Статья 'Особенности политического воспитания в комсомоле 1937-1938 гг. ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Особенности политического воспитания в комсомоле 1937-1938 гг.

Якимов Кузьма Александрович

аспирант, кафедра истории и философии, Тамбовский государственный технический университет

392000, Россия, Тамбовская область, г. Тамбов, ул. Советская, 106

Yakimov Kuz'ma Aleksandrovich

post-graduate student of the Department of History and Philosophy at Tambov State Technical University

392000, Russia, Tambov Region, Tambov, str. Sovetskaya, 106

gnom-gnom123@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.5.17469

Дата направления статьи в редакцию:

02-01-2016


Дата публикации:

09-11-2016


Аннотация.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью исторического осмысления роли комсомола в политическом воспитании молодежи. В данной статье на основании материалов Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области (ГАСПИТО) рассматриваются такие составные элементы политического воспитания как участие комсомольцев в работе по борьбе с «врагами народа», антирелигиозная и образовательная работа комсомольских организаций. Проводится анализ влияния политпросвещения на формирование специфических черт советской молодежи, дается оценка качества обучения в политшколах и кружках. Рассматривается влияние политического воспитания на характер общественных настроений молодежи. С другой стороны, именно изучение выступлений,писем,заявлений комсомольцев 1937-1938 гг. используется для репрезентации намерений организаторов политического воспитания и оценки его результатов. Изучение общественных настроений членов молодежного союза позволяет более объективно оценить социокультурный феномен комсомола. Научная новизна статьи заключается в переосмыслении противоречивых общественно – политических настроений молодежи на труднейшем этапе истории ВЛКСМ. Продемонстрировано влияние деятельности комсомольских организаций в сфере политического образования и воспитания молодого поколения на формирование специфических черт советской молодежи.

Ключевые слова: враги народа, Конституция СССР, ликвидация неграмотности, политучеба, политическое воспитание, комсомол, молодежь, антирелигиозная деятельность, пропаганда, социализм

УДК:

94(47).082.1

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №15-31-01002 "Комсомол как социокультурный феномен XX века"

Abstract.

The relevance of this research is substantiated by the necessity of historical cognition of the role of Komsomol in political education of the youth. Based on the materials of the State Archive of the Sociopolitical History of Tambov Oblast, this article examines such compositional elements of political upbringing as participation of Komsomol members in the work regarding the struggle against the “public enemy”, well as anti-religious and educational activity of the Komsomol organizations. The author conducts the analysis of the impact of political education upon the formation of specific feature of the Soviet youth, as well as gives assessment to the quality of education in political schools and groups. The article also examines the influence of political upbringing on the character of public moods of the youth, which allows more objectively evaluate the sociocultural phenomenon of the Komsomol. The scientific novelty consists in reframing of the controversial sociopolitical moods of the youth during the most difficult stage in the history of Komsomol. The author underlines the influence of Komsomol organization in the field of political education and upbringing of the young generation upon the establishment of specific features among the Soviet youth.

Keywords:

Socialism, Propaganda, Anti-religious activity, Public enemies, Constitution of the USSR, Elimination of ignorance, Political education, Political upbringing, Komsomol, Youth

С момента прихода к власти коммунисты делали ставку на молодёжь как на основную силу в процессе социалистических преобразований в стране. Формирование «нового человека» представлялось наиболее возможным из представителей молодого поколения. Советское руководство отводило значительную роль комсомолу, который одновременно выступал в качестве резерва правящей партии и ее «инструмента» в постановке и реализации воспитательной работы с молодежью. Укрепление веры в авторитет советской власти, формирование культа личности вождя, активизация борьбы с «врагами народа» - всё это было неотъемлемой частью комсомольской пропаганды в процессе политучебы.

Усиление идейно-воспитательной работы комсомола в 1937-1938 гг. среди молодежи было обусловлено подготовкой к выборам в Верховный совет, а также празднованием юбилея Октябрьской Революции и XX-летия ВЛКСМ [1, д. 176, л. 54]. При этом овладение большевизмом и повышение революционной бдительности среди молодежи проходило под эгидой работы по борьбе с «врагами народа». В соответствии с постановлением февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 г., а также решением IV пленума ЦК ВЛКСМ в резолюции первой Тамбовской областной конференции призывали «разоблачить и выкорчевать всех врагов народа, быстрее ликвидировать последствия вредительства» [2, д. 1, л. 221]. Секретарь Оргбюро ЦК ВКП(б) Тамбовской области Чуканов так охарактеризовал основные принципы воспитания молодежи в комсомоле: «Мы должны будем воспитать комсомольцев и непартийную молодежь в духе ненависти, в духе нетерпимости и непримиримости со всякого рода врагами, диверсантами, шпионами, двурушниками» [2, д. 2, л. 199]. На III районной конференции ВЛКСМ Мордовского района в 1938г. первый секретарь РК ВКП(б) тов. Гончаров считал необходимым «внедрить каждому комсомольцу, чтобы он понял свою роль в борьбе с врагами народа, которая была и продолжается» [3, д. 33, л. 34].

В комсомольской пропаганде понятие «враг народа» отождествлялось с понятием «враг комсомола и партии» и грозило исключением из рядов ВЛКСМ. Вместе с тем к «врагам народа» нередко приписывали лиц, лояльных политическому режиму. Мотивом для их исключения могли послужить родственные связи с «врагами народа», скрытие социального происхождения, несвоевременный донос на «разложившихся» комсомольцев, а также формально-бюрократическое отношение при исключении [2, д. 1, л. 7],[2, д. 2, л. 12],[2, д. 13, л. 23 об.],[2, д. 13, л. 25],[4, д. 46, л. 134]. Нельзя не согласиться с А.А. Слезиным в том, что кампания 1937-1938гг. по борьбе с «врагами народа» способствовала формированию подданнического типа политической культуры, лишая человека чувства личной самобытности в политическом процессе, формируя у молодежи ложные представления о морально-нравственных ценностях [5, с. 529].

Значительное место в вопросе политического воспитания молодёжи комсомол уделял антирелигиозной работе с несоюзной молодежью и комсомольцами. Большевики были заинтересованы в том, чтобы вытеснить деятельность всех религиозных учреждений и служителей культа за пределы общественной жизни. Заметную роль в процессе секуляризации сознания молодого поколения играли комсомольские организации. В материалах отчетного доклада Бондарского райкома ВЛКСМ 1938 г. дается следующая оценка «враждебной» сущности религии: «Религия враждебна социализму. Религиозные пережитки в сознании трудящихся мешают многим из них стать до конца последовательными, сознательными строителями социализма. Перед нами стоит определенная задача – по-боевому развернуть массовую антирелигиозную пропаганду, разоблачить перед трудящимися классовую, эксплуататорскую сущность религии, вскрыть реакционный характер деятельности религиозных организаций» [6, д. 82, л. 117 об.]. Советское руководство активно боролось с религией, считая её серьёзным препятствием на пути к достижению единства и однородности советского общества, сплоченного вокруг компартии. По мнению большевиков, диалектический материализм в качестве господствующей философской системы должен был заменить «отжившие» морально-нравственные устои христианства.

