Статья 'Ноосферогенез как глобально-эволюционный процесс ' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Ноосферогенез как глобально-эволюционный процесс

Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Урсул Татьяна Альбертовна

доктор философских наук

заведующий кафедрой, Национальный исследовательский технологический университет "Московский институт стали и сплавов"

119180, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 4

Ursul Tat'yana Al'bertovna

Doctor of Philosophy

Head of the Department at National University of Science and Technology "Moscow Institute for Steel and Alloys" 

119180, Russia, g. Moscow, Leninskii prospekt, 4

ursult@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-8728.2015.1.14365

Дата направления статьи в редакцию:

04-02-2015


Дата публикации:

23-02-2015


Аннотация.

В статье отмечается, что учение о ноосфере в трудах В.И. Вернадского развивалось на концептуально-мировоззренческой основе, в которой глобализм и идеи становления ноосферы оказались соединенными в целостную форму видения будущего. Характерной чертой грядущего ноосферогенеза окажется его общепланетарный характер, определяемый не только глобальными процессами и биосферно-экологическими соображениями, а фактически всеми основными мегатенденциями и составляющими системы человеческой деятельности как цивилизационно-культурной эволюции. Ноосферогенез рассматривается в работе как основное средство и форма выживания человечества и как главная цель всего современного и будущего цивилизационного развития, включая переход к глобальной устойчивости, созидание информационной цивилизации, глобализацию и другие позитивные процессы глобального развития. Речь также идет о наступлении нового этапа – уже неклассического, причем не просто в учении о ноосфере, но шире – в ноосферных исследованиях и, тем самым, превращении «учения» в науку или научное направление. Раскрывается процесс глобального перехода человечества к устойчивому развитию, информационная сущность феномена ноосферы и становления ее главного ядра – коллективного ноосферного интеллекта. В работе используются эволюционный (в особенности универсально-эволюционный) подход и методы глобальных исследований, а также информационный подход и критерий развития. Показано также, что в рамках исследования будущего ноосферно-футурологический подход может кардинальным образом изменить и традиционные подходы и способы исследования, ориентируя научный поиск в области прошлого и настоящего в сторону осознания и прогнозирования будущего. Авторами выстраивается единая эволюционно-информационная концепция становления ноосферы не только как планетарного феномена, но и как необходимого этапа вселенского процесса самоорганизации материи. Сфера разума представляется как ещё не существующее, а гипотетическое будущее состояние общества и его взаимодействия с природой, в котором приоритетное место будет занимать глобальный общечеловеческий интеллект, ориентирующий социоприродную эволюцию в безопасном для цивилизации направлении. Ноосферогенез рассматривается в работе как основное средство и форма выживания человечества и как главная цель всего современного и будущего цивилизационного развития, включая переход к глобальной устойчивости, созидание информационной цивилизации, глобализацию и другие позитивные процессы глобального развития. Показано, что человечество уже превращается в единую, целостную цивилизацию ноосферы, сопровождаемую формированием принципиально нового безопасного социоприродного коэволюционного способа взаимодействия. Высказываются гипотезы о возможных трансформациях культурно-цивилизационных процессов на ноосферном этапе их эволюции за пределами планеты. Высказывается мнение о необходимости расширения концептуального видения феномена ноосферы до эволюционно-космических масштабов. Речь идёт о том, что социальная эволюция создает возможности становления сферы разума не только в биосфере в планетарном масштабе, но и о том, что становление ноосферы обусловлено продолжением глобальной эволюции во Вселенной и представляет необходимый этап её развёртывания, которая будет реализоваться в социоприродной форме вначале на Земле, а затем и за ее пределами.

Ключевые слова: ноосферогенез, ноосфера, культура, информационный критерий, информация, глобальная эволюция, глобальное, интеллект, цефализация, эволюционный подход

Abstract.

The article notes that the doctrine of the noosphere in the works of Vladimir Vernadsky developed on the conceptual and ideological basis in which globalism and the idea of the formation of noosphere were connected to form a coherent vision of the future. A characteristic feature of the future will noospherogenesis its worldwide character is determined not only by global processes and the biosphere-environmental considerations, and in fact all the major components of the system and the megatrends of human activity as a civilizational and cultural evolution. Noospherogenesis considered in this work as the basic means of survival of mankind and the shape and the main goal of all present and future development of civilization, including the transition to global sustainability, the creation of an information civilization, globalization and other positive processes of global development. It is also about a new stage - is non-classical, and not just in the doctrine of the noosphere, but wider - in noosphere studies and thereby turning the "exercises" in science or scientific field. Discloses a process for the global transition to sustainable development of mankind, info essence of the phenomenon of the noosphere and the formation of its main core - noosphere collective intelligence.We use an evolutionary (especially universal evolutionary) approach and methods of global research and information approach and criteria development. It is also shown that the study of the future futurological approach can radically change the traditional approaches and methods of research, focusing scientific research in the past and the present in the direction of understanding and predicting the future.The authors makes a single evolutionary concept formation and information of the noosphere, not only as a planetary phenomenon, but as a necessary step in the universal process of self-organization of matter. Scope of the mind seems like does not exist yet, and the hypothetical future state of society and its interaction with nature, in which priority will occupy the global common human intelligence, orienting the evolution of society and nature in a safe direction for civilization. Noospherogenesis considered in this work as the basic means of survival of mankind and the shape and the main goal of all present and future development of civilization, including the transition to global sustainability, the creation of an information civilization, globalization and other positive processes of global development.It is shown that mankind has transformed into a single, coherent civilization noosphere, accompanied by the formation of a fundamentally new way to secure socio-natural coevolutionary interactions. Hypotheses about the possibility of transformation of cultural and civilizational processes in the noosphere stage of their evolution beyond the planet. It has been argued the need to enhance conceptual understanding of the phenomenon of the noosphere to evolution-cosmic scale. We are talking about the fact that social evolution creates chances of becoming the sphere of reason, not only in the biosphere on a global scale, but also that the formation of the noosphere due to continuing global evolution of the Universe and is a necessary stage of its deployment, which will be implemented in the social and natural form first in the world, and then beyond.

Keywords:

cephalization, evolutionary approach, intelligence, global evolution, global, information, information criterion, culture, noosphere, noospherogenesis

Вводные соображения

Основные идеи этой работы сложились под влиянием существенного усиления исследований научного творчества В.И. Вернадского в связи с празднованием в 2013 г. 150-летия со дня его рождения, который широко отмечался в научных и других юбилейных мероприятиях в нашей стране. В этих мероприятиях приняли участие и авторы данной статьи, обнаружившие новые особенности творческого наследия ученого как в области его учения о ноосфере, так и установившего приоритетность и глобальную направленность многих его научных исследований [1–8].

Известно, что В.И. Вернадский предсказал, что научная мысль обретёт «планетный» (глобальный) характер. И конкретные очертания этого предсказания мы видим как в ныне происходящих глобальных процессах в мире и их осмыслении, так и в предвидении и исследовании будущих социальных и социоприродных эволюционных процессов. В.И. Вернадский сейчас видится в качестве мудрого мыслителя глобальной эпохи, которая в перспективе становится также эпохой ноосферы.

В его трудах учение о ноосфере с самого начала формировалось в общепланетарном ракурсе, т.е. как мировоззрение ноосферного глобализма (нооглобализма), в котором глобализм и идеи становления ноосферы оказались соединенными в целостную форму мировоззрения. Можно, пожалуй, говорить о предвидении им особого – планетарно-глобального, а в дальнейшем и ноосферного этапа развития науки в целом, который отражает и вместе с тем предвещает появление глобально-ноосферного периода совместной истории человечества и природы.

В первой половине прошлого века российский ученый академик В.И. Вернадский и два французских ученых – П. Тейяр де Шарден и Э. Леруа выдвинули идею становления сферы разума – ноосферы в качестве главного направления дальнейшего развития человечества, которое должно рационализировать цивилизационный процесс, обеспечить выживание цивилизации. Концепции сферы разума, или ноосферы, которые были предложены их основоположниками, существенно различались между собой. Однако все они имели некоторое общее содержание и исследовательскую ориентацию – веру в силу разума (не только человеческого) и представление интеллекта в его различных формах в качестве главного движущего механизма последующей уже «целесообразно-разумной» эволюции человечества, а через него и природы.

Хотя термин «ноосфера» не употреблялся К.Э. Циолковским, тем не менее, он также говорил о роли разума во Вселенной, полагая, что мысль оказывается не только геологическим фактором (о чем писал В.И. Вернадский), но и станет решающим фактором в эволюции космоса. Эти две идеи – В.И. Вернадского о планетарном характере становления ноосферы и К.Э. Циолковского о её грядущей космической перспективе и положены в основу данной статьи. На основе синтеза нооглобализма и ноокосмизма будет развёрнута идея ноосферогенеза в свете науки начавшегося века, в частности формируется новое направление глобалистки – нооглобалистика и намечаются перспективы ноокосмических исследований.

Идея об усилении роли разума в развитии общества не является достоянием лишь конца тридцатых годов XX века, когда французский ученый и философ Э. Леруа, а затем его соотечественник П. Тейяр де Шарден и В.И. Вернадский стали использовать понятие «ноосфера». Не стоит жестко привязывать ноосферные идеи, концепции и движения только к термину «ноосфера», имея также в виду, что они с самого начала своего генезиса является международными, теперь даже глобальными. Роль и место разумного начала в социальной деятельности определяет становление ноосферной идеи, начиная с античности, а тем более, когда стали применяться такие термины как «царство разума» (просветители), «мир разума» (мондиалисты), информационное общество, общество знания или же принятый в России термин «ноосфера». Поэтому «ноосферное движение» оказывается более широким, чем те исследования, которые используют ставший уже традиционным в России термин «ноосфера».

В.И. Вернадский признавал приоритет упомянутых своих коллег во введении термина «ноосфера». Так, во фрагменте «Несколько слов о ноосфере» он отмечает: «Приняв установленную мною биогеохимическую основу биосферы за исходное, французский математик и философ бергсонианец Е. Ле-Руа в своих лекциях в Коллеж де Франс в Париже ввел в 1927 г. понятие «ноосферы» как современной стадии, геологически переживаемой биосферой. Он подчеркивал при этом, что он пришел к такому представлению вместе со своим другом, крупнейшим геологом и палеонтологом Тельяром де-Шарденом, работающим теперь в Китае» [9, с. 241]

Важной особенностью ноосферной идеи В.И. Вернадского является выяснение роли разума не только в жизни общества, но через него в эволюции биосферы (особенно геологической и биосферной эволюции). В принципе идея ноосферогенеза как становления сферы разума отличается от идеи ноогенеза (которая была предложена П. Тейяром де Шарденом [10]) тем, что в первом случае ноогенез рассматривается совместно с трансформациями окружающей его среды. Это напоминает идею биосферы (теория которой была существенно развита Вернадским [11]), когда биота включается в сферу взаимодействующего с ней косного вещества. И такая идея оказывается в эволюционном плане более адекватной, поскольку развитие общества, тем более прогрессивное, в силу синергетических соображений следует рассматривать в перспективе как соразвитие, желательно, благодаря предстоящим трансформациям как коэволюцию социума совместно с природной средой, за счет которой оно происходит.

Тем самым речь должна идти именно о ноосферогенезе, а не о ноогенезе, как об этом пишет в своей книге «Феномен человека» П. Тейяр де Шарден, уделяя внимание в основном развитию сознания, процессу интеллектуализации материи в ходе эволюции. Ноосферогенез как процесс становления сферы разума – более широкое и адекватное понятие, чем ноогенез, поскольку он касается не только духовно-интеллектуальной составляющей ноосферы, но и материальной, не только культурно-информационной, но и вещественно-энергетической – и это существенное отличие точки зрения В.И. Вернадского от его уже упомянутых коллег.

Информация, цефализация, культура: эволюционный ракурс

Если бы ранее не была бы высказана идея ноосферы, она все равно появилась бы, поскольку формирование такого уникального информационного и в тоже время – социоприродного образования обусловлено самой информационной сущностью социальной ступени развития материи, что отличает ее от информационных характеристик биологической ступени [12, 13].

Если выйти за темпоральные пределы происходящего в последние десятилетия или даже столетия в более широкие временные периоды, то можно совершенно по-иному представить глобальные процессы и формирующиеся благодаря им глобальные системы (структуры). Эволюционное видение позволяет выявить определенные направленные трансформации всех глобальных процессов, создаваемых с их помощью структур (имеющих не только глобально-пространственные масштабы, но и общемировое значение) и даже появление новых, в основном как результат деятельности человечества и развертывания социоприродного этапа эволюции. С точки зрения эволюционного подхода в глобальных исследованиях все глобальные процессы и системы могут иметь прогрессивную, регрессивную либо иную направленность развития.

В.И. Вернадский важное значение придавал идее эволюции и полагал, что «в области биологических наук совершился перелом благодаря проникновению в них учения об эволюции» [14, с. 34]. Необходимость и важность использования эволюционного подхода в науке были очевидны В.И. Вернадскому ещё в начале прошлого века, когда он отмечал, что ещё Бюффон «искал общий принцип, к оторый бы позволил ему объяснить порядок природы и разнообразные сходства, какие наблюдаются между её объектами. Этот принцип Бюффон нашел в эволюционной идее, в известном генетическом соотношении, существующем между близкими по признакам животными или растительными видами, вообще между разными телами природы» [14, с. 205].Однако, как замечает В.И. Вернадский, эти идеи стояли в стороне от метафизических систем, сложившихся в XVII – начале XVIII веков [14, с. 206].

Несмотря на развитие эволюционной идеи Ч. Дарвином, А. Уоллесом и их последователями, эволюционный подход до сих пор широко не используется не только в естествознании, но и в науке в целом. Лишь время от времени появляются эволюционные продолжения тех или иных научных дисциплин и приходится ожидать довольно длительное время пока идея эволюции захватит очередную область научного поиска. Эта идея, можно сказать, как бы продолжая мысль В.И. Вернадского, всё ещё остается в стороне от многих проблем (и систем) науки и практической деятельности не только прошлых веков, но и современности. Однако появление глобальной и ноосферной проблематики заставляет обратить гораздо более пристальное внимание на эволюционный подход и, особенно на его применение к исследованию нашего общего будущего, появление и продолжение которого поставлено под угрозу.

Ученый допускал, что эта идея может проникать в научное мировоззрение и другие науки через философскую мысль, как, например, «понятие эволюции и её частном проявлении – прогрессе», изменившись в своем содержании и понимании [14, с. 54-55]. Идея эволюции сейчас стала проникать в глобальные и ноосферные исследования, приводя к кардинальному изменению в понимании всего глобального направления науки, представляя его эволюционирующим как в гносеологическом, так и в онтологическом аспектах.

Представляется логичным ожидать, что рано или поздно на эволюционный путь переходит если не все, то многие области научного поиска и этот процесс уже затронул глобальные исследования и их современное «ядро» – глобалистику, еще не успевшие выйти из своего «инвентаризационно-энциклопедического» состояния. Однако далеко не очевидна важность идеи развития, эволюции в самом широком ее понимании.

Хотя эволюционный подход время от времени захватывал те или иные научные дисциплины и междисциплинарные области исследований, но сейчас стало ясно, что это медленное проникновение идеи эволюции в какие-либо научные исследования уже выглядит данью их стихийному развитию. В какой-то мере, такое положение было стимулировано тем, что официально «приветствовался» лишь исторический подход (он требовался при написании тех или иных квалификационных работ, например диссертаций), который соседствовал с описательным подходом во многих областях и направлениях науки. Более того, эволюционный подход до сих пор зачастую отождествляется с историческим подходом и это характерно даже для крупных ученых.

