Статья ' Развитие вечернего и заочного образования в начале 1960-х годов: роль комсомола' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Развитие вечернего и заочного образования в начале 1960-х годов: роль комсомола

Нестерова Александра Александровна

кандидат исторических наук

методист, Воронежский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации

394000, Россия, г. Воронеж, ул. Коммунаров, 38

Nesterova Aleksandra Aleksandrovna

PhD in History

post-graduate student, Tambov Technical State University, History and Philosophy Department

394000, Russia, Voronezh region, Voronezh, Kommunarov St.,, 38, apt. 2

nesterovaalexandra@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2015.4.14967

Дата направления статьи в редакцию:

09-04-2015


Дата публикации:

17-08-2015


Аннотация.

Предмет исследования составляют взаимоотношения комсомольских организаций с государственными органами народного образования, начальными и средними учебными заведениями, а также различными категориями населения, вовлекавшегося в процессы реализации реформ школьного образования, а также задач всеобщего обучения в начале 1960-х годов. На материалах Тамбовской области показаны как огромные усилия, прилагаемые государством и комсомольскими организациями в развитии вечернего образования, так и неудачи, противоречия в деятельности вечерних и заочных школ региона. Базовой для изучения историко-комсомольских проблем стала теория огосударствления комсомола: комсомол рассматривается как своеобразное советское «министерство молодежи», связующее звено между государством и молодежью . Опыт деятельности комсомола оценивается с общечеловеческих и государственных позиций. Для объективной оценки вклада комсомола в развитие народного образования большое значение также имело признание основ концепции воспитания жизнеспособных поколений И.М. Ильинского Учитывая, что в целом практика народного образования не отвечала назревшим потребностям, автор, тем не менее, отмечает высокие достижения в развитии «школ для взрослых» и весомую роль комсомола в выполнении важнейшей народнохозяйственной задачи.

Ключевые слова: заочное обучение, вечерняя школа, сельская молодежь, рабочая молодежь, комсомол, социальная история, образование, школьная реформа, Хрущев, феномен комсомола

УДК:

94(47).084.9

Исследование выполнено при поддержке РГНФ, научно-исследовательский проект № 15-31-01002 "Комсомол как социокультурный феномен XX века"

Abstract.

The object of research is made by relationship of the Komsomol organizations with government bodies of national education, initial and average educational institutions, and also various categories of the population involved in processes of realization of reforms of school education, and also problems of general education in the early sixties. On materials of the Tambov region are shown as the huge efforts made by the state and the Komsomol organizations in development of evening education, and failure, a contradiction in activity of evening and correspondence schools of the region. For studying of historical and Komsomol problems the theory of nationalization of Komsomol became basic: the Komsomol is considered as peculiar Soviet "the ministry of youth", a link between the state and youth. Experience of activity of Komsomol is estimated from universal and state positions. Recognition of bases of the concept of education of viable generations of I.M. Ilyinsky also was of great importance for an objective assessment of a contribution of Komsomol in development of national education Considering that in general practice of national education didn't meet the ripened requirements, the author, nevertheless, notes high achievements in development of "schools for adults" and a major role of Komsomol in performance of the major economic task.

Keywords:

Khrushchev, school reform, education, social history, Komsomol, young workers, rural youth, evening school, correspondence course, phenomenon of Komsomol

В последние годы немало писалось об обстоятельствах достижения целей всеобуча в послевоенном СССР и значимости в данном процессе вечерней школы [1-5, 9-10]. В статье ставится задача продолжить изучение проблемы на материалах Тамбовской области и охарактеризовать роль комсомола в развитии системы вечернего и заочного образования в регионе в начале 1960-х годов.