Особенно сильно комсомольская антирелигиозная пропаганда развернулась в 1937 г. в связи с подготовкой к проведению выборов в Верховный Совет СССР. На первой областной конференции ВЛКСМ Тамбовской области отмечалось, что в большинстве комсомольских организаций отсутствовала антирелигиозная работа среди молодежи, чем пользовались служители культа, «насаждая противонародное и враждебное влияние, особенно в период подготовки к выборам» [2, д. 1, л. 226]. Рассмотрим характерный пример антирелигиозной пропаганды на основании материалов III-ей Волчковской районной комсомольской конференции 1937 г.: «Церковники, попы и сектанты в связи с предстоящими выборами в советы развернули свою враждебную агитацию против советской власти и компартии. Мы должны поставить на должную высоту антирелигиозную работу, провести курсы антирелигиозников – пропагандистов, организовать новые ячейки СВБ, выписывать безбожную литературу» [7, д. 33, л. 16].

Одновременно с этим антирелигиозная работа сталкивалась с проблемой сохранения религиозных верований в сознании молодого поколения. Так, в протоколе пленума Мучкапского райкома ВЛКСМ 1937г. отмечали, что молодежь ходит в церковь и справляет религиозные праздники [8, д. 18, л. 5]. В отчете о работе Мордовского райкома ВЛКСМ указывали на тот факт, что «часть молодежи Чернявского, Б-Даниловского сельских советов посещали церковь, крестили детей» [3, д. 33, л. 9]. Обратим внимание на постановление пленума Мучкапского райкома ВЛКСМ 1938 г.: «В ряде сел нашего района в дни поста колхозная молодежь не появлялась на улицах, не пела, не танцевала, а в дни так называемой масленицы и Пасхи устраивала своеобразные маскарады, попойки, кулачные бои, картежные игры» [8, д. 32, л. 21]. Как мы видим, несмотря на репрессивный характер и методы борьбы с религией, многие комсомольцы не препятствовали несоюзной молодежи и членам своих семей справлять религиозные обряды и праздники, что свидетельствует о формальном отношении комсомольцев к антирелигиозной деятельности.

Существенным элементом политического воспитания в комсомоле была работа по борьбе с морально-бытовым разложением молодежи. Ивановский на собрании Тамбовского городского актива ВЛКСМ так объяснял причины несоциалистического поведения части молодежи: «Имеем факты пьянки, подчас школьного возраста, хулиганства, невежества. Почему это? Потому что мы плохо занимаемся бытовой стороной жизни молодежи» [1, д. 177, л. 22-22 об.]. На районной комсомольской конференции Гольбинштейн говорил, что «молодежь, не зная куда идти, или пьянствует, или занимается хулиганством» [1, д. 173, л. 21]. Комсомольское руководство видело основную причину распространения случаев некомсомольского поведения в слабом руководстве постановкой политико-воспитательной работы. Они аргументировали это тем, что разложение в быту является проявлением политического разложения и поэтому считали необходимым бороться за моральную чистоту молодёжи. В отчете о работе Мордовского райкома ВЛКСМ 1938 г. утверждали, что «быт неотделим от политики, что моральное разложение ведет к гибели комсомольцев, как политического и общественного работника» [3, д. 33, л. 3]. Нередко факты морально-бытового разложения личности могли стать причиной для исключения из комсомола [2, д. 1, л. 7],[2, д. 1, л. 103],[2, д. 12 л. 16],[2, д. 13, л. 25],[2, д. 66, л. 20]. Столь строгое отношение со стороны комсомольских организаций объясняется тем, что случаи некомсомольского поведения в быту затрудняли процесс активизации личности в общественно-политической жизни страны, а также препятствовали политическому воспитанию молодежи в рамках коммунистической идеологии.

Важным компонентом политического воспитания в комсомоле было участие молодежи в распространении грамотности. Необходимо заметить, что основная цель образовательной работы комсомола заключалась не в повышении грамотности и расширении объема получаемых знаний, а в формировании основ марксистко-ленинского понимания явлений и событий действительности. Исследователь молодежного движения в Советском Союзе Н.Н. Билим справедливо отмечает, что участие комсомола в ликвидации безграмотности было обусловлено необходимостью улучшения восприятия молодежью комсомольской пропаганды [9, с. 185].

Сразу после вступления в комсомольскую организацию юноши и девушки были обязаны заучивать наизусть главные труды коммунистических идеологов, а также знакомиться с основными партийными постановлениями. В политшколах и кружках по изучению истории партии проходило чтение трудов основоположников марксизма и произведений В.И. Ленина и И.В. Сталина, а также изучение постановлений компартии и особенностей международного положения (в интерпретации советского руководства). Председательствующий на совещании комсомольцев-новичков при обкоме ВЛКСМ так представлял задачи и составные компоненты политического воспитания: «Одним из элементов политического воспитания является политическая учеба в кружках по истории партии, начальной школе, в кружках по изучению отдельных произведений Ленина – Сталина и т. д. Нужно читать газеты, некоторые из вас плохо к этому относятся, нужно также читать художественную литературу. Это всё входит в политобразование, надо себя воспитывать в коммунистическом духе, надо принимать участие в различных кружках» [1, д. 186, л. 47].

Вся система политического просвещения, основываясь на принципах коммунистической морали и нравственности, была направлена на воспитание молодого поколения в духе преданности большевистской власти и партии. Изданный в 1938 г. «Краткий курс истории ВКП(б)» послужил основным источником по овладению большевизмом. Приведем фрагмент выступления комсомольца Жирного на Уваровском районном собрании актива комсомола в 1938 г.: «Эта замечательная книга вооружит наши кадры, нашу интеллигенцию, всех трудящихся, основными знаниями марксизма-ленинизма, повысит большевистскую бдительность, научит успешно распознавать и истреблять врагов народа, какой-бы маской они не маскировались» [7, д. 101, л. 109]. На III районной конференции ВЛКСМ Мордовского района Гончаров заявлял, что «Краткий курс истории ВКП(б)» поможет комсомолу овладеть революционной теорией Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, поможет поднять свой идейно-политический уровень [3, д. 33, л. 34].

Отдельное внимание уделялось политическому воспитанию поколениям комсомольцев, родившихся после Октябрьской революции и имевших слабое представление об особенностях жизни в Российской империи. В материалах отчетного доклада Бондарского райкома ВЛКСМ 1938г. отмечалось, что обязанность комсомольских руководителей заключалась в том, чтобы разъяснять вновь принятым в комсомол о жизни рабочих и крестьян в царской России, о великих победах трудящихся СССР [6, д. 82, л. 115]. Комсомольские организации посредством критики царского правительства стремились сформировать негативное отношение молодежи к дореволюционной России, как к крайне отсталой стране. Вот характерный отрывок из материалов Тамбовского горкома ВЛКСМ 1937 г.: «Дореволюционная Россия представляла из себя страну с отсталым земледелием, страну с совершенно неразвитой промышленностью, страну полуколониального порядка с одной стороны, с другой – страну политического бесправия и мракобесия помещичье-буржуазной власти. Царское правительство весь трудовой народ держало в темноте, политическом бесправии. Царская Россия по праву называлась тюрьмой народов» [1, д. 141, л.104].

Одновременно с этим в комсомольской пропаганде исследуемого периода неоднократно подчеркивалось, что социалистическое общество не знает таких «ужасов капитализма», как частная собственность и эксплуатация [1, д. 141, л. 1]. «Если старшее поколение на своих плечах, своими глазами, своими руками ощущало царский гнет и царское бесправие, то наша молодежь уже не ощущает этого и не могла ощущать»- отмечалось на заседании Тамбовского горкома ВЛКСМ в 1937 г. [1, д. 141, л.103]. Комсомолец совхоза Первомайский в 1937 г. так оценивал условия и качество жизни до революции и после: «До революции наша семья в количестве 5 человек работала на помещика за мизерную зарплату, работа была тяжёлая, мне в это время было пять лет. Ходили разуты, раздеты, об учебе и не вспоминали, потому что не было лишних возможностей учиться. В настоящий момент у меня два брата имеют среднее образование, сам я являюсь стахановцем в совхозе и учусь в средней школе без отрыва от производства» [7, д. 48, л. 2 – 2 об.]. Комсомольская пропаганда, сравнивая «счастливую жизнь» социалистической молодёжи с суровым капиталистическим гнетом царского режима, способствовала формированию стереотипного типа мышления молодёжи в рамках концепции «мы-они», основанной на противопоставлении социально-экономических достижений советской власти угнетенному положению рабочих и крестьян дореволюционной России.

