по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
О некоторых особенностях внешней политики
Борисенков Александр Александрович

доктор философских наук

Эксперт, Государственный университет управления

111538, Россия, г. Москва, ул. Молдагуловой, 3-3-70

Borisenkov Aleksandr Aleksandrovich

Doctor of Philosophy

professor of the Department of History and Political Studies at State University of Management. 

109542, Russia, Moscow, Ryazanskii prosp., d. 99

alex.borisenkov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

в статье рассматривается сущность и назначение внешней политики. Устанавливаются особенности осуществления внешнеполитических процессов. Обосновывается положение о том, что внешняя политика есть фактор развития международной политики. Раскрываются особенности и значение международной политики, способствующей объединению народов и создающей условия для развития между ними отношений сотрудничества и взаимопомощи.

Ключевые слова: международные процессы,, международные отношения,, межгосударственная политика,, международная политика,, внешнеполитический процесс,, внешняя политика,, политическое влияние,, политика,, международные решения.

Дата направления в редакцию:

22-09-2018


Дата рецензирования:

22-09-2018


Дата публикации:

1-4-2012


Abstract.

The article is devoted to the essense and purpose of external policy. The author describes peculiarities of executing external political processes and substantiates the statement that external policy is the factor of developing international policy. The author also describes peculiarities and purposes of international policy uniting nations and creating conditions for develping cooperation and mutual assistance between them. 

Keywords:

international process, international relations, inter-state policy, international policy, external political process, external policy, political influence, politics, international decisions

Различные – внутренние и внешние – условия жизнедеятельности общества, являющегося объектом государственного управления, создают основание для соответствующего разделения государственной политики на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя политика государства определяет направления деятельности его исполнительных учреждений внутри управляемого им общества, а внешняя политика государства определяет направления деятельности его исполнительных учреждений в отношениях с другими государствами. Своим влиянием внешняя политика государства способна побуждать другие государства к взаимодействию с ним и, в частности, к сотрудничеству. В результате внешняя политика государств составляет фактор формирования международной политики, которая образует особый вид политического влияния, направленный на обеспечение совместного существования народов. Рассмотрим особенности внешней политики государств.

Сущность и назначение внешней политики
Представления о сущности внешней политики государств, её роли в системе государственного управления вполне сложились, хотя и отличаются некоторым разнообразием. При этом отдельные характеристики внешней политики, отмечаемые в политологической литературе, являются, по нашему мнению, не совсем точными и нуждаются в дополнительном осмыслении. Приведём в качестве иллюстрации некоторые варианты определений внешней политики и соответствующее толкование её особенностей.

Например, предлагается такое суждение: «Под внешней политикой понимается разновидность политики, регулирующей взаимоотношения между государствами и народами. Внешнеполитические цели отражают национальные интересы. Реализуя их, государство осуществляет внешнеполитическую деятельность». [4, с. 669] Этот взгляд в основном отражает существо дела. Действительно, внешняя политика государств – это особый вид политики, который обусловлен национальными интересами и предназначен для того, чтобы направлять деятельность одного государства в отношениях с другими государствами и тем самым обеспечивать внешние условия жизни своего народа.

В то же время изложенная позиция нуждается, на наш взгляд, в корректировке. Дело в том, что регулировать взаимоотношения между различными государствами и народами – есть задача не одного из этих государств, а это является их совместной задачей, а значит, относится к компетенции международной (межгосударственной) политики, воплощённой, например, во взаимных договорах между государствами. Не может одно суверенное государство регулировать деятельность другого суверенного государства без согласия последнего, если, конечно, при этом речь не идёт о его явном принуждении. Следовательно, внешняя политика одного государства, направляющая его деятельность на другие государства, способна создавать лишь условия для их будущей совместной деятельности, благодаря которой возникает возможность регулировать взаимоотношения между государствами и народами.

Есть и ещё проблема. Утверждение о том, что «государство осуществляет внешнеполитическую деятельность», представляется неточным и возвращает нас к вопросу о том, в чём состоит государственное управление и как оно соотносится со своей же (государственной) политикой. Государство есть особая управленческая организация, основанная на объединенной деятельности институтов, предназначенных для осуществления национальных интересов. Управленческая деятельность государства является весьма разнообразной и складывается из целого ряда функций, которые по отношению к своему обществу и народу являются управленческими, а по отношению к своим высшим, т.е. руководящим учреждениям – исполнительными. Именно исполнительные функции государства составляют основное содержание его управленческой деятельности, направленной на общество. Говоря иначе, государство в своей основе осуществляет совсем не политическую, но исполнительную и управленческую деятельность, посредством которой воздействует на свой народ, претворяя в жизнь политику своих высших учреждений. Государство управляет обществом на основе этой политики. В свою очередь политическую, включая и внешнеполитическую деятельность, осуществляет не само государство в совокупности своих учреждений, а только его высшие учреждения, составляющие в системе государства надстроечный и руководящий уровень.

