Статья 'Социокультурный вектор как инновационная стратегия модернизации обществ постсоветского пространства. Положительный опыт развитых стран Запада' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Социокультурный вектор как инновационная стратегия модернизации обществ постсоветского пространства. Положительный опыт развитых стран Запада

Деметрадзе Марине Резоевна

доктор политических наук

главный научный сотрудник, Институт наследия министерства культур, профессор, РГГУ РФ

125993, ГСП-3, Россия, г. Москва, Миусская площадь, 6

Demetradze Marine Rezoevna

Doctor of Politics

leading scientific researcher, Institute for the Cultural Studies of the Ministry of Cultures, Professor of the Department of Global Politics and International Relations of the Russian State University for the Humanities

125993, GSP-3,, Russia, g. Moskva,, ul. Miusskaya Ploshchad',, d. 6

demetradze1959@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2015.12.1647

Дата направления статьи в редакцию:

25-09-2015


Дата публикации:

22-12-2015


Аннотация.

В статье рассматривается роль политической и промышленной революций, ставших для Европы катализатором 1) замещения старых социальных норм новыми, 20 формирования социальной организации общества, 3) становления правового государства и современного гражданского общества. Целью данной работы является создание новой социокультурной модели модернизации, максимально эффективной для обществ постсоветского пространства. Задача исследования – выявить содержательную сторону модернизации постсоветских государств, раскрыть социокультурную преемственность этих процессов с теми, которые проходили в европейских государствах в XVII-XX вв. Традиционные исторические подходы недостаточны для актуального моделирования процессов модернизации, так как они, хотя и выявляют этапы развития европейских обществ, но не показывают, при каких условиях западная модернизация может быть успешной для обществ иного социокультурного типа. Научная новизна исследования состоит в раскрытии положения о социокультурной основе модернизации и доказательстве того факта, что социокультурные процессы являются необходимой базой современной социальной модернизации. Различная скорость социокультурных изменений предопределяет различие в динамике модернизации государств, возникших и функционирующих на постсоветской пространстве. Недооценка социокультурных факторов модернизации существенно затрудняет адекватную экспертную и научную оценку эффективности реформ, которые в настоящее время здесь осуществляются.

Ключевые слова: переходный период,, модернизация, постсоветское общество, либеральные ценности, иммитационная модернизация, социокультурная политика, революция, человеческий фактор, интеллектуальный капитал, инновационный вектор

Abstract.

This article examines the role of political and industrial revolutions that became a catalyst for the European countries: 1) substitution of the former social norms with new; 2) formation of social organization of the society; 3) establishment of the legal state and modern civil society. The goal of this work is to create a new sociocultural model for modernization, which would be the most effective for the post-Soviet society. This research is aimed at determination of the conceptual side of modernization of the post-Soviet states, as well as sociocultural continuation of these processes with those that took place in the European nations during the XVII-XX centuries. Traditional historical approaches are insufficient for the modelling of the processes of modernization; although they define the stages of development of the European societies, but to not demonstrate under what conditions the Western modernization could be successful for the societies of a different sociocultural type. The scientific novelty consists in elucidation of the position on the sociocultural foundation of modernization, and substantiation of the fact that sociocultural processes are an intrinsic part of the modern social modernization. The various speeds of the sociocultural changes determine the differences in the dynamics of modernization of the states that emerged and function throughout the post-Soviet space. Underestimation of the sociocultural factors of modernization significantly complicates the adequate expert and scientific assessment of the efficiency of the reforms that are currently being executed.

Keywords:

transition period, modernization, Post-Soviet society, liberal values, simulations modernization, sociocultural policy, revolution, the human factor, intellectual capital, vector innovative

Преимущества социокультурной модели модернизации

Стремление к совершенствованию условий жизни является столь же естественной потребностью человека, как и другие социально значимые запросы. Оно появляется почти с самого рождения индивида, сопровождает его в течение всей жизни, служит мотивом поведения и стимулом развития способностей. Именно такие потребности образуют коммуникативные каналы человека с внешним миром и задают процессы преобразований, а следовательно, и модернизации. Поэтому модернизация и социальные запросы человека взаимосвязаны и неразделимы. Первичность человеческого фактора и человеческого потенциала в государстве, совершенствование условий жизни, изменение общества к лучшему – это базис предложенной нами социокультурной модели модернизации.

