Статья 'Образование в интересах устойчивого развития: первые результаты, проблемы и перспективы ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Образование в интересах устойчивого развития: первые результаты, проблемы и перспективы

Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Урсул Татьяна Альбертовна

доктор философских наук

заведующий кафедрой, Национальный исследовательский технологический университет "Московский институт стали и сплавов"

119180, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 4

Ursul Tat'yana Al'bertovna

Doctor of Philosophy

Head of the Department at National University of Science and Technology "Moscow Institute for Steel and Alloys" 

119180, Russia, g. Moscow, Leninskii prospekt, 4

ursult@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2015.1.14001

Дата направления статьи в редакцию:

14-12-2014


Дата публикации:

22-01-2015


Аннотация.

В статье показано, что в образовании будут происходить трансформации, которые тесно сопряжены с эволюционными изменениями всего цивилизационного процесса и взаимодействия общества и природы. Обсуждается проблема развертывания образования в интересах устойчивого развития (УР) в России как перед Декадой образования для устойчивого развития (ОУР), так и во время её проведения. Рассмотрены официальные документы общемирового и российского уровня, необходимые для внедрения концепции УР в образовательную деятельность в стране. Сделан акцент на особенностях восприятия идеи УР и становления образования для УР в России, подготовки учебных и учебно-методических материалов в контексте УР в высшей школе, начиная с Конференции ООН по окружающей среде и развитию. В работе применяются принцип темпоральной целостности, а также глобальный, исторический, междисциплинарный, прогностический, системный, эволюционный, экологический и другие подходы к анализу феномена образования в XXI веке. Авторы считают, что не следует представлять (и тем самым зауживать), что главное в переходе к устойчивому развитию – это решение экологических проблем, ставших теперь уже глобальными. Речь должна идти о всех глобальных проблемах и негативных общепланетарных процессах, которые должны решаться на пути перехода к глобальной устойчивости. Особое значение придается проблеме расширения концепции устойчивого развития, в которой уже появился ряд «точек роста» и векторов развития, что важно учитывать в становлении ОУР, которое в силу этих обстоятельств также должно будет расширять свою сферу применения и совершенствоваться в ряде важных направлений

Ключевые слова: безопасность, ВСУР, концепция устойчивого развития, "устойчивое образование", опережающее образование, Рио+20, устойчивое развитие, футуризация, экологическое образование, ЮНСЕД

Abstract.

In their article the authors emphasize that education will soon have transformations closely related to evolutionary changes in the global civilizational development and interaction between society and nature. The authors discuss the formation of education for sustainable development (SD) in Russia both prior to and during the Decade of Education for Sustainable Development. The authors also discuss what official documents are needed to be accepted both at the global and Russian levels in order to implement the concept of sustainable development in the sphere of Russian education. The authors focus on how the concept of sustainabe development is perceived by Russians and how education for sustainable development is promoted in Russia. Special attention is paid to the process of preparation of tutorials and teaching and learning aids on sustainable development at higher schools starting from the United Nations Conference on Environment and Development. The authors have applied to principle of temporal integrity as well as the globa, historical, interdisciplinary, forecasting, systems, evolutionary, environmental and other approaches to the analysis of the phenomenon of education in the XXIst century. According to the authors, the main goal of sustainable development should not be limited to the solution of environmental issues. It is important to talk about the global issues and negative universal processes that are to be solved before the wold is ready to transfer to the global sustainability. Special attention is paid to the extension of the scope of the concept of sustainable development. 

Keywords:

security, World Summit on Sustainable Development, the concept of sustainable development, 'sustainable development', priority development, Rio+20, sustainable development, futurization, environmental education, UNCED (United Nations Conference on Environment an

На будущие формы, парадигмы и модели образования будет влиять эволюция цивилизации, а образование как её составляющая должно способствовать тем формам развития, которые в наибольшей степени будут реализовывать стратегию выживания человечества и сохранения биосферы. В образовании будут происходить трансформации, которые тесно сопряжены с эволюционными изменениями всего цивилизационного процесса и взаимодействия общества и природы.

Во всем мире идет интенсивный поиск новых стратегий и моделей образования XXI в., которые могли бы удовлетворять потребности нынешних и будущих поколений человечества, поставившего цель своего выживания в условиях сохранения окружающей природной среды.Предполагается, что это будет не какая-то одна – «конечная» модель образования XXI в., а эволюционный ряд моделей и стратегий образовательных процессов и систем, способствующих становлению новой цивилизации, обеспечивающей выживание человечества и сохранение биосферы [1-4].

Образование как социально организованный институт в мировом масштабе в начале третьего тысячелетия находится в явно выраженной бифуркационной стадии – на коренном переломе своего развития. Будучи одним из самых масштабных социальных механизмов более или менее нормального функционирования общества, образование должно таким образом изменить содержание и форму своего собственного развития, чтобы способствовать дальнейшему выживанию цивилизации, выходу ее из пока углубляющегося глобального кризиса. Такой кризис антропогенного происхождения усиливается в результате обострения глобальных проблем и других негативов глобальных процессов, обретая все больший масштаб и угрожая существованию человечества и всей жизни на Земле.

Именно потому, что кризис стал глобальным и угрозы существованию человечества обрели общепланетарный характер и масштаб (что, например, демонстрирует экологическая проблема), уже невозможно выйти из кризиса без широкого использования опережающих механизмов и факторов развития. Ведь если разразится глобально-экологическая либо иная общепланетарная катастрофа, то устранять ее последствия будет просто некому. Чем масштабнее катастрофа, тем труднее борьба с ее отрицательным воздействием на человечество и поэтому средства ликвидации глобальных кризисов и катастроф, решения глобальных проблем в принципе должны носить опережающий характер, а не «отстающий» – как устранение последствий локальных чрезвычайных ситуаций и катастроф в настоящее время.

Глубинная причина усиления интереса к новому видению мирового образования заключается в необходимости прогнозирования и изменения течения глобальных процессов (особенно, – глобализации), в которых нарастают негативные тенденции и последствия, вызывая обострение глобальных проблем. Так, в глобальных проблемах концентрируются в основном негативные последствия предшествующего мирового развития и обостряются противоречия, которые угрожают общемировыми катастрофическими последствиями. Человечеству необходимо принять скоординированные действия по выходу из того или иного глобального кризиса, порожденного глобальными проблемами и процессами негативного характера. Нежелательные последствия стихийного развертывания глобальных процессов и проблем требует их изменения с целью поворота вектора глобального развития на траекторию прогрессивного развития (или, как выяснилось более двух десятилетий тому назад, на траекторию устойчивого развития как нового типа развития, способного сохранить цивилизацию и биосферу).

Эволюционное видение глобальных процессов – это естественный шаг в их познании, и такой подход помогает в более эффективном использовании этого глобального знания в глобальной деятельности и особенно – в глобальном управлении [5]. Важно сформировать такую теорию глобальных процессов, в которой можно было бы не просто описывать объективно-стихийно происходящее в мире в глобальном измерении, но и ориентировать эти процессы в нужном для человечества прогрессивно-поступательном направлении. Ведь ряд глобальных процессов имеют, хотя и объективную, но стихийно-хаотическую составляющую, как например, глобализация и важно на них воздействовать с помощью формируемого глобального управления.

Эффективно управлять процессами глобализации и решать глобальные и другие проблемы с помощью современного ещё не сформированного глобального сознания (и современного, а, по сути, «консервативно-отстающего» образования) не просто не очень эффективно, а даже принципиально невозможно. Образование «отторгается» от активного участия в поиске оптимальных решений в формирующейся антикризисной глобальной деятельности и не способствует выживанию человечества. Скорее, наоборот – в современном «ультраконсервативном» виде оно способствует дальнейшему «сползанию» к глобальной антропогенной катастрофе, не давая необходимых знаний, умений и навыков для выхода из обостряющегося планетарного кризиса. Начавшийся общемировой переход к УР цивилизации и ее коэволюционному взаимодействию с природой ставит вопрос о кардинальных преобразованиях всех форм и направлений социальной деятельности, в том числе и образования.

Одна из новых и наиболее важных моделей мирового образования связана со стратегией устойчивого развития, к которой человечество уже начинает переходить в XXI в., согласно решениям ООН. Основные контуры новой модели цивилизационного развития III тысячелетия и его важнейшей подсистемы – образования – должны сформироваться уже в ближайшие десятилетия. Устойчивое развитие – это не про­сто одна из новых проблем, а проблема, от решения которой зависит бу­дущее всего человечества, его судьба в третьем тысячелетии. Это совершенно новая форма (модель) развития всего мирового сообщества, которое становится на путь своего выживания и решения глобальных проблем человечества.

Международная документальная база образования для устойчивого развития

Для становления образования для устойчивого развития (ОУР) уже существует международнаядокументальная база, которой будут руководствоваться учебные заведения в своей деятельности. Среди таких официальных документов необходимо выделить прежде всего документы ООН, начиная с ЮНСЕД в Рио-де-Жанейро в 1992 г. А в декабре 2002 г. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла резолюцию 57/254, в соответствии с которой было провозглашено Десятилетие образования в интересах устойчивого развития (ДОУР), охватывающее 2005-2014 гг.

Причем ЮНЕСКО было поручено стать ведущим учреждением в вопросах проведения Десятилетия. Цели ДОУР, как декларирует ЮНЕСКО – это провозглашение образования в качестве фундамента создания более устойчивого общества и интеграция устойчивого развития в системе образования на всех его уровнях. Цели ДОУР – укрепление международного сотрудничества в области развития и обмен инновационными методами обучения по программам, практике и политике устойчивого развития. Ясно, что ОУР – это ключевой инструмент достижения Целей развития тысячелетия, а также тех целей УР, которые будут выработаны в ближайшее время во исполнение решений Рио+20.

ЮНЕСКО особое внимание уделяет проблемам образования в интересах устойчивого развития. Так, ещё в 1998 г. на Всемирной конференции по высшему образованию в Женеве была принята «Всемирная декларация о высшем образовании для XXI в.: подходы и практические меры», в которой отмечается, что образование является важнейшей опорой устойчивого развития, способной удовлетворять современные и будущие потребности общества [6].

В целях устойчивого развития ЮНЕСКО призвана переориентировать свои программы, внеся в них необходимые изменения, с тем, чтобы содействовать переходу к УР. Улучшение качества образования и переориентация его целей и задач на УР должны стать одним из приоритетов ЮНЕСКО. В Международном плане мероприятий для реализации ДОУР, принятом ЮНЕСКО, устанавливаются широкие рамки для всех партнеров, которые пожелали внести свой вклад в проведение ДОУР [7].

В последующих форумах под эгидой ООН, в частности ВСУР в Йоханнесбурге в 2002 г. и особенно – крупных международных конференциях по образованию для устойчивого будущего, состоявшихся вначале Индии, а затем в Германии, были отмечены начало и дальнейшее развертывание провозглашенной ООН Декады по образованию для устойчивого развития. В ноябре 2014 г. в Нагое (Япония) завершилась Всемирная конференция ЮНЕСКО по образованию в интересах устойчивого развития,

Конференция была посвящена теме «Обучение сегодня в интересах устойчивого будущего», в ней приняли участие более тысячи человек из 150 стран, Была принята Декларация, призывающая принять срочные меры по оказанию ОУР всеобщей поддержки и включению его в список целей в области развития на период после 2015 года. Кроме того, декларация призывает все страны внедрить Глобальную программу действий по ОУР, которая станет продолжением ДОУР ООН, которая завершается в 2014 г. ЮНЕСКО выступила с призывом внести конкретный вклад в реализацию Глобальной программы действий по ОУР и уже 80 стран на него откликнулись.

Образование является фундаментом УР и об этом шла речь в Повестке дня на 21 век, принятой на саммите в Рио-де-Жанейро в 1992 г. Это важное положение было подтверждено на саммите в Йоханнесбурге и опять – на саммите Рио+ 20 в 2012 г. [8]. Важное значение имеют принятые в процессе подготовки Рио+20 «Обязательства учреждений высшего образования в отношении практики обеспечения устойчивости в связи с Конференцией Организации Объединенных Наций по устойчивому развитию», согласно которым руководители вузов и их подразделений обязуются поддерживать международные усилия по переходу к устойчивому развитию. Уже примерно три сотни образовательных организаций из более, чем стран мира приняли участие этом мероприятии (кстати, в них приняли участие восемь вузов России, включая МГИМО и МГУ им. М.В. Ломоносова в «лице» факультета глобальных процессов, причем этот последний стараниями организаторов сайта ООН вначале по ошибке попал в Румынию, однако в дальнейшем вузы и факультеты были расположены не по странам, а в алфавитном порядке) [9].

То есть, фактически, создаваемая сеть институтов высшего образования начинает играть роль особого транснационального актора, принимающего на себя ряд обязательств на международно-политическом уровне. Подписание руководителями образовательных учреждений многих стран мира упомянутого Обязательства о содействии методам обучения, которые помогут студентам приобрести знания, умения и навыки, необходимые для создания более устойчивого общества, будут содействовать исследованиям в высших учебных заведениях вопросов устойчивого развития и они заслуживают распространения в других вузах как нашей страны, так и всего мира.

В докладе Группы высокого уровня Генерального секретаря по глобальной устойчивости (2012 г.) отмечается, что правительствам стран, входящих в ООН следует рассмотреть вопрос о создании Глобального фонда для образования [10]. Этот фонд будет заниматься вопросами мобилизации поддержки правительств, неправительственных организаций и частного сектора, являться продолжением действующего сегодня Глобального партнерства в области образования Всемирного банка и ему будет поручено выполнение задачи обеспечения к 2015 году доступа к начальному образованию с тем, чтобы надежда на достижение сформулированной в Декларации тысячелетия одной из целей могла стать реальностью.

Среди других более ранних важных документов международного уровня – «Заявление об образовании в интересах устойчивого развития» на Конференции министров Европы в Киеве, но главное – речь идет о Стратегии ЕЭК ООН для образования в интересах устойчивого развития, принятой к реализации в марте 2005 г.[11], а также об «Основных положениях проекта плана осуществления Десятилетия образования в целях устойчивого развития» [12-15].

