdenie komsomola. M., 1981. 256 s.
9.
Balantsev A. V., Slezin A. A. Antireligioznaya deyatel'nost' rannego komsomola kak faktor formirovaniya obshchestvennykh nastroenii rossiiskoi provintsii // Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniya. Tambov, 2012. № 10 (65). C. 30–33.
10.
Mezhdunarodnoe molodezhnoe dvizhenie : Voprosy teorii i metodologii / otv. red. V. A. Lukov. M., 1983. 172 s.
11.
Tsvetlyuk L. S. Molodezh' i yunosheskie organizatsii v politicheskoi sisteme sovetskogo obshchestva. 20–30-e gody KhKh stoletiya [Elektronnyi resurs] // Informatsionno-gumanitarnyi portal «Znanie. Ponimanie. Umenie». 2011. № 2 (mart – aprel'). Rezhim dostupa: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2011/2/Tsvetliuk_Youth/
12.
Krapivin M.Yu. Protivostoyanie: bol'sheviki i tserkov' (1917–1941 gg.). Volgograd, 1993. S. 92–96.
13.
Masalimov R.N. Natsional'nye soyuzy molodezhi Rossii (1917–1929 gg.): Ucheb. posobie. Birsk, 1996. 92 s.
14.
Kovshov R. V. Istoricheskie predposylki sozdaniya detskikh obshchestvennykh organizatsii v dorevolyutsionnoi Rossii // Izvestiya Rossiiskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta imeni A. I. Gertsena: Nauchnyi zhurnal. SPb., 2007. № 18 (44). S. 355–363.
15.
Polishchuk E. N. Organizatsionno-pravovoe regulirovanie molodezhnogo dvizheniya v dorevolyutsionnoi Rossii : istoriko-pravovoe issledovanie : diss. … kand. yurid. nauk / Polishchuk Ekaterina Nikolaevna. Sankt-Peterburg, 2011. 232 s.
16.
Kantor V. K. Posredi vremen, ili Karta moei pamyati. M.; SPb., 2015. 432 s.
17.
Rassyl'nikov I. A. Printsip «otdeleniya shkoly ot tserkvi» kak neobkhodimyi priznak svetskogo gosudarstva i ego znachenie v usloviyakh pravovoi reformy // Pravovye reformy v Rossii. Rostov-na-Donu: Izd-vo SKAGS, 2004. S. 124–129.
18.
Dekrety Sovetskoi vlasti. Tom II: 17 marta – 10 iyulya 1918 g. M., 1959. 686 s.
19.
Russkaya pravoslavnaya tserkov' v Sovetskoe vremya (1917–1991 g). Materialy i dokumenty po istorii otnoshenii mezhdu gosudarstvom i tserkov'yu. M., 1995. 464 s.
20.
Krivova N. A. Vlast' i tserkov' v 1922–1925 gg. : Politbyuro i GPU v bor'be za tserkovnye tsennosti i politicheskoe podchinenie dukhovenstva. M., 1997. 248 s.
21.
Sokolov V. I. Istoriya molodezhnogo dvizheniya Rossii (SSSR) so vtoroi poloviny XIX do XX veka. Ryazan', 2002. 626 s.
22.
Kotov G. Samarskii komsomol (Istoriya Kommunisticheskogo yunosheskogo dvizheniya v Samarskoi gubernii (1918–1922). Izd. Samarskogo gubkoma RKSM, 1924. 124 s.
23.
Grigor'ev I. Voennyi vopros v istorii Evangel'skikh khristian-baptistov // Al'manakh «Bogomyslie». Odessa, 2014. Vyp.15. S. 91–104.
24.
Ocherki istorii molodezhnogo dvizheniya / pod red. V.N. Sivokhina. M.: Institut molodezhi, 1993. 237 s.
25.
Shishilova O. Yu. Vedushchie vnetserkovnye pravoslavnye organizatsii russkogo Zarubezh'ya v 1920-e gody: spetsifika formirovaniya i deyatel'nosti : avtoref. dis. … kand. ist. nauk / Shishilova Ol'ga Yur'evna. M., 2012. 26 s.
26.