Отклонение от социокультурного вектора приводит к искажению модернизационных процессов в двух основных формах: 1) капиталоцентрической, когда в процессах вверх берет экономическая выгода, а первичность человеческого фактора подменяется первичностью законов экономической зависимости человека от прибыльно-экономической политики государства; 2) патерналистско-авторитарной – основанной на стремлениях к созданию государства «небесного рая на земле » (коммунизм), когда коллективные цели, ресурсы общества и социальные интересы граждан подчиняются планово-экономической политике и государствоцентрическому вектору модернизации.

Первая форма модернизации, отклоняющаяся от социокультурной модели, имела место в странах Запада в середине XIX века (в частности, монополистический капитализм); вторая – в Советском Союзе. Западное общество сумело преодолеть и исправить негативную форму модернизации, тогда как постсоветское общество находится в полной неопределенности в отношении содержания изменений переходного периода, поскольку еще не создана институциональная модель социокультурной модернизационной политики.

Для изучения модернизационных процессов в данной работе применяется методология социокультурных исследований, среди важнейших задач которой – установление содержательного ядра модернизации, ее движущих сил, мотивов поведения и ценностных ориентаций индивидов, предпосылок распространения модернизационных стандартов на глобальном уровне, критериев оценки современных государств, а также наделение государств статусом модернизированных.

Следует учитывать, что модернизация руководствуется не предписаниями законов Священного Писания, действующими в воображаемом или виртуальном пространстве как волшебная и небесная сила. Непрерывный процесс модернизации обладает свойствами абсолютной практичности, модернизация непосредственно связана с человеком и условиями его жизнедеятельности.

Необходимо также выявить специфику и взаимосвязь содержания феноменов «развитие» и «модернизация». Развитие может реализовываться путем заимствования и копирования некоторых форм модернизации, существующих в более развитых обществах. Установление новых стандартов совершенствования жизни либо уже существующих объектов путем копирования образует адаптационно-имитационные движущие силы модернизации. Модернизация отличается опережающе-инновационной стратегией массового распространения и установления нововведений, разработки и создания новых технологий, стремления к безграничному совершенствованию условий жизни человека и общества. Именно характер этих движущих механизмов определяют стиль модернизации – догоняющий, имитационный либо постмодернизационный . Но вместе с тем потенциальные возможности таких сил зависят исключительно от общества, от ресурсов знаний, профессионализма, способностей к преобразованию и изменению к лучшему и т.п. Поэтому в государстве, в котором первичны человеческий фактор и человеческий потенциал, создаются условия поддержания и реализации опережающе-инновационной стратегии модернизации, что обеспечивает лидирующие позиции страны в информационную эру человечества. И наоборот, если государство не ценит человеческий капитал и не совершенствует адаптационно-имитационные механизмы модернизации, оно ставит себя в подчиненное положение относительно более развитых стран, обрекает себя на отсталость и зависимость.

И все же интересен вопрос: на каком этапе наступил переломный момент в истории человечества, когда стало необходимостью развитие общества по стандартам и формам в соответствии с требованиями модернизации. Ведь общеизвестно, что до обретения модернизацией глобального измерения почти нигде и никогда не существовали одинаковые, раз и навсегда установленные нормы и правила организации социокультурного пространства, и не ставилась задача приведения объектов и процессов социокультурного пространства в соответствие с определенными стандартами самой модернизации.