Вечерним школам (в 1958 г. так стали именовать бывшие школы рабочей и сельской молодежи) отводилась особенно важное место в выполнении задач по всеобщему обучению. В них молодежь без отрыва от производства могла получить законченное среднее образование. ЦК ВЛКСМ требовал от комитетов комсомола принять меры к более широкому привлечению молодежи, не имеющей семилетнего образования, к учебе в вечерних школах, заочных общеобразовательных школах, добиваться прекращения отсева молодежи из школ, значительного сокращения второгодничества [11, с. 541]. Однако, не смотря на все усилия на местах, в 1960 г. даже в самом комсомоле цифры охвата всеобучем выглядели печально. В Тамбовской области насчитывалось 46 460 комсомольцев, не имеющих среднего образования, 19 540 комсомольцев имели образование 4-6 классов, 1480 — 1-3 класса [12, д. 11402, л. 88] .

Комсомольские организации оказывались часто бессильными в противостоянии с администрациями предприятий, халатно выполняющими постановление Совета Министров СССР от 5 ноября 1959 г. «О льготах для лиц, успешно обучающихся без отрыва от производства». Руководители предприятий и организаций, как правило, не считались с тем, что рабочие учатся, посылали их в длительные командировки. Особенно неохотно шли навстречу желающим учиться молодым механизаторам и шоферам руководители МТС, автохозяйств. В результате в Мучкапском районе в 1960-1961 учебном году 55 из 313 начинавших учебу в вечерних школах учебу бросили [13, д. 1511, л. 38]. На Жердевском сахарном заводе из 62 начавших учиться в вечерней школе 35 бросили учебу, т.к. не могли посещать школу из-за сменности на работе. В целом по области посещаемость вечерних школ не превышала 30-40% [12, д. 11402, л. 94].

К сожалению, приходится констатировать и низкое качество занятий во многих вечерних школах. Ряд директоров и учителей школ не знали даже о существовании новых рабочих программ для школ рабочей молодежи. В Озерской школе Никифоровского района учащиеся приходили на уроки без учебников, тетрадей и письменных принадлежностей [12, д. 11402, л. 96]. Учителя не учитывали специфики работы в школах взрослых, механически переносили методы работы из массовых школ [12, д. 11402, л. 97]. Все это отталкивало от школы рабочую и сельскую молодежь, в том числе и тех, кто хотел учиться.

Ситуацию усугубляла кадровая политика. При комплектовании учительских коллективов районные отделы народного образования нередко направляли для работы в вечерние школы неподготовленных людей. Постоянный контингент работающих в вечерних школах учителей не превышал 23% [13, д. 1137, л. 72.]. Зачастую на педагогические и административные должности кадры в вечерние школы направлялись по «остаточному» принципу. Во многих школах учителя и директора школ не знали о существовании новых специальных программ для вечерних школ, по некоторым предметам изучался программный материал за другой класс [12, д. 11871, л. 195].

Далеко не в каждом районе активно действовали образованные решением Пленума ЦК ВЛКСМ комиссии по повышению общеобразовательного уровня молодежи, советы молодых специалистов. Но в целом надо отметить, что комсомолу удалось развернуть настойчивую критику мешающих развитию вечернего образования как в печати, так и на разного рода собраниях. В райкомах и горкомах ВЛКСМ создавались специальные комиссии, проводившие смотры подготовки и комплектования вечерних и заочных школ. В первичные организации направлялись представители вышестоящих комитетов ВЛКСМ для индивидуальной работы с неимеющими начального, семилетнего, среднего образования.

Хорошее дело задумал комитет комсомола совхоза «Краснозвезденский» Мучкапского района. Он установил связь с заочным отделением Чакинского техникума и решил организовать приемные экзамены на первый курс техникума у себя в совхозе. В результате нашлось 17 человек, желающих учиться в техникуме [13, д. 1511, л. 39].

В августе 1961 г. Мучкапский райком ВЛКСМ провел вечер на тему «учиться должен каждый», на котором выступили выпускники заочных и вечерних учебных заведений [13, д. 1511, л. 39].