На Всемирном саммите по устойчивому развитию в 2002 г. было уделено внимание проблемам образования. В разделе «Средства осуществления» Плана выполнения решений ВСУР (ст. 116) отмечается, что «для продвижения по пути устойчивого развития абсолютно необходимо образование». При этом ставится ряд целей с деталями их реализации:

1) добиться достижения целей тысячелетия в области развития, касающихся обеспечения всеобщего начального образования, гарантировав при этом, чтобы к 2015 году все дети, как мальчики, так и девочки, могли повсеместно пройти полный курс начальной школы;

2) устранить гендерный разрыв в области начального и среднего образования к 2005 году, как это предусматривается в Дакарских рамках действий: образование для всех, и на всех уровнях образования на позднее 2015 года, для достижения сформулированных в Декларации тысячелетия целей в области развития, за счет принятия мер к обеспечению, среди прочего, равного доступа ко всем уровням и формам образования, подготовки и расширения потенциала благодаря учету гендерной проблематики и созданию систем образования, учитывая гендерный фактор.

В других статьях упомянутого Плана речь идет об интеграции вопросов устойчивого развития в системе образования на всех уровнях, с тем чтобы оказывать содействие образованию как ключевому фактору перемен (ст. 121), о поддержании образования для поощрения устойчивого развития и что особенно важно – рекомендация Генеральной Ассамблее ООН рассмотреть вопрос о провозглашении десятилетия, начинающегося с 2005 года, десятилетием образования в интересах устойчивого развития (ст. 124).

Эксперты Экономической комиссии ООН (UNECE) разработали проект Стратегии образования для УР для региона государств Европы, Центральной Азии и Северной Америки, которые объединяют 55 стран с различными уровнями экономического развития. Проект был принят в октябре 2004 г. в Женеве на 11 сессии ЕЭК ООН и Комитета по экологической политике ЭКОСОС ООН [16]. В 2005 г. в Вильнюсе совещанием высокого уровня представителей министерств охраны окружающей среды и образования была принята «Стратегия Европейской экономической комиссии ООН для образования в интересах устойчивого развития». Стратегия явилась первым официальным документом регионального масштаба (включающим более 25% стран мирового сообщества) в области создания новой модели образования, способной обеспечить выживание цивилизации. Если учесть, что в Индии в январе 2005 г. состоялся под эгидой ООН общемировой форум по ОУР, то можно считать, что мировое сообщество отреагировало на объявление декады 2005–2014 гг. переходным десятилетием для начала формирования нашего общего устойчивого будущего. Причем становится очевидным, что ОУР оказывается не только предпосылкой достижения устойчивого развития, но и приоритетным его средством, т.е. можно сказать, что переход к УР начинается со становления образования в интересах устойчивого развития.

Нужно сказать, что в Стратегии так или иначе нашли отражение работы российских ученых в области ОУР, которые были выполнены еще за десять лет до принятия этой Стратегии [17-20]. В самом тексте Стратегии говорится о том, что в этом документе, воплощен опыт, накопленный как в самом упомянутом регионе, так и во всем мире. Эта Стратегия является также вкладом в подготовленный ЮНЕСКО план осуществления плана Десятилетия образования ООН в интересах УР и плана выполнения решений ВСУР в Йоханнесбурге. Учтен также опыт образовательных учреждений стран ЕЭК ООН, в которых уже началось развертывание ОУР, а также ряда международных организаций и НПО.

В Стратегии отмечается, что она должна опираться на достижения образования в различных странах, на научный потенциал и активное участие гражданского общества, но вместе с тем необходимо решать новые задачи с целью эффективного осуществления принципов ОУР, учитывая его междисциплинарный и межведомственный характер и создание адекватной материально-технической и институциональной поддержки.

Целью Стратегии является поощрение государств, к правительствам которых она адресована (членов ЕЭК ООН), к включению в свои системы формального образования в рамках всех соответствующих учебных дисциплин, а также в неформальное образование и просвещение. Это будет содействовать освоению знаний и специальных навыков в области УР, повысит их компетентность, расширит их возможности вести здоровый и плодотворный образ жизни в гармонии с природой, проявлять заботу о социальных ценностях, равноправии полов и культурном многообразии.

В соответствии с этой целью сформулированы следующие задачи:

1) обеспечение того, чтобы механизм политики, нормативно-правовая база и организационные основы служили опорой для ОУР;

2) содействие УР через посредство формального и неформального обучения и просвещения;

3) освоение педагогами знаний, позволяющих включить вопросы УР в преподаваемые ими предметы;

4) обеспечение доступности учебных средств и учебно-методических пособий для ОУР;

5) содействие научным исследованиям в области ОУР и развитию ОУР;

6) укрепление сотрудничества в области ОУР на всех уровнях в пределах региона ЕЭК ООН [21, с. 9-10].

В Стратегии подчеркивается, что ОУР требует переориентации основного внимания с обеспечения знаний на проработку проблем и отыскание возможных решений. Причем все это может и должно повлиять на методы преподавания и структуру учебных программ, как традиционных предметов и дисциплин, так и междисциплинарный синтез научно-образовательного знания, открывая возможности для более многостороннего и системного подхода. Это потребует «от педагогов отказаться от роли исключительно передаточного звена, а от учащихся – от роли исключительно получателей, вместо этого им следует действовать совместно» [21, с. 14].

Особое внимание предполагается уделять первоначальной подготовке и переподготовке педагогов и создание для них возможностей для обмена опытом среди преподавателей, включившихся в инновационный процесс становления ОУР. Усиление инновационного акцента получается при тесной увязке с соответствующими результатами в области теории и практики УР. Овладение основами ОУР зависит от содержания, качества и наличия учебно-методических материалов по проблемам УР, которых, конечно, пока очень мало, их даже нет в ряде стран, где подавляющая часть населения и не слышала о переходе к УР.

В Стратегии отмечается, что для того, чтобы ОУР стало эффективным, необходимо проблемы УР интегрировать во все учебные дисциплины, программы и курсы, а также организовать конкретные курсы и программы, посвященные проблемам УР, и для этого применять широкий диапазон методов обучения, в основном развивающих созидательно-творческое начало в сознании учащихся.

Учитывая, что и Болонский процесс, создающий общеевропейское пространство высшего образования и общеевропейское пространство исследований, также фактически одновременно стартовали с 2005 г., важно их соединить в единую образовательную и даже научно-образовательную систему, причем этот процесс, по крайней мере, в Европе, наиболее успешно осуществляется для магистерского уровня образования.

Наука и образование при переходе к устойчивому развитию должны соединиться в единый общепланетарный научно-образовательный процесс, работающий на созидание общества с УР, мыслимого в перспективе в качестве глобальной сферы разума. Начало этого процесса мы видим не только в развитии Болонского процесса, но главное – в решениях всемирных форумов ООН, посвященных проблемам УР. Так, как отмечалось, на ВСУР было уделено внимание проблемам образования, причем объявлено, что начиная с 2005 г. не только развернется всемирный переход к устойчивому будущему, но и будет осуществляться рекомендация Генеральной Ассамблеи ООН об объявлении Десятилетия образования в интересах УР (статья 124) [22]. И это не случайное совпадение начала двух процессов, один из которых должен опережать все остальные: ведь с помощью образования новой – устойчивой ориентации станет формироваться сознание людей, готовых и способных обеспечить выживание цивилизации и реализовать переход к устойчивому будущему.

Официальные российские документы в контексте образования для устойчивого развития

Что касается российских официальных документов, то цель перехода к УР была, вероятно, впервые обозначена в «Национальной доктрине образования РФ», принятой Правительством РФ ещё в 2000 г. Однако нужно иметь в виду, что в какой-то мере модель образования, очерченная в упомянутой доктрине всё-же является одним из вариантов «переходной» модели образования. Трансляционная модель образования, адекватная традиционному обществу, не просто дополняется, но фактически обязана смениться новой моделью, которую уместно назвать переходной, или антикризисной. Переходной – потому, что должна идти смена моделей развития, антикризисной – потому, что образование должно включаться в общий процесс антикризисных действий как на уровне глобальных, так и регионально-локальных масштабов. И было бы странно считать, что антикризисное управление на всех уровнях появится вне зависимости от общей антикризисной направленности переходного образовательного процесса. Именно в этот непростой для цивилизации и мирового образования период на первый план выступают в образовании функции адекватного реагирования на современные изменения и даже их кратковременное предвидение, защиты от угроз и опасностей, т.е. обеспечение безопасности в любом ее виде (а не только экологической). Трансляционная функция образования отходит на его периферию, а на приоритетное место выходит созидательно-творческое, развивающее начало, способствующее принятию опережающих решений по выходу из кризисных ситуаций и дальнейшему выживанию. Акцент смещается из области усвоения суммы знаний в область развивающего мышления, сферу творчества – овладения методами принятия решений и опережающего антикризисного моделирования (тренинга).

В упомянутой Национальной доктрине соединены в одно целое элементы прежнего и «желаемого» современниками образования, более адекватного для нашего «переходного» общества. Но поскольку этот переход теперь сопряжен с движением не только по модернизационной стратегии (вписыванием в превалирующую рыночно-демократическую часть мирового сообщества), но и трансформационно-опережающей – переходом к устойчивому обществу, то это ведет и к новому видению образования в формирующейся будущей цивилизации. Образование обретает принципиально новые черты и ориентации, которые представляются приоритетными в образовании для устойчивого развития [23].

Среди других официальных документов, которые важно использовать для развертывания ОУР в России, – указы Президента РФ по вопросам УР и соответствующие приложения к ним [24, 25]. Особое значение для ОУР приобретают две книги, изданные перед ВСУР, в которых подробно излагаются как научные основы устойчивого развития, так и проблемы перехода к новой цивилизационной стратегии в XXI веке [26, 27]. В России также были проведены парламентские слушания в Государственной Думе РФ на тему: «Об участии Российской Федерации в реализации Стратегии Европейской экономической комиссии ООН для образования в интересах устойчивого развития» ещё в мае 2006 г.

Образование для устойчивого развития: от экологизации к футуризации

Идея УР впервые достаточно полно была изложена в книге «Наше общее будущее» (доклад МКОСР или доклад Брундтланд), опубликованного на английском языке еще в 1987 г. [28]. Однако это лишь первые подходы научной аргументации модели УР. В рамках современной науки вряд ли можно будет получить всестороннее доказательство возможности реализации модели УР, для этого необходимо изменить саму модель науки, о чем также шла речь [2-4, 29]. Именно будущая – ноосферная наука включит в сферу своего познания и реализации модель УР.

Довольно часто, говоря об ОУР, имеют в виду внедрение в том или ином вузе экологического образования и, вполне понятно, что вряд ли можно найти сейчас вуз, где бы не преподавалась экология и природопользование. Однако далеко не всякое экологическое образование автоматически подпадает под ОУР (как, впрочем, и проблемы экологии не совпадают с проблемами УР).

Решение экологических проблем в том числе и с помощью экологического образования – это прорыв в будущее. Экологический «мост» от модели НУР к стратегии УР не может сформироваться без экологического образования в его широком понимании. Причем следует согласиться с тем, что даже в модели НУР экологическое образование должно иметь приоритетный статус (хотя в действительности дела обстоят по иному), отражая растущую значимость экологической проблемы в выживании цивилизации и сохранении биосферы. И все же, утверждая это, мы вынуждены констатировать явное противоречие модели НУР и проблем экологии, т.е. экофобную сущность этой модели.

Именно поэтому реально экологическое образование не приобрело такого статуса и его развитие происходит, несмотря на отдельные успехи, по остаточному принципу, оно пока отторгается как всей системой образования, так и самим обществом. И эта ситуация мало будет меняться до тех пор, пока не начнется переход к УР и в других сферах деятельности. Роль экологического образования станет усиливаться в общей системе образования по мере того как эта последняя будет превращаться в систему ОУР. Важно уже сейчас осознать, что экологическое образование в модели НУР (т.е. то, что оно представляет собой в настоящее время) и то, чем должно стать в модели УР – это существенно разные виды образования.

Несмотря на то, что экологическое образование является в определенном смысле инвариантом современного образования и его будущей системы, адекватной УР, в этой последней оно приобретет черты, на которых имеет смысл остановиться далее несколько подробнее.

Во-первых, экологическое образование в модели НУР представляется своего рода инородным образованием, своего рода «имплантатом из будущего». Когда вся современная модель функционирования и развития общества имеет экономоцентрический характер (в том числе и в постиндустриальной фазе), демонстрируя во всех сферах потребительскую ориентацию, она не приемлет введение экологических императивов, отторгая все, что связано с ограничением получения прибыли и выгоды. Все другие составляющие системы образования модели НУР согласно принципам модели реагируют, начинают «давить» на свою и вместе с тем «чужеродную» составляющую в виде экологического образования. Это противоречие между интересами настоящего и потребностями будущего не может без трудностей и проблем разрешиться в пользу этого последнего (противоречие между современными «экономическими» поколениями и будущими в гипотетическом глобально-информационном обществе с УР).

Выход из этой противоречивой ситуации видится в том, чтобы все другие составляющие системы образования – т.е. его экономическая, социально-гуманитарная, технико-технологическая и все остальные направления также «работали» на переход к устойчивому будущему. Развитие одного экологического образования в традиционном русле даже при условии вложения все больших сил и средств, не сможет вывести систему образования на новый уровень, соответствующий целям УР. УР представляет собой систему систему экономических, экологических, социально-культурных и других аспектов человеческой деятельности, ориентированных на цели выживания цивилизации (а не на извлечение всё большей прибыли), что должно найти адекватное выражение в образовании.

Во-вторых, экологическое образование в модели НУР (как, впрочем, и все остальные виды и формы образования) существенно отстает и от реальной жизни и от переднего края научных исследований. Разумеется, далеко не всё экологическое образование может быть охарактеризовано как «отстающее», в нем есть и «опережающие» черты. Но, находясь в системе «неустойчивого» образования, экологическое образование в должной степени в настоящее время не может стать таким «опережающим образованием», которое адекватно соответствовало бы значимости решения экологических проблем и переходу к УР.