Немало внимания комсомольские организации уделяли пропаганде среди молодежи достижений советского руководства в области социалистического строительства. На первой Тамбовской областной конференции ВЛКСМ в 1937 г. давали следующую оценку результатам социально-экономических преобразований: «Из аграрно-отсталой наша область превращена в индустриально-аграрную. Выросли фабрики, заводы. Открыты сотни школ, техникумов, где обучается наша счастливая советская молодежь» [2, д. 1, л. 2]. В протоколе собрания Тамбовского городского актива 1938 г. отмечалось: «Выросла материальная обеспеченность молодежи в деревне, наша колхозная молодежь не знает голода, нищеты и эксплуатации. Наша колхозная молодежь обеспечена» [1, д. 176, л. 23-24].Одновременно с этим Конституция 1937 г. рассматривалась, как «подтверждение исключительной заботы коммунистической партии и правительства о советской молодежи» [7, д. 48, л. 2].Такое воздействие на сознание молодого поколения главным образом способствовало росту авторитета советского правительства в общественных настроениях молодёжи.

Существенное влияние на воспитание юношей и девушек оказывало использование образов героического прошлого советского народа, способствовавших развитию патриотических чувств в общественных настроениях молодёжи. Военно-патриотическое воспитание подрастающего поколения было одним из ключевых направлений в комсомольской пропаганде исследуемого периода. Молодёжь должна была тщательно изучать биографии героев Гражданской войны и лидеров Октябрьской революции. В комсомольских организациях проводились беседы о роли тов. Сталина в области воспитательной работы комсомольцев, о борьбе Ленинского комсомола на фронтах Гражданской войны [2, д. 60, л. 41]. Рассмотрим отрывок из выступления председательствующего на совещании комсомольцев-новичков при обкоме ВЛКСМ: «Зайдите в библиотеку и спросите себе книги про строительство нашей страны, о том, как молодые кадры участвовали в Гражданской войне. Почитайте книги «Как закалялась сталь», «Рожденные бурей». И когда вы прочтете книгу «Как закалялась сталь», у вас появится желание читать, потому что эту книгу пишет комсомолец, который отдал жизнь за дело рабочего класса, который был буквально парализован уже без руки, не работал, ноги отнялись, слепой был и всё таки написал книгу. И вот, в первой книге Н. Островского, он описывает всю свою жизнь и другие яркие образцы о том, как молодёжь вместе с отцами боролась за жизнь, которая сейчас у нас есть» [1, д. 186, л. 37-38].

Несмотря на то, что политические вопросы волновали далеко не всю молодежь, использование образов героического прошлого в комсомольской пропаганде прививало интерес молодежи к политическим проблемам. В частности, в материалах отчета о работе Глазковского РК ВЛКСМ фиксируется повышение качества политического образования комсомольцев, расширение политического кругозора молодежи, подъем интереса к политическим вопросам страны и международным событиям [10, д. 122, л. 2]. Таким образом, комсомольские организации, занимаясь вопросами политического воспитания, сплачивали и нацеливали молодёжь на овладение новыми знаниями, а также усиливали процесс большевизации и советизации сознания молодого поколения.

Комсомол стремился охватить всю молодежь политическим воспитанием вне зависимости от её желаний. Тем не менее, политическое просвещение молодого поколения зачастую носило лишь формальный характер. Некоторые комсомольские руководители основной результат успешной постановки политико-воспитательной работы видели лишь в количественном росте комсомольских организаций [6, д. 110, л. 7]. Однако в отчетном докладе Бондарского ВЛКСМ указали на тот факт, что «за 100% охватом политучебой скрывалось: 1) плохая посещаемость, 2) низкое качество учебы, 3) слабая подготовка к занятиям и плохое усвоение материала» [6, д. 82, л. 114]. Как справедливо заметил А.А. Слезин, приписки в результатах политучебы, наряду с формализмом в работе политкружков были неотъемлемой чертой политпросвещения в комсомоле [11, с. 57].

Распространенным настроением в молодёжной среде была пассивность учащихся в части политучебы. На первой Тамбовской городской конференции ВЛКСМ в 1937 г. отмечалось, что «комсомольцы не активны, политически неграмотны, особенно девушки, многие семейные, а некоторые вместо политучебы ходят в сад» [1, д. 127, л. 3]. Комсомолец Никулин на просьбу парторга принять участие в политической учебе заявлял: «Да мне некогда, дома дела есть, нате Вам комсомольский билет обратно, мне некогда вот и все» [1, д. 176, л.46-47]. Обратимся к материалам заседания бюро Тамбовского Обкома ВЛКСМ в 1937 г.: «Политико-воспитательная работа в областной школе вожатых проводится неудовлетворительно. Слушатели школы плохо ознакомлены со Сталинской Конституцией и с положением о выборах в Верховный Совет СССР. Среди слушателей школы плохая дисциплина, имеются факты морально-бытового разложения отдельных курсантов школ, 14% слушателей имеют плохие отметки» [2, д. 12, л. 15]. В качестве другого примера, отражающего слабую постановку политучебы в молодёжной среде, рассмотрим выступление секретаря комитета ВЛКСМ Чуднова: «Политучеба очень слабая, посещаемость – самый низкий процент, а некоторые товарищи совершенно не желают учиться и изучать историю партии, например <…> как члены комитета пассивно относятся к комсомольским поручениям и не являются на политучебу» [10, д. 113, л. 59 об.]. Отсутствие внутренней мотивации, а также равнодушное отношение комсомольцев к политучебе во многом объясняется тем, что политическое просвещение было нацелено не на получение новых знаний, а на необходимость продемонстрировать лояльность и преданность политическому режиму путем заучивания и многократного повторения образцов нормативного поведения.

Процессу политического воспитания молодого поколения препятствовал сравнительно низкий уровень подготовки пропагандистов. Комсомольские руководители указывали на тот факт, что многие пропагандисты недооценивали своей роли и значимости в деле политического обучения комсомольцев [2, д. 69, л. 5]. На примере отчетного доклада Бондарского райкома ВЛКСМ рассмотрим критику комсомольскими организациями работы пропагандистов: «Некоторые пропагандисты недооценивают идейно-политический рост молодёжи. Зачастую даже не готовились к занятиям, считая, что они и так всё знают» [6, д. 82 , л. 114]. Халатное отношение пропагандистов к своей деятельности нередко приводило к срыву политзанятий, а также снижению посещаемости среди учащихся политшкол и кружков.

