Статья 'Принципы диалога в контексте диалогической модели связей государства и гражданского общества ' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Принципы диалога в контексте диалогической модели связей государства и гражданского общества

Зайцев Александр Владимирович

кандидат философских наук, доктор политических наук

доцент, Костромской государственный университет

156005, Россия, Костромская область, г. Кострома, ул. Овражная, 20/23

Zaitsev Aleksandr Vladimirovich

Associate professor of the Department of Philosophy and Political Studies at Nekrasov Kostroma State University

156005, Russia, Kostromskaya oblast', g. Kostroma, ul. Ovrazhnaya, 20/23, kv. 1

aleksandr-kostroma@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0158.2014.10.1343

Дата направления статьи в редакцию:

13-10-2014


Дата публикации:

27-10-2014


Аннотация.

логические методы субъект-субъектного взаимодействия в политической сфере в целом и, в частности, в управлении политическими PR-коммуникациями, используются крайне редко, неэффективно и осторожно, с большой долей подозрительности и недоверия к двухсторонним технологиям связей с общественностью. Диалогическая модель по-прежнему находится на периферии теории и практики связей с общественностью. При этом многие практики скептически относятся к возможности ее институционализации в современной России, где в сфере интеракции государства и гражданского общества все еще присутствуют монологические, пропагандистские, манипулятивные, вещательные и асимметричные диалоговые коммуникации. Отсюда вытекает задача теоретического осмысления и научно-методологической репрезентации диалогической модели связей с общественностью. В данной статье предметом исследования выступают принципы диалога в контексте диалогической модели связей государства и гражданского общества. В качестве методологии для данного исследования использованы дискурсивный, институциональный, сравнительный, системный, нормативный и другие общенаучные методы. Использование данной методологии позволяет сформулировать основные принципы PR-диалога в сфере политической коммуникации и связей с общественностью государства и гражданского общества. Проблеме диалога государства и гражданского общества, его институционализации в сфере публичной политики и связей с общественностью, посвящено несколько статей, написанных автором данного исследования [1; 2; 3; 4]. Однако вплоть до настоящего времени исследование принципов диалога в контексте диалогической модели связей государства и гражданского общества никем из российских и зарубежных авторов не осуществлялось. Поэтому данная статья заполняет объективно существующий пробел в теории и практике политического диалога, являющегося, в свою очередь, предметом исследования современной политической науки [5; 6; 7].

Ключевые слова: диалог, государство, гражданское общество, связи с общественностью, принципы диалога, коммуникация, институциогнализация, интеракция, политика, публичная сфера

Abstract.

Logical methods of the subject - subject interaction in the political sphere in general and, in particular, in management of political PR communications, are used extremely seldom, inefficiently and carefully, with a big share of suspiciousness and mistrust to bilateral technologies of public relations. The dialogical model still is on the periphery of the theory and practice of public relations. Thus many practicians are skeptical about possibility of its institutionalization in modern Russia where at the sphere of an interaktion of the state and civil society still there are monological, propaganda, manipulative, broadcasting and asymmetric dialogue communications. From here the problem of theoretical judgment and scientific and methodological representation of dialogical model of public relations follows. In this article as an object of research the principles of dialogue in the context of dialogical model of communications of the state and civil society act.As methodology for this research are used diskursivny, institutional, comparative, system, standard and other general scientific methods. Use of this methodology allows to formulate the basic principles of PR dialogue in the sphere of political communication and public relations of the state and civil society. To a problem of dialogue of the state and civil society, its institutionalization in the sphere of public policy and public relations, it is devoted some articles written by the author of this research. However up to the present research of the principles of dialogue in the context of dialogical model of communications of the state and civil society none of the Russian and foreign authors wasn't carried out. Therefore this article fills objectively existing gap in the theory and practice of the political dialogue which is, in turn, an object of research of modern political science. 
 

Keywords:

dialogue, state institution, civil society, public relations, principles of dialogue, communication, institutionalization, interaction, politics, public sphere

V

Коммуникационные отношения и связи между властью и гражданским обществом в нашей стране имеют ряд специфических черт, связанных с их теневым характером, асимметричностью, коррумпированностью. Эти негативные практики требует исследования, осмысления, пересмотра, реформирования, и, в конечном итоге, реконфигурации диалога государства и гражданского общества с последующей его институциализацией в публичной политике современной России. «Настоящая политика начинается с диалога. И качество демократии, в конечном счете, зависит от качества этого общественного диалога. – Утверждают известные российские политические социологи Л.И. Никовская и В.Н. Якимец. - Диалог возвращает людей в политику, а общественный диалог является естественной средой демократической политики» [9, с. 110]. Тем более, что диалогическая модель связей с общественностью не только априори может быть использована в сфере политической коммуникации, где главными макросубъектами интеракции выступают государство и гражданское общество, но и апостеори уже применяется в связях с общественностью.

Демократизация и гуманизация взаимоотношений государства и гражданского общества в современной России предполагает создание атмосферы доверия и согласия, в том числе на основе публичного диалога между государственными структурами и представляющими интересы граждан общественными институтами. Диалог это не просто разговор разных лиц, а определенный тип общественных отношений. В процессе диалога люди должны не только слушать и слышать друг друга, но и пользоваться одними и теми же правилами коммуникации. Культура общественного диалога, публичных дискуссий, дебатов, полемики в нашей стране до сих пор все еще не сформирована, не воплощена в социальную и политическую практику.