Между тем опережающий характер экологического и других видов образования следует из того, что экологические (особенно глобальные) проблемы можно только предотвратить, т.е. решение их носит принципиально упреждающий характер. Ведь ликвидировать последствия планетарной экологической либо иной катастрофы просто будет некому, единственный способ её не допустить – это опережающими решениями и действиями её предотвратить. Если в модели НУР самый распространенный способ реагирования на чрезвычайные ситуации, кризисы и катастрофы – это ликвидация их последствий (когда они носят локальный характер), то в новой цивилизационной модели приоритетно-доминирующим способом должно быть их предотвращение (что, кстати, на порядок дешевле в экономическом плане).

В-третьих, экологическое образование, как, впрочем, и вся природоохранная деятельность во всем мире, акцентировало свое внимание после Стокгольмской конференции по окружающей среде ООН на локальных проблемах. Улучшение экологической ситуации в отдельно взятой экосистеме, скажем, в конкретном бассейне или городе имеет важное значение для населения этой местности, но подобный подход характерен именно для решения проблем окружающей среды в модели НУР. Увлекшись решением локальных экологических проблем, мировое сообщество спустя два – и тем более три – десятилетия после Стокгольма обнаружило, что глобальная экологическая ситуация не только не улучшилась, но и существенно ухудшилась. Это проявилось в дальнейшем увеличении выбросов парниковых газов, потеплении климата, снижении биоразнообразия, сведении лесов, уменьшении озонового слоя, опустынивании, загрязнении атмосферы и акваторий и т.п. И это несмотря на то, что на локальные экологические мероприятия во всем мире были потрачены колоссальные средства, превышающие, возможно, несколько трлн долл. США за три десятилетия. Эта сумма сейчас существенно возросла, а глобальная экологическая перспектива существенно ухудшилась, акцент на локальной экологической деятельности продолжается, – и все это характерно именно для модели НУР.

И хотя еще Римский клуб в свое время призвал думать глобально, а действовать локально, но этот призыв был понят в основном в смысле проведения локальных мероприятий. Никто и не намеревался, проводя эти мероприятия, чтобы одновременно улучшать и глобальную экологическую ситуацию. Сейчас, имея в виду перспективы устойчивого будущего, необходимо уже и думать и действовать глобально и локально, не разрывая их взаимосвязь на мыслительную и практическую составляющие. Ухудшение экологической ситуации в планетарном масштабе в результате большинства локальных экологических мероприятий произошло потому, что в результате их проведения антропогенное давление на биосферу не уменьшилось, а увеличилось (ведь для их проведения брались ресурсы и ухудшалась среда в других местах планеты). Для очистки, скажем, какого-либо бассейна необходимо затратить энергию и другие ресурсы, взятые в других местах, из других экосистем, что приводит к их нарушению и загрязнению. Все негативные в экологическом плане последствия суммируются на биосферно-глобальном уровне и в результате локальные очистки выглядят как «заметание мусора под кровать», неумолимо приближая планетарную экокатастрофу.

Вот почему важно при проведении любых экологических мероприятий следить за тем, чтобы глобальная экологическая ситуация не ухудшилась, а еще лучше, если антропогенный пресс на биосферу уменьшался бы за счет всего комплекса природоохранных мероприятий, ориентированных на реализацию целей УР. Переход к УР имеет, как не раз отмечалось, принципиально планетарный характер в силу целостности и сильных экологических взаимосвязей компонентов биосферы. Глобальная безопасность в экологическом и ином смысле приоритетнее, чем безопасность любой части биосферы либо той ее части, которая именуется человечеством. Это следует из системного принципа обеспечения безопасности, согласно которому безопасность более широкой системы приоритетнее безопасности входящих в нее систем и элементов (несмотря на то, что необходимо обеспечивать безопасность всех других объектов безопасности – государства, личности и т.д.).

Реально экологическое образование пока не приобрело должного статуса в мировом образовании и его развитие происходит, несмотря на отдельные успехи, по остаточному принципу. Это направление образования пока игнорируется и даже отторгается как всей системой образования, так и самим обществом (по крайней мере, в России, модернизационные реформы которой больше демонстрируют тягу к рыночному фундаментализму вкупе с коррупцией и криминалом). И эта ситуация мало будет меняться до тех пор, пока не начнется переход к УР и в других сферах деятельности. Роль экологического образования станет усиливаться в общей системе образования по мере того как эта последняя будет превращаться вначале в экологическое образование для УР (ЭОУР), а затем в более целостную систему ОУР. Важно уже сейчас осознать, что экологическое образование в модели НУР (т.е. то, что оно представляет собой в настоящее время) и то, чем должно стать в модели УР – это пока существенно разные виды образования.

К особенностям развития ОУР в Российской Федерации следует отнести ту черту, что здесь впервые было осознано, что наиболее существенной чертой ОУР является не столько рост дальнейшей экологизации и систематизации образования, сколько его футуризация, т.е. смещение акцентов с изучения прошлого на прогнозироание и моделирование будущего. И понятно почему: модель УР является пока лишь нормативным прогнозом, который еще предстоит реализовать. Поэтому, наряду с другими характеристиками, ОУР в качестве особенностей, отличающей новую форму (модель) образования от современной (будем называть её еще и традиционной), выделяется опережающий механизм развертывания образовательного процесса. Опережающий фактор, футуризирующий образование, складывается из включения в образование проблем будущего, а также гораздо более ускоренного (по сравнению с другими видами человеческой материальной деятельности), т.е. опережающего развития. Именно поэтому ЮНЕСКО полагает, что образование для устойчивого развития представляет собой процесс обучения тому, как принимать решения, нужные для обеспечения долгосрочного будущего экономики, экологии и равенства всех сообществ. Развитие мышления, ориентированного на будущее, – ключевая задача образования в интересах УР [30].

Ведь в книге «Наше общее будущее», известной как доклад Г.Х. Брундтланд, посвященной обоснованию необходимости перехода к УР, было приведено определение понятия УР: «Устойчивое развитие – это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности» [28, с. 59]. Это определение стало наиболее распространенным после его фактического принятия на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в 1992 г. в Рио-де-Жанейро (ЮНСЕД). Такое определение выражает глубинную сущность новой модели (формы) человеческого развития, которое, по мнению его авторов, не должно прерываться какой-либо глобальной катастрофой антропогенного происхождения.

Между тем опережающий характер экологического и других видов образования, как подчеркивалось, следует из того, что экологические (особенно глобальные) проблемы и их негативно-катастрофические последствия можно только предотвратить, т.е. решение их имеет принципиально упреждающий характер. Ведь, как уже отмечалось, ликвидировать последствия глобальной социально-экологической либо иной планетарной катастрофы просто будет некому, единственный способ ее не допустить – это опережающими решениями и действиями ее предотвратить. Если в модели неустойчивого развития самый распространенный способ реагирования на чрезвычайные ситуации, кризисы и катастрофы – это ликвидация их последствий (когда они носят локальный характер), то в новой цивилизационной модели приоритетно-доминирующим способом должно быть их предотвращение (что, кстати, на порядок дешевле в экономическом плане).

Подобная перспектива требует изменения современной модели развития цивилизации с целью постепенной реализации осознанной опережающей потребности в «продолжении гуманизма» на неопределенные будущие времена. Поскольку эта потребность уже осознана (хотя и не поставлена на приоритетное место), то она представляет собой человеческий интерес, причем долговременного стратегического характера, который все больше должен учитываться по мере перехода к устойчивому будущему.

В любом процессе развития существует определенная мера между консервативными и инновационными тенденциями [31]. В образовании явно просматривается акцент не в пользу инновационных процессов. Поэтому инновационные процессы в образовании в перспективе обретают новую ориентацию: необходимо образование трансформировать таким образом, чтобы можно было реализовать переход к нашему общему будущему – устойчивому развитию. Ведь современный человек, даже овладевший знаниями и культурными достижениями модели НУР не сможет построить новое глобальное общество с УР. Только инновационный процесс перехода от неустойчивого общества к устойчивой цивилизации может гарантировать удовлетворение жизненных потребностей как нынешних, так и будущих поколений людей, их все более гармоничное взаимодействие с природой.

УР как модели опережающего сбалансированного социоприродного развития должно соответствовать во всех смыслах опережающее образование. Идея опережающего образования как «ядра» ОУР заключается в формировании нового сознания человека и человечества в целом, которое не отставало бы от бытия, а его опережало [20,32-35]. Ведь с помощью отстающего сознания невозможно предотвратить глобальную антропоэкологическую катастрофу, поскольку в принципе устранение последствий такой катастрофы невозможно (некому будет их устранять). Формирование с помощью опережающего образования эффективных механизмов реализации модели УР должно привести к преодолению инерции модели неустойчивого развития (ведущей к катастрофе) и постепенной эволюции в направлении новой цивилизационной стратегии.

Формирование опережающего сознания, т.е. коллективного сознания, опережающего социальное бытие, а не отстающего от него, произойдет на пути созидания сферы разума. Такое соотношение сознания и человеческого бытия возможно лишь в будущей ноосфере, которая будет формироваться через позитивные глобальные процессы, переход к УР и становление информационного общества. Именно в ноосфере приоритетное место займет не просто разум, а опережающий целостно-коллективный интеллект всего человечества, сформировавшего эту целостность благодаря глобализации через УР. Это станет возможным, если на приоритетное место будут выходить все процессы, связанные с интеллектуально-информационной деятельностью и будет формироваться интегральный ноосферный интеллект цивилизации [36].

Для образования XXI в. нужна также футуризованная (опережающая) наука, которая не только должна развиваться ускоренными темпами, но и быть ориентированной на нормативный прогноз в форме УР (что не исключает разработку иных – поисковых прогнозов, альтернативных сценариев, гипотез и т.д.). Если наука всерьез займется будущим и включит его в сферу своей деятельности столь же полноправно, как это она делает с настоящим и прошлым, то ее ждет «шок будущего», о котором для других областей деятельности писал более сорока лет тому назад Э. Тоффлер в бестселлере «Футурошок».

Будущее должно стать в центре внимания ноосферной науки, причем степень футуризации науки будет в существенной степени определять ее ноосферизацию. Наука по мере приближения к своему ноосферному состоянию должна выявить закономерности становления будущего во всех его формах и тем самым реализовать принцип темпоральной целостности и взаимосвязи прошлого, настоящего и будущего. И прежде всего это касается перехода к УР и на этой основе – становления ноосферы.

Свойство опережения в инновационно-образовательном процессе в основном будет касаться целей и содержания образования и в определенной степени организационного статуса, роли всего процесса обучения и воспитания среди других сфер социальной деятельности. Если от нового типа образования зависит переход к устойчивому будущему, то его новый статус и функциональная роль в обществе должна быть узаконена нормативно-правовыми и управленческо-организационными способами и формами.

Включение опережающих факторов и механизмов в образовательный процесс и акцент на будущем изменят сам подход к пониманию социальной роли образования. Если ранее образование сводилось к передаче знаний, умений, навыков, культуры от предыдущих поколений к нынешним, то теперь такая ситуация, как было показано, уже не оказывается адекватной. Во-первых, начиная с последней декады XX века, происходит ежегодное и даже более ускоренное удвоение производимой научной и другой информации. Учитывая этот факт, а также существенное отставание «образовательного» знания от научного знания, можно понять, как мало «эффективной» информации может получить обучаемый в любой форме системы образования. Во-вторых, футуризация образования диктует необходимость получения информации не только о прошлом и настоящем, но и из будущего и о будущем. Причем именно этот вид информации будет играть не менее, а, может быть, и более важную роль, нежели информация о прошлом и настоящем. Мы опять-таки имеем в виду так называемый «эффект Эдипа», когда решения принимаются с учетом набора поисковых и нормативно-желаемых прогнозов. Вот почему включение «фактора будущего» в образовательный процесс и концентрация усилий на воплощении в действительность модели УР формирует новую, в существенной степени опережающую интерпретацию (модель) образования как ОУР и его роли как в обществе, так и в сфере взаимодействия с природой.

Однако опережающие процессы при становлении ОУР не сводятся только к более быстрому и все ускоряющемуся процессу выдвижения образования (совместно с наукой) на приоритетное место в общецивилизационном переходном процессе к новой эволюционной стратегии. В самом содержании образования должны будут произойти процессы футуризации, когда это содержание все больше станет наполняться «инновационным будущим». Современное образование даже при условии ускоренного развития в нем инновационных процессов и модернизации все же остается весьма консервативной системой, в основном в силу господствующей идеологии обучения образовательному знанию, которое даже в силу этой трактовки должно быть одновременно «устоявшимся» знанием.

Возникновение в инновационно-образовательном процессе опережающих механизмов и форм вызвано прежде всего ускорением процесса старения как научного, так и образовательного знания, так и ускорением генерации научной (и технической) информации. По оценкам специалистов, работающих в информационной сфере, удвоение научно-технической информации сейчас происходит менее, чем за год, возможно, даже за несколько месяцев (хотя удвоение всей информации, не только научной, занимает всего несколько суток, если иметь в виду современные глобальные коммуникации и особенно Интернет). Это требует, конечно, замены устаревших технологий и средств, форм научного знания, функционирующего в сфере образования (образовательного знания), на новые более современные (на что нацелено «умное образование»), но и одновременно генерации и реализации других способов трансформации этих знаний и средств познания.

Среди этих способов – синтез и междисциплинарное обобщение и фундаментализация научного знания, которое «входит» в образовательную систему и там функционирует определенное время. И понятно почему: более общее и фундаментальное знание устаревает гораздо медленнее и тем самым не потребует дополнительной учебно-методической работы. Однако одними обобщениями вплоть до общенаучного знания и фундаментализации знаний вряд ли можно ограничиться и необходимо от «императивов модерна» совершить позитивное инновационное движение по пути футуризации образования как общецивилизационного процесса и формирования инновационно-опережающего образования (но, конечно, не в сторону постмодерна, хаотизирующего настоящее, а будущее видящего в деградационной перспективе).

