Статья 'Механизм формирования личностной интерпретации в социальном пространстве художественной культуры' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Механизм формирования личностной интерпретации в социальном пространстве художественной культуры

Пчелкина Дарья

студент, кафедра культурологии, Сибирский федеральный университет

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, проспект Свободный, 79

Pchelkina Daria

student of the Department of Cultural Studies at Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, prospekt Svobodnyi, 79

pchelkina_d@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2015.8.16108

Дата направления статьи в редакцию:

11-08-2015


Дата публикации:

15-08-2015


Аннотация.

Предмет исследования - механизм формирования и функционирования личностной интерпретации, факторы, закрепляющие личностную интерпретацию в социальном и персональном бытии человека. На материале эксперимента, связанного с восприятием произведения изобразительного искусства, исследуются этапы и характерные особенности процесса личностной интерпретации. Объект исследования – общенаучный метод «интерпретация». Цель исследования – исследовать специфику метода «интерпретация» при анализе произведений изобразительного искусства. Задачи исследования:1) рассмотреть метод «интерпретация»: как общенаучный метод, раскрыть особенность метода «интерпретация» в анализе произведения искусства; 2) выполнить анализ художественного произведения и определить механизм выстраивания личностной интерпретации. В структуру методологии исследования были положены: 1) основные концептуальные положения теории рефлексии Г.В.Ф.Гегеля; 2) основные концептуальные положения современной теории изобразительного искусства В.И.Жуковского и Н.П. Копцевой; 3) концептуальные положения синтетической теории идеального Д.В.Пивоварова; 4) общенаучные методы исследования: эмпирические и теоретические («наблюдение», измерение», «формализация», «экстраполяция», «интерпретация», «индукция», дедукция» «анализ», «синтез», «аналогия», «идеализация»). Проблема интерпретации, адекватной содержанию произведения, всегда интересовала как зрителей, так и искусствоведов. Система произведений изобразительного искусства каждый день создает множество произведений, и каждое произведение становится объектом осмысления зрителя, исследователя-знатока. Как правило, при анализе произведения искусства интерпретация строится на основе идеалов той или иной религиозной догматике, на системе ценностных ориентиров субъекта интерпретации и т.п. Таким образом, возникает вопрос о формировании неких объективных критериях интерпретации, при которых значение произведения изобразительного искусства будет адекватно его содержанию и форме. В результате исследования была выявлена специфика применения общенаучного метода «интерпретация» при анализе произведения изобразительного искусства, был выявлен механизм выстраивания личностной интерпретации. Была проведена апробация на основе эксперимента, проведенного среди респондентов 20-25 лет.

Ключевые слова: социальные исследования, культурные исследования, социальное пространство, художественная культура, метод, интерпретация, эксперимент, зритель, произведение искусства, социальные коммуникации

УДК:

304.444

Abstract.

The study has revealed the specifics of the application of scientific methods "interpretation" in the analysis of works of art, it has been revealed the mechanism of alignment of personal interpretation. Testing was conducted based on an experiment conducted among respondents 20-25 years.

Keywords:

experiment, interpretation, method, art culture, social space, cultural studies, social studies, viewer, work of art, social communications

Социальное пространство художественной культуры представляет собой систему социальных коммуникаций между зрителем и художественным произведением (изобразительным, музыкальным, архитектурным и т.д.). Интерпретация любого произведения изобразительного искусства строится на основе действий двух действующих составляющих процесса интерпретирования: действия со стороны объекта интерпретирования – произведения изобразительного искусства, и со стороны субъекта процесса интерпретации – зрителя.

Существует вероятность того, что каждый зритель обладает способностью проинтерпретировать произведение изобразительного искусства вне смысловых рамок, предложенных ранее исследователями, и привнести в интерпретацию долю личностного, сугубо субъективного значения.

Учитывая тот факт, что в большинстве своем произведение изобразительного искусства обладает несколькими смысловыми уровнями, то далеко не каждый зритель наделен способностью формировать значение произведения на всех интерпретационных слоях содержания произведения. Иными словами, определенному произведению требуется зритель, не лишенный визуального мышления.

В компетенции зрителя также находится управление собственными мыслительными усилиями: на определенном этапе взаимодействия с произведением наступает момент, когда зрителю необходимы некие толчки для продолжения взаимодействия. Такими толчками может быть набор определенных вопросов, которые способны развить новый виток изучения произведения изобразительного искусства.

Не только зритель совершает некие действия для того, чтобы понять произведение, но и произведение для того, чтобы быть проинтерпретированным. Ведь далеко не каждое произведение изобразительного искусства наделено даром привлекать внимание любого зрителя – произведение может либо вызвать интерес зрителя и вызвать его на «диалог», либо произведение не заинтересует зрителя и оставит равнодушным. Таким образом, можно утверждать, что для каждого произведения существует свой особенный зритель, который сумеет завладеть его вниманием надолго, направить собственные мыслительные процессы на изучение и познание художественного образа произведения изобразительного искусства. Но не только человеческий ум должен быть вовлечен в процесс интерпретации, но, возможно, в первую очередь произведение должно вызвать некий душевный отклик у зрителя.

Представленное произведением должно затрагивать эмоционально и вызывать интерес различными аспектами – как техническими (например, колористическим, композиционным решением и т.д.), так и содержательными. Таким образом, произведением будет держать зрителя в напряженном интересе и познавательном процессе.

Для понимания механизма формирования субъективной интерпретации был проведен эксперимент. Целью эксперимент является получение интерпретации произведения вне смысловых полей, представленных в предыдущем параграфе. Для эксперимента была выбрана форма опроса. Понимание механизма личностной интерпретации строится на основе результатов опроса респондентов.

1 План эксперимента

В эксперименте приняли участие шесть человек различных возрастных групп, не имеющие специального художественного образования. Многие из них не испытывают интереса к произведениям искусства в целом. Это обстоятельство важно для проведения опроса: незаинтересованность в изобразительном искусстве как таковая способствует тому, что выбранное для опроса произведение изобразительного искусства не вызовет у респондента заранее сформированного мнения о нем, ассоциативного понимания «о чем произведение. Таким образом, респондент становится как большинство посетителей музеев, художественных галерей – произведение видит впервые, но благодаря комплексу вопросов внимание зрителя сосредоточено более продолжительное время, что обеспечивает более широкие возможности для субъективного интерпретирования.

2 Проведение эксперимента

В опросе приняли участие следующие респонденты:

1-й опрошенный: женщина, двадцать лет, специалист по пиару.

2-й опрошенный: женщина, двадцать четыре года, полицейский.

3-й опрошенный: мужчина, 28 лет, лингвист.

4-й опрошенный: девушка, 17 лет, школьница.

5-й опрошенный: мужчина, 25 лет, программист.

6-й опрошенный: девушка, 22 года, социолог.

Для формирования личностной интерпретации опрошенным было предложено Жоржа де Латура «Иосиф-плотник», исследуемое в предыдущем параграфе. Предыдущий параграф показал, что интерпретационные поля данного произведения – бытовое и религиозное.

Таким образом, помимо получения личностной интерпретации существуют еще дополнительные под цели проведения опроса:

1) выяснить, как соотносятся смысловые поля, предложенные и подтвержденные исследователями, и смысловые поля, предложенные респондентами;

2) проследить, можно ли говорить о методичности зрительской интерпретации; если да, то можно утверждать, что осуществилась полноправная интерпретация; если нет, то интерпретацию нельзя таковой считать;

Помимо целей и плана эксперимента необходимо определить принципы его проведения, поскольку важно учитывать индивидуальный подход к каждому респонденту, поскольку для каждого из них тот или иной способ интервьюирования является наиболее приемлемым. И так как параграф посвящен формированию личностной интерпретации, где ключевым является определение смысла произведения, независимого от мнения исследователей, то важно уделить вниманию следующему аспекту проведения эксперимента:

3 Принципы интервьюирования респондентов

1) основной принцип проведения эксперимента – сначала проводится самостоятельная личностная интерпретация респондентом, а уже далее она расширяется и дополняется благодаря дополнительным, уточняющим вопросам. Здесь возможны следующие варианты:

а) респондент высказывает свою точку зрения относительно предложенного произведения изобразительного искусства, и уже в ходе беседы ему задаются уточняющие вопросы в зависимости от того, на что было обращено внимание респондента;

б) респондент интерпретирует произведение, а дополнительные вопросы задаются ему по окончании его интерпретирования, а не в ходе него. Подобных респондентов уточняющие вопросы в ходе беседы мешают, «сбивают» с рассуждения, отклоняют от избранной линии осмысления;

Для проведения эксперимента была выработана следующая последовательность действий в проведении опроса:

1) Первый шаг – ознакомление с произведением. Респондент в течение 3-5 минут внимательно рассматривает произведение. В течение данного временного промежутка зафиксируются те элементы произведения изобразительного искусства, которые первыми привлекают внимание конкретного респондента. На основе этих элементов в большем количестве случаев выбирается интерпретационное поле и строится дальнейшая интерпретация произведения в целом.

2) Респонденту предлагается описать подробно каждого персонажа произведения, в том числе, натюрмортных персонажей. По ходу описания персонажей респондент, как правило, обращает внимание на важные характерные детали. Для более полноценного понимания задаются дополнительные вопросы, например, «А что изображено у персонажа N на шее?». Подобные вопросы позволяют акцентировать внимание респондента на более тщательное исследование произведение изобразительного искусства, на те детали, которые изначально могли быть упущены из внимания респондентом.