Отсутствие равенства и асимметрия дискурсивных ролей делает диалог государства и гражданского общества либо неэффективным, либо вовсе невозможным, поскольку неравенство уже изначально предполагает не диалог в смысле сближения позиций, а подавление позиции одного субъекта позицией другого. Демократизация взаимоотношений государства и гражданского общества в их взаимодействии в государственно-управленческих процессах предполагает создание атмосферы доверия и согласия в перманентном диалоге между государственными структурами и представляющими интересы граждан общественными институтами.

Симметричные коммуникации, исходящие, как от государственного аппарата, так и от общественных структур, детерминированы растущим динамизмом, изменчивостью и возрастающими требованиями социальной среды к системе политического управления. С организационной точки зрения, перманентность двусторонних субъект-субъектных коммуникаций необходима прогнозирования политических процессов, для своевременной и адекватной реакции на происходящее изменения и оказания необходимого управляющего воздействия на возникающие угрозы. Благодаря этому в такой респонзивной по своей сути системе государственного управления возникает и функционирует механизм «раннего оповещения» об опасности (назревающих противоречиях, конфликтах, кризисах), способствуя предотвращению либо минимизации негативных социально-политические последствий.

Разработка основ теории диалога и гражданского общества предполагает формулирование принципов этого диалога. Диалог государства и гражданского общества имеет институциональные основания, условия, ограничения, сдерживающие факторы и желательные последствия, которые должны проявиться в отношениях между его субъектами. Поэтому под принципами диалога государства и гражданского общества мы будем понимать неформальные предписания основополагающего характера, которые определяют и/или должны определять сущность, содержание и порядок коммуникации между этими двумя субъектами. Принципы — это основополагающие положения, от которых не должно быть отступлений и которыми необходимо руководствоваться в практической деятельности. Следование принципам ведет к институционализации практик диалогического взаимодействия государства и гражданского общества.

В самом общем виде основополагающие принципы диалога государства и гражданского общества можно сформулировать следующим образом:

1. Публичность диалога государства и гражданского общества означает, что публичный диалог протекает в публичной сфере и институционализируется в публичной политике. Необходимым условием для реализации этого принципа выступает наличие развитой и институционализированной публичной сферы.

В публичной сфере в формате диалога между государством и гражданским обществом осуществляется дискурсивная легитимация принимаемых властью политических решений. Данный процесс является субстратом публичной политики, которая попросту невозможна без институционализированного публичного диалога между государством и гражданским обществом.

2. Транспарентность диалога означает его прозрачность, понятность и честность. Для диалога государства и гражданского общества, если он несет в себе обоюдную заинтересованность сторон коммуникации, характерна не только открытость (принцип публичности), но и ориентир на взаимопонимаемость между субъектами дискурса, поиск общих точек соприкосновения и нахождения согласия.

Реализация принципа транспарентности невозможна, если одной из его сторон используется манипуляция, обман, «черный» PR или какие-либо другие технологии и механизмы одностороннего воздействия на партнера по диалогу. Транспарентность как явление социально-политической коммуникации в формате диалога государства и гражданского общества – это такое состояние информированности (наличие полного, достаточного и достоверного знания) о той или иной деятельности (ее объектах или результатах), которое «позволяет любому заинтересованному субъекту иметь полное и адекватное представление о них» [10, с. 7].

Принцип транспарентности, имеющий законодательно установленные ограничения (государственная, коммерческая, семейная тайна и др.), является общеобязательным императивным требованием не только по отношению органам государственной и муниципальной власти, но и по отношению к организациям и институтам гражданского общества.

3. Симметричность диалога. Этот принцип реализуется в дискурсивных ролях и статусов субъектов политической коммуникации.

Монолог - это изначально асимметричная коммуникация, что выражается в неравенстве ролей между адресантом и адресатом, между субъектом и объектом монологичесой интеракции. Диалог может быть как симметричным, так и асимметричным.

В несимметричном диалоге один из участников коммуникации реализует свое статусное (институциональное) преимущество и благодаря этому доминирует в процессе дискурса, имея больше возможностей для репрезентации свой точки зрения или позиции. Симметричный диалог подразумевает примерное равенство между субъектами коммуникации.

Нормативно диалог государства и гражданского общества должен осуществляться на основании принципа симметричности. Но на практике он нередко строится на асимметричной коммуникации при доминировании дискурсивных позиций со стороны акторов со стороны государства, что сближает такой диалог с субъект-объектной монологической моделью коммуникации. Институционализация такой модели диалога противоречит хабермасианской идее автономности публичной сферы, что требует создания условий для институционализации диалога на основе реализации принципа симметричности и равноправия дискурсивного потенциала государства и гражданского общества.

4. Инклюзивность диалога означает возможность равного доступа к диалогу в публичной сфере для всех акторов публичной публики, гражданского общества и государства. Никто не может быть произвольно исключен из диалога. Инклюзивность диалога и учет интересов, мнений, позиций всех акторов публичной является залогом политической стабильности.

Диалогическая инклюзия с точки зрения диалогики гражданского общества – это процесс коммуникативного включения тех или иных локусов социума в публичную политику. Реализация принципа инклюзивности диалога обуславливает диалогическую социализацию отдельных граждан институтов и организаций гражданского общества в публичной сфере и области публичной политики.