Опережающее образование как своего рода «вершина» инновационных устремлений в образовании должно будет включить в себя то новое содержание, которое появится лишь в будущем, но уже может генерироваться с помощью виртуально-компьютерных способов и опережающего моделирования, которое тоже будет носить концептуально-теоретические или информационно-компьютерные формы. Особое внимание система высшего образования должна уделить так называемому «умному образованию» (smart education), которое предполагает перенос образовательного процесса преимущественно в электронную среду, обеспечивающую эффективное обучение в этой интерактивной среде с помощью контента со всего мира, находящегося в свободном доступе.

Smart education за счет внедрения электронного образования, сделает обучение доступным везде и всегда, объединяя учебные заведения и профессорско-преподавательский состав для реализации совместной образовательной деятельности. Предстоит сформировать единую национальную, а в перспективе и глобальную систему дистанционного образования для всех категорий учащихся и направлений их обучения.

Свойство опережения в инновационно-образовательном процессе в основном будет касаться целей и содержания образования и в определенной степени организационного статуса, роли всего процесса обучения и воспитания среди других сфер социальной деятельности. Если от нового типа образования зависит переход к устойчивому будущему, то его новый статус и функциональная роль в обществе должна быть узаконена нормативно-правовыми и управленческо-организационными способами и формами. Это обеспечит темпоральную целостность образовательного процесса [37-38], которая сейчас существенно нарушена акцентом педагогической деятельности на прошлом. Вместе с тем восстановление темпоральной целостности образования будет сопровождаться его глобализацией и становлением глобального образования.

Темпоральная целостность подразумевает, что то, что мы называем временем, соединяет в единую систему все три модуса (темпомира, периоды) – прошлое, настоящее и будущее в единую (линейную или нелинейную) систему. При анализе роли и взаимосвязи трех темпомиров (прошлого, настоящего и будущего) в большинстве сфер социальной деятельности в современном неустойчивом развитии, включая глобальные процессы, обращает на себя внимание четко установленная их асимметрия, или неравенство. Это неравенство заключается в том, что в науке и образовании основное внимание уделяется прошлому и настоящему, а будущее находится на периферии нашего внимания и интересов. Разумеется, в зависимости от рода деятельности пропорции в отношении темпомиров (т.е. прошлого, настоящего и будущего) оказываются разными. Но то, что будущее оказывается не в «почете» – это достаточно очевидно и многие виды деятельности, в том числе научной и образовательной, демонстрируют это пренебрежение будущим в нынешней модели неустойчивого социально-экономического развития.

Именно опережающее в этом и иных смыслах инновационное ОУР станет составной частью общечеловеческой деятельности по выживанию цивилизации и сохранению биосферы [34,39-40]. Однако эта черта опережающего образования окажется наиболее очевидной и, так сказать, лежащей на поверхности процесса становления ОУР. Основная и глубинная сущность модели «устойчивого образования» все же заключается в акценте на проблеме будущего в самом содержании ОУР.

Уместно сказать несколько слов о соотношении ОУР и опережающего образования. Совершенно очевидно, что это разные типы и формы инновационных процессов в образовании. Опережающее образование включает в себя футуризацию и опережающие механизмы для любых вариантов видения будущего, а не только нормативного УР. И в этом смысле оно может использоваться и вне ОУР, и в любой другой дисциплине, курсе, специализации и направлении образования, поскольку это инновационный процесс, акцентирующий внимание на будущем. В этом смысле специального опережающего образования такого же как, например, экологическое и экономическое виды образования быть не может. Однако, если есть наука о прошлом – история, то существуют науки о будущем – футурология, прогностика и другие формы исследования будущего, которые могут быть включены в образовательный (педагогический) процесс как нечто темпорально-симметричное традиционному историческому подходу, существенно его дополняющему и реализующему принцип темпоральной целостности.

Футуризация всего образования может заключаться в существенном усилении внимания к будущему во всех возможных предметах и направлениях образовательного процесса. Если это направление футуризации совпадает с введением в образование проблематики УР, то это будет уже «устойчивая футуризация», когда, как сказано в Стратегии ЕЭК ООН, должно происходить «освоение педагогами знаний, позволяющих включать вопросы УР в преподаваемые ими предметы» [41]. Эта региональная стратегия, к которой присоединилась и Россия, является существенным вкладом в подготовленный ЮНЕСКО план реализации проекта Десятилетия образования ООН в интересах УР.

Российское образование на пути в устойчивое будущее

Элементы ОУР в России начали появляться в первые же годы после ЮНСЕД. Впервые в России наиболее широко научные исследования по УР и их использование в педагогическом процессе начались в Ноосферно-экологическом институте Российской академии управления (преобразованного затем в кафедру социальной экологии Российской академии государственной службы при Президенте РФ – РАГС). Здесь на кафедре социальной экологии (затем опять-таки переименованную в дальнейшем в кафедру экологии и управления природопользованием), кроме специальных курсов по указанным выше проблемам, другие курсы в существенной степени были пронизаны идеей УР. Эти курсы были предназначены как для студентов в области социальной экологии, так и для студентов других специальностей социально-гуманитарного направления.

В дальнейшем внимание проблемам УР стало уделяляться в Международном независимом эколого-политологическом университете (МНЭПУ), Затем появились учебные подразделения по устойчивому развитию в Бурятском госуниверситете и в Российском химико-технологическом университете им. Д.И. Менделеева и некоторых других вузах, однако пока их число ограничено (эту же мысль подчеркивает и небольшое количество университетов РФ, подписавших «Обязательства учреждений высшего образования в отношении практики обеспечения устойчивости в связи с Конференцией ООН по устойчивому развитию». Их не подписали даже ряд вузов, где уже преподаются курсы по УР, скорее всего из-за недостатка информации, чем от нежелания руководства принять эти обязательства. Российских вузов было бы гораздо больше, если бы в этом вопросе Минобранауки страны заняло бы адекватную позицию в пользу развёртывания ОУР в подведомственных образовательных организациях.

Сейчас уже идет обучение в области устойчивого развития в Дагестанском государственном университете, в Кубанском государственном университете, Владимирском государственном университете, Ивановском государственном университете, Санкт-Петербургском государственном университете и, конечно, в МГУ им. М.В. Ломоносова, причем не только на географическом факультете (где этому типу образования уделяется наибольшее внимание [42-43]).

МГУ в отношении ОУР занимает особое место среди высших учебных заведений страны. Это единственный вуз, где в Программе развития университета до 2020 года содержится специальный раздел, посвященный проблеме УР, причем подчеркивается, что главной задачей университета на этом этапе станет реализация новой глобальной научно-образовательной политики в интересах российского академического сообщества и страны в целом. В последние годы особое внимание уделяется не только традиционным экологическим, но и другим, в особенности глобальным аспектам перехода к УР в основном на факультете глобальных процессов, что даже привело к формированию нового направления глобалистики – образовательной глобалистики [2, 44-47].

Модель образования в интересах устойчивого развития, конечно, все больше будет включать в себя проблемы безопасности не только в экологическом ракурсе, о чем уже шла речь [48]. В значительной степени это связано с принятием «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» [49]. Эта Стратегия представляет собой не только важнейший официальный документ по проблеме национальной безопасности страны, но и новую – более современную версию российской концепции (а может быть и стратегии?) перехода к устойчивому развитию.

В данной Стратегии вводится новое и важное понятие приоритетов устойчивого развития (причем это не только известная и распространенная триада – экономика, экология и социальная сфера), выражающих те основные характеристики, на которых на период до 2020 г. необходимо сосредоточить усилия и ресурсы и которые способствуют достижению необходимого состояния национальной безопасности (статья 24 Стратегии). Среди них:

– повышение качества жизни российских граждан путем гарантирования личной безопасности, а также высоких стандартов жизнеобеспечения;

– экономический рост, который достигается прежде всего путем развития национальной инвестиционной системы и инвестиций в человеческий капитал;

– наука, технологии, образование, здравоохранение и культура, которые развиваются путем укрепления роли государства и совершенствования государственно-частного партнерства;

– стратегическая стабильность и равноправное стратегическое партнерство, которое укрепляется на основе активного участия России в многополярной модели мироустройства.

Это видение нового типа развития с позиции обеспечения основных видов безопасности как России, так и всего мирового сообщества. Принятие Стратегии – важный мировоззренческий и концептуально-методологический поворот в области проблем безопасности и одновременно в сфере проблем устойчивого развития, их объединения в единое научно-поисковое и практическо-деятельностное направления.

Поэтому в принципе осмысление проблем образования для устойчивого развития не обязательно должно идти только через экологию и экологическую безопасность. Можно интерпретировать этот тип развития и образования также через проблемы безопасности и через входящие в систему устойчивого развития направления социальной активности (включая обеспечение безопасности), ранее изучавшиеся как относительно автономные формы человеческой деятельности.

В настоящее время завершены проекты Национальной стратегии России в области ОУР и Плана действий в этом направлении [50], в которых подчеркнуто, что участие РФ в реализации Стратегии соответствует национальным интересам развития страны. Однако для реализации этих документов в стране важно принять нетрадиционные решения на государственном уровне, которые должны будут ориентировать российскую систему образования на новые общемировые цели перехода на магистраль УР. Однако их не удалось принять на федеральном уровне в силу неконструктивной позиции Минобрнауки РФ, которая с тех пор не изменилась.

Ясно, что как и УР, так и ОУР должно иметь системный характер и распространяться на все образовательные дисциплины и курсы, и, в первую очередь, должны развиваться там, где есть больше оснований для включения идей УР в образовательный процесс. Нужно отметить, что конференция «Образование для устойчивого развития», состоявшаяся ещё в декабре 2002 г. в МГУ им. М.В. Ломоносова, рекомендовала разработать государственную стратегию образования в области УР, а также механизмы ее координации с европейской стратегией ОУР. Предполагалось также рассмотреть возможность открытия в системе высшего профессионального образования в группах университетского, инженерно-технического и социально-экономического образования соответствующих специальностей и специализаций для УР.

Еще более пространные и конкретные предложения содержатся в рекомендациях парламентских слушаний на тему «Об участии Российской Федерации в реализации Стратегии Европейской экономической комиссии ООН для образования в интересах устойчивого развития», состоявшихся мае 2006 г. [51].

В свете изложенного выше важно подготовить нормативные документы для внедрения в высшее профессиональное образование специальности в области УР (государственные образовательные стандарты, типовые учебные планы, программы федерального компонента, учебники и учебные пособия и др.).

Уже отмечалось, что важно включить в эту сферу деятельности и законотворческий процесс. В будущий федеральный закон (а лучше кодекс) о переходе России к УР необходимо внести вопросы образования либо, если будет разрабатываться кодекс, то предусмотреть специальный раздел по ОУР. Ясно, что некогда разработанный, но не принятый Советом Федерации закон об экологическом образовании вряд ли будет реанимирован. Ведь важно, чтобы экологическое образование работало не автономно в образовании России, а как составная часть будущего ОУР. Вряд ли уместно специально принимать какие либо «узкоотраслевые» законы (например, в области экологического образования или экологической культуры), когда уже осознана возможность и целесообразность принятия более системных законов об устойчивом развитии.

В настоящее время уже существует ряд учебных программ и курсов по проблемам УР. Насколько нам известно, впервые идеи УР были введены в программы курса «Основы общей и социальной экологии» (М., 1993), в Российской академии управления – РАУ (в дальнейшем это учебное заведение было преобразовано в Российскую академию государственной службы при Президенте РФ – РАГС). Кстати сказать, что и учебное пособие «Введение в социальную экологию» (М., Изд-во «Луч», ч. I – 1993, ч II – 1994), написанное под эту программу в Ноосферно-экологическом институте РАУ также впервые связало изложение экологии с устойчивым развитием. Эволюция этой точки зрения привела к тому, что вышедшее в 2005 г. учебное пособие «Общая и социальная экология» (отв. ред. А.Д. Урсул, М., Изд-во РАГС, 2005) излагает экологические проблемы уже не просто в связи с идеей УР, а «через» этот тип развития, что придает определенную методологическую новизну и ноосферную ориентацию взаимосвязи проблем экологии и УР.

В дальнейшем, созданная на базе Ноосферно-экологического института РАУ, кафедра социальной экологии РАГС выпустила программы курса «Основы социальной экологии» (М., 1995), где социально-экологическая проблема тесно увязывалась с переходом мирового сообщества к УР. Кроме того, была опубликована программа курса «Проблемы перехода Российского государства на модель устойчивого развития» (М., 1995, авторы – А.Д. Урсул, В.Г. Барский), в которой УР связывалось с развитием феномена государственности. Под эту программу было выпущено в 1995 г. учебное пособие «Перспективы перехода Российского государства на модель устойчивого развития» (автор – А.Д. Урсул, М., РАГС), которое, видимо, было одним из первых, если не первым учебным пособием по УР в России). Уместно отметить, что одновременно вышло учебное пособие «Sustainable development. London. Brussels. Paris. 1995. Eds. B.Nath, L.Hens, D.Devuyst, ставшее самым распространенным в Европе). Эта же кафедра издала учебно-методическое пособие по изучению курса «Теория устойчивого развития» (М., 1995, автор – А.Д. Урсул), где был предложен ряд тем, составляющих современную научную концепцию УР.

В дальнейшем в РАГС при Президенте РФ была издана программа по специальности «Государственное и муниципальное управление» (специализация «Экология и управление природопользованием» (М., РАГС, 1999. отв. ред. А.Д. Урсул), которая включала темы «Теория устойчивого развития», «Переход Российского государства к устойчивому развитию», «Становление ноосферы: социально-экологический аспект», где в достаточно развернутом виде излагались проблемы УР.

Упомянутые выше программы курсов предназначались в основном для слушателей (студентов), получающих второе высшее образование в РАГС при Президенте РФ (хотя использовались и для профессиональной переподготовки и повышения квалификации в адаптированном для этих целей формате). Учитывая официальные намерения и перспективы перехода РФ к УР, в РАГС для всех форм обучения велись также занятия по программе курса «Устойчивое экологобезопасное развитие» (М., 1998), под которую в 2001 г. было издано учебное пособие с тем же наименованием. В дальнейшем этот курс был преобразован в курс «Стратегия устойчивого развития» и было издано новое учебное пособие «Устойчивое социоприродное развитие» в 2005 г. (авторы А.Д. Урсул и Ф.Д. Демидов).