На наш взгляд, «эволюционная ситуация» в науке (и не только в науке) в целом должна кардинально поменяться. Вовсе не отвергая необходимость исторического подхода, мы считаем целесообразным, где это уже возможно, внедрение в научные исследования эволюционного подхода, который как было показано в работе [15], отличается от исторического, хотя вместе они составляют единый эволюционно-исторический подход. Это важно для дальнейшего не только понимания, но и использования его результатов в практической деятельности. Применяя эволюционный подход, можно узнать в каком направлении, например, прогрессивном или регрессивном, происходит движение данного исследуемого объекта, что часто бывает непонятно при принятии практических решений.

К сожалению, эволюционный подход, например, в форме «эволюционной экспертизы», практически нигде не используется, а ведь такое применение могло бы показать, какое направление развития может стимулировать то или иное действие или решение на любом уровне. Особенно на государственном, а тем более – на глобальном уровне, где принятие мировым сообществом решение вскоре отразится на судьбе всего человечества и все глобальные решения должны быть опережающими. Многолетние размышления над этими проблемами и интуитивное осознание важности исследуемого эволюционного подхода привело авторов к пониманию важности эволюционных исследований для всего глобального и ноосферного направлений науки, от которых сейчас зависит будущее человечества.

Существуют различные методы измерения направления и уровня (степени) развития материальных систем, среди которых наиболее универсальным и пока наиболее эффективным и инвариантным является информационный критерий развития [16, 17]. Информация, по-видимому, играет гораздо более существенную роль в развитии мироздания, чем это представляется в настоящее время. Вероятно, все согласны с тем, что роль информации и информационного подхода все больше возрастает в научном познании. Но важно, понимая и принимая эту тенденцию, выявить – какое же место займет информация среди наиболее фундаментальных категорий науки, если не современной, то будущей науки.

Ведь, с одной стороны, философия претендовала и пока еще претендует на то, чтобы ее категории (может быть, и не все) играли лидирующую и генерирующую роль в научном познании. Но не только она, но и другие, особенно наиболее развитые науки, претендующие на роль лидера в науке в целом, и, прежде всего физика, также считают свои основные понятия самыми важными и фундаментальными. Однако сейчас, вначале XXI века, после немногим более, чем полувекового развития науки об информации, оказалось, что и информация может претендовать, не только на роль концептуального лидера, но и самое основное ее понятие считается чуть ли не самым важным понятием не только науки, но всей когнитивной системы цивилизации. Но не только цивилизации, но и в принципе, всего мироздания [18].

Проблема информации, которая возникла немногим более полувека тому назад, играет все большую роль в науке благодаря интенсивному развертыванию процесса информатизации и становлению глобального информационного общества. Информационный подход к глобальной эволюции реализовался в основном в той исследовательской парадигме, которая исходит из атрибутивного характера информации, придавая ей такой же онтологический статус, как и энергии. В рамках этой парадигмы принимается принцип неразрывной взаимосвязи энергии и информации, т.е. энергетические процессы оказываются в той или иной степени и информационными процессами (и наоборот).

На определенной стадии эволюции во Вселенной на первый план выступают либо энергетические, либо информационные процессы, однако с ростом уровня организации и сложности систем роль информации и информационного критерия развития существенно возрастает. При широком и эволюционном видении глобальной проблематики стало возможным и более широкое использование информационных представлений (концепций, подходов и т.д.) в глобалистике и глобальных исследованиях. Ведь признание наличия информации в неживой природе позволяет проследить эволюцию глобальных процессов еще с момента формирования нашей планеты в космическом ракурсе, затем постастрономическую и геологическую эволюцию, а в перспективе и переход некоторых глобальных процессов на внеземную траекторию развития. При таком подходе (а с эволюционной точки зрения он оказывается наиболее плодотворным) можно обнаружить действие информационного критерия развития в процессах глобального развития и подтвердить, что продолжение глобальной эволюции происходит именно на планете, где имеет место своего рода эволюционный информационный взрыв, ускоренное накопление информации в каждой последующей ступени эволюции материи и отдельных ее структурных составляющих.

Такое глобально-эволюционное видение предполагает, что в информационную глобалистику вписываются не только физические, химические, геологические и другие глобальные процессы (в их информационном аспекте), но и биологические и социальные процессы. Тем самым исследование глобальных процессов в неживой природе нашей планеты позволяет очертить информационные контуры планетарной эволюции как составной и наиболее важной части универсальной (глобальной) эволюции. Именно информация и информационные процессы в неживой природе планеты оказались ответственными за все ускоряющуюся прогрессивную эволюцию в глобальном масштабе, хотя, понятно, что планетарная эволюция происходила в открытых системах, обмениваясь веществом, энергией и информацией с окружающим космосом. В этом ключе рассуждений мы считаем, что процесс освоения планеты человеком, включая и процесс глобализации, имеет глубинную информационные причины и природу, как и процесс освоения космоса.

Вещественные, масс-энергетические и пространственные параметры универсально-глобальной эволюции постепенно уменьшались в своем объеме и количестве, при подъеме по иерархической лестнице уровней материи, образуя сужающийся «коридор безопасности» для существования и дальнейшего перманентного продолжения супермагистрали этой главной формы эволюционных процессов во Вселенной. И только информационные параметры (особенно в виде информационного критерия развития) при этом не обнаруживали такого уменьшения. При подъеме по иерархической лестнице супермагистрали глобальной эволюции происходило накопление информации внутреннего содержания как элементарной структуры ступени эволюции, так и всей каждой более высокой ступени. Это свидетельствует о более важной роли информации как всеобщего свойства материи по сравнению с массой, энергией, пространством и другими атрибутами и характеристиками материальных систем. Этот же тезис справедлив и для того этапа универсально-глобальной эволюции, который в течение почти пяти миллиардов лет имел место на планете Земля.

И это не просто некоторый общий вывод, не влияющий на понимание глобальных процессов и формируемых ими систем. Если его применить к социальным и социоприродным глобальным процессам, то станет понятно, почему за столь короткий срок своего существования информационная глобализация «возглавила» список глобализационных процессов. Информатизация и другие информационные процессы просто «обязаны» развиваться намного стремительнее, чем все остальные социальные, в частности хозяйственные процессы (и это, на наш взгляд, в полной мере относится и к глобализационным процессам, т.е. направлениям глобализации).

К тому же социальная ступень эволюции материи своим появлением прекратила сужение масс-энергетического и пространственного конуса (пирамиды) и начала формировать расширяющийся «конус» как необходимое условие дальнейшего продолжения глобальной эволюции в социоприродной форме. Такое расширение вначале происходит на планете, в виде глобального расселения, принимая в настоящее время в основном форму глобализации, а затем в космосе и получило наименование Большого социального взрыва (по аналогии с Большим Взрывом, породившим Вселенную), который имеет глубинную информационную природу.

Увеличение пространственных и масс-энергетических параметров социальной ступени вызвано особым, присущим только этой ступени механизмом накопления информации за счет окружающей среды. Речь идет о том, что главным процессом накопления информации в социальной ступени выступает внеорганизменный и внегенетический информационный процесс, тогда как в биологической ступени такое накопление происходит в основном на генетическом уровне. Разумеется, в социальной ступени эволюции также происходят генетические процессы накопления и передачи информации, поскольку нормальный человек – не только социальное разумное существо, но и биологическое. Однако не они определяют основные информационные процессы в обществе, которые скрываются в культуре как основном информационном процессе как главной характеристике социальной эволюции.

Наличие надбиологических механизмов, т.е. программ, кодов, алгоритмов и т.д. действительно играет важнейшую роль в развитии общества, выражая не только его отличие от биологической ступени, но фактически глубинную информационно-культурную природу социальной ступени. Исходя из подобного предположения многие важные тенденции социального развития можно объяснить, исходя из того, что природа социального заключена именно в культуре.

Мы видим, что информационный подход к глобальной эволюции реализовался в основном в той исследовательской парадигме, которая исходит из атрибутивного характера информации, придавая ей такой же онтологический статус, как и энергии. В рамках этой парадигмы принимается принцип неразрывной взаимосвязи энергии и информации, т.е. энергетические процессы оказываются в той или иной степени и информационными процессами (и наоборот). На определенной стадии эволюции во Вселенной на первый план выступают либо энергетические, либо информационные процессы, однако с ростом уровня организации и сложности систем роль информации и информационного критерия развития существенно возрастает.

Именно культуру характеризует экзогенно-внегенетический принцип накопления, передачи и преобразования информации. Эта информация заимствуется из окружающей человечество среды – как земной, так и космической (согласно синергетике) и, кроме того, требует все больших пространств и объектов этой среды, как для накопления культурной информации, так и для отвода за пределы социума отходов (энтропии в широком смысле).

На уровне становления и развития общества наступают качественно-нелинейные изменения: происходит «вынос» ряда информационных процессов (накопления, хранения, преобразования и т.п. информации) за пределы структурного элемента ступени эволюции. Это специфическая и сущностная характеристика социальной ступени эволюции, выражающая ее принципиальное отличие от предыдущей – биологической ступени. Накопление информации и её преобразование продолжается в основном не в структурной единице соответствующей ступени, а вне ее, что требует освоения внешнего окружающего пространства и преобразования находящихся в нем объектов для превращения их в феномены культуры – артефакты и смыслы.

Передача культурной информации также требует использования пространства и материальных объектов вне организма составляющих общество людей и активного участия в этом процессе их сознания. Это также означает, что в отличие от предыдущих ступеней развития человечество начинает расширять сферу своего распространения как на Земле, так и в космосе не только для получения вещественно-энергетических ресурсов, но, прежде всего, для получения негэнтропии из окружающей среды, продолжения своих информационно-самоорганизационных процессов.

Однако дело не только в том, что экзогенный способ накопления и преобразования информации, принявший сейчас глобальные и космические масштабы, распространяет по планете и за её пределами социальную ступень развития. Внегенетический способ освоения информации за счет окружающей среды оказал существенное влияние на темпы социальной эволюции, значительно ускорив социально-информационные процессы по отношению к процессам информационно-биологическим, а тем более к темпам эволюции предшествующих ступеней и уровней известного нам вещественного фрагмента мироздания. Экзогенно-культурный способ продолжения социально-информационных процессов на супермагистрали глобальной эволюции ускоряет их течение, поскольку открывается уже не ограниченная возможность использования «внешних» информационных процессов за счет всех предшествующих уровней и ступеней эволюции материи, что демонстрирует, например, возможное освоение информационных процессов на биологическом и квантовом уровнях.

Важно обратить внимание на то, что одной из важнейших особенностей биологической информации является то, что она в основном накапливается, хранится и передается последующим поколениям эндогенно – на генетическом уровне. Конечно, в ходе обучения появляется в процессе онтогенеза и внегенетическая информация, но потомкам она не передается. Биологическая ступень эволюции внутри себя как бы создала информационные ограничения, которые определили и ограничили ее место на супермагистрали глобальной (универсальной) эволюции. Следующая за ней социальная ступень эволюции снимает эти ограничения, благодаря чему получает возможность дальнейшего непрерывного прогрессивного развития, самоорганизации, обретая новые, более эффективные способы существования и взаимодействия с окружающей средой [19].

Но наиболее важной особенностью (наряду с генетическими механизмами) эволюции информационных процессов в биологии стал процесс цефализации, который оказался решающим для выхода части биологического мира в мир социальный. В 1944 г. в своей небольшой, но очень важной и последней статье «Несколько слов о ноосфере» В.И. Вернадский обратил внимание на то, чтоД.Д. Дана (1813-1895) и Д. Ле-Конт (1823-1901), два крупнейших североамериканских геолога (а Дана к тому же минералог и биолог) выявили еще до публикации эволюционной теории Ч. Дарвином и А. Уоллесом эмпирическое обобщение, которое показывает, что эволюция живого вещества идет в определенном направлении.

Как пишет В.И. Вернадский, это явление было названо Дана "цефализацией", а Ле-Контом "психозойской эрой". Д.Д. Дана, подобно Ч. Дарвину, пришел к этой мысли, к этому пониманию живой природы во время своего кругосветного путешествия, которое он начал через два года после возвращения в Лондон Ч. Дарвина, т. е. в 1838 г., и которое продолжалось до 1842 г.

«Дана указал, – отмечает В.И. Вернадский, – что в ходе геологического времени…, т. е. на протяжении двух миллиардов лет, по крайней мере, а наверное много больше, наблюдается (скачками) усовершенствование – рост – центральной нервной системы (мозга), начиная от ракообразных, на которых эмпирически и установил свой принцип Дана, и от моллюсков (головоногих) и кончая человеком. Это явление и названо им цефализацией. Раз достигнутый уровень мозга (центральной нервной системы) в достигнутой эволюции, не идет уже вспять, только вперед» [9, с. 239].

Нам представляется, что в статье, посвященной ноосфере и, как оказалось, завершающей мысли ученого по этой проблеме, вопрос о цефализации был поднят далеко не случайно. И нам придется в какой-то мере, исходя из информационной концепции, далее реконструировать логику и приоткрыть интуитивную догадку В.И. Вернадского, который, хотя и не прямо, но всё же указал на связь процесса цефализации и ноосферогенеза. Попробуем это подробнее показать в нашем дальнейшем изложении.

Впрочем, и другой основоположник учения о ноосфере П. Тейяр де Шарден в «Феномене человека» в эволюции мироздания также особо выделял процесс цефализации, на вершине которого оказался человек. По сути дела, ноосферогенез в перспективе оказывается тем этапом глобально-универсальной эволюции, которая будет реализоваться в социоприродной форме, вначале на планете Земля, а затем и за ее пределами, как высшее достижение социокультурного развития человеческой цивилизации.

В словарях термин цефализация (от греч. kephale – голова) чаще всего объясняют как процесс обособления головы и включения одного или более туловищных сегментов в головной отдел у животных в процессе их исторического развития. Цефализацией считают также увеличение отношения массы головного мозга к массе тела животного, причем степень цефализации как относительная масса мозга позвоночных наиболее высока у птиц, из млекопитающих — у китообразных и приматов, особенно у человека.

Однако это феноменологическое и фенотипическое описание не объясняет сути этого по сути эндогенного информационного процесса. Фенотип характеризуется как совокупность внешних и внутренних признаков организма, приобретённых в результате индивидуального развития, это «вынос» генетической информации в тело организма, навстречу факторам среды. Причем некоторые признаки фенотипа напрямую определяются генотипом, в то время как другие зависят от взаимодействия организма с окружающей средой.

Фенотипические признаки дают лишь «внешнее» описание феномена цефализации, между тем в его основе лежат информационные процессы и основания. Информация по историческим меркам только недавно вошла в «научный обиход» – всего немногим более полувека, но именно это понятие оказалось наиболее важным для понимания эволюции вообще и становления сферы разума в особенности. «Двигателем» такого процесса как цефализация оказалась информация, – в биосистемах, наряду с генетической информацией, появилась новая весьма перспективная информационная система, которая оказала огромное влияние на весь дальнейший процесс биоэволюции, предопределив переход её наиболее «информационной» части в новую ступень глобальной эволюции.

Именно благодаря цефализации и через неё, на стадии становления сознания человека произошел экстракорпоральный «вынос» процесса накопления и переработки информации во внешнюю среду и это кардинально изменило весь процесс эволюции, трансформировав часть биоэволюции уже социальную, а точнее – в социокультурную эволюцию. Генетический процесс накопления и переработки информации в биосистемах постепенно начал передавать эстафету процессу цефализации, с помощью которой удалось накапливать всё большие объёмы информации в организме и более совершенно и ускоренно её перерабатывать, передавая её другим организмам в разных формах.