Эксклюзивность диалога, то есть необоснованное ограничение прав каких-либо акторов на участие в диалоге, исключение их публичного диалога и сферы публичной политики, означает нарушение принципа инклюзивности диалога, являющегося одним из основополагающих принципов диалогики гражданского общества. Инклюзивность диалога предполагает отсутствие любой дискриминации, в том числе и по отношению к несистемной оппозиции. Инклюзивнось диалога означает, что все без исключения члены общества, при условии репрезентативности, могут стать учстниками институционализированного диалога государства и гражданского общества.

5. Репрезентативность диалога заключается необходимости формулировки четких критериев, позволяющих вести нормативно обусловленную селекцию субъектов и акторов диалога со стороны организаций и институтов гражданского общества. Принцип репрезентативности налагает определенные ограничения, без которых невозможна институционализация диалога. Государство не может вступать в диалог с любым желающим подискутировать или просто поговорить.

Институционализация диалога государства и гражданского общества требует учета принципа репрезентативности или субъектности организаций и институтов гражданского общества. В качестве важнейших критериев для отбора репрезентативных участников диалога государства и гражданского общества могут быть использованы следующие, нуждающиеся в нормативном закреплении, критерии:

- длительность существования данной общественной организации или института гражданского общества, претендующего на участие в институционализированном диалоге с органами или структурами государственной власти;

- репутация организации, ее независимость от внешних спонсоров или финансовых доноров (государства, бизнеса, иностранных грантодателей и так далее);

- прозрачность, подотчетность и публичность деятельности;

- опыт деятельности в сфере публичных коммуникаций, наличие коммуникативных навыков и компетенций;

- количество членов и численность данной структуры гражданского общества или количество граждан, в той или иной степени ее поддерживающих и оказывающих содействие ее функционированию.

6. Конструктивность диалога. Принцип конструктивности диалога государства и гражданского общества заключается в его результативности и эффективности. Диалог может быть полезен, стороны обменялись мнениями, взглядами и позициями, после чего разошлись, не сойдясь во мнениях и не реализовав конструктивный потенциал диалога.

Под конструктивным компонентом институционального диалога государства и гражданского общества понимается эвристическое начало, креативно сближающее позиции сторон и позволяющее им дискурсивно приблизиться к разрешению обсуждаемой проблемы. Конструктивность диалога предполагает не только дискурсивно-коммуникативный аспект диалога, но и его праксеологическую компоненту, выражающиеся в совместных действиях государства и гражданского общества на основе совместно выработанной программы действий и достижения сформулированного результата общими усилиями.

Антиподом конструктивного диалога является деконстуктивный диалог, обостряющий дискурсивный разброс мнений, разрушающий взаимопонимание и обостряющий противоречия. Для того чтобы избежать деконструкции необходимо умело использовать широкий репертуар сформулированный нами кластерных типов диалога, постепенно переходя от споров, дискуссий, убеждений к переговорным и совещательным типам диалога государства и гражданского общества.

7. Перманентность диалога. Перманентность институционализированного диалога государства и гражданского общества - это его непрерывность, длительность, постоянство функционирования. Перманентность диалога государства и гражданского общества заключается в том, что в процессе его институционализации, диалог постепенно превращается в новый социокоммуникативный институт.

Реализация этого принципа диалога гражданского общества сопряжена с постепенной адаптацией в политической практике ряда нормативных моделей демократии, тесно взаимосвязанных с диалогическим форматом коммуникации государства и гражданского общества. Эти нормативные модели демократии, не заменяя ныне существующую представительную демократию, в значительной степени дополняют и модернизируют ее на основе использования новых иформационно-коммуникативных, диалоговых по своей сути, механизмов и технологий.

Перманентность и дальнейшая институционализация диалога государства и гражданского общества объективно обусловлена имплементацией партиципаторной (участия) и делиберативной (совещательной) моделями демократии, электронной демократией и электронным правительством. В этом же ряду следует назвать и вплоть до настоящего времени так и не разработанной в российской политологии диалогическую (дискурсивную) демократию или демократию диалога, как нередко именуется эта инновационная концепция демократии.

8. Респонзивность диалога является важнейшим фактом процесса институционализации диалога. Респонзивностью, то есть отзывчивостью, в равной мере должны обладать как государство и его органы политического и административного управления, так и организации и институты гражданского общества.

Респонзивность государства заключается в способность власти как институциональной системы отзываться и реагировать на действия и требования со стороны гражданского общества. В том числе и на основе диалога и тесно связанного с ним механизма обратной связи. Не случайно В.В. Путин в своей программной статье «Демократия и качества государства» заметил следующее: «Мы должны проявлять способность реагировать на запросы общества, которые все более усложняются, а в условиях "информационного века" — приобретают качественно новые черты». И далее: « Демократия… заключается как в… праве народа выбирать власть, так и в возможности непрерывно влиять на власть и процесс принятия ею решений. А значит, демократия должна иметь механизмы постоянного и прямого действия, эффективные каналы диалога, общественного контроля, коммуникаций и "обратной связи"» [11]. Или, иначе говоря, в рамках институционализированного диалога государства и гражданского общества власть должна соответствовать сформулированному в данном исследовании принципу респонзивности.