В настоящее время в ряде вузов осознана необходимость включения в образовательный процесс курсов по УР. Важным моментом этого процесса является инициатива географического факультета МГУ им. М. Ломоносова по публикации ряда программ курсов по устойчивому развитию [22, 50]. Среди них – программа «Устойчивое развитие» (автор – чл.-корр. РАН Н.Ф. Глазовский) для географов МГУ, программа «Основы устойчивого развития» (авторы – Г.Н. Голубев, Ю.Л. Мазуров, Н.С. Мироненко, В.С. Тикунов) для студентов МГУ естественных факультетов, программа «Экономика устойчивого развития» (авторы – С.Н. Бобылев, Э.В. Гирусов, Р.А. Перелет) для студентов в области природопользования и экономики, программа «Устойчивое развитие человечества» (автор – Н.Н. Марфенин) для студентов, изучающих экологию, геоэкологию и природопользование, программа «Устойчивое развитие человечества» (автор – С.А. Литвинская) для студентов естественных факультетов, программа «Основы устойчивого развития» (автор – Т.А. Трифонова) для студентов естественнонаучного профиля, программа «Устойчивое развитие и экологическая политика» (автор – Г.М. Воропаева) для студентов-экологов, программа «Проблемы устойчивого развития» (авторы – чл.-корр. РАН Н.П. Тарасова, акад. РАО, чл.-корр. РАН Г.А. Ягодин, В.А. Петрищев, Н.В. Белотелов, Е.Е. Пуртова) для студентов химико-технологического направления обучения, программа «Основы устойчивого развития» (авторы – Г.М. Абдурахманов, акад. АН Молдавии А.Д. Урсул) для студентов естественного и гуманитарного направлений, программа «Социальная экология и устойчивое развитие» (автор – В.С. Лямин) для студентов естественного и социального направлений.

Мы перечислили эти программы, чтобы иметь общее представление о начале развёртывания нового направлении учебно-методической деятельности. Вряд ли можно согласиться с тем, что все эти курсы именуются дисциплинами (до этого еще далеко во всяком случае в научном ракурсе, хотя так почему-то принято их именовать в учебном процессе в России). Чаще всего эти учебные дисциплины ориентированы на студентов естественного профиля и выполнены в основном учеными и педагогами естественнонаучного профиля [52]. Это объясняется тем, что как не раз уже упоминалось, проблемы УР «выросли» из экологии, и только сейчас стал понятен их более широкий характер и устремленность в будущее.

Издания учебных пособий на тему УР, пожалуй, продолжаются более интенсивно лишь с 1997 г., когда появился ряд книг и учебные пособий [53-66]. Особо следует упомянуть о публикациях издательством «Ступени» серии учебных пособий (большинство с грифом Минобразования РФ под ред. проф. Н.М. Мамедова) [67-73].

Можно также ожидать, учитывая специфику российского образования, что пока не появятся государственные образовательные стандарты (ГОС) нового поколения для реализации ОУР, проблема внедрения и развертывания этой формы образования не получит кардинального решения и будет внедряться как и прежде по остаточному принципу. Можно констатировать, что пока в России не существует ГОС’ов, специально посвященных проблеме УР. Однако уже появились ГОС’ы, где в той или иной степени упоминаются вопросы УР. Так, в одном из ГОСов высшего профессионального образования по специальности экология (квалификация – эколог), подготовленный Учебно-методическим советом по экологии и устойчивому развитию УМО по классическому университетскому образованию (председатель – академик РАН Н.С. Касимов), есть специальный раздел, посвященный устойчивому развитию. И это вполне оправдано, хотя «географическое» направление в этом стандарте превалирует, что не позволяет его в целостном виде использовать, например, в гуманитарных вузах. Накладываются также ограничения на руководство кафедр, включивших ГОС «Экология» в сферу своей образовательной деятельности. Как и к любому ГОС’у к этому стандарту можно предъявить массу претензий, но важно, что УР как проблема находит свое место (пока еще не достаточно адекватное) в ГОС’ах, пусть и в направлении обучения, ориентированном в основном на естественников (а ведь самые кардинальные УР-трансформации ожидаются именно в социально – гуманитарном знании).

Учебные пособия по устойчивому развитию, в течение примерно двух десятилетий во всём мире, где они публиковались, были в основном привязаны к специальностям в области экологии и природопользования. И понятно почему: ведь сама концепция УР возникла в связи с проблемами окружающей среды, попыткой связать социально-экономическое развитие с обеспечением экологической безопасности и рациональным природопользованием.

Это отмечается в «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» (утверждённой Указом Президента РФ от 1 апреля 1996 г. N 440), где представляется необходимым и возможным осуществить в Российской Федерации последовательный переход к устойчивому развитию, обеспечивающий сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений людей.

Однако сейчас, когда уже позади три конференции ООН по проблемам УР, стало понятным, что новая стратегия цивилизационного развития выходит за пределы, условно говоря, чисто экологического видения и толкования. Осознание исторического значения перехода к УР, после принятия на ЮНСЕД стратегии УР мировым сообществом показывает, что воздействие перехода к УР ведет к принципиально новому повороту в цивилизационном развитии, обеспечивая спасение человечества не только от экологических, но и от других возможных катастроф и угроз. Начав свое становление с проблем окружающей среды, концепция УР уже захватывает всё больше сфер и направлений человеческой деятельности, что сможет гарантировать выживание человечества и его дальнейшее поступательное развитие на неопределённо долгие времена в будущем.

Выживание цивилизации действительно зависит не только от решения проблем окружающей среды, но и от более широкой гаммы факторов и проблем, о чём далее пойдёт речь в этой статье. Экологическая трактовка оказывается лишь начальной и пока наиболее разработанной областью проблематики УР и поэтому на этом здесь будет сделан акцент. Но вместе с тем далее будет показано, в каких направлениях будет расширяться и развиваться концепция, а в дальнейшем и стратегия УР.

Впрочем, проблема понимания того, в какой «системе координат» научного или образовательного пространства находится та или иная специальность или область исследования (преподавания) далеко не проста. Здесь существует противоречие между дифференциацией и интеграцией и наиболее прочные позиции за специализацией. Именно она и заставляет втискивать нередко в «прокрустово ложе» специальности те или иные проблемы или междисциплинарные исследования, которым уже тесно в рамках породившей её научной или учебной специальности. Такова и проблематика УР, которая в принципе носит междисциплинарный и межпредметный статус.

То, что вопросы УР впервые появились в ГОС’е по экологии, вполне объяснимо: ведь стратегия УР выросла из экологических проблем, а не, скажем, экономических, либо социальных, хотя необходимо их рассматривать в комплексе, а еще лучше – в системной целостности. Сейчас важно распространить этот опыт на другие ГОС’ы, касающиеся всех основных отраслей знания и, прежде всего, на естественные, общественные и технические науки. Но не только: сюда следует включать и медицинские, и сельскохозяйственные и другие группы наук и их меж- и трансдисциплинарные комплексы.

Уже была сделана попытка создать и внедрить в образовательный процесс ГОС по УР в технических науках Университетом природы, общества и человека в Дубне (в то время ректором этого университета и президентом РАЕН проф. О.Л. Кузнецовым). Однако бюрократическая система ведомства, ведающего образованием и наукой, не смогла воспринять это нововведение, что подтверждает мысль о том, что ОУР до сих пор выглядит для приверженцев модели НУР как чужеродный интеллектуальный продукт, своего рода «имплантат» из будущего. Однако рано или поздно придется не только создавать инновационные ГОС’ы по вопросам УР, но и формировать их как по существующему дисциплинарному принципу, принятому в модели НУР, так и междисциплинарному, в принципе – общенаучному характеру, который диктуется глобальным переходом к УР.

Как видим из изложенного выше, процесс перехода российского образования на магистраль «глобальной устойчивости» уже начался, хотя и не приобрел ещё широкого масштаба. Как нам представляется, наиболее оптимальный «вход» в ОУР будет связан с внедрением уже разработанных рекомендаций Стратегии ЕЭК ООН при их адаптации к российским условиям и дальнейшим расширением концепции устойчивого развития за пределы преимущественно её экологического видения.

Концепция устойчивого развития: векторы научного поиска и перспективы образования

Существует мнение, что задача по интеграции экономических, социальных и природоохранных аспектов развития в интересах достижения устойчивости была четко сформулирована четверть века назад, а сейчас настала пора реализовать ее [74]. О трудностях и неудачах реализации стратегии устойчивого развития сейчас пишут многие, высказывая разную степень обеспокоенности и субъективной оценки. Среди причин называются недостаток политической воли и необходимость перенести парадигму устойчивого развития в плоскость основных экономических показателей (говорят даже о необходимости «новой политической экономии» устойчивого развития).

Обсуждаются и анализируются и другие причины негативных последствий процесса перехода к модели УР. В упомянутом докладе констатировалось, что проблема заключается в том, что 25 лет спустя устойчивое развитие по-прежнему является общепринятой концепцией, а не повседневной, приближенной к жизни практической реалией. Но есть фактор, которому пока уделяется недостаточное внимание и речь далее пойдет о концепции УР. Именно о концепции, а не о теории УР.

Состояние научных разработок, несмотря на их многочисленность, в области УР ещё не стало научной теорией в строгом смысле этого слова по ряду обстоятельств. Во-первых, теоретическая часть обсуждаемого направления научного поиска ещё слабо разработана и пока вряд ли можно вести речь о достаточно совершенной и системно-целостной теории УР как формы организации научного знания. Во-вторых, и это – основное, пока нельзя говорить о полной достоверности и подтверждении практикой уже имеющихся теоретических построений, об их научной обоснованности.

Ещё нет самого главного – факта и практических доказательств реализации УР на нашей планете, но не в отдельном – локально экосистемном, а в необходимом для реализации – глобальном масштабе. Именно реализация УР в общепланетарном масштабе УР и даст основание признать появление и существование этого нового социоприродного процесса и тем самым подтвердит в будущем истинность теории УР. Вот почему теоретические знания об УР не являются пока ни описательно-эмпирической, ни тем более строгой – математизированной теорией, хотя отдельные попытки их построения имеют место.

Это пока лишь концепция, причем концепция – гипотеза, нуждающаяся в последующей практической проверке, подтверждающей гипотезу о возможности реализации такой модели социоприродной эволюции как глобальное УР. Вместе с тем – это концепция-прогноз, причем уже не столько исследовательский, сколько нормативный прогноз, который ставит цели будущего развития человечества, требует выявления путей, способов и других характеристик и параметров, которые должны использоваться для принятия решений с целью дальнейшего безопасного существования и поступательно-эволюционного движения цивилизации.

Пока создана лишь упрощенная концепция УР, которая не является достаточно системной и адекватной, поскольку выделяет в основном экологический аспект и его связь с экономикой и социальной сферой (триада: экономика+экология+социальная сфера). Безусловно, это делать было необходимо, но этого уже недостаточно, важно расширить предметное поле исследования проблемы движения к глобальной устойчивости, сделать концепцию УР более целостной и тем самым более адекватной.

Подготовительный комитет Конференции ООН по устойчивому развитию Рио+20 на своей первой сессии, состоявшейся еще в мае 2010 г. распространил доклад Генерального секретаря ООН, в котором отмечалось, что достигнутый на сегодняшний день прогресс в осуществлении решений крупных конференций на высшем уровне по устойчивому развитию оказался под угрозой в результате целого ряда кризисов, которые поразили глобальную экономику в 2008 году. Эта же мысль неоднократно повторялась на самом саммите Рио+20 и даже служила главным аргументом и объяснением весьма скромных результатов, достигнутых в его ходе даже по сравнению с предыдущими аналогичными встречами на высшем уровне под эгидой ООН. Мировой финансово-экономический кризис существенно повлиял на принятие (а также на непринятие) конкретных решений по увеличению финансовой помощи на цели УР. Причем становится очевидным, что последствия мировых финансово-экономических кризисов могут стать сопоставимыми по совокупному ущербу с масштабным применением военной силы.

В условиях мирового экономического кризиса, появились и обострились негативные тенденции, которые можно квалифицировать как опасности и угрозы на пути дальнейшего системного продвижения по пути устойчивого развития России, о чем идет речь в принятой в 2009 г. Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года [49]. Эти негативные тенденции проявляются прежде всего в социально-экономической сфере: растет безработица, идет снижение темпов экономического развития, в сложных условиях функционирует банковская система, все больше появляется очагов социальной напряженности, усиливается инфляция, и впервые за многие годы принимался дефицитный бюджет страны. Появляются новые стратегические риски и негативные тенденции в условиях глобальных вызовов и кризисов, нарушающих стабильное поступательное развитие страны, и кроме того, санкции в отношении России со стороны США и ЕС в связи с событиями на Украине.

Тем самым становится очевидным, что достаточно существенное негативное воздействие нынешнего неустойчивого развития на процесс перехода к УР становится серьезным препятствием реализации принципов глобальной устойчивости. Неопределенность и непоследовательность поведения многих стран, в том числе и нашей в отношении перехода к УР, на наш взгляд, имеет еще вышеупомянутую причину, о которой практически мало кто говорит.

Эта причина – в весьма слабой разработанности теоретических аспектов стратегии УР и видения глубинной природы глобальной устойчивости. В этом сказался традиционный подход к науке в рыночной стихии, когда идет принижение фундаментальной науки и главенствует сиюминутный прагматический подход, заставляющий развиваться по методу проб и ошибок. На суд общественности выносится весьма упрощенная и односторонняя концепция УР, которая не является достаточно адекватной, поскольку выделяет в основном экологический аспект и его связь с экономикой и социальной сферой. Несмотря на то, что переход к УР может потребовать принятия различных мер в каждом из государств, сейчас усилия по формированию устойчивого будущего предполагают комплексный подход к деятельности в основном в трех ключевых областях – экономике, социальной сфере и экологии. С этой «триединой» точки зрения формирование новой стратегии развития означает постепенное соединение в единую самоорганизующую систему экономической, экологической и социальной сфер деятельности. В этом смысле устойчивое развитие должно характеризоваться (как минимум) экономической эффективностью, биосферосовместимостью и социальной справедливостью при общем снижении антропогенного пресса на биосферу.