3) Далее респондент продолжает «работать» с персонажами произведения, но в ином аспекте: ему предлагается ответить на ряд вопросов, таких как «Как вы можете описать взаимоотношения между персонажами?», «Какой характер взаимоотношений между персонажами?», «Что, какие персонажи, детали позволяют определить это?», «Есть ли у персонажей нечто общее?»

4) Следующий шаг – обращение к тем персонажам, которые играют весомую роль в складывании значения произведения изобразительного искусства, и значение которых было раскрыто в предыдущем параграфе, – это персонажи света и тьмы. Для этого важно ответить на вопросы «В чем специфичность освещения, представленного в произведении?», «На что обращается внимание, если говорить о свете и тьме?»

5 После ознакомления и более подробного исследования произведения изобразительного искусства респонденту предлагается ответить на вопросы не об отдельном персонаже, не о группе персонажей, не о сюжете произведения, а перейти к непосредственно субъективной интерпретации произведения. Для этого респонденту задаются следующие вопросы:

А) «Вызвало бы интерес данное произведение, если бы вы проходили мимо него в музее/галерее? Если да, то почему. Что именно вызывает интерес? Аналогичный вопрос, если произведение не заинтересовало бы».

6) «Чем оно интересно, на что обращаешь внимание?» «О чем может быть произведение?», «Что оно может значить лично для тебя как для зрителя, человека?».

Важно отметить, что вопросы необязательно идут в таком порядке, поскольку многое, практически все зависит от самого респондента – некоторые вопросы могут не понадобиться в виду того, что респондент сам обратил на них внимание, заговорил о неких моментах в первую очередь, в то время как иные персонажи или особенности произведения не попали в зону внимания. В ходе личной беседы задаются дополнительные уточняющие вопросы, которые помогают тому, чтобы респондент осуществил личностную интерпретацию.

Из пяти опрошенных наиболее интересными и продуктивными оказались интерпретации респондента № 1, № 2. Результаты данных интерпретаций приводятся ниже. Интерпретация респондента № 5 является примером не сложившейся интерпретации, поскольку произведение не заинтересовало респондента. И ответ респондента № 5 приводится в качестве примера несформировавшейся интерпретации.

Респондент № 1

(женщина, двадцать лет, специалист по пиару)

1) Первичное описание:

«Я вижу мужчину с ребенком, мальчиком. Мужчина работает с инструментами, что-то стругает, потому что внизу стружки. Его лица не видно, освещена только рука. У мальчика очень хорошо освещено лицо, наверно потому, что он держит свечку, освещая работу мужчины. Меня заинтересовало это произведение потому, что здесь так интересно выстроено, интересно подумать, что они делают».

2) Подробное описание персонажей

Мужчина: мужчину видно плохо. Но понимаю, что он уже в возрасте. У него сильные руки, видимо, он занимается этим делом давно – профессионально или просто часто. Он простой, не аристократ. Он усерден в своей работе – на мальчика он не смотрит, не обращает внимания, погружен в работу.

Ребенок: мальчик смотрит мужчине куда-то в грудь. Что-то у мужчины там висит. Какая-то нить, веревочка, это видимо, крестик. Либо мальчик просто смотрит в центр груди. У мальчика очень сильно освещено лицо, и это наверно что-то значит, потому что свечка так осветить лицо не может. Еще он так интересно стоит, отвернут, и по сути, ноги у них (мужчины и мальчика) стоят одинаково. Они оба полуразвернуты к себе и другим. Мальчик наблюдает за тем, что делает мужчина. Мальчик рукой прикрывает свечку, как будто защищает. Он смотрит не с удивлением, а с какой-то заинтересованностью, с каким-то восхищением. То есть он не испуган, для него это как будто не каждодневное явление, это какая-то редкость, новинка.

3) Особенности освещения

Бросается в глаза темнота и свет. Особенно то, что плохо видно мужчину, видна только та часть, что освещает мальчик – очень хорошо рука и лоб. А у мальчика очень хорошо освещено лицо, он прикрывает свет, будто бы защищая от зрителя. И сейчас понятно, что он не особо-то расположен к зрителю, поза закрытая, нога отвернута, рука закрывает.

И еще – мне кажется, что свеча так ярко освещать не может, то есть может быть, потому что он смотрит туда, на крестик мужчины.

4) Характер взаимоотношения между персонажами

Я обращаю внимание на то, что мужчина работает, мальчик смотрит не на это, он заинтересован другом. Он смотрит на крест, на грудь, может от этого его лицо освещено. Он хранит огонь потому, что закрывает его рукой. Может все связано с вопросами веры.

Есть что-то только между мужчиной и мальчиком, и мальчик пытается это сохранить. Нет?! Хотя мужчина…плотник…ААААА! Это же Иосиф!!! Значит, мальчик – Христос. А раз свет, то и Святой Дух. Мальчик как бы вмещает его в себя, раз лицо такое освещенное.

5) Личностная интерпретация

Мне кажется, что здесь два смысла:

Первый какой-то более примитивный, какой-то обычный, бытовой – на уровне взаимоотношений мальчика и мужчины. Представлены отец и сын, отец занят ремеслом, которое, по-видимому, прокармливает их семью, и сын является помощником в этом деле. Он находится рядом.

Есть что-то такое, что только между ними, и возможно, именно мальчик пытается защитить их отношения, вот как он закрывает свечу от зрителя. Есть только двое людей, и сохраняется свет их отношений. У них очень теплые отношения, это видно, причем мальчик не смотрит на работу отца, значит, ему важно именно то, что он сейчас находится рядом с ним во время этой ночной работы.

Возможно, показана модель семьи, взаимоотношения отца и сына, старшего и младшего. Или показана некая передача опыта, жизненного или трудового, такая преемственность поколений.

И еще смысл может быть другой, потому что я знаю, что мужчина – это Иосиф, а мальчик – Иисус, и сам ребенок является источником света, освещая Иосифа и его работу. Мне кажется, что можно трактовать следующим образом: Иосиф как бы представляет людей на земле, а Иисус…Бог он, в общем, т.е. Иисус как духовное в картине. Лично для меня получается, что в картине взаимодействуют человек и Бог, причем Иисус своим светом помогает Иосифу, т.е. такое …духовное присутствуют во всех делах человека, защищая и оберегая. И еще – основное действие выполняет Иосиф, он активно трудится, а Иисус просто освещает, т.е. Бог особо не вмешивается, он дает свет, направляет, потому что от того, как горит свеча, во многом зависит работа плотника.

Поэтому для меня здесь возможно модель участия духовного в жизни простого человека – помощь ненавязчивая, просто ты знаешь, что у тебя будет свет, когда он нужен. Просто человек в картине находится практически полностью в темноте, но вдруг Иисус освещает и самого плотника, и его работу. И человек может спокойно работать, ведь работа очень важна, раз он работает ночью.

Респондент № 2.

(женщина, двадцать четыре года, полицейский)

1) Первичное описание

В произведении изображен мужчина с бородой, соответственно возраст где-то 45-50 лет, трудовой профессии, раз коловорот в руке, то точно трудовой. Рядом с ним сидит девочка, предположительно лет 10. Ребенок в руках держит лучину, не свечу, именно лучину. У ребенка взгляд скорее удивленный, смотрит с интересом, удивлением, он впечатлен, в общем.

2) Подробное описание персонажей

Мужчина: как уже говорила, лет 45-50, но учитывая, что занимается тяжелым физическим трудом, я могу ошибаться. И что это не дедушка девочки, как может показаться из-за бороды, а отец или дядя. Скорее всего, были какие-то обстоятельства, которые могли придать ему так облик. Мужчина одет в рубаху, расстегнутую на груди, видны тесемки от рубахи. Видно, что еще одет в жилет..нет, это фартук. Ноги голые от колена и ниже, обут в сандалии, такие же в принципе у ребенка. Руки привыкли трудиться, видны вздувшиеся мышцы, завернута рубаха, чтобы удобнее было работать. Инструмент держит уверенно, то есть занимается этим делом давно.

Ребенок: это девочка лет 10, может, чуть старше, или младше, плюс-минус года два. Длинные темные волосы. Темное платье или длинная рубаха. Сандалии такие же, как у мужчины, только соответственно меньшего размера. Темное время суток, раз в руке лучина.

Крестика нательного не видно ни у мужчины, ни у девочки, хотя возможно он и есть. Про крест заговорила потому, что учитывая не современную одежду, она более раннего времени, население было более христианизированное.

Мужчина либо что-то показывает, что ребенок видит не первый раз, либо работа очень срочная, раз ребенок тоже работает. И ребенку нравится помогать старшим. Скорее всего, срочная работа, раз понадобилась чья угодно помощь.

3) Особенности освещения

Заинтересовало произведение из-за того, как ярко освещено лицо ребенка на темном фоне. Я бы скорее заинтересовалось этой деталью, чем самими персонажами людей. Подошла бы обязательно ближе рассмотреть.

Вокруг темный-темный фон, интересно, как и что лучина освещает в принципе – покрытый испариной лоб мужчины, руки, ноги немного, то есть видна рабочая поза мужчины. У ребенка видны ножки, тело и само лицо. Больше не видно ничего. Ощущение, что эти места специально освещены и показаны художником.

Еще странно со светом – такая лучина не могла осветить так ярко лицо и все остальное, тогда скорее были бы блики снизу.