Немало критики в отношении неудовлетворительной постановки работы пропагандистов, а также непригодных для обучения бытовых условий, мы видим в выступлениях самих пропагандистов и участников политучебы. Так, например комсомолец Карлинский отмечал: «Первым больным вопросом в политучебе является то, что у нас вечно не хватает пропагандистов … Не знаю, кто думал такого пропагандиста давать, как Бедугин. Не говоря уже о том, что он ничего не сказал нового или хорошего, но он даже по-русски то не умеет хорошо говорить, хотя человек имеет высшее образование… Я руковожу школой в гараже … Я также просил, чтобы там были вымыты полы, потоплены печки, приготовлена вода, но этого ничего не было сделано. На занятия приходишь, как в курятник: сыро, холодно, грязно, люди сидят в шапках, пальто. Можно ли при такой обстановке учиться?» [1, д. 173, л. 5-6]. Слабая материальная обеспеченность образовательного процесса была существенным недостатком политического просвещения. Отсутствие нормальных условий для проведения занятий наряду с дефицитом кадров квалифицированных пропагандистов серьёзно затрудняли образовательный процесс, подрывая интерес к политучебе, и вызывая рост недовольства и возмущения среди молодёжи.

В материалах отчета о работе Глазковского районного комитета ВЛКСМ обращают внимание на тот факт, что процесс комплектования политических школ и кружков проводился не по политическому уровню, а путем составления кабинетных списков [10, д. 112, л. 7].Серьезным тормозом в политико-воспитательной работе, по мнению первого секретаря Мордовского РК ВКП (б) Гончарова, был огульный охват кружками слушателей, не взирая на уровень их знаний [3, д. 33, л. 34]. По этой причине в одной и той же политшколе могли оказаться комсомольцы с разной степенью подготовленности, что существенно затрудняло работу пропагандистов, которые сталкивались с проблемой сложности восприятия преподносимого материала одной частью аудитории и отсутствием интереса к повторению прописных истин у другой. Кроме того, работа политшкол и кружков носила сезонный характер, занятия в летнее время проводились крайне редко. Слабая активность и низкая посещаемость занятий по политической учебе были обусловлены как однообразностью проводимых пропагандистами занятий, так и нехваткой учебников. «Самое главное, что мешает заниматься – это недостаток учебников, имеющаяся карта, не удовлетворяет нас. Кружок не совсем активен, но если будут книги, то активность увеличится» - отмечает комсомолец тов. Чугунов [12, д. 138, л. 234]. Секретарь оргбюро Мичуринского райкома комсомола тов. Шипилин заявлял, что серьезным недостатком и препятствием в политической учебе комсомольцев является недостаточное количество литературы [13, д. 6, л. 5].

Таким образом, деятельность комсомольских организаций в сфере политического образования и воспитания молодого поколения оказывала влияние на формирование специфических черт советской молодежи. Среди основных результатов следует отметить повышение интереса у молодежи к политическим проблем страны, укрепление веры в авторитет советской власти в общественных настроениях молодежи. Консолидация молодежи вокруг работы по борьбе с «врагами народа» в рамках комсомольского политического воспитания способствовала углублению большевизации сознания молодого поколения, искажая представление о морально-нравственных ценностях. Строгая идеологизация учебно-воспитательного процесса существенно ограничивала спектр исследуемых в процессе обучения проблем. Марксизм-ленинизм, представленный в качестве единственного верного подхода к познанию и толкованию явлений окружающей действительности, способствовал формированию стереотипной модели мышления у молодежи, существенно затрудняя развитие индивидуальных задатков и способностей личности. Отсутствие заинтересованности и пассивность значительной части молодежи в отношении политучебы объясняется однородностью излагаемого материала, отсутствием квалифицированных пропагандистов, а также слабой постановкой и организацией всего учебно-воспитательного процесса.

С момента прихода к власти коммунисты делали ставку на молодёжь как на основную силу в процессе социалистических преобразований в стране. Формирование «нового человека» представлялось наиболее возможным из представителей молодого поколения. Советское руководство отводило значительную роль комсомолу, который одновременно выступал в качестве резерва правящей партии и ее «инструмента» в постановке и реализации воспитательной работы с молодежью. Укрепление веры в авторитет советской власти, формирование культа личности вождя, активизация борьбы с «врагами народа» - всё это было неотъемлемой частью комсомольской пропаганды в процессе политучебы.

Усиление идейно-воспитательной работы комсомола в 1937-1938 гг. среди молодежи было обусловлено подготовкой к выборам в Верховный совет, а также празднованием юбилея Октябрьской Революции и XX-летия ВЛКСМ [1, д. 176, л. 54]. При этом овладение большевизмом и повышение революционной бдительности среди молодежи проходило под эгидой работы по борьбе с «врагами народа». В соответствии с постановлением февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 г., а также решением IV пленума ЦК ВЛКСМ в резолюции первой Тамбовской областной конференции призывали «разоблачить и выкорчевать всех врагов народа, быстрее ликвидировать последствия вредительства» [2, д. 1, л. 221]. Секретарь Оргбюро ЦК ВКП(б) Тамбовской области Чуканов так охарактеризовал основные принципы воспитания молодежи в комсомоле: «Мы должны будем воспитать комсомольцев и непартийную молодежь в духе ненависти, в духе нетерпимости и непримиримости со всякого рода врагами, диверсантами, шпионами, двурушниками» [2, д. 2, л. 199]. На III районной конференции ВЛКСМ Мордовского района в 1938г. первый секретарь РК ВКП(б) тов. Гончаров считал необходимым «внедрить каждому комсомольцу, чтобы он понял свою роль в борьбе с врагами народа, которая была и продолжается» [3, д. 33, л. 34].

В комсомольской пропаганде понятие «враг народа» отождествлялось с понятием «враг комсомола и партии» и грозило исключением из рядов ВЛКСМ. Вместе с тем к «врагам народа» нередко приписывали лиц, лояльных политическому режиму. Мотивом для их исключения могли послужить родственные связи с «врагами народа», скрытие социального происхождения, несвоевременный донос на «разложившихся» комсомольцев, а также формально-бюрократическое отношение при исключении [2, д. 1, л. 7],[2, д. 2, л. 12],[2, д. 13, л. 23 об.],[2, д. 13, л. 25],[4, д. 46, л. 134]. Нельзя не согласиться с А.А. Слезиным в том, что кампания 1937-1938гг. по борьбе с «врагами народа» способствовала формированию подданнического типа политической культуры, лишая человека чувства личной самобытности в политическом процессе, формируя у молодежи ложные представления о морально-нравственных ценностях [5, с. 529].

Значительное место в вопросе политического воспитания молодёжи комсомол уделял антирелигиозной работе с несоюзной молодежью и комсомольцами. Большевики были заинтересованы в том, чтобы вытеснить деятельность всех религиозных учреждений и служителей культа за пределы общественной жизни. Заметную роль в процессе секуляризации сознания молодого поколения играли комсомольские организации. В материалах отчетного доклада Бондарского райкома ВЛКСМ 1938 г. дается следующая оценка «враждебной» сущности религии: «Религия враждебна социализму. Религиозные пережитки в сознании трудящихся мешают многим из них стать до конца последовательными, сознательными строителями социализма. Перед нами стоит определенная задача – по-боевому развернуть массовую антирелигиозную пропаганду, разоблачить перед трудящимися классовую, эксплуататорскую сущность религии, вскрыть реакционный характер деятельности религиозных организаций» [6, д. 82, л. 117 об.]. Советское руководство активно боролось с религией, считая её серьёзным препятствием на пути к достижению единства и однородности советского общества, сплоченного вокруг компартии. По мнению большевиков, диалектический материализм в качестве господствующей философской системы должен был заменить «отжившие» морально-нравственные устои христианства.