Безусловно, это делать необходимо, но этого недостаточно, ведь никто нам не гарантирует, что переход от экономоцентризма модели НУР к триединству модели УР не вызовет те же проблемы, с которыми глобальный мир сталкивается при реализации нынешней концепции УР. Поэтому важно расширить предметное поле исследования проблемы глобальной устойчивости, сделать концепцию УР более системно-целостной и тем самым более адекватной. А это также означает, что итоги Рио+20, наверное, будут серьёзным основанием для модификации взглядов и более целостного представления этой проблемы в контексте совокупности (уже принятых) решений, о чём уже заявил советник Президента РФ, член Группы высокого уровня Генерального секретаря ООН по глобальной устойчивости А.И. Бедрицкий [75].

Разумеется, необходимо создать новую экономику развития, способную обеспечить рост благосостояния общества без дополнительной нагрузки на природную систему – называемой экспертами «экологономикой» или сейчас чаще – зеленой экономикой. Однако устойчивое развитие как новая форма эволюции цивилизации в принципе должно быть направлено против всех кризисных явлений и катастроф (а не только экологического, экономического и социального характера), в том числе и кризисов и даже антропогенных циклов глобального развития, имеющих негативные составляющие и последствия. Появление же кризисных явлений такого рода как глобальный экономический кризис, оказавших негативное влияние не только на экономику и многие другие сферы, но и на переход к УР, свидетельствует о том, что принятая концепция и стратегия УР оказалась пока недостаточно системно-целостной и, тем самым, недостаточно адекватной. В перспективе концепция УР должна быть распространена не только на упомянутую триаду, а на все основные сферы человеческой деятельности, с тем, чтобы сформировать сбалансированное глобальное развитие.

Новая модель развития цивилизации оказалась, с одной стороны, более перспективной, поскольку именно с ее помощью цивилизация сможет выжить. Но, с другой стороны, созданная пока на концептуально-теоретическом уровне, эта модель оказывается менее системной и не учитывает еще многие составляющие в плане развития и безопасности, которые характеризуют современную модель развития как модель неустойчивого развития (НУР). Именно эти составляющие «тянут назад» движение в правильном, но недостаточно системном, весьма урезанном направлении. Устойчивому будущему противостоят угрозы со стороны пока не включенных областей деятельности (они-то продолжают развиваться в рамках модели НУР) и они существенно тормозят прогресс на пути к УР экологической ориентации.

Нужно также иметь в виду, «экологическое измерение» движения по пути УР оказывается лишь началом осознания смысла нового пути в глобальное устойчивое будущее. Экологическая проблема в ее глобальном видении оказывается лишь частью того общего процесса, который требует решения всех глобальных проблем, на что уже было обращено внимание, как только была принята эта концепция и стратегия [76]. Не следует представлять (и тем самым зауживать), что главное в переходе к УР – это решение экологических проблем, ставших теперь уже глобальными. Речь должна идти о всех глобальных проблемах и негативных общепланетарных процессах, которые должны решаться на пути перехода к УР.

В упомянутом докладе Группы высокого уровня отмечается, что «нынешняя модель глобального развития нерациональна». В результате её рационализации, т.е. перехода к УР в пока отдалённом будущем – на заключительном этапе среди ряда других характеристик социоприродной системы появится свойство (качество) глобальной устойчивости. Глобальная устойчивость – это характеристика цивилизационного процесса, когда устойчивое развитие оказывается общепланетарным, а другие глобальные процессы также рационализируются и становятся безопасными для дальнейшей эволюции человечества. Однако здесь мы сталкиваемся с противоречием между комплексом направлений глобализации, именуемых глобализационными процессами, насчитывающих уже несколько десятков, и упомянутой триадой УР. Разрешение этого противоречия мыслимо лишь на пути отхода от триады УР в пользу более широкого видения измерений УР (n-измерений), прежде всего тех, которые будут способствовать переходу всех глобализационных процессов на магистраль УР. Такая же ситуация возникает при видении перехода к УР в контексте взаимодействия и партнёрства цивилизаций [77].

Вот почему новая модель (стратегия) цивилизационного развития оказывается более гуманной в своей стратегической и политической ориентации и перспективе. Удовлетворение потребностей будущих поколений выражает не всеми осознанную в данный момент времени, но будущую – своего рода опережающую гуманную потребность всего человеческого рода к своему выживанию и темпоральному продолжению существования.

Глобальные проблемы, другие глобальные феномены, тесно связанные с космическими процессами, возникли именно благодаря пространственной шарообразности и тем самым замкнутости нашей планеты как небесного тела, глобальной ограниченности земного шара и его биосферы, в которой развертывается антропогенная деятельность. Глобализация и ряд других социоприродных глобальных процессов уже были «запрограммированы» природными особенностями земного шара, на что выше уже обращено внимание. Глобализация оказалось обусловленной природными характеристиками и особенностями биосферы и даже космическими свойствами планеты как небесного тела. В этом пространственно-природная специфика всех глобальных процессов, включая глобализацию и глобальные проблемы.

Эта особенность глобализма как особого системного миропонимания не всегда осознается и очень часто внимание акцентируется лишь на расширительных и связующих фрагменты социума тенденциях, хотя появляющиеся при этом ограничения и пределы оказываются имманентно связанными с этим пространственно-темпоральным расширением. Пространственный аспект глобализма начал осознаваться в первую очередь.

Однако кроме пространственного, весьма важен и темпоральный аспект глобального мышления. Вряд ли в понятии глобализма можно ограничиться только пространственным аспектом, что фактически и имело место по «умолчанию». Такое «пространственное» миропонимание глобализма разрывает реальную взаимосвязь пространства и времени (против чего всегда выступал В.И. Вернадский) в мышлении и деятельности. Важно выявить особенности глобального мировоззрения и в темпоральном ракурсе, причем его можно видеть в том, что будет существенно расширяться временной диапазон, горизонт видения глобальных процессов (как в прошлое, так и в будущее), а также учитываться нелинейное течение и системная взаимосвязь периодов (модусов) времени. Расширение горизонта видения касается как прошлого, так и будущего, не говоря уже о настоящем, но вместе с тем особо стоит сделать акцент на процессе футуризации, который генерирует появление опережающих механизмов во всех сферах деятельности.

Глобализация (и футуризация) времени проявляется не столь очевидно как в пространственных измерениях, но, следуя за ними, в силу сущностной взаимосвязи пространства и времени, это последнее наполняется новыми характеристиками, которые не столь существенны для «доглобального» миропонимания. Глобальный подход позволяет видеть будущее человечества вовсе не как простое и все продолжающееся расширение Ойкумены, а вносит принципиально новые нелинейные коррективы в перспективы эволюционных процессов с участием человека. Особое значение это имеет для глобального образования, тесно связанного с ОУР [78].

В предметную область создаваемой теории УР должна будет войти вся антикризисная и «циклическая» проблематика. Ведь глобализация человеческой деятельности сопряжена в силу сказанного с усилением кризисно-циклических явлений во всех сферах активности людей из-за появления ограничений и пределов. Если взять циклические явления, которые стали изучаться в экономике, то, вопрос серьезно не ставился о возможности и необходимости их устранения или снижения (по крайней мере, понижательных фаз). Речь шла в основном о признании их объективности и понимания того, как они развиваются. Между тем, в условиях усиления действия глобальных ограничений будут расти и отрицательные последствия кризисно-циклических феноменов во всех сферах деятельности человека. Поэтому важно изучение этих процессов связать с проблемой перехода к УР.

Ведь если этого не произойдет, то переход к УР не будет реализовываться и опять придется констатировать, что надежды не только экологов, но и других сторонников такого перехода опять окажутся не реализованными. Поэтому становится понятным, что будущая теория УР должна оказаться гораздо шире, чем это представляет большинство ученых, которые занимаются «устойчивой» проблематикой. И это важно учитывать в становлении ОУР, который в силу указанных обстоятельств должен будет расширять свою сферу в научно образовательном пространстве.

Группа высокого уровня Генерального секретаря ООН по глобальной устойчивости придерживается того мнения, что применение нового подхода к политической экономии устойчивого развития позволит нам перенести парадигму устойчивого развития с периферии глобальных экономических дебатов в их центр. Однако концепция УР уже не может ограничиться триадой взаимосвязи экологии, экономики и социальной сферы, во всяком случае, в её современном представлении. Эти три «измерения» будущего перехода к УР следует существенно расширить, превратив «пространство движения к УР» в своего рода расширяющееся n-мерное пространство, где станут появляться и другие измерения, например, информационное (поскольку нужно выяснить, как взаимодействует устойчивое общество с обществом информационным). Предполагается расширение и «дробление» социальной составляющей и выделение из этого пока неопределенного компонента таких «измерений» как политическое, демографическое, правовое и т.д. (в принципе это возможно сделать даже по существующим наукам и проблемам). А это, в свою очередь, приведёт к тому, что необходимо будет выделять приоритетные направления и сферы деятельности по переходу к УР (приоритеты УР) как это сделано в Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, на что может ориентироваться и ОУР [79].

Заключение

Образование, появившееся как социальный институт около двух с половиной тысяч лет тому назад, оказалось теперь необходимой составной частью новой информационной духовно-интеллектуальной революции. Наука и образование, которые уже в этом столетии превратятся в единый опережающий научно-образовательный процесс, изменят эволюционную траекторию социальной ступени развития в направлении ее выживания, сохранения и дальнейшего перманентного прогресса.

Для будущей устойчивой цивилизации необходима новая модель образования, которая могла бы удовлетворять соответствующие (неисчезающие) потребности нынешних и будущих поколений землян и всего человечества в условиях сохранения биосферы. Основные контуры новой модели общественного (цивилизационного) развития и его важнейшей подсистемы – образования должны сформироваться, на наш взгляд, уже в ближайшие десятилетия. В результате ОУР не только «впишется» в эволюцию мирового сообщества по новому пути, но и окажется одним из решающих рычагов грядущего цивилизационного «инновационно-устойчивого перехода». В свою очередь, как одна из важнейших сфер социальной деятельности – образование также перейдет на свой собственный путь УР в соответствии с базовыми принципами УР-трансформаций.

Вполне понятно, что как бы ни модернизировалось образование, какие бы инновационные процессы ни переполняли бы его, основное направление грядущих трансформаций отнюдь не в этом. Один из главных инновационных процессов, который должен охватить все мировое образование в целом, заключается в его футуризации (одновременно связанной с глобализацией) и задействовании всех существующих сейчас и возможных опережающих факторов и механизмов.

Уместно ввести особый принцип «темпорального исследования» в любой области научной и образовательной деятельности. Принцип, который соединяет не только прошлое и настоящее, но и будущее в одно системно-глобальное темпоральное целое. Тем самым формируется взаимосвязь темпомиров как целостная временная система, где проявляется не только линейная связь, но в основном нелинейное взаимодействие периодов времени (темпомиров).

Образование, предваряя в формировании человека многие другие процессы деятельности, при формировании устойчивого будущего должно развиваться более ускоренными темпами во всех отношениях (особенно в плане финансирования и обеспечения иными ресурсами), чем все другие формы социальной активности. Образование в таком ракурсе станет не просто транслировать от поколения к поколению уже существенно устаревшие для принятия решений знания, но и будет более эффективно способствовать пониманию необходимости антикризисных действий для перехода к УР.

Вместе с тем не следует полагать, что искомая концепция УР уже создана и проблема заключается лишь в том, чтобы только её реализовать, в том числе и в образовании. Несовершенство концепции УР всё же оказывается одной из серьёзных причин того, что человечество не может идти достаточно быстро в направлении своего выживания, которое зависит не только от экологических факторов, о чём красноречиво свидетельствует обострившаяся современная геополитическая ситуация с новыми угрозами, приводящая к новой расстановке сил на мировой арене. ОУР также должно будет совершенствоваться в связи с созиданием новой концепции, а в перспективе и более системной теории УР.

С позиций принципов темпоральной целостности и универсального эволюционизма становится понятной существенная роль образования в сохранении и эволюции социальной ступени материи. Появившись в осевое время уже не только как социальный процесс, но и как особый институт, образование охватило большинство населения планеты и уже в XXI в. достигнет нового состояния и качества, характеризующегося появлением инновационно-опережающих процессов и становлением ноосферного интеллекта. Постепенно в ходе движения цивилизации к глобальной устойчивости образовательная деятельность начнёт активно стимулировать такой переход, уводя человечество с опасного пути неустойчивого развития.