4) Субъективная интерпретация

Сложно говорить, потому мне не совсем ясны мотивы и цели их нахождения здесь… Мне кажется, что здесь сцена передача знания: стемнело очень рано, и соответственно отец передает сыну знания о своем ремесле, момент обучения показан, обучение столярному делу; тем более, что мужчина имеет дело с деревом, которое относит к древу познания. И что характерно, обучение идет не столько словом, сколько делом и взглядом. Учитывая, что в картине представлены именно ребенок и взрослый, пожилой мужчине, то можно говорить о том, что важны именно различные типы возраста людей:

Ребенок – это детство, незнание, возможность обретения какого-то знания;

Взрослый – опыт, знание, мудрость, отцовские чувства.

Именно взрослый передает знание некое ребенку, что логично и естественно. Но ведь было бы слишком просто и очевидно, если бы мужчина всего лишь столярному делу обучал, да? Тем более, ощущение, что глаза взрослого направлены в глаза ребенка, и получается, что глаза ребенка вступают в диалог с глазами взрослого. Ощущение, что ребенок воспринимает информацию, и, учитывая, что все взаимосвязано – и этот диалог, и то, что мужчина в процессе работы, и то, что сама поза мужчины направлена в сторону ребенка, и глаза, то есть мужчина сосредоточен на ребенке, равно как и ребенок в ответ расположен к мужчине, именно поэтому создается впечатление, что между ними ведется беседа. А так как это картина, то логично, что беседа передана через взаимодействие взглядов.

Лучина помимо того, что освещает, а некоторые части освещает в большей степени, чем другие, например, лицо ребенка; можно ведь говорить, что лучина – это свет знания, светоч какой-то, т.е. опять некий момент познания. И познание не только профессионального – столярного дела, не только трудовой мотив, но и чего-то духовного, потому что в глазах взрослого очень заметна доброта и мудрость, не знаю, каким образом автору удалось это передать, видна еще отеческая забота, т.е. видно, что взрослый пытается вложить в ребенка еще и что-то такое, не просто для жизни, а какое-то доброе начало. Учитывая, что глаза ребенка не то, что бы удивлены, а скорее он воспринимает сказанное мужчиной.

На мой взгляд, передача знаний представлена не только как передача будущей профессии ребенка, ведь не зря они сидят здесь ночью и т.д., но и передача знания как такового, своей мудрости, отношения к жизни, о том, как надо жить и трудиться. Тем более, с первого раза видно не было, что в глазах мужчины еще и сострадание, он предполагает, что ребенка в будущем ждут какие-то трудности, и, соответственно, он его к этому готовит, но, не говоря ему об этом, а в душе уже все это переживая.

Респондент № 5.

(мужчина, 25 лет, программист)

1) Первичное описание

Яркий свет и лицо мальчика. Свет вроде от свечки, но свечки странная, здесь все странное – и люди, и свеча, и помещение. Еще лоб старика светлый.

Еще темноты так много, светлого чуть-чуть, пугает.

Освещены брусок, стружка, ноги, руки, лоб, лицо, висок ребенка. Еще рубашка, цепочка старика.

2) Подробное описание персонажей

Это достаточно пожилой мужчина, работяга, не аристократ, по нему, по лицу видно, одежда у него такая старая. Он работает с деревом. Совсем не обращает внимания на ребенка, он в работе потому, что наверняка ему сейчас важнее работать, чтобы кормить семью.

Мальчик в какой-то рубахе, платье, обувь простая, самодельная. Мальчик помогает старику, видимо, родственник, внук, племянник, может даже сын, не смотря на то, что мужчина старый. Помогает потому, что мужчина работает допоздна, это сразу видно. Наблюдает, как работает мужчина, кажется, что смотрит на руки или на грудь, но точно не на лицо, если бы на лицо, то глаза были бы подняты вверх, выше, а мальчик не задирает голову. Или может даже куда-то сквозь него.

Помещение рабочее, какой-то склад, для работы, в общем.

3) Субъективная интерпретация

Произведение может быть о жизни. О жизни бедного населения, о том, как они живут, работают тяжело, раз даже ночью работают, чтобы прокормить семью. Хотя в лице нет страдания, мужчина такой спокойный, равнодушный.

Меня произведение не заинтересовало, оно достаточно темное, мрачное, хмурое, я бы мимо прошел.

Интерпретация респондента № 5 не состоялась, произведение не вызвало никакого интереса, оно «отпугнуло» зрителя. Для респондента в произведении нет никакого «завлекающего» момента, который бы сподвиг бы его на дальнейшее общение с произведением. Таким образом, несмотря на попытки вовлечь респондента вновь в пространство диалога с произведением изобразительного искусства, диалог оказался невозможным ввиду того, что одна из сторон этого диалога не испытывала интереса к нему. Как правило, если обращать внимание респондента на незамеченный им самим элемент, то это способствует развитию нового витка размышления о произведении. Но в случае респондента № 5 ответы на все вопросы были краткими, в том числе, на задаваемые дополнительные вопросы, на основе этого можно сделать вывод, что интерпретация произведения «Иосиф-плотник» респондентом № 5 не состоялась.

4 Анализ результатов эксперимента

В целом, можно отметить следующие общие моменты для всех проведенных опросов:

  • поле интерпретации

Важной особенностью субъективных интерпретаций является выход за пределы смысловых полей, традиционно предлагаемых интерпретаторами-искусствоведами. Большинство респондентов не выделяли религиозное интерпретационное поле в произведении «Иосиф-плотник. Тогда как исследователи выделяют его в качестве одного из главных наравне с бытовом полем интерпретации.

Но если респонденты обращаются к религиозному полю интерпретации, то, как правило, они затрагивают иные аспекты в данном интерпретационном поле в своем интерпретировании. Респонденты уделяют внимание характеру сосуществованию человека и Бога, присутствию божественного в жизни каждого человека. Интерпретирование респондентами в религиозном смысловом поле носит более субъективный характер – формируя религиозную интерпретацию, респонденты обращаются и говорят о жизни человека, о влияние на человека и т.д. Интерпретация искусствоведов носит более обобщенный характер, когда внимание уделено обоим участником диалога человека и Бога.

  • методичность интерпретации

Методичность как основной принцип интерпретирования прослеживается и в ходе формирования субъективных интерпретаций. Как было отмечено ранее, респондент на основе тех персонажей, которые первыми привлекли его внимание, выбирает определенное смысловое поле и формирует некую первичную интерпретацию, которая может в ходе дальнейшего исследования произведения претерпеть изменения. Однако, следуя выбранному интерпретационному полю, респондент постепенно «переносит» персонажей в поле интерпретации вслед за теми, которые и позволили говорить о произведении в том или ином ключе. Тем самым методичность интерпретации сохраняется в процессе личностного интерпретирования.

Если же интерпретация производится некорректно, то интерпретация респондента не складывается. Под некорректной интерпретацией понимается следующее: респондентом интерпретируется часть персонажей, остальным же персонажам автоматически приписывают значение в соответствии с уже проинтерпретированными элементами. Иными словами, часть элементов не столько проинтерпретирована, сколько была «перетянута» в поле интерпретации. Сам респондент инстинктивно это чувствует и предпринимает попытки определить смысл произведения и произвести «правильную» интерпретацию. Можно сделать вывод о том, что интерпретация в таком случае произведена методически неверно.

  • личностные интерпретации

В этом пункте важно отметить, что большая часть респондентов обращала внимание в первую очередь не на персонажей старика и ребенка, которые наиболее изучены исследователями, а, напротив, на персонажей «свет» и «тьма», на то, как представлено сосуществование этих персонажей в произведении. Можно говорить о том, что человека-зрителя привлекают иные персонажи, нежели исследователей-искусствоведов.

Итогом субъективных интерпретаций можно считать формирование иного смыслового содержания произведения, отличного от представленного содержания в предыдущем параграфе. Можно выделить следующие субъективные интерпретации:

  • произведение» Иосиф-плотник» как модель сосуществования человека и Бога, основанного на невмешательстве божественного в частную жизнь человека. Божественное как комфортное соприсутствие для человека в повседневной жизни.
  • произведение «Иосиф-плотник» как модель отношений между старшим и младшим поколениями, в которой именно младшее поколение сберегает, охраняет «свет» их взаимоотношения.
  • произведение «Иосиф-плотник» как представленный момент передачи знания. Передачи как профессионального знания, так знания о жизни в целом, потому как старшее поколение выступает как обладающий опытом, мудростью, всепонимающим и знающим наперед.
  • не сложившиеся интерпретации

Существует вероятность того, что субъективная интерпретация окажется несостоятельной. И проблема не состоявшихся интерпретаций не только в несоблюдении методичного подхода к интерпретированию произведения изобразительного искусства. Это происходит в тех случаях, когда:

1) произведение не содержит для конкретного зрителя ни одного «цепляющего» элемента, который способствовал бы установлению диалога между произведением искусства и человеком-зрителем,

2) производится неполноценная интерпретация произведения изобразительного искусства: произведение содержит «цепляющие» элементы для зрителя, которые провоцируют строить интерпретацию. Но на определенном этапе зритель теряет интерес к произведению, и дальнейшая интерпретация не производится.

5 Механизм выстраивания личностной интерпретации

Проведенный эксперимент позволяет выявить механизм выстраивания личностной интерпретации:

1) Основной принцип интерпретирования – это соблюдение методичности, когда происходит перевод каждого персонажа в некое смысловое поле. Однако, только в теории каждый элемент последовательно, поступательно переносится в выбранное пространство интерпретации. На практике же респондент интерпретирует первые замеченные им элементы, персонажи, на основе которых и формируется первичное интерпретационное поле.