Особенно сильно комсомольская антирелигиозная пропаганда развернулась в 1937 г. в связи с подготовкой к проведению выборов в Верховный Совет СССР. На первой областной конференции ВЛКСМ Тамбовской области отмечалось, что в большинстве комсомольских организаций отсутствовала антирелигиозная работа среди молодежи, чем пользовались служители культа, «насаждая противонародное и враждебное влияние, особенно в период подготовки к выборам» [2, д. 1, л. 226]. Рассмотрим характерный пример антирелигиозной пропаганды на основании материалов III-ей Волчковской районной комсомольской конференции 1937 г.: «Церковники, попы и сектанты в связи с предстоящими выборами в советы развернули свою враждебную агитацию против советской власти и компартии. Мы должны поставить на должную высоту антирелигиозную работу, провести курсы антирелигиозников – пропагандистов, организовать новые ячейки СВБ, выписывать безбожную литературу» [7, д. 33, л. 16].

Одновременно с этим антирелигиозная работа сталкивалась с проблемой сохранения религиозных верований в сознании молодого поколения. Так, в протоколе пленума Мучкапского райкома ВЛКСМ 1937г. отмечали, что молодежь ходит в церковь и справляет религиозные праздники [8, д. 18, л. 5]. В отчете о работе Мордовского райкома ВЛКСМ указывали на тот факт, что «часть молодежи Чернявского, Б-Даниловского сельских советов посещали церковь, крестили детей» [3, д. 33, л. 9]. Обратим внимание на постановление пленума Мучкапского райкома ВЛКСМ 1938 г.: «В ряде сел нашего района в дни поста колхозная молодежь не появлялась на улицах, не пела, не танцевала, а в дни так называемой масленицы и Пасхи устраивала своеобразные маскарады, попойки, кулачные бои, картежные игры» [8, д. 32, л. 21]. Как мы видим, несмотря на репрессивный характер и методы борьбы с религией, многие комсомольцы не препятствовали несоюзной молодежи и членам своих семей справлять религиозные обряды и праздники, что свидетельствует о формальном отношении комсомольцев к антирелигиозной деятельности.

Существенным элементом политического воспитания в комсомоле была работа по борьбе с морально-бытовым разложением молодежи. Ивановский на собрании Тамбовского городского актива ВЛКСМ так объяснял причины несоциалистического поведения части молодежи: «Имеем факты пьянки, подчас школьного возраста, хулиганства, невежества. Почему это? Потому что мы плохо занимаемся бытовой стороной жизни молодежи» [1, д. 177, л. 22-22 об.]. На районной комсомольской конференции Гольбинштейн говорил, что «молодежь, не зная куда идти, или пьянствует, или занимается хулиганством» [1, д. 173, л. 21]. Комсомольское руководство видело основную причину распространения случаев некомсомольского поведения в слабом руководстве постановкой политико-воспитательной работы. Они аргументировали это тем, что разложение в быту является проявлением политического разложения и поэтому считали необходимым бороться за моральную чистоту молодёжи. В отчете о работе Мордовского райкома ВЛКСМ 1938 г. утверждали, что «быт неотделим от политики, что моральное разложение ведет к гибели комсомольцев, как политического и общественного работника» [3, д. 33, л. 3]. Нередко факты морально-бытового разложения личности могли стать причиной для исключения из комсомола [2, д. 1, л. 7],[2, д. 1, л. 103],[2, д. 12 л. 16],[2, д. 13, л. 25],[2, д. 66, л. 20]. Столь строгое отношение со стороны комсомольских организаций объясняется тем, что случаи некомсомольского поведения в быту затрудняли процесс активизации личности в общественно-политической жизни страны, а также препятствовали политическому воспитанию молодежи в рамках коммунистической идеологии.

Важным компонентом политического воспитания в комсомоле было участие молодежи в распространении грамотности. Необходимо заметить, что основная цель образовательной работы комсомола заключалась не в повышении грамотности и расширении объема получаемых знаний, а в формировании основ марксистко-ленинского понимания явлений и событий действительности. Исследователь молодежного движения в Советском Союзе Н.Н. Билим справедливо отмечает, что участие комсомола в ликвидации безграмотности было обусловлено необходимостью улучшения восприятия молодежью комсомольской пропаганды [9, с. 185].

Сразу после вступления в комсомольскую организацию юноши и девушки были обязаны заучивать наизусть главные труды коммунистических идеологов, а также знакомиться с основными партийными постановлениями. В политшколах и кружках по изучению истории партии проходило чтение трудов основоположников марксизма и произведений В.И. Ленина и И.В. Сталина, а также изучение постановлений компартии и особенностей международного положения (в интерпретации советского руководства). Председательствующий на совещании комсомольцев-новичков при обкоме ВЛКСМ так представлял задачи и составные компоненты политического воспитания: «Одним из элементов политического воспитания является политическая учеба в кружках по истории партии, начальной школе, в кружках по изучению отдельных произведений Ленина – Сталина и т. д. Нужно читать газеты, некоторые из вас плохо к этому относятся, нужно также читать художественную литературу. Это всё входит в политобразование, надо себя воспитывать в коммунистическом духе, надо принимать участие в различных кружках» [1, д. 186, л. 47].

Вся система политического просвещения, основываясь на принципах коммунистической морали и нравственности, была направлена на воспитание молодого поколения в духе преданности большевистской власти и партии. Изданный в 1938 г. «Краткий курс истории ВКП(б)» послужил основным источником по овладению большевизмом. Приведем фрагмент выступления комсомольца Жирного на Уваровском районном собрании актива комсомола в 1938 г.: «Эта замечательная книга вооружит наши кадры, нашу интеллигенцию, всех трудящихся, основными знаниями марксизма-ленинизма, повысит большевистскую бдительность, научит успешно распознавать и истреблять врагов народа, какой-бы маской они не маскировались» [7, д. 101, л. 109]. На III районной конференции ВЛКСМ Мордовского района Гончаров заявлял, что «Краткий курс истории ВКП(б)» поможет комсомолу овладеть революционной теорией Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, поможет поднять свой идейно-политический уровень [3, д. 33, л. 34].

Отдельное внимание уделялось политическому воспитанию поколениям комсомольцев, родившихся после Октябрьской революции и имевших слабое представление об особенностях жизни в Российской империи. В материалах отчетного доклада Бондарского райкома ВЛКСМ 1938г. отмечалось, что обязанность комсомольских руководителей заключалась в том, чтобы разъяснять вновь принятым в комсомол о жизни рабочих и крестьян в царской России, о великих победах трудящихся СССР [6, д. 82, л. 115]. Комсомольские организации посредством критики царского правительства стремились сформировать негативное отношение молодежи к дореволюционной России, как к крайне отсталой стране. Вот характерный отрывок из материалов Тамбовского горкома ВЛКСМ 1937 г.: «Дореволюционная Россия представляла из себя страну с отсталым земледелием, страну с совершенно неразвитой промышленностью, страну полуколониального порядка с одной стороны, с другой – страну политического бесправия и мракобесия помещичье-буржуазной власти. Царское правительство весь трудовой народ держало в темноте, политическом бесправии. Царская Россия по праву называлась тюрьмой народов» [1, д. 141, л.104].

Одновременно с этим в комсомольской пропаганде исследуемого периода неоднократно подчеркивалось, что социалистическое общество не знает таких «ужасов капитализма», как частная собственность и эксплуатация [1, д. 141, л. 1]. «Если старшее поколение на своих плечах, своими глазами, своими руками ощущало царский гнет и царское бесправие, то наша молодежь уже не ощущает этого и не могла ощущать»- отмечалось на заседании Тамбовского горкома ВЛКСМ в 1937 г. [1, д. 141, л.103]. Комсомолец совхоза Первомайский в 1937 г. так оценивал условия и качество жизни до революции и после: «До революции наша семья в количестве 5 человек работала на помещика за мизерную зарплату, работа была тяжёлая, мне в это время было пять лет. Ходили разуты, раздеты, об учебе и не вспоминали, потому что не было лишних возможностей учиться. В настоящий момент у меня два брата имеют среднее образование, сам я являюсь стахановцем в совхозе и учусь в средней школе без отрыва от производства» [7, д. 48, л. 2 – 2 об.]. Комсомольская пропаганда, сравнивая «счастливую жизнь» социалистической молодёжи с суровым капиталистическим гнетом царского режима, способствовала формированию стереотипного типа мышления молодёжи в рамках концепции «мы-они», основанной на противопоставлении социально-экономических достижений советской власти угнетенному положению рабочих и крестьян дореволюционной России.