Кстати, исчерпание одного из видов информационных биологических механизмов уже имело место в ходе биоэволюции. В.А. Красилов, отмечая, что человек в эволюционном смысле уникален, так как его эволюция почти полностью смещена в область культуры, отмечает, что: «В истории жизни на Земле ход эволюции дважды круто изменялся: первый раз на переходе от простейших к многоклеточным организмам, когда возможности биохимического совершенствования были в основном исчерпаны, прогресс сместился в сторону морфологии, и второй — в связи с возникновением человеческой культуры, принявшей эстафету прогресса от морфологии» [20, с. 89]. С этой точки зрения культура предстает как новая форма дальнейшего продолжения супермагистрали универсальной эволюции, которую уже не сдерживают биологические и даже глобальные ограничения. На этом пути «культурной эволюции» вполне логично должна будет появиться ноосфера как наиболее совершенная форма информационных процессов в цивилизационном пространстве.

Именно благодаря действию экзогенного информационно-культурного вектора дальнейшей поступательной эволюции, биологическое развитие человека уходит на периферийное место, хотя полностью не останавливается. За последние сорок тысяч лет геном человека изменился менее, чем на сотые доли процента, и человечество как биологический вид практически уже не эволюционирует (либо эволюционирует весьма медленно) в различных природных условиях планеты в отличие от того, как это происходило с его предками в «биологическую эру». Это произошло потому, что «человек культурный» – и он же «гомо сапиенс» – передал основную функцию накопления информации в социосфере от своего организма внешнему для него, но имманентно с ним связанному эволюционному процессу культурогенеза.

Несмотря на наличие различных направлений культурной эволюции, ускорение информационно-интеллектуальной составляющей в общей цивилизационной динамике прослеживается достаточно четко. Культурная эволюция в ряде своих интеллектуальных направлений (особенно в области науки) опережает другие эволюционные процессы и становится действенным «проводником» в наше устойчивое и ноосферное будущее. Расширение общества «через культуру» с самого начала его становления имеет информационный смысл, выражающийся в наличии особой надындивидуальной и внеличностной системы средств накопления, хранения и преобразования информации, необходимой для организации социальной деятельности. Ведь именно благодаря свойствам и качествам, которые имеют информационную природу и позволяют отличать культурное от природного, обеспечивается экзогенный по отношению к человеку характер глобально-информационной эволюции. А это стимулирует преобразовательную деятельность человека и его склонность к дальнейшему расширению сферы своей активности, вначале на планете, а затем и в космосе [21-23].

Информационная сущность ноосферогенеза достаточно очевидна. На определенной ступени развития культуры как информационного продолжения процесса цефализации уже на уровне социальной ступени, как коллективного интеллекта цивилизации происходит становление информационной цивилизации. Переход к устойчивому развитию (УР) постепенно приводит к появлению информационно-экологической как «устойчивой» цивилизации. Информационная траектория как стержневая «красной нитью» проходит через все этапы ноосферогенеза. Особенно выпукло культурно-информационная сущность ноосферогенеза проявляется в становлении коллективного ноосферно-опережающего интеллекта как естественного результата развития культуры. Эта целостная и самая грандиозная интеллектуальная система обретет способность кардинально усилить информационные возможности человечества за счет наиболее рационального использования социокультурного и иного разнообразия.

Речь опять идет о наличии внегенетического, надындивидуального и внеличностного механизма создания, накопления, хранения, передачи и преобразования информации, необходимой для организации и развития социальной деятельности. Этот уникальный преимущественно внеорганизменный характер социально-информационной эволюции и вызывает расширение сферы человеческой деятельности вначале по планете, а затем и в космосе. Становление сферы разума на этом социально-информационном пути глобальной эволюции выглядит как «запрограммированный» этап проявления и эволюционных трансформаций информационного процесса (и продолжения действия соответствующего информационного критерия). Информационная сущность ноосферогенеза достаточно очевидна и особенно четко это проявляется в становлении ноосферного интеллекта.

Приведенная выше гипотеза о том, что информационное общество продолжит свое развитие в дальнейшем цивилизационном процессе на магистрали устойчивого развития представляется достаточно обоснованной. Ведь информатизация (как и глобализация) уже никуда не исчезнет, она должна будет продолжать развиваться в самых различных формах, информационно обеспечивая наше общее устойчивое и ноосферное будущее. Информационное общество вначале развивается стихийно, в рамках естественно-исторического процесса становления постиндустриального общества, но на определенном его этапе, когда будут созданы необходимые глобальные предпосылки и условия, оно начинает стимулировать переход к устойчивому развитию, о чём ещё будет идти речь далее. Эти предпосылки и условия связаны с созданием новых информационных и телекоммуникационных технологий и соответствующей инфраструктуры, благодаря которым создается планетарно-космическое киберпространство, что позволяет не только принимать решения на локально-государственном, но в перспективе и на глобальном уровне, без чего переход к устойчивому развитию невозможен.

Под информационным обществом понимается социально-технологическая характеристика состояния общества в отдельно взятых странах, отражающая результат использования новых информационных технологий и всего процесса информатизации. В перспективе все более полной и всесторонней информатизации предполагается появление в XXI в. информационной цивилизации в глобальном масштабе.

Информационное общество в социально-технологическом ряду развития (охотничье-собирательское, аграрное, индустриальное, постиндустриальное общество и т.д.), оказывается последней стадией модели неустойчивого развития. С одной стороны, информационное общество «вырастает» из постиндустриального общества, которое завершает фазу неустойчивого цивилизационного развития. С другой стороны, это общество в своей зрелой стадии в глобальном масштабе становится начальной стадией цивилизации ноосферы (инфоноосферой) на пути реализации новой цивилизационной стратегии, обеспечивающей в будущем выживание человечества и сохранение биосферы.

Информация и прежде всего научное знание становится важнейшим инновационным ресурсом и фактором, качественное разнообразие и количественные объемы которых не имеют ограничений при их производстве и использовании в целях развития, причем последнее благодаря этому становится все более «устойчивым». Само глобальное развитие приобретает преимущественно информационную ориентацию и содержание, позволяя обществу экономить вещественно-энергетические и другие материальные ресурсы, продолжая дальнейший прогресс уже как устойчивое развитие в ноосферном направлении.

Превращение человечества в ноосферную цивилизацию предполагает, что культура как информационный феномен станет решающим фактором развития социальной ступени эволюции. То есть главным ресурсом ее дальнейшей эволюции станет информация (позволяющая экономить вещественно-энергетические ресурсы), реализуется опережающее развитие информационно-интеллектуальных процессов и духовной культуры (прежде всего, науки, управления, образования). Становление ноосферы, возвышая потребности и интересы человека, выдвигает на приоритетное место именно духовную культуру, в тоже время трансформирует все составляющие и содержание культуры, что, как отмечалось, позволяет предположить появление принципиально нового типа культуры – ноосферной культуры, являющейся предвидимой «вершиной» глобально-эволюционных процессов во Вселенной.

Ноосферогенез как информационно-интеллектуальный процесс

Само название ноосфера – сфера разума – на первый план выделяет не столько материальный компонент обсуждаемого здесь будущего глобального типа интеллекта, сколько информационно-идеальные факторы. Ноосфера (от греч. νόος — «разум» и σφαῖρα — «шар») видится нам как гипотетическое будущее состояние (и вместе с тем глобальный процесс) общества и его взаимодействия с природой, в котором приоритетное место будет занимать коллективный общечеловеческий разум, именуемый ноосферным интеллектом, направляющий эволюцию цивилизации в прогрессивно-поступательном и безопасном направлении. Вполне понятно, что идеальное не может существовать без материального, и ноосфера – это материально-идеальное образование, но главенствующим активным фактором выступает разум (а в перспективе и мудрость) в самых различных формах, но прежде всего – в его глобальном измерении и становлении. Конечно, идеальное появляется на определенном этапе развития материи, но опять-таки на другом, более позднем этапе развития идеальное, человеческий интеллект в его коллективно-глобальной форме должен занять приоритетные позиции, продвигаясь в «пространство мудрости», которая тоже может принять надиндивидуальный характер.

Этот этап социальной ступени эволюции материи, на котором судьбы материи во Вселенной «делегируются» ею порожденному общепланетарному (а в перспективе глобально-космическому) и общечеловеческому интеллекту, и имеет смысл связывать с ноосферой. Ноосфера будет представлять (в своем идеальном варианте) социоприродную систему, в которой планетарное опережающее управление реализуется нравственно-справедливом разумом человека и глобальным интегральным интеллектом, формируемым с помощью компьютерных и телекоммуникационных технологий (в том числе систем искусственного интеллекта и глобальной сети информационной связи).

Однако между пока гипотетическим глобально-ноосферным интеллектом и современным состоянием общественного сознания в его глобальном масштабе существует кардинальное противоречие. Движение от глобализации и информатизации к планетарно-целостному ноосферному интеллекту должно разрешить противоречие между принципиальной ограниченностью индивидуального (атомарного) интеллекта и объективными императивами перехода к цивилизации устойчивого развития. Этому последнему должен соответствовать принципиально новый тип интеллекта, обслуживающего не только интересы отдельного человека и ограниченных коллективов, но и всего человечества ради всеобщего выживания, о чём подробнее пойдет речь в следующем разделе статьи.

Многие социоприродные тенденции окажутся в будущем составляющими общепланетарного и космизирующегося процесса – ноосферогенеза, который включает в себя и другие тенденции – информатизацию, интеллектуализацию, экологизацию, глобализацию, футуризацию и т.д. Однако среди всех этих тенденций наиболее существенное значение для формирования ноосферы имеют информатизация и интеллектуализация, поскольку они наиболее тесно связаны с той важной тенденцией, которая направлена на изменение сознания человека и всего человечества. Если некоторые другие упомянутые выше составляющие, так или иначе, были ориентированы на преобразование природы, ее вещества и энергии, имели направленность от общества к окружающей его природной среде, то информатизация оказалась процессом трансформации информационно-интеллектуального мира человека, его сознания и мышления на всех уровнях – личностном, коллективном – вплоть до созидания пока гипотетического – «глобально-космического сознания», которое в перспективе ноосферогенеза должно будет обрести форму ноосферного интеллекта.

Глобально-коллективный интеллект, соответствующий будущей ноосфере, не может сформироваться в современной модели неустойчивого развития в силу ряда причин и, прежде всего, из-за атомарно-индивидуалистического принципа поведения человека в обществе и отсутствия необходимой целостности цивилизации (которая сформируется лишь на завершающей стадии глобализации через переход к устойчивому развитию). Однако от принципа выживания индивида в экономоцентрическом обществе необходимо переходить на принцип выживания всего человечества в благоприятной для него окружающей среде. Выживание человечества возможно лишь на пути повышения степени его «интеллектуально-информационной мудрости» благодаря объединению индивидуальных интеллектов в некоторую системную целостность с помощью средств информатики и всех используемых информационных процессов.

В условиях выживания человечества на пути становления ноосферы через устойчивое развитие необходимо формирование принципиально нового типа интеллекта, который, с одной стороны, воплощал бы все позитивные качества интеллекта индивида, а с другой, – носил бы планетарно-интегративный, надындивидуально-синергетический характер, расширившись до глобально-космических масштабов, реализуя не только новые типы разумности и рациональности, но и черты и императивы мудрости.

Основная идея создания ноосферного интеллекта – повысить степень системности, достоверности, обоснованности и превентивности принимаемых всем мировым сообществом решений, принимая во внимание интересы не только нынешних, но и будущих поколений (и в какой-то степени сохранения биосферы в целом). Это невозможно реализовать лишь на уровне индивидуальных интеллектов ныне существующих поколений. Необходима их дальнейшая «интегративная рационализация» вплоть до формирования общецивилизационной и даже «социоприродной» рациональности (эта рациональность не будет только научной, а более широкой и интегративно-деятельностной). Вполне понятно, что во имя выживания всего человечества приходится выделять в качестве приоритетного наиболее эффективные рациональные механизмы выживания и движения по пути устойчивого развития ноосферной ориентации. В перспективе важно исследовать связь таких форм рациональности с нерациональными факторами (инстинктом, верой, волей и т.д.), от которых также зависит переход к сфере разума, особенно в начальный период перехода к устойчивому развитию, когда, например, демографический или религиозный факторы могут оказаться решающими. И, конечно, важно проанализировать возможность становления нового типа – «глобальной мудрости», который может стать идеалом для последующих форм ноосферогенеза.

В связи с этим уместно обратить внимание, что в своей «философии всеединства» русский философ В.С. Соловьёв обосновывал представление о том, что разум может разъединять людей, тогда как мудрость должна стать основой их соединения в целостную систему. Его идея всеединства как в определённой степени философское предвидение ныне развёртывающегося процесса глобализации и даже ноосферогенеза, выражает наличие взаимосвязи и взаимопроникновения составляющих элементов мирового бытия. их органическое единство, при сохранении индивидуальности. Не углубляясь в эту концепцию, можно полагать, что не столько разум, сколько мудрость как более системно-целостное понятие должно стать той интеллектуально-культурной основой, на которой будет строиться сфера или даже более широко – пространство мудрости.

Впрочем, такое отношение к мудрости характеризует не только философию всеединства, но философию в целом, особенно на ранних стадиях её становления. Ведь этимологически слово «философия» (др.-греч. φιλοσοφία) как раз и означало «любовь к мудрости». Мудрость не случайно появилось на ранней стадии эволюции философии, представляя собой некоторое синкретическое понятие, но затем, как и философия, оно начало расчленяться и сейчас в основном свелось к рациональности, или даже к экономической рациональности, в результате чего человек всё больше стал рассматриваться как нomo economicus.

Сейчас понятно, что мудрость не может сводиться ни к разуму, ни к рациональности, это системное и более фундаментальное для общечеловеческого сознания понятие, включающее в себя рациональность, в том числе и научную рациональность, в качестве одной из составляющих. Мудрость опирается на научное знание, на знание в более широком смысле и, конечно, на здравый смысл, но оказывается гораздо более широким и системным понятием, а не характеристикой собственно научных знаний, тем более в их дисциплинарно-специализированной форме. Мудрость как системно-интегративный феномен, как глубокий и всесторонний разум, опирающийся на жизненный опыт, даже стали больше относить к сфере нравственности и этики, где знания индивида уже соединяются с ценностями. Мудрость предстает в качестве единства творческого мышления с высокой нравственностью и гуманизмом, что придает знанию более адекватный смысл и формирует жизненную ориентацию индивида, усиливая его ответственность за будущие действия.

Особое значение в плане темы данной статьи следует обратить внимание на то, что мудрость дает возможность предвидения возможного развития процессов и событий. Способность видеть будущее, умение прогнозировать ход событий относят едва ли не к наиболее важной характеристике мудрости. Однако, скорее всего, речь должна идти о соблюдении принципа темпоральной целостности в особой форме: знать прошлое, понимать настоящее, осознавать будущее и принимать на этой основе адекватные решения, способные учитывать возможные их последствия. Существуют и другие характеристики и черты мудрости, на которых мы специально не будем останавливаться [24]. Можно также ожидать, что по мере созидания сферы разума поэтапно, насколько возможно, к ней будут добавляться и черты феномена мудрости, но уже не только в индивидуальном, но и коллективно-глобальном ракурсе.

Важной особенностью ноосферной идеи В.И. Вернадского является выяснение роли разума не только в жизни общества, но через него в эволюции биосферы (особенно геологической и биосферной эволюции). Ведь ноосферогенез, как выше отмечалось, - более широкое и адекватное понятие, чем ноогенез, поскольку он касается не только духовно-интеллектуальной составляющей ноосферы, но и материальной, не только культурно-информационной, но и вещественно-энергетической – и это существенное отличие точки зрения В.И. Вернадского от его уже упомянутых коллег, инициировавших идею сферы разума.