Библиография
1.
Урсул А.Д. Перспективы образования в XXI веке: глобально-эволюционный подход // ”E&M smart education” International scientific journal for the European intellectual elite. № 1. 2012.
2.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Наука и образование в глобально-ноосферной перспективе // NB: Проблемы общества и политики. 2013. № 02.
3.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Эволюционные парадигмы и модели образования XXI века // NB: Педагогика и просвещение. 2012. №1.
4.
Урсул А. Д. Экологическая парадигма и перспективы образования // Философские основания экологического образования в эпоху нанотехнологий / Отв. ред. И.К. Лисеев. М.: Канон+, Реабилитация, 2014.
5.
Ilyin I.V., Ursul A.D., Ursul Т.А. Global studies and globalistics. The evolutionary dimension. Saarbrücken: LAP, 2014.
6.
Всемирная декларация о высшем образовании для XXI века: подходы и практические меры. [Электронный ресурс]. URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=1496 (дата обращения: 09.12.2014).
7.
Проект Международного плана мероприятий в рамках Десятилетия образования в интересах устойчивого развития Организации Объединенных Наций [Электронный ресурс]. URL: http unesdocunesco.orgimages 0013001390 139023r.pdf (дата обращения: 09.12.2014).
8.
Итоговый документ Конференции ООН по устойчивому развитию «Будущее, которого мы хотим» [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org/ru/sustainablefuture (дата обращения: 09.12.2014).
9.
Higher Education Sustainability Initative for Rio+20. [Электронный ресурс]. http://www.uncsd2012.org/index.php?page=view&nr=341&type=12&menu=35 URL: (дата обращения: 09.12.2014).
10.
Жизнеспособная планета жизнеспособных людей: будущее, которое мы выбираем. Обзор. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций. URL: http://ecodelo.org/13366-ustoichivoe_razvitie_dvadtsat_let_spustya-strategii_razvitiya (дата обращения: 09.12.2014).
11.
Стратегия ЕЭК ООН для образования в интересах устойчивого развития [Электронный ресурс]. URL: http://www.ustoichivo.ru/biblio/view/145.html (дата обращения: 11.12.2014).
12.
Заявление об образовании в интересах устойчивого развития // Конференция министров «Окружающая среда для Европы». Киев, 2003.
13.
Основные положения проекта плана осуществления «Десятилетия образования в целях устойчивого развития». ЮНЕСКО, 2003.
14.
Элиас В.В. Обзор важнейших международных соглашений в области образования для устойчивого развития // Образование для устойчивого развития: Материалы Всероссийского совещания "Образование для устойчивого развития"/ Под ред. Н.С. Касимова, В.С. Тикунова. Смоленск, 2003.
15.
Элиас В.В. Навстречу Десятилетию ООН по образованию в интересах устойчивого развития [Электронный ресурс]. URL: http://www.ecoaccord.org/edu/esd_general.htm; http://www.myshared.ru/slide/350503/ (дата обращения: 11.12.2014).
16.
Проект Стратегии ЕЭК ООН для образования в интересах устойчивого развития // Образование для устойчивого развития. Материалы семинара «Экологическое образование и образование для устойчивого развития» / Под ред. Н.С. Касимова. М.–Смоленск, 2004.
17.
Экологическое образование и устойчивое развитие / Под ред. А.Д. Урсула. М.: РАГС, 1996.
18.
Урсул А.Д. Переход России к устойчивому развитию. Ноосферная стратегия. М.: Ноосфера, 1998.
19.
Ващекин Н.П. Делокаров К.Х., Урсул А.Д. Образование и устойчивое развитие. Концептуальные проблемы. М.: МГУК. 2001.
20.
Урсул А.Д., Демидов Ф.Д. Образование для устойчивого развития: научные основы. М.: РАГС, 2004.
21.
Образование для устойчивого развития. Материалы семинара «Экологическое образование и образование для устойчивого развития» / Под ред. Н.С. Касимова. М.–Смоленск: Универсум, 2004.
22.
План выполнения решений Всемирной встречи на высшем уровне по устойчивому развитию // Использование и охрана природных ресурсов в России. 2002. № 9–10.
23.
Урсул А.Д. Российское образование для устойчивого развития: первые шаги в будущее// Alma mater (Вестник высшей школы). 2005. № 8.
24.
Указ Президента РФ «О государственной стратегии по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития. Основные положения государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития» // Российская газета. 1994. 9 февраля.
25.
Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию // Российская газета. 1996. 9 апреля.
26.
Научная основа стратегии устойчивого развития Российской Федерации. М., 2002.
27.
Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке. М., 2002.
28.
Наше общее будущее. Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию / Пер. с англ. М.: Прогресс. 1989.
29.
Ильин И. В., Урсул А. Д. Глобальные исследования и эволюционный подход. М.: Московский университет, 2013.
30.
Образование для устойчивого развития. Декада ООН по образованию для устойчивого развития (2005–2014) [Электронный ресурс]. URL: http:// www.unesco.org (дата обращения: 11.12.2014).
31.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: Идеи, проблемы, гипотезы. М.: Московский университет. 2012.
32.
Урсул А.Д. Модель опережающего образования и переход России к устойчивому развитию // Проблемы окружающей среды и природных ресурсов. Обзорная информация. М.: ВИНИТИ. 1996, №8.
33.
Урсул А.Д. Модель опережающего образования: ноосферно-экологический ракурс // Философские проблемы образования. М.: РАГС, 1996.
34.
Урсул А.Д. Образование для устойчивого развития: футуризация и инновационно-опережающие процессы // Открытое образование. 2008. № 2.
35.
Урсул А.Д. Процесс футуризации и становление опережающего образования // Педагогика и просвещение. 2012. №2.
36.
Урсул А.Д. Феномен ноосферы: Глобальная эволюция и ноосферогенез. М.: Ленанд, 2015.
37.
Урсул А.Д. Стратегия устойчивого развития: футуризация науки и образования // Alma mater. Вестник высшей школы. 2005. № 3.
38.
Урсул А.Д. Принцип темпоральной целостности и образование // Alma matter. Вестник высшей школы. 2008. № 2.
39.
Урсул А.Д. Образовательная революция в перспективе устойчивого будущего // Знание. Понимание. Умение. 2009. № 1-3.
40.
Стратегия ЕЭК ООН для образования в интересах устойчивого развития. М.: Информационный центр ООН, 2005. URL: http://www.unece.org/env/esd.html (дата обращения: 11.12.2014).
41.
Касимов Н.С, Мазуров Ю.Л. Концепция устойчивого развития и её производные: студенческий дискурс. М. Смоленск: Универсум, 2007.
42.
Образование для устойчивого развития в высшей школе России: научные основы и стратегия развития. Под ред. акад. Н.С. Касимова. М.: Географический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. 2008.
43.
Ильин И.В., Урсул А.Д. Перспективы глобального образования: эволюционный подход // Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания. Вып. 4. М.: МАКС Пресс, 2010.
44.
Ильин И.В., Урсул А.Д. Эволюционный подход к глобальным исследованиям и образованию: теоретико-методологические проблемы // Век глобализации. 2010. №1.
45.
Урсул А.Д Глобальное знание и глобальное образование (эволюционный подход). Красноярск: СФУ, 2011.
46.
Урсул А.Д. Модель опережающего образования // Глобальный кризис западной цивилизации и Россия. Изд. 3-ое доп. М.: ЛИБРОКОМ, 2012.
47.
Higher education and sustainable development / B. Scott and S. Gouph (Eds). London: Routledge, 2007.
48.
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // Независимое военное обозрение. 2009. № 16. [Электронный ресурс]. URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html (дата обращения: 11.12.2014).
49.
Касимов Н.С. От экологического образования к образованию для устойчивого развития // Образование для устойчивого развития / Под ред. Н.С. Касимова. М. – Смоленск, 2004.
50.
Об участии Российской Федерации в реализации Стратегии Европейской экономической комиссии ООН для образования в интересах устойчивого развития. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ustoichivo.ru/biblio/view/138.html. (дата обращения: 09.12.2014).
51.
Марфенин Н.Н. Устойчивое развитие человечества. Учебник. М.: Московский университет, 2007.
52.
Арский Ю.М., Данилов–Данильян В.И. и др. Экологические проблемы: что происходит, кто виноват, и что делать? М.: МНЭПУ, 1997.
53.
Дрейр О.К., Лось В.А. Экология и устойчивое развитие. М., 1997.
54.
Дятлов С.А. Основы концепции устойчивого развития. СПб.: СПб. ун-т экономики финансов, 1998.
55.
Абдурахманов Г.М., Урсул А.Д., Мамедов Н.М. Социальная экология. Ч. I и II. Махачкала, 1998.
56.
Урсул А.Д. Государство в стратегии устойчивого развития. М.: РАГС, 2000.
57.
Лось В.А., Урсул А.Д. Устойчивое развитие М.: Агар, 2000.
58.
Устойчивое экологобезопасное развитие / Под ред. А.Д. Урсула. М.: РАГС, 2001.
59.
Урсул А.Д., Лось В.А., Демидов Ф.Д. Концептуальные основы устойчивого развития. М.: РАГС, 2003.
60.
Общая и социальная экология / Под ред. А.Д. Урсула. М.: РАГС, 2005.
61.
Урсул А.Д. Переход цивилизации и России к устойчивому развитию. М.: РАГС, 2005.
62.
Миркин Б. М., Наумова Л. Г. Устойчивое развитие: Вводный курс: Учебное пособие М.: Университетская книга, 2006.
63.
Акимова Т.А., Мосейкин Ю.Н. Экономика устойчивого развития. М., 2009.
64.
Шимова О.С. Устойчивое развитие. Учебное пособие. Минск: БГЭУ, 2010.
65.
Ягодин Г.А., Пуртова Е.Е. Устойчивое развитие. Человек и биосфера. Учебное пособие. М., 2013.
66.
Введение в теорию устойчивого развития. М.: Ступени. 2002.
67.
Корниенко В.И. Основы менеджмента устойчивого развития. М.: Ступени. 2002.
68.
Мамедов Н.М. Основы социальной экологии. М.: Ступени. 2003.
69.
Мунтян М.А., Урсул А.Д. Глобализации и устойчивое развитие. М.: Ступени. 2003.
70.
Устойчивое развитие и экологизация школьного образования. М.: Ступени. 2003.
71.
Бобылев С.Н., Гирусов Э.В., Перелет Р.А., Крецу Н.С. Экономика и устойчивого развития. М.: Ступени. 2004.
72.
Бринчук М.М., Мастушкин М.Ю., Урсул А.Д. Правовые аспекты устойчивого развития. М.: Ступени. 2005.
73.
Группа высокого уровня Генерального секретаря ООН по глобальной устойчивости (2012 год). «Жизнеспособная планета жизнеспособных людей: будущее, которое мы выбираем. Обзор». Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций. URL: http://ecodelo.org/13366-ustoichivoe_razvitie_dvadtsat_let_spustya-strategii_razvitiya (дата обращения: 09.12.2014).
74.
Бедрицкий А.И.Об итогах Конференции ООН по устойчивому развитию «РИО+20» // Природно-ресурсные ведомости. №6 (381), июнь 2012 г.
75.
Урсул А.Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации. М.: Луч. 1993.
76.
Яковец Ю.В. Стратегия глобального устойчивого развития на базе партнерства цивилизаций. Учебник. Электронное издание. М.: МИСК. 2013.
77.
Урсул А.Д. Модель образования XXI века: безопасность и устойчивое развитие // Безопасность Евразии. 2001. № 4.
78.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. На пути к образовательной глобалистике // Вестник Московского университета. Серия XXVII: Глобалистика и геополитика. 2013. № 2.
79.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Направления и особенности становления образования для устойчивого развития в России: к завершению Декады ООН // Политика и Общество. - 2014. - 7. - C. 753 - 773. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.7.12533.
80.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Образование как информационный процесс и перспективы его футуризации // Современное образование. - 2013. - 2. - C. 1 - 57. DOI: 10.7256/2306-4188.2013.2.8997. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_8997.html
81.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Наука и образование в глобально-ноосферной перспективе // Социодинамика. - 2013. - 2. - C. 161 - 222. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.2.439. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_439.html
82.
А.Д. Урсул, Т.А. Урсул Перспективы образования: информационно-экологическая ориентация в интересах устойчивого развития // Педагогика и просвещение. - 2011. - 4. - C. 14 - 25.
83.
А.Д. Урсул Процесс футуризации и становление опережающего образования // Педагогика и просвещение. - 2012. - 2. - C. 20 - 33.
84.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Эволюционные парадигмы и модели образования XXI века // Современное образование. - 2012. - 1. - C. 1 - 67. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_59.html
85.
Немцев И.А. Внедрение идей и принципов устойчивого развития в российское образование // Современное образование. - 2014. - 4. - C. 23 - 50. DOI: 10.7256/2306-4188.2014.4.13524. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_13524.html
References (transliterated)
1.
Ursul A.D. Perspektivy obrazovaniya v XXI veke: global'no-evolyutsionnyi podkhod // ”E&M smart education” International scientific journal for the European intellectual elite. № 1. 2012.
2.
Ursul A.D., Ursul T.A. Nauka i obrazovanie v global'no-noosfernoi perspektive // NB: Problemy obshchestva i politiki. 2013. № 02.
3.