Важно оговорить момент выбора первичного смыслового поля, поскольку в ходе выстраивания личностной интерпретации смысловое поле может меняться. В качестве примера можно привести ответ респондента № 1. Первичная интерпретация произведения основывалось на персонажах мужчины и ребенка, в связи, с чем было выбрано бытовое поле интерпретации. Однако, позже респондентом были отмечены следующие элементы: крест на шее мужчины, его пожилой возраст, род деятельности – плотник. На основании этих пунктов респондент проинтерпретировал персонажа мужчины как святого Иосифа, а, следовательно, персонажа ребенка как Иисуса. И в итоге, личностная интерпретация сформировалась в религиозном поле интерпретации. Таким образом, на основе нескольких элементов может меняться выбранное ранее смысловое поле, в котором в итоге и сложится личностная интерпретация.

2) Для каждого респондента «завлекающим», «цепляющим» моментом в произведении является разное: для кого-то, это игра света и тьмы, которая побуждает к дальнейшему исследованию произведения; для других таким моментом является взаимоотношения между персонажами ребенка и мужчины. Этот «цепляющий» момент становится отправной точкой для формирования личностной интерпретации. На примере ответа респондента № 5 позволительно говорить о том, что отсутствие интереса к произведению, отсутствие «цепляющего» персонажа приводит к тому, что интерпретация считается не состоявшейся.

3) Когда пройден первый этап ознакомления с произведением, для дальнейшей интерпретации вступают другие персонажи произведения относительно выбранной респондентом точки: если респондент обратил внимание на игру света и тьмы, то далее он выделяет персонажей наиболее освещенных, наименее освещенных и т.д., то есть, дальнейшая интерпретация строится относительно выбранной точки отсчета.

4) Далее респондентом характеризуются персонажи произведения. Как те, на которые он сам обратил свое внимание, и те, на которых обратили его внимание, если таковые не были им обозначены в ходе беседы. Внимательное изучение, исследование персонажей позволяет дать подробную характеристику, что способствует пониманию каждого персонажа, взаимосвязей между элементами произведения, что в свою очередь помогает связать все составляющие в некую единую целостность, все это в итоге позволяет сформировать личностную интерпретацию.

Учитывая тот факт, что интерпретации не всех респондентов можно считать полноценными, то необходимо выявить механизм интерпретаций, которые не сформировались полностью. Интерпретация может выстраиваться до определенного момента, далее респондент теряет интерес к произведению, интерпретация завершается.

1) В случаях неудавшихся опросов зачастую интерпретация выстраивается на основе субъективных эмоциональных переживаниях. Примером может являться ответ респондента № 6. В начале беседы произведение заинтересовало опрошенного, поскольку представленная сцена (как описывает ее респондент) – диалог между дедушкой и внучкой – отсылает респондента к личным воспоминаниям. Но поскольку содержание произведения шире личных воспоминаний респондента, то интерпретация произведения затрудняется.

2) Интерпретация произведена до конца – получены ответы на все вопросы, высказано мнение о смысле содержания данного произведения. Но, тем не менее, методически интерпретация выполнена некорректно. Часть персонажей была проинтерпретирована в соответствии с интерпретационным полем, но остальные элементы «выпали» из пространства определенного поля интерпретации. Либо выбор смыслового поля основывался на некоторых элементов, как и происходит в большинстве случаев, но оставшиеся персонажи не могут быть проинтерпретированы в аспекте указанного поля, однако, респондентом такие персонажи были «перетянуты» в это поле интерпретации.

Примером может выступить ответ респондента № 2. Окончательно поле интерпретации не было определено респондентом: интерпретация распространилась от бытового поля интерпретации (произведение проинтерпретировано как передача профессиональных навыков и неких моральных ценностей) до своего рода философского поля интерпретации (респондент говорил о принципе сосуществовании старости и молодости и т.д.). Но ни в одном из полей интерпретации не был произведен полноценный, методически верный поэлементный перевод персонажей в поле интерпретации.

3) Персонажи произведения в принципе не вызывают интерес у опрошенного. Ответы краткие, на уточняющие вопросы респондент не отвечает. Отсутствует желание подробнее исследовать произведение. Примером такого случая может выступать уже приводимый ранее ответ респондента № 5.

Выводы

Основной принцип интерпретирования – это соблюдение методичности, когда происходит перевод каждого персонажа в некое смысловое поле. Теоретически каждый элемент переносится в выбранное пространство интерпретации последовательно. Практически же респондент интерпретирует первые замеченные им элементы, персонажи, на основе которых и формируется первичное интерпретационное поле.

Важный критерий формирования личностной интерпретации – это возможная смена смыслового поля. Это происходит на основе нескольких элементов, которые «указывают» зрителю поле интерпретации.

Формирование личностной интерпретации строится на том, что зрителя обязательно привлекает, «завлекает» определенные элемент произведения. И этот «цепляющий» момент становится отправной точкой для формирования личностной интерпретации, а дальнейшая интерпретация образуется относительно этого элемента.

И в заключение зритель переходит к изучению персонажей. Их внимательное изучение, исследование персонажей позволяет дать подробную характеристику, что способствует пониманию каждого персонажа, взаимосвязей между элементами произведения, что в свою очередь помогает связать все составляющие в некую единую целостность, все это в итоге позволяет сформировать личностную интерпретацию.