Такое пространственное расширение сферы разума за пределы социума имеет, кроме упомянутых, и другие теоретико-методологические основания: ведь ограничение сферы разума только обществом вовсе не означает, это последнее ведёт себя разумно по отношению к природе. И это демонстрирует современная глобально-экологическая ситуация, которая стремительно ухудшается в современной модели неустойчивого развития [25]. Сейчас же цивилизация, формально состоящая из более, чем двух сотен суверенных государств, и более 7 млрд автономных индивидов, судорожно «цепляясь» за старую модель развития, неуклонно движется к своему трагическому финалу – глобальной социально-экологической катастрофе – и в этом трагическое противоречие современного неустойчивого развития.

Последнее десятилетие прошлого века внесло важные коррективы в понимание процесса становления ноосферы. Ноосфера – не просто сфера распространения человека разумного (даже наименование которого нomo sapiens сейчас стало подвергаться серьезным сомнениям и дискуссиям [26; 27, с. 677]). Ноосфера, как полагал В.И. Вернадский, представляется как «новое геологическое явление на нашей планете. В ней впервые человек становится крупнейшей геологической силой. Он может и должен перестраивать своим трудом и мыслью область своей жизнью, перестраивать коренным образом по сравнению с тем, что было раньше. Перед ним открываются всё более и более широкие творческие возможности» [9, с. 241]. Здесь ученый рассматривает ноосферогенез как продолжение геологической эволюции, в которой крупнейшей геологической силой выступает уже не только биота, но уже и человечество.

Однако вряд ли имеет смысл называть ноосферой прошлую или современную социосферу, где самым совершенным типом разума обладают лишь отдельные личности. Это будет лишь простое переименование социосферы в ноосферу, которое никак не изменяет степень разумности всего человечества, которое по-прежнему будет стремиться к своей экологической, ядерной или иной форме стихийно-коллективного, как теперь уже ясно, форме глобального самоубийства. Важно сформировать принципиально новый – не только индивидуальный, но и качественно более высокий, уже общечеловеческий – планетарно-ноосферный интеллект, способный вывести цивилизацию из системного антропопогенного кризиса, предотвратить возможные земные и космические катастрофы. Грозящие человечеству опасности и угрозы, особенно глобально-космического характера, позволяют развиваться человеческому интеллекту, принимать более адекватные – интегрально-глобальные формы существования и функционирования.

Ныне имеющийся, но трудно определимый совокупный интеллект всего человечества гораздо менее эффективен индивидуального интеллекта, если иметь в виду здорового нормального человека, а не больного либо девиантного индивида, стремящегося к суициду. Помимо прочего, это связано с отсутствием необходимых взаимосвязей между частями мирового социума (которые имеются на уровне индивида), и которые появляются в процессе глобализации. Вот почему «коллективизация» разума вплоть до обретения им нового качества и целостности в процессе будущего ноосферогенеза преследует цель распространить более рациональное (эффективное) поведение на всю человеческую цивилизацию и ее взаимодействие с природой: «лучшее понимание и переход от понимания к действию – именно такую цивилизацию мы охарактеризовали бы как более разумную» [28, с. 353].

Ноосферный интеллект как «ядро» сферы разума

Само название «ноосфера» – «сфера разума» – на первый план выделяет не столько материальный компонент интеллекта, сколько духовно-идеальные факторы. Вполне понятно, что идеальное не может существовать без материального, и ноосфера – это материально-идеальное образование, но в нём главенствующим активным фактором выступает разум в самых различных формах, но прежде всего – в его глобальном измерении и становлении. Конечно, идеальное появляется на определенном этапе развития материи, но опять-таки на другом, более позднем этапе развития идеальное, человеческий интеллект в его коллективно-глобальной форме должен занять приоритетные позиции.

Этот этап социальной ступени эволюции материи, на котором судьбы материи во Вселенной «делегируются» ею порожденному общепланетарному и общечеловеческому интеллекту, и имеет смысл связывать с ноосферой. Ноосфера будет представлять (в своем идеальном варианте) социоприродную систему, в которой планетарное опережающее управление реализуется нравственно-справедливом разумом человека и глобальным интегральным интеллектом, формируемым с помощью компьютерных и телекоммуникационных технологий (в том числе систем искусственного интеллекта и глобальной сети информационной связи).

Однако, как уже упоминалось, между пока гипотетическим глобально-ноосферным интеллектом и современным состоянием общественного сознания в его глобальном масштабе существует кардинальное противоречие. «Интеллектуальное» противоречие между нынешней и будущими моделями цивилизационного развития должно разрешаться в пользу формирования в ходе ноосферогенеза коллективно-целостного интеллекта всего человечества. Именно в этом и будет заключаться основной интеллектуально-информационный процесс становления ноосферы, опирающийся и «накладывающийся» на переход к социоприродному устойчивому развития.

Но это не означает, что развитию индивидуального интеллекта уже не должно уделяться внимание. Речь идет о гармонизации процессов развития личностной и коллективно-ноосферной форм интеллекта. Коллективному интеллекту, процессу формирования его глобально-космических форм должно быть уделено не меньшее внимание, чем индивидуальному, поскольку от этого зависит судьба всего человеческого рода, а не только отдельного человека. Переход же от индивидуального к коллективно-глобальному интеллекту во всей гамме социальных взаимодействий потребует существенного изменения ценностных ориентиров и формирования новых целей глобального развития. В современной модели социально-экономического развития, как правило, принимают решения атомарные либо корпоративно-групповые субъекты, индивиды и коалиции (в свою пользу, а не в интересах выживания всего человечества). И лишь в последние десятилетия начал формироваться так называемый социальный (социально-технологический) интеллект, представляющий собой не общественное сознание в его традиционном понимании, а гибридный человеко-машинный интеллект, включающий в себя и естественный, и искусственный интеллект, и другие средства информатики.

Переход в ходе глобализации и информатизации к планетарно-целостному ноосферному интеллекту должен разрешить противоречие между принципиальной ограниченностью индивидуального (атомарного) интеллекта и объективными императивами перехода к будущей устойчивой цивилизации. Этой последней должен соответствовать принципиально новый интеллект, обслуживающий не только интересы отдельного человека и ограниченных коллективов, но и всего человечества ради всеобщего выживания.

«Интеллектуальное» противоречие между нынешней и будущими моделями развития должно разрешаться в пользу формирования в ходе ноосферогенеза коллективно-целостного интеллекта всей цивилизации. Именно в этом и будет заключаться основной интеллектуально-информационный процесс становления ноосферы, опирающийся и «накладывающийся» на переход к социоприродной глобальной устойчивости. Но это не означает, что развитию индивидуального интеллекта уже не должно уделяться внимание. Речь идет о гармонизации процессов развития личностной и коллективно-ноосферной форм интеллекта. Коллективному интеллекту, процессу его формирования должно быть уделено не меньшее внимание, чем индивидуальному, поскольку от этого зависит судьба всего человеческого рода, а не только отдельного человека. Переход же от индивидуального к коллективно-глобальному интеллекту во всей гамме социальных взаимодействий потребует существенного изменения ценностных ориентиров и формирования новых целей глобального развития.

Конечно, было бы упрощением считать, что интеллектуализация как закономерность социального развития и перехода к ноосферной цивилизации тождественна процессу информатизации (на что нацеливает все большее использование термина «smart» в информационной сфере). Существуют и иные механизмы и факторы повышения уровня индивидуального и общественного сознания, другие виды духовного творчества. Однако с помощью средств информатики, особенно базирующихся на системах искусственного интеллекта, совокупное общественное сознание не просто повышается, а приобретает новое качество, делающее возможным выживание человеческого рода. Происходит глубокая трансформация интеллектуального потенциала социосферы, что со временем может привести к превращению её в сферу разума.

Глобально-коллективный интеллект, соответствующий ноосфере, не может сформироваться в модели неустойчивого развития (НУР) в силу ряда причин и, прежде всего, из-за атомарно-индивидуалистического принципа поведения человека в обществе и отсутствия необходимой целостности цивилизации (которая сформируется лишь на завершающей стадии глобализации через УР). Однако от принципа выживания индивида в экономоцентрическом обществе необходимо переходить на принцип выживания всего человечества в благоприятной для него окружающей среде. Выживание человечества возможно лишь на пути повышения его «интеллектуальной мощности» благодаря объединению индивидуальных интеллектов в некоторую системную целостность с помощью средств информатики и всех используемых информационных процессов.

В условиях выживания человечества на пути становления ноосферы через УР необходимо формирование принципиально нового типа интеллекта, который, с одной стороны, воплощал бы все позитивные качества интеллекта индивида, а с другой, – носил бы планетарно-интегративный, надындивидуально-синергетический характер, расширившись до глобально-космических масштабов.

Анализ путей становления такой принципиально новой формы интеллекта привел к выводу, что это возможно на пути синтеза индивидуальных интеллектов, прежде всего, с помощью средств информатики, которые будут реализовывать целевую функцию выживания всего человечества и сохранения биосферы. В ходе такой интеграции придется разработать и внедрить принципиально иной алгоритм принятия решений и действий, которые должны быть рациональными в более широкой системе социальных и социоприродных отношений, чем это характерно для модели НУР. В этой модели, как правило, принимают решения атомарные либо корпоративные субъекты, индивиды и группы (в свою пользу, а не в интересах выживания всего человечества). И лишь в последние десятилетия начал формироваться так называемый социальный интеллект, представляющий собой не общественное сознание в его традиционном понимании, а гибридный человеко-машинный интеллект, включающий в себя и естественный, и искусственный интеллект, и другие средства информатики.

Основная идея создания ноосферного интеллекта – повысить степень системности, достоверности, обоснованности и превентивности принимаемых всем мировым сообществом решений, принимая во внимание интересы не только нынешних, но и будущих поколений (и в какой-то степени сохранения биосферы в целом). Это невозможно реализовать лишь на уровне индивидуальных интеллектов ныне существующих поколений. Необходима их дальнейшая «интегративная рационализация» вплоть до формирования общецивилизационной и даже «социоприродной» рациональности (причём эта рациональность не будет только научной, а более широкой и интегративной). Вполне понятно, что во имя выживания всего человечества приходится выделять в качестве приоритетного наиболее эффективные рациональные механизмы выживания и движения по пути УР ноосферной ориентации. В перспективе важно исследовать связь таких форм рациональности с нерациональными факторами (инстинктом, верой, волей и т.д.), от которых также зависит переход к сфере разума, особенно в начальный период перехода к УР, когда, например, демографический или религиозный факторы могут существенно затормозить такой переход.

Понимание феномена ноосферы, в которой основной составляющей станет ноосферный интеллект как коллективный интеллект всего человечества, было присуще той ноосферной концепции, которую, следуя В.И. Вернадскому, развивал Н.Н. Моисеев. Этот ученый говорил о Коллективном Разуме (Интеллекте), полагая, что: «разум человека – это системное свойство совокупности нейронов его мозга, а Коллективный Разум – системное свойство совокупности индивидов, обладающих разумами и возможностью обмена информацией. Разум отдельного человека в системе Коллективного Разума подобен нейрону в мозгу человека» [29, с. 48]. Причем развитие этого типа интеллекта во временном отношении Н.Н. Моисеев связывает со становлением человеческого общества, а сверхбыстрое, лавинообразное развитие Коллективного Разума – с развитием средств связи и новых информационных технологий. «Коллективный Интеллект, вооруженный технологией искусственного интеллекта, – вот дальнейший путь развития информационной истории биосферы» [29, с. 49]. Он считал, что мы стоим на пороге становления Коллективного Общепланетарного Разума, который предоставляет определенный шанс человечеству сохранить себя в биосфере, значит, и во Вселенной.

Будущий глобально-коллективный интеллект ноосферы должен будет обрести свою «общепланетарную разумность», ведь мировое сообщество и каждый его субъект должны действовать как единое целое, переходя на путь УР. В созидании этой системной целостности интеллекта цивилизации и заключается одна из основных проблем и пока ещё слабо уловимых целей глобализации, которые остаются за пределами горизонта исследований, не ориентированных на столь далекие времена, когда станут проявляться первые очертания сферы разума. А это свидетельствует в пользу более активного осмысления наукой такого глобализационного процесса как информационная глобализация.

Глобальная «коллективизация» разума с помощью средств информатики и планетарных средств коммуникаций преследует цель устранения отрицательных черт субъективизма, снятие ограниченности индивидуального сознания и повышение степени разумности человечества как будущего целостного социального организма за счет соединения интеллекта каждой личности в системное целое, обладающее новым качеством рациональности, которую называют, несмотря на определённую тавтологию, ноосферной рациональностью.

Появятся новые качества этого планетарного интеллекта – в особенности свойство «опережения», обеспечивая выживание человеческого рода и становление ноосферы в условиях сохранения природы. В этом контексте становление ноосферы означает появление свойства опережающего развития цивилизации, которое может предвидеть и предотвращать все, в том числе и новые угрозы и опасности, обеспечивая глобальную и геокосмичекую безопасность ноосферогенезу.

Процесс «коллективизации» интеллекта здесь принципиально иной, чем все известные виды и формы коллективизации, осуществляемые по тому или иному стандарту и сводящие все к универсально-бюрократическому однообразию. Вот почему термин «коллективизация» неточно отражает саму идею объединения и гармонизации сознаний индивидов и интеллектуальных средств информатики. Ноосферный интеллект – это, в отличие от прошлого, и индивидуальное сознание, включенное в общую базу знаний, и интегральные алгоритмы переработки информации, и взаимодействие интеллектов всех нормальных индивидов. В нем возникает синергетический эффект целостности от планетарного объединения сознания индивидов и информации технических средств, дающий возможность с помощью новых информационных технологий, включая искусственный интеллект, принятия адекватных опережающих решений и глобально-когерентного управления переходом к ноосферной цивилизации.

Здесь, говоря о «коллективизации разума», дающей синергетико-кооперативный эффект, мы имеем в виду принципиально новую закономерность, которая должна отличаться от ныне существующей практики, когда в процессе глобализации знания или мнения, происходит утрата информационного содержания. Основная идея формирования ноосферного интеллекта заключается в том, чтобы создать глобальную интеллектуально-информационную систему, которая могла бы управлять дальнейшим процессом самоорганизации цивилизационного процесса, решая все те сложные проблемы, которые уже стоят и появятся в будущем.

С точки зрения решения социально-экологических проблем будущий ноосферный интеллект должен выполнять функции, аналогичные тем, которые реализует биосфера, стабилизирующая и регулирующая себя и окружающую среду с помощью биоты, и в то же время, продолжающая естественным образом эволюционировать. Устойчивость биосферы обеспечивается огромным биологическим разнообразием (информационным содержанием), выполняющим регулятивно-стабилизирующие и компенсаторно-релаксационные функции. Здесь также реализуется кибернетический закон необходимого разнообразия У.Р. Эшби, и биота выполняет работу по поддержанию условий окружающей среды, «устраивающих» живые системы, которые синергетическим образом скоррелированы между собой для управления окружающей средой при помощи биохимического круговорота биогенов [30, c. 83-85]. Однако действие биотической системы регуляции окружающей среды происходит в определенных пределах, превышение которых со стороны внешних воздействий (когда превышение разнообразия этих воздействий на биосферу больше ее внутреннего информационного содержания) ведет к потере устойчивости и разрушению биосферы.

Нечто подобное для человечества должен реализовать ноосферный интеллект, выполняя функцию адаптации человека к биосфере и экологизируя хозяйственную и иную деятельность. Однако здесь нельзя ограничиваться лишь указанием на адаптацию (хотя это сейчас наиболее важно) цивилизации к биосфере, так как человечеству присуща и адаптирующая функция, которую в принципе нельзя устранить или полностью вписать в экосистемы и даже в биосферу. Это нашло свое отражение в наличии двух основных видов производств – индустрии и сельского хозяйства. Если это последнее хозяйство в принципе можно вписать в биосферу, переходя на адаптивную стратегию интенсификации, то индустрия и создаваемые ею селитебно-урбанизированные ландшафты в принципе не могут реализовать «стратегию вписывания» в биосферу, оставаясь для биоты ксенобиотическим фактором и процессом.