Дело в том, что значительное число сигналов, исходящих от определенных слоев общества, не всегда доходит до власти или же достигает ее в сильно искаженном виде. В то же самое время, значительное число обратных сигналов от власти к обществу тоже не доходит до адресата или воспринимается с существенными искажениями. Данное обстоятельство связано как со способом артикуляции сигналов, так и с респонзивной способностью отдельных властных структур.

С точки зрения принципа респонзивности можно сказать, что диалогу эффективному государства и гражданского препятствует ряд помех и фильтров, в том числе создаваемых:

а) каналами коммуникации, которые глушат одни сигналы, усиливают другие и искажают третьи;

б) особенностями «приемо-передаточных устройств», используемых властью;

в) особенностями группового сознания и восприятия со стороны определенных структур, организаций и институтов гражданского общества.

Практика показывает, что власть оперативно откликается и реагируют либо на какие-то кризисные явления, либо на конфликтные проявления, угрожающие стабильности социальной или политической системе общества.

Но респонзивностью должно обладать не только власть, но и гражданское общество. В процессе диалога оно должно своевременно реагировать, с одной стороны, на импульсы, исходящие граждан, а с другой стороны, реагировать на информацию и сигналы, поступающие от государства. Аккумулируя и агрегируя запросы и интересы населения, институты и организации гражданского обязаны не только их агрегировать и артикулировать в процессе диалога с государством и органами государственной власти, но и уметь их продвигать и защищать, добиваясь их практической реализации.

Сформулированные нами принципы диалога гражданского общества это своеобразные нормы и ограничения, призванные регулировать и, тем самым, институционализировать существующие практики и опыт диалогических интеракций государства и гражданского общества в сфере публичной политики [12]. Реализация выше перечисленных принципов диалога гражданского общества является необходимыми достаточным фактором и условием для институционализации диалога государства и гражданского общества.

Коммуникационные отношения и связи между властью и гражданским обществом в нашей стране имеют ряд специфических черт, связанных с их теневым характером, асимметричностью, коррумпированностью. Эти негативные практики требует исследования, осмысления, пересмотра, реформирования, и, в конечном итоге, реконфигурации диалога государства и гражданского общества с последующей его институциализацией в публичной политике современной России. «Настоящая политика начинается с диалога. И качество демократии, в конечном счете, зависит от качества этого общественного диалога. – Утверждают известные российские политические социологи Л.И. Никовская и В.Н. Якимец. - Диалог возвращает людей в политику, а общественный диалог является естественной средой демократической политики» [9, с. 110]. Тем более, что диалогическая модель связей с общественностью не только априори может быть использована в сфере политической коммуникации, где главными макросубъектами интеракции выступают государство и гражданское общество, но и апостеори уже применяется в связях с общественностью.

Демократизация и гуманизация взаимоотношений государства и гражданского общества в современной России предполагает создание атмосферы доверия и согласия, в том числе на основе публичного диалога между государственными структурами и представляющими интересы граждан общественными институтами. Диалог это не просто разговор разных лиц, а определенный тип общественных отношений. В процессе диалога люди должны не только слушать и слышать друг друга, но и пользоваться одними и теми же правилами коммуникации. Культура общественного диалога, публичных дискуссий, дебатов, полемики в нашей стране до сих пор все еще не сформирована, не воплощена в социальную и политическую практику.

Отсутствие равенства и асимметрия дискурсивных ролей делает диалог государства и гражданского общества либо неэффективным, либо вовсе невозможным, поскольку неравенство уже изначально предполагает не диалог в смысле сближения позиций, а подавление позиции одного субъекта позицией другого. Демократизация взаимоотношений государства и гражданского общества в их взаимодействии в государственно-управленческих процессах предполагает создание атмосферы доверия и согласия в перманентном диалоге между государственными структурами и представляющими интересы граждан общественными институтами.

Симметричные коммуникации, исходящие, как от государственного аппарата, так и от общественных структур, детерминированы растущим динамизмом, изменчивостью и возрастающими требованиями социальной среды к системе политического управления. С организационной точки зрения, перманентность двусторонних субъект-субъектных коммуникаций необходима прогнозирования политических процессов, для своевременной и адекватной реакции на происходящее изменения и оказания необходимого управляющего воздействия на возникающие угрозы. Благодаря этому в такой респонзивной по своей сути системе государственного управления возникает и функционирует механизм «раннего оповещения» об опасности (назревающих противоречиях, конфликтах, кризисах), способствуя предотвращению либо минимизации негативных социально-политические последствий.

Разработка основ теории диалога и гражданского общества предполагает формулирование принципов этого диалога. Диалог государства и гражданского общества имеет институциональные основания, условия, ограничения, сдерживающие факторы и желательные последствия, которые должны проявиться в отношениях между его субъектами. Поэтому под принципами диалога государства и гражданского общества мы будем понимать неформальные предписания основополагающего характера, которые определяют и/или должны определять сущность, содержание и порядок коммуникации между этими двумя субъектами. Принципы — это основополагающие положения, от которых не должно быть отступлений и которыми необходимо руководствоваться в практической деятельности. Следование принципам ведет к институционализации практик диалогического взаимодействия государства и гражданского общества.