Данное уточнение является, на наш взгляд, принципиальным, поскольку позволяет лучше понять особенности внешней политики. Тем не менее, отмеченное выше положение о том, что именно государство осуществляет внешнеполитическую деятельность, весьма распространено и так или иначе отражается в определениях. Ещё один пример: «Внешняя политика – это деятельность государств на международной арене, регулирующая их отношения с целью реализации национальных интересов». [9, с. 142]

Несложно видеть, что внешняя политика государств здесь также сводится к деятельности самих государств, которая, однако, является исполнительной по отношению к этой политике и означает её реализацию. На самом деле деятельность государств на международной арене и их внешняя политика – это не тождественные явления. Внешняя политика государств – это результат внешнеполитической деятельности их высших учреждений, это особый вид политического влияния в системе государственного управления, который состоит в определении направлений исполнительной деятельности государств в отношениях с другими государствами. Это означает, что внешняя политика государств являет собой разновидность ведущей функции в системе государственного управления, что она направляет исполнительную деятельность государства на другие государства. Поэтому внешнюю политику государств нельзя сводить к их деятельности на международной арене, как нельзя исполнительную деятельность государств отождествлять с деятельностью их высших учреждений.

Заслуживает внимания ещё одно определение внешней политики, которое содержит в себе целый ряд неточностей. Читаем: «Внешняя политика государства – совокупность действий государства и его институтов за пределами своей суверенной территории для реализации национальных интересов. Принято считать, что внешняя политика есть воплощение на практике специализированным внешнеполитическим ведомством страны её целей и интересов во взаимоотношениях с другими государственными субъектами, международными организациями и т.д.». [10, с. 560]

Несложно видеть, что внешняя политика здесь также сводится к действиям самого государства и рассматривается как «воплощение на практике» соответствующих целей и интересов страны. По существу же происходит отождествление внешней политики государства, разрабатываемой его высшими учреждениями, и исполнительной деятельности государства, направленной на осуществление этой политики.

Но особенно примечательно то, что внешняя политика характеризуется в данном случае как действия государства «за пределами своей суверенной территории». На самом деле это не совсем так. Внешняя политика в системе государственного управления разрабатывается и принимается его высшими учреждениями, а они могут действовать только на своей территории. Это, во-первых. Во-вторых, исполнительная деятельность государства, которая воплощает его внешнюю политику «на практике», может осуществляться как за пределами его территории, так и на его территории. Например, министерство иностранных дел, представляющее «специализированное внешнеполитическое ведомство страны», взаимодействует с другими государствами не только на их территории, но и на своей территории, в частности, благодаря деятельности иностранных представительств и посольств. Следовательно, внешнеполитическая деятельность не есть характеристика места, в котором осуществляется сама эта деятельность; внешнеполитическая деятельность высших учреждений государства показывает особое направление их активности.

Неточность состоит и в том, что указанное специализированное внешнеполитическое ведомство страны, являющееся исполнительным учреждением государства, «невольно» возводится в разряд государственных субъектов, поскольку, как утверждается, вступает во взаимоотношения «с другими государственными субъектами». А это уже совсем не так. Не это ведомство принимает руководящие решения в государстве и, следовательно, не оно осуществляет политическую деятельность. Оно только исполняет эти решения, воплощая внешнюю политику на практике, и по этому поводу вступает во взаимоотношения со специализированными внешнеполитическими ведомствами других государств.

Нам представляется, что к толкованию сущности внешней политики необходимо подойти, во-первых, с учётом понимания сущности политики вообще, во-вторых, с позиции её назначения, рассматривая внешнюю политику как особый вид политического влияния, как особое явление ведущей функции в системе государственного управления. Внешняя политика государства, как и всякая политика, есть по своей сути управленческое явление, состоящее в руководящих решениях, определяющих направления деятельности этого государства. Внешняя политика государства, как и всякая политика, есть особая форма существования этих решений. [2] Но в отличие от внутренней политики внешняя политика государства предназначена для установления направлений деятельности его исполнительных учреждений в отношениях с другими государствами. Поэтому сущность данной политики можно охарактеризовать следующим образом: внешняя политика государства есть вид политического влияния, который представлен руководящими решениями, определяющими направления исполнительной деятельности государства в отношениях с другими государствами .

Как особый вид политического влияния внешняя политика государств предполагает, что в процессе её формирования учитываются соответствующие условия государственной деятельности, направленной на другие государства. Иными словами, принятие руководящих решений, составляющих содержание внешнеполитических процессов, имеет ряд особенностей, понимание которых способствует углублению представлений о внешней политике.