Превращение человечества в ноосферную цивилизацию предполагает, что культура как информационный феномен станет решающим фактором развития социальной ступени эволюции. Культурно-информационная сущность ноосферогенеза особенно четко проявляется в становлении ноосферного интеллекта как естественного развития культуры. Ноосферный интеллект соединит в одну целостную социотехнологическую систему культуру как коллективный интеллект цивилизации, естественный интеллект отдельных личностей и искусственный интеллект новых информационных технологий.

Эта целостная и самая грандиозная информационно-интеллектуальная система обретет способность кардинально увеличить информационные возможности человечества за счет наиболее рационального использования накопленного социокультурного разнообразия. И хотя мы имеем в виду целостный интеллект ноосферной цивилизации, тем не менее, речь должна идти и о своего рода «социоприродном» интеллекте. Следует согласиться с В.Ж. Келле, что «ноосфера – это не только разумное устройство человеческого общества, но и ответственность человека за разумное преобразование природы, за состояние природной среды» [31, с. 129]. Возможно даже, что речь будет идти не только о сохранении биосферы, но и об использовании информационных процессов не только в биосистемах, но и в неживой природе, что соответствует атрибутивной концепции информации.

Поэтому в будущем ноосферном интеллекте должны быть предусмотрены информационные блоки, отвечающие за состояние и развитие общества и за состояние окружающей среды, ее взаимодействие с природой. Т.е. с экологической точки зрения ноосферный интеллект будет функционировать в более широкой «системе координат», выходя в принципе в социоприродное измерение, что увеличит шансы цивилизации на существование в благоприятных для нее природных условиях, обеспечивая ее безопасность через ноосферогенез как форму и этап глобально-эволюционного процесса.

Сфера разума не может появиться стихийно, хотя существуют и проявляются ноосферные тенденции и в современной мировой цивилизации. В результате трансформации социосферы в ноосферу появится ноосферный интеллект как принципиально новая будущая форма «общественного сознания», объединяющая интеллектуальные ресурсы человечества и средства информатики, использующая опережающие механизмы для реализации желаемых вариантов социоприродного развития. Очевидно, что одно из важных качеств этого интеллектуального фактора будет заключаться в их темпоральных характеристиках. Общественное сознание в социосфере (в модели НУР) отстает от социального и социоприродного бытия, позволяя ему развиваться стихийно. В ноосфере же целостно-планетарный интеллект получает возможность предвидеть это бытие, прогнозируя и проектируя желаемое будущее.

Глобальное измерение ноосферогенеза

Характерной чертой будущей ноосферы окажется ее глобальный характер, даже в том случае, если в сферу разума будет превращаться лишь незначительная часть биосферы, в то время когда остальная часть будет сохраняться, что требует переход к устойчивому развитию (УР). Планетарный характер становления сферы разума (принцип нооглобализма) определяется не только глобализацией и биосферно-экологическими соображениями, а фактически всеми основными составляющими системы глобальной деятельности как глобального развития.

Однако смысл понятия «глобальный» может существенно меняться в зависимости от типа глобальных исследований. Считать же, что во всей науке следует употреблять термин «глобальный» в одном и том же смысле было бы просто нереалистичным. Омонимия и полисемия терминов является обычным феноменом как обыденного, так и научного языка и она отнюдь не уменьшается с развитием науки, она характерна и для всего спектра современных глобальных исследований. Казалось бы, глобальными процессами можно называть процессы, происходящие в пределах нашей планеты, обнаруживающие определенную «глобальную целостность», либо стремящиеся к ней. В этом смысле глобальные процессы – это не просто процессы, происходящие на Земле, а общепланетарные процессы, т.е. охватывающие всю планету в целом.

Однако важно обратить внимание на существующую «дихотомию», лингвистическую двусмысленность термина «глобальный». Термин «глобальный» этимологически происходит не из одного, а из двух языков – латинского («globus» – шар) и французского (global – всеобщий, взятый в целом). И в современной науке термин «глобальный» употребляется в основном в этих двух «пространственных» смыслах: 1) глобальный как планетарный, относящийся к земному шару и 2) глобальный как всеохватывающий, универсальный, всеобщий, взятый в целом, и в этом смысле уже распространяется на все мироздание, или на всю Вселенную. Соответственно, глобальные процессы могут мыслиться в этих двух основных значениях: 1) глобальные процессы как в целом развертывающиеся на земном шаре, т.е. общепланетарные процессы, 2) глобальные процессы как процессы, охватывающие все мироздание, по крайней мере, ту его часть, которая относится к видимой Вселенной.

Однако есть и ещё один смысл термина «глобальный», который означает, что какой-то процесс (объект) обладает какой-то всеобщей содержательной характеристикой, свойством или параметром, которому подчиняются абсолютно все существующие процессы и объекты. Например, все объекты вещественного фрагмента Вселенной обладают тяготением или пространством с тремя измерениями. Или все люди, населяющие планету, даже если они ещё не объединены в некую глобально-целостную систему в пространственных измерениях, подчиняются в своем развитии каким-то общим социальным закономерностям. Можно сказать, что общие закономерности, которые свойственны всем без исключения индивидам и их сообществам (социумам) также являются их глобальными характеристиками в том смысле, что они присущи всему социальному движению и развитию.

Сравнивая эти значения термина «глобальный» (пространственные и всеобще-содержательный), можно догадаться, что этот качественно-содержательный смысл термина оказывается более глубоким и всеохватывающим. Ведь если какие-либо социальные процессы еще не обрели своей глобальной целостности, например, в пространственном аспекте, то они изначально, по самой своей природе обладают теми или иными всеобще-целостными содержательными свойствами, которые в этом случае оказываются атрибутивными общечеловеческими характеристиками.

Ясно, что атрибутивно-содержательный, качественный критерий глобальности оказывается более «сильным» и существенным, чем «пространственно-количественные», один из которых на нашей планете совпадает с географическим критерием. Онтологически «качественно-атрибутивная глобальность» относится к содержательно-сущностной стороне объекта или процесса, к его природе и качественной определенности, присуща им изначально и всегда (по крайней мере, с тех пор как они появились). В этом смысле глобальность как атрибут какого-либо материального процесса или предмета – это его первичная, внутренняя, уже существующая «экзистенциальная» глобальность, тогда как «количественный» критерий в дальнейшем проявляется как пространственно-темпоральное расширение этого содержательно-качественного критерия. Глобальность того или иного процесса в пространственном смысле существует не всегда, и об этом красноречиво свидетельствуют исследования процесса глобализации, как и не существующий пока феномен ноосферы, глобальность которого видится как потенциальная характеристика и возможность.

Глобальное расширение человеческой деятельности, с одной стороны, существенно раздвигает пространство-время социальных и социоприродных взаимодействий до общепланетарного объема биосферы. Но, с другой стороны, это расширение наталкивается на планетарные (биосферные) ограничения, которые ставят объективный предел дальнейшему расширению социальных и социоприродных процессов и предполагает их «сжатие» и обретение целостности в границах биосферы (если не считать возможность дальнейшей космической экспансии, что пока сопряжено с огромными трудностями).

Между тем формирующийся глобальный мир обретает свою целостность не только под влиянием деятельности человека, но и природных – глобальных ограничений и особенностей. Глобальный мир оказывается целостным, но ограниченным земным миром социоприродных взаимодействий, воздействующих и даже определяющих все другие процессы на нашей планете. Наиболее зримые ограничения – не только ограничения пространственно-территориальные, ставящие предел дальнейшему экстенсивному развитию, но и исчерпаемость природных ресурсов, глобальная экологическая угроза и т.д. Это и ограничения темпорального характера, связанные с пространственными пределами, очень часто ставящие временной финал развитию тех или иных процессов на Земле, в том числе и существованию человечества.

Однако осознанная опережающая потребность в выживании и продолжении человеческого рода всё больше будет влиять на потребности ныне живущих поколений, более рационально трансформируя их в направлении оптимальной реализации в устойчивом будущем. Это должно сказаться на всех процессах в обществе, на всех уровнях и масштабах развития, связывая их в единую целеустремленную систему. И что важно, - это должно сказаться на переходе глобализации на траекторию УР.

Однако здесь мы сталкиваемся с противоречием между комплексом направлений глобализации, именуемых глобализационными процессами, насчитывающих уже несколько десятков, и триадой УР (экономика, экология, социальная сфера). Разрешение этого противоречия мыслимо лишь на пути отхода от триады УР в пользу более широкого видения измерений УР (n-измерений), прежде всего тех, которые будут способствовать переходу всех глобализационных процессов на магистраль УР.

Глобальный ракурс развития вызывает обеспокоенность не только в плане глобализации, но и в контексте других глобальных процессов, поскольку это требует координации и интеграции усилий всего мирового сообщества. Поэтому важно не просто направить глобализацию по пути УР, на что уже нацеливают документы ООН, а все глобальное развитие должно, по крайней мере, в своей «антропогенной» части, реализовывать цели и принципы УР, которые будут уточняться с каждым новым этапом развития. Человечество в своем глобальном развитии вынуждено ставить цель «вписываться» в окружающую природную среду и следовать естественным законам мироздания, прежде всего проявляющихся в биосфере.

Можно, следуя К.Э. Циолковскому, видеть ноосферогенез и в космической перспективе, в каком-то смысле говорить о том, что не только биосфера и существующая на ней социосфера будут превращаться в сферу разума, но и внеземное пространство и небесные тела. Именно так по мере становления ноосферы и освоения космоса будет формироваться космоноосфера, поэтому и в силу этого, пусть и весьма отдаленного этапа ноосферогенеза, не только биосфера будет превращаться в ноосферу, как об этом писал В.И. Вернадский. Однако опять-таки важно подчеркнуть, что ноосферное будущее мыслится чаще всего в его глобально-планетарной форме: социальная ступень эволюции, выходя в космос, будет в первую очередь искать и осваивать планеты, подобные нашей Земле, где и предполагается её пространственно-темпоральное продолжение.

Пространственное расширение социальной ступени вызвано, прежде всего, тем, что, как выше отмечалось, ее сущность имеет принципиально культурно-информационный характер, отличающийся от информационно-содержательных характеристик биологической ступени наличием особой надындивидуальной и внеличностной системы средств генерации, накопления, хранения и преобразования информации, необходимой для организации социальной деятельности, т. е. культуры. Именно этот преимущественно внеорганизменный, экзогенный характер формирования человеческой культуры и вызывает расширение сферы человеческой деятельности вначале на планете, а затем и за её пределами.

Расширение планетарных масштабов деятельности человека в глобальном измерении должно быть связано с ее значимостью для человечества в целом, т.е. чем больше масштабы человеческой деятельности, тем больше эта деятельность должна способствовать выживанию и безопасно-устойчивому развитию цивилизации в целом. Последующие этапы ноосферогенеза предполагают решение новых как глобальных проблем, так и космических по мере продвижения эволюционного процесса во внеземные пространства.

Понимание того, что представляет собой ноосфера, зависит прежде всего от обнаружения начала ее появления (как, впрочем, и наоборот): ситуация здесь аналогична с пониманием глобализации, где начало этого глобального процесса прямо зависит от определения его понятия. Ноосферу в современной литературе представляют в двух основных темпоральных вариантах: как уже существующую сферу распространения и обитания человека разумного и как гипотетическое будущее состояние (и вместе с тем дальнейший развертывающийся глобальный процесс) всего человечества и его взаимодействия с природой. Именно в этих двух вариантах мыслили ноосферу не только Э. Леруа и Тейяр де Шарден, но и В.И. Вернадский (зачастую отдавая предпочтение её существованию в настоящее время). Учёный полагал, что становление ноосферы – это естественно-исторический, неизбежный эволюционный геологический процесс, появляющийся стихийно как все предшествующие различные этапы геологической эволюции и формации в истории человечества.

Однако предложенное В.И. Вернадским расширение чисто «социального» представления сферы разума до «социоприродного» понимания этого феномена вносит важные коррективы в видение процесса ноосферогенеза. Ноосфера тем самым оказывается не просто сферой распространения человека. Ученый рассматривает ноосферогенез не только как чисто социальные или только духовно-интеллектуальные трансформации, но и как продолжение биосферно-геологической эволюции, в которой крупнейшей геологической силой выступает человечество.

Человеческая история благодаря созиданию ноосферы не будет ограничиваться только прошлым, настоящим и весьма ограниченным будущим. Наиболее гуманной перспективой выглядит продолжение человеческого бытия на неограниченно длительные времена в будущее, как об этом мечтал К.Э. Циолковский [32]. В.И. Вернадский также весьма оптимистично относился к будущему человечества в ноосферной форме его развития, полагая, что: «будущее человека всегда большей частью создаётся им самим» [33, с. 484]. И оба ученых предложили свои способы и формы продления существования человечества в будущее.

А принятая в конце прошлого века стратегия устойчивого развития, которая направлена на решение социоприродных глобальных проблем перехода к ноосфере, – это фактически переход от стихийно-антропофобной нынешней формы развития к более гуманной и управляемой форме, которая может исключить из будущей истории цивилизации ее предвидимый трагический финал. Как видим, рассмотрение проблем перехода к УР существенно повышает интерес к проблеме будущего, которому в современной академической науке уделяется мало внимания, а приверженцами старой модели развития фактически игнорируется либо даже отрицается.

Исследование будущего УР и других глобальных процессов в мире в значительной степени обусловили и процесс футуризации науки, образования, управления и человеческой деятельности в целом. Дело в том, что расширение сферы деятельности на глобальные масштабы влечёт за собой футуризацию, т.е. усиление внимания к будущему. Одной из самых кардинальных трансформаций мирового развития будет его футуризация как процесс поворота науки, информационных процессов и значительной части человеческой деятельности к будущему, и прежде всего речь идет о включении фактора будущего в процесс духовно-интеллектуального освоения мира и тем самым – процесс ноосферогенеза.

Акцент научных (особенно глобальных) исследований на будущем не случаен: глобальная катастрофа (либо череда региональных катаклизмов), которая может наступить уже в XXI веке, не даст шансов человечеству ликвидировать ее последствия, как это делается сейчас, когда наступают локальные катастрофы и чрезвычайные ситуации, а затем устраняются их последствия. Глобальную (и прежде всего антропоэкологическую, как и ядерную) катастрофу можно лишь предотвратить опережающими действиями всего человечества.

Именно поэтому в науку и образование, многие другие сферы деятельности необходимо вводить знания и понимание необходимости предотвращения катастроф и умения антикризисного управления, с тем, чтобы не допустить возникновения необратимых катаклизмов, губительных для всего человечества. От устранения последствий необходимо переходить к предотвращению катастроф и к другим упреждающим действиям, что фактически и предлагает мировому сообществу концепция УР. Пессимистическая перспектива продолжения неустойчивого развития цивилизации как раз и потребовала его изменения с целью реализации постепенно осознаваемой опережающей потребности в дальнейшем существования человеческого рода и даже обретения им «ноосферного бессмертия».

Сейчас ноосфера в наших оптимистических представлениях видится как идеал цивилизации будущего, воплощая и систематизируя многие позитивные характеристики человечества, и пока лишена каких-либо отрицательных черт. Между тем, эти последние всегда присутствуют при реализации любых проектов, тем более глобальных, опыта целенаправленной реализации которых у человечества ещё не было. И вместе с тем такую идеальную модель ноосферы всё же необходимо создавать, чтобы на этой основе более уверенно двигаться в «потребное» будущее, управляя его становлением из настоящего.