Библиография
1.
Бахова Н.А., Замараева Ю.С., Копцева Н.П. и др. Социальная (культурная) антропология. – Красноярск, 2011.
2.
Бахова Н.А., Замараева Ю.С., Кирко В.И., Копцева Н.П. Проблема социокультурных исследований в современной гуманитарной науке // Современные проблемы науки и образования. – 2012.-№
3.
– С. 323. 3.В мире искусства: Словарь основных терминов по искусствоведению, эстетике, педагогике и психологии искусства/ сост. Т.К.Каракаш, А.А.Мелик-Пашаев. – М.: Искусство в школе, 2001. – С.381.
4.
Ванслов В.В., Искусствознание и критика: методологические основы и творческие проблемы / Акад. художеств СССР, НИИ теории и истории изобразительного искусства, Л.: Художник РСФСР, 1988 – С.127.
5.
Вельфлин Г., Ренессанс и барокко / Г.Вельфлин. – М: Азбука-классика, 2004. – С.288.
6.
Власов В.Г., Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: в 10 т. / В.Г.Власов. – СПб.: Азбука-классика, 2004. – С.708.
7.
Волкова Е.В., Произведение искусства в мире художественной культуры /Е.В.Волкова. – М.: Искусство, 1988. – С.239.
8.
Вопросы методологии и социологии искусства: сб. науч.тр./ Ленингр.гос.ин-т театра, музыки и кинематографии им. Н.К.Черкасова; Ред.-сост.О.И.Притыкина. – Л.: ЛГИТМИК, 1988. – С.175.
9.
Габричевский А.Г., Морфология искусства /А.Г.Габричевский. – М.: Аграф, 2002. – С.862.
10.
Горанов К. Художественное произведение и его социально-психологические измерения (в кн. «Вопросы эстетики» / К.Горанов; Ин-т истории искусств. – М.: Искусство, 1971. – с.227-254.
11.
Груздева А.С., Копцева Н.П. Пикториальная фотография как явление в мировом фотографическом процессе на рубеже XIX-XX вв. // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 4. – С. 386.
12.
Гуренко Е.Н., Проблемы художественной интерпретации: Философский анализ / Е.Н.Гуренко. – Новосибирск: Наука, 1982. – С.256.
13.
Даниэль С.М., Искусство видеть: о творческих способах восприятия, о языке линий и красок и о воспитании зрителя / С.М.Даниэль, СПб.: Амфора, 2006. – С.203.
14.
Дворжак М., История искусства как история духа / М.Дворжак. – СПб.: Академический проект, 2001. – 336 с.
15.
Дмитриева Н.А., В поисках гармонии. Искусствоведческие работы разных лет / Н.А.Дмитриева. – М.: Прогресс-Традиция, 2009. – С. 520.
16.
Дмитриева Н.А., В поисках гармонии. Искусствоведческие работы разных лет / Н.А.Дмитриева. – М.: Прогресс-Традиция, 2009. – С.520.
17.
Егоров Б.А., Критика и семиотика / Б.А.Егоров /Санкт-Петербургское отделение Института истории Российской академии наук. Вып. 3/4?. – 2001. С.169-171.
18.
Еремеев А.М., Произведение искусства как процесс / А.М.Еремеев. – М.: Вопросы философии. – 1965, № 8, С.78-85.
19.
Жидков В.С., Соколов К.Б., Искусство и картина мира/ В.С.Жидков, К.Б.Соколов, М.: Алетейя, 2003. – С.463.
20.
Жуковский В.И., Визуальная сущность религии / В.И.Жуковский, Н.П.Копцева, Д.В.Пивоваров; Федерал. Агенство по образованию, Краснояр.гос. ун-т. – Красноярск: КрасГУ, 2006. – С.460.
21.
Жуковский В.И., Копцева Н.П. Пропозиции теории изобразительного искусства. – Красноярск: КГУ, 2004. – С.265.
22.
Жуковский В.И., Копцева Н.П. Истина произведения искусства // Искусство и образование. – 2008.-№ 4. – С. 5-17.
23.
Жуковский В.И., Теория изобразительного искусства/ В.И.Жуковский; М-во образования Рос.Федерации; Краснояр.гос.ун-т. – Красноярск: КГУ, 2004. – 265 с. Ч.1. – 2004. – С.170.
24.
Жуковский В.И., Теория изобразительного искусства/ В.И.Жуковский; М-во образования Рос. Федерации; Краснояр.гос.ун-т. – Красноярск: КГУ, 2004. – 265 с. Ч.2: Методология истории искусства. – 2004. – С.198.
25.
Зедльмайр Х., Искусство и истина: О теории и методе истории искусства/ Х.Зедльмайр/ пер. с нем. С.С.Ванеяна. – М.: Искусствознание, 1999. – С.367.
26.
Зедльмайр Х., Искусство и истина: О теории и методе истории искусства/ Х.Зедльмайр/ пер. с нем. С.С.Ванеяна. – М.: Искусствознание, 1999. – С.367.
27.
Ильбейкина М.И. Роль визуальной антропологии в социальном констурировании ценностей. Диссертация кандидата философских наук. – Красноярск, 2013.
28.
Ильбейкина М.И., Копцева Н.П. Визуальная антропология как актуальная область культурных исследований // Гуманитарные и социальные науки. – 2014.-№ 2. – С. 133-155.
29.
Искусство и действительность. Методологические проблемы эстетического анализа. – М.: Изд-во Московского Университета, 1979. – С.214.
30.
Кашекова И.Э., Изобразительное искусство / И.Э.Кашекова, М.: Академический проект, 2009. – С.852.
31.
Кирко В.И., Копцева Н.П. Этнические характеристики и их аналитика в современных культурых исследованиях // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 3. – С. 792.
32.
Кистова А.В., Григорьева Т.Ю. Изучение памятников древнерусского искусства как источник сохранения русских национальных традиций (трактат Ивана Михайловича Снегирева «Памятники московской древности» (1842-1845)) // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 5. – С. 596.
33.
Кистова А.В., Кушнарева А.В. Творческий метод Натальи Семеновой в русле красноярской керамической школы // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 2. – С 462.
34.
Колесник М.А. Обзор изучения фольклора коренных народов Севера // Litera. — 2014.-№ 3.-С.39-59. DOI: 10.7256/2409-8698.2014.3.13998. URL: http://e-notabene.ru/fil/article_13998.html
35.
Копцева Н.П. Игра как онтология человека (на материале пьесы А.П. Чехова «Чайка») // Обсерватория культуры. – 2012.-№ 6. – С. 118-122.
36.
Копцева Н.П. К вопросу о способах репрезентации идейного пространства Ренессанса в Vita Nyova Данте Алигьери. // Litera. — 2014.-№ 2.-С.66-77. DOI: 10.7256/2409-8698.2014.2.13261. URL: http://e-notabene.ru/fil/article_13261.html
37.
Копцева Н.П. Специфика польского сюрреализма в изобразительном искусстве на материале анализа художественного творчества Збигнева Бексински // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 5. – С. 823.
38.
Кузмин М.А., Условности: Статьи об искусстве. – Томск: Водолей, 1998. – С.160.
39.
Кузнецова И.В., К проблеме интерпретации художественных произведений. Методические проблемы эстетического анализа (в книге «Искусство и действительность») / И.В.Кузнецова. – М.: Издательство Московского университета, 1979. – С.87-97.
40.
Либакова Н.М. Формирование позитивной этнической идентичности индигенных народов посредством декоративно-прикладного искусства (резьба по кости) // Современные проблемы науки и образования. – 2015.-№ 2. – С. 1889.
41.
Либакова Н.М., Копцева Н.П. Формирование российской культурной идентичности в образовательной деятельности современного университета посредством изучения истории русского изобразительного искусства // Педагогика искусства. – 2012.-№ 4. – С. 7 – 29.
42.
Лиманская Л.Ю., Теория искусства в аспекте культурноисторического опыта: исследования по теории и методологии искусствознания / Л.Ю.Лиманская, Рос.гос.гуманит.ун-т. – М.: РГГУ, 2004. – С.222.
43.
Лозинская В.П., Копцева Н.П. Музыкальное мышление исполнителя и слушателя как основа процесса трансляции культурных ценностей // Педагогика искусства. – 2012.-№ 3. – С. 91-104.
44.
Лотман Ю. М., Избранные статьи. Семиотика культуры и понятие текста / Ю.М.Лотман. – М.: Просвещение, 1992. Т. 1. – С.530 (129-132).
45.
Методологические проблемы современного искусствознания: Сб.науч.тр./ Ленингр.гос.ин-т театра, музыки и кинематографии им.Н.К.Черкасова. – Л.: ЛГИТМИК, 1975. – С.173.
46.
Мигунов А.К., Художественный образ. Эстетический анализ / А.Мигунов. –М.: издательство Московского университета, 1980. – С.96.
47.
Новая иллюстрированная энциклопедия в 10 т., т.7, М.Научное издательство «Большая российская энциклопедия, 2002. – С.422.
48.
Новая иллюстрированная энциклопедия. КН.4. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2007. – С.512.
49.
Панофски Э., Панофски Эрвин. Idea. К истории понятия в теориях искусства от античности до классицизма / Эрвин Панофски; пер. с нем. Ю.Н.Попова. – СПб.: Аксиома, 1999. – С.227.
50.
Панофски Э., Перспектива как «символическая форма». Готическая архитектура и схоластика / пер. с нем. И.Хмелевских, Е.Козиной. – СПб.: Азбука-классика, 2004. – С.336.
51.
Панофски Э., Этюды по иконологии / пер. с англ. Н.Г.Лебедевой, Н.А.Осминской. – СПб.: Азбука-классика, 2009. – С.432.
52.
Пименова Н.Н. Этническая ситуация Красноярского края: роль культурного наследия коренных малочисленных народов // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 4. – С. 596.
53.
Пименова Н.Н., Сергиенкова Н.М. Особенности творчества Юлии Юшковой как представителя красноярской школы керамики // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 2. – С. 541.
54.
Проблемы методологии современного искусствознания: Сб.ст./ АН СССР, ВНИИ искусствознания М-ва культуры СССР. – М.: Наукаа, 1989. – С.266.
55.
Прокл, Первоосновы теологии / Прокл. – М.: Прогресс, 2003. – С.320.
56.
Разумовская В.А. Симметрия художественных текстов и переводов // Язык и культура. – 2010.-№ 4. – С. 30-43.
57.
Резникова К.В. «Снежная королева» как художественная интерпретация северного мифа «Хроника Ура Ланда» // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 5. – С. 824.