Истоки современной модернизации. Роль промышленной революции в Великобритании и Великой французской революции

Прежде всего отметим, что в данной части работы мы не ставим целью рассмотреть все революции Запада (Нидерландские восстания, Великий мятеж, Американскую революцию, Парижскую коммуну и т.д), выполнившими важную роль в ускорении процессов модернизации. Мы не будем обсуждать также и некоторые отрицательные последствия этих революций, например, огромную дистанцию между прежними и новыми слоями общества, возникшую в результате структурных изменений, упадок культуры и ее коммерциализацию, применение научных открытий прежде всего в экономических и военных целях, социальную нестабильность и социальное неравенство, формирование предпосылок Первой мировой войны и т.д. – те новые проблемы, с которыми в XIX веке столкнулись европейские народы на начальном этапе глобальной модернизации. Нас интересует предпосылки и условия социальной трансформации старого общества в новое, что произошло впервые в истории человечества, и роль в этом процессе двух европейских революций – в Великобритании и Франции.

Отправной точкой запуска основных движущих сил современного модернизационного развития следует считать события конца XVIII– начала XIX века: промышленная революция в Великобритании и Великая французская революция – они стали катализатором смены старых правил новыми. Первая дала миру толчок технологического развития, вторая – содержательный вектор – либерально-демократические ценности, основанные на уважении достоинства человека и признании его творческих возможностей.

Теоретическую платформу таких перемен подготовили работы Адама Смита, Дэвида Юма, Адама Фергюсона, Джозефа Блэка, Исаака Ньютона, Джона Локка, Давида Рикардо и др. С этого периода следовать определенному вектору модернизации становится необходимым условием развития обществ. Первейшим требованием стала необходимость усиления роли человеческого фактора, человеческого капитала в государстве, так как создание новых технологий и условий жизни были связаны с развитием науки и способностями индивидов. Умственный труд возводится в ранг интеллектуального капитала в государстве и приобретает наивысший статус, так как прежде всего от него зависит рациональное использование других видов богатства страны, в том числе природных ресурсов и финансового капитала. Таким образом, были заложены фундамент инновационно-опережающей стратегии модернизации и принцип конкуренции государств за модернизационные достижения, определяющие их статус, степень развитости или отсталости.

Социальное значение промышленной революции Великобритании

Возвращаясь к теме массового распространения модернизации, можно сказать, что именно промышленная революция в Великобритании дала миру первые образцы современной технологии, улучшающей жизненные условия людей. Что производилось раньше в основном для высших сословий, привилегированных групп, стало производиться для простых людей. Более того, создателями новых технологий были простые, но одаренные и талантливые люди. Разработка технологий, приносящихся пользу всему обществу, заложила основу открытых возможностей человека независимо от его сословной принадлежности; так модернизация устранила все привилегии, кроме привилегии быть профессионалом. Более того, повышение роли человека в государстве, уважение таланта, массовое распространение новых видов продукции, создание новых технологий и новых сфер науки не только ускорило темпы модернизации, но и повысили роль и статус самого государства Великобритании. Даже после распада колониальной системы многие сателлиты метрополии остались в зависимом положении от нее, так как не имели нужного модернизационного базиса – не могли производить то, в чем нуждались в современном мире, не могли обходиться собственными силами [1].

Можно выделить следующие составляющие модернизации: инновация, практичность, общественная полезность, динамичность; масштабность, адаптивность, технологичность, научная основа. И последняя составляющая создала предпосылки для всех остальных.

Наука как движущая сила модернизации
Создание новых технологий, массовое производство товаров и продукции, замена ручного труда механическим не могло осуществиться без участия особой силы. И такую «волшебную» роль выполнила наука, которая превратила научные разработки и открытия в практический продукт. Наука обеспечила институциональную основу модернизации и ее социальную направленность, положив начало процессу безграничного совершенствования условий жизни, что реализуемо единственным образом: безграничным развитием и совершенствованием самой науки и ее различных отраслей[2].