Направленность любых социальных действий на это ноосферное будущее и станет характеризовать процессы управления переходом к глобальной устойчивости. Этот переход должен сопровождаться определенными управленческими решениями и практическими действиями, которые опережающе должны будут приниматься в условиях риска и неопределенности во всех сферах деятельности, в том числе и в бизнесе [35]. В принципе, упреждающе будут развиваться наука и управление (особенно глобальное), просвещение и образование, которые должны в глобальном масштабе определять приоритеты дальнейшего становления сферы разума. Иные же процессы, разрушающие общество и биосферу, должны замедляться и даже элиминироваться, оставаясь в прошлом.

Если глобальные процессы и прежде всего глобализация воспринимаются как пространственное расширение по земному шару и системное объединение, обретение целостности человечества в процессе образования связей между фрагментами мирового социума, то переход к УР, скорее всего, как глобальный процесс продолжения существования цивилизации во времени. Тем самым речь идет об оптимизации и реализации принципа темпоральной целостности существования и дальнейшего развития цивилизации.

Глобальное развитие через УР ноосферной ориентации предстает как единый пространственно-временной процесс дальнейшего безопасного существования и сохранения эволюционно-генетической целостности человеческого рода. Приоритетным выступает обеспечение безопасности развертывания глобальных цивилизационных процессов в прогрессивно-поступательном направлении, что гарантирует возможность и способность человечества к самосохранению и дальнейшей эволюционной самоорганизации при действии угроз, опасностей, кризисов и прочих негативных воздействий планетарного и космического масштаба [36-38].

Становление ноосферы через устойчивое развитие

Характерной чертой будущей ноосферы окажется ее глобальный характер, даже в том случае, если в сферу разума будет превращаться лишь незначительная часть биосферы, в то время когда остальная часть будет сохраняться, что требует переход к УР (но также будет постепенно выносится за пределы планеты). Ноосфера – это зрелый и завершающий этап перехода к устойчивому развитию, – это основная цель, желаемое будущее состояние коэволюции общества и природы, когда может быть обеспечен непрерывный прогресс всей мировой цивилизации и прежде всего в интеллектуально-духовном измерении.

В результате перехода к УР в пока отдалённом будущем - на заключительном этапе среди ряда других характеристик социоприродной системы появится свойство (качество) глобальной устойчивости. Глобальная устойчивость – это характеристика цивилизационного процесса, когда устойчивое развитие оказывается общепланетарным, а другие глобальные процессы также рационализируются и становятся безопасными для дальнейшей эволюции человечества.

В этой связи уместно заметить, что выживание цивилизации и сохранение биосферы, – на чём сосредоточено понятие устойчивого развития – это необходимое условие становления ноосферы и оно включается в этот процесс как составная часть и одна из главных целей УР. Причем постановка этой «ноосферной» цели имеет стратегически ориентированный и приоритетный характер.

Вот почему новая модель (стратегия) цивилизационного развития оказывается более гуманной в своей стратегической и политической ориентации и перспективе. Удовлетворение потребностей будущих поколений выражает не всеми осознанную в данный момент времени, но будущую – своего рода опережающую гуманную потребность всего человеческого рода к своему выживанию и темпоральному продолжению существования.

Роль формирования целей дальнейшего УР человечества была осознана на недавнем саммите Рио+20, подтвердившего приверженность курсу на устойчивое развитие и на обеспечение построения экономически, социально и экологически устойчивого будущего для нашей планеты и для нынешних и будущих поколений. В июне 2012 г. Конференция ООН по УР (Рио+20) опять в Рио-де-Жанейро приняла решение о формулировании новых целей развития цивилизации (вместо многих сформулированных и в определённой степени достигнутых Целей развития тысячелетия в 2015 г.) для придания деятельности в области устойчивого развития целенаправленного и последовательного характера. Такой комплекс целей в области УР, отвечающего нормам международного права и опирающегося на уже принятые обязательства и все предшествующие документы ООН, способствовал бы более полному осуществлению решений всех основных встреч на высшем уровне по экономической, социальной и экологической проблематике УР, включая положения итогового документа саммита Рио+20 [39].

Без формулировки наиболее важных целей УР вряд ли имеет смысл говорить о становлении глобального управления, поскольку раньше целей у всего человечества просто не было, оно развивалось стихийно. Эти цели должны затрагивать и сбалансированно охватывать как минимум три основные составляющие (экономическую, социальную и экологическую компоненты) устойчивого развития и взаимосвязи между ними.

Переход к устойчивому развитию настоятельно требует формирования глобального управления, ибо без него такой переход в принципе невозможен. Это предполагает разработку комплекса целей по обеспечению глобальной устойчивости, мониторинга перспектив глобального процесса устойчивого развития, повышение слаженности действий на всех уровнях перехода к УР и даже ставится вопрос о создании глобального совета по устойчивому развитию. Глубинная причина усиления интереса к проблеме глобального управления заключается в необходимости изменения течения глобальных проблем и процессов (особенно, – глобализации), в которых нарастают негативные тенденции и последствия, вызывая обострение глобальных проблем. Деградационно-регрессивные последствия стихийного развертывания глобальных процессов и проблем требует их изменения с целью поворота вектора глобального развития на траекторию устойчивости. Поэтому переход к УР в силу целостности и сильной взаимосвязи компонентов биосферы (как фундамента жизни и регулятора окружающей среды) и формирования единства цивилизации через глобализацию должен оказаться процессом глобального управления, в тех или иных аспектах ограничивающих негативно-стихийное продолжение рыночно-экономоцентрической модели НУР.

Говоря о глобальном управлении, уместно обратить внимание на то, что в своем целостном виде этот феномен может появиться лишь в будущем, когда глобализация вступит в свою следующую, может быть, и не «завершающую» стадию, под которой мы имеем в виду управляемый переход в планетарном масштабе к устойчивому развитию УР. Причем процессы глобализации при переходе к УР и становления глобального управления весьма тесно взаимосвязанны, прогресс в одном направлении будет стимулировать продвижение в другом.

Следует также иметь в виду, что концепция УР уже не может ограничиться триадой взаимосвязи экологии, экономики и социальной сферы, во всяком случае, в её современном представлении. Эти три «измерения» будущего перехода к УР следует существенно расширить, превратив «пространство движения к УР» в своего рода расширяющееся n-мерное пространство, где станут появляться и другие измерения, например, информационное (поскольку нужно выяснить, как взаимодействует устойчивое общество с обществом информационным). Предполагается расширение и «дробление» социальной составляющей и выделение из этого пока неопределенного компонента таких «измерений» как политическое, демографическое, правовое и т.д. (в принципе это возможно сделать даже по существующим наукам и проблемам). А это, в свою очередь, приведёт к тому, что необходимо будет выделять приоритетные направления и сферы деятельности по переходу к УР (приоритеты УР).

Не следует представлять дело таким образом, что искомая концепция УР уже создана и проблема заключается лишь в том, чтобы только её реализовать. Несовершенство концепции УР всё же оказывается одной из серьёзных причин того, что человечество не может идти достаточно быстро в направлении своего выживания, которое зависит не только от экологических факторов, о чём красноречиво свидетельствует обострившаяся современная геополитическая ситуация с новыми угрозами, приводящая к новой расстановке сил на мировой арене.

Устойчивое развитие, на наш взгляд, должно быть не просто непрерывным движением без цели и изменения качества, а управляемым устойчивым движением к ноосфере как новому качественному состоянию человечества. Видение ноосферогенеза как переходного процесса от устойчивого развития к ноосфере позволяет оценить возможности роли разума и рационального управления этими процессами. Становление ноосферы – это не только выдвижение нравственного разума на приоритетное место в развитии общества, но и обретение им новых качеств, которыми ранее разум не обладал.

Соединение в одно концептуальное целое идей устойчивого развития и становление сферы разума позволяют использовать ряд ноосферных идей для процессов перехода к «глобально-устойчивой цивилизации». В этой связи уместно заметить, что выживание цивилизации и сохранение биосферы (на чём сосредоточена концепция УР) – это необходимое условие становления ноосферы, и оно включается в этот процесс как составная часть. Устойчивое развитие оказывается управляемой глобальной эволюцией, ориентированной на созидание ноосферы как новое качественное состояние цивилизации. Видение ноосферогенеза как переходного процесса от устойчивого развития к цивилизации ноосферы позволяет оценить возможности роли разума и рационального управления этими процессами. Становление ноосферной цивилизации – это не только выдвижение нравственного интеллекта на приоритетное место в развитии общества, но и обретение им новых форм и качеств, которыми ранее разум не обладал. Сам по себе процесс ноосферогенеза видится более широко и акцентирует внимание на рациональной организации управления переходом к сфере разума, – на интеллектуально-информационных и социально-гуманитарных технологиях. Работы в области устойчивого развития практически абстрагировались от этого аспекта, и его включение в обсуждаемую проблематику позволяет представить становление информационного общества как движение по пути к устойчивому развитию, а многообразие аспектов становления сферы разума сконцентрировать на решении задач выживания цивилизации и сохранения биосферы, их коэволюции.

Очевидно, что одно из важных качеств этого информационно-интеллектуального фактора будет заключаться не только в пространственных, но и в темпоральных характеристиках и параметрах дальнейшего ноосферного развития. Ноосферный интеллект как принципиально новая форма «общественного сознания», объединяющая интеллектуальные ресурсы человечества и средства информатики, будет использовать опережающие механизмы для реализации желаемых вариантов социоприродной эволюции. Общественное сознание в прошлой и современной социосфере значительно отстает от социального и социоприродного бытия, запоздало отражая его и позволяя ему развиваться стихийно. В ноосфере же целостно-планетарный интеллект получает возможность предвидеть это бытие, прогнозируя и проектируя желаемое будущее. Вполне понятно, что это существенно повышает длительность существования человеческой цивилизации, приближая реализацию высказанной К.Э. Циолковским идеи о возможности социального бессмертия человечества.

В истории человечества с точки зрения цивилизационных исследований было всего два крупных этапа – доцивилизационный и, начиная с агронеолитической революции, – этап становления локальных и смены мировых цивилизаций. Однако благодаря развёртыванию процессов глобализации, перехода к устойчивому развитию и формированию глобального информационного общества человечество уже начинает превращаться в единую цивилизацию. Этот целостный глобальный мир представляется цивилизацией ноосферы, завершая тем самым в основном локально-фрагментарные цивилизационные процессы на нашей планете появлением третьего – ноосферного этапа, сопряженного с формированием принципиально нового способа взаимодействия природы и общества и появлением глобально-коллективного интеллекта.

Но появление этого этапа вовсе не означает, что на этом цивилизационный процесс также окажется завершённым, что будет иметь место своего рода очередной «конец истории». Рассматриваются также некоторые возможные перспективы дальнейшей эволюции уже ставшей ноосферной цивилизации, как на планете, так и в космосе, высказываются разного рода гипотезы и даже предлагаются экзотические сценарии грядущего в ещё мало предсказуемой и эволюционирующей Вселенной, о чем мы кратко ещё скажем в конце этой статьи.

Неклассический этап ноосферных исследований

В начале XXI века уже наступил новый этап – уже неклассический, причем не просто в учении о ноосфере, но шире – в ноосферных исследованиях и, тем самым, превращения «учения» в науку, научное направление (или теоретическую концепцию). Термин «учение перестал использоваться для формирования новых направлений и научных дисциплин. Более того, наметилась довольно стабильная тенденция называть новые дисциплины так, как именуются сами объекты исследования, когда гносеологический и онтологический аспекты даже редакционно совпадают в наименовании (экономика, история, мировая политика, экология и т.д.).

Понимание того, что представляет собой ноосфера, зависит прежде всего от осознания начала ее появления (как, впрочем, и наоборот): ситуация здесь аналогична с пониманием глобализации, где начало этого глобального процесса прямо зависит от определения его понятия. Уже отмечалось, что ноосферу, как В.И. Вернадский, так и в как современной литературе представляют в двух основных темпоральных вариантах: как существующую сферу распространения и обитания людей и как гипотетическое будущее состояние (и вместе с тем дальнейший развертывающийся глобальный процесс) всего человечества и его взаимодействия с природой. В.И. Вернадский полагал, что становление ноосферы – это естественно-исторический, причем неизбежный эволюционный не только исторический, но и геологический процесс, проявляющийся стихийно как все предшествующие различные формации и этапы предшествующей эволюции человечества.

Основной характерной чертой нового этапа знаний о ноосфере (мы назвали его неклассическим) становится его связь (взаимосвязь) с глобальными исследованиями, концепциями устойчивого развития и информационного общества, которые находятся в стадии очень интенсивных разработок. Эта взаимосвязь влияет (но пока это достаточно слабое влияние) на научный поиск по глобальной проблематике, концепциям устойчивого развития (УР) и информационного общества (ИО), если брать работы в этой области в мировом масштабе (хотя в российской литературе ситуация несколько иная). Пока еще даже в России не реализован научный потенциал учения о ноосфере в разработках по проблемам УР, не говоря уже о теориях ИО и глобалистике.

Включение идей глобальных процессов, особенно УР и ИО в область ноосферных исследований существенно повлияло на эти последние. Первый – классический этап зарождения и развития учения о ноосфере, а второй этап, учитывающий связь ноосферогенеза прежде всего с глобальными процессами, с такими как переход к ИО и УР, – неклассическим этапом учения о ноосфере, или ноосферологией как ядром ноосферных исследований. Можно считать, что неклассический этап развития знаний о становлении ноосферы отличается от классического тем, что ноосферогенез представляется как процесс, который начинается с глобального перехода к УР (в том числе и глобализации через устойчивое развитие), ИО, а также далее разворачивается через эти же формы социоприродной и информационной эволюции, все больше приближая его к супермагистрали глобальной эволюции.

На современные представления о будущей ноосфере существенно повлияли упомянутые выше концепции глобализации, устойчивого и информационного общества. Можно полагать, что эти процессы будет изучать новая форма ноосферных исследований – ноосферология, продолжающая идеи учения о ноосфере, но в тоже время отличающаяся от него включением новых идей, проблем и областей научного поиска. Ноосферология как своего рода «дисциплинарное ядро» ноосферных исследований мыслится направление научного поиска, выполняющее и изучающее закономерности и процессы становления сферы разума, возможности выживания и наиболее полного воплощения гуманистических принципов и идеалов.

Мы полагаем, что сейчас важно вести и практическую, и теоретическую работу в области ноосферных исследований и особенно способствовать развитию той их части, которая связана с глобальными исследованиями, т.е. ноосферной глобалистики (нооглобалистики). Необходимо понять, что же может представить собой ноосфера в глобальной перспективе, поскольку сферы разума, даже в своей начальной стадии, еще не существует, а намечаются лишь некоторые тенденции, в том числе и глобальные, её становления.

Изучением проблемы ноосферогенеза через УР начинает заниматься ноосферология как становящаяся научная дисциплина и ноосферные исследования как междисциплинарное направление научного поиска. Эти научные исследования, вполне естественно, будут отличаться от учения о сфере разума основоположников и их последователей, не использовавших концепции УР, глобализации и информационного общества, а тем более достижения в области освоения космоса, поскольку эти концепции появилась гораздо позже.

Ноосферология, с одной стороны, может быть представлена как часть глобальных исследований, которая устремлена в ноосферное будущее, и наоборот, глобальные исследования могут мыслиться как та составляющая ноосферологии, которая занимается исследованиями современных и будущих процессов становления ноосферы. В этом случае, например, глобалистика предстает как нооглобалистика, в которой особое внимание будет уделяться изучению «глобальных контуров» ноосферогенеза [40]. Сегодня важно выявить основные отрасли (дисциплины) науки и комплекс (а лучше систему) направлений междисциплинарного научного поиска, которые объединяли бы в единое целое глобальные исследования, ноосферные исследования, информационные науки и активно разрабатываемую сейчас концепцию УР.