58.
Резникова К.В., Копцева Н.П. Философские основания художественного творчества Альбера-Шарля Лебура ("руанская школа" французского импрессионизма). // Филология: научные исследования.-2014.-№ 1.-C. 77-92. DOI: 10.7256/2305-6177.2014.1.10946
59.
Саймова В.С., Копцева Н.П. Своеобразие творческого метода Светланы Шинкаренко // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 2. – С. 460.
60.
Семенова А.А., Герасимова А.А. Особенности творческого метода Сергея Ануфриева // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 2. – С. 542.
61.
Середкина Н.Н. Конструирование позитивной этнической идентичности в поликультурной системе. Автореферат диссертации кандидата философских наук. – Красноярск, 2013.
62.
Середкина Н.Н. Православные образы в художественной этнокультуре современной Сибири // Современные проблемы науки и образования. – 2013.-№ 3. – С. 417.
63.
Сертакова Е.А. Визуализация образа города и облика горожан в часовне Параскевы Пятницы в Красноярске // Урбанистика. — 2014.-№ 2.-С.50-64. DOI: 10.7256/2310-8673.2014.2.13271. URL: http://e-notabene.ru/urb/article_13271.html
64.
Сертакова Е.А. Концепт «город» в русской культуре // NB: Культуры и искусства. — 2014.-№ 2.-С.97-126. DOI: 10.7256/2306-1618.2014.2.12044. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_12044.html
65.
Ситникова А.А. Концепт «север» в творчестве Рокуэлла Кента // NB: Культуры и искусства. — 2014.-№ 2.-С.1-27. DOI: 10.7256/2306-1618.2014.2.11550. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_11550.html
66.
Ситникова А.А. Художественная интерпретация образа жизни на севере в творчестве Рокуэлла Кента // Современные проблемы науки и образования.
67.
Тейлор Брэндон, Art Today. Актуальное искусство, 1970-2005; пер. с англ.Эвелины Меленевской. – М.: СЛОВО, 2006. – С.255.
68.
Трибис Е.Е., Живопись: что о ней должен знать современный человек / Е.Е.Трибис, М.: Рипол Классик, 2003. – С.382.
69.
Фриче В.М., Социология искусства/ В.М.Фриче. – 4-е издание, стереотипное. – М.: УРСС, 2003. – С.203.
70.
Хвошнянская С.К., Интерпретация одна из форм бытия художественного произведения (в книге «Проблемы методологии и логики наук»)/ С.К.Хвошнянская. – Томск, 1974, вып.7, С.88-94.
71.
Хвошнянская С.К., Способ существования произведения искусства. К вопросу об интерпретации / С.К.Хвошнянская. – Томск, 1972. – С.157.
72.
Хвошнянская С.К., Способ существования произведения искусства. К вопросу об интерпретации / С.К.Хвошнянская. – Томск, 1972. – С.157.
73.
Электронная энциклопедия Кирилла и Мефодия, 2004 г.
74.
Яковлева Н.А., Анализ и интерпретация произведения искусства: художественное творчество / Н.А.Яковлева. – М.: Высшая школа, 2005. – С.550.
75.
Янсон, Х.Вольдемар, Ф.Энтони, Основы теории искусства. – первое изд-е на рус.яз. – СПб.: АОЗТ «Икар», 1996. – С.512.
76.
Anastasia V. Kistova and Anastasia N. Tamarovskaya. Architectural Space as a Factor of Regional Cultural Identity // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2015 8) 735-749.
77.
Natalia P. Koptseva and Ksenia V. Reznikova. Three paintings by Zdzisław Beksiński: making art possible “After Auschwitz” // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2015 8) 879-900.
78.
Koptzeva N.P., Reznikova K. Three paintings by Albert-Charles Lebourg and philosophical foundations of Impressionism of the last third of the XIX – first third of the XX centuries. // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences.-2014.-№ 1.-C. 78-90. DOI: 10.7256/1339-3057.2014.1.10942
79.
Natalia M. Libakova and Ekaterina A. Sertakova. Formation of Ethnic Identiy of the Indigenous Peoples of the North in Arts and Crafts on the Example of Bone Carving // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2015 8) 750-768.
80.
Luzan V.S. Content-Analysis of the Basic Normative Legal Documents, Providing Realization of the State Cultural Policy (Federal and Regional Aspects) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2011 4) 342-362.
81.
Ksenia V. Reznikova. “The Oera Linda Book” and “The Snow Queen”: Two Destinies of One Myth // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2015 8) 156-181.
82.
Veronica A. Razumovskaya. Cultural Information / Memory and Aesthetic Information in Literary Translation // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 6 (2012 5) 839-852.
83.
Veronica A. Razumovskaya. Sound Symmetry in Poetic Text: Types and Translation Strategies // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2010 3) 536-545.
84.
Alexandra A. Sitnikova. The Concept of “North” in the Works by Rockwell Kent // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2014 7) 1358-1380.
85.
Nataliya N. Seredkina. Cultural and Semiotic Strategies of Constructing Indigenous Northern Ethnicity in Art (Based on the Yakut Art School) //Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2015 8) 769-792.
86.
Жуковский В.И. Произведение искусства в эпицентре художественной культуры // Философия и культура.-2013.-11.-C. 1613-1620. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.11.9845.
87.
Н.П. Копцева Методологические возможности социальной (культурной) антропологии для современных культурных исследований // Философия и культура.-2012.-10.-C. 9-18.
88.
Обморокова А.М. Формирование региональной идентичности и способ воплощения концепта «Родина» в красноярском культурном пространстве // Социодинамика.-2015.-2.-C. 37-53. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.2.14394. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_14394.html
89.
Копцева Н.П. К вопросу о культурных основаниях коррупционного поведения в современной России // Человек и культура.-2014.-3.-C. 23-50. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.3.12905. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_12905.html
90.
Любимова Т.Б. Мы сами и факт // Культура и искусство.-2015.-3.-C. 293-311. DOI: 10.7256/2222-1956.2015.3.14635.
91.
Копцева Н.П., Резникова К.В. Философские основания художественного творчества Альбера-Шарля Лебура ("руанская школа" французского импрессионизма) // Филология: научные исследования.-2014.-1.-C. 77-92. DOI: 10.7256/2305-6177.2014.1.10946.
92.
Кистова А.В. Формирование коммуникативного (интерпретативного) этнографического метода в современном социальном познании // Социодинамика.-2014.-11.-C. 62-72. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.11.13527. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_13527.html
93.
Копцева Н.П., Кистова А.В. Конструирование этнокультурной и общенациональной идентичности как философская проблема // Философия и культура.-2015.-1.-C. 12-19. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.1.10695.
94.
М.Ю. Лубенец Формирование конвенциональных отношений у студентов (проблемы социально-педагогических технологий) // Психология и Психотехника.-2012.-5.-C. 60-64.
95.
Копцева Н.П., Кистова А.В. Конструирование этнокультурной и общенациональной идентичности как философская проблема // Философия и культура. - 2015. - 1. - C. 12 - 19. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.1.10695.
96.
Любимова Т.Б. Мы сами и факт // Культура и искусство. - 2015. - 3. - C. 293 - 311. DOI: 10.7256/2222-1956.2015.3.14635.
97.
Кистова А.В. Формирование коммуникативного (интерпретативного) этнографического метода в современном социальном познании // Социодинамика. - 2014. - 11. - C. 62 - 72. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.11.13527. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_13527.html
98.
Обморокова А.М. Формирование региональной идентичности и способ воплощения концепта «Родина» в красноярском культурном пространстве // Социодинамика. - 2015. - 2. - C. 37 - 53. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.2.14394. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_14394.html
99.
Копцева Н.П. К вопросу о культурных основаниях коррупционного поведения в современной России // Человек и культура. - 2014. - 3. - C. 23 - 50. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.3.12905. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_12905.html
100.
Погонцева Д.В. Представления о телесной красоте в современной культуре // Психолог. - 2013. - 8. - C. 71 - 79. DOI: 10.7256/2409-8701.2013.8.10582. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_10582.html
101.
М. Ф. Румянцева О культурной составляющей исторического знания // Исторический журнал: научные исследования. - 2012. - 3. - C. 7 - 13.
102.
Н.П. Копцева Методологические возможности социальной (культурной) антропологии для современных культурных исследований // Философия и культура. - 2012. - 10. - C. 9 - 18.
References (transliterated)
1.
Bakhova N.A., Zamaraeva Yu.S., Koptseva N.P. i dr. Sotsial'naya (kul'turnaya) antropologiya. – Krasnoyarsk, 2011.
2.
Bakhova N.A., Zamaraeva Yu.S., Kirko V.I., Koptseva N.P. Problema sotsiokul'turnykh issledovanii v sovremennoi gumanitarnoi nauke // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2012.-№