Особенности внешнеполитических процессов
Отметим сначала особенности, составляющие неотъемлемые черты всяких политических процессов, протекающих в государстве, включая внешнеполитические процессы. В первую очередь речь идёт о таких явлениях как объект и предмет внешней политики государства. Так, объектом внешней политики государства, как и объектом его внутренней политики, являются его же исполнительные учреждения, а по сути дела само государство как объединение властных учреждений, создаваемых для управления всем обществом. При этом в системе каждого государства образуются также специализированные учреждения, которые служат осуществлению только внешней политики (например, министерство иностранных дел).

Предметом внешней политики государства, как и предметом его внутренней политики, являются национальные интересы, которые определяют содержание всякой политики государств, а значит, и цели государственного управления. [1] Это означает, что стратегическая задача внешней политики государств, как и стратегическая задача их внутренней политики, тождественна стратегической задаче самого государственного управления, предназначенного обеспечивать благоприятные условия жизни своего народа. Таким образом, объект и предмет внешней политики государств являются тождественными соответственно объекту и предмету внутренней политики государств, что характеризует единство самой государственной политики и в то же время является важной особенностью внешней политики как вида политического влияния.

Особой характеристикой внешнеполитических процессов, протекающих в государстве, являются их участники, а по существу субъекты внешней политики государства. Чтобы определить этих субъектов, необходимо руководствоваться идеей единства государственной политики и исходить из существующей взаимосвязи внешней и внутренней политики государства, обусловленной единством их объектов и предметов. Из этого следует, что субъекты внешней и внутренней политики государства – это одни и те же люди. Поэтому нужно вести речь о субъектах государственной политики в целом.

В политологической литературе вопрос о политических субъектах раскрывается не очень удачно, поскольку не всегда последовательно и убедительно устанавливаются их критерии. В результате толкование политических субъектов часто носит расширительный и не совсем обоснованный характер. Например, утверждается: «Субъект политики – это конкретно-исторический носитель многообразной политической деятельности, направленной на завоевание, защиту или использование власти с целью реализации своих коренных интересов. Подобный статус не является имманентным, изначально присущим какому-либо физическому лицу или социальной общности. Применительно к индивиду он обретается путём политико-идеологического воспитания человека, усвоения им политических норм и принципов…». [4, с. 880]

Исходя из предлагаемых им критериев, данный автор выделяет немалый ряд политических субъектов. Он относит к ним индивидов, коллективы, этнические группы, конфессиональные общности, политические элиты, классы, массы, гражданское общество, народы, нации, цивилизации, политические институты (государство, политические партии), общественно-политические движения. По существу им охвачено всё общество, которое в своих различных проявлениях оказывается направленным, по словам автора, «на завоевание, защиту или использование власти с целью реализации своих коренных интересов».

Если учесть, что речь идёт о государственной политике, то получается, что в системе государственного управления ведущую функцию, связанную с формированием данной политики, осуществляет всё общество во всём своём многообразии, что именно оно принимает руководящие решения и с помощью исполнительных государственных учреждений воздействует само на себя. Такой вывод не может не быть парадоксальным и свидетельствует о том, что отмеченный вопрос нуждается в дальнейшем осмыслении.

Нам представляется, что субъектами государственной политики является очень ограниченный круг людей. Это те люди, которые входят в состав высших учреждений государства и вследствие этого получают право реально распоряжаться политической властью, заключённой в этих учреждениях. Именно они осуществляют политическую деятельность, сопряжённую с использованием этой власти. Именно они принимают руководящие решения, т.е. занимаются политикой в государстве, её формированием и потому являются в нём политическими субъектами и тем самым субъектами государственного управления. И, наоборот, те, кто только борется за политическую власть, за право ею распоряжаться, за право войти в состав высших учреждений государства, могут рассматриваться только как возможные субъекты своей будущей политики.

Точно так же субъектами внешней политики государства, а значит, участниками внешнеполитических процессов являются только те люди, которые входят в состав высших учреждений государства и вследствие этого получают право принимать соответствующие руководящие решения. Указанные учреждения являются носителями ведущей функции в системе государственного управления, вследствие чего участвующие в их деятельности люди становятся руководителями государства и определяют направления его деятельности, в том числе и в отношениях с другими государствами. В свою очередь осуществление внешней политики сопряжено с деятельностью исполнительных учреждений государства, среди которых особое место занимают специализированные внешнеполитические учреждения.

Важнейшая особенность осуществления внешнеполитических процессов государства заключена в соблюдении принципов, которые используются при разработке и принятии руководящих решений, определяющих направления деятельности государства в отношениях с другими государствами. Без учёта этих принципов внешняя политика современных государств не может быть достаточно результативной.