Немало внимания комсомольские организации уделяли пропаганде среди молодежи достижений советского руководства в области социалистического строительства. На первой Тамбовской областной конференции ВЛКСМ в 1937 г. давали следующую оценку результатам социально-экономических преобразований: «Из аграрно-отсталой наша область превращена в индустриально-аграрную. Выросли фабрики, заводы. Открыты сотни школ, техникумов, где обучается наша счастливая советская молодежь» [2, д. 1, л. 2]. В протоколе собрания Тамбовского городского актива 1938 г. отмечалось: «Выросла материальная обеспеченность молодежи в деревне, наша колхозная молодежь не знает голода, нищеты и эксплуатации. Наша колхозная молодежь обеспечена» [1, д. 176, л. 23-24].Одновременно с этим Конституция 1937 г. рассматривалась, как «подтверждение исключительной заботы коммунистической партии и правительства о советской молодежи» [7, д. 48, л. 2].Такое воздействие на сознание молодого поколения главным образом способствовало росту авторитета советского правительства в общественных настроениях молодёжи.

Существенное влияние на воспитание юношей и девушек оказывало использование образов героического прошлого советского народа, способствовавших развитию патриотических чувств в общественных настроениях молодёжи. Военно-патриотическое воспитание подрастающего поколения было одним из ключевых направлений в комсомольской пропаганде исследуемого периода. Молодёжь должна была тщательно изучать биографии героев Гражданской войны и лидеров Октябрьской революции. В комсомольских организациях проводились беседы о роли тов. Сталина в области воспитательной работы комсомольцев, о борьбе Ленинского комсомола на фронтах Гражданской войны [2, д. 60, л. 41]. Рассмотрим отрывок из выступления председательствующего на совещании комсомольцев-новичков при обкоме ВЛКСМ: «Зайдите в библиотеку и спросите себе книги про строительство нашей страны, о том, как молодые кадры участвовали в Гражданской войне. Почитайте книги «Как закалялась сталь», «Рожденные бурей». И когда вы прочтете книгу «Как закалялась сталь», у вас появится желание читать, потому что эту книгу пишет комсомолец, который отдал жизнь за дело рабочего класса, который был буквально парализован уже без руки, не работал, ноги отнялись, слепой был и всё таки написал книгу. И вот, в первой книге Н. Островского, он описывает всю свою жизнь и другие яркие образцы о том, как молодёжь вместе с отцами боролась за жизнь, которая сейчас у нас есть» [1, д. 186, л. 37-38].

Несмотря на то, что политические вопросы волновали далеко не всю молодежь, использование образов героического прошлого в комсомольской пропаганде прививало интерес молодежи к политическим проблемам. В частности, в материалах отчета о работе Глазковского РК ВЛКСМ фиксируется повышение качества политического образования комсомольцев, расширение политического кругозора молодежи, подъем интереса к политическим вопросам страны и международным событиям [10, д. 122, л. 2]. Таким образом, комсомольские организации, занимаясь вопросами политического воспитания, сплачивали и нацеливали молодёжь на овладение новыми знаниями, а также усиливали процесс большевизации и советизации сознания молодого поколения.

Комсомол стремился охватить всю молодежь политическим воспитанием вне зависимости от её желаний. Тем не менее, политическое просвещение молодого поколения зачастую носило лишь формальный характер. Некоторые комсомольские руководители основной результат успешной постановки политико-воспитательной работы видели лишь в количественном росте комсомольских организаций [6, д. 110, л. 7]. Однако в отчетном докладе Бондарского ВЛКСМ указали на тот факт, что «за 100% охватом политучебой скрывалось: 1) плохая посещаемость, 2) низкое качество учебы, 3) слабая подготовка к занятиям и плохое усвоение материала» [6, д. 82, л. 114]. Как справедливо заметил А.А. Слезин, приписки в результатах политучебы, наряду с формализмом в работе политкружков были неотъемлемой чертой политпросвещения в комсомоле [11, с. 57].

Распространенным настроением в молодёжной среде была пассивность учащихся в части политучебы. На первой Тамбовской городской конференции ВЛКСМ в 1937 г. отмечалось, что «комсомольцы не активны, политически неграмотны, особенно девушки, многие семейные, а некоторые вместо политучебы ходят в сад» [1, д. 127, л. 3]. Комсомолец Никулин на просьбу парторга принять участие в политической учебе заявлял: «Да мне некогда, дома дела есть, нате Вам комсомольский билет обратно, мне некогда вот и все» [1, д. 176, л.46-47]. Обратимся к материалам заседания бюро Тамбовского Обкома ВЛКСМ в 1937 г.: «Политико-воспитательная работа в областной школе вожатых проводится неудовлетворительно. Слушатели школы плохо ознакомлены со Сталинской Конституцией и с положением о выборах в Верховный Совет СССР. Среди слушателей школы плохая дисциплина, имеются факты морально-бытового разложения отдельных курсантов школ, 14% слушателей имеют плохие отметки» [2, д. 12, л. 15]. В качестве другого примера, отражающего слабую постановку политучебы в молодёжной среде, рассмотрим выступление секретаря комитета ВЛКСМ Чуднова: «Политучеба очень слабая, посещаемость – самый низкий процент, а некоторые товарищи совершенно не желают учиться и изучать историю партии, например <…> как члены комитета пассивно относятся к комсомольским поручениям и не являются на политучебу» [10, д. 113, л. 59 об.]. Отсутствие внутренней мотивации, а также равнодушное отношение комсомольцев к политучебе во многом объясняется тем, что политическое просвещение было нацелено не на получение новых знаний, а на необходимость продемонстрировать лояльность и преданность политическому режиму путем заучивания и многократного повторения образцов нормативного поведения.

Процессу политического воспитания молодого поколения препятствовал сравнительно низкий уровень подготовки пропагандистов. Комсомольские руководители указывали на тот факт, что многие пропагандисты недооценивали своей роли и значимости в деле политического обучения комсомольцев [2, д. 69, л. 5]. На примере отчетного доклада Бондарского райкома ВЛКСМ рассмотрим критику комсомольскими организациями работы пропагандистов: «Некоторые пропагандисты недооценивают идейно-политический рост молодёжи. Зачастую даже не готовились к занятиям, считая, что они и так всё знают» [6, д. 82 , л. 114]. Халатное отношение пропагандистов к своей деятельности нередко приводило к срыву политзанятий, а также снижению посещаемости среди учащихся политшкол и кружков.