3.
– S. 323. 3.V mire iskusstva: Slovar' osnovnykh terminov po iskusstvovedeniyu, estetike, pedagogike i psikhologii iskusstva/ sost. T.K.Karakash, A.A.Melik-Pashaev. – M.: Iskusstvo v shkole, 2001. – S.381.
4.
Vanslov V.V., Iskusstvoznanie i kritika: metodologicheskie osnovy i tvorcheskie problemy / Akad. khudozhestv SSSR, NII teorii i istorii izobrazitel'nogo iskusstva, L.: Khudozhnik RSFSR, 1988 – S.127.
5.
Vel'flin G., Renessans i barokko / G.Vel'flin. – M: Azbuka-klassika, 2004. – S.288.
6.
Vlasov V.G., Novyi entsiklopedicheskii slovar' izobrazitel'nogo iskusstva: v 10 t. / V.G.Vlasov. – SPb.: Azbuka-klassika, 2004. – S.708.
7.
Volkova E.V., Proizvedenie iskusstva v mire khudozhestvennoi kul'tury /E.V.Volkova. – M.: Iskusstvo, 1988. – S.239.
8.
Voprosy metodologii i sotsiologii iskusstva: sb. nauch.tr./ Leningr.gos.in-t teatra, muzyki i kinematografii im. N.K.Cherkasova; Red.-sost.O.I.Pritykina. – L.: LGITMIK, 1988. – S.175.
9.
Gabrichevskii A.G., Morfologiya iskusstva /A.G.Gabrichevskii. – M.: Agraf, 2002. – S.862.
10.
Goranov K. Khudozhestvennoe proizvedenie i ego sotsial'no-psikhologicheskie izmereniya (v kn. «Voprosy estetiki» / K.Goranov; In-t istorii iskusstv. – M.: Iskusstvo, 1971. – s.227-254.
11.
Gruzdeva A.S., Koptseva N.P. Piktorial'naya fotografiya kak yavlenie v mirovom fotograficheskom protsesse na rubezhe XIX-XX vv. // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 4. – S. 386.
12.
Gurenko E.N., Problemy khudozhestvennoi interpretatsii: Filosofskii analiz / E.N.Gurenko. – Novosibirsk: Nauka, 1982. – S.256.
13.
Daniel' S.M., Iskusstvo videt': o tvorcheskikh sposobakh vospriyatiya, o yazyke linii i krasok i o vospitanii zritelya / S.M.Daniel', SPb.: Amfora, 2006. – S.203.
14.
Dvorzhak M., Istoriya iskusstva kak istoriya dukha / M.Dvorzhak. – SPb.: Akademicheskii proekt, 2001. – 336 s.
15.
Dmitrieva N.A., V poiskakh garmonii. Iskusstvovedcheskie raboty raznykh let / N.A.Dmitrieva. – M.: Progress-Traditsiya, 2009. – S. 520.
16.
Dmitrieva N.A., V poiskakh garmonii. Iskusstvovedcheskie raboty raznykh let / N.A.Dmitrieva. – M.: Progress-Traditsiya, 2009. – S.520.
17.
Egorov B.A., Kritika i semiotika / B.A.Egorov /Sankt-Peterburgskoe otdelenie Instituta istorii Rossiiskoi akademii nauk. Vyp. 3/4?. – 2001. S.169-171.
18.
Eremeev A.M., Proizvedenie iskusstva kak protsess / A.M.Eremeev. – M.: Voprosy filosofii. – 1965, № 8, S.78-85.
19.
Zhidkov V.S., Sokolov K.B., Iskusstvo i kartina mira/ V.S.Zhidkov, K.B.Sokolov, M.: Aleteiya, 2003. – S.463.
20.
Zhukovskii V.I., Vizual'naya sushchnost' religii / V.I.Zhukovskii, N.P.Koptseva, D.V.Pivovarov; Federal. Agenstvo po obrazovaniyu, Krasnoyar.gos. un-t. – Krasnoyarsk: KrasGU, 2006. – S.460.
21.
Zhukovskii V.I., Koptseva N.P. Propozitsii teorii izobrazitel'nogo iskusstva. – Krasnoyarsk: KGU, 2004. – S.265.
22.
Zhukovskii V.I., Koptseva N.P. Istina proizvedeniya iskusstva // Iskusstvo i obrazovanie. – 2008.-№ 4. – S. 5-17.
23.
Zhukovskii V.I., Teoriya izobrazitel'nogo iskusstva/ V.I.Zhukovskii; M-vo obrazovaniya Ros.Federatsii; Krasnoyar.gos.un-t. – Krasnoyarsk: KGU, 2004. – 265 s. Ch.1. – 2004. – S.170.
24.
Zhukovskii V.I., Teoriya izobrazitel'nogo iskusstva/ V.I.Zhukovskii; M-vo obrazovaniya Ros. Federatsii; Krasnoyar.gos.un-t. – Krasnoyarsk: KGU, 2004. – 265 s. Ch.2: Metodologiya istorii iskusstva. – 2004. – S.198.
25.
Zedl'mair Kh., Iskusstvo i istina: O teorii i metode istorii iskusstva/ Kh.Zedl'mair/ per. s nem. S.S.Vaneyana. – M.: Iskusstvoznanie, 1999. – S.367.
26.
Zedl'mair Kh., Iskusstvo i istina: O teorii i metode istorii iskusstva/ Kh.Zedl'mair/ per. s nem. S.S.Vaneyana. – M.: Iskusstvoznanie, 1999. – S.367.
27.
Il'beikina M.I. Rol' vizual'noi antropologii v sotsial'nom konsturirovanii tsennostei. Dissertatsiya kandidata filosofskikh nauk. – Krasnoyarsk, 2013.
28.
Il'beikina M.I., Koptseva N.P. Vizual'naya antropologiya kak aktual'naya oblast' kul'turnykh issledovanii // Gumanitarnye i sotsial'nye nauki. – 2014.-№ 2. – S. 133-155.
29.
Iskusstvo i deistvitel'nost'. Metodologicheskie problemy esteticheskogo analiza. – M.: Izd-vo Moskovskogo Universiteta, 1979. – S.214.
30.
Kashekova I.E., Izobrazitel'noe iskusstvo / I.E.Kashekova, M.: Akademicheskii proekt, 2009. – S.852.
31.
Kirko V.I., Koptseva N.P. Etnicheskie kharakteristiki i ikh analitika v sovremennykh kul'turykh issledovaniyakh // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 3. – S. 792.
32.
Kistova A.V., Grigor'eva T.Yu. Izuchenie pamyatnikov drevnerusskogo iskusstva kak istochnik sokhraneniya russkikh natsional'nykh traditsii (traktat Ivana Mikhailovicha Snegireva «Pamyatniki moskovskoi drevnosti» (1842-1845)) // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 5. – S. 596.
33.
Kistova A.V., Kushnareva A.V. Tvorcheskii metod Natal'i Semenovoi v rusle krasnoyarskoi keramicheskoi shkoly // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 2. – S 462.
34.
Kolesnik M.A. Obzor izucheniya fol'klora korennykh narodov Severa // Litera. — 2014.-№ 3.-S.39-59. DOI: 10.7256/2409-8698.2014.3.13998. URL: http://e-notabene.ru/fil/article_13998.html
35.
Koptseva N.P. Igra kak ontologiya cheloveka (na materiale p'esy A.P. Chekhova «Chaika») // Observatoriya kul'tury. – 2012.-№ 6. – S. 118-122.
36.
Koptseva N.P. K voprosu o sposobakh reprezentatsii ideinogo prostranstva Renessansa v Vita Nyova Dante Alig'eri. // Litera. — 2014.-№ 2.-S.66-77. DOI: 10.7256/2409-8698.2014.2.13261. URL: http://e-notabene.ru/fil/article_13261.html
37.
Koptseva N.P. Spetsifika pol'skogo syurrealizma v izobrazitel'nom iskusstve na materiale analiza khudozhestvennogo tvorchestva Zbigneva Beksinski // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 5. – S. 823.
38.
Kuzmin M.A., Uslovnosti: Stat'i ob iskusstve. – Tomsk: Vodolei, 1998. – S.160.
39.
Kuznetsova I.V., K probleme interpretatsii khudozhestvennykh proizvedenii. Metodicheskie problemy esteticheskogo analiza (v knige «Iskusstvo i deistvitel'nost'») / I.V.Kuznetsova. – M.: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 1979. – S.87-97.
40.
Libakova N.M. Formirovanie pozitivnoi etnicheskoi identichnosti indigennykh narodov posredstvom dekorativno-prikladnogo iskusstva (rez'ba po kosti) // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2015.-№ 2. – S. 1889.
41.
Libakova N.M., Koptseva N.P. Formirovanie rossiiskoi kul'turnoi identichnosti v obrazovatel'noi deyatel'nosti sovremennogo universiteta posredstvom izucheniya istorii russkogo izobrazitel'nogo iskusstva // Pedagogika iskusstva. – 2012.-№ 4. – S. 7 – 29.
42.
Limanskaya L.Yu., Teoriya iskusstva v aspekte kul'turnoistoricheskogo opyta: issledovaniya po teorii i metodologii iskusstvoznaniya / L.Yu.Limanskaya, Ros.gos.gumanit.un-t. – M.: RGGU, 2004. – S.222.
43.
Lozinskaya V.P., Koptseva N.P. Muzykal'noe myshlenie ispolnitelya i slushatelya kak osnova protsessa translyatsii kul'turnykh tsennostei // Pedagogika iskusstva. – 2012.-№ 3. – S. 91-104.
44.
Lotman Yu. M., Izbrannye stat'i. Semiotika kul'tury i ponyatie teksta / Yu.M.Lotman. – M.: Prosveshchenie, 1992. T. 1. – S.530 (129-132).
45.
Metodologicheskie problemy sovremennogo iskusstvoznaniya: Sb.nauch.tr./ Leningr.gos.in-t teatra, muzyki i kinematografii im.N.K.Cherkasova. – L.: LGITMIK, 1975. – S.173.
46.
Migunov A.K., Khudozhestvennyi obraz. Esteticheskii analiz / A.Migunov. –M.: izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 1980. – S.96.
47.
Novaya illyustrirovannaya entsiklopediya v 10 t., t.7, M.Nauchnoe izdatel'stvo «Bol'shaya rossiiskaya entsiklopediya, 2002. – S.422.
48.
Novaya illyustrirovannaya entsiklopediya. KN.4. – M.: Bol'shaya Rossiiskaya entsiklopediya, 2007. – S.512.
49.
Panofski E., Panofski Ervin. Idea. K istorii ponyatiya v teoriyakh iskusstva ot antichnosti do klassitsizma / Ervin Panofski; per. s nem. Yu.N.Popova. – SPb.: Aksioma, 1999. – S.227.
50.
Panofski E., Perspektiva kak «simvolicheskaya forma». Goticheskaya arkhitektura i skholastika / per. s nem. I.Khmelevskikh, E.Kozinoi. – SPb.: Azbuka-klassika, 2004. – S.336.
51.
Panofski E., Etyudy po ikonologii / per. s angl. N.G.Lebedevoi, N.A.Osminskoi. – SPb.: Azbuka-klassika, 2009. – S.432.
52.
Pimenova N.N. Etnicheskaya situatsiya Krasnoyarskogo kraya: rol' kul'turnogo naslediya korennykh malochislennykh narodov // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 4. – S. 596.
53.
Pimenova N.N., Sergienkova N.M. Osobennosti tvorchestva Yulii Yushkovoi kak predstavitelya krasnoyarskoi shkoly keramiki // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 2. – S. 541.
54.
Problemy metodologii sovremennogo iskusstvoznaniya: Sb.st./ AN SSSR, VNII iskusstvoznaniya M-va kul'tury SSSR. – M.: Naukaa, 1989. – S.266.
55.
Prokl, Pervoosnovy teologii / Prokl. – M.: Progress, 2003. – S.320.
56.
Razumovskaya V.A. Simmetriya khudozhestvennykh tekstov i perevodov // Yazyk i kul'tura. – 2010.-№ 4. – S. 30-43.
57.
Reznikova K.V. «Snezhnaya koroleva» kak khudozhestvennaya interpretatsiya severnogo mifa «Khronika Ura Landa» // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 5. – S. 824.