Никифоровский райком комсомола в 1961 г. провел специальный пленум, на котором обратился ко всем молодым специалистам с призывом подготовить рабочих и колхозников для поступления в вечерние и заочные школы [13, д. 1530, л. 67].

К началу 1962 г. в вечерних и заочных школах области обучалось 18 188 человек (на 1500 человек больше, чем в предыдущем учебном году) [13, д. 1530, л. 67]. В тоже время насчитывалось более 50 тысяч человек молодежи в возрасте от 18 до 28 лет без начального, семилетнего и среднего образования. В сельской местности обучалась только 1/6 часть всей работающей молодежи. В Пичаевском районе из 1086 потенциальных учащихся вечерней и заочной форм обучения обучалось 58 человек, в Уметском районе — из 1129 — 92, в Ракшинском — из 1512 — 132. Комментируя эти цифры, заведующий облоно Калмыков заявил комсомольцам: «Тут уж говорить о шефстве не приходится. Сами комсомольцы должны учиться в вечерних и заочных школах, сами над собой должны шефствовать» [13, д. 1530, л. 138].

Все чаще с трибун звучал лозунг: «Ни одного комсомольца вне обучения». В тоже время комсомольские организации в очередной раз призывались направить силы на вовлечение в школы несоюзной молодежи, недопущение отсева молодежи из вечерних школ.

Для привлечения молодежи в вечерние и заочные школы использовались не только формы устной агитации, но и печать. Был подключен к пропаганде вечернего образования советский кинематограф («Весна на Заречной улице», «Девчата»). Устраивались читательские конференции, коллективные чтения художественных произведений, пропагандирующих значимость образования (Бутов Н.Г. В школе рабочей молодежи. Курск, 1956; Михайлов В.М. День и вечер. М., 1959; Врублевский В.В. В большую жизнь. Киев, 1956 и др.).

Впрочем, справедливо мнение А.А. Фишевой об активном применении комсомолом методов административного нажима [10, с. 236]. Действительно, комсомольцев, не желавших повышать свой образовательный уровень, вызывали для специальных бесед на заседания бюро и комитетов ВЛКСМ, иногда фактически заставляли писать заявления о поступлении в вечерние школы. Административный подход был одним из факторов массового отсева из школ: не справившись с трудностями, пришедшие учиться не по собственной воле нередко бросали учиться.

В начале 1963 г. в сельской местности Тамбовской области насчитывалось 5 школ рабочей молодежи с количеством учащихся 721 человек (планировалось – 522 человека). В 11 заочных отделениях, работающих в сельской местности, обучалось 2295 молодых рабочих и колхозников. За первое полугодие 1962-1963 учебного года отсев учащихся составил 20-25%. Например, из 1002 учащихся вечерних школ Мичуринского района выбыл 391 человек [16, д. 2, л. 49.].

Осенью 1963 г. в Тамбовском районе работало 19 школ сельской молодежи, в которых обучалось 1030 человек. Однако закончило школы только 705 человек. 206 человек выехали в течение учебного года за пределы района. 49 человек оставлены на второй год. В этом же районе заочно в средних школах обучалось 500 человек. Закончили школы 470 человек [16, д. 72, л. 6].

Серьезной проблемой стала организация досуга подростков, которые обучались в вечерних школах, но нигде не работали. Так, в 1963 г. из 1000 учащихся школ рабочей молодежи Моршанска 200 нигде не работали [15, д. 11, л. 43]. Во многом этому способствовали директора средних школ, старающиеся освободиться от неуспевающих учеников путем перевода их в вечерние школы. Их можно было понять: как правило, в общеобразовательных школах они разлагающе влияли на учащихся. Но мешали они и взрослым в школах рабочей и сельской молодежи, по сути дела превращая эти школы в заведения для перевоспитания трудных детей и переростков. В связи с этим Промышленный обком ВЛКСМ в 1964 г. даже выступил с предложением об открытии в области специальной школы для трудновоспитуемых детей [14, д. 191, л. 70].