Самые универсальные и значимые из этих принципов, выработанные на основе всего опыта исторического развития международных отношений, обусловлены тем, что каждое государство является суверенным и самостоятельно решает все управленческие вопросы, относящиеся к жизни своего народа. Это означает, что каждое государство не может не учитывать в своей управленческой деятельности обстоятельства, связанные с существованием других государств и народов. В результате внешняя политика современных государств необходимо должна опираться на принцип реалистичности, означающий, что нельзя ставить перед собой невыполнимые задачи, и принцип прагматизма, предполагающий, что обеспечение национальных интересов одного народа должно происходить с учётом национальных интересов других народов. Эти два принципа составляют фундамент всякой управленческой деятельности государств.

Кроме этого, международное сообщество благодаря осмыслению результатов двух мировых войн двадцатого столетия выработало ещё ряд важных ориентиров, которые составляют основу формирования внешней политики современных государств, направленной на построение справедливой системы международных отношений. Это такие принципы как: признание суверенного равенства государств; нерушимость границ государств; неприменение силы или угрозы силой; признание территориальной целостности государств; мирное урегулирование споров; невмешательство во внутренние дела государств; уважение прав человека и основных свобод; равноправие народов и право их распоряжаться своей судьбой; необходимость сотрудничества и добросовестного выполнения международных обязательств. Соблюдение этих принципов особенно важно для формирования и развития добрососедских, дружественных отношений между государствами и народами.

Особенность осуществления внешнеполитических процессов связана также с тем, что во внешней политике государств на основе обобщения исторического опыта развития международных отношений выделяются важнейшие направления её формирования. Одно из таких направлений представлено стремлением руководителей государств оказывать давление на другие государства, используя различные средства, включая войну, с тем, чтобы побудить их к желаемому для себя действию. Это направление связано с проведением в жизнь принципа силовой внешней политики, что не способствует развитию дружественных международных отношений. Более того, это направление является отражением противоречивых отношений между взаимодействующими государствами и приводит к разрушению сложившихся ранее международных отношений. Тем не менее данное направление остаётся в арсенале деятельности современных государств. Особенно если речь идёт об интересах более сильного государства по отношению к государству более слабому.

Другое направление формирования внешней политики отражает стремление государств к сотрудничеству. Оно ориентирует государства на развитие дружественных международных отношений. В результате развивается такое явление как дружественная международная (межгосударственная) политика. Выясняется, что международная (межгосударственная) политика складывается на основе взаимодействия высших учреждений различных государств и образует особую надстройку над внешней политикой взаимодействующих государств.

Можно отметить и такое направление во внешней политике, как соблюдение нейтралитета. Однако нейтралитет характеризуется, как правило, отсутствием каких-либо внешнеполитических действий, вследствие чего не образуются и отношения между государствами. Поэтому данное направление в формировании внешней политики является номинальным.

В итоге можно заключить, что существуют два «крайних» направления в формировании внешней политики государств, представленные, с одной стороны, политикой давления, а, с другой стороны, политикой сотрудничества, между которыми как полюсами возможны различные промежуточные состояния. При этом ориентация политических субъектов на сотрудничество с другими государствами и народами способна привести к особым результатам внешнеполитического влияния, которые, в частности, воплощаются в возникновении и развитии дружественной международной политики, т.е. политики сотрудничества. Тем самым раскрывается ещё одна особенность внешнеполитических процессов, характеризующая внешнюю политику как фактор развития международной политики.

Внешняя политика – фактор развития международной политики
Первый вопрос заключается в том, чтобы выяснить, что такое международная политика. В ответе на него можно выделить несколько аспектов. Самый важный из них связан с содержанием термина «международный», который, на наш взгляд, раскрывается совсем не сложно. Его содержание лежит на поверхности. Оно охватывает собой всё, что происходит между народами, т.е. всё, что является для них общим, осуществляется ими совместно, на основе взаимодействия и отражает их взаимосвязь. Явлением «международного» содержания могут служить, например, международные отношения, международная политика, международные институты, международная безопасность и даже международные конфликты, которые также возникают между народами.

Выделяются и иные критерии международных явлений. Например, утверждается: «Отношения можно назвать международными только при условии, что они оказывают значимое влияние на жизнь вступающих в такие отношения обществ». [5, с. 34] В данном случае отмечается попытка охарактеризовать международные отношения через степень их влияния на участников этих отношений. Следовательно, автор определяет международные отношения, исходя из их возможной роли и последствий. Однако, на наш взгляд, такая роль лишь косвенно отвечает на вопрос, что такое международные отношения.