Zen'kovskii V. V. Religioznoe dvizhenie sredi russkoi molodezhi za granitsei // Put'. Organ russkoi religioznoi mysli. M., 1992. Kn. 1 S. 90–95.
27.
Knyazev A. Puti dvizheniya (K sorokapyatiletiyu Psherovskogo s''ezda). // Vestnik RKhSD. 1971. №100. S. 23–31.
28.
Russkie bez otechestva: ocherki antibol'shevistskoi emigratsii. M., 2000. 496 s.
29.
«70 let VLKSM» : Istoriya, opyt, problemy. Materialy Vsesoyuznoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. M., 1989, S. 154.
30.
Kyrlezhev A. Yubilei RSKhD (1923–1998) [Elektronnyi resurs] // internet-zhurnal «RELIGIYa i SMI». Rezhim dostupa: http://www.religare.ru/article4616.htm
31.
Serapionova E. P. Rossiiskaya emigratsiya v Chekhoslovatskoi respublike (20–30 gg.). M., 1995. 196 s.
32.
Biryukova K. V. Dukhovnaya zhizn' i sotsial'noe sluzhenie rossiiskoi emigrantskoi molodezhi: deyatel'nost' Russkogo khristianskogo studencheskogo dvizheniya (RKhSD) [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.teo-rgsu.ru/library.php
33.
Gurevich A. L. Istoriya Russkogo studencheskogo khristianskogo dvizheniya: 1923–1939 gg. M., 2003. S. 83–114.
34.
Zen'kovskii V. V. Russkoe Studencheskoe Khristianskoe Dvizhenie: Istoriya, deyatel'nost', zadachi // Vestnik RSKhD. 1949. № 7–8, 9–10.
35.
Sokolov V. Tri popytki: Kratkii ocherk istorii Russkogo studencheskogo khristianskogo dvizheniya v Soedinennykh Shtatakh Ameriki // Vestnik Russkogo Studencheskogo Khristianskogo Dvizheniya. Parizh – N'yu-Iork – Moskva. 1984. № 141. S 233–251.
36.
Shchuplenkov N. O., Shchuplenkov O. V. Istoriya detsko-molodezhnykh dvizhenii. 1920–1930-e gody. SSSR, Rossiiskoe Zarubezh'e, Germaniya. Pyatigorsk, 2012. 84 s.
37.
Shchuplenkov N. O. Ideino-politicheskie vzglyady v emigratsii «pervoi volny» 1920–1930-kh gg. // II Mezhdunarodnaya zaochnaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya «Sovremennye aspekty obshchestvenno-politicheskogo razvitiya Rossii i stran mira» : sbornik materialov konferentsii (15 marta 2012 g.). Krasnodar, 2012. S. 30–36.
38.
Shchuplenkov N. O. Uchastie studencheskikh soyuzov v kul'turnoi i obshchestvenno-politicheskoi zhizni rossiiskogo zarubezh'ya (1920–1930-kh gg.) // Nauka i sovremennost'. Sbornik statei. Pyatigorsk, 2012. C. 150–165
39.
Slezin A.A. Sovetskaya molodezh' 1920-1930-kh gg.: dal'nevostochnyi rakurs (Retsenziya na knigu: Bilim N. N. Molodezhnoe dvizhenie i gosudarstvennaya molodezhnaya politika na Sovetskom Dal'nem Vostoke (noyabr' 1922 – iyun' 1941). Khabarovsk: Khabarovskii pogranichnyi institut FSB Rossii, 2013. 212 s. ) // Politika i Obshchestvo. - 2014. - 8. - C. 962 - 967. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.8.12771.
40.
Skoropad A.E. Antireligioznaya deyatel'nost' komsomola kak zveno sovetskoi sistemy politicheskogo kontrolya (1918-1929 gg.) // Sotsiodinamika. - 2014. - 8. - C. 112 - 131. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.8.12774. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12774.html
41.
Slezin A.A. Organizatsionno-teoreticheskie osnovy formirovaniya monopolii komsomola v molodezhnom dvizhenii sovetskoi Rossii // Politika i Obshchestvo. - 2015. - 12. - C. 1611 - 1626. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.12.15574.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"