Ноосферные исследования, также как и глобальные исследования, могут мыслиться не только как дисциплинарные образования, но и как междисциплинарные, интегративно-общенаучные направления поиска, выявляющие и изучающие закономерности и процессы становления сферы разума, возможности выживания и УР цивилизации и наиболее полного воплощения гуманистических принципов и идеалов. Следовательно, ноосферология, как и все исследования процессов и закономерностей ноосферогенеза, т. е. ноосферные исследования, представляет собой не только отдельную дисциплину (или отрасль науки), но и некоторую область исследования ноосферных процессов, или же интегративно-общенаучное направление. Подобный системно-эволюционный подход к проблеме ноосферы и системно-футурологический акцент на решении глобальных проблем и оптимизации глобальных процессов приходит на смену традиционному видению будущего в рамках разрекламированных концепций постиндустриального общества (а тем более – общества потребления) в модели неустойчивого развития (НУР).

Становление ноосферы в более отдалённой перспективе можно рассматривать и как некоторую цель и своего рода «конечный итог» позитивных процессов глобализации, и как объективную тенденцию решения всех глобальных проблем, а не только какой-то одной из них, скажем, информационной или экологической, о чём уже шла речь в более ранней публикации [38]. Соответственно, созидание ноосферы – это генеральная стратегия позитивного развёртывания глобализации и решения глобальных проблем, элиминации негативов глобальных процессов, что должно опираться на пока ещё не выявленные закономерности ноосферогенеза, которые также тесно связаны с созиданием ИО, переходом к устойчивому развитию и иными глобальными процессами.

Переход к устойчиво-ноосферному развитию, вписывающемуся в глобальную эволюцию в мироздании, требует дальнейшего научного обоснования и постепенной, но ускоренной активной реализации. Между тем, пока до конца не ясно, может ли в принципе "состояться" эта модель социоприродной эволюции и коэволюции, поскольку политические декларации и рекомендации ООН, прежде всего, по УР существенно опередили научные обоснования и разработки этой формы развития мирового сообщества. Опережающая глобальная политика и стратегия оказались «мудрее» науки с ее моделью строгой академичности и научной рациональности, ориентированной в основном на прошлое (и частично – на происходящее) человечества. И этому глобальному процессу важно дать научное обоснование в более широкой «системе координат», нежели это имеет место в настоящее время в науке.

И хотя ставится вопрос о научном обосновании идеи и стратегии УР мирового сообщества, тем не менее, и сама наука должна будет трансформироваться в зависимости от приближения к ноосфере через этот безопасный тип развития [36, 41-43]. В науке также должна произойти смена парадигмы развития, должна произойти очередная глобальная и вместе с тем – ноосферная революция, так как она все больше должна будет уделять внимание изучению новой модели социоприродной ноосферно-устойчивой эволюции [5, 44-46].

Ноосферология с этой точки зрения (если речь идет о футурологической перспективе) более существенно будет пересекаться с глобалистикой, во всяком случае, ориентирует ее будущее развитие в достаточно определенном – глобальном направлении. Впрочем, еще рано устанавливать какие-то жесткие зависимости между ноосферологией и глобалистикой и пока достаточно ограничиться лишь постановкой вопроса и предложенным выше вариантом их взаимоотношения. Одной из важных теоретико-методологических преимуществ ноосферологии как «дисциплинарной концепции» становления ноосферы следует видеть в том, что исследование многих глобальных процессов органически увязывается с теми или иными сторонами и этапами становления ноосферы [6,7, 40, 47].

Сейчас важно выявить основные отрасли (дисциплины) науки и систему направлений научного поиска, которые объединяли бы в единое целое глобальные исследования и ноосферологию. В соответствии с логикой развертывания ноосферы, изложенной в только что упомянутых работах, можно выделить следующие стержневые направления научного поиска, претендующие на включение в становящийся ноосферный комплекс научного знания.

Процессом информатизации общества и закономерностями становления глобальной информационной цивилизации в настоящее время занимается социальная информатика и информационная глобалистика, в принципе и перспективе – вся группа информационных наук. Проблемами экологизации общества и становлением эконоосферы с УР, исследованием тенденций и закономерностей глобального экологического общества будет заниматься социальная и в какой-то мере глобальная экология, а в ещё более отдалённой перспективе – ноосферная экология (хотя в какой-то мере с этим будут связаны и глобальная и космическая экология). Исследованием глобальных аспектов ноосферогенеза уже занимаются глобальные исследования и особенно – нооглобалистика, а становлением ноосферы через УР концепция или уже становящаяся теория устойчивого развития.

Среди областей научного поиска, так или иначе занимающихся проблемами созидания космоноосферы, следует назвать ряд направлений космизирующегося обществоведения (а среди них философия космонавтики, космическая социология, космическая экономика, космическая экология, космическая психология, космическая демография и др.). Да и на проблемы созидания астроноосферы уже ориентируются такие зарождающиеся футурологические направления, как космическая и космологическая глобалистика, астросоциология и астроэкология.

Те определения понятия ноосферы, которые могли бы быть получены в начале разработок этой концепции, вряд ли сейчас оказались бы приемлемыми, особенно в связи с разработкой проблем глобалистики и глобальных исследований, экологии, информационного общества и устойчивого развития. Ведь основоположники этой концепции во многом опирались на чисто теоретические рассуждения, логику развития человеческого разума. Но сейчас этот абстрактно-умозрительный период развития концепции ноосферы подошел к концу. Коль скоро мы включаем в ноосферный научный поиск исследование глобальных закономерностей и проблем цивилизации, а становление ноосферы понимается как альтернатива самоуничтожения, деградации человечества, значит, ноосферные исследования сейчас приобретают уже практическое и поистине глобальное значение. И тем более это оправдано, если концептуально-теоретические разработки проблем ноосферы призваны заменить наши ортодоксально-догматические либо футурологические сценарии, которые ограничивались лишь рамками обществоведения, проходя мимо либо даже игнорируя, современные достижения естествознания и перспективы концепции устойчивого развития, глобалистики, информатики, космических исследований и т.д.

Ноосферогенез как этап глобальной эволюции

Новой чертой неклассического этапа ноосферных исследований является видение ноосферогенеза как этапа глобальной эволюции. Хотя здесь и далее развиваются основополагающие идеи В.И. Вернадского о ноосфере, но вместе с тем происходит определенное расширение концептуального видения феномена ноосферы до эволюционно-космических масштабов. Речь идёт не только о том, что биосфера создает возможности становления сферы разума, но и о том, что появление ноосферы обусловлено глобальной эволюцией во Вселенной. По сути дела, ноосферогенез как грядущий глобальный процесс становления сферы разума в перспективе оказывается тем этапом глобальной эволюции в мироздании, которая будет реализоваться в социоприродной форме вначале на Земле, а затем и за ее пределами [6].

Становление ноосферы представляется не только как неизбежный этап на пути планетарного развития, но и как продолжения глобальной эволюции, её основной траектории – так называемой супермагистрали, характеризующейся ростом сложности и накоплением информационного содержания всё более высоких структур и систем в ходе их самоорганизации. Ноосферный этап глобальной эволюции наступает, когда в цивилизации появляется не только огромное информационное содержание, но и появляется новое качество информационно-интеллектуальных процессов, особенно появления свойства опережения глобально-коллективным интеллектом своего бытия [7, 47].

Ноосфера возникает не только и не просто как «планетное» явление, а как важный этап универсально-глобальной эволюции, в котором культурно-информационные процессы приводят к формированию ноосферного интеллекта. На ноосферном этапе супермагистраль этого наиболее важного для человечества типа эволюции выносится за пределы планеты, устремляясь в космические просторы. Это существенный момент и фактор в обосновании глобально-универсального статуса сферы разума как эволюционного феномена в мироздании. Именно на стадии будущей ноосферы социальная ступень эволюции начинает играть более активную роль в процессах развития во Вселенной, продолжая информационный вектор универсальной эволюции в социоприродных формах самоорганизации.

Произойдёт не просто продление на астрономическую перспективу социального и социоприродного развития, но и глобально-эволюционного ряда на упомянутой супермагистрали в форме планетарно-космической системы «ноосфера-природа», причем не исключено, что не только в форме «человечество-Вселенная». Начало этой социоприродной эволюции в «коридоре безопасности» начинается с перехода к устойчивому развитию, а его продолжение мыслится уже в форме коэволюции глобальной системы «общество-природа» на пути становления ноосферы вначале на планете – колыбели, а затем и за ее пределами.

Грандиозный вселенский процесс глобально-универсальной эволюции, начавшийся с Большого Взрыва, характеризующийся всё большим накоплением информации в материальных системах, продолжился через космический этап этого развития. Затем сконцентрировал свои инновационно-созидательные возможности на планетарном этапе (где возникает жизнь и разум) и где впервые должен будет появиться феномен ноосферы благодаря формированию глобально-интегрального интеллекта.

В.И. Вернадский говорил о том, что «Мы переживаем не только исторический период, но и планетарный» [48, с. 16]. Причем он связывает этот планетарно-исторический период с созиданием ноосферы из биосферы и отмечает социоприродную сущность процесса ноосферогенеза, поскольку эта стадия создает новое не только в истории человечества, но и в истории Земли. Учёный в своих работах обратил основное внимание на планетный период ноосферогенеза: «Под влиянием научной мысли и человеческого труда, – писал ученый, – биосфера переходит в новое состояние – в ноосферу.

Человечество закономерным движением, длившимся миллион – другой лет, со все усиливающимся в своем проявлении темпом, охватывает всю планету, выделяется, отходит от других живых организмов как новая небывалая геологическая сила» [9, с. 20-21].

Идея В.И. Вернадского о превращении биосферы в ноосферу, высказанная в первой половине прошлого века, отражала эволюционные представления того времени. Ведь идеи, связанные с глобальной эволюцией ещё не были разработаны и «ответственность» за эволюцию возлагалась им только на две высшие формы (ступени) развития материи. В.И. Вернадский полагал, что: «Эволюционный процесс присущ только живому веществу. В косном веществе нашей планеты нет его проявлений » [9, с. 238]. Именно поэтому он пытался ввести фактор эволюции в неживую природу через живое вещество и в дальнейшем через человеческую деятельность, видя в ней «природное, огромного геологического значения, явление» [49, с. 32]. Сейчас эти вопросы, как было показано, в общем виде решаются по иному, уже с позиций глобального эволюционизма, когда считается, что эволюционные процессы происходят и в неживой природе, во всяком случае, в вещественном фрагменте Вселенной [15].

Точка зрения В.И. Вернадского об отсутствии эволюции в неживой природе нам представляется «неожиданной» для его научного творчества. Дело в том, что ученый был прекрасно осведомлен о гипотезе Канта-Лапласа и не просто знал, но и её детально анализировал и оценивал, например, в статье «Кант и естествознание», которая была написана на основе доклада, прочитанном еще 1904 г. [14, с. 190-213] В этой статье В.И. Вернадский пишет, что Кант «свел весь видимый мир на эволюционный процесс, в котором, по строгим законам механики, из туманности – первичного хаоса – образуются звездные и планетные системы, выделяются солнца, планеты, кометы, космические тельца и пыль» [14, с. 211]. Почему же в те далекие времена при образовании нашей планеты имел место эволюционный процесс, а затем он прекратился до появления жизни на Земле? Вполне возможно, что такая ситуация сложилась именно потому, что ученый четко не осознавал, что такое – эволюция?

Хотя этим вопросом, как замечает его биограф Г.П. Аксенов, ученый неоднократно задавался: «Что такое эволюция, возведшая человека со всем его душевным складом на вершину мира? Случайность?» [50, с 156]. Однако В.И. Вернадский отрицал чисто случайный характер эволюции и связывал её с организованностью: «Организованность биосферы – организованность живого вещества должна рассматриваться как равновесия, подвижные, всё время колеблющиеся в историческом и геологическом времени около точно выраженного среднего…» [49, с. 15]. Причем в живых организмах «мы имеем дело с динамическими, вечно сменяющими устойчивыми равновесиями, регулируемыми биогенной миграцией атомов» [49, с. 57]. Позже это представление динамического устойчивого (не)равновесия нашло свое место в синергетике, которая как раз и является одной из общетеоретических основ исследования эволюционных процессов.

Появление глобальной и ноосферной проблематики заставляет обратить гораздо более пристальное внимание на эволюционный подход и, особенно на его применение к исследованию нашего общего будущего, появление и продолжение которого поставлено под угрозу.

Глобальный эволюционизм сейчас представляет совокупность идей, концепций, проблем и гипотез, рассматривающих один из основных эволюционных процессов во Вселенной – перманентную самоорганизацию материальных систем, в ходе которой идет последовательное прогрессивное развитие неорганической, органической природы и затем социальной ступени. Дальнейшее продолжение глобальной эволюции видится через саморазвитие этой последней ступени особенно в её ноосферной форме как коэволюционное взаимодействие с окружающей природной средой на планете и за её пределами.

Глобальный эволюционизм предполагает акцентирование внимания на выявлении направлений, тенденций и закономерностей только непрерывного прогрессивного развития всего сущего, доступного современной науке, которые носят инвариантный характер и могут претендовать на то, чтобы объяснить появление человечества и прогнозировать его дальнейшее взаимодействие с природой Земли и космоса. Глобальный эволюционизм концентрирует внимание на перманентном самоорганизационном процессе, а не на эволюции вообще во Вселенной.

Этот тип эволюционизма стал играть важную роль парадигмального интегратора научного знания, активного проводника эволюционных взглядов в науке, особенно при становлении новых областей научного поиска, в частности, таких как глобальные и ноосферные исследования. Концепция универсально-глобальной эволюции является одним из «гносеологических аттракторов» в приращении научного знания, которая не только черпает информацию из других наук, но и является своего рода концептуальным ядром, частью научной картины мира XXI века, синтезирующей знания в упомянутых выше направлениях научного поиска.

Заключительные замечания

Характерной чертой будущей сферы разума окажется ее глобальный характер, ведь именно на завершающем этапе глобализации, особенно через УР и позитивное влияние других глобальных процессов можно будет говорить о появлении глобальной ноосферной цивилизации. Это неявно подразумевалось и в учении о ноосфере классического периода (т.е. в работах основоположников этого учения), хотя четко не формулировалось и, тем более, достаточно полно не аргументировалось. Включение же идей УР и ИО как глобальных процессов в ноосферные исследования позволяет достаточно обоснованно говорить о том, что созидание ноосферы возможно лишь в общепланетарном (а в перспективе и в космическом) масштабе. Причем анализ космического направления ноосферогенеза в дальнейшем позволило понять, что становление нооосферы оказывается одним из этапов глобально-универсальной эволюции.

Космическое направление носферогенеза на классическом этапе учения о сфере разума фактически не рассматривалось, преобладало биосферно-планетарное видение этого эволюционного социоприродного процесса. Благодаря становлению философских проблем освоения космоса и нового направления глобальных исследований – космической глобалистики, исследующей взаимосвязь глобальных и космических факторов, воздействие этих последних на развитие глобальных процессов и систем, проблему развития космонавтики на планете и перерастание глобальных процессов в космические это видение изменилось. Появилось понимание взаимосвязи общепланетарных и космических процессов, трансформации глобальной деятельности в космическую деятельность, а также глобального развития в космическую эволюцию [15, 21,51].

Именно за пределами планеты в отдалённой астрономической перспективе в полной мере может быть обеспечено внебиосферное – автотрофное развитие ноосферной цивилизации, являющееся, по-видимому, одним из возможных направлений будущей нооэволюции. На наш взгляд, реализация гуманистического потенциала цивилизации ноосферы и её дальнейшая устойчивая эволюция в полной мере возможны лишь в ходе превращения информационно-экологического общества (планетарного в своей основе) в космоноосферную цивилизацию. В конечном счете, лишь широкое освоение Вселенной человечеством приблизит его к следующему этапу глобально-космической нооэволюции – установлению информационных и других контактов с возможными представителями иного – внеземного разума. Здесь произойдет новая космическая трансформация ноосферы – ее движение от локально-космической цивилизации к гиперсистеме взаимодействующих космических цивилизаций различного происхождения и вселенского значения и содержания. Только в такой гипер- или мегасистеме информационно-социоприродного характера – астроноосфере появятся наиболее достойные условия эволюционного творчества и торжества разума, формирующие возможность потенциально безграничного развертывания его мудрости и воплощения идеалов гуманизма.