При всей очевидности своего содержания термин «международный» используется иной раз и не совсем корректно. В политологической литературе встречаются связанные с этим термином словосочетания, которые с формально-логической точки зрения содержат в себе некую парадоксальность. Например, говорят: «международное поведение нашей страны», «российская международная наука». [6, с. 20-21, 119] Понятно, что хотели сказать в данном случае авторы, однако в такой формулировке эти словосочетания соединяют в себе несоединимое. Либо поведение международное, либо поведение нашей страны; либо наука российская, либо наука международная.

Ещё один важный аспект состоит в следующем. Взаимодействие народов, лежащее в основе «международных» явлений, может осуществляться только на уровне их национальных учреждений, выступающих от имени этих народов. Такой вывод объясняется тем, что народ есть собирательное явление, что он существует в виде объективно складывающейся общности людей. А народы как общности не могут непосредственно взаимодействовать между собой. Поэтому международные отношения формируются на уровне учреждений и организаций, представляющих эти народы, и проявляются в первую очередь в отношениях между людьми, которые являются руководителями этих учреждений и организаций.

Среди различных национальных организаций первостепенное значение для развития международных отношений имеют такие организации как государства и их учреждения. Как форма управленческой организации государства имеют давнюю историю и являются сегодня наиболее действенными и авторитетными образованиями. Поэтому международные отношения складываются прежде всего на межгосударственном уровне и существуют в первую очередь как межгосударственные отношения. То же самое можно сказать и о международной политике, которая как явление исторически сформировалась сначала на межгосударственном уровне и выступала в качестве межгосударственной политики. Межгосударственная политика – это самый развитый вид политического влияния среди других видов международной политики в современном мире.

Заметим также, что вместо термина «межгосударственный» в научной литературе нередко используется термин «межправительственный», посредством которого пытаются охарактеризовать межгосударственные отношения. Например, Организацию Объединённых Наций и другие межгосударственные организации называют межправительственными. [3, с. 60] Нам представляется, что в этом случае неоправданно ссужается значение термина «межгосударственный». Дело в том, что сотрудничество государств не сводится только к их взаимодействию на уровне их правительств. Существуют и другие уровни взаимодействия государств.

Например, в Шанхайской Организации Сотрудничества действуют: Совет глав государств; Совет глав правительств (премьер-министров); Совет министров иностранных дел; Совещания руководителей министерств и/или ведомств; Совет национальных координаторов; Региональная антитеррористическая структура; Секретариат. Высшим политическим учреждением этой организации является Совет глав государств. Сложная структура этой организации показывает, что международные отношения складываются здесь не только на уровне правительств и носят не только правительственный характер. Поэтому называть такую организацию межправительственной, значит, сужать и тем самым искажать её содержание.

Отметим также, что международные отношения образуются не только на уровне государств, но и на уровне различных гражданских объединений (неправительственных организаций), представляющих различные народы. Это другой вид международных отношений, который, в отличие от межгосударственных отношений, носит частный, гражданский характер. Такой вид международного взаимодействия воплощается в совместных, международных гражданских учреждениях и действиях. В качестве примера можно назвать деятельность Международного Красного Креста, Гринпис, Всемирного совета церквей и др.

Международная политика, осуществляемая руководством международных гражданских организаций, опирается на социальную силу непосредственного объединения людей в рамках таких организаций. Однако, по своим ресурсам, результативности и влиянию эта политика не сопоставима с межгосударственной политикой. Главное для этих организаций – это совместная деятельность людей, направленная на непосредственное решение тех общественных (например, гуманитарных, экологических, экономических) проблем, ради которых они и создавались. Международные гражданские организации стараются также привлечь к решению своих проблем и государства, оказывая на них определённое воздействие.

В научной литературе международные отношения разделяются на различные виды и не только по видам носителей этих отношений (государственные или гражданские учреждения), но и по видам самих общественных отношений. Например, говорят: «По своему характеру международные отношения подразделяются на политические, экономические, научно-технические, идеологические, культурные, военные. Среди них на первом месте, несомненно, стоят международные политические отношения, которые характеризуются тем, что это отношения государств». [8, с. 601]

В данном случае в качестве международных отношений рассматриваются различные виды межгосударственных отношений. При этом сделана попытка сформулировать критерий международных политических отношений, которые сводятся автором суждения к межгосударственным отношениям. Однако и межгосударственные отношения могут быть не только политическими. Поэтому в целом данная попытка оказывается не совсем удачной, о чём «признаётся» и сам автор: «Отделить собственно политические отношения государств, иначе говоря, отношения по поводу конкретно-исторических проблем – в отличие, например, от экономических, научно-технических, культурных и т.д. – весьма трудно, а порою невозможно». [8, с. 601]

На наш взгляд, международные политические отношения могут складываться не только на уровне государств, но также и на уровне гражданских учреждений. Однако, как уже отмечалось, наиболее влиятельными и значимыми среди них являются межгосударственные политические отношения. Кроме того, важно учесть, что эти отношения, хотя и называются межгосударственными, складываются не просто между государствами – это не совсем определённо. Они складываются между высшими политическими учреждениями этих государств и соответственно между людьми, которые входят в состав этих учреждений и тем самым наделены соответствующей политической властью и правом принимать руководящие решения.