В самом общем виде основополагающие принципы диалога государства и гражданского общества можно сформулировать следующим образом:

1. Публичность диалога государства и гражданского общества означает, что публичный диалог протекает в публичной сфере и институционализируется в публичной политике. Необходимым условием для реализации этого принципа выступает наличие развитой и институционализированной публичной сферы.

В публичной сфере в формате диалога между государством и гражданским обществом осуществляется дискурсивная легитимация принимаемых властью политических решений. Данный процесс является субстратом публичной политики, которая попросту невозможна без институционализированного публичного диалога между государством и гражданским обществом.

2. Транспарентность диалога означает его прозрачность, понятность и честность. Для диалога государства и гражданского общества, если он несет в себе обоюдную заинтересованность сторон коммуникации, характерна не только открытость (принцип публичности), но и ориентир на взаимопонимаемость между субъектами дискурса, поиск общих точек соприкосновения и нахождения согласия.

Реализация принципа транспарентности невозможна, если одной из его сторон используется манипуляция, обман, «черный» PR или какие-либо другие технологии и механизмы одностороннего воздействия на партнера по диалогу. Транспарентность как явление социально-политической коммуникации в формате диалога государства и гражданского общества – это такое состояние информированности (наличие полного, достаточного и достоверного знания) о той или иной деятельности (ее объектах или результатах), которое «позволяет любому заинтересованному субъекту иметь полное и адекватное представление о них» [10, с. 7].

Принцип транспарентности, имеющий законодательно установленные ограничения (государственная, коммерческая, семейная тайна и др.), является общеобязательным императивным требованием не только по отношению органам государственной и муниципальной власти, но и по отношению к организациям и институтам гражданского общества.

3. Симметричность диалога. Этот принцип реализуется в дискурсивных ролях и статусов субъектов политической коммуникации.

Монолог - это изначально асимметричная коммуникация, что выражается в неравенстве ролей между адресантом и адресатом, между субъектом и объектом монологичесой интеракции. Диалог может быть как симметричным, так и асимметричным.

В несимметричном диалоге один из участников коммуникации реализует свое статусное (институциональное) преимущество и благодаря этому доминирует в процессе дискурса, имея больше возможностей для репрезентации свой точки зрения или позиции. Симметричный диалог подразумевает примерное равенство между субъектами коммуникации.

Нормативно диалог государства и гражданского общества должен осуществляться на основании принципа симметричности. Но на практике он нередко строится на асимметричной коммуникации при доминировании дискурсивных позиций со стороны акторов со стороны государства, что сближает такой диалог с субъект-объектной монологической моделью коммуникации. Институционализация такой модели диалога противоречит хабермасианской идее автономности публичной сферы, что требует создания условий для институционализации диалога на основе реализации принципа симметричности и равноправия дискурсивного потенциала государства и гражданского общества.

4. Инклюзивность диалога означает возможность равного доступа к диалогу в публичной сфере для всех акторов публичной публики, гражданского общества и государства. Никто не может быть произвольно исключен из диалога. Инклюзивность диалога и учет интересов, мнений, позиций всех акторов публичной является залогом политической стабильности.

Диалогическая инклюзия с точки зрения диалогики гражданского общества – это процесс коммуникативного включения тех или иных локусов социума в публичную политику. Реализация принципа инклюзивности диалога обуславливает диалогическую социализацию отдельных граждан институтов и организаций гражданского общества в публичной сфере и области публичной политики.

Эксклюзивность диалога, то есть необоснованное ограничение прав каких-либо акторов на участие в диалоге, исключение их публичного диалога и сферы публичной политики, означает нарушение принципа инклюзивности диалога, являющегося одним из основополагающих принципов диалогики гражданского общества. Инклюзивность диалога предполагает отсутствие любой дискриминации, в том числе и по отношению к несистемной оппозиции. Инклюзивнось диалога означает, что все без исключения члены общества, при условии репрезентативности, могут стать учстниками институционализированного диалога государства и гражданского общества.

5. Репрезентативность диалога заключается необходимости формулировки четких критериев, позволяющих вести нормативно обусловленную селекцию субъектов и акторов диалога со стороны организаций и институтов гражданского общества. Принцип репрезентативности налагает определенные ограничения, без которых невозможна институционализация диалога. Государство не может вступать в диалог с любым желающим подискутировать или просто поговорить.

Институционализация диалога государства и гражданского общества требует учета принципа репрезентативности или субъектности организаций и институтов гражданского общества. В качестве важнейших критериев для отбора репрезентативных участников диалога государства и гражданского общества могут быть использованы следующие, нуждающиеся в нормативном закреплении, критерии:

- длительность существования данной общественной организации или института гражданского общества, претендующего на участие в институционализированном диалоге с органами или структурами государственной власти;

- репутация организации, ее независимость от внешних спонсоров или финансовых доноров (государства, бизнеса, иностранных грантодателей и так далее);

- прозрачность, подотчетность и публичность деятельности;

- опыт деятельности в сфере публичных коммуникаций, наличие коммуникативных навыков и компетенций;

- количество членов и численность данной структуры гражданского общества или количество граждан, в той или иной степени ее поддерживающих и оказывающих содействие ее функционированию.