Немало критики в отношении неудовлетворительной постановки работы пропагандистов, а также непригодных для обучения бытовых условий, мы видим в выступлениях самих пропагандистов и участников политучебы. Так, например комсомолец Карлинский отмечал: «Первым больным вопросом в политучебе является то, что у нас вечно не хватает пропагандистов … Не знаю, кто думал такого пропагандиста давать, как Бедугин. Не говоря уже о том, что он ничего не сказал нового или хорошего, но он даже по-русски то не умеет хорошо говорить, хотя человек имеет высшее образование… Я руковожу школой в гараже … Я также просил, чтобы там были вымыты полы, потоплены печки, приготовлена вода, но этого ничего не было сделано. На занятия приходишь, как в курятник: сыро, холодно, грязно, люди сидят в шапках, пальто. Можно ли при такой обстановке учиться?» [1, д. 173, л. 5-6]. Слабая материальная обеспеченность образовательного процесса была существенным недостатком политического просвещения. Отсутствие нормальных условий для проведения занятий наряду с дефицитом кадров квалифицированных пропагандистов серьёзно затрудняли образовательный процесс, подрывая интерес к политучебе, и вызывая рост недовольства и возмущения среди молодёжи.

В материалах отчета о работе Глазковского районного комитета ВЛКСМ обращают внимание на тот факт, что процесс комплектования политических школ и кружков проводился не по политическому уровню, а путем составления кабинетных списков [10, д. 112, л. 7].Серьезным тормозом в политико-воспитательной работе, по мнению первого секретаря Мордовского РК ВКП (б) Гончарова, был огульный охват кружками слушателей, не взирая на уровень их знаний [3, д. 33, л. 34]. По этой причине в одной и той же политшколе могли оказаться комсомольцы с разной степенью подготовленности, что существенно затрудняло работу пропагандистов, которые сталкивались с проблемой сложности восприятия преподносимого материала одной частью аудитории и отсутствием интереса к повторению прописных истин у другой. Кроме того, работа политшкол и кружков носила сезонный характер, занятия в летнее время проводились крайне редко. Слабая активность и низкая посещаемость занятий по политической учебе были обусловлены как однообразностью проводимых пропагандистами занятий, так и нехваткой учебников. «Самое главное, что мешает заниматься – это недостаток учебников, имеющаяся карта, не удовлетворяет нас. Кружок не совсем активен, но если будут книги, то активность увеличится» - отмечает комсомолец тов. Чугунов [12, д. 138, л. 234]. Секретарь оргбюро Мичуринского райкома комсомола тов. Шипилин заявлял, что серьезным недостатком и препятствием в политической учебе комсомольцев является недостаточное количество литературы [13, д. 6, л. 5].

Таким образом, деятельность комсомольских организаций в сфере политического образования и воспитания молодого поколения оказывала влияние на формирование специфических черт советской молодежи. Среди основных результатов следует отметить повышение интереса у молодежи к политическим проблем страны, укрепление веры в авторитет советской власти в общественных настроениях молодежи. Консолидация молодежи вокруг работы по борьбе с «врагами народа» в рамках комсомольского политического воспитания способствовала углублению большевизации сознания молодого поколения, искажая представление о морально-нравственных ценностях. Строгая идеологизация учебно-воспитательного процесса существенно ограничивала спектр исследуемых в процессе обучения проблем. Марксизм-ленинизм, представленный в качестве единственного верного подхода к познанию и толкованию явлений окружающей действительности, способствовал формированию стереотипной модели мышления у молодежи, существенно затрудняя развитие индивидуальных задатков и способностей личности. Отсутствие заинтересованности и пассивность значительной части молодежи в отношении политучебы объясняется однородностью излагаемого материала, отсутствием квалифицированных пропагандистов, а также слабой постановкой и организацией всего учебно-воспитательного процесса.