И роль науки этим не ограничивается и не исчерпывается. Дело в том, что основной вектор модернизации – совершенствование условий жизни – требует выделения основного субъекта этих процессов: на кого направлены процессы модернизации, – иначе модернизация теряет целеориентированный характер. И таким фундаментальным стержнем модернизации является человек – производитель, потребитель, разработчик; и его капитал – что он производит и создает. Так закладывается следующий принцип модернизации (кроме социального) – социоцентрический: от человека к обществу, и наоборот, от общества к человеку и различным социальным группам. В этом случае человек сам двигает процессы модернизации и на первое место выводится человеческий фактор и человеческий капитал. Совершенствование условий жизни полностью поддается его власти, а не государству, так как он превращается в подлинного хозяина социокультурных процессов, действует на основе собственных запросов, интересов и способностей. Государство оказывается в зависимом положении от особого класса – технарей, и задачей государства становится организация создания инновационных образцов модернизации и обеспечения процессов непрерывного улучшения жизни[3].

Выделим роль науки в процессах модернизации. Во-первых, наука повышает возможности, профессионализм, знания, образование человека. Во-вторых, создает современные стандарты, образцы, объекты модернизации, производимые индивидами. В-третьих, формирует единую социально-технологичную среду для всех членов общества, независимо от того, включен индивид непосредственно в эти процессы или нет: стандартами и результатами модернизации пользуются все, они общедоступны.

Во всех этих трех аспектах основополагающую и ведущую роль выполняет наука, на ее основе достигается профессиональная компетентность, качественность продуктов и улучшение жизни индивидов. Поэтому именно наука выполняет роль связующего звена между человеком и социокультурным пространством и информационно-коммуникативную функцию модернизации для практического воплощения и использования знаний. Итак, выделим структуру модернизации, берущую начало от промышленной революции в Великобритании:

Совершенствование условий жизни и способов поддержания жизнедеятельности

Переход от аграрного способа жизни к механизированному, а затем к технологичному

Зависимость процессов от нововведений, массовое распространение последних

Социальная полезность и практичность нововведений; появление инновационных продукции массового спроса

Знания становятся практическим продуктом; устраняются сословные привилегии; реализуются творческие возможности человека

Комфортность условий, сервисность, рекреационность модернизационных нововведений

Наука как основной капитал в государстве – интеллектуальный капитал

Наука как способ производства и совершенствования условий жизни

Новые профессии, совершенствование образования, совершенствование технологии

Непосредственная связь науки с человеком, его запросами и способами их удовлетворения

Постоянный рост качества технологии на основе развития науки

Внедрение изобретений, экспериментальность научных открытий

Научная организация производства и научная организация жизни, истоки институционализации модернизации

Инновационная, социализирующая, оперативная, адаптивная, прогностическая, функции и роль науки

Проникновение науки во все сферы жизни общества, ее технологичность

Зависимость процессов от научных открытий и теоретических разработок

Так закладывается основа тенденции к развитию с опорой на знания. Наука приобретает экспериментально-практический характер, в XIX веке создаются не только новые области физики и математики, но и новые науки: химия, геология, биология, лингвистика и т д.[4].

Наука как информационно-коммуникативный феномен

Обобщим перечисленные структурные характеристики науки как движущей силы модернизации. Наука играет роль связующего звена между индивидом и социокультурным пространством и служит целеориентированным вектором реализации содержательного ядра модернизации. И можно сказать, что, поскольку информационно-коммуникативную функцию придает модернизации только наука, то модернизацию следует рассматривать как научный феномен. Здесь суть информации состоит в новых открытиях, создании новых технологий; тогда как смысл коммуникации воплощается во внедрении таких разработок на практике – это способ распространения нововведений. Отсюда следует, что цели и задачи модернизации и науки должны совпадать, они идентичны. Модернизация и наука функционируют вместе, и модернизация без научной основы – это миф. Формальность, идеологизированность науки превращает ее в часть политики, наука теряет практический смысл и значение, что ведет к имитационной, подражательной, искаженной форме модернизации, к отсталости общества.

Исходя из вышеизложенного, следует отметить, что модернизация является не только научным феноменом, но и продуктом, практическим воплощением науки, у модернизации должен быть твердый научно-теоретический фундамент [5].

Промышленная революция как отправная точка современной модернизации заложила основы ее содержательного ядра, движущих механизмов и сил. Вот почему западный мир начал двигаться в рационально-конструктивном и прогнозируемом направлении, зная, что надо менять, почему и какими средствами.