В 1964 г. одним из центральных вопросов на отчетно-выборных комсомольских собраниях в области стал вопрос заочной учебы молодежи. В это время около 5 тысяч человек из числа работающей молодежи поступили учиться заочно в сельскохозяйственные учебные заведения. В связи с этим в комсомольских организациях обратили внимание на организацию консультационных пунктов для заочников, организовали контроль за приобретением учебных пособий [16, д .74, л. 73.].

На пленумах комитетов комсомола производственных управлений речь шла не просто об улучшении этой работы, а о коренном изменении в подходе комсомольских организаций к вопросам образования комсомольцев и молодежи, повышения ее общей и технической грамотности. Пленум комитета ВЛКСМ Тамбовского производственного управления весной 1964 г., например, подчеркивал, что каждая комсомольская организация «про работу вечерних школ, очное и заочное обучение молодежи и работу кружков механизаторского всеобуча … должна помнить ежедневно, а если надо – ежечасно» [16, д. 74, л. 5]. Комсомольцы Сосновского производственного управления решили руководствоваться следующими принципами: «Учиться обязаны каждый юноша, каждая девушка. Живешь на селе — имей сельскохозяйственную специальность. Окончил среднюю или восьмилетнюю школу — поступай в вуз или техникум; не имеешь среднего образования — поступай в школу сельской молодежи» [16, д .74, л. 17].

В ходе двухнедельного пленума Сосновского комитета ВЛКСМ участники пленума 10 дней работали в хозяйствах: побеседовали с каждым молодым человеком. В результате 617 человек изъявили желание учиться в сельскохозяйственных учебных заведениях, в том числе 260 человек заочно [16, д. 74, л. 18]. Всего в областной сельской комсомольской организации к июню 1964 г. выразили желание заочно обучаться: в вузах – 650 человек, в техникумах – 3200 человек [16, д. 72, л. 87]. На июньской сельской областной комсомольской конференции первый секретарь обкома ВЛКСМ Л. В. Трофимова скорректировала задачу комсомольской организации: «Не отобрать 15 тыс. человек за три года, а подготовить 15 тыс. специалистов за 7-8 лет»[16, д. 72, л. 70-71]. Ставилась задача держать под контролем всех 4833 заочников области, создать им необходимые условия и оказывать постоянную практическую помощь. По призыву инжавинских молодых учителей все молодое учительство области откликнулось готовностью оказать заочникам помощь на местах. По словам Л.В. Трофимовой: « Не преподавательский состав должен бегать за каждым заочником, а мы должны организовать людей» [16, д. 72, л. 71]. Комсомольская печать активно высмеивала тех, кто занимал руководящие должности, а не хотел получать образование на более высоком уровне.

Анализируя выступления комсомольцев на пленумах и собраниях понимаешь, что им понятны были и те трудности, с которыми встречались учившиеся заочно. Вот, например, отрывок из выступления секретаря Староюрьевского комитета ВЛКСМ А.Н. Голичкова (июнь 1964 г.): «В хозяйствах большое количество специалистов массовых профессий: доярки, свинарки, трактористы и т.д. Многие из них имеют семьи, загружены бытовыми заботами. Да и работают нередко по 10-12 часов в сутки и без выходных дней. И как бы мы и они не хотели, они почти не имеют возможности учиться. Поэтому если не сегодня, то завтра сама жизнь заставит нас решать этот вопрос. Для вечерников и заочников, которые имеют детей, необходимы ясли. Надо, по-видимому, пойти и на то, чтобы через 4 или 5 дней представить им оплачиваемые выходные дни. Через 3-4 года эти затраты с лихвой окупятся, а главное будет воспитан человек новых взглядов на труд, образование и общественную деятельность» [16, д. 72, л. 15].