Напомним также, что межгосударственные политические отношения имеют особое воплощение, которое представлено, например, совместными (международными) договорами, соглашениями и т.п. Следовательно, международная политика в современном мире – это прежде всего межгосударственная политика, которая рождена взаимодействием высших политических институтов различных государств.

Связь внешней политики государств с их международной политикой раскрывается во время межгосударственных политических процессов, которые характеризуются особой последовательностью и показывают нам, как идёт принятие международных (межгосударственных) руководящих решений. В качестве иллюстрации такого процесса, основанного на особой технологии принятия международных (межгосударственных) руководящих решений, приведём следующий пример.

Речь идёт о «Договоре между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений» (СНВ-III), который вступил в действие в начале 2011 г. и явился одним из ярких политических событий международной жизни. Как известно, этот договор сначала был подписан президентами двух государств (апрель 2010 г.), и только потом ратифицирован Сенатом США (декабрь 2010 г.) и Федеральным Собранием Российской Федерации (январь 2011 г.).

Данный договор – это конкретный результат внешнеполитической устремлённости руководителей обоих государств, направленных на сотрудничество в соответствующей области международной жизни. Это пример осуществления и воплощения международных (межгосударственных) политических отношений, благодаря которым высшими учреждениями двух государств принимается международное (межгосударственное) руководящее решение. Это сложный вид руководящего решения, которое складывается на основе политических действий отмеченных учреждений: сначала на уровне президентов, затем – парламентов.

Так, со стороны Российской Федерации этот договор был подписан президентом государства. Затем Федеральным Собранием российского государства был принят Федеральный закон «О ратификации Договора между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений». При этом Государственной Думой этот закон был принят 25 января 2011 года, Советом Федерации был одобрен 26 января 2011 года и, наконец, подписан Президентом Российской Федерации 28 января 2011 года. [7, ст. 667]
Процедуру ратификации этот Договор прошел также и с американской стороны: 22 декабря 2010 г. ратифицирован Сенатом США, 3 февраля 2011 года подписан Президентом США. В итоге данный Договор приобрёл статус международного (межгосударственного) руководящего решения и 5 февраля 2011 г. вступил в действие, т.е. стал обязательным для исполнения соответствующими государственными учреждениями США и Российской Федерации.

Таким образом, данное руководящее решение стало результатом международных политических действий со стороны высших государственных учреждений США и Российской Федерации, воплотившихся в конкретном договоре. В основе же лежали определённые внешнеполитические устремления и действия политических субъектов двух государств, желающих разрешить указанную проблему. Следовательно, внешнеполитическая ориентация политических субъектов государств на сотрудничество друг с другом в данной области международной жизни явилась фактором формирования соответствующей международной политики.

Из выше сказанного следует, что субъектами международной политики государств являются те же самые люди, которые являются субъектами внутренней и внешней политики государств. Это субъекты единой государственной политики, в качестве которых выступают руководители и парламентарии государств. Принимая руководящие решения, относящиеся к сфере внешней политики своих государств, они в результате участвуют в принятии и межгосударственных решений и тем самым являются также субъектами и межгосударственной политики.

В политологической литературе по поводу субъектов межгосударственной политики существует несколько иное мнение. Например, утверждают: «Основным субъектом международных политических отношений выступает государство, имеющее полномочия осуществлять внешнюю политику, участвовать в отношениях с другими государствами и международными организациями, заключать договоры, объявлять войну и т.д. Наряду с государством в систему международных политических отношений входят различного рода межгосударственные объединения, союзы и организации, призванные обеспечивать безопасность народов как в отдельных регионах, так и в мире в целом». [11, с. 180]

В данном случае вопрос раскрывается не совсем определённо. Государство действительно участвует в отношениях с другими государствами, осуществляет свою внешнюю политику и тем самым выступает как исполнитель этой политики. В то же время государство является и субъектом своей политики. Государство как управленческая организация осуществляет все свои управленческие функции. В указанной формулировке не ясно, кто конкретно несёт ответственность за деятельность государства. Нам представляется, что субъектами государственной политики являются люди, которые наделены правом принимать руководящие решения в государстве, заключать договора, объявлять войну и т.д. Субъектами государственной политики являются люди, которые входят в состав высших учреждений государства. Именно они образуют своими действиями систему международных (межгосударственных) политических отношений и формируют межгосударственную политику. Именно они определяют направления деятельности объединившихся между собою государств.