На протяжении веков инновационно-опережающая стратегия и стиль модернизации доказали свое преимущество и предпочтительность благодаря универсальности содержательного ядра и движущих механизмов модернизации.

Социокультурное значение Великой французской революции в процессах модернизации

Начало основному постулату западной цивилизации – свободе человека – было положено в эпоху античности, затем он стал основной доктриной христианских учений и приобрел особую актуальность в условиях модернизации. Действительно, движущий механизм перемен, инновационно-социализирующее свойство и принцип рациональности (требование знать, что надо менять, почему и какими средствами) автоматически связаны с другими вопросами: кто должен менять, для чего и как. Более того, рост модернизационных жизненных стандартов требовал выделения новой роли и нового статуса человека и индивидуализации его умения и способностей, поскольку от этих качеств зависели темпы, масштабы и характер модернизации – имитационно-адаптационный либо инновационно-опережающий [6].

Отсюда следует, что либеральные ценности – свобода, индивидуализм, уважение человеческого достоинства, признание его творческих возможностей, организация жизни по способностям каждого индивида – должны были реализоваться в обществе, принять практический характер. И в этом отношении поворотным моментом в истории человечества стала Великая французская революция, возведшая либеральные ценности в ранг универсальных прав и свобод человека. С этого периода их соблюдение постепенно внедрялось и в международное право, и к настоящему времени соблюдение универсальных прав и свобод стало обязательным для всех государств мира. Революция потребовала освобождения человека от сковывающих форм традиции и обычаев старого порядка, замены сословных привилегий реализацией индивидуальных способностей каждого человека. Свобода стала не синонимом вольности, а вызовом модернизации индивида – что умеешь делать, производить и какими средствами можешь обеспечить собственное и общественное благополучие с учетом интересов тех, кто по тем или иным причинам, например из-за инвалидности, старости и т.п., не может полноценно включаться в эти процессы и реализовать свои способности [7].

Так был заложен принцип институционализации человеческого фактора, открытой дороги для таланта, способностей и знаний – модернизация без активности человека и общества не реализуема. Если промышленная революция в Великобритании способствовала ломке старых объектов и их смене новыми, то Великая французская революция обеспечила трансформацию традиционного человека в современного гражданина, традиционного общества – в современное гражданское общество.

Теоретическую платформу модернизации, связанной с Великой французской революцией, создали работы Джона Локка, Шарля Луи Монтескье, Джона Дьюи, Жан-Жака Руссо, Дэвида Юма, Адама Смита, Томаса Джефферсона, Алексиса де Токвиля, Иеремии Бентама и др.

Возникли несколько направлений либерализма – политический, социальный, экономический, правовой, культурный, христианский –уточнившие институциональность свободной деятельности человека в соответствующих сферах жизни.

Становление правого государства, институционализация гражданских прав, социального порядка, принципов сдержек и противовесов, утверждение идеала свободного гражданина, сосредоточенность на социальных целях – все это является достижением Великой французской революции, ничего подобного в истории не было [8].

Она заложила основу формирования открытого общества – сознательного и целенаправленного совершенствования человека, нормативного регулирования взаимодействия государства и общества на основе договора (конституции), верховенства закона, что изменило роль государства и статус человека в государстве.

В результате были созданы новые условия жизнедеятельности индивидов, соответствующие статусу человека как гражданина и носителя современной политической культуры, новая стратификация общества и средний класс и соответствующий им уклад, стиль, стандарты жизни, традиции, обычаи, мотивы, устремления, критерии оценки реальности, эффективности функционирования государственных институтов. Все это стало неотъемлемой частью политического порядка и совместной жизни людей (социокультурная общность) [9].