Заместитель секретаря Сосновского комитета ВЛКСМ В. Телков верно подметил: «Каждого, кто поступил учиться заочно, необходимо окружить теплом и вниманием. А у нас еще бывает и так: поступит человек учиться заочно, но никто не интересуется, как у него идут дела, в чем испытывает трудности». Он призывал организовать сменную работу, предоставлять заочникам и вечерникам места в детских садах и яслях [16, д. 72, л. 21].

В условиях «массового похода за знаниями» обострилась проблема снабжения заочников учебниками. Нередко комсомольские активисты, проверив книготорг и библиотеки не находили почти ничего, «кроме учебников по истории КПСС и некоторых книг по сельхозмашинам» [16, д. 72, л. 17]. Комитеты ВЛКСМ вынуждены были брать под свой контроль работу книготоргов.

Силами молодых учителей на базе средних школ организовывали консультационные пункты, где молодые производственники готовились к сдаче вступительных экзаменов. В 1963 г. обкомом КПСС и облоно было принято решение о создании консультационных пунктов на базе средних школ. Первые два года заочники, как правило, проходили обучение и сдавали экзамены на базе этих консультационных пунктов [16, д. 72, л. 17].

Правительством были установлены льготы для заочников. Обком ВЛКСМ в свою очередь ставил перед комитетами комсомола задачу контроля над их реализацией на практике. Поскольку в процессе учебы у заочников могли возникнуть трудности, комитетам комсомола рекомендовалось «держать повседневную связь с этой категорией людей, практиковать проведение вечеров с заочниками с приглашением руководителей хозяйств, специалистов сельского хозяйства, педагогов» [16, д. 72, л. 74].

Во многих колхозах и совхозах завели табели успеваемости заочников, где отмечалось выполнение контрольных работ и сдача экзаменов. На комсомольских собраниях регулярно докладывали об учебных достижениях каждого заочника. В совхозе «Глазковский» Мичуринского управления пошли дальше: попытались организовать учебу заочников так, чтобы среди них не было отсева. В комитет комсомола был выделен ответственный за организацию заочного обучения среди молодежи. Были приложены усилия к обеспечению обучающихся заочно учебниками за счет хозяйства [16, д. 72, л. 60].

Таким образом, можно говорить о том, что хотя далеко не все задачи, провозглашаемые комсомолом, были выполнены, ВЛКСМ как своеобразное «министерство молодежи» в начале 1960-х гг. сделал очень много как для формирования системы вечернего и заочного образования, так и для совершенствования ее функционирования.