Библиография
1.
Ильин И.В., Урсул А.Д. В.И. Вернадский – основоположник глобальных исследований // Вестник Московского университета. Серия XXVII: Глобалистика и геополитика. 2013. № 1.
2.
Ильин И.В., Урсул А.Д. Глобальные исследования и эволюционный подход. М.: МГУ, 2013.
3.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. В.И. Вернадский и глобально-ноосферные исследования // Социодинамика. 2013. № 03.
4.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальное направление науки // Философская мысль. 2013. № 10.
5.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобалистика и глобальные исследования. Глобальная революция в науке. Saarbrucken: Dictus Publishing, 2014.
6.
Урсул А.Д. Феномен ноосферы: глобальная эволюция и ноосферогенез. М.: Ленанд, 2014.
7.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Перспективы ноосферогенеза. Методология ноосферных исследований. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
8.
Ilyin I.V., Ursul A.D., Ursul Т.А. Global sustainbility. Prospects for a safer future. Saarbrücken: Dictus Publishing, 2015.
9.
Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука. 1991.
10.
Тейяр де Шарден П. Феномен человека. M.: Прогресс. 1987.
11.
Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М.: Наука. 2004.
12.
Урсул А.Д. Информация и культура // Философия и культура. 2011. № 2.
13.
Урсул А.Д. Культура как информационный феномен // Философская мысль. 2013. № 8.
14.
Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. М.: Наука. 1981.
15.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: Идеи, проблемы, гипотезы. М.: МГУ, 2012.
16.
Урсул А.Д. Отражение и информация. М.: Мысль, 1972.
17.
Колин К.К., Урсул А.Д. Информационная культурология. Предмет и задачи нового научного направления. Саарбрюккен: Lambert academic publishing, 2011.
18.
Ллойд С. Программируя Вселенную: Квантовый компьютер и будущее науки / Пер. с англ. М.: Альпина нон-фикшн, 2013.
19.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Информационный критерий развития и эволюция культуры // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2011. №1.
20.
Красилов В.А. Нерешенные проблемы теории эволюции. Владивосток, 1986.
21.
Урсул А.Д. Освоение космоса. М.: Мысль. 1967.
22.
Урсул А.Д. Космоглобалистика в ракурсе информационной гипотезы освоения мира // Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания / Под ред. И.И. Абылгазиева, И.В. Ильина. Вып. 5. М.: МАКСПресс. 2011.
23.
Урсул А.Д. Становление космоглобалистики // Философия и культура. 2010. № 11.
24.
Назаров В.Н. Феноменология мудрости: Образы мудреца в истории культуры (нравственно-философское исследование). Тула: ТГПИ им. Л.Н. Толстого, 1993.
25.
GEO-5. Глобальная экологическая перспектива. Резюме для политиков. Найроби: ЮНЕП, 2012.
26.
Прозоров Л.Л. Было ли учение Вернадского о ноосфере? // Пространство и время. 2012. №4.
27.
Универсальная и глобальная история (эволюция Вселенной, Земли, жизни, общества). Волгоград: Учитель. 2012.
28.
Вайцзеккер Э., Ловинс Э., Ловинс Л. Фактор четыре. Затрат – половина, отдача – двойная. М., 2000.
29.
Моисеев Н.Н. Восхождение к разуму. Лекции по универсальному эволюционизму и его приложениям. М.: ИздАТ. 1993.
30.
Лосев К.С. Биотическая регуляция окружающей среды // Глобалистика. М.: Радуга. 2003.
31.
Келле В.Ж. К проблеме ноосферы // Философские науки. 2002. № 5.
32.
Циолковский К.Э. Космическая философия. М.: Сфера. 2001.
33.
Вернадский В.И. Открытия и судьбы. М., 1993.
34.
Баркер Дж. Опережающее мышление: Как увидеть новый тренд раньше других / Пер.с англ. М.: Альпина Паблишер, 2014.
35.
Урсул А.Д., Урсул Т.А., Иванов А.В. Проблема безопасности в перспективе устойчивого развития. М.: Университетская книга, 2014.
36.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Калюжная Д.Е. Устойчивое развитие и безопасность. Глобальное измерение. Saarbrucken: LAMBERT Academic Publishing, 2014.
37.
Урсул А.Д. Проблемы безопасности и устойчивого развития: эволюционный подход и междисциплинарные перспективы // Вопросы безопасности. 2014.№5.
38.
Урсул А.Д. Путь в ноосферу (Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации). М.: Луч, 1993.
39.
Итоговый документ Конференции ООН по устойчивому развитию «Будущее, которого мы хотим» // URL: http://www.un.org/ru/sustainablefuture.
40.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Ноосферогенез как глобальный процесс (концепция нооглобалистики) // Вестник Московского университета. Серия XXVII: Глобалистика и геополитика. 2014. № 2.
41.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальные исследования и становление ноосферы через устойчивое развитие // Политика и общество. 2012. №4.
42.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Проблема безопасности: глобальные и универсально-эволюционные аспекты // Вопросы безопасности. 2012. №1.
43.
Урсул А.Д., Урсул Т.А., Иванов А.В., Маликов А.Н. Экология, безопасность, устойчивое развитие. М.: Университетская книга, 2012.
44.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. На пути к образовательной глобалистике // Вестник Московского университета. Серия XXVII: Глобалистика и геополитика. 2013. № 1.
45.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Наука и образование в глобально-ноосферной перспективе // Социодинамика. 2013. № 02.
46.
Ilyin I.V., Ursul A.D. Global Knowledge Revolution. // Globalistics and Globalization Studies. Aspects & Dimensions of Global Views. Volgograd: Uchitel’ Publishing House, 2014.
47.
Урсул А.Д. Феномен ноосферы: эволюционный подход и глобальное измерение // Философия и культура. № 11. 2014.
48.
Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М.: Наука. 2002.
49.
Вернадский В.И. Размышления натуралиста: В 2 кн. Кн. 2. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука. 1977.
50.
Аксенов Г.П. Вернадский. М.: Молодая гвардия. 2010.
51.
Урсул А.Д. Человечество. Земля. Вселенная. Философские проблемы космонавтики. М.: Мысль, 1977.
52.
Урсул А.Д. На пути к ноосферной цивилизации: взаимосвязь цивилизационных и ноосферных исследований // Политика и Общество. - 2014. - 12. - C. 1501 - 1520. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.12.13546.
53.
А.Д. Урсул «Научная мысль как планетное явление» (К 150-летию со дня рождения В.И. Вернадского) // Философия и культура. - 2013. - 5. - C. 594 - 609. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.05.3.
54.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Наука и образование в глобально-ноосферной перспективе // Социодинамика. - 2013. - 2. - C. 161 - 222. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.2.439. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_439.html
55.
Урсул А.Д. Исследование информационных и глобальных процессов: междисциплинарные подходы и связи // Социодинамика. - 2012. - 3. - C. 154 - 201. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_259.html
References (transliterated)
1.
Il'in I.V., Ursul A.D. V.I. Vernadskii – osnovopolozhnik global'nykh issledovanii // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya XXVII: Globalistika i geopolitika. 2013. № 1.
2.
Il'in I.V., Ursul A.D. Global'nye issledovaniya i evolyutsionnyi podkhod. M.: MGU, 2013.
3.
Ursul A.D., Ursul T.A. V.I. Vernadskii i global'no-noosfernye issledovaniya // Sotsiodinamika. 2013. № 03.
4.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'noe napravlenie nauki // Filosofskaya mysl'. 2013. № 10.
5.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Globalistika i global'nye issledovaniya. Global'naya revolyutsiya v nauke. Saarbrucken: Dictus Publishing, 2014.
6.
Ursul A.D. Fenomen noosfery: global'naya evolyutsiya i noosferogenez. M.: Lenand, 2014.
7.
Ursul A.D., Ursul T.A. Perspektivy noosferogeneza. Metodologiya noosfernykh issledovanii. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
8.
Ilyin I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global sustainbility. Prospects for a safer future. Saarbrücken: Dictus Publishing, 2015.
9.
Vernadskii V.I. Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie. M.: Nauka. 1991.
10.
Teiyar de Sharden P. Fenomen cheloveka. M.: Progress. 1987.
11.
Vernadskii V.I. Biosfera i noosfera. M.: Nauka. 2004.
12.
Ursul A.D. Informatsiya i kul'tura // Filosofiya i kul'tura. 2011. № 2.
13.
Ursul A.D. Kul'tura kak informatsionnyi fenomen // Filosofskaya mysl'. 2013. № 8.
14.
Vernadskii V.I. Izbrannye trudy po istorii nauki. M.: Nauka. 1981.
15.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi evolyutsionizm: Idei, problemy, gipotezy. M.: MGU, 2012.
16.
Ursul A.D. Otrazhenie i informatsiya. M.: Mysl', 1972.
17.
Kolin K.K., Ursul A.D. Informatsionnaya kul'turologiya. Predmet i zadachi novogo nauchnogo napravleniya. Saarbryukken: Lambert academic publishing, 2011.
18.
Lloid S. Programmiruya Vselennuyu: Kvantovyi komp'yuter i budushchee nauki / Per. s angl. M.: Al'pina non-fikshn, 2013.
19.
Ursul A.D., Ursul T.A. Informatsionnyi kriterii razvitiya i evolyutsiya kul'tury // Vestnik Chelyabinskoi gosudarstvennoi akademii kul'tury i iskusstv. 2011. №1.
20.
Krasilov V.A. Nereshennye problemy teorii evolyutsii. Vladivostok, 1986.
21.
Ursul A.D. Osvoenie kosmosa. M.: Mysl'. 1967.
22.
Ursul A.D. Kosmoglobalistika v rakurse informatsionnoi gipotezy osvoeniya mira // Globalistika kak oblast' nauchnykh issledovanii i sfera prepodavaniya / Pod red. I.I. Abylgazieva, I.V. Il'ina. Vyp. 5. M.: MAKSPress. 2011.
23.
Ursul A.D. Stanovlenie kosmoglobalistiki // Filosofiya i kul'tura. 2010. № 11.
24.
Nazarov V.N. Fenomenologiya mudrosti: Obrazy mudretsa v istorii kul'tury (nravstvenno-filosofskoe issledovanie). Tula: TGPI im. L.N. Tolstogo, 1993.
25.
GEO-5. Global'naya ekologicheskaya perspektiva. Rezyume dlya politikov. Nairobi: YuNEP, 2012.
26.
Prozorov L.L. Bylo li uchenie Vernadskogo o noosfere? // Prostranstvo i vremya. 2012. №4.
27.
Universal'naya i global'naya istoriya (evolyutsiya Vselennoi, Zemli, zhizni, obshchestva). Volgograd: Uchitel'. 2012.
28.
Vaitszekker E., Lovins E., Lovins L. Faktor chetyre. Zatrat – polovina, otdacha – dvoinaya. M., 2000.
29.
Moiseev N.N. Voskhozhdenie k razumu. Lektsii po universal'nomu evolyutsionizmu i ego prilozheniyam. M.: IzdAT. 1993.
30.
Losev K.S. Bioticheskaya regulyatsiya okruzhayushchei sredy // Globalistika. M.: Raduga. 2003.
31.
Kelle V.Zh. K probleme noosfery // Filosofskie nauki. 2002. № 5.
32.
Tsiolkovskii K.E. Kosmicheskaya filosofiya. M.: Sfera. 2001.
33.
Vernadskii V.I. Otkrytiya i sud'by. M., 1993.
34.
Barker Dzh. Operezhayushchee myshlenie: Kak uvidet' novyi trend ran'she drugikh / Per.s angl. M.: Al'pina Pablisher, 2014.
35.
Ursul A.D., Ursul T.A., Ivanov A.V. Problema bezopasnosti v perspektive ustoichivogo razvitiya. M.: Universitetskaya kniga, 2014.
36.
Il'in I.V., Ursul A.D., Kalyuzhnaya D.E. Ustoichivoe razvitie i bezopasnost'. Global'noe izmerenie. Saarbrucken: LAMBERT Academic Publishing, 2014.
37.
Ursul A.D. Problemy bezopasnosti i ustoichivogo razvitiya: evolyutsionnyi podkhod i mezhdistsiplinarnye perspektivy // Voprosy bezopasnosti. 2014.№5.
38.
Ursul A.D. Put' v noosferu (Kontseptsiya vyzhivaniya i ustoichivogo razvitiya tsivilizatsii). M.: Luch, 1993.
39.
Itogovyi dokument Konferentsii OON po ustoichivomu razvitiyu «Budushchee, kotorogo my khotim» // URL: http://www.un.org/ru/sustainablefuture.
40.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Noosferogenez kak global'nyi protsess (kontseptsiya nooglobalistiki) // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya XXVII: Globalistika i geopolitika. 2014. № 2.
41.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nye issledovaniya i stanovlenie noosfery cherez ustoichivoe razvitie // Politika i obshchestvo. 2012. №4.
42.
Ursul A.D., Ursul T.A. Problema bezopasnosti: global'nye i universal'no-evolyutsionnye aspekty // Voprosy bezopasnosti. 2012. №1.
43.
Ursul A.D., Ursul T.A., Ivanov A.V., Malikov A.N. Ekologiya, bezopasnost', ustoichivoe razvitie. M.: Universitetskaya kniga, 2012.
44.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Na puti k obrazovatel'noi globalistike // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya XXVII: Globalistika i geopolitika. 2013. № 1.
45.
Ursul A.D., Ursul T.A. Nauka i obrazovanie v global'no-noosfernoi perspektive // Sotsiodinamika. 2013. № 02.
46.
Ilyin I.V., Ursul A.D. Global Knowledge Revolution. // Globalistics and Globalization Studies. Aspects & Dimensions of Global Views. Volgograd: Uchitel’ Publishing House, 2014.
47.
Ursul A.D. Fenomen noosfery: evolyutsionnyi podkhod i global'noe izmerenie // Filosofiya i kul'tura. № 11. 2014.
48.
Vernadskii V.I. Biosfera i noosfera. M.: Nauka. 2002.
49.
Vernadskii V.I. Razmyshleniya naturalista: V 2 kn. Kn. 2. Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie. M.: Nauka. 1977.
50.
Aksenov G.P. Vernadskii. M.: Molodaya gvardiya. 2010.
51.
Ursul A.D. Chelovechestvo. Zemlya. Vselennaya. Filosofskie problemy kosmonavtiki. M.: Mysl', 1977.
52.
Ursul A.D. Na puti k noosfernoi tsivilizatsii: vzaimosvyaz' tsivilizatsionnykh i noosfernykh issledovanii // Politika i Obshchestvo. - 2014. - 12. - C. 1501 - 1520. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.12.13546.
53.
A.D. Ursul «Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie» (K 150-letiyu so dnya rozhdeniya V.I. Vernadskogo) // Filosofiya i kul'tura. - 2013. - 5. - C. 594 - 609. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.05.3.
54.
Ursul A.D., Ursul T.A. Nauka i obrazovanie v global'no-noosfernoi perspektive // Sotsiodinamika. - 2013. - 2. - C. 161 - 222. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.2.439. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_439.html
55.
Ursul A.D. Issledovanie informatsionnykh i global'nykh protsessov: mezhdistsiplinarnye podkhody i svyazi // Sotsiodinamika. - 2012. - 3. - C. 154 - 201. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_259.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"