Ursul A.D., Ursul T.A. Evolyutsionnye paradigmy i modeli obrazovaniya XXI veka // NB: Pedagogika i prosveshchenie. 2012. №1.
4.
Ursul A. D. Ekologicheskaya paradigma i perspektivy obrazovaniya // Filosofskie osnovaniya ekologicheskogo obrazovaniya v epokhu nanotekhnologii / Otv. red. I.K. Liseev. M.: Kanon+, Reabilitatsiya, 2014.
5.
Ilyin I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global studies and globalistics. The evolutionary dimension. Saarbrücken: LAP, 2014.
6.
Vsemirnaya deklaratsiya o vysshem obrazovanii dlya XXI veka: podkhody i prakticheskie mery. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=1496 (data obrashcheniya: 09.12.2014).
7.
Proekt Mezhdunarodnogo plana meropriyatii v ramkakh Desyatiletiya obrazovaniya v interesakh ustoichivogo razvitiya Organizatsii Ob''edinennykh Natsii [Elektronnyi resurs]. URL: http unesdocunesco.orgimages 0013001390 139023r.pdf (data obrashcheniya: 09.12.2014).
8.
Itogovyi dokument Konferentsii OON po ustoichivomu razvitiyu «Budushchee, kotorogo my khotim» [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.un.org/ru/sustainablefuture (data obrashcheniya: 09.12.2014).
9.
Higher Education Sustainability Initative for Rio+20. [Elektronnyi resurs]. http://www.uncsd2012.org/index.php?page=view&nr=341&type=12&menu=35 URL: (data obrashcheniya: 09.12.2014).
10.
Zhiznesposobnaya planeta zhiznesposobnykh lyudei: budushchee, kotoroe my vybiraem. Obzor. N'yu-Iork: Organizatsiya Ob''edinennykh Natsii. URL: http://ecodelo.org/13366-ustoichivoe_razvitie_dvadtsat_let_spustya-strategii_razvitiya (data obrashcheniya: 09.12.2014).
11.
Strategiya EEK OON dlya obrazovaniya v interesakh ustoichivogo razvitiya [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.ustoichivo.ru/biblio/view/145.html (data obrashcheniya: 11.12.2014).
12.
Zayavlenie ob obrazovanii v interesakh ustoichivogo razvitiya // Konferentsiya ministrov «Okruzhayushchaya sreda dlya Evropy». Kiev, 2003.
13.
Osnovnye polozheniya proekta plana osushchestvleniya «Desyatiletiya obrazovaniya v tselyakh ustoichivogo razvitiya». YuNESKO, 2003.
14.
Elias V.V. Obzor vazhneishikh mezhdunarodnykh soglashenii v oblasti obrazovaniya dlya ustoichivogo razvitiya // Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya: Materialy Vserossiiskogo soveshchaniya "Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya"/ Pod red. N.S. Kasimova, V.S. Tikunova. Smolensk, 2003.
15.
Elias V.V. Navstrechu Desyatiletiyu OON po obrazovaniyu v interesakh ustoichivogo razvitiya [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.ecoaccord.org/edu/esd_general.htm; http://www.myshared.ru/slide/350503/ (data obrashcheniya: 11.12.2014).
16.
Proekt Strategii EEK OON dlya obrazovaniya v interesakh ustoichivogo razvitiya // Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya. Materialy seminara «Ekologicheskoe obrazovanie i obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya» / Pod red. N.S. Kasimova. M.–Smolensk, 2004.
17.
Ekologicheskoe obrazovanie i ustoichivoe razvitie / Pod red. A.D. Ursula. M.: RAGS, 1996.
18.
Ursul A.D. Perekhod Rossii k ustoichivomu razvitiyu. Noosfernaya strategiya. M.: Noosfera, 1998.
19.
Vashchekin N.P. Delokarov K.Kh., Ursul A.D. Obrazovanie i ustoichivoe razvitie. Kontseptual'nye problemy. M.: MGUK. 2001.
20.
Ursul A.D., Demidov F.D. Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya: nauchnye osnovy. M.: RAGS, 2004.
21.
Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya. Materialy seminara «Ekologicheskoe obrazovanie i obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya» / Pod red. N.S. Kasimova. M.–Smolensk: Universum, 2004.
22.
Plan vypolneniya reshenii Vsemirnoi vstrechi na vysshem urovne po ustoichivomu razvitiyu // Ispol'zovanie i okhrana prirodnykh resursov v Rossii. 2002. № 9–10.
23.
Ursul A.D. Rossiiskoe obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya: pervye shagi v budushchee// Alma mater (Vestnik vysshei shkoly). 2005. № 8.
24.
Ukaz Prezidenta RF «O gosudarstvennoi strategii po okhrane okruzhayushchei sredy i obespecheniyu ustoichivogo razvitiya. Osnovnye polozheniya gosudarstvennoi strategii Rossiiskoi Federatsii po okhrane okruzhayushchei sredy i obespecheniyu ustoichivogo razvitiya» // Rossiiskaya gazeta. 1994. 9 fevralya.
25.
Kontseptsiya perekhoda Rossiiskoi Federatsii k ustoichivomu razvitiyu // Rossiiskaya gazeta. 1996. 9 aprelya.
26.
Nauchnaya osnova strategii ustoichivogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii. M., 2002.
27.
Strategiya i problemy ustoichivogo razvitiya Rossii v XXI veke. M., 2002.
28.
Nashe obshchee budushchee. Doklad Mezhdunarodnoi komissii po okruzhayushchei srede i razvitiyu / Per. s angl. M.: Progress. 1989.
29.
Il'in I. V., Ursul A. D. Global'nye issledovaniya i evolyutsionnyi podkhod. M.: Moskovskii universitet, 2013.
30.
Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya. Dekada OON po obrazovaniyu dlya ustoichivogo razvitiya (2005–2014) [Elektronnyi resurs]. URL: http:// www.unesco.org (data obrashcheniya: 11.12.2014).
31.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi evolyutsionizm: Idei, problemy, gipotezy. M.: Moskovskii universitet. 2012.
32.
Ursul A.D. Model' operezhayushchego obrazovaniya i perekhod Rossii k ustoichivomu razvitiyu // Problemy okruzhayushchei sredy i prirodnykh resursov. Obzornaya informatsiya. M.: VINITI. 1996, №8.
33.
Ursul A.D. Model' operezhayushchego obrazovaniya: noosferno-ekologicheskii rakurs // Filosofskie problemy obrazovaniya. M.: RAGS, 1996.
34.
Ursul A.D. Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya: futurizatsiya i innovatsionno-operezhayushchie protsessy // Otkrytoe obrazovanie. 2008. № 2.
35.
Ursul A.D. Protsess futurizatsii i stanovlenie operezhayushchego obrazovaniya // Pedagogika i prosveshchenie. 2012. №2.
36.
Ursul A.D. Fenomen noosfery: Global'naya evolyutsiya i noosferogenez. M.: Lenand, 2015.
37.
Ursul A.D. Strategiya ustoichivogo razvitiya: futurizatsiya nauki i obrazovaniya // Alma mater. Vestnik vysshei shkoly. 2005. № 3.
38.
Ursul A.D. Printsip temporal'noi tselostnosti i obrazovanie // Alma matter. Vestnik vysshei shkoly. 2008. № 2.
39.
Ursul A.D. Obrazovatel'naya revolyutsiya v perspektive ustoichivogo budushchego // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2009. № 1-3.
40.
Strategiya EEK OON dlya obrazovaniya v interesakh ustoichivogo razvitiya. M.: Informatsionnyi tsentr OON, 2005. URL: http://www.unece.org/env/esd.html (data obrashcheniya: 11.12.2014).
41.
Kasimov N.S, Mazurov Yu.L. Kontseptsiya ustoichivogo razvitiya i ee proizvodnye: studencheskii diskurs. M. Smolensk: Universum, 2007.
42.
Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya v vysshei shkole Rossii: nauchnye osnovy i strategiya razvitiya. Pod red. akad. N.S. Kasimova. M.: Geograficheskii fakul'tet MGU im. M.V. Lomonosova. 2008.
43.
Il'in I.V., Ursul A.D. Perspektivy global'nogo obrazovaniya: evolyutsionnyi podkhod // Globalistika kak oblast' nauchnykh issledovanii i sfera prepodavaniya. Vyp. 4. M.: MAKS Press, 2010.
44.
Il'in I.V., Ursul A.D. Evolyutsionnyi podkhod k global'nym issledovaniyam i obrazovaniyu: teoretiko-metodologicheskie problemy // Vek globalizatsii. 2010. №1.
45.
Ursul A.D Global'noe znanie i global'noe obrazovanie (evolyutsionnyi podkhod). Krasnoyarsk: SFU, 2011.
46.
Ursul A.D. Model' operezhayushchego obrazovaniya // Global'nyi krizis zapadnoi tsivilizatsii i Rossiya. Izd. 3-oe dop. M.: LIBROKOM, 2012.
47.
Higher education and sustainable development / B. Scott and S. Gouph (Eds). London: Routledge, 2007.
48.
Strategiya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii do 2020 goda // Nezavisimoe voennoe obozrenie. 2009. № 16. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html (data obrashcheniya: 11.12.2014).
49.
Kasimov N.S. Ot ekologicheskogo obrazovaniya k obrazovaniyu dlya ustoichivogo razvitiya // Obrazovanie dlya ustoichivogo razvitiya / Pod red. N.S. Kasimova. M. – Smolensk, 2004.
50.
Ob uchastii Rossiiskoi Federatsii v realizatsii Strategii Evropeiskoi ekonomicheskoi komissii OON dlya obrazovaniya v interesakh ustoichivogo razvitiya. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.ustoichivo.ru/biblio/view/138.html. (data obrashcheniya: 09.12.2014).
51.
Marfenin N.N. Ustoichivoe razvitie chelovechestva. Uchebnik. M.: Moskovskii universitet, 2007.
52.
Arskii Yu.M., Danilov–Danil'yan V.I. i dr. Ekologicheskie problemy: chto proiskhodit, kto vinovat, i chto delat'? M.: MNEPU, 1997.
53.
Dreir O.K., Los' V.A. Ekologiya i ustoichivoe razvitie. M., 1997.
54.
Dyatlov S.A. Osnovy kontseptsii ustoichivogo razvitiya. SPb.: SPb. un-t ekonomiki finansov, 1998.
55.
Abdurakhmanov G.M., Ursul A.D., Mamedov N.M. Sotsial'naya ekologiya. Ch. I i II. Makhachkala, 1998.
56.
Ursul A.D. Gosudarstvo v strategii ustoichivogo razvitiya. M.: RAGS, 2000.
57.
Los' V.A., Ursul A.D. Ustoichivoe razvitie M.: Agar, 2000.
58.
Ustoichivoe ekologobezopasnoe razvitie / Pod red. A.D. Ursula. M.: RAGS, 2001.
59.
Ursul A.D., Los' V.A., Demidov F.D. Kontseptual'nye osnovy ustoichivogo razvitiya. M.: RAGS, 2003.
60.
Obshchaya i sotsial'naya ekologiya / Pod red. A.D. Ursula. M.: RAGS, 2005.
61.
Ursul A.D. Perekhod tsivilizatsii i Rossii k ustoichivomu razvitiyu. M.: RAGS, 2005.
62.
Mirkin B. M., Naumova L. G. Ustoichivoe razvitie: Vvodnyi kurs: Uchebnoe posobie M.: Universitetskaya kniga, 2006.
63.
Akimova T.A., Moseikin Yu.N. Ekonomika ustoichivogo razvitiya. M., 2009.
64.
Shimova O.S. Ustoichivoe razvitie. Uchebnoe posobie. Minsk: BGEU, 2010.
65.
Yagodin G.A., Purtova E.E. Ustoichivoe razvitie. Chelovek i biosfera. Uchebnoe posobie. M., 2013.
66.
Vvedenie v teoriyu ustoichivogo razvitiya. M.: Stupeni. 2002.
67.
Kornienko V.I. Osnovy menedzhmenta ustoichivogo razvitiya. M.: Stupeni. 2002.
68.
Mamedov N.M. Osnovy sotsial'noi ekologii. M.: Stupeni. 2003.
69.
Muntyan M.A., Ursul A.D. Globalizatsii i ustoichivoe razvitie. M.: Stupeni. 2003.
70.
Ustoichivoe razvitie i ekologizatsiya shkol'nogo obrazovaniya. M.: Stupeni. 2003.
71.
Bobylev S.N., Girusov E.V., Perelet R.A., Kretsu N.S. Ekonomika i ustoichivogo razvitiya. M.: Stupeni. 2004.
72.
Brinchuk M.M., Mastushkin M.Yu., Ursul A.D. Pravovye aspekty ustoichivogo razvitiya. M.: Stupeni. 2005.
73.
Gruppa vysokogo urovnya General'nogo sekretarya OON po global'noi ustoichivosti (2012 god). «Zhiznesposobnaya planeta zhiznesposobnykh lyudei: budushchee, kotoroe my vybiraem. Obzor». N'yu-Iork: Organizatsiya Ob''edinennykh Natsii. URL: http://ecodelo.org/13366-ustoichivoe_razvitie_dvadtsat_let_spustya-strategii_razvitiya (data obrashcheniya: 09.12.2014).
74.
Bedritskii A.I.Ob itogakh Konferentsii OON po ustoichivomu razvitiyu «RIO+20» // Prirodno-resursnye vedomosti. №6 (381), iyun' 2012 g.
75.
Ursul A.D. Put' v noosferu. Kontseptsiya vyzhivaniya i ustoichivogo razvitiya tsivilizatsii. M.: Luch. 1993.
76.
Yakovets Yu.V. Strategiya global'nogo ustoichivogo razvitiya na baze partnerstva tsivilizatsii. Uchebnik. Elektronnoe izdanie. M.: MISK. 2013.
77.
Ursul A.D. Model' obrazovaniya XXI veka: bezopasnost' i ustoichivoe razvitie // Bezopasnost' Evrazii. 2001. № 4.
78.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Na puti k obrazovatel'noi globalistike // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya XXVII: Globalistika i geopolitika. 2013. № 2.
79.
Ursul A.D., Ursul T.A. Napravleniya i osobennosti stanovleniya obrazovaniya dlya ustoichivogo razvitiya v Rossii: k zaversheniyu Dekady OON // Politika i Obshchestvo. - 2014. - 7. - C. 753 - 773. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.7.12533.
80.
Ursul A.D., Ursul T.A. Obrazovanie kak informatsionnyi protsess i perspektivy ego futurizatsii // Sovremennoe obrazovanie. - 2013. - 2. - C. 1 - 57. DOI: 10.7256/2306-4188.2013.2.8997. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_8997.html
81.
Ursul A.D., Ursul T.A. Nauka i obrazovanie v global'no-noosfernoi perspektive // Sotsiodinamika. - 2013. - 2. - C. 161 - 222. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.2.439. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_439.html
82.
A.D. Ursul, T.A. Ursul Perspektivy obrazovaniya: informatsionno-ekologicheskaya orientatsiya v interesakh ustoichivogo razvitiya // Pedagogika i prosveshchenie. - 2011. - 4. - C. 14 - 25.
83.
A.D. Ursul Protsess futurizatsii i stanovlenie operezhayushchego obrazovaniya // Pedagogika i prosveshchenie. - 2012. - 2. - C. 20 - 33.
84.
Ursul A.D., Ursul T.A. Evolyutsionnye paradigmy i modeli obrazovaniya XXI veka // Sovremennoe obrazovanie. - 2012. - 1. - C. 1 - 67. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_59.html
85.
Nemtsev I.A. Vnedrenie idei i printsipov ustoichivogo razvitiya v rossiiskoe obrazovanie // Sovremennoe obrazovanie. - 2014. - 4. - C. 23 - 50. DOI: 10.7256/2306-4188.2014.4.13524. URL: http://www.e-notabene.ru/pp/article_13524.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"