Подчеркнём также, что не все межгосударственные объединения призваны принимать руководящие решения. Некоторые из них по отношению к высшим учреждениям государств являются исполнительными учреждениями. Например, установление таможенного союза между Россией, Казахстаном и Белоруссией означает, что эти государства в данном своём объединении подчиняются теперь общим правилам соответствующей деятельности, установленным для них их политическими субъектами. Такое межгосударственное объединение, обусловленное международным соглашением, носит исполнительный характер, а его участники являются носителями соответствующих (исполнительных) международных отношений. Отсюда следует, что вопрос о субъектах межгосударственной политики нуждается в уточнении.

Таким образом, внешняя политика государств способна послужить предпосылкой и фактором формирования соответствующей международной политики, призванной содействовать осуществлению национальных интересов взаимодействующих народов. Если внешняя политика носит дружественный характер, то возникающая в результате международная политика ориентирует государства на укрепление отношений между своими народами, в чём состоит её особое значение. Такая международная политика способствует объединению народов и создаёт условия для развития между ними отношений сотрудничества и взаимопомощи.

Библиография
1.
Борисенков А.А. Политология: Теория политического влияния. М., 2011.
2.
Борисенков А.А. Понятие политики // Философия и культура. № 10 (58). Октябрь 2012.
3.
Глобальное управление. Под ред. А.И. Соловьева. М., 2007.
4.
Ирхин Ю.В. Политология. М., 2007.
5.
Никитина Ю.А. Международные отношения и мировая политика. М., 2009.
6.
Российская наука международных отношений: новые направления / Под ред. А.П. Цыганкова, П.А. Цыганкова. М., 2005.
7.
Собрание законодательства Российской Федерации. № 5. 31 января 2011г. М., 2011.
8.
Политология. Под ред. В.А. Ачкасова, В.А. Гуторова. М., 2009.
9.
Политология. Под ред. В.И. Буренко, В.В. Журавлева. М., 2005.
10.
Политология /А.Ю. Мельвиль и др. М., 2010.
11.
Тавадов Г.Т. Политология. М., 2011.
12.
Григорян И. В. Внешняя политика Турции в отношении государств Южного Кавказа: новые вызовы и угрозы национальной безопасности//Национальная безопасность / nota bene, №3-2012
13.
Борисенков А. А. Внешняя политика – вид политического влияния//Политика и Общество, №4-2012
14.
Трифонова И. А. Внешняя политика России и формирование позитивного образа российского государства//Национальная безопасность / nota bene, №5-2011
15.
Николаев С. А. Политика США в Центральной Азии//Национальная безопасность / nota bene, №4-2011)
16.
Володихин Д. М. Политический контекст перенесения мощей митрополита Филиппа на Соловки //Исторический журнал: научные исследования, №4-2011
17.
Калинин Э. А. Внешнеполитические подходы США и ЕС к странам постсоветского пространства в контексте международного права//Право и политика, №7-2011
18.
Манойло А. В. National State Models for Psychological Solutions to International Conflicts//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №2-2011
19.
Уртаева Э. Б. Понятие энергетической дипломатии и интересы России//Политика и Общество, №4-2011
20.
Исаев Л. М Место Шанхайской организации сотрудничества в политике Казахстана //Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №1-2011
21.
Овсянников Д.П. Двустороннее торговое соглашение как основной источник правового регулирования внешней торговли Российской Федерации c зарубежными странами//Право и политика, №9-2010
22.
Ярошкина М.Е. Роль России в развитии интеграционных процессов в Центральной Азии в рамках ЕврАзЭС//Политика и Общество, №2-2010
23.
Каримова М.Б. Особенности внешней политики республики Таджикистан в условиях развития интеграционных процессов стран СНГ//Право и политика, №3-2010
24.
Канторович О. Г. Перспективные направления развития российской концепции управления международными конфликтами//Национальная безопасность / nota bene, №5-2011
25.
Манойло А.В. Парадигмы управления международным конфликтами: конкуренция или конфронтация//Национальная безопасность / nota bene, №5-2011
26.
Млечин В. Л. ФРГ, Россия и НАТО: преемственность и перемены во внешней политике Германии//Национальная безопасность / nota bene, №5-2011
27.
Манойло А. В. Цветная революция в Сирии: что дальше?//Национальная безопасность / nota bene, №6-2011
28.