Результаты революций и инновационной стратегии модернизации в современных обществах

Промышленная революция в Великобритании и Великая французская революции сыграли важнейшую роль в истории человечества, их позитивные результаты будут актуальны до завершения эры человечества, как на внутригосударственном, так и на международном уровне. 1. Они заложили фундамент и ядро социокультурной модели современной модернизации, внедрили инновации в жизнь индивидов и общества. Новый порядок базировался не на национальной или религиозной идентичности, а на принципах гражданственности (отличительная черта новых государств) [10]. 2. Внутригосударственные нормы социокультурной жизни, социоцентрический характер модернизации вышли за пределы собственных государств, приобрели надгосударственный характер. Они вошли в международные экономические и политические организации как базис системы координат современного мира, приносящий пользу обществам разных культур всего человечества.

Библиография
1.
Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. М.: Academia, 1999.
2.
Форрестер Д. Мировая динамика. М.: АСТ, 2006.
3.
Machonin, P. (1997) Social Transformation and modernization. Prague: Slon.
4.
Хиршман А. Риторика реакции: извращение, тщетность, опасность. М.: ВШЭ, 2010.
5.
Almond, G., and Powell, G. B. (1966) Comparative Politics: A Developmental Approach, Boston: Little Brown.
6.
Apter, D. (1987) Rethiking Development: Modernization, Dependency and Postmodern Politics, London: Sage.
7.
Aron, R. (1969) Progress and disillusion: the Dialectics of Modern Society, Mentor Books, New York.
8.
Baker, K. (1990) Inventing the French Revolution, Cambridge university Press, Cambridge.
9.
Eisenstadt, S. N. (1987) European Civilization in Comparative Perspective, Oslo: Norwegian University Press.
10.
Хобсбаум Э. Век революции 1789-1848. Ростов-н-Д: Феникс, 1999; его же: Век капитала 1848-1875. Ростов-н-Д: Феникс, 1999; его же: Масштаб посткоммунистической катастрофы не понят за пределами России. [Электронный ресурс] http://scepsis.net/library/id_421.html
11.
Деметрадзе М.Р. Проблемы несоответствия социокультурной политики России процессов глобальной модернизации // Право и политика. - 2014. - 1. - C. 23 - 30. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.1.9546.
12.
Немцев И.А. Стратегия устойчивого развития как интеграционное ядро Евразийского союза // Политика и Общество. - 2015. - 1. - C. 91 - 106. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.1.11853.
References (transliterated)
1.
Bell D. Gryadushchee postindustrial'noe obshchestvo. Opyt sotsial'nogo prognozirovaniya. M.: Academia, 1999.
2.
Forrester D. Mirovaya dinamika. M.: AST, 2006.
3.
Machonin, P. (1997) Social Transformation and modernization. Prague: Slon.
4.
Khirshman A. Ritorika reaktsii: izvrashchenie, tshchetnost', opasnost'. M.: VShE, 2010.
5.
Almond, G., and Powell, G. B. (1966) Comparative Politics: A Developmental Approach, Boston: Little Brown.
6.
Apter, D. (1987) Rethiking Development: Modernization, Dependency and Postmodern Politics, London: Sage.
7.
Aron, R. (1969) Progress and disillusion: the Dialectics of Modern Society, Mentor Books, New York.
8.
Baker, K. (1990) Inventing the French Revolution, Cambridge university Press, Cambridge.
9.
Eisenstadt, S. N. (1987) European Civilization in Comparative Perspective, Oslo: Norwegian University Press.
10.
Khobsbaum E. Vek revolyutsii 1789-1848. Rostov-n-D: Feniks, 1999; ego zhe: Vek kapitala 1848-1875. Rostov-n-D: Feniks, 1999; ego zhe: Masshtab postkommunisticheskoi katastrofy ne ponyat za predelami Rossii. [Elektronnyi resurs] http://scepsis.net/library/id_421.html
11.
Demetradze M.R. Problemy nesootvetstviya sotsiokul'turnoi politiki Rossii protsessov global'noi modernizatsii // Pravo i politika. - 2014. - 1. - C. 23 - 30. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.1.9546.
12.
Nemtsev I.A. Strategiya ustoichivogo razvitiya kak integratsionnoe yadro Evraziiskogo soyuza // Politika i Obshchestvo. - 2015. - 1. - C. 91 - 106. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.1.11853.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"