6. Конструктивность диалога. Принцип конструктивности диалога государства и гражданского общества заключается в его результативности и эффективности. Диалог может быть полезен, стороны обменялись мнениями, взглядами и позициями, после чего разошлись, не сойдясь во мнениях и не реализовав конструктивный потенциал диалога.

Под конструктивным компонентом институционального диалога государства и гражданского общества понимается эвристическое начало, креативно сближающее позиции сторон и позволяющее им дискурсивно приблизиться к разрешению обсуждаемой проблемы. Конструктивность диалога предполагает не только дискурсивно-коммуникативный аспект диалога, но и его праксеологическую компоненту, выражающиеся в совместных действиях государства и гражданского общества на основе совместно выработанной программы действий и достижения сформулированного результата общими усилиями.

Антиподом конструктивного диалога является деконстуктивный диалог, обостряющий дискурсивный разброс мнений, разрушающий взаимопонимание и обостряющий противоречия. Для того чтобы избежать деконструкции необходимо умело использовать широкий репертуар сформулированный нами кластерных типов диалога, постепенно переходя от споров, дискуссий, убеждений к переговорным и совещательным типам диалога государства и гражданского общества.

7. Перманентность диалога. Перманентность институционализированного диалога государства и гражданского общества - это его непрерывность, длительность, постоянство функционирования. Перманентность диалога государства и гражданского общества заключается в том, что в процессе его институционализации, диалог постепенно превращается в новый социокоммуникативный институт.

Реализация этого принципа диалога гражданского общества сопряжена с постепенной адаптацией в политической практике ряда нормативных моделей демократии, тесно взаимосвязанных с диалогическим форматом коммуникации государства и гражданского общества. Эти нормативные модели демократии, не заменяя ныне существующую представительную демократию, в значительной степени дополняют и модернизируют ее на основе использования новых иформационно-коммуникативных, диалоговых по своей сути, механизмов и технологий.

Перманентность и дальнейшая институционализация диалога государства и гражданского общества объективно обусловлена имплементацией партиципаторной (участия) и делиберативной (совещательной) моделями демократии, электронной демократией и электронным правительством. В этом же ряду следует назвать и вплоть до настоящего времени так и не разработанной в российской политологии диалогическую (дискурсивную) демократию или демократию диалога, как нередко именуется эта инновационная концепция демократии.

8. Респонзивность диалога является важнейшим фактом процесса институционализации диалога. Респонзивностью, то есть отзывчивостью, в равной мере должны обладать как государство и его органы политического и административного управления, так и организации и институты гражданского общества.

Респонзивность государства заключается в способность власти как институциональной системы отзываться и реагировать на действия и требования со стороны гражданского общества. В том числе и на основе диалога и тесно связанного с ним механизма обратной связи. Не случайно В.В. Путин в своей программной статье «Демократия и качества государства» заметил следующее: «Мы должны проявлять способность реагировать на запросы общества, которые все более усложняются, а в условиях "информационного века" — приобретают качественно новые черты». И далее: « Демократия… заключается как в… праве народа выбирать власть, так и в возможности непрерывно влиять на власть и процесс принятия ею решений. А значит, демократия должна иметь механизмы постоянного и прямого действия, эффективные каналы диалога, общественного контроля, коммуникаций и "обратной связи"» [11]. Или, иначе говоря, в рамках институционализированного диалога государства и гражданского общества власть должна соответствовать сформулированному в данном исследовании принципу респонзивности.

Дело в том, что значительное число сигналов, исходящих от определенных слоев общества, не всегда доходит до власти или же достигает ее в сильно искаженном виде. В то же самое время, значительное число обратных сигналов от власти к обществу тоже не доходит до адресата или воспринимается с существенными искажениями. Данное обстоятельство связано как со способом артикуляции сигналов, так и с респонзивной способностью отдельных властных структур.

С точки зрения принципа респонзивности можно сказать, что диалогу эффективному государства и гражданского препятствует ряд помех и фильтров, в том числе создаваемых:

а) каналами коммуникации, которые глушат одни сигналы, усиливают другие и искажают третьи;

б) особенностями «приемо-передаточных устройств», используемых властью;

в) особенностями группового сознания и восприятия со стороны определенных структур, организаций и институтов гражданского общества.

Практика показывает, что власть оперативно откликается и реагируют либо на какие-то кризисные явления, либо на конфликтные проявления, угрожающие стабильности социальной или политической системе общества.

Но респонзивностью должно обладать не только власть, но и гражданское общество. В процессе диалога оно должно своевременно реагировать, с одной стороны, на импульсы, исходящие граждан, а с другой стороны, реагировать на информацию и сигналы, поступающие от государства. Аккумулируя и агрегируя запросы и интересы населения, институты и организации гражданского обязаны не только их агрегировать и артикулировать в процессе диалога с государством и органами государственной власти, но и уметь их продвигать и защищать, добиваясь их практической реализации.