58.
Reznikova K.V., Koptseva N.P. Filosofskie osnovaniya khudozhestvennogo tvorchestva Al'bera-Sharlya Lebura ("ruanskaya shkola" frantsuzskogo impressionizma). // Filologiya: nauchnye issledovaniya.-2014.-№ 1.-C. 77-92. DOI: 10.7256/2305-6177.2014.1.10946
59.
Saimova V.S., Koptseva N.P. Svoeobrazie tvorcheskogo metoda Svetlany Shinkarenko // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 2. – S. 460.
60.
Semenova A.A., Gerasimova A.A. Osobennosti tvorcheskogo metoda Sergeya Anufrieva // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 2. – S. 542.
61.
Seredkina N.N. Konstruirovanie pozitivnoi etnicheskoi identichnosti v polikul'turnoi sisteme. Avtoreferat dissertatsii kandidata filosofskikh nauk. – Krasnoyarsk, 2013.
62.
Seredkina N.N. Pravoslavnye obrazy v khudozhestvennoi etnokul'ture sovremennoi Sibiri // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013.-№ 3. – S. 417.
63.
Sertakova E.A. Vizualizatsiya obraza goroda i oblika gorozhan v chasovne Paraskevy Pyatnitsy v Krasnoyarske // Urbanistika. — 2014.-№ 2.-S.50-64. DOI: 10.7256/2310-8673.2014.2.13271. URL: http://e-notabene.ru/urb/article_13271.html
64.
Sertakova E.A. Kontsept «gorod» v russkoi kul'ture // NB: Kul'tury i iskusstva. — 2014.-№ 2.-S.97-126. DOI: 10.7256/2306-1618.2014.2.12044. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_12044.html
65.
Sitnikova A.A. Kontsept «sever» v tvorchestve Rokuella Kenta // NB: Kul'tury i iskusstva. — 2014.-№ 2.-S.1-27. DOI: 10.7256/2306-1618.2014.2.11550. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_11550.html
66.
Sitnikova A.A. Khudozhestvennaya interpretatsiya obraza zhizni na severe v tvorchestve Rokuella Kenta // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya.
67.
Teilor Brendon, Art Today. Aktual'noe iskusstvo, 1970-2005; per. s angl.Eveliny Melenevskoi. – M.: SLOVO, 2006. – S.255.
68.
Tribis E.E., Zhivopis': chto o nei dolzhen znat' sovremennyi chelovek / E.E.Tribis, M.: Ripol Klassik, 2003. – S.382.
69.
Friche V.M., Sotsiologiya iskusstva/ V.M.Friche. – 4-e izdanie, stereotipnoe. – M.: URSS, 2003. – S.203.
70.
Khvoshnyanskaya S.K., Interpretatsiya odna iz form bytiya khudozhestvennogo proizvedeniya (v knige «Problemy metodologii i logiki nauk»)/ S.K.Khvoshnyanskaya. – Tomsk, 1974, vyp.7, S.88-94.
71.
Khvoshnyanskaya S.K., Sposob sushchestvovaniya proizvedeniya iskusstva. K voprosu ob interpretatsii / S.K.Khvoshnyanskaya. – Tomsk, 1972. – S.157.
72.
Khvoshnyanskaya S.K., Sposob sushchestvovaniya proizvedeniya iskusstva. K voprosu ob interpretatsii / S.K.Khvoshnyanskaya. – Tomsk, 1972. – S.157.
73.
Elektronnaya entsiklopediya Kirilla i Mefodiya, 2004 g.
74.
Yakovleva N.A., Analiz i interpretatsiya proizvedeniya iskusstva: khudozhestvennoe tvorchestvo / N.A.Yakovleva. – M.: Vysshaya shkola, 2005. – S.550.
75.
Yanson, Kh.Vol'demar, F.Entoni, Osnovy teorii iskusstva. – pervoe izd-e na rus.yaz. – SPb.: AOZT «Ikar», 1996. – S.512.
76.
Anastasia V. Kistova and Anastasia N. Tamarovskaya. Architectural Space as a Factor of Regional Cultural Identity // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2015 8) 735-749.
77.
Natalia P. Koptseva and Ksenia V. Reznikova. Three paintings by Zdzisław Beksiński: making art possible “After Auschwitz” // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 5 (2015 8) 879-900.
78.
Koptzeva N.P., Reznikova K. Three paintings by Albert-Charles Lebourg and philosophical foundations of Impressionism of the last third of the XIX – first third of the XX centuries. // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences.-2014.-№ 1.-C. 78-90. DOI: 10.7256/1339-3057.2014.1.10942
79.
Natalia M. Libakova and Ekaterina A. Sertakova. Formation of Ethnic Identiy of the Indigenous Peoples of the North in Arts and Crafts on the Example of Bone Carving // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2015 8) 750-768.
80.
Luzan V.S. Content-Analysis of the Basic Normative Legal Documents, Providing Realization of the State Cultural Policy (Federal and Regional Aspects) // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 3 (2011 4) 342-362.
81.
Ksenia V. Reznikova. “The Oera Linda Book” and “The Snow Queen”: Two Destinies of One Myth // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 1 (2015 8) 156-181.
82.
Veronica A. Razumovskaya. Cultural Information / Memory and Aesthetic Information in Literary Translation // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 6 (2012 5) 839-852.
83.
Veronica A. Razumovskaya. Sound Symmetry in Poetic Text: Types and Translation Strategies // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2010 3) 536-545.
84.
Alexandra A. Sitnikova. The Concept of “North” in the Works by Rockwell Kent // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 8 (2014 7) 1358-1380.
85.
Nataliya N. Seredkina. Cultural and Semiotic Strategies of Constructing Indigenous Northern Ethnicity in Art (Based on the Yakut Art School) //Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 4 (2015 8) 769-792.
86.
Zhukovskii V.I. Proizvedenie iskusstva v epitsentre khudozhestvennoi kul'tury // Filosofiya i kul'tura.-2013.-11.-C. 1613-1620. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.11.9845.
87.
N.P. Koptseva Metodologicheskie vozmozhnosti sotsial'noi (kul'turnoi) antropologii dlya sovremennykh kul'turnykh issledovanii // Filosofiya i kul'tura.-2012.-10.-C. 9-18.
88.
Obmorokova A.M. Formirovanie regional'noi identichnosti i sposob voploshcheniya kontsepta «Rodina» v krasnoyarskom kul'turnom prostranstve // Sotsiodinamika.-2015.-2.-C. 37-53. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.2.14394. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_14394.html
89.
Koptseva N.P. K voprosu o kul'turnykh osnovaniyakh korruptsionnogo povedeniya v sovremennoi Rossii // Chelovek i kul'tura.-2014.-3.-C. 23-50. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.3.12905. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_12905.html
90.
Lyubimova T.B. My sami i fakt // Kul'tura i iskusstvo.-2015.-3.-C. 293-311. DOI: 10.7256/2222-1956.2015.3.14635.
91.
Koptseva N.P., Reznikova K.V. Filosofskie osnovaniya khudozhestvennogo tvorchestva Al'bera-Sharlya Lebura ("ruanskaya shkola" frantsuzskogo impressionizma) // Filologiya: nauchnye issledovaniya.-2014.-1.-C. 77-92. DOI: 10.7256/2305-6177.2014.1.10946.
92.
Kistova A.V. Formirovanie kommunikativnogo (interpretativnogo) etnograficheskogo metoda v sovremennom sotsial'nom poznanii // Sotsiodinamika.-2014.-11.-C. 62-72. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.11.13527. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_13527.html
93.
Koptseva N.P., Kistova A.V. Konstruirovanie etnokul'turnoi i obshchenatsional'noi identichnosti kak filosofskaya problema // Filosofiya i kul'tura.-2015.-1.-C. 12-19. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.1.10695.
94.
M.Yu. Lubenets Formirovanie konventsional'nykh otnoshenii u studentov (problemy sotsial'no-pedagogicheskikh tekhnologii) // Psikhologiya i Psikhotekhnika.-2012.-5.-C. 60-64.
95.
Koptseva N.P., Kistova A.V. Konstruirovanie etnokul'turnoi i obshchenatsional'noi identichnosti kak filosofskaya problema // Filosofiya i kul'tura. - 2015. - 1. - C. 12 - 19. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.1.10695.
96.
Lyubimova T.B. My sami i fakt // Kul'tura i iskusstvo. - 2015. - 3. - C. 293 - 311. DOI: 10.7256/2222-1956.2015.3.14635.
97.
Kistova A.V. Formirovanie kommunikativnogo (interpretativnogo) etnograficheskogo metoda v sovremennom sotsial'nom poznanii // Sotsiodinamika. - 2014. - 11. - C. 62 - 72. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.11.13527. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_13527.html
98.
Obmorokova A.M. Formirovanie regional'noi identichnosti i sposob voploshcheniya kontsepta «Rodina» v krasnoyarskom kul'turnom prostranstve // Sotsiodinamika. - 2015. - 2. - C. 37 - 53. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.2.14394. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_14394.html
99.
Koptseva N.P. K voprosu o kul'turnykh osnovaniyakh korruptsionnogo povedeniya v sovremennoi Rossii // Chelovek i kul'tura. - 2014. - 3. - C. 23 - 50. DOI: 10.7256/2409-8744.2014.3.12905. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_12905.html
100.
Pogontseva D.V. Predstavleniya o telesnoi krasote v sovremennoi kul'ture // Psikholog. - 2013. - 8. - C. 71 - 79. DOI: 10.7256/2409-8701.2013.8.10582. URL: http://www.e-notabene.ru/psp/article_10582.html
101.
M. F. Rumyantseva O kul'turnoi sostavlyayushchei istoricheskogo znaniya // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. - 2012. - 3. - C. 7 - 13.
102.
N.P. Koptseva Metodologicheskie vozmozhnosti sotsial'noi (kul'turnoi) antropologii dlya sovremennykh kul'turnykh issledovanii // Filosofiya i kul'tura. - 2012. - 10. - C. 9 - 18.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"