Библиография
1.
Беляев А. А., Бредихин В. Е., Слезин А. А. Становление системы общего вечернего образования: роль комсомола // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2009. №3. С. 23-28.
2.
Ванин В. А., Слезин А. А. ВЛКСМ – шеф вечерней школы (1953–1957 гг.) // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. 2013. № 1. С. 218-223.
3.
Кустова Н. Ф., Фишева А. А. Развитие системы вечернего образования в Кузбассе в 1940-1950-е гг. (на примере ШРМ и Кемеровской областной заочной средней школы) // Вестник Кемеровского Государственного Университета. 2008. №2. С. 45–50.
4.
Нестерова А. А. Вечернее образование в Тамбовской области в конце 1950-х гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 2. Ч. 1. С. 129-131.
5.
Нестерова А. А. Практика осуществления всеобуча в Тамбовской области на рубеже 1950-х—1960-х годов // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. 2014. №1. С. 238-242.
6.
Слезин А. А., Беляев А. А. Коммунистическое «министерство молодежи» в духовной сфере жизни послевоенного советского общества // Политика и общество. 2009. № 12. С. 30-34.
7.
Слезин А.А., Беляев А.А. Школьные комсомольские организации в условиях послевоенного развития (1945-1954 гг.) // Берегиня. 777. Сова: общество. Политика. Экономика. 2010. №3. С. 19-29.
8.
Слезин А. А. , Олейников Д. М., Беляев А. А. и др. Тамбовский комсомол: грани истории. 1946 – 1991. Тамбов: "Юлис", 2010. 384 с.
9.
Фишева А. А. Вечерняя школа как одна из форм общего среднего образования взрослых в РСФСР в годы послевоенных пятилеток // Педагогика высшей школы: диалог эпох. СПб. : Изд-во СПбГАСУ, 2013. С. 409–413.
10.
Фишева А. А. Общее образование взрослых на территории РСФСР в 1930-1950-е гг. : дис. … канд. ист. наук. СПб., 2014. 326 с.
11.
Сборник постановлений ЦК ВЛКСМ (январь 1958 г. — январь 1960 г.). М., 1960. 560 с.
12.
Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области (ГАСПИТО). Ф. П-1045. Оп.1.
13.
ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1.
14.
ГАСПИТО. Ф. П-8623. Оп. 1.
15.
ГАСПИТО. Ф. П-8624. Оп. 1.
16.
ГАСПИТО. Ф. П-8625. Оп. 1.
References (transliterated)
1.
Belyaev A. A., Bredikhin V. E., Slezin A. A. Stanovlenie sistemy obshchego vechernego obrazovaniya: rol' komsomola // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2009. №3. S. 23-28.
2.
Vanin V. A., Slezin A. A. VLKSM – shef vechernei shkoly (1953–1957 gg.) // Voprosy sovremennoi nauki i praktiki. Universitet im. V.I. Vernadskogo. 2013. № 1. S. 218-223.
3.
Kustova N. F., Fisheva A. A. Razvitie sistemy vechernego obrazovaniya v Kuzbasse v 1940-1950-e gg. (na primere ShRM i Kemerovskoi oblastnoi zaochnoi srednei shkoly) // Vestnik Kemerovskogo Gosudarstvennogo Universiteta. 2008. №2. S. 45–50.
4.
Nesterova A. A. Vechernee obrazovanie v Tambovskoi oblasti v kontse 1950-kh gg. // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2014. № 2. Ch. 1. S. 129-131.
5.
Nesterova A. A. Praktika osushchestvleniya vseobucha v Tambovskoi oblasti na rubezhe 1950-kh—1960-kh godov // Voprosy sovremennoi nauki i praktiki. Universitet im. V.I. Vernadskogo. 2014. №1. S. 238-242.
6.
Slezin A. A., Belyaev A. A. Kommunisticheskoe «ministerstvo molodezhi» v dukhovnoi sfere zhizni poslevoennogo sovetskogo obshchestva // Politika i obshchestvo. 2009. № 12. S. 30-34.
7.
Slezin A.A., Belyaev A.A. Shkol'nye komsomol'skie organizatsii v usloviyakh poslevoennogo razvitiya (1945-1954 gg.) // Bereginya. 777. Sova: obshchestvo. Politika. Ekonomika. 2010. №3. S. 19-29.
8.
Slezin A. A. , Oleinikov D. M., Belyaev A. A. i dr. Tambovskii komsomol: grani istorii. 1946 – 1991. Tambov: "Yulis", 2010. 384 s.
9.
Fisheva A. A. Vechernyaya shkola kak odna iz form obshchego srednego obrazovaniya vzroslykh v RSFSR v gody poslevoennykh pyatiletok // Pedagogika vysshei shkoly: dialog epokh. SPb. : Izd-vo SPbGASU, 2013. S. 409–413.
10.
Fisheva A. A. Obshchee obrazovanie vzroslykh na territorii RSFSR v 1930-1950-e gg. : dis. … kand. ist. nauk. SPb., 2014. 326 s.
11.
Sbornik postanovlenii TsK VLKSM (yanvar' 1958 g. — yanvar' 1960 g.). M., 1960. 560 s.
12.
Gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii Tambovskoi oblasti (GASPITO). F. P-1045. Op.1.
13.
GASPITO. F. P-1184. Op. 1.
14.
GASPITO. F. P-8623. Op. 1.
15.
GASPITO. F. P-8624. Op. 1.
16.
GASPITO. F. P-8625. Op. 1.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"