Сформулированные нами принципы диалога гражданского общества это своеобразные нормы и ограничения, призванные регулировать и, тем самым, институционализировать существующие практики и опыт диалогических интеракций государства и гражданского общества в сфере публичной политики [12]. Реализация выше перечисленных принципов диалога гражданского общества является необходимыми достаточным фактором и условием для институционализации диалога государства и гражданского общества

Библиография
1.
Зайцев А.В. Теоретико-методологические основания институционализации диалога и государства и гражданского общества// Научные ведомости Белгородского государственного университета. 2012. №1 (120). Выпуск 21. Серия «История. Политология. Экономика. Информатика. С. 231-236.
2.
Зайцев А.В. Теоретико-методологические основания институционализации гражданского общества// Вестник Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова. 2011. Том 17. №
3.
С. 313-318. 3. Зайцев А.В. Диалог в институциональной среде взаимодействия государства и гражданского общества: опыт в ЕС и современная Россия //Вестник Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова. 2012. Том 18. № 2. С.188-191.
4.
Зайцев А.В. Публичная сфера как поле диалога государства и гражданского общества// Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2013. Том 19. № 1. С. 203-206.
5.
Зайцев А.В. Диалогическая модель связи с общественностью: М. Кент и М. Тейлор // Современные научные исследования и инновации – № 7 (27) Июль 2013 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/07/25725.
6.
Зайцев А.В. Диалогическая модель связей с общественностью: возникновение, состояние, перспективы. //Ars administrandi. 2013. № 3. С. 5 – 23.
7.
Зайцев А.В. Диалогическая модель связей с общественностью Дж. Грюнига и современность// Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. Том 19. 2013. № 3. С. 84-88. 9. Никовская Л. И. Гражданские инициативы и модернизация России. / Никовская Л.И., Якимец В.Н., Молокова М.А. Москва: Ключ-С. 2011. 336 с. 10. Гунин Д.И. Транспарентность и тайна информации: теоретико-правовой аспект: автореф. дис.… кандидата юридических наук: 12.00.01/ Д.И. Гунин. Екатеринбург. 2008. 31 с. 11. Путин В.В. Демократия и качества государства // Коммерсант. № 20. 06.02.2012. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/1866753, свободный. Загл. с экрана. Яз. рус. Дата обращения 30.08.2014. 12. Зайцев А.В. Диалогика гражданского общества. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова. 2013. 443 с.
8.
Зайцев А.В. Институционализация диалога государства и гражданского общества в контексте нормативной модели диалогической демократии // NB: Проблемы общества и политики.-2014.-7.-C. 64-82. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.7.12541. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12541.html
9.
Зайцев А.В. ПРИНЦИП ОБРАТНОЙ СВЯЗИ И ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ДИАЛОГА ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-2.-C. 1-21. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_125.html
10.
Зайцев А.В. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ В СФЕРЕ КОММУНИКАЦИИ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-1.-C. 21-54. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_110.html
11.
А.В. Зайцев Гражданский диалог в ЕС и диалог государства и гражданского общества в современной России: опыт сравнительного анализа // Политика и Общество.-2012.-10.-C. 28-36.
12.
Зайцев А.В. Делиберативная демократия как институциональный диалог власти и гражданского общества // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-5.-C. 29-44. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.5.689. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_689.html
13.
Зайцев А.В. ФИЛОСОФИЯ ДИАЛОГА И ДИАЛОГИКА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: ИСТОКИ И СУЩНОСТЬ // NB: Философские исследования.-2012.-4.-C. 1-53. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_143.html
14.
Зайцев А.В. Философия диалога и диалогика гражданского общества: истоки и сущность//NB Философские исследования. Электронный журнал. 2012. №4. С.1-53. http://e-notabene.ru/fr/article_143.html.
15.
Зайцев А.В. Диалогика Юргена Хабрмаса: понятие и сущность//NB Философские исследования. Электронный журнал. 2012. №2. С. 75-98. DOI: 10.7256/2306-0174.2012.2.148. URL: http://e-notabene.ru/fr/contents_2012_2.html.
16.
Зайцев А.В. Лингвополитология vs политическая лингвистика: возможен ли диалог? //NB Филологические исследования. Электронный журнал. 2012. №1. С. 25-81. URL: http://e-notabene.ru/fil/contents_2012_1.html. http://www.e-notabene.ru/fil/article_150.html.
17.
Зайцев А.В. Новая Агора: гражданский диалог в Евросоюзе//NB: Вопросы права и политики. Электронный журнал. 2012. №2. С.62-89. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.2.123 URL: http://e-notabene.ru/lr/article_123.html.
18.
Зайцев А.В. Принцип обратной связи и институционализация диалога государства и гражданского общества//NB: Проблемы общества и политики. Электронный журнал. 2012. №2. С.1-21. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.125. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_125.html.
19.
Зайцев А.В. Гражданский диалог в ЕС и Евразийский интеграционный проект: сравнительно-дискурсивный анализ// NB:Международные отношения. Электронный журнал. 2012. №1. С.130-148. URL: http://e-notabene.ru/wi/article_130.html