Библиография
1.
Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области (ГАСПИТО). ГАСПИТО. Ф. 1183. Оп. 1.
2.
ГАСПИТО. Ф. 1184. Оп. 1.
3.
ГАСПИТО. Ф. 1168. Оп. 1.
4.
ГАСПИТО. Ф. 1210. Оп. 1.
5.
Слезин А. А. Комсомольский трагифарс под аплодисменты Сталину// Вестник Тамбовского государственного технического университета. 2006. Т. 12. № 2. С. 520-530.
6.
ГАСПИТО. Ф. 1177. Оп. 1.
7.
ГАСПИТО. Ф. 1156. Оп. 1.
8.
ГАСПИТО. Ф. 1175. Оп. 1.
9.
Билим Н. Н. Молодежное движение и государственная молодежная политика на Советском Дальнем Востоке (ноябрь 1922 – июнь 1941). Хабаровск: Хабаровский пограничный институт ФСБ России, 2013. 212 с.
10.
ГАСПИТО. Ф. 1155. Оп.1.
11.
Слезин А.А. Политическое просвещение молодежи 1920-х годов как звено системы политического контроля // Политика и общество. 2010. № 3. С. 52-59.
12.
ГАСПИТО. Ф. 1172. Оп. 1.
13.
ГАСПИТО. Ф. 1163. Оп. 1.
14.
Слезин А. А. ,Баланцев А.В. Антирелигиозная деятельность раннего комсомола как фактор формирования общественных настроений российской провинции // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 10. С. 30–33.
15.
Измозик В.С. Политический контроль в советской России. 1918-1928 гг.: автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 1995. 510 с.
16.
Катков А. П. Политический контроль в советском обществе в 20-30-е годы: дис. … канд. ист. наук. Саратов, 2000. 269 с.
17.
Комсомол и антирелигиозная пропаганда. М.: Молодая гвардия, 1937. 142 с.
18.
Криворученко В.К., Цветлюк Л.С. Молодежь. Комсомол. Общество: от Октябрьской революции до Отечественной войны. М.: НОУ ВПО «Институт непрерывного образования», 2011. 455 с.
19.
Куроедов В. А. Религия и церковь в советском обществе. М.: Политиздат, 1984. 256 с.
20.
Двухжилова И.В. Вклад тамбовских учёных в исследование молодёжного движения // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 5. Ч. 3. С. 46-51.
21.
Слезин А.А. Государственная политика в отношении религии и политический контроль среди молодежи в начале 1920-х годов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурологи и искусствоведение: вопросы теории и практики. 2009. № 2. С. 92-98.
22.
Слезин А.А., Скоропад А.Э. Институализация комсомола как государственного органа // Социодинамика.-2013.-4.-C. 185-208. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.4.462. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_462.html
23.
Слезин А.А. История раннего комсомола: к характеристике архивно-источниковой базы // Исторический журнал: научные исследования. 2012. № 5. С. 24-30.
24.
Слезин А.А. Регулирование состава комсомола на рубеже 1920-х-1930-х годов и трансформация общественного правосознания // Право и политика. 2010. № 3. С.547-551.
25.
Слезин А.А. Специфика политико-просветительной работы среди молодежи российской провинции в конце 1950-х годов // Политика и Общество.2014.№5.C. 598-606. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.5.12219.
26.
Тамбовский комсомол: грани истории. 1918-1945 / Слезин А.А. , Чеботарев С.А., Провалова Л.В. и др.. Тамбов: Пролетарский светоч, 2008. 467 с.
27.
Фатеев А.В. Образ врага в советской пропаганде. 1945–1954. М.: Ин-т рос. истории РАН , 1999. 261 с.
28.
Якимов К.А. Образ «врага народа» в комсомольской пропаганде 1937 года // Социодинамика. 2015. № 7. C. 65-77. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.7.15642. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_15642.html
29.
Слезин А.А.. Организационно-теоретические основы формирования монополии комсомола в молодежном движении советской России. // Политика и Общество. - 2015. - № 12. - C. 1611-1626. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.12.15574
30.
Ипполитов В.А. Комсомольцы в хлебозаготовительной кампании 1930-го года // Социодинамика. - 2015. - 5. - C. 123 - 138. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.5.15312. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_15312.html
31.
Ипполитов В.А. Рейд «Легкой кавалерии» комсомола в 1934-1935 гг. как способ развития общественной активности молодежи // Социодинамика. - 2015. - 11. - C. 168 - 181. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.11.16781. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_16781.html
32.
Слезин А.А., Скоропад А.Э. Институализация комсомола как государственного органа // Социодинамика. - 2013. - 4. - C. 185 - 208. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.4.462. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_462.html
33.
Слезин А.А., Скоропад А.Э. Теоретические основы функционирования раннего комсомола в системе советского политического контроля // Социодинамика. - 2014. - 2. - C. 75 - 98. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.2.10696. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_10696.html
34.
Слезин А.А. Эволюция форм и методов политического контроля среди молодёжи на начальном этапе противоборства советского государства и церкви // Социодинамика. - 2013. - 2. - C. 68 - 118. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.2.387. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_387.html
35.
Слезин А. А. Современные исследования о становлении советской системы политического контроля//Право и политика. 2010. № 6. С. 1171-1180.
36.
Скоропад А.Э. Антирелигиозная деятельность комсомола как звено советской системы политического контроля (1918-1929 гг.) // Социодинамика. - 2014. - 8. - C. 112 - 131. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.8.12774. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12774.html
References (transliterated)
1.
Gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii Tambovskoi oblasti (GASPITO). GASPITO. F. 1183. Op. 1.
2.
GASPITO. F. 1184. Op. 1.
3.
GASPITO. F. 1168. Op. 1.
4.
GASPITO. F. 1210. Op. 1.
5.
Slezin A. A. Komsomol'skii tragifars pod aplodismenty Stalinu// Vestnik Tambovskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta. 2006. T. 12. № 2. S. 520-530.
6.
GASPITO. F. 1177. Op. 1.
7.
GASPITO. F. 1156. Op. 1.
8.
GASPITO. F. 1175. Op. 1.
9.
Bilim N. N. Molodezhnoe dvizhenie i gosudarstvennaya molodezhnaya politika na Sovetskom Dal'nem Vostoke (noyabr' 1922 – iyun' 1941). Khabarovsk: Khabarovskii pogranichnyi institut FSB Rossii, 2013. 212 s.
10.
GASPITO. F. 1155. Op.1.
11.
Slezin A.A. Politicheskoe prosveshchenie molodezhi 1920-kh godov kak zveno sistemy politicheskogo kontrolya // Politika i obshchestvo. 2010. № 3. S. 52-59.
12.
GASPITO. F. 1172. Op. 1.
13.
GASPITO. F. 1163. Op. 1.
14.
Slezin A. A. ,Balantsev A.V. Antireligioznaya deyatel'nost' rannego komsomola kak faktor formirovaniya obshchestvennykh nastroenii rossiiskoi provintsii // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2012. № 10. S. 30–33.
15.
Izmozik V.S. Politicheskii kontrol' v sovetskoi Rossii. 1918-1928 gg.: avtoref. dis. … d-ra ist. nauk. M., 1995. 510 s.
16.
Katkov A. P. Politicheskii kontrol' v sovetskom obshchestve v 20-30-e gody: dis. … kand. ist. nauk. Saratov, 2000. 269 s.
17.
Komsomol i antireligioznaya propaganda. M.: Molodaya gvardiya, 1937. 142 s.
18.
Krivoruchenko V.K., Tsvetlyuk L.S. Molodezh'. Komsomol. Obshchestvo: ot Oktyabr'skoi revolyutsii do Otechestvennoi voiny. M.: NOU VPO «Institut nepreryvnogo obrazovaniya», 2011. 455 s.
19.
Kuroedov V. A. Religiya i tserkov' v sovetskom obshchestve. M.: Politizdat, 1984. 256 s.
20.
Dvukhzhilova I.V. Vklad tambovskikh uchenykh v issledovanie molodezhnogo dvizheniya // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2011. № 5. Ch. 3. S. 46-51.
21.
Slezin A.A. Gosudarstvennaya politika v otnoshenii religii i politicheskii kontrol' sredi molodezhi v nachale 1920-kh godov // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologi i iskusstvovedenie: voprosy teorii i praktiki. 2009. № 2. S. 92-98.
22.
Slezin A.A., Skoropad A.E. Institualizatsiya komsomola kak gosudarstvennogo organa // Sotsiodinamika.-2013.-4.-C. 185-208. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.4.462. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_462.html
23.
Slezin A.A. Istoriya rannego komsomola: k kharakteristike arkhivno-istochnikovoi bazy // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. 2012. № 5. S. 24-30.
24.
Slezin A.A. Regulirovanie sostava komsomola na rubezhe 1920-kh-1930-kh godov i transformatsiya obshchestvennogo pravosoznaniya // Pravo i politika. 2010. № 3. S.547-551.
25.
Slezin A.A. Spetsifika politiko-prosvetitel'noi raboty sredi molodezhi rossiiskoi provintsii v kontse 1950-kh godov // Politika i Obshchestvo.2014.№5.C. 598-606. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.5.12219.
26.
Tambovskii komsomol: grani istorii. 1918-1945 / Slezin A.A. , Chebotarev S.A., Provalova L.V. i dr.. Tambov: Proletarskii svetoch, 2008. 467 s.
27.
Fateev A.V. Obraz vraga v sovetskoi propagande. 1945–1954. M.: In-t ros. istorii RAN , 1999. 261 s.
28.
Yakimov K.A. Obraz «vraga naroda» v komsomol'skoi propagande 1937 goda // Sotsiodinamika. 2015. № 7. C. 65-77. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.7.15642. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_15642.html
29.
Slezin A.A.. Organizatsionno-teoreticheskie osnovy formirovaniya monopolii komsomola v molodezhnom dvizhenii sovetskoi Rossii. // Politika i Obshchestvo. - 2015. - № 12. - C. 1611-1626. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.12.15574
30.
Ippolitov V.A. Komsomol'tsy v khlebozagotovitel'noi kampanii 1930-go goda // Sotsiodinamika. - 2015. - 5. - C. 123 - 138. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.5.15312. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_15312.html
31.
Ippolitov V.A. Reid «Legkoi kavalerii» komsomola v 1934-1935 gg. kak sposob razvitiya obshchestvennoi aktivnosti molodezhi // Sotsiodinamika. - 2015. - 11. - C. 168 - 181. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.11.16781. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_16781.html
32.
Slezin A.A., Skoropad A.E. Institualizatsiya komsomola kak gosudarstvennogo organa // Sotsiodinamika. - 2013. - 4. - C. 185 - 208. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.4.462. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_462.html
33.
Slezin A.A., Skoropad A.E. Teoreticheskie osnovy funktsionirovaniya rannego komsomola v sisteme sovetskogo politicheskogo kontrolya // Sotsiodinamika. - 2014. - 2. - C. 75 - 98. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.2.10696. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_10696.html
34.
Slezin A.A. Evolyutsiya form i metodov politicheskogo kontrolya sredi molodezhi na nachal'nom etape protivoborstva sovetskogo gosudarstva i tserkvi // Sotsiodinamika. - 2013. - 2. - C. 68 - 118. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.2.387. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_387.html
35.
Slezin A. A. Sovremennye issledovaniya o stanovlenii sovetskoi sistemy politicheskogo kontrolya//Pravo i politika. 2010. № 6. S. 1171-1180.
36.
Skoropad A.E. Antireligioznaya deyatel'nost' komsomola kak zveno sovetskoi sistemy politicheskogo kontrolya (1918-1929 gg.) // Sotsiodinamika. - 2014. - 8. - C. 112 - 131. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.8.12774. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12774.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"