Карпович О. Г. Сравнительный анализ форматов моделей и технологий управления международными конфликтами США и ЕС и современных миротворческих операций//Национальная безопасность / nota bene, №6-201
29.
Д. Б. Фролов, В. В. Прохватилов, Н. В. Беляков New media и Арабская весна // Международные отношения. - 2012. - 1. - C. 60 - 67.
30.
О. Г. Карпович Формат управления международными конфликтами США и ЕС в современных миротворческих операциях // Международные отношения. - 2012. - 1. - C. 88 - 99.
References (transliterated)
1.
Borisenkov A.A. Politologiya: Teoriya politicheskogo vliyaniya. M., 2011.
2.
Borisenkov A.A. Ponyatie politiki // Filosofiya i kul'tura. № 10 (58). Oktyabr' 2012.
3.
Global'noe upravlenie. Pod red. A.I. Solov'eva. M., 2007.
4.
Irkhin Yu.V. Politologiya. M., 2007.
5.
Nikitina Yu.A. Mezhdunarodnye otnosheniya i mirovaya politika. M., 2009.
6.
Rossiiskaya nauka mezhdunarodnykh otnoshenii: novye napravleniya / Pod red. A.P. Tsygankova, P.A. Tsygankova. M., 2005.
7.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. № 5. 31 yanvarya 2011g. M., 2011.
8.
Politologiya. Pod red. V.A. Achkasova, V.A. Gutorova. M., 2009.
9.
Politologiya. Pod red. V.I. Burenko, V.V. Zhuravleva. M., 2005.
10.
Politologiya /A.Yu. Mel'vil' i dr. M., 2010.
11.
Tavadov G.T. Politologiya. M., 2011.
12.
Grigoryan I. V. Vneshnyaya politika Turtsii v otnoshenii gosudarstv Yuzhnogo Kavkaza: novye vyzovy i ugrozy natsional'noi bezopasnosti//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-2012
13.
Borisenkov A. A. Vneshnyaya politika – vid politicheskogo vliyaniya//Politika i Obshchestvo, №4-2012
14.
Trifonova I. A. Vneshnyaya politika Rossii i formirovanie pozitivnogo obraza rossiiskogo gosudarstva//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №5-2011
15.
Nikolaev S. A. Politika SShA v Tsentral'noi Azii//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №4-2011)
16.
Volodikhin D. M. Politicheskii kontekst pereneseniya moshchei mitropolita Filippa na Solovki //Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya, №4-2011
17.
Kalinin E. A. Vneshnepoliticheskie podkhody SShA i ES k stranam postsovetskogo prostranstva v kontekste mezhdunarodnogo prava//Pravo i politika, №7-2011
18.
Manoilo A. V. National State Models for Psychological Solutions to International Conflicts//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №2-2011
19.
Urtaeva E. B. Ponyatie energeticheskoi diplomatii i interesy Rossii//Politika i Obshchestvo, №4-2011
20.
Isaev L. M Mesto Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva v politike Kazakhstana //Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №1-2011
21.
Ovsyannikov D.P. Dvustoronnee torgovoe soglashenie kak osnovnoi istochnik pravovogo regulirovaniya vneshnei torgovli Rossiiskoi Federatsii c zarubezhnymi stranami//Pravo i politika, №9-2010
22.
Yaroshkina M.E. Rol' Rossii v razvitii integratsionnykh protsessov v Tsentral'noi Azii v ramkakh EvrAzES//Politika i Obshchestvo, №2-2010
23.
Karimova M.B. Osobennosti vneshnei politiki respubliki Tadzhikistan v usloviyakh razvitiya integratsionnykh protsessov stran SNG//Pravo i politika, №3-2010
24.
Kantorovich O. G. Perspektivnye napravleniya razvitiya rossiiskoi kontseptsii upravleniya mezhdunarodnymi konfliktami//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №5-2011
25.
Manoilo A.V. Paradigmy upravleniya mezhdunarodnym konfliktami: konkurentsiya ili konfrontatsiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №5-2011
26.
Mlechin V. L. FRG, Rossiya i NATO: preemstvennost' i peremeny vo vneshnei politike Germanii//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №5-2011
27.
Manoilo A. V. Tsvetnaya revolyutsiya v Sirii: chto dal'she?//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №6-2011
28.
Karpovich O. G. Sravnitel'nyi analiz formatov modelei i tekhnologii upravleniya mezhdunarodnymi konfliktami SShA i ES i sovremennykh mirotvorcheskikh operatsii//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №6-201
29.
D. B. Frolov, V. V. Prokhvatilov, N. V. Belyakov New media i Arabskaya vesna // Mezhdunarodnye otnosheniya. - 2012. - 1. - C. 60 - 67.
30.
O. G. Karpovich Format upravleniya mezhdunarodnymi konfliktami SShA i ES v sovremennykh mirotvorcheskikh operatsiyakh // Mezhdunarodnye otnosheniya. - 2012. - 1. - C. 88 - 99.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"