References (transliterated)
1.
Zaitsev A.V. Teoretiko-metodologicheskie osnovaniya institutsionalizatsii dialoga i gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva// Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. 2012. №1 (120). Vypusk 21. Seriya «Istoriya. Politologiya. Ekonomika. Informatika. S. 231-236.
2.
Zaitsev A.V. Teoretiko-metodologicheskie osnovaniya institutsionalizatsii grazhdanskogo obshchestva// Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta imeni N.A. Nekrasova. 2011. Tom 17. №
3.
S. 313-318. 3. Zaitsev A.V. Dialog v institutsional'noi srede vzaimodeistviya gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva: opyt v ES i sovremennaya Rossiya //Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta imeni N.A. Nekrasova. 2012. Tom 18. № 2. S.188-191.
4.
Zaitsev A.V. Publichnaya sfera kak pole dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva// Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.A. Nekrasova. 2013. Tom 19. № 1. S. 203-206.
5.
Zaitsev A.V. Dialogicheskaya model' svyazi s obshchestvennost'yu: M. Kent i M. Teilor // Sovremennye nauchnye issledovaniya i innovatsii – № 7 (27) Iyul' 2013 [Elektronnyi resurs]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/07/25725.
6.
Zaitsev A.V. Dialogicheskaya model' svyazei s obshchestvennost'yu: vozniknovenie, sostoyanie, perspektivy. //Ars administrandi. 2013. № 3. S. 5 – 23.
7.
Zaitsev A.V. Dialogicheskaya model' svyazei s obshchestvennost'yu Dzh. Gryuniga i sovremennost'// Vestnik KGU im. N.A. Nekrasova. Tom 19. 2013. № 3. S. 84-88. 9. Nikovskaya L. I. Grazhdanskie initsiativy i modernizatsiya Rossii. / Nikovskaya L.I., Yakimets V.N., Molokova M.A. Moskva: Klyuch-S. 2011. 336 s. 10. Gunin D.I. Transparentnost' i taina informatsii: teoretiko-pravovoi aspekt: avtoref. dis.… kandidata yuridicheskikh nauk: 12.00.01/ D.I. Gunin. Ekaterinburg. 2008. 31 s. 11. Putin V.V. Demokratiya i kachestva gosudarstva // Kommersant. № 20. 06.02.2012. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.kommersant.ru/doc/1866753, svobodnyi. Zagl. s ekrana. Yaz. rus. Data obrashcheniya 30.08.2014. 12. Zaitsev A.V. Dialogika grazhdanskogo obshchestva. Kostroma: KGU im. N.A. Nekrasova. 2013. 443 s.
8.
Zaitsev A.V. Institutsionalizatsiya dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva v kontekste normativnoi modeli dialogicheskoi demokratii // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2014.-7.-C. 64-82. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.7.12541. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_12541.html
9.
Zaitsev A.V. PRINTsIP OBRATNOI SVYaZI I INSTITUTsIONALIZATsIYa DIALOGA GOSUDARSTVA I GRAZhDANSKOGO OBShchESTVA // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-2.-C. 1-21. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_125.html
10.
Zaitsev A.V. INSTITUTsIONAL''NYI DIALOG V SFERE KOMMUNIKATsII GOSUDARSTVA I GRAZhDANSKOGO OBShchESTVA: TEORETIKO-METODOLOGIChESKII PODKhOD // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-1.-C. 21-54. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_110.html
11.
A.V. Zaitsev Grazhdanskii dialog v ES i dialog gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva v sovremennoi Rossii: opyt sravnitel'nogo analiza // Politika i Obshchestvo.-2012.-10.-C. 28-36.
12.
Zaitsev A.V. Deliberativnaya demokratiya kak institutsional'nyi dialog vlasti i grazhdanskogo obshchestva // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-5.-C. 29-44. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.5.689. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_689.html
13.
Zaitsev A.V. FILOSOFIYa DIALOGA I DIALOGIKA GRAZhDANSKOGO OBShchESTVA: ISTOKI I SUShchNOST'' // NB: Filosofskie issledovaniya.-2012.-4.-C. 1-53. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_143.html
14.
Zaitsev A.V. Filosofiya dialoga i dialogika grazhdanskogo obshchestva: istoki i sushchnost'//NB Filosofskie issledovaniya. Elektronnyi zhurnal. 2012. №4. S.1-53. http://e-notabene.ru/fr/article_143.html.
15.
Zaitsev A.V. Dialogika Yurgena Khabrmasa: ponyatie i sushchnost'//NB Filosofskie issledovaniya. Elektronnyi zhurnal. 2012. №2. S. 75-98. DOI: 10.7256/2306-0174.2012.2.148. URL: http://e-notabene.ru/fr/contents_2012_2.html.
16.
Zaitsev A.V. Lingvopolitologiya vs politicheskaya lingvistika: vozmozhen li dialog? //NB Filologicheskie issledovaniya. Elektronnyi zhurnal. 2012. №1. S. 25-81. URL: http://e-notabene.ru/fil/contents_2012_1.html. http://www.e-notabene.ru/fil/article_150.html.
17.
Zaitsev A.V. Novaya Agora: grazhdanskii dialog v Evrosoyuze//NB: Voprosy prava i politiki. Elektronnyi zhurnal. 2012. №2. S.62-89. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.2.123 URL: http://e-notabene.ru/lr/article_123.html.
18.
Zaitsev A.V. Printsip obratnoi svyazi i institutsionalizatsiya dialoga gosudarstva i grazhdanskogo obshchestva//NB: Problemy obshchestva i politiki. Elektronnyi zhurnal. 2012. №2. S.1-21. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.125. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_125.html.
19.
Zaitsev A.V. Grazhdanskii dialog v ES i Evraziiskii integratsionnyi proekt: sravnitel'no-diskursivnyi analiz// NB:Mezhdunarodnye otnosheniya. Elektronnyi zhurnal. 2012. №1. S.130-148. URL: http://e-notabene.ru/wi/article_130.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"